Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [февраль, 1971] Непредсказуемы пересечения и разветвления наших дорог


[февраль, 1971] Непредсказуемы пересечения и разветвления наших дорог

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Непредсказуемы пересечения и разветвления наших дорог


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/19/t965989.gif

Участники:
Дафна Мюррей,
Маргарита Нечаева

Дата и время:
02.1971

Место:
Министерство Магии, Аврорат, Медблок

Сюжет:
Неожиданные знакомства с большими перспективами.


Богаты мы духовно, душевно мы больны.

Отредактировано Margarita Osbert (2021-01-24 20:17:15)

Подпись автора

А нам уже нужно так мало слов,
И зима почти за спиной.
Но знаешь, сестра, как будет славно,
Когда мы вернемся домой! (с)

+2

2

Sinead O'Connor. Lullaby for Cain

В медблоке было тихо - отчетливо слышалось как тикали часы на стене, редко-редко капали густые зеленовато-болотные капли из перегонного куба да поскрипывало по бумаге перо. Дежурную медсестричку Дафна отправила спать и сама сидела над рабочими записями - то задумчиво покусывая кончик пера, то быстрым размашистым почерком записывая очередную формулу.
Четыре часа. Даже не скажешь - еще ночи или уже утра. Опасное время, которое лучше встречать в глубоком сне, без видений, что из обманчиво манящих образов в одно мгновение превращаются в фантасмагорию и пророчат странное и неведомое. Кажется, даже кровь медленнее течет по жилам, не успевая согревать тело и одну за другой упуская в холодный ночной воздух ниточки, скрепляющие с ним душу.
Дафну привычки многолетнего аритмика примирили с ночными бдениями. Но эти сумеречные часы были не для рутинной работы, именно под утро к ней чаще всего приходили самые удачные идеи, а саму себя она ощущала едва ли не стражем на пограничье между мирами. Вызовы в эти часы бывали либо самыми сложными, либо уже запоздавшими.

В этот раз сообщение на значок пришло из допросных. Мюррей заспешила вниз по полутемным пустым коридорам. Свою пациентку она заметила прежде чем к ней подошел дежурный аврор. На деревянной скамье перед дверью в одну из допросных, прямо под холодным светом шара, парящего под потолком, сидела девушка. Ей вряд ли было больше двадцати. Лица Дафна не видела, его скрывали низко упавшие пряди черных волос. Всей позой она напоминала птичку, замершую на ветке - сидела на самом краю скамьи, уперевшись в нее ладонями, опустив голову и поставив ноги в светлых туфельках почти на самые носки - в хрупком, почти пограничном равновесии. Именно эти туфельки - из хорошо выделанной кожи, на плоской, тоненькой подошве почему-то первыми бросились Дафне в глаза. Она вспомнила, что снаружи еще почти зима и лондонское утро мало чем отличается от вечера - оба скрыты промозглым влажным туманом.
Платье у девушки тоже было не по сезону. Белое, с кружевными вставками - в нем хорошо было бы сидеть в плетеном кресле и щуриться от яркого солнца. Как будто вырвали ее откуда-то из другого времени и из другого мира, зашвырнули в холодный коридор департамента и сказали, что теперь жить ей придется здесь, а она не то что жить, даже просто находиться здесь не умеет.

Мюррей скорее почувствовала, чем услышала, как к ней подошел дежурный и вопросительно оглянулась. Молоденький аврор, из недавних стажеров, передал ей сопроводительный лист. По-видимому, тот, кто вел дело, работал дальше, а младшему велели разбираться с формальностями.
Маргарита Нечаева. Не англичанка? Дафна снова бросила быстрый взгляд на неподвижную фигурку, будто ее иностранное происхождение все объясняло. Но нет, указано, что она британская подданная.
- Статус? - почему-то почти шепотом спросила она у дежурного.
Тот пожал плечами и ответил так же тихо.
- Пока условно подозреваемая, но, скорее всего, нет. Просто свидетель. А может и не свидетель даже. Шеф говорит, что никакая медпомощь ей не нужна, но я решил все-таки вас вызвать, а то мало ли...
- Теряла сознание?
- Нет, но, - аврор почесал макушку, - по мне так она в него и не приходила. Брат у нее погиб.
Вот и бумажка у нее теперь есть и на вопросы вроде как ответили, а все равно яснее не стало. Мюррей подошла к девушке и присела рядом с ней на скамью.
- Здравствуйте, мисс. Вы меня слышите? У вас что-нибудь болит?

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

3

Весь этот день – безумный и тревожный, длившийся нестерпимо долго – Маргарита держалась подобающим образом, не позволяя себе избыточных реакций, не причиняя малейшего дополнительного беспокойства отцу. Но как же все это было странно, нереально: темнота коридоров, пустые выцветшие гостиные, тишина и сквозняки. Чужое, почти незнакомое место, где, казалось, отродясь не видывали смеха и музыки, громких голосов, людей, которые исполнены надежды и мечты. Когда же все так сильно переменилось, когда они успели утратить все значительное и осмысленное, то, что способно было проложить дорогу в лучшее будущее, о котором столько рассказывала мама, мечтали они с братьями в детстве?
Игорь не возвращался, и совсем не оставалось сил для спокойного ожидания. Лихорадочные, напрочь дурные идеи захватывали Маргариту: то собиралась она броситься на поиски и ярко представляла, как найдет и возвратит брата домой, то воображала, что пойдет к отцу, найдет слова столь убедительные, что тот непременно поймет, насколько несправедливо и ошибочно его отношение к старшему сыну. За пределами же ее воображение ничто не удавалось поправить так легко. Придуманные до последней интонации речи уже давно не оказывали на отца малейшего влияния. Где теперь искать Игоря она не представляет.
И вот она проводит время в доме, который больше не чувствует своим: то сидит неподвижно в кресле, кутаясь в мамину шаль, то, охваченная лихорадочным жаром, мечется по комнате, снова и снова пытается изыскать какое-то решение. Такое, при котором Игорю не придется делать ничего… чрезмерно опасного. Пытается успокоиться, велит готовить ужин – ведь скоро вернется брат – и наряжается в любимое светлое платье, символ тех прекрасных времен, когда они были так беспечны и счастливы.
Но она ещё слаба, слаба недопустимо, не имеет возможности проследить за приготовлениями сама. Мысли путаются, силы истаивают неправдоподобно быстро. Из-за этого лишь уходит Маргарита отдохнуть и забывается тревожным сном, а когда испуганный домовик будит ее – мир снова меняется, и метаморфоза эта ещё страшнее. Дом наполнен неизвестными ей магами – аврорами, как успевает сообщить эльф - бесцеремонными, грубыми и назойливыми. Единственное, что она понимает тогда ясно – с Игорем что-то случилось. Что-то плохое, вероятно – непоправимое.
Все в Маргарите словно замирает в тревожном ожидании – не запоминаются сборы, в Министерстве ничто не занимает ее. Происходящее видится продолжением плохого сна: её куда-то ведут, задают вопросы – но звуки доходят приглушенно, как будто бы уши заткнуты ватой. Одна мысль захватила её – он не мог умереть. Всё внешнее словно куда-то отодвинулось и потеряло обьем.
В самом деле, обращались с ней довольно сносно: предлагали воды, придерживали и усаживали. И дежурный проследил за ней как-то даже ненавязчиво, что-то говорил про колдомедика.
Она и не пыталась прислушиваться. Сидела ровно там, где ее посадили: не меняла положения, не пыталась куда-то пойти, задать дежурному вопросы. Но зажмурилась от неожиданной белизны перед глазами – то была колдомедик. Женщина, совсем ещё молодая, в белоснежном своём костюме почти неуместная здесь, в полутемных коридорах. Даже белизна ее наряда не столь безупречна, ведь на мягких домашних туфлях маленькие темные пятна - брызги грязи.
Маргарита собирается с силами, разбирает ее вопросы.
- Да? И нет. Я хотела бы получить свою палочку, если это возможно.
Голос её очень ровный, взгляд – прямой.

Отредактировано Margarita Osbert (2021-11-01 17:13:25)

Подпись автора

А нам уже нужно так мало слов,
И зима почти за спиной.
Но знаешь, сестра, как будет славно,
Когда мы вернемся домой! (с)

+3

4

Реакция замедлена, зрачки расширены, кожные покровы очень бедные... Но отвечает осознанно.
- Я не могу вернуть вам палочку, Маргарита. Нужно еще немного потерпеть, пока авроры разбираются в... в вашем деле.
Она снова быстро глянула в сопроводительный лист: применение веритасерума и работа легиллимента.
- В какой дозировке был веритасерум? - это уже опять дежурному.
- Не знаю, не я давал. Но в отчете будет указано.
Вот мне твой отчет сейчас...
- Я ее забираю. Пока в наш медблок. Начальству скажешь... А ничего не говори, в отчете прочитают, - почти мстительно добавила Дафна, и уже не обращая внимания на дежурного, повернулась к девушке.
Красивое лицо. Очень красивое. Только безэмоциональное. Ни одна жилка на лице не дрогнула, пальцем не пошевелила, как сидела, так и сидит - лишь голову подняла.
Дафна достала из кармана в рукаве палочку.
- Не пугайтесь, я сейчас проведу диагностику, а потом мы с вами вместе пойдем в медблок. Анамнезис, - Дафна говорила неторопливо, успокаивающе, одновременно рассматривая цветную проекцию, вызванную заклинанием. - У меня в кабинете есть мягкий диван, вы сможете прилечь и вздремнуть, пока все это не закончится. А может быть расскажете мне, что с вами случилось. Если захотите.
Проекция была как будто выцветшей. Даже у раненых домповцев редко такие бывают, а уж про здоровых и говорит нечего - ярко-красное по чисто-белому, то есть кровь с молоком, а тут... Никаких серьезных физических недугов, ран, но при этом жизненной энергии почти нет, будто выжали как губку. Вспоминая уроки Ли Вэя, Мюррей взяла пациентку за руку и ахнула, незаметно для себя переходя на ты. Воспринимать эту девушку взрослой у нее никак не получилось.
- Детка, да ты же ледяная! Подожди, - она огляделась, не нашла ничего подходящего для трансфигурации, достала из безразмерной сумки бинт, увеличила и превратила в теплый пушистый плед, который набросила девушке на плечи, и добавила согревающее заклятье. - Вот так лучше. А теперь идем.
Дафна встала и помогла подняться Маргарите, приобняв ее за плечи.
- Можешь идти? Голова не кружится?

Отредактировано Daphne Murray (2021-01-25 00:50:19)

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

5

Какое-то время Маргарита продолжает смотреть неотрывно, словно не слыша, не понимая, что пытается сообщить ей эта женщина, в своих белоснежных одеждах – словно окружённая едва заметным сиянием. И кажется, что она вовсе не маг, не человек даже – дух, видение.  Или у Марит в глазах слегка мутится? Но это ничего, смотреть на нее лучше, чем на тех, других, что ходят, говорят, смотрят осуждающе – нажми сильнее пальцем – и останется дыра. Куклы картонные. Надоели – прочь с глаз, в камин, и только лишь пепел уносит легчайшим движением воздуха.
Она все смотрит. Время – вещь ужасно странная, то растягивается нестерпимо, то утекает водой сквозь пальцы – не удержать, не возвратить. Маргарита тоже думала, что это очень банально, скучно, но когда чувствуешь что-то по-настоящему – это совсем другое дело. В детстве их счастливое время бежало быстро, сегодня днем, в тревожном ожидании, тянулось нестерпимо долго. Теперь оно остановилось вовсе, или же просто его неукротимое течение решило ее оставить, пропустить.
Перед глазами плывет, приходится немного поморгать, чтобы снова смотреть на эту женщину. Колдомедика. Какая странная форма у колдомедиков в Аврорате, непрактичная.
- Благодарю. Я должна подождать? Здесь? – это не удивляет и не тревожит, конечно – нужно ждать. Отца, например, она совсем забыла про отца, он ведь тоже должен быть где-то здесь. Маргарита теряется немного, поскольку, в попытках спрятать от самой себя причину этого «визита», она упустила и некоторые важные детали. С кем, когда, что будет дальше?
Женщина-колдомедик очень деятельна, вероятно – компетентна, поскольку в ее деловитости, четкости коротких фраз, продуманной последовательности действий – во всем этом чувствовалась уверенность. Сейчас - в этом безвременье, без видимого пути и цели -  было так легко пойти за этой белизной и спокойным голосом, ненадолго позволить кому-то позаботиться о себе. Это было неуместным проявлением слабости, но сегодня Маргарите было все равно.
-  Я давно привыкла к диагностирующим заклинаниям, не беспокойтесь, - голос ее остается ровным, поза – неловкой. – Мы можем поговорить.
Маргарита, словно вовсе не про себя, вспоминает, что любит долгие разговоры, теплые семейные вечера, чай и яблочное варенье. Мамино варенье было лучше самого дорогого джема из лавки.
Когда колдомедик – нужно узнать её имя – подняла ее руку, Маргарита пошатнулась, хрупкое равновесие разрушилось. Пришлось поставить ноги на пол, выпрямиться, позволить укутать себя в плед. От прикосновений рук наваждение окончательно развеялось, видение обрело плоть и тепло.
- Могу. Простите, я так и не узнала вашего имени...

Отредактировано Margarita Osbert (2021-03-13 21:45:51)

Подпись автора

А нам уже нужно так мало слов,
И зима почти за спиной.
Но знаешь, сестра, как будет славно,
Когда мы вернемся домой! (с)

+3

6

- Я - Дафна Мюррей, штатный целитель департамента безопасности.
С этого надо было начать, но чаще всего ее пациентам не до имен и званий. Когда тебе плохо, все равно, кто поможет - Мюррей или Смит.
Дафна ощутила как под ее рукой напряжены мышцы. Кстати, слабые мышцы. В таком возрасте девушка должна быть лучше развита.
Прямая спина. Горделиво поднятый подбородок. Тоскливая пустота в глазах. Дорогое кружево. Грамотная и вежливая речь. Привычка к диагностическим. Дафна собирала из этой мозаики цельный образ. Из хорошей семьи, возможно даже из каких-то двадцати восьми восточноевропейских чистокровных, хотя фамилия и не на слуху. Вероятно болезненна. Тяжело переживает то, что с ней произошло, но воспитание не позволяет кричать и рыдать, а потому все невыплаканные слезы ледяными кристалликами ложатся где-то глубоко в сердце.
Интересная девушка. У нее на попечении такие оказывались редко, при необходимости для них сразу вызывали семейных целителей. Да и необходимость такая возникала редко - этих чудесных созданий обычно окружала вязь защитных заклятий и вполне материальная охрана.

В медблоке было все еще тихо - медсестричка спала крепким юным сном в комнате отдыха. Дафна провела Маргариту в свой кабинет и усадила на диван, который стоял рядом с печью. Мюррей предпочитала прохладу, однако сейчас подсыпала в топку пару совков пеллет и внутри круглой печи загудел огонь. Маргарите под бок она подложила подушку.
- Устраивайся как тебе удобнее. Можешь прилечь. Тут нас никто не побеспокоит. Чай или кофе? Тебе нужно выпить что-то горячее.
Она прошла по комнате, достала из шкафчика чашку, но при этом не выпускала девушку из поля зрения.
- Маргарита, я понимаю. что спрашивать как ты себя чувствуешь не очень умно. В таких обстоятельствах любому будет плохо. Но до того как ты оказалась здесь сегодня ночью, ты была здорова?

Отредактировано Daphne Murray (2021-02-21 13:35:59)

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

7

Забывать о вежливости нельзя ни при каких условиях, совершенно невозможно «опуститься до уровня» или «позволить себе вольность». Так отец говорил, а отцу Маргарита верила, долго верила, любила крепко, как только может любить почтительная дочь. Понимающая. Нервная немного, возбудимая – но на то она и девушка, девушкам простительны иногда милые глупости, особенности. Она в своих особенностях почти растворилась, была слабой. Сейчас – слабая. Опомнилась так поздно – слишком поздно, ни на что не сумела повлиять. Редкостная дура. С собой быть честной – можно, необходимо даже.
И теперь – что? Позволить себе вновь провалиться, отпустить реальность, смотреть на бумажные эти фигуры, пропускать явь мимо себя? Ещё одна слабость – разве есть смысл стараться теперь, когда все пропало? И, возможно, время окончательно оставит ее, весь этот ужасный день пропадет, спрячется в памяти.
Пальцы сжимаются почти судорожно, Маргарита чувствует боль, и боль – это хорошо, она помогает сохранять концентрацию. Быть вежливой - обязательно, и сохранить достоинство – обязательно. Она дала себе слово, что непременно с этим справится, и никакая отговорка не может быть значительной, даже сейчас. Особенно – сейчас.
Чтобы не терять себя приходится концентрироваться на деталях. Теплые ладони сильны, взгляд внимателен, плед колючий, огонь потрескивает, обещая необходимое тепло. Внезапно, почти нестерпимо, хочется разрыдаться, но на это у нее нет права. Весьма высокопарно, но в этот момент думать иначе Маргарита просто не может. Цепляется взглядом за целителя Мюррей, словно бы уловить и запомнить каждое ее действие – жизненно важно. И это следует объяснить, пока её, довольно иронично, не приняли за душевнобольную.
- Мне иногда нужно концентрироваться на чем-то внешнем, помогает. За вами удобно наблюдать.
И морщится самую чуточку, почти незаметно. Стало быть, выглядит она столь мерзко, что совершенно посторонние люди испытывают желание ее, Маргариту, оберегать. Проявлять тактичность. И то внимание, что было так приятно, вызывает лишь глухое раздражение. Впрочем, сейчас любые проходные эмоции важны, лучше концентрироваться на них.
- Я здорова физически, если вы имеете в виду именно это, мисс Мюррей. При обследовании в госпитале Святого Мунго последствий от заклятий или зелий не выявлено. Нарушения в области психики, вероятно. Даже не вероятно, а вполне явно прослеживаются. Рекомендовали умиротворяющий бальзам.
Маргарита отвечает честно, даже не задумываясь особо – почему эти унизительные подробности так легко облечь в слова.

Отредактировано Margarita Osbert (2021-11-01 21:28:01)

Подпись автора

А нам уже нужно так мало слов,
И зима почти за спиной.
Но знаешь, сестра, как будет славно,
Когда мы вернемся домой! (с)

+1

8

Девушка не сводит с нее глаз; нервный, быстрый взгляд ловит каждое движение... и при этом как будто не видит. Не получается у нее концентрироваться на внешнем. Хотя явно учили каким-то техникам. Значит, в Мунго, не у частного врача? Это хорошо, можно узнать у коллег, что такое с этой призрачной девочкой. Дафна не задалась вопросом - зачем ей это нужно. Ментальные расстройства - уж точно не ее профиль, хотя она и почитывала кое-что что по магловской психиатрии, но это было хобби, никогда она не рискнула бы назвать себя не то что специалистом, даже стажером в этой области.

Дафна, так и не дождавшись ответа, сделала Маргарите сладкого, но не слишком крепкого черного чая и присела рядом с дымящейся кружкой.
- Умиротворяющий бальзам? Ну, это мелочи, значит, у тебя нет ничего серьезного, - Дафна ободряюще улыбнулась, оставив за спокойным лицом и уверенным голосом понимание, что маги-медики почти ничего кроме этого бальзама и прописать-то не могут. - Выпей немного. Это хороший высокогорный чай, мне присылает его коллега из Индии. Бодрит, возвращает силы, упорядочивает мысли... А потом может и на бутерброд решишься? У меня есть сыр и запеченное мясо. Когда ты ела сегодня в последний раз?

Здорова физически? Ну уж нет, нельзя быть физически здоровой с такой выполосканной, почти белесой телесной проекцией. Скорее всего, неправильный образ жизни, отсутствие физической активности, много книг и мало свежего воздуха.

- Ты любишь читать, Маргарита? Интересуешься чем-то? Поговори со мной немного. У тебя очень нежный красивый голос, может быть, ты поешь?

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [февраль, 1971] Непредсказуемы пересечения и разветвления наших дорог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно