Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [13.02.1978] Притяжение


[13.02.1978] Притяжение

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

ПРИТЯЖЕНИЕ


Полузакрытый

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/784656.jpg

Участники: Сандрин Сэллоу, Эйдан Эйвери, Гидеон и Фабиан Пруэтты, Джо Литтл

Дата и время: 13 февраля 1978 года

Место: Издательство Obscurus Books

Сюжет: Когда одному аврору не повезло с отцом, но повезло, что он есть. Потому что притягивать неприятности - не самый полезный талант.

P.S.: Спасибо Норе за любезно предоставленное помещение

Отредактировано Aedan Avery (2021-01-09 12:47:46)

+7

2

Вопрос к издательству Obscurus Books у Сандрин был один, простой и, по идее, короткий, если сотрудникам издательства, конечно, было нечего скрывать. А девушка, надо сказать, очень надеялась на последнее, потому что связываться чем бы то ни было, к чему имели отношение чистокровные или их сотрудники, было той еще морокой. Либо скандал, либо "висяк". Либо и то, и то в произвольном порядке. Так что Сандрин совершенно искренне уповала на то, что причина, по которой рядом с трупом неудашегося экспериментатора с черной магией была обнаружена копия еще не появившейся в продаже книги, отпечатанной в Obscurus, была очень простой и скучной. То, что редактор, работавший с этой рукописью, согласился встретиться с представительницей аврората ровнохонько за пятнадцать минут до комендантского часа, как-то не обнадеживало, но пока и не удивляло. Занятые люди, эти редакторы, почему бы и не в это время? И с чего бы им создавать комфортные условия для авроров?

На первом этаже, где располагался маленький книжный магазинчик издательства, оказалось пустынно и тихо. Очевидно, он уже закрылся. Однако колокольчик на двери зазвенел достаточно громко, эхом улетев на второй этаж. Так что о приходе Сандрин наверняка стало известно еще не ушедшим сотрудникам. На всякий случай проверив, что брошь с Reflecto на месте, девушка поднялась на второй этаж, нашла табличку с нужным именем и постучала.

Почти звенящая тишина помещения начина напрягать. Как и полумрак. Под дверями почти всех помещений, кроме двух - нужного ей кабинета и еще какого-то офиса - свет не горел, в коридорах - был приглушен.

Сандрин как-то даже стала жалеть о том, что пошла на встречу одна. Но, объективно, у них хватало подозреваемых и без представителей издательства. Этот разговор был, в большей степени, формальностью, прояснением мелких моментов и неточностей. На всякий случай. Да и когда Сандрин договаривалась с секретарем о встрече, странностей девушка не заметила. Кристаллы-диагносты спали сладким сном. Как, впрочем, и сейчас.

Как бы в подтверждение того, что паранойю надо лечить, обстановка в кабинете редактора оказалась очень даже уютной. Мистер Карлайл Беннетт проявлял прямо-таки чудеса дружелюбия и любезности и, казалось, искренне недоумевал, услышав имя погибшего. На имя автора книги он, тем не менее, среагировал живее, признал, что такой человек у них периодически публикуется, хотя сам уже давно проживает в Штатах. Саму книгу Беннет листал долго, все больше удивляясь.

- Это подделка, - с уверенным видом заключил он через несколько минут. - На днях в книжных действительно должна появиться книга с похожим названием. И автор указан верно. Но в названии ошибка - и логотип, если приглядеться, тоже не наш, имитация, хотя и довольно качественная. Если хотите, я покажу вам, как выглядит настоящий экземпляр этой книги. На склад магазина партию уже отгрузили.

- Если несложно. Я бы хотела убедиться.

"Будет еще лучше, если вы сможете одолжить мне одну копию настоящего издания".

- Что вы, какие сложности.

Беннетт поднялся и провел ее в сторону, противоположную той, откуда пришла Сандрин. Пройдя мимо второй двери, единственной из-под которой горел свет, девушка краем глаза увидела чью-то фигуру с альбомом в руках. Все-таки, кто-то тут еще был, кроме них. Отметила она это отстраненно, автоматически. От фигуры угрозы не чувствовалось, а потому Сандрин быстро выкинула ее из голова. Подвоха от редактора она уже тоже не ожидала, хотя и, как всегда, старалась не терять бдительности.

- Прошу вас.

Беннетт провел ее вниз по лестнице, отпер дверь складского помещения, вошел первым. Сандрин шагнула следом - и сходу дернула из чехла палочку. Три незнакомые фигуры, которых тут не должно было быть, служили достаточным поводом. Брошь, сверкнув, легко отбила полетевший в Сандрин Stupefy, сама девушка столь же успешно блокировала Petrificus Totalus, но на почти одновременный с ним же Сruciatus среагировала с опозданием, не успев увернуться. Сандрин упала на пол, шипя от боли, палочка отлетела в угол, и попытки увернуться от чужих рук, которые целенаправленно шарили по кармана формы, конечно же, ни к чему не привели.

- Забери. Выкинь, куда-нибудь, - услышала она и увидела из-под полуприкрытых век, как в руки совершенно бесстрастного редактора перекочевал ее значок.

"Дракклы!"

Через несколько секунд дверь в подсобное помещение первого этажа захлопнулась. Судя по звукам, редактор неспешно направился к себе в кабинет, оставляя девушку в не самой приятной компании.

Магия

Reflecto (лат. reflecto — «отражать»)
Щит становится видим только в момент, когда отражает заклинание: виден зеркальный отблеск. Создает фронтальный щит, отражающий направленное на мага заклинание в того, кто его скастовал. Эффективно против чар, отражаемых стандартными щитами, некоторых ментальных чар и темной магии, кроме непростительных. Свойства самонаведения отраженным чарам не придает, поэтому у противника остается шанс увернуться после того, как чары отразились от щита. Защищающийся должен успеть произнести его не раньше того, как атакующее проклятие будет произнесено, и до того, как достигнет цели, и требует отличной реакции. Сложен в изучении и исполнении.

*Stupefy / Stunning Charm — P (англ. Stupefy — «ошеломлять», лат. stupeo — «замирать, неметь, застывать, останавливаться»)
Алый луч. Оглушает и отбрасывает жертву, лишает сознания. Вероятнее всего эффект близок к эффекту сильного удара по голове. Если жертве не оказана помощь, через некоторое она придет в себя сама.

*Petrificus — P, F (лат. petrosus — «каменный, каменистый»)
Белая вспышка. Заклятие полного обездвиживания (либо целиком, либо частей тела).
Petrificus Totalus — Полное Обездвиживание (totus — «весь, целый») — жертва застывает, вытянув руки и ноги по швам, и чаще всего падает, не имея возможности удержать равновесие. Жертва остается в сознании, но не может двигаться и говорить. В случае с обездвиживанием части тела, (например Petrificus manus (manus (genitive: -us) — рука) необходимо указать ее название на латыни либо точно указать палочкой на часть тела. При прикосновении к коже заколдованного она ощущается твердой как камень. Долгое нахождение под действием этого заклятья чревато необходимостью обратиться к колдомедикам для лечения последствий.

*Crucio / Cruciatus curse (лат. crucio — "пытаю")
Красная вспышка. Причиняет жертве невыносимую боль, воздействуя сразу на все болевые рецепторы организма. Само по себе не причиняет физического вреда, но быстро запускает реакцию болевого шока, которая вполне может убить слабую здоровьем жертву. При длительном или многократном применении способно необратимо свести жертву с ума. Действует до тех пор, пока маг удерживает заклинание. После прекращения действия заклятья жертве необходимо некоторое время, чтобы прийти в относительно нормальное состояние. Для лечения последствий даже однократного применения может быть необходимо обратиться к колдомедику.
Сложное в исполнении темное заклятье, требует от мага искреннего желания причинить боль и склонности к садизму, на ситуативной вспышке ярости основываться не может. Входит в тройку Непростительных. Кастуется только вербально.

Пометка

* Редактор, с разрешения добрейшей мисс Коветт, под Империусом.

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-11-30 23:08:14)

+4

3

В последнее время в жизни супружеской четы Эйвери произошло на удивление много совместно пережитых ими событий самого разного толка, от зачатия ребёнка до убийства под крышей собственного дома. Где-то посередине между ними, почти незаметно для Эйдана, состоялось закрытие картинной галереи Магдалины. У него было слишком много собственных неотложных проблем, чтобы обращать внимание на такие пустяки, да и его супруга, как он полагал, была весьма хваткой в делах ведьмой, вполне способной самостоятельно справиться с преходящими трудностями. Однако галерея всё-таки закрылась, а Эйдан это всё-таки заметил — как и то, что это обстоятельство Маг расстроило. Поэтому он решил сделать ей приятное.

Именно это намерение и привело мистера Эйвери вечером тринадцатого февраля в офис издательства Элеоноры Коветт. Впрочем, с самой Норой он на этот раз встречаться не собирался: все по-настоящему важные аспекты уже давно были улажены, так что в Obscurus Books Эйдана привёл чисто технический вопрос — он хотел лично пролистать сигнальный экземпляр подарочного издания увесистого альбома по искусству, прежде чем весь тираж пойдёт в печать. Альбом был полностью посвящён одной единственной галерее — той самой, которая принадлежала Маг. Доход от продаж, конечно, не мог целиком покрыть убытки галереи, несмотря на дороговизну издания, но это всё же было лучше, чем ничего. К тому же, Эйдан надеялся, что её собственный портрет на страницах увесистого тома с плотной глянцевой бумагой, а также описание всех её заслуг в сфере обогащения художественного искусства магической Британии южным колоритом кистей испанских мастеров, порадует Магдалину.

Представительный редактор, которого для столь ответственного задания выбрала Нора, ждал заказчика в семь вечера, однако дела задержали Эйдана в Министерстве, поэтому он немного припозднился. Мистер Беннетт, тем не менее, его дождался — разумеется. И был столь любезен, что предложил расположиться в свободном кабинете и спокойно изучить свеженький сигнальный экземпляр альбома, чем Эйдан не преминул воспользоваться. Людям Норы он доверял, но всегда лучше всё проконтролировать лично.

К его удивлению, он оказался не последним посетителем издательства, несмотря на скорое наступление комендантского часа: было без четверти восемь, когда редактор извинился и сообщил, что должен переговорить с кем-то ещё. Эйдана это мало беспокоило: листать альбом отсутствие стоящего у него над душой и ожидающего вердикта волшебника ничуть не мешало. Любопытно стало в тот момент, когда, подняв взгляд на звуки шагов, Эйдан успел заметить в щели приоткрытой двери фигуру рыжеволосой девушки, показавшуюся ему очень знакомой. Впрочем, он действительно видел её всего долю секунды, а мало ли в Лондоне рыжих волшебниц?

Однако когда по прошествии ещё некоторого времени мистер Беннетт вернулся к нему с растерянным видом и аврорским значком в руке, Эйдан понял, что об ошибке не могло быть и речи. И ещё — что у всех, кто до сих пор оставался в этом здании, сегодня будут неприятности.

— Куда вы отвели вашу спутницу, Карлайл?
— Мы с мисс Сэллоу спустились на склад, это внизу, — моргнув, ответил Беннетт и с изумлением уставился на значок, который всё ещё держал на открытой ладони. — Я не… я…

— Спасибо, мистер Беннетт, — сказал Эйдан и, не тратя времени, помог своему собеседнику выйти из этого короткого разговора при помощи усыпляющего заклинания. Через несколько секунд он был уже на лестнице, ведущей вниз, с активированным Протего на фамильном перстне и удобно лежащим в ладони древком палочки. Правда, о значке Сандрин предпочёл забыть.

Самым неприятным в сложившейся ситуации было даже не то, что Эйдан понятия не имел, с кем ему предстоит иметь дело. Самым неприятным было пришедшее к нему по пути на склад осознание, что действовать, в случае чего, придётся, избегая наиболее эффективных и привычных для него заклинаний, потому что разбрасываться тёмной магией направо и налево в присутствии аврора — не самая хорошая идея, даже если это твоя дочь.

Добравшись до двери, по-видимому, ведущей на склад, Эйдан остановился и прислушался. С той стороны доносились приглушённые голоса: очевидно, с местом он не ошибся. Осторожно, стараясь не шуметь, он чуть приоткрыл дверь. После этого слышно стало лучше. Внутри пока никого не убивали, и Эйдан решил немного подождать — оценить обстановку и выяснить, что за таинственные недоброжелатели завелись у его дочери-аврора. Причём он очень надеялся, что все, кроме её, голоса, которые он услышит, окажутся незнакомыми.

Отредактировано Aedan Avery (2020-12-01 01:26:53)

+5

4

Боль, конечно, была адская. Спасибо хоть, что - пока - непродолжительная. Но и за эти секунды Сандрин успела прийти к резкому осознанию: если с империусом и авадой еще можно пробовать всерьез, то для круциатуса имеющихся в ее характере садистских наклонностей будет явно недостаточно.

- Incarcerous! - Веревки надежно оплели девушку прежде, чем она успела отдышаться и снова сосредоточиться.

Впрочем, даже дай ей чуть больше времени, вряд ли бы она успела что-то сделать. Их трое. Все трое - без масок. Плохо - значит, в живых оставлять не планируют. Один из нападавших, тот, что послал круциатус, - женщина. Лицо казалось Сандрин смутно знакомым, но сходу в голову ничего здравого приходить не желало.

Палочка в углу, значок - Мерлин знает где. Был ли замешан в этом редактор, имело ли нападение отношение к текущему делу? В принципе, пока неважно. Важно - когда ее хватятся. При худшем раскладе - чуть меньше, чем через четыре часа, когда подойдет к концу смена. В лучшем - Гидеону или кому-то из ребят Сандрин потребуется раньше. Тогда молчание их насторожит, они пробьют местоположение значка - который не факт, что все еще будет находиться на территории издательства, а не на другом конце Лондона. И где к тому моменту будет сама Сандрин - тоже вопрос без ответа. Еще одно "плохо".

- Что вам нужно? - хрипло спросила Сандрин, чувствуя, что сердце все еще бешено колотится, а саму ее едва заметно потряхивает, несмотря на то, что действие круциатуса уже прекратилось. И это тоже было плохо.

Была, однако, и маленькая светлая сторона у этого круциатуса. Кому-то из нападавших - или всем им - хотелось либо причинить ей боль, либо запытать ее ради получения информации. Не просто убить, потому что в таком случае вряд ли бы они стали размениваться на круциатус. Есть куда более простные и эффективные способы справиться даже с аврором. Значит, она могла потянуть время до того, как от нее решат окончательно избавиться. Если ее организм столько выдержит. Четыре часа - это долго. А если они решат перемещать ее отсюда куда бы то ни было, что представлялось разумным, эти часы могли превратиться в бесконечность.

- Чтобы ты вспомнила. И чтобы тебе было так же больно, как и ей, - довольно буднично произнесла женщина, присек перед Сандрин на корточки.

- Кому?

"Интересно, отец так же озадаченно смотрел на девушку-мстительницу, когда та ему нож под ребра всадила?" - совершенно не к месту мелькнуло в голову.

Вот только Сандрин точно знала, что никаким барышням дорогу не переходила. Или в нее случайно кто-то влюбился, разорвался помолвку с предыдущей невестой, а Сандрин и не заметила? Да нет. Дикость какая-то. Скорее, надо было искать на работе. Кого она арестовывала, кто мог оказаться злым родственником посаженных в Азкабан темных магов? Увы, восемь лет не такой большой срок, однако и за этот период всех не запомнишь.

- Crucio!

Сандрин до крови прокусила губу, а затем и язык. Рот заполнился кровью. Сколько там может человеческий организм круциатусов прежде, чем откажет сердце или психика? А чтобы отправиться отдыхать на больничную койку в Мунго? Второй заход, впрочем, оказался чуть менее агрессивным и долгим.

- Поверьте, так я точно не вспомню, - процедила Сандрин, наклоняя голову и сплевывая на пол кровь. Только подавиться не хватало. - Скорее, забуду.

Женщина явно злилась. Мужчины, стоявшие по обе стороны от нее, изображали бесстрастных истуканов. Да, командовала точно она. Вот только по какому поводу?

- 27 декабря 1970 года. Ну же, вспоминайте, стажер Сэллоу, - процедила дама, и да - тут все встало на свои места.

Воспоминания всплыли ярко и достаточно неприятно, хотя тела погибших подростков девушка тогда видела только на фотографиях. Куратор был категорически против того, чтобы она так быстро начинала смотреть на всякие зверства в живую. А зря, может, она была тогда не позеленела от трупа с вывернутыми наружу кишками спустя почти год после окончания стажировки.

- Вашу дочь убила не я, миссис Клайв, - только и заметила Сандрин, тяжело вздохнув, потому что поняла окончательно: убедить точно ни в чем не удастся, разве что - потянуть время. - И вы это знаете. Я даже не была вовлечена в полноценное расследование тех серийных убийств.

Женщина зашипела и снова взмахнула палочкой, но резко остановилась.

- Это вы двое не заперли дверь? - резко поинтересовалась она, отворачиваясь от Сандрин. - Заприте. Живо.

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-12-01 23:13:15)

+3

5

Первым, что отчётливо услышал Эйдан, стоя под дверью, было «Круцио». Криков и стонов за ним, впрочем, не последовало. Сильная девочка. Или Непростительное вышло слабоватым? Голос, произносивший его, к счастью, был Эйдану незнаком. А ещё он был женским и призывал Сандрин вспомнить о каком-то событии семилетней давности. Отложенное возмездие, однако.

Потом заговорила его дочь, и ситуация в общих чертах прояснилась. Некая миссис Клайв — и это имя, к великому облегчению Эйдана, ему тоже ни о чём не говорило — не могла смириться с гибелью своей дочери. По всей видимости, преступницы, убитой при задержании. Хотя, может, и нечаянной жертвы, павшей бесславной смертью при попытке авроров справиться с настоящим злодеем. Сопутствующий ущерб, так сказать. Сейчас это не имело для Эйдана совершенно никакого значения. Он только порадовался, что это стародавнее происшествие не имело связи с пожирательскими делами и, соответственно, с ним самим.

«Это вы двое не заперли дверь?» — резким, взвинченным тоном спросила миссис Клайв, и Эйдан довольно хмыкнул: теперь он знал, что, помимо Сандрин, на складе присутствовали трое. И двое из них сейчас направлялись к нему. Весьма любезно с их стороны, потому что пройти в дверной проём вдвоём одновременно они бы всё равно не смогли, а значит, у него были все шансы разделаться с ними по одному.

«Только без тёмной магии», — напомнил сам себе Эйдан. Это, конечно, несколько осложняло дело — необходимо было тщательно контролировать свои первые импульсы, чтобы не выкинуть на рефлексе какое-нибудь Lacero. Но и среди заклинаний, не считавшихся тёмными, тоже присутствовало немало всякой мерзопакостной дряни. Правда, и тут, вероятно, следовало сделать оговорку: Сандрин всё-таки была аврором, и это дело потом непременно будут расследовать со всей тщательностью, а это означало, что его действия должны быть безукоризненными, чтобы ни у кого не возникло никаких лишних подозрений. Достаточно и того, что эта история неминуемо привлечёт к нему внимание аврората — так пусть уж хотя бы в качестве случайного свидетеля, коим он, по сути, и оказался.

В то же время, действовать надо было эффективно, чтобы не провозиться с этими упырями полночи. Тем более что, если раскидать их с первой попытки, можно будет списать всё на своё фантастическое везение… и регулярные тренировки, необходимые на полной угроз и опасностей дипломатической службе. Эйдан беззвучно ухмыльнулся. Он почувствовал, как его охватило привычное предвкушение схватки. Азарт отдавался лёгким покалыванием в кончиках пальцев, и палочка в его руке как будто тоже напряглась, принимая боевую стойку и готовясь в любой миг провести через себя направленный магический импульс. Шаги приближались, отдаваясь пульсацией крови в висках и глухими ударами сердца о рёбра. Три секунды, две, одна.

В тот миг, когда рука одного из мужчин потянулась к дверной ручке, Эйдан резко дёрнул дверь на себя с другой стороны, вынуждая оппонента совершить не предусматривавшийся им манёвр и тем самым выводя его из равновесия.

— Stupefy, — произнёс Эйдан, нацеливая заклинание на первого противника и сразу же, не дожидаясь ни результата, ни тем более возможной реакции, переключился на следующего.
— Shaft.

Это заклинание было особенно хорошо тем, что отбить его можно было одним-единственным щитом, а выставить его вовремя способен не каждый. Рванувшись на волшебника, Эйдан врезался в него плечом и помог ему приземлиться на пол, попутно пройдясь по его руке с таким расчётом, чтобы из неё выпала палочка. Отпихнув её ногой, Эйдан быстро прошёл вперёд.

Картина, представшая его взгляду, была ожидаемой: привязанная к стулу Сандрин с прокушенной губой и некая миссис Клайв с зажатой в руке волшебной палочкой.

— Добрый вечер, — любезно произнёс Эйдан. — Не помешаю?

Мэджик

*Stupefy / Stunning Charm — P (англ. Stupefy — «ошеломлять», лат. stupeo — «замирать, неметь, застывать, останавливаться»)
Алый луч. Оглушает и отбрасывает жертву, лишает сознания. Вероятнее всего эффект близок к эффекту сильного удара по голове. Если жертве не оказана помощь, через некоторое она придет в себя сама.

Shaft
Небольшая молния вырывается из палочки. Болезненный удар электричеством. Встряхивает, сбивает с ног, по телу проходит волна судороги, мышцы временно парализует, нарушается работа вестибулярного аппарата (координация движений, дикция, ориентация в пространстве). В относительно нормальное состояние жертва приходит в течение двух минут, но за это время нормальная работа мышц и вестибулярного аппарата не восстанавливается полностью. Отражается только щитом Purum Scutum.

Справочная информация)

Ступефай
[dice=3872-11616-26]
Шафт
[dice=1936-9680-26]

+4

6

Отвлечение миссис Клайв на дверь дало Сандрин короткую передышку, которая, впрочем, не сильно-то могла помочь. Физически девушка, полностью связанная, сейчас была не способна практически ни на что. Против трех человек - бессмыслица полная что-то вообще придумывать всерьез. Да, можно было бы попытаться шарахнуть женщину лбом, когда так наклонится к ней, дезориентировать этим, раскачать стул, упасть и попытаться добраться до палочки, чтобы снять инкарцерус. Но это был план из разряда фантастики. Не при таком количестве надсмоторщиков. Ну запрут они дверь - и вернутся. Тут секунды. Сандрин - не Грюм, который, может, и умудрился бы какой-то фокус провернуть после двух круциатусов. Но не она.

События, однако, внезапно начали развиваться явно не по плану нападавших. И даже не так, как могла бы ожидать Сандрин.

От двери раздались какие-то подозрительные звуки, заклинания...

"Неужели меня так быстро хватились?" - мелькнула надежда, но подтверждения своему предположению не нашла, потому что на пороге Сандрин увидела не кого-то из коллега, а... папу.

"Эм. Что?"

Девушка моргнула, дважды, на всякий случай, чтобы убедиться: у нее не галлюцинации от болевого шока. Нет. Не галлюцинации. Кажется.

Миссис Клайв, тем временем, тоже оторопела. Очевидно, новые участники этого шоу стали для нее полной неожиданностью. Как и для ее ребят, которые, отправившись заркывать дверь, даже протего перед собой не выставили, а ведь стоило. Мало ли. Любители, в общем. Это и радовало, и огорчало. Попадаться любителям всегда как-то стыдно. Даже если их трое.

- Ничуть, - кратко обронила Сандрин на вопрос отца, косясь на резко упершуюся ей в шею палочку.

Говорить из-за прокушенного языка было больно. Лишь бы на способности внятно произносить заклинания это сказалось. Девушка все еще предполагала каким-то образом освободиться и добраться до палочки. И учитывая неожиданное, но приятное появление отца, вероятность столь удачного расклада резко повысилась.

"Надеюсь, хоть Аваду она за эти семь лет не выучила. А то будет немного обидно".

- Подойдете ближе - и я ее убью, - пообещала миссис Клайв, и Садрин выразительно вздохнула, а затем бросила предупреждающий взгляд на отца. Мол, и правда - не стоит слишком спешить.

Болтать с кончиком чужой палочки у сонной артерии - так себе идея. Но надо было как-то отвлекать внимание обезумевшей матери от человека со второй палочкой. Пока те двое не пришли в себя. Девушка предполагала, что у отца - как у чистокровного - должны быть неплохие боевые навыки, но утверждать это с полной уверенностью не рискнула бы. Да и, в любом случае, он не аврор. А трое на одного - это почти для любого много.

- Миссис Клайв, - очень тихо проговорила Сандрин. - А я знаю, кто на самом деле виноват в смерти Мэгги. И я вам даже могу сказать. На ушко. А то ведь убьете меня - да так и не узнаете.

- Я знаю, кто ее убил. Не морочь мне голову... - зашипела миссис Клайв.

Палочка в ее руках дернулась и задрожала.

"Немножно не то, на что я рассчитывала. Но так тоже можно".

- Нет-нет. Я не про убийцу. Я про своих коллег, - ласково продолжила Сандрин, хотя язык продолжал мешать. - Дело же в нашей халатности. Так? Но это не моя вина. И не моего куратора. Ну же...

"Ну же. Мэм, у вас явно проблемы с психикой. Серьезные. Покупайтесь на этот бред. Он не бредовее того, что за эти годы выросло у вас в голове от горя".

Миссис Клайв замешкалась, чуть наклонилась, отведя палочку от горла девушки еще на пару миллиметров. Пока события развивались сносно. И Сандрин понадеялась, что отец не решит вмешаться в этот же самый момент. Могло выйти слишком опасно. Хотя и так, и эдак о безопасности речь не шла. Расстояние между женщиной и Сандрин сократилось еще немного. Девушка зажмурилась, и с силой ударила своим лбом о лоб миссис Клайв. И за женщину, конечно, она моручиться не могла, но ей в этот момент стало очень даже больно, хотя с круциатусом это не шло ни в какое сравнение.

А вот тут можно было бы и папе вмешаться...

Немножко кубиков во имя интриги.

Успешность удара лбом.
[dice=11616-1936-26]

+3

7

Да, до профессионалов этому трио было далеко — это было заметно сразу. Во-первых, двое амбалов не озаботились нормальной защитой. По меньшей мере, один из них, который шёл первым. Крайне неумно с его стороны. Второй, может, и был посообразительнее, но шанса продемонстрировать это ему не представилось: Эйдан не хотел рисковать и выбрал заклинание, отбиваемое только весьма специфическим контрзаклятием.

Однако и предводительница этой группы тоже явно растерялась, когда в поле зрения появился нежданный гость. И как только эти умники рискнули напасть на аврора? Допустим, трое на одного — это аргумент. Но должны же они были понимать, что без последствий эта история в любом случае не останется? Или ей главное было отомстить, а дальше будь что будет? Тем более глупо. И этот нелепый шантаж в стиле «не приближайтесь, или я убью её» выглядел ничуть не умнее. Вот он вошёл сюда — случайный посторонний человек. Почему ему вообще должно быть до этого дело?

— Убивайте, мне-то что, — не моргнув глазом, ответил Эйдан. — Хотя я бы сказал, что убивать аврора — не самая разумная мысль. Ничем хорошим это для вас всё равно не кончится.

На удачу, к этому моменту Сандрин уже достаточно пришла в себя после пыточного проклятия, чтобы сообразить, что делать дальше, и Эйдан временно заткнулся, позволяя дочери отвлечь её «похитительницу» и между делом приближаясь к ним обеим.

Повелась миссис Клайв довольно наивно. Хотя, вероятно, для женщины, потерявшей дочь и жаждущей отмщения, это было простительно, потому что эмоции явно затуманили её разум. Губы Эйдана тронула усмешка, когда «коварная» дама наклонилась к Сандрин: он уже понимал, что произойдёт в следующую секунду, и знал, что должен сделать сам.

— Petrificus Totalus, — произнёс он, направив заклинание в миссис Клайв.

Пусть уж эта дамочка поживёт. Наверняка у системы правосудия будет к ней масса вопросов, а те двое горе-телохранителей всё равно скажут только, что выполняли работу, которую она им поручила. Вообще-то, Эйдану было даже жаль, что приходилось ограничивать себя такими «детскими» чарами. Эта сука имела наглость использовать Круциатус, что он, вообще-то, считал прерогативой Пожирателей Смерти (и, с недавних пор, авроров — помашем ручкой Краучу). Что уж говорить о том, что одно из заклинаний Непростительного трио эта тварь посмела применить к его собственной, пусть и внебрачной, дочери. Вообще-то, Эйдан был склонен считать, что миссис Клайв очень повезло, что ей суждено было угодить в руки Визенгамота, потому что в альтернативном случае ей предстояло бы лично пережить немало настоящих Круциатусов. Впрочем, как официальный представитель Визенгамота, мистер Эйвери намеревался сделать всё возможное, чтобы эта особа получила если не поцелуй дементора, то максимально долгий срок пребывания в их обществе. Никто не смеет пытать его дочь, используя при этом заклинания из арсенала Пожирателей Смерти.

— Emancipare, — сказал Эйдан следом. Надо было уже, наконец, освободить Сандрин от пут и дать ей возможность продемонстрировать свои аврорские навыки. В конце концов, тех двоих он вырубил не так чтобы основательно — всё-таки, без тёмной магии участвовать в подобных стычках было не так весело: противники отделывались слишком легко.

— Как ты? — спросил он дочь, пока никто не влез в их тет-а-тет. — Боюсь, те двое могут скоро очухаться. Если ещё не.

Так победим

*Petrificus — P, F (лат. petrosus — «каменный, каменистый»)
Белая вспышка. Заклятие полного обездвиживания (либо целиком, либо частей тела).
Petrificus Totalus — Полное Обездвиживание (totus — «весь, целый») — жертва застывает, вытянув руки и ноги по швам, и чаще всего падает, не имея возможности удержать равновесие. Жертва остается в сознании, но не может двигаться и говорить. В случае с обездвиживанием части тела, (например Petrificus manus (manus (genitive: -us) — рука) необходимо указать ее название на латыни либо точно указать палочкой на часть тела. При прикосновении к коже заколдованного она ощущается твердой как камень. Долгое нахождение под действием этого заклятья чревато необходимостью обратиться к колдомедикам для лечения последствий.

*Emancipare (лат. mancip — "я освобождаю")
Освобождает объект от веревок, пут и оков, может быть эффективно также против некоторых связывающих чар.

Чтобы было

[dice=9680-5808-26]
[dice=7744-11616-26]

+4

8

Удар действительно дезориентировал миссис Клайв, и дал отцу прекрасную возможность уложить даму отдохнуть, а затем освободить Сандрин. Девушка ощущала неловкость оттого, что ее тут - фактически - спасал гражданский, но что ты будешь делать? И, все-таки, трое, хоть и делетантов, на одного - это много. Оставалось только этим себя и успокаивать И две щитовые броши, что ли, носить теперь на себе даже в самой мирной обстановке? Или три? В общем, обвешаться щитами на манер новогодней елки, ага.

- Нормально. Спасибо. Да, догадываюсь, - коротко отозвалась Сандрин, рассеянно проводя тыльной стороной ладони по нижней губе.

Взглянув на пальцы, девушка поняла, что та еще кровоточит. На голове наверняка должна была скоро появиться шишка, потому что столкновние со лбом миссис Клайв вышло достаточно ощутимым. Руки чуть подрагивали, сердце билось ощутимо быстрее, чем было для Сандрин нормально, и было как-то зябко. Нормальная такая реакция на два круциатуса практически подряд, в общем. Могло бы оказаться хуже. И у нее точно не было сейчас времени на полноценный болевой шок. Организму требовалось продержаться еще некоторое время. Как надеялась Сандрин, непродолжительное.

- Как вы тут удачно для меня оказались? Мой значок - и редактора вместе с ним - не видели? - спросила она, аккуратно поднимаясь и оценивая свое состояние уже в вертикальном положении.

Терпимо, но лучше бы без дополнительных потрясений в ближайшее время. Хотя тело явно считало, что решение наклониться за палочкой уже являло собой некоторое неприятное и излишнее потрясение. Увы, Сандрин пока не стремилась активно к нему прислушиваться.

- Vincula! - процедила она, направляя палочку на миссис Клайв.

Сочувствия к несчастной женщине она пока что не испытывала. Желания убить ее, впрочем, тоже. Было глухое раздражение на то, что все сложилось так, как сложилось. Если бы тогда, семь лет назад, у них оказалось достаточно улик, Мэгги бы не пострадала. И сейчас бы этого всего не случилось. И миссис Клайв с дочерью радовались жизни где-нибудь далеко от Сандрин. Грустно это было. На долгие сожаления о прошлом, однако, времени не было.

- Сзади, - коротко бросила Сандрин, внезапно увидев в дверном проеме очухавшуюся парочку амбалов, и сама резко отпрянула к коробкам с книгами, стоявшим у ближайшей стены. - Stupefy!

Организму такие развлечения тем более пришлись не по вкусу: голова тут же закружилась, и к коробкам Сандрин буквально привалилась, ибо падать было точно нельзя. 

Магия

Vincula (лат. vinculum — “цепь”)
Модернизированное заклятие связывания. Тонкие веревки белого цвета вяжут объект по рукам и ногам как физически, так и магически, лишают объект его естественной возможности к аппарации или перемещению с помощью портала или камина. Ни сам связанный не может переместиться, ни кто-то другой не может его переместить, пока заклятье не снято. Снимается только чарами libertatis.

*Stupefy / Stunning Charm — P (англ. Stupefy — «ошеломлять», лат. stupeo — «замирать, неметь, застывать, останавливаться»)
Алый луч. Оглушает и отбрасывает жертву, лишает сознания. Вероятнее всего эффект близок к эффекту сильного удара по голове. Если жертве не оказана помощь, через некоторое она придет в себя сама.

Кубики на ступефай, потому что винкула должна сработать без перебоев

[dice=9680-1936-26]

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-12-03 20:29:25)

+3

9

Судя по всему, никаких серьёзных физических повреждений недоброжелатели Сандрин ей нанести не успели. Прокушенный язык или губа — это не очень страшно, а последствия круциатуса, хотя и неприятны, но всё же носят временный характер, если кастовавший его не переусердствовал. В этом смысле Сандрин повезло: она была в порядке — со скидкой на все вводные, разумеется.

— Случайно, — ответил Эйдан на вопрос дочери, между делом задумавшись о том, что следует быть осторожным с выбором не только заклинаний, но и слов: неминуемое расследование означало, что уж хотя бы от аврора Сэллоу потребуется предоставить подробные воспоминания обо всём произошедшем. Хорошо ещё, что на этот раз ему, для разнообразия, не нужно было заметать следы собственных преступлений или скрывать нечто неблагопристойное.

— У меня была назначена встреча с редактором, я увидел, как он прошёл по коридору с девушкой, похожей на тебя. А потом мистер Беннетт вернулся ко мне с нелепым выражением на лице и аврорским значком в руке, — быстро рассказал дочери Эйдан. Мысль вернуться к однажды озвученной ею же версии и представить её в роли своей молодой любовницы начинала казаться ему всё более жизнеспособной. Интересно, насколько «счастлива» будет сама Сандрин, когда поймёт, что на текущий момент у них вряд ли оставались другие убедительные варианты?

— Извини, мне не пришло в голову забрать твой значок у Беннетта. Растерялся, — пояснил Эйдан и в тот же миг был вынужден отскочить в сторону, следуя предупреждающему оклику Сандрин. Очень кстати, потому что двое верзил, оставленных им позади, успели прийти в себя и теперь жаждали восстановить прежний расклад сил. Отпрянув в противоположную от дочери сторону, Эйдан укрылся за стеллажом, заставленным коробками.

Как и положено истинному аврору, Сандрин тоже успела не только найти укрытие, но и ответить на действия нападающих своей контратакой — по которой, правда, было заметно, что Круциатус (если единственное число здесь было уместно) не прошёл для неё совсем уж бесследно. Зато её Ступефай, кажется, сбил щит нападавшего, и этим моментом грех было не воспользоваться, чтобы его добить, пусть и не насмерть.

— Flipendo, — отчётливо произнёс Эйдан, направляя палочку на одну из мужских фигур. Мгновением позже встречное заклинание прилетело к нему самому, но отскочило от сработавшего на фамильном перстне Протего.

К этому моменту Эйдан спохватился и подумал о том, что не должен держаться слишком уж хорошо. Даже тренированный маг, не имеющий при этом привычки к столкновениям в реальных боевых условиях, должен был испытывать внутреннее волнение, которое могло подтолкнуть его к необдуманным действиям и элементарным ошибкам. Однако подставляться под чужие заклинания тоже не хотелось. Между тем, последний из трио «похитителей», кому досталось меньше всех, начал резво лупить чарами по коробкам с книгами. От его Экспульзо стеллаж, за которым укрылся Эйдан, разлетелся в стороны крупными обломками, вынудив его использовать заклинание щита и перебраться под его покровом к дочери.

— Варварство, — констатировал Эйдан, оказавшись рядом с Сандрин. — Итак, товарищ аврор, у вас есть план?

Игрушки

*Flipendo / Knockback Jinx  — P
Желтая вспышка. Сильный удар, отбрасывающий противника или предмет, причиняет физические повреждения, хрупкий предмет может сломать или разбить. Ощущается как удар тяжелым предметом. При попадании заклятья в цель раздается гулкий звук удара по металлу.

Для фана

На Флипендо
[dice=9680-9680-26]
На щит от взрывашки
[dice=3872-9680-26]

+4

10

- Значит, это вас я видела мельком, - удовлетворенно кивнула Сандрин. Больше никого в здании, очевидно, не было. И то хорошо. - А с самим Беннеттом-то что?

Вряд ли отец его убил. Но куда дел-то? Раз значок забрать "растерялся". Так Сандрин и поверила.

"Ну да ладно. Предположим, не подумал, что надо захватить".

В любом случае, независимо от мотивов отца, итог обозначал, что выбираться предстояло своими силами.

- Contego, - пробормотала Сандрин, потому что дальше на установку щитов могло и не остаться времени: мужчина двигался в их сторону и останавливаться не спешил.

Любитель, конечно. Так что уж вдвоем-то они должны были с отцом справиться. Если она сможет сейчас собраться и не ошибется с заклинаниями в самый ответственный момент. А ошибаться было нельзя - на большое количество заклинаний Сандрин сейчас точно бы не хватило.

- Значит, так, - шепотом заговорила она прямо на ухо Эйдану. - Я его сейчас разоружу и уроню на пол. Тем, что ему точно не отбить.

Если он не бывший сотрудник ДОМП. Но девушка решила надеяться на лучшее. Лица этих двоих ей точно не были знакомы, по крайней мере. Молодые, притом, лица. В общем, это внушало надежду, что к ДОМП они и правда отношения не имели. Либо перестали иметь отношение быстрее, чем выучили аврорский набор заклинаний.

- Даже при слабой кастовке время на то, чтобы добить ступефаем или вроде того, это вам даст. После я его свяжу. И второго тоже.

"И пойдем добывать мой значок".

- Castra Armilla! - твердо выкрикнула Сандрин, резко высовываясь из-за стеллажа. В этот же момент в нее успело полететь обездвиживающее, но девушка вовремя пригнулась, даже щит не пострадал.

Магия

Contego (лат. сontego — "защищать, укрывать")
Щит становится видим только в момент, когда в него ударяет заклинание, высверкивает золотистой прозрачной стеной.
Создает фронтальный щит, поглощающий направленные в мага заклятья. Защищает от слабых темных заклятий (нелетального действия, не Непростительных). Мобильный, перемещается вместе с магом. Светлая магия, сложен в освоении. Не блокирует ментальные и боевые заклятья, пробивается сильными темными.

Castra Armilla
Модернизированный гибрид заклятий разоружения и подножки. Выбивает у противника из рук любой предмет (отбрасывает его на 2м, не меньше), который он в данный момент держит, а так же опрокидывает противника на спину. Блокируется только чарами Ad utrumque paratus.

Кубики

Кубики на Castra Armilla
[dice=5808-1936-26]

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-12-03 21:44:33)

+3

11

— Весьма вероятно, — кивнул Эйдан. Если он увидел Сандрин в дверном проёме, могла его увидеть и она. — Мистер Беннет остался наверху, приходит в себя.

В принципе, он даже не соврал. Просто путь редактора к себе проходил витиеватой дорогой сна. Между прочим, это было ещё довольно гуманно по отношению к бедолаге — особенно учитывая, что возиться с ним у Эйдана времени не было, а самый действенный способ заставить человека задержаться на месте — это приложить его головой об стену. Но поступать так с волшебником, работавшим на Нору, Эйдан не хотел, а потому проявил чуть больше заботы, усыпив его на месте.

План, которым поделилась с ним Сандрин, был прекрасен в своей простоте и давал ей возможность блеснуть аврорскими навыками, а ему самому — проконтролировать ситуацию, не светя никакими особенными умениями. Естественно, Эйдан его одобрил.

— Давай, — сказал он, после чего имел редкое удовольствие наблюдать, как заклинание из арсенала департамента правопорядка работает, не будучи направленным на него самого или на кого-то из его коллег по пожирательской тусовке.

Под воздействием Castra Armilla нападавший упал, будто споткнувшись, и выронил палочку, однако быстро начал подниматься. Эйдан не дал ему завершить этот нехитрый манёвр до конца и швырнул в него самым банальным Ступефаем. Связать этих героев дочь хотела сама — аврорам, видимо, очень нравилась эта процедура — и Эйдан решил не мешать. Как говорится, чем бы дитя ни тешилось — лишь бы не заводило расследований против родителя.

Он выдохнул, выпрямляясь в полный рост и выходя из укрытия, продолжая держать палочку наготове на случай, если кто-то из троицы очухается раньше срока.

— Недурно, — прокомментировал Эйдан. — И часто с тобой такое бывает?

Любите ли вы кубики так, как они любят вас?

[dice=7744-5808-26]

+4

12

Несложный маневр удалось осуществить вполне успешно, хотя качество Castra Armilla в исполнении Сандрин однозначно оставило желать лучшего. Девушка скривилась и мысленно помянула дракклов.

- Ну, народные мстители в количестве трех штук на одну меня, такое впервые. В остальном, обычная ситуация, - откликнулась девушка, приседая рядом с мужчинами и спешно обыскивая их карманы. Вскоре той же процедуры удостоилась и миссис Клайс.

Не зря - в кармане одного из нападавших обнаружился порт-ключ, быстро перекочевавший в мешочек для вещественных доказательств из драконьей кожи. Затем Сандрин прошлась по обоим амбалам винкулой, а после на секунду замерла над миссис Клайв.

Оставлять ее под петрификусом было и неразумно, с точки зрения того, что ей могла потребоваться колдомедицинская помощь, а вследствие нее - всплыть обвинения в превышение отцом необходимой самообороны, и с точки зрения того, что женщина прекрасно могла все слышать. Оба момент вряд ли могли стать какой-то глобальной проблемой. Кто миссис Сантана Клайв - и кто мистер Эйдан Эйвери? Но Сандрин предпочла бы избежать дополнительных сложностей.

- Finite Incantatem! Stupefy! - произнесла она, потому что оставлять эту даму в сознании, даже в связанном состоянии ей сейчас не хотелось.

Затем Сандрин трижды проговорила акцио, чувствуя, что даже от таких простых бытовых заклинаний силы как-то совсем стремительно убывают, - и в ее левую руку одна за другой легли палочки нападавших.

"Вроде бы, все".

Все эти действия Сандрин проделывала практически на автомате - спасибо профессиональным рефлексам. Будь она моложе, точно бы о чем-нибудь забыла. Не дай Мерлин, она накосячила с винкулой - и кто из этих ребят освободится. А порт-ключ с палочками совсем рядом. Сил на исправление ошибок и продолжение боевых действий у нее совершенно точно сейчас не нашлось бы. К тому же, руки, по-прежнему, оставались едва ли не ледяными, и было холодно, хотя после энергичных боевых действий уже сто раз пора было согреться. Но нет.

- Беннетт и мой значок наверху, в его кабинете, так? - спросила Сандрин, не глядя на отца, и уперлась кулаком в стену, прикрыв глаза.

Магия для проформы

Vincula (лат. vinculum — “цепь”)
Модернизированное заклятие связывания. Тонкие веревки белого цвета вяжут объект по рукам и ногам как физически, так и магически, лишают объект его естественной возможности к аппарации или перемещению с помощью портала или камина. Ни сам связанный не может переместиться, ни кто-то другой не может его переместить, пока заклятье не снято. Снимается только чарами libertatis.

*Finite (лат. finio — «кончать, завершать»)
Останавливает действие чар, запустивших / поддерживающих / регулирующих какой-то процесс. Не избавляет объект или живое существо от последствий этого процесса и не оборачивает эти последствия вспять. В варианте Finite Incantatem останавливает действие всех наложенных заклятий, поддающихся действию Finite.

*Stupefy / Stunning Charm — P (англ. Stupefy — «ошеломлять», лат. stupeo — «замирать, неметь, застывать, останавливаться»)
Алый луч. Оглушает и отбрасывает жертву, лишает сознания. Вероятнее всего эффект близок к эффекту сильного удара по голове. Если жертве не оказана помощь, через некоторое она придет в себя сама.

*Accio (лат. accio — "привлекать, призывать")
Призывает какой-либо предмет к магу. Предмет должен либо находиться в пределах видимости, либо маг должен добавить к заклинанию название предмета, а также знать, где этот предмет находится и достаточно точно визуализировать именно его, а не любой с таким же названием. Вызванный предмет немедленно начинает быстро приближаться к произнесшему заклинание, минуя все препятствия. На живые существа не действует.

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-12-04 19:20:04)

+3

13

В общем-то, всё закончилось довольно быстро: двое против троих — не самый удачный расклад для не особенно отчаянных мстителей. Тем более что они вряд ли ожидали схватки. Тем более что их противниками оказались аврор и Пожиратель Смерти. К слову, более дикого сочетания для боевого дуэта нельзя было и придумать. Пожалуй, Эйдану ещё ни разу не выпадало случая поучаствовать в стычке в таком примечательном составе — и притом на одной стороне. Эта мысль заставила его улыбнуться — к счастью, в тот момент, когда Сандрин была занята обшариванием карманов и сбором палочек у обездвиженных злоумышленников: в противном случае пришлось бы изобретать правдоподобное объяснение тому, что его так позабавило в этой сцене.

Пока дочь занималась своими аврорскими делами, Эйдан стоял и наблюдал за её действиями — с удовольствием, потому что они его не касались — а заодно разглядывал поверженные фигуры трёх человек на полу. Дамочка, вооружившаяся Непростительными и не успевшая использовать только одно из них, и группа поддержки из двух почти одинаковых верзил. Да, им сегодня очень не повезло. Интересно, откуда они вообще такие красивые взялись.

Когда Сандрин, покончив со всеми необходимыми манипуляциями, уперлась кулаком в стену, Эйдан сделал вывод, что Круциатус, вероятно, всё-таки был не один, и их последствия в виде слабости и истощения сил явно давали о себе знать.

— Да, они наверху, — сказал он, подходя ближе к дочери. — Не знаю уж, чей это кабинет. Я покажу. Или мне лучше остаться тут? — уточнил Эйдан, кивком головы указав на связанных преступников. — Хотя не думаю, что без палочек и связанные они отсюда куда-то уйдут, а оставлять тебя одну мне сейчас не хотелось бы.

Судя по виду Сандрин, ей самой в её нынешнем состоянии могла потребоваться помощь для того, чтобы лишний раз без приключений подняться по лестнице, но Эйдан не стал настолько подробно вдаваться в детали — вдруг его эмансипированная дочь-аврор отреагирует на такую заботу чересчур болезненно. И совсем другое дело просто молча подставить ей локоть: захочет — возьмётся.

+3

14

- Какая забота, - хмыкнула Сандрин с невнятной смесью иронии и благодарности в тоне и заставила себя отлепиться от стены.

Лечь рядышком с повязанными преступниками и лежать, пока слабость не пройдет, сейчас казалось очень привлекательной мыслью. Жаль, совершенно нездравой. Пока сюда не явится кто-то из авроров и она не доложится о том, что тут произошло, об этом и думать не стоило.

- Нет, смысла вам тут оставаться, думаю, нет. Они отсюда смогут куда-то деться теперь только благодаря какому-нибудь чуду. Например, четвертому подельнику с подготовкой ДОМП. Но пока эта идея мне, скорее, кажется, фантастической, - добавила она, мысленно прокручивая в голове все их с отцом общение за последние минуты.

Мозгу такое напряжение приходилось по вкусу едва ли  не в меньшей степени, чем избыточная физическая активность. Но не то чтобы у него был выбор. Не обдумаешь сейчас - потом выйдет таким боком, что лучше б тебя до смерти здесь запытали.

Сандрин еще секунду размышляла и оперлась о локоть отца.

- Показывайте, где вы оставили мистера Беннетта, - проговорила она, решив, что налетать на предметы куда худшая идея, чем оказаться немножко пострадавшей, а не бодрым аврором.

Тем более, что ей надо было подумать, а и думать, и пытаться не пересчитать все ступеньки сейчас представлялось непосильной задачей.

Итак. За поверхностное знакомство через ее официального отца это их взаимодействие не удалось бы выдать. Более того, уже само то, что глава департамента международного сотрудничества не вызвал аврорат, а полез в непонятную и потециально опасную ситуацию самостоятельно, заведомо вызывало вопросы. Ради какого-то незнакомого аврора никакой чистокровный из двадцати восьми священных семей своей шкурой рисковать не станет. Если только это не братья Пруэтты, но то отдельная история, да и им по долгу службы положено.

Самым неприятным тут было то, что обсудить, как именно они станут подавать свое близкое знакомство, возможности тоже не было. Потому что, скорее всего, воспоминания ей придется показывать вплоть до отправки сообщения в аврорат. И всегда есть риск захватить в такой ситуации что-то лишнее, сверх положенного. Воспоминания - не рулон ткани, до миллиметра не отмеришь.

И уж, конечно, отец не станет использовать этот момент для того, чтобы признать Сандрин своей дочерью. Хотя, между прочим, могло получиться очень даже красиво. Но девушка не видела смысла на это рассчитывать.

Вариант с общим знакомством через маму и светское общение тоже не выдержал бы критики, если бы кому-то захотелось придраться и покопаться. За столько лет они наверняка не раз и не два совпадали на мероприятных высшего общества. Однако в конце декабря отец не знал даже имени Сандрин. В общем, версия прошла бы проверку только при крайне непристальном ее изучении.

По всему выходило, что о характере из взаимоотношений нельзя было говорить ничего явного, однако выразительно дать понять особо любопытствующим, что носят они - или носили! - весьма неформальный характер. А дальше каждый пусть делает выводы уже в меру своей испорченности. Главное, чтобы на суде никому не пришло в голову в этом копаться. Но Сандрин надеялась, что не станет, характер их взаимоотношений никак не был связан с произошедшим на нее нападение.  Лишь бы отец пришел примерно к тем же выводам, потому что договориться они вряд ли успеют.

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-12-05 20:33:24)

+2

15

Да, аврорские чары связывания были откровенно паршивой штукой, и снять их мог только посвящённый в аврорские секретики волшебник с хорошей магической подготовкой. Весьма печальное обстоятельство, надо сказать. Эйдан всё-таки надеялся, что какой-нибудь дополнительный способ сбросить магические оковы производства ДОМП существует, но комментарий Сандрин разбил эту теорию на корню. Вывод для себя Эйдан сделал простой и логичный: никогда, ни при каких обстоятельствах не попадаться под связывающие аврорские чары. Похоже, стоило уделить больше внимания развитию скорости реакции — даже несмотря на то, что от природы с этим у него проблем не возникало. Просто это был не тот аспект, в котором можно было позволить себе рисковать.

В чём на этот момент, с точки зрения Сандрин, проявилась забота с его стороны, удостоившаяся её то ли ироничной, то ли благодарной ремарки (Эйдан предпочитал думать, что всё сразу), он так до конца и не понял, потому что пока не сделал ничего особенного. Однако его взрослая дочь имело право на собственное мнение по этому вопросу, и Эйдан не видел смысла в уточнениях или корректировках. Тем более что под локоть она его всё-таки взяла. Видимо, по большой необходимости. Хотелось бы, конечно, думать, что дочери просто было приятно использовать возможность побыть к нему поближе, но Эйдан старался не поддаваться таким соблазнительным домыслам.

Итак, злоумышленников они оставили в окружении лёгкого погрома складского помещения, а сами начали неторопливый подъём наверх, туда, где ожидал обмякший в рабочем кресле спящий Карлайл Беннетт и аврорский значок Сандрин. Говорить она не спешила, даже когда они остались одни, и Эйдан задумался, было ли то признаком усталости или на это имелись рациональные причины. Вероятную он находил только одну: с аврора при исполнении, в случае столкновения с преступниками, наверняка потребуют слить воспоминания об этом событии в омут памяти для расследования. Правда, короткая схватка уже осталась позади. Так в чём тогда проблема? Перестраховывается? Не хочет рисковать? Однако хранить гробовое молчание — тоже подозрительно, ей стоило бы подумать и об этом.

— Насколько я понял, тебе досталось Круциатусом, — после некоторого времени в тишине заметил Эйдан. — И после этого ты ещё продолжала с ними бороться. Это впечатляет. Как ты себя чувствуешь, Сандрин?

Они, наконец, добрались до верхней площадки лестницы, и Эйдану показалось, что он едва ли не почувствовал облегчение дочери — примерно так же он ощущал себя пару недель назад, поднимаясь на второй этаж Эйвери-мэнора со свежим следом от ножа в боку.

— Вон тот кабинет, — Эйдан указал на него кивком. Дверь по-прежнему была приоткрыта, а мистер Беннетт мирно посапывал, запрокинув голову и время от времени всхрапывая.

— Да, он спит, — подтвердил очевидное Эйдан и глянул на дочь. — Я не знал, что с ним делать, и просто его усыпил. Разбудить?

Для него это было бы несложно, а Сандрин имело смысл сэкономить силы: ей наверняка ещё предстояло уладить множество бюрократических формальностей, прежде чем она сможет немного отдохнуть. Кстати, об этом.

— А вот и твой значок, — улыбнулся Эйдан. — И что теперь? Я так понимаю, сейчас здесь будет группа твоих коллег, ведь здесь произошло нападение на аврора, а та дамочка применяла Непростительные. Мне нужно задержаться и дать показания?

Он говорил об этом так, будто это было маленьким приключением — как человек, который ни в чём не знает своей вины и ни разу не попадал в гущу событий подобного рода.

— Я собирался вернуться домой ещё до наступления комендантского часа. Надеюсь, мне не грозит штраф за нарушение министерских постановлений? — это была, разумеется, шутка: Эйдан вспомнил о том, что он не только вальпургиев рыцарь и отец взрослой дочери, но ещё и глава международного департамента, и именно этой позиции следовало держаться в обществе посторонних, коими для него являлось абсолютное большинство сотрудников сферы правопорядка.

+3

16

Вероятно, Сандрин и сама бы впечатлилась тому, что после двух, не таких уж слабых, по ее ощущениям, круциатусов, она смогла махать палочкой и даже не промазывать мимо цели. Но на такие эмоции у нее сейчас точно сил не оставалось.

- Спасибо. А был вариант, при котором я могла бы позволить себе этого не делать? - хмыкнула она, чуть пожимая плечами, и поморщилась. - Ну, без Мунго я вряд ли обойдусь.

Подробно обсуждать эту тему она совершенно не хотела. Всякие укрепляющие зелья у нее дома, конечно же, были. Но в нынешнем своем состоянии она запросто могла и сами зелья перепутать, и с дозировками просчитаться. Да и познания о последствиях круциатуса и их лечении у нее были весьма поверхностные, а причин избегать визита в госпиталь как-то не было.

Подъем наверх будто занял целую вечность, но Сандрин стиснула зубы и ничего по этому поводу не сказала.

А мистер Беннетт, тем временем, сладко спал. Вот ей бы сейчас так! Вопрос о том, в каком состоянии оставил редактора отец, посещал Сандрин еще внизу, но в слова не оформился, потому что требовал в тот момент дополнительных, не таких уж нужных, усилий. Что ж, спящим Беннетт ее вполне устраивал.

- Не стоит. Спасибо, - качнув головой, ответила она на предложение разбудить его. - Мне совершенно не очевидна его роль в этой истории, а допрашивать его будет кто-то из моих коллег. Я при всем желании сейчас это не потяну. Так что пускай пока поспит. Лишь бы раньше времени не проснулся.

Она сжала в ладони значок и, наконец, вздохнула свободнее. Сообщение Гидеону - и эта история перестанет быть только ее проблемой. Ладно, ее и отца проблемой. Но он не был аврором, а потому это было немного... иным.

- Да, - Сандрин устало улыбнулась прежде, чем начать писать. - Задержаться и дать показания вам, пожалуй, придется. Хоть вы и глава международного департамента. И нет, не думаю, что вам светит штраф, тем более, в свете всех обстоятельств. Но, на вашем месте, я бы подумала над ответом на вопрос, почему вы полезли на склад сами, а не вызвали аврорат или хитов. До того, как вас об этом кто-нибудь спросит. В международке нехватка экстремальных развлечений?

На последней фразе она чуть иронично, но более чем доброжелательно приподняла бровь. На самом деле, ей, конечно, было приятно, что отец не ограничился формальным уведомлением органов правопорядка. И, несмотря на то, что ее восприятие происходящего вокруг было сильно притуплено последствиями круциатуса, в этой короткой битве бок о бок тоже было нечто... Значимое. И приносящее удовольствие. Возможно, в каком-нибудь другом мире из них с отцом мог бы получиться не такой уж плохой тандем. Возможно даже, и на поприще международных отношений. Но нет, Сандрин не жалела о выбранной профессии. Что не мешало ей немножко пофантазировать прежде, чем снова сосредоточиться на реальности, которая того и гляди грозила куда-нибудь от нее "уплыть".

Сандрин потерла ладони друг о друга, пытаясь их хоть немного согреть, а затем отбила Гидеону сообщение о трех преступниках, одном свидетеле и одном то ли сознательном, то ли невольном соучастнике. И о том, что ей самой нужно в Мунго.

Теперь надо было дождаться ответа, объяснить тем, кто прибудет в издательство, все несколько подробнее и, наконец, окончательно расслабиться. В Мунго расслабиться, увы. Но хоть так.

Кресло по соседству с Беннеттом очень манило. Однако Сандрин здраво рассудила, что, сев в него, она с него уже вряд ли встанет. А доложиться в больших деталях ей еще только предстояло. Тому, кто сюда явится. Что тоже вопрос. В зависимости от того, где были остальные члены ее группы, Гидеон мог и перекинуть вызов кому-то еще.

- Давайте, спустимся вниз к входной двери, - предложила она отцу. - Группу встречать.

Кто бы это ни оказался.

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-12-06 20:41:33)

+2

17

Последнее время Гидеону казалось, что каждое новое дело их группы, как-то хитро-вывернуто проклято.
Взять хотя бы то не давнее, когда на них напала мантия убийца, за ней степлер, пока Фабиан сражался с огнекрабом, а в итоге пришлось иметь дело с занудными бумагомараками из Департамента международных отношений.
И вот теперь: Сандрин нужно было просто поговорить с издателем. Издатели обычно – такие милые дедушки среднего возраста или милые дамы. Безобидные и не страшные. (Нет, Гидеон знал, что в каком-нибудь зловещем месте, как раз милая девочка или милая бабушка может оказаться самым страшным существом). Но издательства не должна были быть такими опасными местаим.
В общем Сандрин ничего не угрожала – теоретически – и не было никакой необходимости высылать с ней кого-то еще.
Практически Сэллоу прислала ему на значок – завибрировавшей на груди – сообщение: "Гидеон, у меня в издательстве небольшое ЧП. Итогом три задержанных, два свидетеля, и мне нужно в Мунго. Сможешь прислать кого-то из ребят?"*
Он как раз писал отчет о прошествии, на основании отчетов Джо и Фабиана и ждал Сандрин.
- То есть «Небольшое ЧП», а ей нужно в Мунго?! – ахнул Гидеон подскакивая на месте, - Джо, Фаб, по координатам Обскуруса аппарация. У нас там ЧП.
Они оказались перед входной дверью издательства спустя несколько мгновений, и первой ого увидел Гидеон – была его коллега. Он быстро окинул Сандрин наметанным взглядом и ахнул: последствия круциатуса – лимбо нескольких слабых, либо одного длительного - были на лицо. Он уже хотел было сказать, чтобы она немедленно отправлялась в Мунго – а отчитается позднее, но за ее спиной заметил другого мужчину. Мистера Эйвери – «священные двадцать восемь, Глава международников, опять…»
- Приветствую, мистер Эйвери, - он перевел взгляд на девушку снова, - Я весь внимание, Сандрин, самое основное, дальше мы отправим тебя в Мунго.

*согласовано

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+5

18

Возможно, про Мунго она зря написала. Трех задержанных и два свидетеля - уже достаточно, чтобы прислать хотя бы двоих. И про Мунго и круциатус уже по прибытии группы рассказала бы. Может, Гидеон вообще перекинул бы это другой группе. Так в чем-то было бы меньше сложностей и чужих беспокойств. А так... Тот же Фабиан мог зря переполошиться. Но было уже поздно с этим что-то делать, поэтому Сандрин лишь морально приготовилась к любым последствиям. Насколько вообще могла сейчас быть готова к чему-то новому и требующему приложения каких-то усилий.

Ребята появились быстро. Прежде, чем прислонившаяся плечом к перилам Сандрин начала сползать на пол, несмотря на достаточно устойчивую опору. Силы исчезали совсем уж стремительно. И, судя по цепкому взгляду Гидеона, это было ой как заметно.

Основное, по прикидкам Сандрин, все равно в два слова не укладывалось. Но она честно попыталась, предварительно бросив быстрый взгляд на отца. Маловероятно было, что ее хватит на то, чтобы послушать версию событий, которые он посчитает нужным озвучить. Разве что в воспоминаниях увидит или в отчете прочтет. Если бы нее еще оставались лишние силы, она бы об этом факте пожалела. Но сейчас она была слишком сосредоточена на том, чтобы не отключиться посреди фразы.

- Так. Суть. Ага. К делу об издательстве это, насколько я могу судить, отношения не имеет. Просто кое-кто решил, что сейчас подходящий момент для личной мести. В декабре семидесятого года мой куратор вел дело о серийных убийствах. Я тогда еще была стажером, особо близко до дела меня не допускали, но беседовать с безутешной родней и приносить ей дурные вести куратор часто отправлял меня. Когда мы час назад спустились с редактором на книжный склад, там нас ждали мать погибшей тогда девушки и двое мужчин. У матери, как я поняла, претензии к аврорату и ко мне лично, потому что мы не поймали убийцу вовремя и ее дочь погибла. Дочь была последней погибшей, на ней преступник прокололся, и мы смогли его взять. До этого у нас были подозрения, но без улик. Но уверена, подробностями о своих мотивах миссис Клай сама поделится с удовольствием, как в себя придет. Короче, на складе в меня полетели три заклинания, круциатус я отбить не успела. Значок они тут же забрали и, если я все правильно услышала, отдали редактору с указанием выкинуть. К счастью, он этого сделать не успел. Про него не знаю - сообщник он, попал под империо или просто испугался. Он наверху под усыпляющим мистера Эйвери. Вероятно, скоро проснется..

Как ни пыталась она короче, а все равно выходило длинно. Потому что почему-то казалось важным объяснить причину этого нападения. Подробно. Возможно, потому что Сандрин считала, что тем, кто будет дальше допрашивать миссис Клайв, нужно знать, что она несчастная женщина, а не какая-то террористка, как Пожиратели Смерти.

- Мистер Эйвери удачно оказался здесь по личному делу, столкнулся с редактором уже после нападения и любезно помог мне выбраться из этого всего живой. Задержанные под винкулой и ступефаями лежат на складе. Склад немножко пострадал в процессе драки. Собственно, это суть, - закончила Сандрин и прикрыла глаза, покрепче стиснув пальцами перила.

Прикрыла - а вот открыть их всего через секунду оказалось какой-то совершенно непосильной задачей. В ушах зашумело - и опора вдруг исчезла из-под пальцев.

+5

19

Ничего выдающегося в своих действиях Сандрин, как и следовало ожидать, не видела или не хотела видеть. В принципе, это было понятно: она просто выполняла свою работу — и пыталась выжить. Но всё равно не могла не ответить вопросом, изрядно напоминавшим по своей сути возражение. Эйдан хмыкнул.

— Всегда есть варианты, просто не все они одинаково жизнеспособны. Но у тебя есть характер. — И сколько же от этого порой бывает и ещё будет проблем. Однако уж лучше так — иначе он вряд ли смог бы поверить, что она действительно его дочь.

Будить мистера Беннетта Сандрин посчитала лишним. Эйдан был с ней в этом солидарен, тем более что нареканий по просмотренному сигнальному экземпляру альбома, посвящённого галерее его супруги, у него не нашлось. Если бы они привели редактора в чувство прямо сейчас, пришлось бы, как минимум, объяснять ему ситуацию, а дочь явно не была способна на это излишнее в данный момент усилие. Пусть уж вызывает своё подкрепление — они и разберутся.

— Значит, задержусь, — кивнул Эйдан, когда Сандрин подтвердила такую необходимость во имя установления подробностей произошедшего и дачи показаний. — Что ж, одно объяснение у меня есть, — прибавил он и глянул на дочь с толикой насмешливости. — Ты же помнишь, как мы танцевали в доме Блетчли в конце декабря?

Эйдан почему-то сомневался, что Сандрин обрадуется такому раскладу, но другой вариант подразумевал необходимость официально признать их кровное родство, а к этому он пока был не готов — не говоря уже о Магдалине, которая тогда точно уедет в Испанию, как грозилась. Хотелось бы только надеяться, что их с Сандрин версии не слишком разойдутся. Он намекнул, как мог.

Затем они по настоянию дочери спустились вниз, и едва ли не в ту же минуту у входа появилась группа коллег Сандрин. Двое из них были Эйдану прекрасно известны, как и их родители, отчаянно пытавшиеся удачно поженить обоих близнецов. Пруэтты принадлежали к числу священных чистокровных фамилий, и, если это была группа Сандрин, про себя Эйвери порадовался за дочь.

— Добрый вечер, мистер Пруэтт, — поприветствовал он подошедшего к ним первым аврора. К счастью, различать близнецов не было необходимости. — Если, конечно, его можно назвать добрым.

Несколько менее воодушевляюще выглядел рапорт Сандрин о происшедшем — просто потому, что был не таким уж кратким, а дочь, кажется, уже едва держалась на ногах.

— Я видел, как мисс Сэллоу сражалась с тремя противниками после перенесённого Круциатуса. Это было весьма впечатляюще, — заметил Эйдан. — Она заслужила немного отдыха. Я в свою очередь готов задержаться и ответить на ваши вопросы. И показать, где находится склад и задержанные, — предложил он и внимательно посмотрел на Сандрин, оценивая её состояние, как физическое, так и эмоциональное. По всему выходило, что ей и правда не мешало бы поскорее отправиться в Мунго, под присмотр колдомедиков.

+5

20

Когда Гидеон, явно чем-то взволнованный, явился перед их взором, Фабиан уже во всю разошелся и хохмил - радуясь, что наконец-то избавился от отчетного ярма. Казалось бы, что может быть лучше, чем короткая передышка во время бушующей вокруг бури? Чем не повод рассмешить близ сидящих - и если брат сейчас занят тем, что из нескольких нелепых сочинений (больших усилий стоило написать адекватный отчет о взрывоопасном огнекрабе на набережной) лепил одно большое для начальства, а Сандрин убежала по своим делам, пришлось присесть на уши Джо, благо она, кажется, против не была. Да и это занятие было куда лучшей идеей, чем бесцельно сидеть на одном месте и смотреть на пустой стул Сэллоу - причин напрашиваться с ней не было, не маленькая девочка, сама может справиться с редактором издательства.

-...а в это время он говорит ей... Что стряслось? - обрывает старую, как свет, историю на полуслове. По лицу брата видно, что что-то случилось и это что-то явно нехорошее. Чего бы еще Гидеон так волновался?
- В смысле ЧП в Обскурусе? - переспрашивает и тут же вскакивает со своего места. Только этого еще для полной радости им не хватало. Брат ничего не объясняет, видимо и сам знает крупицы, потому Пруэтт без промедлений идет следом, лишь успевая набросить на плечи рабочую мантию.

Комендантский час уже успел оставить улицу без прохожих и у здания издательства нет ни одной живой души. В прочем, сейчас это не настолько важно. Пропускает вперед Джо и сам проходит следом, с трудом удерживая волнение. Что тут, драккл его возьми, случилось?

На первый взгляд все нормально, ничего необычного и до "чрезвычайного происшествия" явно не дотягивает, но так кажется ровно до того момента, пока в поле зрения не попадает Сандрин. И вид у нее явно не настолько бодрый, каким был в начале их смены, даже наоборот. От догадки по позвоночнику бежит неприятный холодок - неужели круциатус? Это осознание бьет как обухом по голове, заставляя сделать несколько шагов ей на встречу. Запоздало понимает, что кроме Сэллоу тут еще есть кто-то.

- Здравствуйте, - кивает после короткого замешательства и тут же кидает на брата раздраженный взгляд: зачем ему нужен ее рапорт именно сейчас? Она едва ли на ногах стоит, а он все туда же. Но девушка держится молодцом, говорит и совсем даже не кратко. Порой Фабиана удивляла эта ее стойкость. Или упрямство, тут уже как с какой стороны посмотреть. А детали озвучивают  этим временем совсем не радостные - применить непростительное в такое время, еще и против аврора, во имя личной вендетты... Должно быть, эти люди совсем в отчаянном положении. Или им попросту нечего терять. Второе кажется более вероятным, но все же это не повод нарушать закон, особенно когда дело касается аврора. Особенно если этот аврор Сандрин Сэллоу. О своей холодности по отношению к чужой беде он еще успеет подумать, но сейчас это волнует не так сильно, как состояние человека напротив.

Три противника, сражение после круциатуса - и это еще их с братом называли сумасшедшими? Тут бы восхитится чудесами человеческой стойкости, да вот только для этого времени совсем не хватает, видимо весь запас своей силищи Сандрин уже исчерпала.

- Тихо, тихо, - шипит сквозь зубы, придерживая обмякшую девушку за плечи. Поймать ее было делом не сложным, то ли благодаря отличной подготовке и реакции бывшего квиддичного игрока, то ли по той причине, что где-то на уровне подсознания он понимал, что долго ей на своих двух не выстоять. - Хватит с тебя приключений на сегодня.

Кидает быстрый взгляд на Гидеона, они все же сейчас на работе, без его одобрения любое действие вне протокола - самоволка. Тем более при высокопоставленном свидетеле. Приказ брата* прост и понятен, дважды просить его не надо. Быстрым движением находит в кармане мантии древние на вид карманные часы - хорошо, что догадался оставить при себе этот портключ в Мунго, трансгрессировать с Сандрин в таком состоянии он бы не решился, а чтобы бежать через весь Лондон времени не было. Свободной рукой завел механизм на десять секунд. Десять, девять...

- Удачи, - говорит не глядя на свою группу, легко поднимает девушку на руки и крепче прижимает к себе. На прощание уважительно кивает мистеру Эйвери. Три, два... Мелодичный "дзинь" часиков - и издательство исчезает с поля зрения.

*согласовано

Отредактировано Fabian Prewett (2020-12-16 02:35:26)

+5

21

Джо наслаждалась недолгим перерывом, который выдался днем, пока Гидеон разбирался с отчетами и докладами. Порой Джо казалось, что бумажная работа не для нее совсем. Хуже всего было возиться со всеми этими бумажками, с которыми работы было гораздо больше, чем когда ты просто выполнял свою роль в перехвате преступников, допросе подозреваемых и так далее. Но все же, Литтл понимала, что чем дольше она работает в аврорате и чем больше она хочет расти дальше по карьерной лестнице, то тем больше придется иметь дел с бумажной волокитой. Но пока что всей этой историей занимался Гидеон, да и Джо совершенно не думала о том, что Пруэтта кто-то сможет заменить на его должности, только если его повысят, но в их группе был еще Фабиан, Сандрин, которые были и старше и опытнее Джо. Так что пока она совсем не стремилась навешать на себя кучу других обязанностей, помимо тех, что у нее были сейчас.

Они с Фабианом сидели вместе в комнате отдыха, где Фаб весело рассказывал различные истории из своей, богатой на приключения, жизни. Ему не к кому было присесть на уши, кроме Джо, но девушка и сама не была против, так как ей всегда было весело с братом Гидо. Гидеон был посерьезнее, видимо, должность накладывала определенный отпечаток, а вот Фаб в этом плане был раздолбаем, но в хорошем смысле, конечно же. Собственно, только Джо успела подумать о Гидеоне, как он появился на пороге, сильно чем-то взволнованный. И Фаб, и она сама автоматически замолкли и напряглись. Случилось что-то серьезное, но в подробности не было времени сильно вдаваться. Кажется, произошло нападение на Сандрин, хотя то, что она сама сумела отправить сообщение на значок Гидо уже было хорошо, возможно, травмы не слишком серьезные. Правда, кто и почему на нее напал в Обскурусе? Она же просто должна была поговорить с редактором.. Что там могло быть опасного? Но тем не менее...

Прибыв на место, Джо заметила сразу же бледную и едва стоящую на ногах Сандрин. Позади стоял мистер Эйвери, он был главой департамента международного магического сотрудничества.
Интересно, как он тут оказался?
- Добрый вечер! - Джо вежливо поздоровалась, обеспокоенно переводя взгляд с главы международников на Сандрин и обратно.
В любом случае, услышав рассказ Сэллоу, Джо подумала, что очень хорошо, что мистер Эйвери по счастливой случайности оказался в издательстве. Понимая, что в ее коллегу полетело несколько заклинаний, плюс круциатус, плюс то, что еще потом она смогла сражаться - все это вызывало немедленное желание отправить ее в Мунго и слава Богу, что Гидо долго не расспрашивал ее, а Фабиан быстро забрал девушку с собой, чтобы дольше ей не терять силы, находясь здесь. Остались здесь сейчас только Гидеон, Эйвери и она сама.

Джо глянула на Пруэтта в ожидании его распоряжений. Но сначала было необходимо все же поговорить с мистером Эйвери, что он видел, как все происходило и чтобы он показал где там на складе лежат те самые нападавшие. Судя по рассказу Сандрин, там были и не столько преступники, сколько отчаявшиеся люди, не знавшие на ком бы выместить свое горе и злость. Но это не отменяло того, что они совершили и не оправдывало их.

Отредактировано Joanna Little (2021-01-03 17:48:49)

+5

22

Гидеон очень внимательно слушал Сандрин. Личная месть? да и такое бывает. Чаще правда пойманные преступники, которые уже вышли из тюрьмы или их родственники,уверенные, что "мой сын/муж/Брат/отец/дочь/жена/мать/сестра и т.д. бы никогда. Вы их без вины осудили и посадили, и я должен их спасти, сам нарушив закон ну или покарать вас."
- В мунго, - кивает он Фабиану - и так краткая сводка от Сэллоу получилась очень длинной. И когда брат исчезает, натягивает перчатки, чтоб не оставить лишних следов.
- От всего аврората и как командир офицера Сэллоу приношу вам свою благодарность, мистер Эйвери. Не могли бы вы рассказать нам свою версию событий? сейчас можно вкратце, но должен вас предупредить, скорей всего мы попросим вас дополнительно сейчас или в удобное вам время прийти в аврорат дать подробные показания, - он повернулся к Джо, - офицер Литтл, спусти пожалуйста нашего подозреваемого сверху на первый этаж, а я подниму трех других, отравлять их в аврорат лучше скопом.
Советовать ей предварительно связать его например Винкулой Гидеон не стал: Джо вполне профессиональный аврор, чтобы делать такие вещи автоматически. И наверняка она его обыщет.
- Вы не против, если я выслушаю ваш рассказ, пока буду спускаться вниз и локомотором поднимать их наверх? Увы даже наши значки не позволяют сразу переносить их в министерство, так что нужно собрать всех вместе.
Он коротко бросил взгляд на комнату. Камин тут был. вот и прекрасно. Нужно будет написать дежурному, чтобы прислали еще парочку ребят к "чёрному входу " для авроров с арестованными .

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+4

23

Явившаяся на призыв Сандрин аврорская группа оказалась сплошь молодой — и это, пожалуй, радовало Эйдана. С юной домповской порослью у него не было никаких старых счётов, и груз богатого багажа совместно нажитого прошлого не давил ни на кого из них, а это означало отсутствие совершенно излишней напряжённости в неминуемо предстоящем общении.

Так что Эйдан миролюбиво кивнул очаровательному светловолосому созданию в составе прибывшей группы и пожал руки обоим близнецам Пруэттам — потому что мог, потому что это был располагающий жест и потому что они входили в число двадцати восьми священных фамилий. Вдобавок, по завершении доклада Сандрин он имел удовольствие наблюдать, как своевременно и заботливо один из Пруэттов подхватил дочь, помогая ей удержаться на ногах, и как обеспокоенно при этом на неё посмотрел. Очень мило.

А потом всё тот же Пруэтт забрал Сандрин в Мунго, и для подтянувшихся представителей правопорядка началась обычная рабочая рутина. Вынесенную ему благодарность, как и уведомление о последствиях, Эйдан встретил любезным кивком.

— Разумеется, я понимаю. Без проблем.

Весьма жаль, но продолжительной беседы с кем-то из авроров после такого инцидента было не избежать. Впрочем, если это будет кто-то из этой же группы, Эйдан не имел ничего против — кроме необходимости потратить на это часть своего драгоценного времени, но с ним случались вещи и похуже. А если по итогу Сандрин останется ему благодарна, можно будет считать, что это того стоило.

— Я был в кабинете наверху — просматривал отпечатанный по моему заказу альбом — когда мистер Беннет, это местный редактор, извинился и вышел встретить другого посетителя. Через несколько минут он прошёл по коридору вместе с мисс Сэллоу, а после вернулся в довольно странном состоянии и с аврорским значком в руках. Я понял, что что-то случилось, усыпил Карлайла, потому что не знал, кто и чем его околдовал, и спустился вниз. Из подвала доносились голоса. Я не был уверен, как лучше поступить, и задержался у двери, однако те люди меня заметили и напали. Пришлось отбиваться. Мисс Сэллоу мне в этом помогла, хотя сама была уже не в лучшем состоянии.

Возможно, стоило сразу объяснить, что заставило его спуститься, но это не пришлось к слову, и Эйдан решил приберечь рассказ о знакомстве с Сандрин до тех пор, пока этот момент не заинтересует старшего аврора, которого он сопровождал на протяжении разговора.

— К слову о мистере Беннете: я его немного знаю. Он отличный специалист в своём деле и, на мой взгляд, разумный человек. Сомневаюсь, что он стал бы по доброй воле помогать в нападении на аврора.

Пожалуй, если Эйдан о чём-то жалел этим вечером, так это о том, что история с недоброжелателями Сандрин бросала тень на издательство Элеоноры. Впрочем, серьёзными неприятностями она не грозила, а репутация Obscurus Books не должна была пострадать: едва ли о произошедшем сегодня станет известно широкой общественности.

Отредактировано Aedan Avery (2021-01-06 14:59:37)

+5

24

Гидеон серьезно кивал показаниям мужчины, одновременно стремясь охватить взглядом все помещение.
- Понимаю, - кивнул он, - аврорский значок в руках издателя после того, как он общался с аврором выглядит подозрительно, но почему вы вмешались сами: усыпили издателя и спустились, а не вызвали аврорат? Думали, что могли ошибиться или боялись, что мою коллегу могут убить? В любом случае, мы вам очень благодарны за вмешательство и благородный риск.
Они спустились в подвал, и Гидеон осмотрел связанных и бесчувственных пленников, на всякий случай укрепил связывающие чары, и заодно связал их вместе, словно вязанку дров, что поднять всех за один раз. Сил ему на это вполне хватало. Дури тоже.
- Разумно предположить, что мистер Беннет, под империусом. Уверен, что наши леггилименты найдут это, так как заклятие пока не снято, и помогут ему выйти из-под контроля, и он вернется к своей работе. Полагаю, нам нужно связаться с его работодателем, чтобы тот знал о случившемся, - кстати хорошо, что он об этом подумал.
Гидеон коснулся палочкой значка, отправляя дежурному распоряжение связаться с госпожой Ковет, а заодно прислать еще ребят – может каких стажеров к «черному ходу» аврората.
Пруэтт поднимает мобиликорпусом импровизированную «вязанку», и аккуратно – хотя откровенно говоря ему хочется щедро постучать ими обо все косяки поднимает наверх, куда Джо должна была уже спустить незадачливую жертву империуса, чью, впрочем, «Жертвенность», еще нужно доказать.
Сложив свою «добычу» в гостиной, Пруэтт вспоминает, что так и не перевернул табличку на двери на «закрыто» и делает это, чтобы еще какой-нибудь посетитель не помещал им.
«А еще надо понять, откуда эта троица знала, что она будет здесь.»

Офф: написал вперед Джо, так как она все равно ходит отдельно за издателем, а надо бы закругляться

Отредактировано Gideon Prewett (2021-01-16 12:48:38)

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+4

25

Я просто решил, что теперь моя очередь)

Спускаясь по уже знакомой лестнице в подвал вместе со старшим аврором группы, Эйдан размышлял о том, насколько убедительно будет выдать Сандрин за свою любовницу и насколько она его за это потом возненавидит, потому что одно дело предлагать такие идеи абстрактно, и совсем другое, когда подобные «слухи» выплывают перед людьми из твоего ближайшего окружения, с которыми вы каждый день смотрите друг другу в глаза на службе. А тут ещё и эта трогательная забота со стороны второго Пруэтта. Вряд ли такие новости понравились бы хоть кому-то из близнецов. Жаль, конечно, потому что версия с любовницей была достаточно щекотливой, чтобы отвлечь на себя внимание, и достаточно убедительной, чтобы не копаться в этом дальше. Но, наскоро осмыслив ситуацию, Эйдан пришёл к выводу, что правда тоже вполне сгодится, если правильно расставить акценты.

— И то, и другое, — с лёгкой задержкой, необходимой на обдумывание собственной мотивации, кивнул он. — Понимаете, мистер Пруэтт, я знаю мисс Сэллоу. Её отец был сотрудником моего департамента: он скончался совсем недавно, я присутствовал на похоронах и обещал семье Стивена свою поддержку. К тому же, выяснилось, что его супруга едва ли не при смерти. Словом, я почувствовал личную ответственность за вашу коллегу, и это не лучшим образом повлияло на трезвость моих суждений. Вместе с тем, я не был уверен в том, что происходит, и на всякий случай спустился вниз, потому что сделать это было быстрее всего. А там особого выбора уже не оставалось, как и времени на раздумья.

Эмоции и инстинкты — мощная движущая сила. Всё это должно было сгодиться для следствия — тем более, что по сути всё было именно так. Только, помимо всего прочего, Сандрин ещё приходилась ему родной дочерью, а забирать у Беннета значок или вызывать авроров сразу Эйдан не стал не из-за того, что растерялся под давлением обстоятельств, а потому что не знал, с кем столкнётся внизу. Если бы это оказались свои, получилось бы крайне неловко.

— Надеюсь, с мисс Сэллоу всё будет в порядке, — добавил он и не без труда придержал улыбку, наблюдая за тем, как Пруэтт лихо связывает троих преступников вместе, чтобы поднять их наверх одним махом. Ну конечно: зачем ходить туда-сюда два или три раза, когда можно управиться и так? Не очень элегантно, зато как эффективно! Ох уж эта молодёжь.

— Как бы там ни было, я рад, что смог оказаться полезен, — дипломатично подвёл черту Эйдан. — Понадоблюсь для дачи развёрнутых показаний — вы знаете, как меня найти. А теперь, если не возражаете, я хотел бы вернуться домой — жена ждёт. Только заберу из кабинета книгу, которую для меня подготовил мистер Беннет.

В конце концов, именно ради неё он сюда и приходил. Эйдан любезно кивнул старшему аврору на прощание. Жаль, конечно, что близнецы из прекрасной чистокровной семьи выбрали такую стезю — но в то же время такие экземпляры обеспечивали «алиби» иным представителям двадцати восьми священных фамилий, находившихся по другую сторону баррикад, а это тоже было неплохо.

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [13.02.1978] Притяжение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно