Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [24.01.1978] Воскресная схватка двух якодзун


[24.01.1978] Воскресная схватка двух якодзун

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Воскресная схватка двух якодзун


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/550326.png

Участники: Walburga Black,
Lord Voldemort.

Дата и время: 24.01.1978. Полночная охота прошла, настало утро.

Место: официальное поместье Блэков "Blackwill".

Отредактировано Walburga Black (2020-11-30 21:20:04)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+3

2

Охотничьи угодья Блэков снискали определенную славу в кругах английской верхушки и даже имели некоторый выход за пределы острова: предположительно в сторону Австрии, насколько мог судить Том по деловым контактам главы рода. Брак с Орионом ограничил интервенцию на материк, однако укрепил внутренние связи  семьи, что тоже было ценным вкладом. Вальбургу он не видел со школы, если не считать пары свадебных колдографий, что ожидаемо и планово демонстрировались на тех немногих вечерах, которые Том посетил за период работы в «Боргин и Бёрк». Без особого энтузиазма, но с несомненной выгодой для себя. Теперь, вновь оказавшись в хорошо знакомых интерьерах, он отчего-то вспомнил тот образ ведьмы в белом, что даже по меркам пятидесятых годов улыбалась неприлично глянцево и вызывающие свободолюбиво, стоя рука об руку с таким же лощеным кавалером. У этого старого родового гнезда не было шансов не признать молодую хозяйку, и Блэквилль склонил перед ней голову. Он запомнился Риддлу не простым домом богачей-аристократов, а живым и вполне самостоятельным организмом, способным вытравить с территории любую неугодную единицу. Даже кровь не могла стать этому помехой: угольно-чёрное пятно на гобелене в доме на Гриммо, навсегда стёршее имя первенца из истории семьи, подтверждало приоритеты Блэков надежнее любых легенд. Порт-ключ Беллатрикс привёл волшебника в ту самую комнату, что ещё в юношестве вызывала в нем интерес куда больший, чем любой из людей, окружавших его: семейная библиотека. Ему посчастливилось провести здесь несколько волшебных ночей в далёком 1942м, скованных временными рамками и такими ненужными и раздражающими в том возрасте приличиями. Око за око. Теперь любое ограничение казалось зыбким, словно туман - символическая преграда, которую он с легкостью переступил бы, будь в этом необходимость. Ее не было. Госпожа Вальбурга Блэк принимала гостей с присущим ей одной изыском и размахом - белая королева сверкала в неровном скопище других фигур, уверенным голосом отдавая команды пешкам и белозубо улыбаясь ферзям. Славная партия, ломать которую было бы непростительно низко.
Охота завершилась с рассветом, и отголоски приглашённых ещё доносились до погружённой в приятный полумрак библиотеки - тяжелые гобелены на окнах служили спасением для тех редких книг, что составляли коллекцию Блэков. Бледные пальцы Риддла неспешно скользили по выстроенным в ряд корешкам, и время от времени волшебник замирал, всматриваясь в то или иное название чуть дольше, будто припоминая что-то или размышляя. Тяжелые часы в главной зале дали старт новому часу, ловя за хвост ускользавшее утро. Он не считал, что нуждается в приглашении, однако уведомить о своём визите заигравшуюся ведьму все же стоило.

Темнокрылая, тяжелая бабочка опустилась на алебастровое запястье Вальбурги, заставляя ее любоваться геометрией черно-жёлтого узора бархатных крыльев. Посидев так мгновение, увесистое насекомое вспорхнуло с места, тут же уносясь вглубь лабиринта комнат огромного здания, туда, где госпожу Блэк ждал давний друг ее юности.

+3

3

Зимнее утро зардеется своей синевой, и в ней можно прочувствовать звенящую нежность к мирозданию. Морозное, голубое, искрящееся инеем на редких отсветах из окон, оно дает ощущение, что какие бы события не волновали наше сознание - и оно циклично в своих эмоциях и чувствах, которые не изжить, не испить полностью, до того самого момента, когда мы протянем руку Хозяйке даров и как равные уйдем с ней из этого мира

Едва закончилась охота, многие из гостей отбыли домой, некоторые всё же остались в поместье Блэквилль на ночь и поздний завтрак.
А некоторые вот - только пришли...

Лунная охота подразумевала подобные желание гостей, и официальная резиденция была полностью подготовлена: в частности были сняли некоторые условные барьеры с главных стен здания. Но только с главных, ведь едва ли на время Полночной охоты актуально бдить кровный барьер на чистоту крови и приверженность к Семье, ведь в поместье может появиться вполне себе ещё живая добыча, - забавы ради, - и чистота крови которой будет весьма условна. Как следствие, любое негодование поместья на глазах у гостей здесь будет вовсе ни к чему. У каждой фамилии есть свои секреты, и разглашать их у представителей Древнейшего и Благороднейшего Дома не было никакого желания - ни сегодня, ни впредь.

Главный эльф раскланивается перед хозяйкой и сообщает о незнакомом госте, который, по его словам, едва ли является частью их чистокровного круга. Услышав это, мадам Вальбурга Блэк запрокидывает голову и смеется звонким, лающим смехом. В её голове время от времени мелькали параллели, что её давний друг детства мог использовать все ресурсы их разношерстного населения, но чтобы - вот так.
Вот сразу, с оборотнями.
Это надо же.

- Ах, мой друг, если бы в одно прекрасное утро мы обнаружили, что отныне все люди — одной нации, одной веры и одного происхождения, то еще до обеда мы бы изобрели новые предубеждения!

Она аккуратно поправляет короткие перчатки и придирчиво смотрит на себя в зеркало. Лоснящийся антрацит заморского бархата, высокие стойки воротника в образе с туго перетянутой талией едва ли покорят сегодня пирующих гостей, ведь зов, который крылатым символом прошлого шепчет ей путь, отодвигает на второй план типичную светскость этой охоты.

- Сопровождай меня, Кричер. - переходит на плавную речь мадам Блэк, и ни одна нотка беспокойства не трогает её голос, однако внимательному взгляду станет заметно, как заострились её точеные скулы и едва поджались иронично изогнутые губы. - Только молча и исчезни из вида.

Она не возвращается к гостям, бесшумно проходя галерею и дав указания другим эльфам поддерживать уход за гостями на уровне; они передадут другим женщинам дома, что настало их время показать своё искусство вести такой специфический приём. Беллатрикс или Нарцисса вполне бы справились с этой задачей - надо же и им когда-то начинать парить над обыденностью светского бытия и брать на себя обязанности кровной семьи. И не важно, повыходили ли они замуж за кого-то там или нет, один раз назвавшись Блэком, волшебницы этого Дома оставались ими навсегда, пусть даже для общества они официально переходили в другие семьи. Это было связано с тонкими узами магии крови и некоторыми специфическими традициями, которые не разглашались. Бескрылым ведь никогда не дано понять, что невозможно не летать, поэтому смысл объяснять что-то отпадал сам собой.

Сейчас взгляд мадам Блэк непрерывно следит за полетом бабочки, взмах крыльев которой порождает в её душе мощнейшее цунами, а шаги становятся всё быстрее и быстрее. Вальбурга неслышно входит в библиотеку через второй уровень этажа и не видит, - пока что не видит его... Она неспешно облокачивается на перила перед винтовой лестницей вниз. Агатовая статуэтка в предрассветном сумраке, истинное воплощение волшебства идеального, ступает на кованную лестницу, и каждым поворотом вокруг оси в её глазах очерчивается знакомый силуэт.

- Здравствуй, Том...

Её первый староста Слизерина, тот, кому вся его жизнь была словно рывок - в бесконечность. Бабочка мгновенно превращается в черную розу, и словно сама Вечность распускается в её бутоне. Сейчас Вальбурга не может измерить пройденный путь своим сердцем, не протягивает руку для пожатия.
Это же Том. Её Том.
Однако...

- Люди говорят, что сейчас ты называешь себя по-другому.

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+3

4

- Когда нас с тобой волновало, что говорят люди? - волшебнику пришлось поднять голову от рассматриваемой им книги, чтобы иметь возможность окинуть взглядом появившуюся в помещении  ведьму. Внешняя безупречность Вальбурги претерпела изменения, с годами превратившие ее в утонченной красоты женщину, которая теперь, словно вырезанная из слоновой кости статуэтка, возвышалась над Томом в утренних лучах зимнего солнца. Про таких было принято говорить «недосягаемая», «неприступная», «незабываемая». Необузданная. Она всегда была такой, сколько он себя помнил. Дошедшая из первых уст информация уже утратила начальный окрас, заняв ничем невыразительное место в веренице будничных фактов: забавы именитых семей имели свои последствия. И все же.
- Здравствуй.
Орион, будучи главой этой ветви рода Блэк, отбыл в Министерство для беседы со всем известным департаментом, и его супруга оказалась единственной хозяйкой дома на текущий момент. Учитывая цель визита Риддла, это было к лучшему - разговор с давней школьной подругой обещал пройти в менее категоричных тональностях: во всяком случае, Том готов был выслушать. Ведьма предпочла оставаться на занятой ею позиции второго этажа, открывавшей, как было удобно думать ее гостю, пути к отступлению. Что ж, пара лишних футов - небольшая разница, которую легко устранить: спустя несколько шагов, он был уже на одном уровне с ней. Вальбурга не отпрянула - эта библиотека служила им обоим живым напоминанием о том, как бывают хрупки традиционные рамки аристократического «нельзя». Эти же самые традиции вновь свели их, вот только теперь он не ощущал давления стен старого фамильного дома. Вблизи Госпожа Блэк казалось все такой же безупречной - Том посмотрел на неё прямо, отмечая изменившийся со школьных лет взгляд: острый и цепкий, он приобрёл ту самую глубину, которая тогда, в далеком 42ом, лишь начинала формироваться.
В лабиринте коридоров что-то звонко грохнуло и приглушённые голоса долетели до высоких сводов: торжественный завтрак подходил к концу - Риддл сдержанно вдохнул, положив руку на деревянную балюстраду и сжал пальцы на тёплом дереве. Оборотни никогда не получат статус волшебников, однако недавно приобретённые договоренности с Фенриром накладывали определенные обязательства на обе стороны: сохранность Стаи была в приоритете Ставки - ДОМП пролил достаточно волчьей крови, чтобы заручиться в этом деле поддержкой аристократической прослойки. Единичный случай, произошедший этой ночью в землях Блэков, едва ли был призван служить предупреждением или обозначением негласной позиции всего рода в нарастающем напряжении: Том был совершенно спокоен относительно подобных домыслов. Блэки слишком ценили собственный статус в обществе, чтобы ввязываться даже в самые выигрышные политические авантюры. Однако последствия, с которыми теперь придётся столкнуться всем задействованным в господских увеселениях сторонам, касались напрямую всей Стаи Фенрира. А эту вотчину Том сдавать не собирался.
- Довольно ранний час для приема гостей. Особый повод? - он улыбнулся, однако пульс, служивший бессменным маячком на протяжении всех школьных лет рядом с этой женщиной из рода Блэк, сегодня утром остался неизменным - хороший знак для конструктивной беседы.

+4

5

Том быстро сокращает расстояния между ними, и будь перед Вальбургой кто-то другой, она бы сразу завела разговор - прелюдию о том, что же вы так рано, не устали ли с дороги, не подать ли чего. Но здесь, с ним, жестоким предателем их времени, она начинает разговаривать так, будто бы между волшебниками не было той раздирающей пропасти лет. Мадам легко подхватывает тембр и отвечает на вопрос без мишуры светскости.

Ибо это было бы недостойно их общей ситуации.

- Лично меня не волновало никогда.- Вальбурга ещё в состоянии сохранить размеренность своего глубокого тона, но вопросы сами лезут ей на язык, приподнимаются, идут на старт и вылетают, словно мотыльки на огонь. И ведь не изловишь их.- Но что же случилось с тобой, раз ты отказался от собственного имени?

Вальбурга ровно смотрит Тому в глаза, вся собранная и готовая к диалогу, который она хочет начать с самого начала их конца. Ни одного письма, ни весточки, ни слова. Ничего - через столько лет.
Во взгляде отражается душа, когда как в словах всегда отражается общество, вторая, публичная личность... Том всегда умел маневрировать между тем и другим, придерживаясь лишь только одному направлению - к своим собственным целям. У мадам Блэк тоже есть свои стремления и давно, но пойдут ли они сейчас в атаку или станут в параллель с тем, что скажет ей Риддл?

- Это было решение ради забвения, перерождения или... очищения, м? - она ведет бровью в жесте чистого интереса, и тоном дает понять, что всё, что будет звучать в стенах этой библиотеки навсегда останется в них же. Как и тогда, когда они были здесь вдвоём, во времена, когда их действительно не волновало то, что скажут люди.
Впрочем, Тома сейчас волновали вовсе не они.
Нелюди были причиной его визита.

- Тёмный Лорд. - Вальбурга смакует это резкое сочетание, и всем нутром ощущает, какая мощная энергетика сейчас наполняет пространство возле неё. Кажется, что воздух будто бы превращается в эфир, затемняя краски прозрачного зимнего утра, и тишина сгущается вокруг душным облаком. - А можно,- нельзя, но волшебница вдруг сокращает расстояние до минимального, касаясь острой скулой щеки своего гостя, вдыхая, осознавая и узнавая его в их собственном, когда-то забытом, прошлом. Своеобразное приветствие, без звука светского поцелуя, но издалека вполне за такое сойдет. Правда, очень плохо видящему зрителю, но уж это действительно мало кого волнует, - без реверансов?

В твоём сдержанном вздохе нет ничего шутливого и лёгкого, как ореол той магии, которую ты сейчас принес сюда. Дражайший друг детства, отрочества, юности - теперь ты идешь с мечом ко мне? Опасный, но едва ли раздраженный вздох - словно твоя сдерживаемая злость от желания сровнять этот дом с землей.
Или... мне показалось?

Что могло бы здесь случиться в Блэквилле, повстречай Том Риддл сегодня не Вальбургу Блэк, а кого-то другого?
Мадам вдруг отстраняется резко, властно. Хозяйка в своём доме, но едва ли сейчас хозяйка положения. Она знает, что её домовой эльф близко, очень, но скрыт своей собственной магией, сейчас он негласный свидетель происходящего, но его рот будет закрыт, пока не прикажет. Она.

- Ты всегда был моим самым особым поводом, Том. - искренне говорит урожденная Блэк, возвращая былое расстояние между ними. Она разворачивается в пол оборота, так же кладя ладони на деревянную балюстраду. - Однако мои гости привыкли к подобным утренникам и каждый охотничий сезон играют в них свои роли. Кто-то - в последний раз.

Взгляд мадам Блэк скользит по паркету внизу, ловят игру солнечных лучей в тенях занавесок, и вот уже её собственный вздох сейчас совершенно другой - глубокий, тяжелый, какой-то успокаивающий саму себя.
- Написал бы - я бы пригласила.

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [24.01.1978] Воскресная схватка двух якодзун


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно