Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [09.04.1971] Friday evening


[09.04.1971] Friday evening

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[icon]http://i.piccy.info/i9/5e89eb3aba159616e62312a9eaab4ff0/1602617920/13400/1400568/98518M581j.jpg[/icon][status]disguise[/status][nick]...[/nick][info]...[/info]

[09.04.1971] Friday evening


Закрыто до окончания расследования

http://i.piccy.info/i9/3480797e5f24a04e6b3a424a5aa00828/1606170594/115153/1402504/vecher.jpg

Участники: Ivan Kosteletsky, Fabian Prewett, Gideon Prewett, Mirabelle Tinker and other dubious wizards

Дата и время: 9 апреля 1971 года, пятница, вечер

Место: джентльменский клуб «Корона гоблина»

Сюжет: эпизод повествует об одном неудобном инциденте с подозрением на убийство с применением темной магией

Отредактировано Alecto Carrow (2020-11-24 11:02:50)

+4

2

После полутёмной раздевалки выход на ринг кажется Аллену Несбитту чересчур ярким и громким!
Ведь кроме ламп, высвечивающих его крепкую фигуру, его, к тому же, ослепляет пара резких вспышек колдофотоаппарата. Британец ещё не знает, что уже завтра эти снимки послужат обрамлением его некролога. И что, читая статью, где-то разрыдается одна светловолосая волшебница (хорошенькая девчонка с внешностью, которую принято называть «little darling», бедняжка, так и не успевшая сказать ему, что она носит под сердцем его ребёнка).
Зато Аллен знает, что проигрыша в сегодняшнем бою ему не простят. И даже не потому, что в таком случае он посрамит свой титул чемпиона. И прервёт рекордную серию в шестнадцать побед. А потому что биться ему в этот раз предстоит против американца. Залётного гастролёра и заносчивого ильверморнца - Итана Кенетта. О чём вы? Тут уже речь идёт уже не о личном престиже. На кону - честь страны! И это хорошо понимает публика, пришедшая за него поболеть.
Так что пока молодой джентльмен идёт к арене, он успевает ощутить на своём плече с десяток подбадривающих хлопков - «давай, Несбитт, порви этого пиндоса на звёздный флаг!». И услышать с десяток одобрительных выкриков - «врежь ему, Аллен, так, чтобы он увидел эти самые звёзды в голове!».
Публики в «Короне гоблина», как никогда, много.
Полгода раскрутки и взращивания собственных талантов, наконец-то, дают свои плоды. Так что хозяин заведения - русский, которого местные упорно зовут «Айван», благодушно приветствует важных гостей. И провожает их на места в первом ряду. При этом в перерывах ему ещё приходится нехотя обмениваться фразами с репортёром из «Спортивного вестника». Нехотя - потому что журналиста отчего-то интересует вовсе не спорт. А личность самого дурмстранца. Мол, правда ли, что до создания клуба Костелецкий работал телохранителем европейских политиканов? И что он даже замешан в скандале с пропажей портфеля самого французского посла?
К счастью для газетчика, распорядитель вовремя объявляет «дуэль!». И парню не приходится выслушивать непечатную славянскую речь.
Магический поединок начинается с хлопка красных искр, что вылетают из палочки рефери. До трагедии остаётся каких-то двадцать минут.
Аллен Несбитт берёт контроль над ситуацией с первой же секунды боя. В жизни улыбчивый парень с серыми глазами, скорый на шутку и на доброе дело, на ринге он становится расчётлив и резок. Он не идёт в разведку. Не отсиживается в глухой защите. Его стратегия проста - «прессинговать, пока прессингуется». Загонять противника до отдышки! Осыпать градом ударом, затягивая их в чудовищные по силе, но в особенности по длине - серии.
Хлыст! Воздушный кулак! Подножка! Магическая удавка! Взрывная волна! «Depulso»! «Ictus»! «Variare virgus»!
В один момент американец отлетает на канаты с такой силой, что чуть было даже не вываливается на оторопевших зрителей и репортёра, отрывающегося от своей сигареты в зубах только на то, чтобы внести очередную ремарку в блокнот. А красный, как рак, рефери объявляет - брейк!
Англичанин лидирует по очкам. И пусть он тоже успевает получить серьёзную рану (перерезанная артерия правой руки, уродливое рассечение, потемневший рукав рубахи), - перерыва хватает, чтобы колдомедик остановил кровь. И во втором раунде волшебник ещё больше наращивает темп. Достигает таких скоростей, что иногда публике кажется, что фигура Аллена даже смазывается по краям!
Страшное случается на четырнадцатой минуте дуэли.
Потом кто-то скажет, что это хуеглот из Штатов окончательно вышел из себя, а потому и запульнул в визави - Тёмной магией. Кто-то объявит, что видел, как палочка самого Несбитта взбрыкнула в самый последний момент. А у кого-то и вовсе не окажется слов, чтобы передать тот захлестнувший всех ужас, когда голова британца взорвалась, как переспевший арбуз. Как соломенное чучело, в которое выстрелили пушечным ядром!
Ошмётки крови и мозгов мажут по щекам тех самых важных гостей, что были удостоены права наблюдать за турниром в самой близи. А британец падает на деревянный настил, таращась на них половиной лица и единственным сохранившимся глазом.
Его ресницы - опалены. Внутренности черепа вывалились наружу. Но когда к нему бросается колдомедик, он ещё дышит. И, пуская красные пузыри разбитым ртом, давит:
- Ам... рканц... Пчму... Вам... Дстаётся... Всё... Ивсгда...
А затем:
- Мамчка... Я не хочу умира... - окончание «ть» уже застревает в его глотке. И он не успевает узнать, что с его смертью дуэль вовсе не заканчивается. Часть присутствующих в «Короне» бросается в сторону Итана Кеннета. С намерением - если не разорвать его на куски, то уж хорошенько потрепать - точно. Примерно в это же самое время кто-то сообщает о случившемся в ДОМП.

Отредактировано Ivan Kosteletsky (2020-11-26 09:17:30)

Подпись автора

tnx Severus Snape

+6

3

Нет ничего гаже таких вызовов: когда их приходит сразу несколько и в Аврорат и к Хитам. Место где все произошло защищено антиаппарационными чарами, а потому Гидеон и Фабиан материализуются из аппарации. И сразу видит, как рядом так же появляются дежурные от хитов. Гидеон вскидывает руку в жесте приветствия и движется к входу в клуб.
Грюм сегодня не с ними – по слухам его приковали к постели в Мунго, чтобы не сбежал. У Пруэттов никак не получалось его навестить: слишком много работы. Так что пока Гидеон был за старшего. Ну пока Фабиану не хотелось сказать ему, что его план дурацкий.
У входа сразу возникла проблема: охранник – мрачного вида опасный тип в темных очках – уставился на девушку хита и заявил, что женщинам вход запрещен.
Гидеону сразу захотелось вмазать ему , но он обошёлся тем, что в красках представил себе, как этот тип говорит тоже самое кому-то вроде Морганы или скажем тетушки Блэк. «Закрытый гроб, определенно».
- Женщинам в клуб запрещено, - скучным тоном тянуло свое охрана.
- Она не женщина, а хит-визард при исполнении, а это не клуб, а место убийства, - попытался возразить Пруэтт.
- Женщинам в клуб запрещено… - с той же интонацией, словно записано на пленку, заявил охранник.
- У вас там судя по шуму драка внутри, - выразительно заметил Гидеон.
- Женщинам в клуб запрещено…
- Ладно, - Гидеон взглянул на хита, - офицер Тинкер, я могу попросить вас установить оцепление вокруг клубы, чтобы подозреваемы не сбежали. Мы должны прекратить драку, пока там не стало в два раза больше трупов и два раза больше работы. В дальше мы вернемся к вопросу, кто здесь женщина, а кто препятствует работе департамента.
«И натравим на клуб Крауча и Уркхарта. Нет ничего лучше чем наблюдать как эти двое разносят местное заведение в режиме злого и доброго Домповца.»
Они входят, в клуб, где в приглушенном свете творится… ад и израиль. Все бегают, хотелось бы сказать, что всем весело, но всем панически страшно. На Пруэттах сразу пытаются повиснуть пара нервных пожилых мужчин, узревших аврорскую форму и мужественные плечи. Самое время обрадоваться, что тут нет дам.
Но Гидеона пока интересует только драка возле трупа.
- В ЗДАНИИ АВРОРАТ, ОСТАНОВИТЬ ДРАКУ! – усиленный чарой голос Пруэтта громко разносился под сводами. Кто-то из наиболее умных даже отскочил, остальные ничего не видят и не слышат.
Он кивнул Фабиану, и братья пробившись через толпу начинали работать.
Сперва по две глушилки: отбросить или снять эффекты защитных артефактов тех, кто лезет в драку. На двоих это получается порядка шестнадцати ступефаев. Вполне достаточно.
После четырех глушилок, на ногах остаются еще порядка тринадцати человек. Еще четверых парализуют артефакты с петрификусом, от одного чара с палочки Гидеона отскакивает (явно защитный артефакт), а брат куда более удачлив. Оставшихся восьмерых кладут красиво лежать хиты.
Гидеон морщась, рассматривается побоище.
- ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ НА СВОИХ МЕСТАХ, - он снова усиливает голос сонорусом, и беготня, наконец, останавливается.
- НАМ НУЖЕН ХОЗЯИН ЭТОГО КЛУБА, - Гидеон выключает командный голос и подходит к трупу, он надеется, что Фабиан вызовет мунго.
Жертва выглядит плохо… просто ужасно. Словно по нему влепили сильной бомбардой в упор. Пруэтт присел на корточки, проводя кристаллом диагностом. Пока понятно, что ничего не понятно. Вероятно более точно, чем его убило смогут сказать только медики. На теле слишком много остаточной магии: не удивительно здесь была дуэль. Дежурные хиты начинают опрашивать и разводить гостей. «Где интересно их старший детектив…»

Офф: с братом действия согласованы
кубики кинул тут
Учитывая заявленные маштбабы проблемы: клуб оцеплен нпсами хитами и аврорами, и  еще часть нпс опрашивает зрителей, откачивают, опрашивают и отправляют в Мунго.
если что поправить - скажите)

Отредактировано Gideon Prewett (2020-11-27 11:44:18)

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+4

4

[nick]Jack Weaver[/nick][status]disguise[/status][icon]http://i.piccy.info/i9/a5d8798a7a5312b96383db575382e113/1605990791/29444/1402504/75298npc.jpg[/icon][info]Хит-вайзард, старший следователь[/info]

Джек Ривер был неплохим детективом. Беспринципная дама Статистика раскрываемости говорила за него и регулярно улыбалась премиями. Стажеры в отделе правопорядка заблуждались, что у него талант распутывать хитрые узлы инцидентов, где концы утонули в тумане, который в Лютном гуще, чем в любой части Лондона. И Джеку уже набили оскомину регулярные разъяснения молодняку, что в наставники не рвется, проваливайте к кому-нибудь другому. Он, мать вашу, не эксгибиционист, чтобы публично выворачивать все достоинства своих методов. Стажеры кисло корчились, но отлипали, и их подхватывали другие хит-вайзарды, иногда  из глупого альтруизма, иногда потому что подозревали скрытые уродливые зазубрины на идеально гладком послужном списке Ривера. Может и были там кое-какие шероховатости, вот только за руку его никто не ловил и факты в лицо не бросал, так что Ривер в глазах начальства оставался порядочным парнем и неплохим детективом. А-то что хорошо умеет рыться в делах Лютного – так талант же! А что ж не повышаете способного – так получилось…  Соскабливать позолоту с мифа о хороших способностях не спешил никто. Ривера это устраивает. Лишний шум вокруг имени ему не нужен. Дела любят тишину и Джек тоже. Умение работать тихо и сделали в свое время ему карьеру и кое-какие приятные дополнения. Явившись первый раз представителем закона в Лютный, Джек не стал размахивать значком и голосить как монашка в борделе – он тихо осмотрелся, пригляделся к деталям, за барной стойкой, карточным столом и среди девочек нашел себе несколько информаторов, потом еще раз пригляделся и проверил, где-то давил, где-то припугнул, где-то пообещал простить грешки. Вот так в итоге песчинка за песчинкой за пару лет Ривер и собрал небольшой набор для рыбалки в мутных водах Лютного, почти на каждую крупную рыбку тут у него было по маленькому крючку-грешку. И за эти крючки можно было дергать при необходимости. Зарвались контрабандисты – достаточно намекнуть некоторым владельцам лавок, что в искусственно покрытые архивные пылью дела можно вдохнуть новую жизнь. Пара дней – и спокойствие восстанавливается само, а несколько мелких сошек падают в угоду отчетности. Неопознанный труп – так достаточно вспомнить, что в заведении за углом лицензии фальшивые – и тут же найдутся и случайные свидетели, и убийца, готовый признаться за смягчения приговора. Обокрали случайно заблудшего иностранного дипломата – все скупщики краденного наперечет, дело важное, сдайте кого-то или в Азкабан пойдете все. И ведь вор тут же находится. Мисс Статистика раскрываемости улыбается. Галеоны на счет падают. Главное без лишнего шума.
Но в этот вечер все пошло не так. Вызов прилетает сразу на все департаменты правопорядка. Вот будто бы в Лютный привели несколько младших школьниц с бантиками и они, сквозь зажмуренные глаза углядев реальность, начали голосить «помогите кто-нибудь», призывая сразу всех и маму, и папу, и три отряда правопорядка и еще мифического Мерлина до кучи. К чему весь этот шум? Джек скривился, но все же аппарировал на вызов. Разберется на месте – как в центре урагана есть спокойствие, так и в эпицентре найдется столь нужная тишина. Но, видимо, нет – мироздание в ответ на его ожидание криво усмехнулось и плюнуло в рожу. В плевке этом было нервное остервенение свидетелей убийства – которые многие, первый раз оказались рядом с трупом, девственности лишись случайно и теперь голосили «не виновата я» и рвались растерзать того поддонка. Еще в смачном плевке мироздания есть излишний задор авроров, которые с места затевают штурм, будто бы желая отомстить всем и каждому за обиженную девочку Мирабель, что пришлось оставить ждать на улице. Джек не сомневается, что мадемуазель и сама громко выступит по этому поводу. Так что о столько необходимая тишина нынче нереальнее опиумных грез. «Дерьмо, а не дело,» - выносит свой вердикт Ривер раньше, чем пересекает порог клуба. Безразлично окидывая уложенных штабелями свидетелей и другой местный интерьер, Джек подходит к трупу и любующимся им авроров. Двое на одну морду – и кто тут главный?
- Вечер, коллеги, - небрежное приветствие, призванное лишь обозначить его присутствие, - рявкните еще эксперту, чтоб тащился сюда. Пусть поищет следы, пока их в конец не затерли, - реально Джек считает, что после драки и срабатывания глушилки на трупе уже столько побочной магии, что следов первопричины днем с фонарем не высмотреть. Но раз уж тишина этому делу изменила, придется вспомнить о соблюдении протокола.

Отредактировано Alecto Carrow (2021-04-01 00:05:47)

+5

5

Для смелых авроров, без страха и упрека, нет ничего лучше хорошенькой движухи во время скучного дежурства. Сидеть на одном месте и перебирать бумажки - разве можно найти что-то страшнее? Особенно, когда энергии у тебя столько, что, кажется, можно свернуть горы.
А энергии Пруэттам хватает с головой, ровно как и наставнику - зря, что ли, он сейчас причиняет кучу хлопот в больнице? А пока ему там весело на всех парах, за старшего у них Гидеон. Фабиан не против, пускай, у брата подобное получается лучше, чем у него, но каждый из них на своем месте и вообще - командная работа их конек.
В полумраке клуба стоит такой шум, что уши вянут. Тут проходил турнир один на один или все против всех? Сейчас выяснят, главное остановить весь бедлам, а уже тогда переходить к обстоятельствам. Жестом останавливает налетевших на них дедулек. Пару минут - и у каждого будет возможность высказать свое мнение обо всем на свете, они обязательно их выслушают и даже все запишут. Впрочем, впечатлительные старички и сами замолкают, когда громыхает голос Гидеона. Фабиан лишь закатывает глаза - пафос наше все, не так ли, братец? Потом придется долго уши проверять, Гидо и так обычно слишком громким, а с сонорусом и вовсе пытка для барабанных перепонок.
Кто-то их появление оценил по достоинству, а кто-то проигнорировал - им же хуже. Разнимать драки не основная задача аврората, но раз уж они тут... Что ж, пусть драчуны потом не обижаются, и спустя парочку коротких минут закон и порядок торжествует. Почти. Порядок в этом месте может наступить еще не скоро, потому что причина вызова показывается во всей красе, пусть слегка разнесенной по всему помещению.
Вот что бывает, если человеку не везет? Какие могут быть последствия? И вот вроде как все время удача улыбается, а потом, в один момент, просто поворачивается к тебе задним местом любуйся, мол, какое. И ладно, если это что-то безобидное и пустяковое, а вот когда по шершавой доске идет твоя жизнь...
Фабиан с отвращением смотрит на месиво у себя под ногами. Когда-то, еще какой-то час назад, это месиво было человеком - живым, бодрым, со своими мыслями и стремлениями. О чем он думал когда... Все случилось? Что чувствовал? Есть ли кто-то, кто будет грустить после его гибели? Пруэтт отгоняет от себя эти мысли и поворачивает голову в сторону, якобы для того, чтобы осмотреться, но на деле - подальше от неприятного зрелища. В их практике не такое бывало и еще не такое будет, но все равно каждый раз как первый. Возможно, это проявление слабости или же сочувствия, а может и то, и другое, кто знает - главное держать голову холодной, работы их еще ждет непочатый край. Кивает подоспевшему хиту и отходит в сторону. Надо вызвать Мунго и морг ДОМП - тут работы их ждет не меньше, чем служителей закона, еще вон сколько потенциальных раненых по углам валяется.
Со всех сторон слышится невнятное шипение и шепот. Людей тут ой как много, каждый из них с радостью предоставит свою версию произошедшего, каждого придется опросить. И может быть детали будут совершенно разными, но основа будет все той же: сошлись на ринге, одному не понравилось, что у второго фора, вот первый и решил жахнуть чем-то сильнее обычных дуэльных чар. Непреднамеренное убийство? Скорее всего. Зачем вызвали аврорат? Ну, чтоб наверняка. Вдруг у кого-то из бойцов в резинках шорт завалялся махонький темный артефактик, предназначенный для выноса мозга более удачливого спортсмена. А ведь жахнуло с такой силой, что первые ряды наверняка попали под фонтан из... От самой мысли Фабиана передернуло. Как же все таки хорошо, что он не большой фанат подобных мероприятий.
- Мунго и наш коронер скоро будут тут, - сообщает Гидеону, не глядя на труп в луже крови. Человеку уже не помочь, надо принять это как факт, но выкинуть из головы картину будет ой как не просто. - Есть что-то по нашему профилю?

+4

6

Найти хорошего бойца - это всё равно, что золото намывать. Попробуй-ка хоть частицу извлечь из этого бесконечного песка. Потому что хороший боец - это не просто человек, который умеет качественно бить морды. Это ещё и состояние души. Склад характера. Ну, и остервенелое упорство - куда без него? Ведь сколько таких, кого погубила лень, лишая возможности тренироваться с полной самоотдачей? Сколько таких, кто столкнувшись с первыми травмами, отступил? Сколько таких, кто оказался банальным трусом и не смог перебороть страх перед выходом на ринг? Имя им - легион.
Но Аллен Несбитт был хорошим бойцом. Из тех, кому русский пророчил титул чемпиона Британии, если не больше. Он пришёл к нему после дуэльного кружка Хогвартса, как и многие, и, честно говоря, лишь подтвердил мнение Ивана об этой шарашкиной конторе. Потому что дрался Несбитт драккл знает как. И заклятья произносил так, словно бы учили их по учебникам времён Мерлина. Однако, парень не боялся импровизировать и добавлять в стандартные серии самолично придуманные приёмы. Ну, и умение переносить боль у него было каким-то просто колоссальным... Русский заново обучил его азам: как правильно стоять и куда лучше целить, какие проклятья связывать между собой, а какие - обходить стороной. Немало времени ушло и на укрепление мускулатуры: это было слабое место британца. И было забавно наблюдать, как он бесится оттого, что вместо ринга дурмстранец снова заставляет его отжиматься, приседать, стоять в планке. Чёртова планка! Как будто он не волшебник, а треклятый маггл! Как будто для магии важно, сколько кругов он навернул вокруг Лютного... Но вот в один момент Аллен вошёл в их мир мир огневиски, ставок, прожекторов и застоявшегося болота джентльменских принципов, как новая звезда. Как свежее дыхание. Как человек, искренне верящий в том, что бои - это главное дело в его жизни. И Костелецкий уже успел выстроить себе в голове бизнес-план, основанный на успехах этого парня. И чуть ли не подсчитать барыши, заработанные на внезапно откопанном таланте. Тем страннее сейчас ему говорить о нём в прошедшем времени. И видеть, что все надежды теперь будут похоронены вместе с вот этим изуродованным телом, которое русский даже и Несбиттом-то не назвал. Это в принципе то, что Ивана всегда удивляет в мёртвых. То, что все они вдруг становятся похожи друг на друга. При жизни такие разные, - мимика, жесты, голос, даже выражение глаз, а после смерти все одинаковые - зрачки тусклые, кожа восковая, и рты почему-то всегда открыты. Волшебник кивает колдомедику, и тот закрывает Аллену единственно сохранившееся веко.
Странное дело, бушующая стихия вокруг уже не задевает их. В клубе «Корона гоблинов» не так много сотрудников, но каждый - тоже своего рода находка. Так, русский уверен, что его секретарь уже переправляет контракты клиентов в безопасное место. Чёрная бухгалтерия и тайные сделки плохо дружат с обысками. Управляющий занят тем, что помогает прыгнуть порт-ключами важным клиентам - светиться и разговаривать со стражами правопорядка им тоже ни к чему. Наконец, охрана... Из тех распоряжений, что русский успел отдать - это только обеспечить безопасность второго дуэлянта, Итана Кеннета. Желательно - запереть того в каком-нибудь кабинете, до выяснения обстоятельств. В остальном же... Хаос и кровожадность толпы только на руку Ивану. Ведь так у прибывших хитов будет больше забот, а лично у него - больше времени, что самому разобраться в том, что же произошло.
Например, русский с недоумением смотрит на палочку Несбитта. Она совершенно не его. Британец все эти месяцы пользовался крючковатым артефактом из граба... Дерева светлой породы, но сложной настройки. С таким только люди, одержимые страстью, и справятся. А сейчас перед ним лежит тёмная палочка. Да и короче она дюйма на два! Примерно об этом Костелецкий спорит с распорядителем, когда на ринг поднимаются те-самые-кого-здесь-никто-не-ждёт. Появление их было шумным, чуть ли не эффектнее, чем смерть на дуэли, а потому русский призывает все свои дипломатические способности, лишь бы не нагрубить с порога.
Он разворачивается на пятках и подходит к сотрудникам ДОМП со спины. Чёрный пиджак, кристально белая рубашка, дорогие запонки, начищенные ботинки. Так и не скажешь, что этот человек зарабатывает на жизнь тем, что избивает других людей в кровь. Или вот - спокойно спит, зная, что в его клубе может случаться и вот такое.
- Иван Костелецкий, хозяин «Короны гоблина» - по-военному коротко рапортует русский. Но вот руки не протягивает. Наоборот, скрещивает их перед грудью и по очереди обводит взглядом всех «экспертов». Бровь было сардонически ломается, когда он видит бравых молодцов, одинаковых с лица, и пышущих энергий так, что от них можно подпитать парочку маггловских электростанций, если не больше, но волшебник быстро берёт контроль над лицевыми мышцами. И следующую фразу адресует уже их... напарнику? Человеку, видно, более зрелому и как будто бы даже более равнодушному.
- Поговорим здесь или хотите перейти в тихое место? - лично Ивана больше бы устроил второй вариант. Ведь так его люди успели бы бесшумно проверить парочку гипотез, которые Костелецкий уже успел подкинуть им после увиденного. Да и времени собраться с мыслями у него было бы больше. Всё-таки русский в чужой стране. И он пока не знает, на что способны местные поборники закона.

ОФФ:

Отредактировано Ivan Kosteletsky (2021-01-14 14:24:59)

Подпись автора

tnx Severus Snape

+4

7

- Вечер, - Пруэтт в свою очередь кивнул подошедшему мужчине, - Вы старше нас по званию, мистер Уивер, и хотя мы в смежных отделах, пока не будет выявлено, что здесь замешана именно темная магия, мы уступаем вам пальму первенства.
Стандартная в общем-то процедура. А мешанине чар на диагносте темнухи - во всяком случае явной - точно не было. И "нюхлер" молчал. Ничего особенно это не значило: диагносты были не совершенны, и не могли считать следы магии до сотворения мира (И слава Мерлину за это), а значит следы темной магии могли просто затеряться.
Гидеон удивленно приподнял брови, когда хозяин клуба нашел так быстро: ведь до прихода аврората, тут была настоящая драка. Странно, что он не выбрал место по тише. С другой стороны, выглядел мужчина так, словно драки он не только видел каждый день, сидя в уютном кресле хозяйской ложи, но и регулярно в них участвовал.
А дальше он сказал это ужасное слово... Нет, странное имя "Иван"- Гидеон даже знал, вроде бы оно переводилось как "Джон" на его родной язык, "Жан" на французский и еще тысячью способами на разный.
Но следующее... Пруэтт постарался нечем не выдать своего смятения. Понятно почему так легко получается произносить свою фамилию у этого "Русского" (Иван же значит русский? Во всяком случае во всех книгах, которые ты читал Гидеон русских звали только Иван и Сергей, в исключительных случаях, если речь шла о каком-то царе - Петр. Ну а имя Йозеф - так звали какую-то русскою важную магловскую шишку - вообще не только у русских было). В конце концов, он или живет с ней всю жизнь, бедняга, или если его документы поддельные старательно ее разучивал.
Но как вообще можно произносить такое. Это же не фамилия. Это африканское колдунство. Ладно, так и быть - русское. Звучит как страшное сибирское проклятие. Если направить на тебя палочку и произнести такое, то немедленно обрастешь шерстью и обретешь бабайку... или как там назывался их национальный аналог гитары.
- Конечно, мистер... Косте... Костеле... - Гидеон сокрушенно вздохнул: его собственное имя значилось на значке, - Извините, мистер Ко-сте-ле-ки, - старательно выговорил он, - Я плохо в детстве разучивал скороговорки. Конечно, переговорить в вашем кабинете будет удобно, если мистер Уивер - он у нас пока за старшего, не против.
Пруэтт постарался улыбнуться как можно ослепительнее. Что-то, а хозяина клуба он ни в чем не подозревал. Надо быть полным идиотом, чтобы сознательно устроить в своем заведение ба-да-бум с аврорами и хит-визардами.
Разве что это было редкое и утонченное развлечение: "Вы никогда не испытывали ничего подобного! Ощутите себя настоящим преступником на миг, полежите мордой в пол, узнайте что такое допрос и обыск, и все это без последствий, ведь как невинный человек вы потом вернетесь домой." - желающих вряд ли найдется много, но зато с тех кто придет можно бешенные деньги содрать за одноразовый аттракцион. Да еще с настоящими аврорами. А для особых ценителей, можно раздобыть график дежурств. ну там: "Хочу, чтобы мордой в пол меня ткнул лично мистер Грюм и никто другой."

офф

Эш сказала,  что она в итоге пасс: времени нет. Будем считать что ходит снаружи

Отредактировано Gideon Prewett (2021-01-06 23:37:12)

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+4

8

[icon]http://i.piccy.info/i9/a5d8798a7a5312b96383db575382e113/1605990791/29444/1402504/75298npc.jpg[/icon][nick]Jack Weaver[/nick][status]disguise[/status][info]Хит-вайзард, старший следователь[/info]

Каждый следак рано или поздно, плюнув на скепсис и осторожность в отношении превосходных степеней, обзаводится тем самым случаем «дряннее дела у меня не было». Джек Ривер – не исключение.  Была у него история, когда один переоценивший свои силы «герой», сдох в борделе  от лопнувшего в мозгу сосуда в начале второго, так сказать, «раунда». Несчастный случай – пресная баланда, казалось бы. Соль была в том, что покойник оказался из общества моралистов и активным проповедником средневековой нравственности, где один раз в жизни сквозь прорезь в ночной сорочке, а в придачу иностранным дипломатом. Гастролеры-святоши, чтоб их всех! Джеку тогда непрозрачно намекнули, что недостаточное рвение следствия – это некомильфо, потому что, покойнику кто-то там письма с угрозами умудрился написать, а подробности как есть и скандал – как объявления войны, так что давай уж расследуй все и ничего. Международный отдел насел на него тогда чуть ли не половиной состава, разглядывая каждый шаг под увеличительным стеклом. Джек никогда не рвался на театральные подмостки, и тот следственный моноспектакль – хит, труп, факты и бездна зрителей – стал для него каторгой. И повторять не хотелось. Но, видимо, карма нынче в астральной обиде и оттуда бьет по лицу. И у сегодняшнего случая большие шансы потеснить тот на пьедестале дрянного опыта. Даже – вот ведь стерва ирония мироздания – сходство улавливает. Тоже гребанный герой, переоценивший себя, и тоже сдох во втором, потому что в черепушке что-то лопнуло. Мозг на стенку – это не всего лишь сосуд, но эти нюансы пусть волнуют гробовщика. Джека же напрягало лишь то, что расследование опять угрожало быть публичным, и выкручивание пируэтов хотят всучить ему. Вали на смежников, да аврорат? Запала у пацанов хватило лишь на один фейерверк, а дальше – ой, что-то нюхлеры молчат, а звание-то вы выше, так что лезть на пальму первым, да зад не обдерите, а мы посмотрим на вашу ловкость. Опять зрители, только бы международники не приперлись. Джек уже успел по обрывкам болтовни той публики, что сочли мясом для допроса, уловить, что противник покойника проклятый иностранец. И, вот ведь мать вашу, не только он. Неужели опять дипломатов на шею посадят, хотя, это ж Лютный – чем черт не шутит, может и обойдется. Джек не загадывает и не реагирует на подначки. Скупо кивает аврору –  старший, так старший. После чего подчеркнуто спокойно поворачивается к владельцу этого балагана – со спины, значит, и ручкаться не будем – на вшивость проверяете, мистер, ну-ну.
- Джек Ривер, старший следователь, - четко и формально представляется хит-вайзард, - мои коллеги, мистер и мистер Пруэтт представляют аврорат, - коротко поясняет Джек, раз уж пацаны решили поиграть в анонимность. Он бы может и плюнул, не стал распинаться, да момент существенный, вызов был на два подразделения – это не игры в пинг-понг, это осознать надо.
- Обязательно поговорим с вами, мистер, - обращается уже к владельцу клуба Джек, он даже не пытается упражняться в оральной эквилибристике и пытаться выговорить фамилию. Сейчас не важно – а в протокол своей рукой впишет.
- И да, разумнее будет не здесь, - соглашается Джек и тут же добавляет, - но чуть позже. Начал бы я с другого, - Ривер сбавляет тон, он слова во фразы как из глины голема. Вязко, не спеша, раскатывая, но топорно и без ненужной грации. – Вызов пришел во все подразделения ДОМП. По первому подозрению на темнуху крикнуть аврорат, да и для хита еще теплое тело не частый случай – поразительная сознательность, достойная начала допроса. Вы знаете, кто отправил вызов? – задает вопрос Джек. Он решает не уточнять очевидное, что если этому энтузиасту еще не сломали шею, то хорошо бы на него взглянуть. Понять, что за фрукт – перепугавшийся маменькин сынок, глупец, провокатор, желающий стравить кого-то с кем-то, или расчетливый малый, полагающий погреть руки на этой кутерьме. Загадка. И эту тайну не хочется отставлять за спиной, углубляясь в следствие.

Отредактировано Alecto Carrow (2021-04-01 00:06:20)

+5

9

Иван часто ставит в тупик своим молчанием. Так что собеседники гадают: то ли он такой истукан от небольшого ума, то ли этот русский, наоборот, слишком умен и надменен, чтобы трепаться попусту.
Истина, как водится, лежит посередине.
Мистер Косте... Костеле... Ко-сте-ле-ки... ничем не помогает лингвистическим потугам аврора и не подхватывает любезным «давайте без лишних формальностей, просто Иван» ещё и потому что использует это время на то, чтобы составить первое впечатление об оперативниках, с которыми ему предстоит иметь дело. И картина вырисовывается почти, как в классике.
Пруэтты. Братья. Потому что вряд ли с таким генотипом они могут быть в более дальнем родстве. Эти сходу воплощают эдакий идеал служителей закона, какой легко спутать с колдографиями на вербовочных брошюрах министерства. Улыбчивые, ретивые, фигура вперёд, волосы назад, помочь всем вокруг, причинить порядок и насадить добро. Русский хорошо знает этот тип. Знает, потому что такие парни, что мнят себя неуязвимыми и считают, что заклятья должны отскакивать в бою от их сияющих доспехов, обычно заканчивают быстро. Видели того красавчика, что лежит на ринге с размозженным черепом? Он тоже был из таких.
И, кстати, именно похожих ребят в Лютном не любят особенно сильно.
Переулок слишком опутан множеством своих ритуалов, междоусобных войн и компромиссов, чтобы допустить к их участия - посторонних. А Пруэтты - явно посторонние. Вряд ли они кормятся от рук каких-нибудь банд и прикрывают жестокие карательные рейды. Вряд ли они вообще вникают в эти хитросплетения и степень моральной градации преступников. Тот, кто нарушил статью, тот и преступник.
Джек Ривер. Этот нюхач - куда более умудрённый жизнью пёс.
Если не считать мозолей на рёбрах ладоней - явно от частого использования именно боевой магии, и походки, с какой двигается его явно натренированное тело, мало что в нём выдает его профессию. Этот волшебник, наоборот, будто бы стремится слиться с сумраками Лондона. Закосить под своего. И в чём-то даже напоминает какого-нибудь контрабандиста, на худой конец - репортёра, чем человека, кто знает шестьдесят и один уникальный способ упаковать вас в камеру с решёткой и нужником в углу.
Ах да, ещё эта профессиональная усталость от своей работы... Что он там спросил? Почему какой-то шельмец поднял с тёплых служебных диванов задницы сразу двух Отделов? И кто этот уж больно сознательный ублюдок? Хм, хозяин «Короны» тоже хотел бы знать. Очень даже. Русский бы даже сам с удовольствием пощекотал крестец столь ответственного гражданина. Но - увы.
- Сегодня в клубе было семьдесят три человека. Пятнадцать из них - персонал, - их Иван сразу мысленно исключает,
- Двое дуэлянты, - идут в тот же список;
- Ещё двое - букмекеры, - этих ветром сдуло ещё до появления оперативников;
- Один журналист, - хрен, что, наоборот, как-то даже оживился и сделал всё, чтобы остаться в заведении как можно дольше и увидеть всё происходящее своими глазами,
- Остальные... Пятьдесят три... Обычные зрители. Это множество, среди которого наверняка найдется и ответ на ваш вопрос, мистер Ривер. Может быть, подразделения даже вызвал кто-то из ваших коллег, у кого сегодня выходной. Они порой заглядывают на громкие бои. Но я не уверен. Теперь разрешите пригласить вас в свой кабинет или хотите прежде узнать что-то ещё?, - в ненавязчиво-элегантной, но при этом крайне красноречивой манере русский отгибает пальцем рукав пиджака и опускает глаза на часы. После чего снова возвращает выжидающий взгляд сотрудникам ДОМП.
Однако, разговору в комфортных декорациях не суждено сбыться. По крайней мере - пока.
Ведь своей традиционной, прихрамывающей походкой, к Ивану подходит один из его рефери. Лиам Бэррингтон. Спроси его, где он повредил конечность, и волшебник поднимет мохнатую бровь, тяжело вздохнёт и процитирует одного из своих любимых британских авторов. Мрачное и эротическое стихотворение о тщете судьбы и мутных водоворотах жизни, где могут встретиться и ядовитые мурены с сочными губами, и кровавые кельпи с мощными копытами... Спроси же его друзей, и те честно расскажут, что Лиам и сам в прошлом звезда ринга. Боец-тяжеловес, из тех, кто мог вбить тебе ребро в лёгкое одним точечным «Depulso». Однако, возраст, невозможность сказать «стоп» новой рюмке и роковое согласие на «мешкобой» (дуэль, где англичанину пообещали так соблазнительно звенящий кошель галеонов, если он ляжет в четвертом раунде), привели его к травме, не совместимой с поединками. Так Лиам ушёл с ринга. Но, как оказалось, не из спорта. И очень пригодился Костелецкому своими советами, когда русский только решил открыть свой клуб.
Сейчас Бэррингтон в полголоса сообщает хозяину «Короны» последние новости. И пусть слова приглушены ещё и тем, что волшебник перекатывает во рту зубочистку, гоняет ту из угла в угол, в принципе - расслышать их всё равно нетрудно. Судья говорит о том, что Итан Кеннет, тот самый американец-дуэлянт, требует себе адвоката. А ещё пергамент, перо и сову. Причем, прямо сейчас. Он хочет сообщить в посольство о случившемся. Особенно о том, что он ни в чём не виноват. И если его законные требования не удовлетворят, ильвермонец грозит международными разбирательствами.
Ну... понеслось.

ОФФ:

Отредактировано Ivan Kosteletsky (2021-02-17 19:25:05)

Подпись автора

tnx Severus Snape

+5

10

Пруэтта вопрос – кто вызвал интересует в последнюю очередь. Тем более, когда гостей так много. Вряд ли кто-то из них связан с убийцей хоть как-то. Обычные напуганные обыватели.
- Это так важно? – не без интереса к опыту умудренного годами коллеги интересуется Пруэтт, - Я к тому, что отправить вызовы могли несколько человек, в разные отделы, а наши дежурные увидев, что это вызовы из одного места – объединили их в общий вызов. Так что если вы подозреваете саботаж работы отделов путем вызовов сразу двух? Не думаю, скорей несколько ответственных человек одновременно вызвали ДОМП. И весь секрет. Уверен, если задать им вопрос, от кого поступил вызов, мы найдем с десяток тех, кто его отправил. Если не больше, учитывая три четверти сотни гостей в этом заведении.
Когда к Ивану «гиперборейское колдунство вместе фамилии» подходит еще один человек – отчетливо прихрамывающий – и что-то не громко сообщает, Гидеон переглядывается с братом, а потом смотрит на хита.
Если это что-то связанное с их расследованием, то от кого-то из рядовых сотрудников должны прийти сообщения на их значки.
И действительно мгновение спустя значок вибрирует, передавая сообщение.
Аврор опять вопросительно приподнимает взгляд на старшего: ему наверняка пришло то же самое.
- Какой болван до этого довел, - морщится Пруэтт, - Иностранец в любом случае пока проходит максимум как свидетель: если и обнаружится преступный сговор с целью саботажа поединка, в его пользу, то это уничтожит его карьеру, он должен это понимать. А значит он скорей всего невиновен. Ваши люди, Ривер, могут ему это объяснить или пригласить специалиста из соответствующего департамента. Насколько я помню, он может даже отказаться давать свидетельские показания. Но прямо сейчас ему это не выгодно:  все равно будут шептаться, что это он подкупил людей, чтобы те повредили противнику. Так что в его интересах, согласиться дать показания.
Во всяком случае для Пруэтта все очень просто.
У него всегда все просто: а если сложно, то есть старшие по званию.

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+4

11

[icon]http://i.piccy.info/i9/a5d8798a7a5312b96383db575382e113/1605990791/29444/1402504/75298npc.jpg[/icon]
[nick]Jack  Weaver[/nick][status]disguise[/status][info]Хит-вайзард, старший следователь[/info]

Трупы в Лютном на взгляд разные, но вот истории у них вечно одинаковые. Тут пыль с картотеки даже стряхивать не надо, по памяти и пальцам одной руки можно вспомнить все варианты, а заодно и статистику. 
Самые редкие случаи – их процента три и ни капли больше – это профессиональная работа, там обычно даже и тела-то нет, невезучим следакам достается четыре унции золы и пряжка от ремня, и мучайся потом бессонными ночами, умножая пепел и выжимая из воздуха рапорт. Везучие следаки не получают ничего, нет тела – нет дела, пропал маг без вести – будто его и не было. Сразу в архив. Такие дела всегда нераскрываемые.
Бывают еще дела нераскрытые. Усекли нюанс? Нераскрытые истории в противовес нераскрываемым – типичны и популярны, в Лютном их добрая четверть, а временами больше. В таких делах обычно тоже видна рука профессионала вот только не в устранении негодных и неудобных, а совсем в иных сферах, назовем их условно сумеречной дипломатией. В нераскрытых делах тело чаще есть, расписанное явными или неявными признаками насильственной смерти, вот только это неважно, потому как мастера сумеречной дипломатии уже обо всем договорились, и следак имеет на руках все выводы раньше, чем видит труп. Дальше исключительно ловкость рук – притянуть факты к выводам, и дело с концом и с премией. Такие расследования бывают даже приятными. Но все же их не большинство.
Самые многочисленные же истории – это третий сорт. Тут можно было бы сказать, что таких дел львиная доля, вот только львятам и тем, что авроры-питомцы Руфуса, и тем, с кого надфиль взрослой жизни еще не стесал школьные значки, такие дела доставались редко, падая в основном на других. Вот и Ривер за свою практику навидался таких историй на семь миль рапортов. В таких делах третьего сорта появление трупа лишь только кажется злым умыслом, а по факту исключительно глупость или неосторожность. Когда прилетает такой историй, важно не таращиться на антураж и не впечатляться, а  искать ту самую идиотскую мелочь, ставшую первопричиной. Камень в ботинке, песчинку в часах, порванная резинка в трусах, трещина в полу, ставшая занозой в ноге – все что угодно, жизнь учит, что из-за любой ерунды все может пойти наперекосяк с летальным исходом. Любой пустяк, драккл его поимей, может быть тем самым роковым. Вот только объяснять это аврорам Джек точно не собирался, этих учить – да, увольте.
- Дьявол в деталях, Пруэтт, - лаконично отбивает вопрос аврора Ривер. Так чтоб и без мороки, но и не слишком обнажив паршивый вид мисс Командной работы.
- Так значит, в клубе было пятьдесят три зрителя, - на цифры у Джека память исключительно цепкая. – И за скольких из них лично поручитесь, что они ради выгодной ставки не будут искать способы повлиять на итог поединка? – эти слова Ривер уже адресует хозяину клуба, игнорируя столько красноречивый намек на то, что время золото, и хорошо бы это золото тратить не здесь.
Хоть в Министерстве и зубоскалят, что у магглов все балки в здание Парламента из древних дубов, а у магов так не получится, потому что все дубы истрачены выстругать личный состав хит-вайзардов, совсем уж дуболомом Ривер не был, да и не первый раз. Так что он прекрасно догадывался и про особых клиентов, которым меньше всего нужен скандал, и про защитные барьеры вдоль канатов, что совсем уже грубое вмешательство не простят. Вот только знал Джек и другое, что всегда есть случайные лица, и всегда какая-нибудь глупость вроде люмос, зеркало, свет в глаза могла сыграть против любых барьеров. В конце концов, он ведь уже решил, что все дело в пустяке – а значит, его и надо искать, отбрасывая все крупное, например, уважаемых гостей, чьи имена знать не обязательно. Вот только – расследованию, видимо нравилось, катиться к драккловой бабушке – а может это день такой проклятый. Но ответа на свой вопрос Джек услышать не успел. Прихромал работник, запульсировали значки, Пруэтт возмутился на какого-то болвана, а челюсть свело от намека на общение с дипломатами. Вот ведь! Чтоб его – этого пацана недобитого!
- Я бы предположил, что болвана зовут Итан Кенетт, - с тенью раздражения выплевывает Ривер, - сам себя накрутил, пацан. Немудрено, если вспомнить желающих его линчевать. Я бы дал ему пару своих ребят почетного эскорта и отправил поцеловать закрытую дверь посольства. Вряд ли там его ждут, в пятницу-то вечером. А как поцелует и вернется, тогда и показания снимем. Только где сейчас этот Кенетт, а? – между прочим, интересуется Джек.

Отредактировано Alecto Carrow (2021-04-01 00:10:02)

+4

12

Прикидывал ли когда-нибудь Костелецкий, что на ринге его клуба кто-нибудь умрёт?
Конечно, да. Вместе с юристами они не один раз перелопатили британское законодательство, чтобы составить договор, защищающий «Корону гоблина» от возможных нападок Визенгамота. «За травмы любой тяжести (ушибы, переломы, сотрясения, транфигурируемые конечности, летальный исход в т.ч.) организаторы турнира ответственности не несут» - это строчка в контракте, конечно, наводила жути на дуэлянтов. Но редко останавливала их от подписания бумаг. Ведь чёрный мрак тут же разгоняли солнечные мысли о славе, деньгах и чемпионском титуле.
О риске перед каждым боём предупреждал и рефери. «Я жду от вас честной игры, ребята. Мы не наносим ударов в спину. Не целим ниже ватерлинии. И не добиваем лежачего. Слушайтесь моих команд и защищайте себя на протяжении всей дуэли». И где-то между строк само собой сквозило «потому что если вы не защитите себя сами, друзья, вам уже никто не поможет».
Так что да, и публика, и судьи и сами участники соревнований понимали, что несчастные случаи возможны. Это часть шоу.
Но мало кто шёл дальше в своих размышлениях, и думал, что доказать, что это был именно несчастный случай - может оказаться ох как непросто. Ведь бойцовский клуб, по сути, был просто идеальный местом, чтобы подстроить убийство. Свести счёты. Поставить мешок галеонов на победу одного бойца и подтолкнуть к проигрышу другого. Костелецкий сделал немало, чтобы перехитрить таких возможных охотников до преступлений. Ринг защищал магический барьер. Тот поглощал волшбу, исходящую как изнутри квадрата, так и направленную извне. Все волшебники перед выходом на помост проходили освидетельствование у колдомедика. А за тем, чтобы зрители не использовали какие-нибудь артефакты, чутко следили «свои», обряженные под простых выпивох, люди. Эдакие «оборотни», что помогали восстанавливать порядок.
Но вот сегодня - эти оборотни молчали. Ни один не заметил чего-либо странного среди гостей. Ни один не дал знать Ивану, что где-то среди азартной толпы затесался злоумышленник. А потому сам русский пришёл к заключению, что либо Несбитт и впрямь налажал сам. Либо... Ему помог налажать американец. Так легко списывать того со счётов и причислять иностранца просто «к свидетелям» он не спешил.
- Не имею привычки поручаться за кого бы то ни было, кроме себя, мистер Уивер, - вежливо, но прямолинейно обрубает русский.
- И не могу судить о невиновности американца, пока не поговорю с ним, мистер Пруэтт. Вы же не откажете мне в возможности присутствовать на вашей встрече с ним, господа? - Костелецкий коротко ведёт ладонью, приглашая за собой.
- Итан Кеннет всё ещё в клубе. И я бы предпочёл, чтобы пока всё так и оставалось. Потому что если в дело вмешается американское посольство, держу пари, здесь мигом окажется целая армия адвокатов. И если вы что-нибудь потом из него и вытянете, то это будет уже такая рафинированная и выверенная по формулировкам речь, что даже мой зануда Лиам сдохнет от скуки, - всё-таки даже по меркам зубастых английских дипломатов посольство США считалось крайне говнистой организацией. Две сверхдержавы, две равнозначные военные силы и две мощные экономики неявно, но конкурировали между собой. В политическом поле Америка нередко пыталась давить на своего островного «соседа», так что и здесь можно было ожидать, что она попросит  к своему поданному «особого отношения».
- И да... - проходя мимо ринга, и ещё раз бегло оглядывая мёртвое тело своего бойца, русский указывает подбородком на артефакт британца.
- Это не палочка Аллена. Эту я не видел до сегодняшнего дня. И пока понятия не имею, как она попала к нему в руки.

ОФФ:

Отредактировано Ivan Kosteletsky (2021-03-19 13:45:51)

Подпись автора

tnx Severus Snape

+3

13

Пруэтт только руками разводит: в деталях дьявол или нет — не его дело, он не слишком-то разбирается в павших христианских ангелах.
А вот информация о палочке его не на шутку заинтересовала: чтобы выйти на ринг не со своей палочкой, которую знаешь как облупленную- то ты должен быть либо под конфундусом либо под Империо. Либо под иным воздействием.
- Не вижу причин, чтобы вы не могли присуствовать. Благодарю, это очень важная информация, - Пруэтт решил не повторять словесную акробатику, а лишь аккуратно убрал палочку в мешок для вещественных доказательств. Магазинов волшебник палочек на территории Британии можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вряд ли конечно ее покупали у Оливандера: тот помнил все палочки, которые продал и тех, кому продал. Но все равно будет от чего оттолкнуться. А если ее продали не на территории Британии, а привезли из-за границе, то даже если американский чемпион ни в чем не виноват — отмыться ему будет просто. На карьере считай крест.
Гидеон переглянулся с братом: и тот остался следить за тем, что будет происходить здесь, пока будет происходить разговор в кабинете начальника клуба. А Гед двинулся за Костелецким, чувствуя себя третьим лишним. Кажется эти двое хорошо понимали друг друга, а он явно был костью застрявшей в их зубах.
Причину Пруэтт пока не улавливал, но интуиции своей доверял, а еще был по природе любопытен и не любил не понимать.
Ему в целом не очень-то нравились удовольствия построенные на том, что кто-то смотрел, как другому — реальному человеку, а не выдуманному персонажу на сцене — причиняют боль. Но стоило признать: со времен римской империи человечество изменилось лишь настолько, что теперь это был не огромный стадион, а клуб. И сколько он там сказал — семьдесят три человека.
И даже ничего особо не скажешь: если бы это дело не приносило прибыль, то его бы не заводили, а значит люди все еще готовы за это платить, возбужденно кусать губы, глядя на ринг. Скорей всего через несколько дней они будут вспоминать эту кровавую драму, обсасывать за бокалом эльфийского вина. Может быть кто-то даже сольет воспоминания в омут памяти, чтобы поделиться кровавыми подробностями, а уж газеты...

Подпись автора

Когда я держу меч, я не могу обнять тебя... Когда я опускаю меч, я не могу защитить тебя...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/126/611466.gif

+4

14

[icon]http://i.piccy.info/i9/a5d8798a7a5312b96383db575382e113/1605990791/29444/1402504/75298npc.jpg[/icon] [nick]Jack Weaver[/nick] [status]disguise[/status] [info]Хит-вайзард, старший следователь[/info]

Жмурик вздумал махаться не своей палочкой. И чтобы это значило? Для Джека Ривера исключительно многое.
Палочка должна быть по руке – это ж даже известно, любой сопляк усваивает эту истину раньше, чем первое заклинание. И те, кто хотят жить, стараются ей не пренебрегать. Чужая палочка – это как шлюха из тех, что стоят буквально за углом тут, - никогда не знаешь, что было до тебя и какими болячками это самое «до» отзовется в твоей жизни, если рискнешь связаться. Такие приключения – уровень глупцов, самоубийц и висельников, тем, кто так давно стоит на краю могилы, что уже все равно. Никто более ли менее в своем уме не свяжется. Также как и с чужой палочкой.
А этот – как там его, черт возьми, - Несбитт связался. Самоубийца, что ли? Вот и прекрасно, дело раскрыто, расходимся, джентльмены, отчеты можно сразу в архив. Или не в своем уме? Тогда в чьем же, какой природы было-то воздействие, что вышибло ему здравый смысл. Тут явно нужно что-то крепче кулака. Заклинание? Дрянное, какое-нибудь при чем. Из тех, что моралисты и прочие поборники глупых классификаций называют чернухой.
Значит, чернуха. Видимо, так и есть. И двое на одну рожу авроры это тоже рюхнули. Не зря же, старший по званию из них так оживился, так бодро сцапал себе вещдок. Чует, что дело их.
Кажется, у этого вечера появился шанс исправиться. Золотым правилом правопорядка (золотым, потому что на него плевали реже, чем на другие, и оно не сильно запачкалось) было не наступать друг другу на ноги. Определились, по чью душу дело, и все – лишние свободны. И раз это дело запахло чернухой, то юрисдикция явно аврората. А это значит, все скользкие нюансы Лютного, что как зараженное ружье ждали своего часа, все проклятые консульские работники и их занудство, все гребаные причастные иностранцы – это все теперь головная боль Пруэтта. Точнее Пруэттов, их же двое, вот пусть и парятся. А Джек же может уже сейчас писать отчет из одной строки «дело передано в аврорат» и спихнуть с себя эту муть.
- Идиоты драться чужой палочкой на ровно месте не выскакивают, - бросает Джек.
Парню, похоже, проехались по мозгам чем-то перед тем, как эти мозги ему выбили. Видимо, это дело аврората, мистер Пруэтт. Я скомандую ребятам в оцеплении, что они в вашем подчинении, - формально, обращаясь исключительно к коллеге, сообщает Джек. Добавлять очевидное, что он на этом может раскланяться и идти на все четыре стороны, Джек не стал. Это же и так очевидно, если он вытянул счастливый билет спихнуть дело и спасти себе вечер, то он не упустит этот шанс.
Вали на смежников и сваливай.

-1

-1, полагаю

Отредактировано Alecto Carrow (2021-04-01 00:09:39)

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [09.04.1971] Friday evening


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно