Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [19.02.78] Проблемы взрослых дочерей, или Много драмы из ничего


[19.02.78] Проблемы взрослых дочерей, или Много драмы из ничего

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Проблемы взрослых дочерей, или Много драмы из ничего


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/120/t155146.jpg

Участники:
Эйдан Эйвери
Сандрин Сэллоу

Дата и время:
19 февраля 1978 года
вторая половина дня

Место:
квартира Сандрин

Сюжет:
В субботу вечером Эйдану прилетело письмо от Сандрин: "Мне надо с вами поговорить. Вряд ли, вы меня поймете, но мне больше не с кем это обсудить. Когда вы свободны?" Эйдан из записки, конечно, ничего не понял, но как отказать любимой дочери? Вдруг она выяснила, что он - Пожиратель Смерти?..

+3

2

Сову от Сандрин Эйдан получил вечером, как только вернулся от Норы. Содержание было сравнительно коротким, а потому весьма интригующим. Его взрослая дочь-аврор желала с ним поговорить о чём-то, вероятно, достаточно важном для неё, чтобы побеспокоить его ради этого, но не настолько срочным, чтобы явиться к нему сразу во плоти. Иными словами, это могло быть что угодно — вплоть до подозрений о его причастности к смерти бедняжки Ребекки, если Сандрин вдруг стало известно о её скоропостижной кончине. Могло ли это вызвать у его правильной дочурки-аврора сомнения, разрешить которые она была в состоянии только при его участии? Теоретически — вполне. Только почему он «вряд ли должен был это понять»? Нет, тут крылось что-то другое. Наверное. В любом случае, Эйдан должен был выяснить, в чём дело. И отказывать новообретённой дочери, с учётом их укрепляющихся отношений и его далеко идущих планов, тоже не следовало.

Следующий день был воскресеньем, и от необходимости посещения Министерства он был полностью свободен. От встреч в Ставке, как Эйдан надеялся, тоже: они собирались в неожиданном усечённом составе всего пару дней назад, поэтому оставалась надежда, что их дорогой и любимый лидер не успеет заскучать в одиночестве. К тому же, Том имел склонность выбирать для собраний и показательных выступлений максимально неудобные дни, а воскресенье для этого не подходило. Да и взрыв в опере состоялся совсем недавно. Словом, подставы с этой стороны Эйдан не ждал — а это означало, что ничто не мешало ему встретиться с дочерью.

Правда, в силу некоторых обстоятельств, он предпочитал не приглашать её в Эйвери-мэнор в выходной день — им было бы спокойнее поговорить подальше от Маг. Просто на всякий случай. В том числе и на тот, если убийство Ребекки попало в поле зрения аврората. Учтя все эти соображения, Эйдан быстро набросал ответ, который отправил Сандрин с её же совой: «Если тебя устроит завтрашний вечер, жди меня около восьми». Таким образом, выбор места был предрешён. Время тоже было одобрено, поэтому Эйдан озаботился тем, чтобы в назначенный час улизнуть из дома, оставив Магдалину негодовать по поводу его отсутствия в одиночестве.

К Сандрин он явился проверенным путём — через камин. Сложно было бы это признать, но Эйдана снедало любопытство, почему дочь пожелала увидеть именно его. И, какой бы ни была причина, он был рад тому, что она ему написала. Что бы там ни случилось, если она хотела обсудить это с ним, это означало определённую степень доверия — а это было важно уже для него самого.

— Привет, — сказал Эйдан, привычно стряхивая с перчаток остатки летучего пороха и ища взглядом домовика с подносом, на который можно было бы их сбросить. Домовиков у Сандрин в квартире, разумеется, не водилось, поэтому пришлось просто оставить перчатки на каминной полке.

— Судя по твоей записке, тебя что-то беспокоит, — заметил он, проходя вглубь комнаты. — Что-то случилось?

В конце концов, некоторая тревога, как и любопытство, с его стороны были естественными — и уже Сандрин было решать, стоит ли сразу переходить к сути разговора, или начать с традиционных церемониальных действий, вроде заваривания чая.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+7

3

Редкий случай: Сандрин действительно не знала, что ей делать. Хуже того: ей действительно не с кем было обсудить возникшую проблему. Хорошо, возникшую еще четыре года назад, но прекрасно игнорировавшуюся все это время. Потому что до декабря Сандрин не соглашалась ходить с этой проблемой на балы и не говорила этой проблеме всякие нежности, едва очнувшись после увлекательных приключений с участием круциатуса.

Конечно, все еще можно было "откатить" назад. Бал был давно, а после круциатуса мало ли что можно наговорить? Вот только прошло уже пять дней и все как-то не получалось заявить об этом прямым текстом. А избегать человека, с которым работаешь в одной группе, очень проблематично. Спасибо хоть, что они с Фабианом почти никогда не работали в паре. Но не тянуть же бесконечно. Либо говорить твердое "тебе показалось" и уже точно больше ни во что не ввязываться, либо не менее твердое "тебе не показалось" и тогда думать о переводе в другую группу. Менять группу девушка не хотела, но и роман с коллегой внутри группы себе бы не позволила. Да, посидеть на двух стульях, пожалуй, могло бы и получаться. Какое-то время. Но Фабиан так к ней относился, что Сандрин всерьез опасалась с его стороны какой-нибудь глупости, если в боевых обстоятельствах с ней что-то случится. Со своей - тоже. Но в чуть меньшей степени.

Короче говоря, у Сандрин в голове были сплошной хаос и полное непонимание, как из него выбраться с наименьшими потерями. Нет, однозначно, круацитус все-таки влиял на голосу крайне нехорошим образом.

Несколько дней девушка задавалась вопросами "Куда бежать?", "Как жить дальше?" и "К кому обратиться?". Самостоятельно ни к чему прийти не выходило, а потенциальных советчиков обнаружилось крайне мало. Приемный отец мертв. Мама, если не вдаваться в неважные сейчас детали, тоже. С бабушкой такие вещи обсуждать бессмысленно, потому что и так ясно, что она скажет: точно не то, с чем Сандрин бы согласилась. С коллегами по аврорату поднимать эту тему чревато: неизвестно, как он отреагируют, потому что тема скользкая. Да и друзей у нее там, собственными же стараниями, как-то не завелось. Так что... Оставался только родной отец, которого она знала без году два месяца. Зато он точно не доложит ни ее начальству, ни бабушке. Хотя, скорее всего, посмеется над столь серьезным и нервным отношением Сандрин к этой ситуации. С его количеством любовниц он может и вовсе не понять, где и зачем дочь нашла в этом всем катастрофу и потенциальный конец мира.

Но деваться было некуда, и в субботу после долгих метаний и раздумий отцу улетело письмо туманного содержания, потому что прямо заявлять о даже потенциальном нарушении регламента Сандрин не рискнула, да и просто была не готова доверить бумаге простое и беспощадное "Я влюблена в Фабина Пруэтта". Она в голове-то у себя боялась этой формулировке. Неизвестно еще, повернется ли язык сказать это вслух.

Отец пришел - и бежать уже совсем стало как-то некуда, хотя Сандрин - крайне трусливо для аврора - стала подумывать, а не придумать ли какой другой повод. Учитывая ее профессию, если покопаться в голове, вполне могло бы и найтись что-нибудь подходящее.

- Беспокоит. Будете чай? - спросила она, проводя отца на кухню и впервые в жизни, кажется, сожалея о том, что квартира у нее не трехкомнатная.

Кухня все-таки не самое подходящее место для светских бесед с человеком, в распоряжении которого с самого рождения был целый особняк.

- Скажите, вы когда-нибудь влюблялись? - зашла она издалека, дальше некуда, ставя чайник на плиту. - Только я имею в виду - всерьез.

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-05 15:23:11)

+8

4

Навскидку оценив состояние Сандрин, Эйдан пришёл к выводу, что она выглядела не то чтобы встревоженной. Впрочем, он с самого начала знал, что её проблема, какой бы она ни оказалась, не предполагает срочного и безотлагательного решения — иначе дочь не стала бы спрашивать в своём письме, когда у него найдётся время для встречи с ней. То есть, это, во всяком случае, не был вопрос жизни и смерти и, наверное, это уже было неплохо для начала. Тем не менее, факт беспокойства Сандрин подтвердила самолично, так ни слова и не сказав о его первопричинах и будто нарочно растягивая интригу. Однако это предложение чая могло быть и вынужденной мерой — например, оно давало возможность ещё чуть-чуть потянуть время, чтобы собраться с духом и объяснить, наконец, зачем он ей тут понадобился. Независимо от движущих мотивов его взрослой дочери, для Эйдана в этой ситуации пока ничего не менялось, поэтому от чая он не отказался. Может быть, ей так будет проще.

— Почему бы нет, — сказал он, отправляя мантию на вешалку, и проследовал за Сандрин на уже знакомую ему маленькую кухоньку. — Зелёный, если тебя не затруднит.

Что-то подсказывало Эйдану, что дочь не затруднит никакой из наличествующих в её распоряжении чаёв, а сложности может доставить разве что сам предстоящий разговор. И, судя по первому же вопросу, он не ошибся.

На мгновение Эйдан замер на пороге кухни и перераспределил вес тела, чуть заметно качнувшись с мысков на пятки, концентрируясь на этом действии и стараясь не улыбнуться. Однако уголки его губ всё же едва различимо приподнялись. Так вот о чём с ним желала побеседовать его не так уж давно обнаруженная взрослая дочь. Потрясающе. Настолько, что даже почти невероятно. Неужели правда? Или это был такой сложный заход к расспросам о Магдалине и её новому хобби по ликвидации его бывших и даже несостоявшихся любовниц? В мире тайн живётся чудовищно трудно. Подумав об этом, Эйдан решил не торопить события и не искать в словах Сандрин подвох, пока она не даст ему реального повода начинать беспокоиться. А сейчас — что ж, кажется, ей был нужен от него серьёзный и правдивый ответ. Эйдан сделал пару шагов вперёд, наблюдая за тем, как дочь ставит чайник и пока не спеша садиться.

— Да, — ответил он. — Разумеется.
Эйдан приблизился к столу и скользящим движением коснулся его поверхности костяшками согнутых пальцев правой руки.
— И сделал из-за этого самую большую глупость в своей жизни.

С деталями он решил не спешить: приятно иногда позволить себе выдержать маленькую, ни к чему не обязывающую интригу. Без наводящих вопросов Эйдан пока тоже предпочёл обойтись — просто чтобы не смущать Сандрин, рискнувшую затронуть с ним столь щекотливую тему. Тем более что он уже начинал догадываться, о ком именно пойдёт речь — и ему хватало терпения дождаться развития разговора, не подгоняя его, пока в этом не было необходимости.

Однако сама по себе мысль о том, что дочь, по-видимому, выбрала его советчиком в сердечных делах, с каждой секундой казалась Эйдану всё более забавной — и, как ни удивительно, не такой уж абсурдной.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+8

5

Зеленый, черный, белый... Да хоть каркаде. У Сандрин было все - и ей было абсолютно без разницы, какой из них заваривать. С тем же успехом, она могла бы занять руки и джезвой и кофейными зернами, вместо чайника и заварки. Главное - оттянуть разговор, который она сама же и затеяла. Глупо, конечно, но уж как получалось.

Она довольно бесстрашно, хотя и с разумной осторожностью, ввязывалась в боевые действия, если того требовала служба; без проблема вела светские беседы, в том числе - и на весьма щекотливые темы; без удовольствия, но вполне мужественно выдерживала общение с бабушкой и дедушкой с маминой стороны, да и со стороны приемного отца - тоже. Но влюбленность... Да еще и в такой неудачный, хм, объект... Это как-то выбивало из колеи. Конкретно так выбивало. Вероятно, именно поэтому она успешно четыре года делала вид, что ничего не происходит. Вот и продолжала бы делать дальше! Ну что мешало-то, а?!

Хотя, на самом деле, Сандрин прекрасно понимала, что мешало. Шла война. И если до конца декабря на сей счет еще можно было питать иллюзии, то теперь после бойни по Рождество, после взрыва в День Святого Валентина - теперь уже нельзя было не смотреть правда в глаза. Идет войны - и каждый из них может в любой момент погибнуть. И авроры, пожалуй, с куда большей вероятностью, чем большинство других людей.

В свете всего этого тянуть и думать "как-нибудь потом" казалось глупым и наивным. "Как-нибудь потом" могло просто никогда не случиться.

Ответ отца, однако, Сандрин немного шокировал. Не то чтобы она считала его совершенно неспособным на глубокие или хотя бы просто сильные, спонтанные чувства. Но столь легкое, даже будто бы произнесенное без особых колебаний, признание вызывало удивление. Девушка, пожалуй, ожидала от отца какого-нибудь боле циничного ответа. Возможно, чего-то более изящного, чем пафосное "любви не существует", но примерно в том же ключе.

- Да? - моргнув, повернулась она к отцу, пока чайник еще только готовился закипеть. - И какую же, простите за любопытство? Неужели... женились?

Сходу более подходящей версии девушка не придумала, хотя, если вдуматься, было в таком варианте нечто нелогичное. Даже если он и женился на Магдалине по велению страсти, едва ли бы отпрыск семьи, принадлежавшей к двадцати восьми священным, назвал своей самой большой глупостью брак с чистокровной привлекательной дамой, которая, к тому же, родила ему наследника. Нет, тут наверняка было нечто другое.

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-06 14:03:24)

+8

6

Дочь принялась обстоятельно колдовать над чаем. Может быть, это её успокаивало, может быть, нет — Эйдан, однако, с каждым мгновением чувствовал себя всё более уверенно: подозрения отступали, и он уже почти не сомневался, что в центре этого разговора должна быть сама Сандрин. Это могло быть сложно, но почти наверняка оставалось безопасно для него и для сохранности роившихся вокруг него тайн, поэтому Эйдану не о чем было переживать. Так почему бы не расслабиться и не побеседовать с дочерью о том, что её волнует? В сущности, это был именно тот уровень отношений, на который он надеялся однажды выйти, даже не подозревая, что это может случиться так скоро — незримая рука судьбы будто подтасовывала карты в колоде в его пользу. Оставалось лишь уповать на то, что за такую удачу впоследствии не придётся заплатить слишком высокую цену.

Его ответ, по-видимому, оказался для Сандрин неожиданностью — она даже повернулась, перестав гипнотизировать никак не желавший закипать чайник, чтобы бросить взгляд на отца.

— Конечно, — подтвердил Эйдан, чуть улыбнувшись уголками губ. — Что тебя так шокировало? Я обычный человек, такой же, как все, и у меня тоже есть чувства.

Что уж и говорить о временах бурной молодости, когда кровь бродит в жилах, подталкивая горячие головы к всевозможным безумствам? Правда, безумств, как таковых, в жизни Эйдана было немного: ошибки он совершал вполне осмысленно и редко под влиянием эмоций.

Между тем, предположение Сандрин вызвало у него абсолютно искренний смешок, хотя и было, казалось бы, первым и самым очевидным, что могло прийти на ум в подобном контексте.

— О нет, это был рациональный и взвешенный шаг, о котором я, по большей части, не жалею до сих пор, — мягко заметил Эйдан. — Но согласиться участвовать в корриде точно было чудовищной глупостью — проклятый бык едва не вымотал меня до смерти.

Своим воспоминаниям он, тем не менее, улыбнулся. Ничего безумнее и самоубийственнее этой затеи нельзя было и придумать — особенно если учесть, что этих рогатых животных он увидел в Испании впервые, что местное солнце само по себе способно доконать любого выходца с британских островов и испепелить его останки, и что целью этой смертельно опасной эскапады было, всего-то, впечатлить одну юную красотку и её родственников заодно. Добиться этого можно было и куда менее рискованными методами.

— Однако ты вряд ли пригласила меня, чтобы обсудить мои прошлые сумасбродства, не так ли? — аккуратно уточнил Эйдан и взглядом указал на чайник. — Закипел.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+8

7

Нет, в том, что у отца есть чувства, Сандрин ничуть не сомневалась. Самые разные, очень разнообразные, и отрицательные, и положительные, и любые в промежутке между. И любовь в них не то чтобы не вписывалась. Нет, дело было не в этом.

- Шокировало, хм, - задумчиво протянула девушка. - Пожалуй, то, что вы мне казались слишком циничным и прагматичным человеком, чтобы признаться в чем-то подобном.

Коррида значит. Сандрин негромко рассмеялась.

- И правда, довольно неосмотрительно с вашей стороны. Впрочем, я бы не удивилась, если бы выяснилось, что ваша супруга вышла за вас именно благодаря вашему участию в корриде, а все остальное уже было вторично. Даже чистота вышей крови. Южанки любят яркие, избыточные жесты, - заметила она.

А, судя по танго, которое Сандрин имела счастье наблюдать в исполении чаты Эйвери на семейном балу Блетчли в конце декабря, Магдалина была очень страстной и чистокровной южанкой.

Но отец был прав, поговорить Сандрин и правда хотела не о нем, хотя это неожиданное направление в их разговоре оказалось прекрасной возможностью потянуть время еще чуть-чуть, хотя куда уж дальше?

- Верно, - вынужденно признала она, залила-таки заварку кипятком, поставила чашки с заварным чайником на столик и села сама, жестом предложив отцу присоединиться.

Озвучить вслух крайне простую истину было удивительно сложно. Наверное, потому что Сандин очень боялась, что - произнесенное - оно станет реальностью, окончательно свершившимся фактом. Будто бы чувства не являлись свершившимся фактом сами по себе, безо всякого дополнительного озвучивания. Ну что за глупости, право слово?!

Сандрин чуть раздраженно тряхнула головой.

- Я влюблена. Давно. В коллегу по группе. И, если вы были внимательны в издательстве, то могли заметить, что чувства взаимны.

Она примерно могла представить себе, с каким лицом Фабина ловил ее на руки в Обскурус. Наблюдательный и опытный наверняка просек бы его отношение к "коллеге, а не девушке" на раз-два.

Сандрин чуть поморщилась и неопределенно пожала плечами.

- Я понятия не имею, что с этим делать. Четыре года я отбивалась от периодического флирта с его стороны, но в последнее время это все сложнее и сложнее делать, - абсолютно безэмоционально закончила она.

Со стороны можно было бы решить, что она обсуждает покупку зельев или пирожных в одной из лавочек Косого переулка. "Закончились эклеры? А что вы посоветуете мне взамен?" Ах, нет, пожалуй, о пирожных с продавацами она и то эмоциональнее разговаривала. Но и испытывала при этом куда меньше напряжения, потому что снаружи были те же эмоции, что и внутри. Сейчас же, контраст впечатлял даже саму Сандрин, которой очень хотелось сейчас закричать от бессилия и швырнуть чашкой о стену. Видимо, чтобы доказать себе же: пусть со своей личной жизнью она разобраться не в состоянии, но уж бить посуду более чем способна.

+8

8

Сандрин обладала одной удивительной для Эйдана чертой: она отвечала даже на те словесные пассажи, которые он сам полагал риторическими. Причём что-то подсказывало ему, что подобное случалось достаточно часто и не так уж сильно зависело от личности собеседника — то есть, что его недавно обретённая дочь вела бы себя точно так же, будь на его месте кто-то другой. Впрочем, на этот счёт он мог и ошибаться — знал Сандрин он, всё же, совсем недолго. Может быть, ей просто хотелось вытянуть из него побольше, чтобы узнать родного отца получше. Зато ничто уже не мешало ей называть его циничным и прагматичным.

— Сколько комплиментов, — бархатисто усмехнулся Эйдан. — Многое зависит от того, кто спрашивает. Как ты, вероятно, догадываешься, я не рассказываю о таких вещах всем подряд.

Как хорошо, что абсолютное большинство людей такие мелочи и вовсе не интересуют. Он мог бы обсудить нечто в этом роде с Норой, если бы их беседа однажды вышла на скользкую дорожку ностальгических воспоминаний, или даже с самой Магдалиной. Говорить об этом с дочерью было странно, но на удивление легко — возможно, потому что её на самом деле больше интересовало другое.

— Не исключено, что это сыграло свою роль, — Эйдан улыбнулся. — Мы оба были молоды и впечатлительны и, вероятно, ещё питали какие-то иллюзии по поводу будущего. Хотя я склонен считать, что ключевой аргумент крылся в чём-то другом.

Последовав приглашению Сандрин, он занял место на уже знакомом кухонном диванчике. Перемена положения в пространстве ознаменовала собой и смену фазы разговора: они явно приблизились к сути — заявление «я влюблена» вряд ли можно было расценивать иначе. Да, степень прямоты и откровенности была впечатляющая — тем более что разговоры подобного рода болезненны и редко бывают приятными.

— Смело, — констатировал Эйдан, чуть кивнув. — Да, я обратил на это внимание: один из близнецов Пруэттов. Ты их различаешь? — Он не удержался от вопроса, хотя хотел задать совсем другой. Впрочем, необходимость в нём отпала сама собой, потому что Сандрин и без того дала понять, как справлялась с этим раньше и что изменилось теперь.

— Четыре года — долгий срок, — согласился Эйдан. — А сейчас, когда жить стало особенно опасно, все чувства обостряются. Это нормально.

Не это ли влияло в последнее время и на их отношения с Маг? Ощущение неопределённости, неустроенности, риск, что конец всему может наступить скоро и внезапно — всё это разнообразило палитру эмоций и добавляло жизни красок, даже он не мог этого не признать.

— Ваши чувства взаимны, но ты сомневаешься. Почему? Есть какие-то причины, удерживающие тебя от того, чтобы сделать шаг вперёд?

А ведь может статься, что Сандрин выбрала своим собеседником именно его не случайно. Чистокровные семьи склонны давить на своих отпрысков, с тем чтобы не допускать связей с теми, кто не принадлежит к их кругу — и это, в теории, могло стать камнем преткновения в отношениях Сандрин с одним из Пруэттов. А некто Эйдан Эйвери обладал всеми ресурсами для того, чтобы этот камень устранить. А он-то наивно полагал, что речь пойдёт о делах сердечных.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+7

9

Изложив суть проблемы, из-за которой она хотела поговорить с отцом, Сандрин взялась за чайник, в котором зеленый чай уже вполне успел завариться. А отец, значит, действительно заметил. Спасибо, что у той сцены не было других свидетелей.

"Угу. Зато у чего-то похожего были свидетели в Мунго. Еще неизвестно, что хуже".

- Различаю, конечно. Они же совершенно разные! - практически возмутилась она на вопрос, но тут же поспешно сбавила тон обратно на спокойный.

Действительно, Пруэтты внешне были практически идентичны. Да и она сама задавалась вопросом, как их не путать, пока не начала работать вместе с ними.

- Бабушка, когда узнала, что я попала в группу к Гидеону, прямо наставления давала, что я должна окрутить кого-то из них. Лучше Гидеона как более перспективного в карьерном смысле, но, в целом, без разницы...  - Девушка скривилась и очень похоже передразнила бабушку. - "Но, в принципе, невелика разница, милочка. В остальном они же абсолютно одинаковые".

Сандрин решительно покачала головой.

- Но нет. Они только что внешне похожи, а так - совершенно разные по характеру и поведению.

"Какие-то причины". Девушка мрачновато усмехнулась.

- Изначально я не хотела из-за одноразовой интрижки менять группу. У нас запрещены отношения внутри группы. За такое и разжаловать могут. Скримджер - особенно. По-моему, даже Крауч к подобному относился несколько более снисходительно. А Скримджер, кажется, будь его воля, ввел бы во всем отделе принудительный целибат, сделав исключение только для связей с секретаршами. Ну и я не считаю, что его позиция совсем уж лишена смысла. Вы реакцию Фабиана видели? А если бы такое произошло в более, хм, острых боевых условиях?

Сандрин пожала плечами и задумчиво повертела чашку, стараясь не расплескать жидкость.

- В общем, в серьезность интереса Фабиана я не слишком-то верила. Но четыре года - это долго для чего-то мимолетного. И, вы правы, учитывая все, что происходит вокруг, как-то глупо откладывать "на потом", до которого он или я или мы оба можем просто не дожить.

Девушка поморщилась и отпила из чашки. Кипяток обжег губы и язык, но она едва обратила на это внимание.

- Но только сейчас момент плох тем, что перетасовка групп в военное время - тоже такая себе мысль. Однако и погружаться во что-то, дальше невнятного флирта, продолжая работать вместе - ну не вариант. Пруэтты - горячие головы. Гидеон в большей степени, чем Фабиан. Но вот конкретно тут этот факт меня мало обнадеживает. Не хочу, чтобы он погиб, потому что за четыре года так и не согласился с тем, что на работе я - аврор, а не девушка. И...

Сандрин тяжело вздохнула.

- И еще - вот нырну я во всю эту любовь - а потом окажется, что это был пшик и... Я ему, или он мне, или мы друг другу станем неинтересны спустя пару недель. Ну и ради чего это все тогда будет?

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-08 18:15:45)

+7

10

Возмущение Сандрин по поводу якобы мнимого сходства близнецов Пруэттов говорило о многом. В первую очередь, о том, что она увязла в этой трясине достаточно глубоко, и что чувства к одному из них у неё точно присутствовали. Из дальнейшего потока слов Эйдан не без труда смог вычленить, к которому именно — потому что, хотя сначала дочь упомянула про Гидеона, затем в её рассказе обнаружился Фабиан, причём в таком контексте, который не оставлял сомнений, что речь идёт главным образом именно о нём.

— Твоя бабушка — весьма прозорливая женщина и, очевидно, желает тебе лучшего. — Эйдан адресовал дочери подбадривающий взгляд. — Но будь осторожна: если она что-то прослышит о вашей с Фабианом взаимной склонности, ты, возможно, оглянуться не успеешь, как окажешься замужем.

Если, конечно, картину не испортят вопросы чистоты крови, но об этом Эйдан решил не упоминать. Да и вряд ли Сандрин так уж стремилась войти в новую семью в обозримом будущем: девушки-авроры в этом смысле всё-таки особенные. Хотя, вероятно, не все.

А потом стало ещё интереснее. Рассуждения на тему «Скримджер, Крауч и неуставные отношения» были тем взглядом изнутри, которого Эйдану очень не хватало во всём, что касалось департамента правопорядка. Внешне он никак этого не показал, но вслушиваться в слова дочери начал с ещё большим вниманием, чем до сих пор. По её версии выходило, что Краучу в целом плевать, кто с кем среди его подчинённых водит шуры-муры, если это не мешало работе. Скримджер — может быть, в силу молодости или большей осведомлённости относительно ситуации в аврорских группах — был настроен более радикально и непримиримо. Но разжаловать за интрижку на работе? Хотелось верить, что таким образом он только запугивал своих сотрудников, потому что если эта мера была в представлениях главы аврората реальной, это делало бы Скримджера занозой ничуть не лучше Бартемиуса.

Где Эйдан не сумел скрыть своего интереса, так это при упоминании об исключении, которое Руфус, со слов дочери, делал для самого себя. Это уже звучало приятно: двойные стандарты — прекрасная история, на которой можно и нужно подлавливать особенно ретивых министерских деятелей.

— Связи с секретаршами? — мимоходом переспросил Эйдан, чуть приподняв брови.

Впрочем, памятуя о целях Сандрин, он не собирался уходить в эту тему особенно глубоко — достаточно было и самого факта, добавлявшего милый штрих к портрету руководителя аврората.

— Четыре года — достаточный срок, чтобы проверить стойкость симпатии. Я бы даже сказал, что это удивительно долгий срок. — Эйдан улыбнулся: он подумал о том, как это должно было звучать в контексте его собственной репутации. Если Сандрин действительно пришла к нему не ради смены фамилии, она выбрала весьма неожиданного советчика в любовных делах — особенно если учесть, насколько расходились их взгляды на отношения.

— Возможно, стоит посмотреть на эту ситуацию под другим углом, — предложил Эйдан, дослушав размышления дочери до конца. — Влюбляются не ради чего-то — это просто происходит. Вопрос в том, чего ты хочешь для себя. Нет ничего плохого в том, чтобы позволить себе получить от жизни что-то хорошее. В конце концов, даже если это окажется ошибкой — что страшного из-за этого случится? Вы же друг друга не убьёте, и никто вас не уволит: просто продолжите работать в разных группах — а это, как я понимаю, неминуемо в любом случае.

Дождавшись за разговором, пока чай немного остынет, Эйдан поднёс чашку к губам и сделал осторожный глоток.

— Порой наши желания могут завести нас слишком далеко, но постоянно сдерживать их — всё равно что добровольно провести жизнь в собственноручно созданной тюрьме. Не бойся своих чувств, Сандрин, — посоветовал он, возвращая чашку на блюдце. — Намного хуже, когда их нет вовсе.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+7

11

Перспектива оказаться замужем за Фабианом, если это произойдет уже после смены группы, Сандрин отчего-то уже совсем не смущала. Возможно, потому что ей уже было целых двадцать пять, а не двадцать один, как в момент их знакомства. И сейчас брак уже не воспринимался как нечто совсем уж дикое и неуместное, несмотря на профессиональные амбиции Сандрин. Были же в министерстве замужние женщины с детьми, добившиеся неплохих карьерных успехов. Чем она хуже них, если вдуматься? Но бабушка едва ли желала лучшего именно внучке.

- Моей бабушке просто нужно выдать меня замуж. Чем выгоднее, в смысле, чем за более чистокровного мужчину, тем лучше. Чтобы все забыли о неудачном браке ее дочери. Она думает не о моих интересах, а о том, как снова сделать линию Блетчли-Монтегю, с этой стороны, чистой, - хмыкнула Сандрин. - Только она совершенно не хочет учитывать то, что такая погоня за женихами для мамы как раз и закончилась браком с маглорожденным. А так же то, что я не самая удачная партия для действительно чистокровных семей. Сами братья Пруэтты - ребята либеральные, но вот их родители весьма консервативны.

Это, конечно, не помешало Молли, теперь уже - Уизли, выйти замуж за того, кого именовали предателем крови. Но, все-таки, Артур Уизли был чистокровным. А Сандрин - полукровна, по крайней мере - официально. И едва ли она могла позволять себе об этом забыть.

- Отчасти, еще поэтому я не рассматривала интерес Фабиана к себе всерьез. Роман, не имевший ни малейших шансов закончиться браком, не стоил смены группы или нарушения регламента, - добавила она безо всякой задней мысли, потому что искренне не верила в то, что один только факт ее возможных отношений с Фабианом способен сподвигнуть отца признать ее. - Однако четыре года заинтересованности - это уже слишком долго для чего-то мимолетного и бесперспективного.

Конечно, гарантий и тут не было. Но Сандрин все оценивала в умеренно объективных шансах и вероятностях.

- Связи с секретаршами в том смысле, что они не ходят на боевые задания, а потому не способны отвлечь авроров в самый ответственный момент. Так что на такие отношения запретов нет, - пояснила девушка и негромко хмыкнула. - Но что-то я сомневаюсь, что во всем секретариате Министерства найдется достаточно свободных секретарш, чтобы выполнить запрос на отношения со стороны всего аврората.

Сандрин представила очередь из обделенных любовью авроров к Еве и едва не поперхнулась чаем.

- Ну как... Перехода в другую группу можно избежать, если не позволять отношениям сдвинуться с практически  мертвой точки, - заметила она. - Пока не произошло ничего такого, к чему можно было бы всерьез прицепиться. Я кое-чего наговорила Фабиану ночью после издательства, но ничего однозначного. И нарушений с нашей стороны не было.

Она пожала плечами и вздохнула.

- В нынешних условиях смена группы и адаптация друг к другу... Ну а если не сработаемся? Было б еще время мирное, - ответила она, поморщившись. - Волей-неволей начнешь думать, что отвечать на чувства стоило сразу, когда никто не нападал на поезда с детьми и не устраивал взрывов в оперных театрах.

Она неожиданна подняла голову от чашки и прищурилась.

- А вас желания, значит, заводили слишком далеко? И как последствия? - поинтересовалась она, все еще размышляя. - На моем месте вы бы сменили группу, а там - будь что будет?

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-10 21:28:00)

+7

12

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/76252.gif[/icon]
Резковатый комментарий дочери заставил Эйдана хмыкнуть, когда ободок чашки уже почти касался его губ. Легко было заподозрить, что в Сандрин говорил запоздалый юношеский максимализм. Не многим сложнее было предположить, что она всего лишь хорошо знала свою бабку. Эйдан за свою жизнь наблюдал великое множество таких дам: к старости им особенно не терпелось вмешаться в судьбу своих отпрысков и оформить её сообразно собственным интересам, чаще всего распространявшимся на матримониальные планы и предписывающим детям и внукам максимально «правильный» выбор, призванный избежать нелепых ошибок и укрепить репутацию семьи. В общем-то, в этом стремлении самом по себе не было ничего плохого — скверными были прямолинейные, далёкие от разумной деликатности методы, которыми они пытались утвердить свою волю. Более интеллектуально одарённые особы находили не столь очевидные, но не менее эффективные пути достижения своих целей.

Контраргумент Сандрин, в роли которого выступила её же мать, мог точно так же содержать в себе и скрытый укор в адрес её биологического отца, однако Эйдан достаточно внимательно наблюдал за дочерью, чтобы обнаружить такой подтекст, если бы он присутствовал в её словах. Но нет — она, похоже, не винила даже свою не добившуюся успехов на семейном поприще маменьку, о которой сейчас говорила прямым текстом. Очень интересная девочка.

— Любые чистокровные родители или бабушки с дедушками хотят, чтобы их потомки сохранили статус крови. Особенно если они входят в перечень «священных» фамилий, — заметил Эйдан. С его стороны утверждать иное было бы лицемерно и абсурдно, ведь он сам относился именно к этой социальной группе. — Это не просто прихоть — как старшие в семье они обязаны следить за сохранением репутации всего рода и, в некотором смысле, несут за это ответственность перед предками. С технической точки зрения, сама по себе идея поддержания чистоты крови имеет определённые недостатки, если говорить об ограниченности выбора и возможных дефектах наследственности. Но чистокровие — это не просто биология. Это пропуск в узкий и весьма закрытый мир элиты, и каким бы затасканным ни было это слово, оно всё ещё означает превосходство. А кто к нему не стремится? Я знаю многих, кто готов был бы отрубить себе руку, чтобы быть принятым в этот круг, но добиться этого трудно, а потерять — легко.

Эйдан внимательно следил за лицом Сандрин, когда высказывал ей свою позицию по этому поводу. Ничего нового в ней, разумеется, не было и вряд ли от Эйвери можно было ожидать чего-то иного — и всё же, едва ли для кого-то оставалось секретом, кто ещё придерживался аналогичной точки зрения.

Разумеется, когда дело дошло до рассуждений о «недостаточной чистокровности» и позиции старших Пруэттов, Эйдан не мог не подумать о том, что эти слова были сказаны неспроста и являлись если не попыткой манипулирования, то подготовкой к оной. Реагировать он в любом случае счёл излишним: однажды они уже об этом говорили. Если Сандрин приспичит поднять эту тему снова, ей придётся сделать это без обиняков, прямым текстом, и никак иначе. Или он сделает это сам. Может быть. Когда это будет удобно.

Между тем, ей снова удалось его удивить: Эйдан отчего-то уже готов был поверить, что его дочь окажется феминисткой или карьеристкой, не помышляющей о замужестве всерьёз, но, по всей видимости, идея бракосочетания не казалась ей такой уж дикой.

— Если этот молодой человек настроен серьёзно, у него будет шанс это показать — когда ты ему это позволишь, — сказал Эйдан. Для их отношений будет только лучше, если им придётся преодолевать барьер «недостаточной» чистокровности Сандрин. В конце концов, если Фабиана это не остановит, она может не сомневаться в его чувствах, а дальше… Эйдан не был наивным и понимал, что независимо от того, признает он Сандрин своей дочерью или нет, рано или поздно слух об их родстве разлетится и станет секретом полишинеля. Если, конечно, они продолжат общение, а пока к тому не было никаких серьёзных препятствий.

Уточнение по поводу секретарш и Скримджера расстраивало — настолько, что Эйдан решил этого не скрывать.
— Какая жалость, — заметил он и усмехнулся. — А я-то уже надеялся заполучить компромат на твоего шефа.
Он аккуратно опустил чашку на блюдце.

— Перемены всегда пугают, но иногда они только к лучшему. А переход в другую группу — пустяк в сравнении со сменой департамента, к примеру. — Сандрин, кажется, начала забывать о том, что с ней могло произойти и такое — а ведь они говорили об этом ещё какой-нибудь месяц назад. Но тут дочь задала ему сразу два, на его взгляд, абсолютно несвязанных вопроса, каждый из которых даже по отдельности мог заставить его улыбнуться.

— Что ты, Сандрин, на твоём месте я бы просто нырнул в эти отношения с головой, продолжая скрывать их от остальных и всё отрицать, — Эйдан негромко усмехнулся. — Но вряд ли я могу служить в этом плане хорошим примером. — Он расслабленно откинулся на спинку кухонного диванчика. — Что ж, учитывая разницу между нами, тебе я бы посоветовал рискнуть. Начни с разговора с Фабианом. Если его мнение важно для тебя, его тоже необходимо учитывать.

Эйдан на миг задумался, не будет ли лучше проигнорировать другую часть вопроса, но решил, что ничего не мешает ему ответить обтекаемо.

— Что касается моих желаний, они куда только меня не заводили. По большей части, результаты были приятными, но неудачи тоже случаются. Последствия одной из них ты в конце прошлого месяца могла наблюдать сама, — он улыбнулся. — Но в конечном итоге я ни о чём не жалею.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+7

13

На слова отца о чистокровной элитарности Сандрин молча кивнула.

- Да, я знаю. В меня много лет старательно закладывались эти ценности и познания на эту тему, - откликнулась она. - Но бабушка все равно ведет себя, на мой взгляд, не слишком рационально. Если бы мама, в свое время, не поставила себе слишком высокую цель в вашем лице, бабушке бы сейчас не пришлось искать способы вернуть эту часть нашей линии на путь чистокровности. Да, конечно, проблемой было и то, что мама вами слишком сильно увлеклась, но, возможно, эта проблема и не возникла бы вовсе, если бы не изначально завышенные стандарты.

Сандрин прекрасно понимала, что сейчас фактически говорит о том, что, будь мама прагматичнее, а бабушка чуть скромнее, то она сама могла бы вовсе не родиться или родиться дочерью кого-нибудь чистокровного, но не принадлежавшего к священным семьям. Иными словами, не существовала бы или не имела бы к Эйдану Эйвери никакого отношения. Не сказать, что эти рассуждения ее как-то напрягали. Она рассматривала их как часть несколько философской беседы, никак не влиявшей на факты реальности.

- Вот и сейчас. Предположим, я бы проявила определенную долю цинизма и находчивости, успешно соблазнила бы кого-то из якобы совершенно одинаковых близнецов Пруэттов и... Допустим, он бы отказался жениться после этого. Допустим, на беременной - полукровной - мне. И каковы бы были перспективы нашей ветви в контексте чистокровности после такой истории? - Сандрин чуть насмешливо приподняла бровь.

Компромат он хотел. Девушка негромко усмехнулась.

- Ну нет. Я бы ни за что не выдала вам ничего реально важного, - покачав головой, произнесла она. - Разве что, допускаю, из-за Обета могла бы что-то рассказать. Но тут я бы не советовала вам злоупотреблять по мелочам. Мои немногочисленные принципы мне местами дороже жизни.

Или даже не местами. И, возможно, не такие уж немногочисленные. Но развивать мысль Сандрин не стала. Тем более, что об этом всем она упоминала и раньше.

- Если... Если... Вы не представляете, как жаль рисковать карьерой, да и просто комфортными условиями работы ради непонятных "если"! - почти по-детски поджала губы Сандрин. - Хочу надежные гарантии. И чтобы заранее. И без подвоха.

Она хмыкнула. Не то чтобы она не понимала, что так бывает слишком редко. Понимала. Но кто ж ей запретит мечтать?

- Мммм... Нырнули бы? А если бы тайное стало явным - и вас бы разжаловали? - с любопытством улыбнулась Сандрин. - Я вот не готова идти на такого рода риск. Но да, вы правы, без разговора с Фабианом вряд ли что-то можно решить. Хотя нет, можно. Можно решить ничего не продолжать и сделать вид, что ничего не было. Для этого разговаривать не придется. Но я подумаю. Спасибо.

На последние же слова отца она возмущенно вскинула брови, так, что понять, было это возмущение искренним или наигранным, было сложно.

- То есть... Ладно, вам не жалко, что у вас в боку побывал нож. Но моих потерянных нервов вам, стало быть, тоже совершенно не жаль?

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-14 18:02:16)

+6

14

Рассуждения, которым они предавались, Сандрин воспринимала более или менее обезличенно и без лишних эмоций — как философские умозаключения и построения. Возможно, потому что не раз думала об этом и раньше, или потому что этот вопрос не задевал её по-настоящему. Так или иначе, сейчас такой подход позволял Эйдану расслабиться и даже слегка улыбнуться на очередную аналитическую выкладку дочери по поводу пробелов в стратегии её не в меру амбициозной бабки.

— Ты, вероятно, права, — согласился он, подкрепив свои слова неглубоким кивком. — По-видимому, нереализованные устремления твоей бабушки с годами переродились в манию. Опасная ситуация — такая одержимость может толкать людей на необдуманные поступки.

Или заставлять наступать дважды на одни и те же грабли. Только внучка внезапно оказалась умнее дочери. Или, может быть, циничнее.

— Что ж, возможно, она рассчитывает на то, что в случае твоей беременности Пруэтты — старшие, в первую очередь — проявят достаточно порядочности, чтобы не бросать девушку с ребёнком на руках.

Что это говорило о нём самом? Да ничего. Никто из них не знал наверняка, как поступил бы в аналогичной ситуации он сам, потому что нынешняя миссис Сэллоу даже не заикнулась о своей беременности, так что до последнего времени Эйдану не было известно о наличии непосредственной кровной связи между ним и Сандрин. Действительно не было. Однако стоит отметить, что хотя Вивьен могла составить приемлемую партию в плане чистоты крови, она всё же не принадлежала ни к одному из «священных» родов. В этом смысле взять в жёны освоившуюся в Британии иностранку было намного выгоднее — это позволяло избежать всяких пересуд о соответствии супругов в степени аристократичности. К тому же, никто из местных благородных дам не мог похвастаться статусом принцессы Гранады — и это не говоря уже о приданом, которое к ней прилагалось. Так что его выбор был более чем сознательным — и вряд ли он стал бы что-то менять в прошлом, даже будь у него такая возможность.

— Впрочем, не могу поручиться за логику твоей бабушки, — признал Эйдан, возвращаясь мыслями к реальному моменту.

Возвращение, к слову, оказалось не самым приятным, потому что произошло одновременно с уверением Сандрин, что она не стала бы рассказывать ему ничего важного о своей работе. Постулат «принципы дороже жизни» тоже пришёлся ему не по вкусу. По большому счёту, Эйдан рискнул пойти на сближение с дочерью по одной корыстной причине: она могла оказаться полезна ему как аврор. Сейчас она прямым текстом заявляла, что в этом аспекте быть ему полезной отказывается. Стоило ли тогда пытаться? С другой стороны, Сандрин могла и несколько переоценивать твёрдость своих приоритетов. Молодости свойственны заблуждения, а мировоззрение может меняться с течением жизни. Эйдан только улыбнулся и чуть качнул головой, сочтя за лучшее никак не комментировать этот пассаж.

Проблема, с которой к нему пришла Сандрин, была куда как безобиднее. Надёжные гарантии, заранее и без подвоха. Эйдан с трудом сдержал холодный смех, когда экстраполировал эти требования на всю структуру Пожирателей Смерти, начиная с их школьных лет.

— Если бы только такое было возможно, — мягко заметил он, подался вперёд, скрещивая пальцы в замок на краю стола, и посмотрел на Сандрин немного снизу вверх — это всегда добавляло элемент если не доверительности, то хотя бы свидетельства повышенного внимания. — Я бы всё равно нырнул. Может быть, тайное останется тайным. А может быть, станет явным, но не повлечёт за собой страшной кары.

Пожалуй, это было даже слишком откровенно с его стороны. Эйдан снова откинулся на спинку диванчика.

— За связь внутри группы необязательно должны разжаловать. Как ты сама мне сказала, Крауч не такой самодур, чтобы отыгрываться на подчинённых из-за подобных пустяков, особенно в нынешние времена. Уверен, худшее, что может случиться, — вас разведут по разным группам. Не такая уж высокая цена за попытку обрести счастье в личной жизни. Но решать, безусловно, тебе.

Эйдан сделал ещё пару глотков чая, как раз достигшего идеальной температуры, чтобы сохранить аромат и не обжигать язык, — и усмехнулся в ободок чашки на притворное возмущение дочери.

— Что поделать, за всё так или иначе приходится платить. Я привык судить о многих вещах по конечному результату. По счастью, в тот раз всё обошлось, все остались живы — и этот случай, как мне кажется, в значительной степени нас сблизил.
Всегда важно правильно расставить акценты.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+7

15

- Возможно, она рассчитывала на что-то такое и в исполнении моей мамы двадцать шесть с лишним лет назад, - мрачновато усмехнулась Сандрин. - Но мама слишком опасалась за жизнь ребенка, чтобы так рисковать.

Ее жизнь. А, вообще, ей действительно было любопытно, как бы поступил отец, узнав о такой вот... проблеме. Это не какая-то маглорожденная или даже полукровная волшебница. И Монтегю, и Блетчли достаточно чистокровны, чтобы скандал с внебрачной беременностью оказалось не так-то легко замять. Но, конечно, задавать гипотетически вопросы не имело смысла. Тем более - этому человеку.

- Вот только я не могу представить себе большего кошмара, чем брак по залету, - задумчиво заметила она. - Изначально договорной брак хотя бы выгоден всем сторонам. А такое... Возможно, окажись я в подобном положении, я бы не только не стала сообщать отцу ребенка, но и просто избавилась бы от него. От ребенка. Никому ничего не сказав.

Помимо скандала, в таком контексте - это была бы еще и полностью загубленная карьера. Сандрин не была уверена, что готова была бы ею пожертвовать. Возможно, в перспективе, она бы когда-то и могла отказаться от дальнейшего продвижения под службе ради семьи. Но не в том формате, когда у тебя нет выбора. И противозачаточные зелья ей в помощь.

- Авантюрист вы, папа, - хмыкнула она, дослушав до конца рассуждения отца о тонкостях внеуставных отношений и прочих рискованных мероприятиях. - Впрочем, с вашим везением это неудивительно. Не уверена, однако, что я его унаследовала. И не уверена, что счастье в личной жизни стоит такого риска. Или таких жертв.

Она вскинула брови.

- Скажите, вы, спустя столько лет, все еще любите Магдалину?

Сложно сказать, какой ответ Сандрин хотела бы получить. Пожалуй, в первую очередь, честный. Да, она самым нерациональным образом считала, что ее мама оказалась бы лучшей женой, чем эта вечно всем недовольная, смотрящая на Англию и всех вокруг с плохо скрываемым презрением испанка, но сама же понимала, что это больше обида на то, что ситуация сложилась так, Как сложилась. Забывать о том, что мама была счастлива с тем, за кого вышла замуж, тоже не имело смысла. Возможно, для всех "родительских" сторон этой ситуации все сложилось наилучшим образом. А то, что для ребенка вышло иначе... Ну что уж поделать? Такова жизнь, верное? Всегда кто-то проигрывает.

+7

16

Ох уж эти вольно или невольно оброненные намёки. Эйдан знал, с кем он разговаривает, и с самого начала был готов держать лицо в любой ситуации, но Сандрин, кажется, задалась целью испытать его на прочность и делала это раз за разом каким-нибудь внезапно брошенным вопросом. Сейчас она, однако, обошлась утвердительным пассажем, за что Эйдан был весьма благодарен высшим силам, но сама фраза… Её мать слишком опасалась за жизнь ребёнка, чтобы так рисковать. Иными словами, Вивьен подозревала, что, скажи она ему о своей беременности, и у неё не осталось бы иного выбора, кроме как сделать аборт. Справедливости ради, тогда, двадцать шесть лет назад, Эйдан вполне мог заявить ей, что это единственное приемлемое решение. Но всё могло выйти и по-другому. Мать Сандрин была чистокровной, пусть и не из священных Двадцати восьми. Там ещё было бы, о чём подумать — особенно если бы помимо простого информирования к делу подключился тонкий и не ущемляющий ничьего достоинства шантаж.

Но ничего этого не было. Эйдан до последнего не знал о Сандрин, её мать исчезла из его жизни тихо и незаметно, а история не знает сослагательного наклонения. Строить гипотетические умозаключения относительно того, что могло бы быть, он считал пустой тратой времени — и, вероятно, заявил бы так самой Сандрин, если бы она не проявила сейчас деликатность.
Его взрослая дочь, однако, не чуралась подобных отвлечённых построений в приложении к собственной жизни, и Эйдан задумчиво качнул головой, когда она заявила, что, вероятно, сделала бы аборт, никому ничего не говоря.

— Рассуждая прагматически, я бы назвал такое решение здравым, потому что только оно позволяет женщине сохранить полный контроль над ситуацией, — сказал он. — Но не каждая женщина способна убить своего ребёнка, пусть и нерождённого.

На этом месте он просто не мог не подумать о Магдалине и её недавней угрозе, но Сандрин не нужно было об этом знать. Тем более что она уже переключилась на иронию, снова назвав его «папой» и обвинив в авантюризме. Эйдан ответил на это сдержанной улыбкой.

— Может быть, самую малость. Но везение в данном случае не причина, а скорее следствие, — уточнил он. — Риск порой просто необходим для развития. Чтобы не упустить свой шанс, временами приходится выйти из зоны комфорта. Если бы это было не так, все вокруг сплошь были бы успешными и счастливыми. Но человек сам хозяин своей судьбы — и некоторые просто не умеют обращаться с ней должным образом. образом. Не становись одной из них, — посоветовал он.

А вот зачем и к чему был этот вопрос про Магдалину? Ах да, они начали с сердечных дел — но Сандрин же видела их с Маг в тот вечер, когда приносила Непреложный обет, а наблюдательность для авроров — профессионально необходимая черта. Впрочем, может быть, всё действительно не так очевидно? Эйдан помолчал пару мгновений, прежде чем дать ответ.

— Да. Правда, это не всегда делает её счастливой, но да: люблю, — он миролюбиво усмехнулся. — Хотя порой мне хочется придушить её голыми руками.

Самое прекрасное, что в этих словах самих по себе не было ровным счётом ничего преступного или хотя бы предосудительного.

— Почему ты спрашиваешь — боишься, что твои чувства к мистеру Пруэтту могут улетучиться через пару лет?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

17

- Достаточно просто видеть в зародыше не ребенка, а источник проблем. Материнский инстинкт тогда умрет, не родившись, - суховато откликнулась Сандрин.

Наверняка, бывали и чудеса, когда мать, увидев уже появившегося на свет ребенка, начинала испытывать к нему непередаваемую нежность и не представлять себе жизни без этого существа. Но Сандрин пока с трудом представляла себе жизнь с таким существом. Так что запереть любые фантазии на тему счастливого материнства подальше в недрах создания до того момента, когда окажется готова к этому сомнительному женскому предназначению, едва ли сейчас могло оказаться для нее проблемой. Разумеется, она могла жестоко заблуждаться, но, с учетом того, что все соображения сейчас были лишь гипотетическими, девушка предпочитала не рассуждать об этом дальше.

- Мне думается, что везение не первопричина, но очень даже причина дальнейших ваших авантюрных действий. Не будь вы везучим, рано или поздно стали бы осторожнее. Но раз к пятидесяти с лишним годам таковым и остались, и притом - все еще живым, то...

Сандрин мрачновато усмехнулась.

- Одного ума тут вряд ли было бы достаточно, - резюмировала она, ставя чашку на блюдце.

Не то чтобы она вовсе отказывала отцу в осторожности и расчетливости. О нет, куда с его цинизмом и жизненным опытом без расчетливости, право слово? Но, однозначно, в некоторых вопросах он был куда легкомысленнее, чем она. Даже странно. Обычно в жизни бывает наоборот.

- Какие у вас с супругой нетипичные для Британии страсти, - хмыкнула она, качая головой. - Не утомляет?

У нее вот от ирландок на работе голова кругом шла, а они, родные, британские. И Сандрин точно не надо с ними жить и вступать в брак. А тут целая жена, которую иногда хочется придушить.

Беспокоило ли ее то, что она может разлюбить Фабиана - или он ее? Немного. Но не столько сам факт, сколько все та же цена за то, что может ни к чему не привести.

- Мммм.... Частично. Но не совсем. Я сейчас размышляю чуть более глобально, - задумчиво протянула она. - Стоит ли вообще ради этих чувств как-то усложнять себе жизнь? Не уверена, что мне нравится перспектива хотеть придушить своего супруга в каком-нибудь отдаленном будущем. Да и обратное тоже не то чтобы способно обрадовать. А брак ради продолжения чьего бы то ни было рода, пусть и только косвенно, меня не слишком-то прельщает, потому что обрадует только бабушку. Бабушку радовать мне не то чтобы хочется.

Совсем не хочется, если уж так-то. Сандрин была далека от склонности "морозить уши" назло кому бы то ни было, но и радовать людей тем, что не радовало ее, ей в последнее время поднадоело. У всего же должны быть свои границы. У попыток соответствовать ожиданиям бабушки, которым соответствовать все равно невозможно, пока не станешь чудесным образом чистокровной, особенно.

- Возможно, лучше оставить все на уровне симпатий, так и не перешедших на новый уровень...

Последние слова уже были обращены не столько отцу, сколько собственным мыслям. Кажется, она уже приняла решение. Хотя отец точно советовало иное. Забавно. Забавно. Очень-очень забавно.

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-23 16:40:59)

+5

18

Чёрствость, с которой Сандрин рассуждала о зародышах и проблемах, могла бы быть понятной, если бы проистекала из жизненного опыта. С точки зрения Эйдана, цинизм существовал в двух вариантах: юношеский и зрелый. Дети бывают жестоки по глупости, взрослые чаще более сознательны в проявлениях вредности характера. Впрочем, не все и не всегда, разумеется, но применительно к данному контексту Эйдан предпочитал не размениваться на частные случаи. Так вот, зрелый цинизм в его глазах имел совсем иное качество — как коньяк двадцатилетней выдержки в сравнении с молодым, ещё толком не отстоявшимся алкоголем. Напиток, выдержанный в дубовой бочке в течение нескольких лет, впитывает в себя частичку вечности — как и человек, проживающий эти годы. И его переживания, быть может, становятся менее острыми, зато приобретают глубину, на которую их можно отпустить — или не отпускать, в зависимости от воли и способностей владельца. Отсутствие опыта упрощало картину, делая рельеф более плоским.

Ну конечно, всё очень просто, когда не касается тебя напрямую. Убеждённость в словах Сандрин звучала довольно забавно для Эйдана, потому что он не особенно верил в гипотетические построения на подобные темы. Но и причин спорить у него не было. Зачем? Реальность сама всё расставит по местам, если возникнет такая необходимость. А если не возникнет, то спорить тем более не о чем.

— К пятидесяти, — уточнил Эйдан. — Я что, так плохо выгляжу?

Да и откуда бы взяться такой точности? Даже если учесть, что в отделе кадров хранятся досье на всех сотрудников Министерства, включая глав департаментов, без веской причины их никому выдавать не должны. Эйдан задумчиво постучал пальцем по краешку чайного блюдца. Какое уж тут везение, когда вокруг сплошные подводные течения, а в министерстве и его окружении интриган на интригане сидит и интриганом погоняет.

— Жизнь полна опасностей, а интрижки на стороне, как правило, не относятся к числу серьёзных угроз, — с видимой беспечностью отмахнулся он. — Тот случай, свидетельницей которого ты почти стала, был исключением. Но логика любопытная. Получается, если бы мне однажды не повезло, я бы стал более осторожным? И в чём именно это должно было бы выражаться?

Не то чтобы это было действительно важно, но почему бы не узнать чуть больше о картине мира так недавно обретённой дочери?

— Нет, знаешь, — в некотором смысле даже наоборот: весьма освежает, и скучать не приходится. Но не забывай: я сознательно выбрал себе испанку, — Эйдан усмехнулся, хотя это не было шуткой как таковой. — Каждому своё.

А вот последующие рассуждения Сандрин о целесообразности чувств заставили его тихо, но вполне искренне рассмеяться.

— Извини. Просто ты говоришь так, как будто чувства можно полностью подчинить контролю разума. Можно, конечно. Но только на время, и это чревато последствиями.

Впрочем, стоило также допустить существование категории людей-роботов и «человеков в футляре», которым никогда не случалось чувствовать по-настоящему и которых к этому даже не тянуло. Всякое бывает.

— Конечно, если речь идёт исключительно о симпатиях, ещё не поздно сделать шаг назад, — дипломатично заметил Эйдан. Советовать что-то в сердечных делах — последнее дело, но порой человеку просто необходимо рассказать о ситуации кому-то третьему, чтобы разобраться в том, что ему нужно.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+6

19

- Нууу... Видно, что на вас давит груз прожитых лет, - не моргнув глазом, откликнулась Сандрин, как и всегда в подобных ситуациях - довольно неопределенным тоном, который не позволял понять: шутка это или серьезное заявление.

На самом деле, точный возраст отца девушка не знала, только примерно прикидывала и сказала наугад. Зато вот теперь появилась конкретика, раз уж раньше поинтересоваться повода не возникало.

- Хм. Ну, например, в том, чтобы не приглашать к себе совсем уж незнакомых особ? Или установить защитные артефакты, препятствующие проносу колюще-режущих предметов на территорию вашего, хм, дома свиданий? - полувопросительным тоном предположила девушка. - В смысле, обычно отрицательный опыт преобразуется в выводы и изменения стратегии в соответствии с ними. Если рискованная стратегия годами остается неизменной, то, скорее всего, отрицательного опыта не было.

Освежают его, значит, нетипичные для их острова стасти.

- В роду Эйвери, до Магдалины, точно не было итальянских, испанских или латиноамериканских представителей? - приподняв бровь, на полном серьезе спросила Сандрин.

За собой особо бурного темперамента она не замечала, не считая периодических желаний разбиться что-нибудь о чью-нибудь голову или стену. Но и воспитание у нее было крайне чопорно-английское, а потому дальше легких фантазий это никогда не заходило. К тому же, по линии матери у нее были французские корни, что добавляло своих тонкостей. Но британский джентльмен, который сознательно выбрал себе испанку, которую периодически хочет придушить, находя в этом - и во всех своих с ней отношениях - что-то освежающее? Как-то не тянуло на сугубо британские особенности.

- Вам вот смешно. А мне карьера, пожалуй, все-таки, дороже чувств, - ничуть не обидевшись на смех отца, откликнулась она. - Тем более, в военное время. Некогда разбираться, кто кого любит и любит ли. Но спасибо за разговор.

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-01-23 21:16:55)

+5

20

Может быть, на самом деле всё было просто, и искать каких-то подводных течений в разговоре с дочерью не следовало. Сандрин периодически удивляла его своей прямотой и заявлениями в духе отказа сообщать что-либо интересное про аврорат, хотя явно понимала, что именно это может быть для него особенно интересно. Люди, преследующие корыстные цели, как правило, так себя не ведут — напротив, они всеми силами стараются создать иллюзию, что могут быть чем-то полезными, даже если на самом деле ровным счётом ничего из себя не представляют. Поэтому поведение Сандрин представлялось Эйдану нестандартным и заставляло подозревать её, страшно сказать, в искренности.

— Какой дерзкий язычок, — усмехнулся он, отодвигая чашку. — Только не говори, что это профессиональное. Я лично уверен, что это гены.

Это, пожалуй, можно было считать шуткой. Или не считать. Да и потом, биологических родителей у Сандрин, всё-таки, было двое, и мало ли кого из двоих он мог иметь в виду.

— А что если этот случай был неординарным и являлся исключением, подтверждающим общее правило? — нисколько не смутившись заявлением дочери, парировал Эйдан. — И до сих пор подобного отрицательного опыты не случалось именно потому, что я был осторожен?

Вопросы превращали всё в гипотезу, и это снимало с него всякую ответственность за высказанные в соответствующей форме слова, равно как и сбивало ориентиры: для Сандрин всё это могло быть правдой или чистой воды умозрительным построением. Вносить ясность Эйдан пока не торопился — немного безобидных загадок посреди моря страшных тайн никогда не повредит. Их, по крайней мере, можно когда-нибудь снять без рисков и вреда для здоровья и жизни всех участников процесса.

Озвученную версию о южной крови в роду Эйвери Эйдан встретил тихим смешком.

— Нет, таких отклонений за нами до сих пор не водилось. Но, как ты, возможно, помнишь, среди наших предков попадались весьма импульсивные личности — взять хотя бы того же Эллара, который встречал гостей смертельными проклятьями. Помнишь, я рассказывал тебе в нашем фамильном склепе?

К возможности говорить о «нашем» Эйдан прибегал с особым удовольствием — ему казалось, что это должно, как минимум, отпечатываться в подсознании его взрослой дочери.

— Что ж, как я уже сказал, каждому своё. Расставить для себя приоритеты можешь только ты сама, — покладисто согласился Эйдан. В конце концов, ему было вовсе ни к чему, чтобы Сандрин в ближайшее время вышла замуж, озаботилась проблемой продолжения какого-нибудь постороннего рода и временно выпала из дел аврората. Это вообще лишило бы их общение всякой пользы, а вместе с ней и какого-либо осязаемого смысла, а к такому Эйдан готов не был.

— Моей карьере чувства в своё время не помешали — но и ситуации у нас несколько различные, — подвёл черту он. — Надеюсь, этот разговор хотя бы немного помог тебе разобраться в своих желаниях.

Потому что сейчас Сандрин выглядела убеждённой в своём выборе, но нельзя было с уверенностью утверждать, что её мнение не изменится на точно противоположное, как только он ступит за порог.

— В любом случае — удачи, — вполне искренне пожелал Эйдан напоследок.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+6

21

- Гены? - задумчиво приподняв бровь, переспросила Сандрин и негромко усмехнулась. - Возможно. Но точно не по материнской линии.

Мама была другой. Была. Да, в любом случае была. Даже если она еще проживет какое-то время, прежним человеком никогда не станет. Сандрин и расстраивало, и нет, что она уже больше месяца ее не видела. В том, чтобы регулярно смотреть в лицо безумию и видеть, во что превращается близкий тебе человека, было слишком много горечи и боли. Но и в том, чтобы не видеть этого, зная, что оно никуда не исчезло, этого было не меньше.

- Исключением, да, могло быть, конечно же, - согласилась она на слова об осторожности. - Но тогда сразу возникает вопрос, что заставило вас проявить неосторожность в тот раз. Неужели та особа была настолько хороша?

О нет, в удачу ей отчего-то верилось больше.

- В общем, эксцентричность - еще одна семейная черта. Буду иметь в виду, - хмыкнула она, вспоминая их с отцом разговор в склепе.

Он не стерся из памяти, несмотря на то, что Сандрин в тот день была не в полной мере "включена" в то, что происходило вокруг нее. Нет, даже отложился в памяти еще лучше, чем предшествовавшие той прогулке похороны.

- Ну, если я влюблюсь в кого-то за пределами ДОМП, я тоже буду относиться к этому несколько иначе, - откликнулась она с легкой улыбкой. - Да, спасибо. Это был... приятный разговор.

+5

22

Притворную задумчивость Сандрин в ответ на замечание о генах Эйдан встретил пониманием, как и последовавшую за тем усмешку.

— Ну, разумеется, — в тон девушке подтвердил он. — Ты ведь ещё и моя дочь.

Что вполне логично, но очень странно, если говорить об ощущениях — потому что в его жизни она появилась сразу взрослой, свалившись, как снег на голову, и время от времени Эйдан с запоздалым удивлением обнаруживал, что Сандрин существует реально и во плоти, а не в качестве сна или плода его воображения. Неудобные вопросы и колкие комментарии, впрочем, неплохо помогали вернуться к действительности.

— У меня был тяжёлый месяц, — пожал плечами Эйдан. — С декретом вашего распрекрасного Крауча многим приходится работать на износ. Добавь сюда небольшие семейные разногласия и получишь ответ: я, вероятно, слишком устал и потому забыл об осторожности.

Пожалуй, он и впрямь чересчур расслабился в том, что касалось этой сферы жизни — и вот результат: сначала показательные выступления истерички Фионы в стенах Эйвери-мэнора, потом эта Ребекка. И, хотя предотвратить первое Эйдан, скорее всего, не мог, не допустить второго было ему по силам. Возможно, он и в самом деле чересчур разогнался, пытаясь успеть за резко ускорившимся ритмом жизни. Стоило немного притормозить — и хотя бы попробовать немного отдохнуть — если не от министерской службы и другой, «рыцарской», то, по крайней мере, от скандалов с Маг и новых знакомств на стороне. Просто как следует выспаться, в конце концов.

— Эксцентричность, — задумчиво повторил Эйдан. Можно ли считать убийство проявлением эксцентричности? А женитьбу на испанке с импульсивными наклонностями? А многолетнюю «дружбу» с эгоцентричным психопатом с манией величия?

— Что ж, пусть будет так, — хмыкнул он, поднимаясь, и тут же усмехнулся, обернувшись на слова дочери. — Приятным? Это очень любезно с твоей стороны.

Мгновением позже Эйдан всё-таки придал лицу несколько более серьёзное выражение.

— Как бы там ни было, я польщён твоим интересом к моему мнению, — он улыбнулся, сделал шаг к Сандрин и легко приобнял её за плечи, на миг коснувшись губами виска. — Надеюсь, в итоге ты примешь решение, которое тебя не разочарует.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+6

23

Ну да. Месяц у всех был тяжелый. А теперь шел второй - не менее трудный. С этим, пожалуй, сложно было спорить, так что Сандрин лишь задумчиво кивнула. Что ж, может быть, она и ошиблась по поводу удачи. Впрочем, будущее покажет. Они с отцом, все-таки, еще были не настолько хорошо знакомы. Краем уха она зацепилась за "небольшие семейные разногласия" и даже задалась ненадолго вопросом: насколько масштабны они были на самом деле и касались ли, хотя бы частично, внезапной внебрачной дочери. Но спрашивать не стала - хватит на сегодня специальных и случайных провокационных вопросов.

- Боюсь, что при любом решении я что-то потеряю, - медленно проговорила она, оборачиваясь и крепко обнимая отца в ответ. - Вопрос лишь в том, чем из всего этого мне не так жалко пожертвовать.

А ведь, помимо перехода в другую группу, с которой еще неизвестно, как все сложится, был еще и Непреложный Обет, который ставил под вопрос ее аврорские принципы. Один раз уже поставил. Просто не слишком критичным образом. Но она прекрасно понимала, что это не последняя - и далеко не самая страшная - тайна рода Эйвери и конкретно ее отца. Фабиан, пожалуй, заслуживал женщину с менее сложным багажом. А она - карьеру без опасений лишиться ее из-за интрижки на работе или замужества. Определенно, потеря любви была мелочью. Или Сандрин просто так казалось, здесь и сейчас.

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [19.02.78] Проблемы взрослых дочерей, или Много драмы из ничего


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно