Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [01.01.1978]я, мой брат и декрет Крауча


[01.01.1978]я, мой брат и декрет Крауча

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/704488.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info][nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status]

Я, МОЙ БРАТ И ДЕКРЕТ КРАУЧА


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/489407.jpg

Участники: Эдгар Боунс и Итан Боунс(нпс-Л.Уилкинса)

Дата и время: 01.01.1978, день

Место: Дом Э.Боунса

Сюжет: Я уже не маленький, Эдгар!

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+2

2

Новый год выдался не самым весёлым, но всё же оказался лучше, чем Рождество, безнадёжно испорченное терактом на вокзале и нападением оборотней на Хогсмид. Прошедшая с тех пор неделя немного притупила боль. Малыша и Амелию выписали из Мунго, министерские службы более или менее выкопались из груды последствий, первый шок прошёл. Состояние общей подавленности никуда не делось, но оно приглушилось за привычными повседневными заботами, перестало быть таким осязаемо выпуклым и отчётливым, как в первые дни после этих кровавых событий, и постепенно отступало на второй план. Эльза перестала тихо плакать в подушку ночами, когда думала, что он спит. Эдгар в общих чертах рассказал ей о своём разговоре с Дожем, но пока умолчал о том, что для него присутствовали иные причины, помимо бойни вокруг Хогвартс-экспресса. Момент был неподходящим: Эль, как и все сейчас, нуждалась в надежде и поддержке, а избыточная откровенность с его стороны вызвала бы лишь новое смятение чувств, поэтому Эдгар решил повременить с признаниями и отложить их хотя бы до наступления нового года.

Праздничная ночь на этот раз прошла сравнительно тихо. Вероятно, они не стали бы отмечать её вовсе, если бы не дети. Дети напоминали о том, что помимо проблем, боли и несчастий в мире есть кое-что ещё. Дети напоминали взрослым, какой должна быть жизнь. Новый год оставался для них важным событием, пренебречь которым было никак нельзя, поэтому вечером последнего декабрьского дня в доме Боунсов горел свет, сверкали игрушки на ёлке, пахло печёным мясом и мандаринами, звучали песни и детский смех. Они даже вышли на улицу, запускать фейерверки, потому что некоторые традиции должны соблюдаться неукоснительно — Виктор и Эмбер следили за этим со всей бдительностью ответственных инспекторов и экспертов по праздничному настроению. Эдгар обнимал жену и улыбался, глядя, как ещё больше вымахавший за время своего отсутствия Малыш возится с племяшками в сыром снегу. Брат и сам казался ему большим ребёнком. Эдгар был рад, когда он согласился временно пожить у них: присутствие Малыша стало глотком свежего воздуха среди океана потерянности, в котором тонула сейчас едва ли не вся магическая Британия. К тому же, Эмбер и Виктор его обожали.

Как ни странно, за всю новогоднюю ночь Эдгара не сдёрнули по служебным делам ни разу, хотя обычно зимние праздники становились для обливиаторов жаркой порой. Он благодарил за это высшие силы, Фортуну и своих сотрудников: что бы там ни происходило, старшие групп позаботились о том, чтобы их начальник получил возможность провести одну спокойную ночь с семьёй. Эдгар, почти весь день проторчавший в Министерстве, продержался до половины первого. К часу он упал лицом в подушку, и до утра разбудить его не смогло даже стадо бешеных слонопотамов, в которых играли топотавшие по дому дети.

Проснулся Эдгар тоже первым. Со всей очевидностью, это означало, что почётная обязанность по приготовлению завтрака ложится на его плечи. Спустившись на кухню, он привычно включил радио и занялся делом. Прерваться ему пришлось очень скоро, когда вместо обычных новогодних песенок из приёмника вырвался слишком бодрый для первого утра года голос диктора со срочной новостью.

Через несколько минут Эдгар выбросил в корзину подгоревшие тосты, выключил радио и поставил на плиту яичницу. Слушать новости в присутствии детей они с Эль перестали сразу после Рождества. По-видимому, это решение было правильным. Вскоре все сони сбежались на запах поджаренного бекона и уселись завтракать — и тогда радио ожило снова: его включила Эмбер, которой не хватало музыки. «Внимание, внимание! Срочное сообщение!» Такое начало само по себе звучало тревожно. Со всех сторон сразу посыпались детские «а что, а почему». Эдгар с невозмутимым видом объяснял, что ничего страшного не случилось, только маленьким почемучкам теперь нельзя гулять после восьми вечера. Зато, как справедливо заметила Эльза, днём гулять никто не запрещал, поэтому сразу после завтрака она собрала детей и вышла с ними во двор.

— Мы с Малышом скоро вас догоним, — благодарно пообещал ей Эдгар. Эль явно нарочно давала им возможность спокойно поговорить, и это было сейчас весьма кстати.

— Похоже, надо было отправить тебя обратно в джунгли ещё вчера, — не очень весело усмехнулся Эдгар, придержав брата за плечо.

Отредактировано Edgar Bones (2020-11-22 18:39:33)

+4

3

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/704488.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Возвращение домой всегда было целым событием. Вот еще сегодня ты делал финальные записи сидя на ящике в экспедиционной палатке, собирал раскиданные по углам вещи, проверял упаковку еще не проявленных фотопленок, прощальные объятия, хлопанья по плечам и пожелания доброго Рождества и счастливого Нового года всем, кто оставался присматривать за лагерем. Затем недолгий визит в Кастелобрушу, двухдневная остановка в Рио (непременно включающая последнюю проверку всех вещей на предмет нелегальных пассажиров всех цветов и видовых принадлежностей), и вот ты уже стоишь посреди промозгло серого и постоянно куда-то спешащего Лондона.
Этот первый момент, когда после прохода таможни Итан оказывался на улице, был той самой настоящей границей, когда он наконец оставлял за собой непроходимые леса Амазонки и возвращался в Англию. А так как его Рождественские приезды никогда не были ни для кого сюрпризом, как следует проникнуться им ему не давали: тут же кто-то лез обниматься, целоваться и рассказывать, как сильно он изменился или не изменился за это время, делиться прожитым, пусть даже уже три раза изложенным в письмах, а также требовали немедленного и самого тщательного отчета от самого Итана, при этом, само собой, даже слово не давая вставить. Итан терпел это с истинно Боунсовым благодушием, улыбался от уха до уха и по возможности обнимал всех встречающих в ответ.
В этом году он чуть припозднился и вернулся лишь двадцать второго числа, и практически тут же был затянут в водоворот событий, к планированию которых он не имел почти никого отношения. Планы были у всех остальных, и Итан совершенно им не сопротивлялся, ему требовалось немножко времени, чтобы снова найти почву под ногами. Искать ее пришлось дольше и основательнее чем обычно. Двадцать третьего числа, не пробыв дома даже суток, он вместе с сестрой и друзьями отправился встречать из Хогвартса их отпрысков. А все что было потом, за него уже успели пересказать на сотни разных ладов сотни разных людей, у самого Итана складного рассказа не находились, лишь какие-то обрывки. Веселые лица встречающих, очередная не очень удачная попытка заставить улыбнуться сестру. Объявление об эвакуации платформы он не помнил, лишь то, как счастливая взбудораженность толпы сменилась на тревогу. Кто-то без промедления слушался прибывших стражей порядка, кто-то им перечил, пытался объяснить или втолковать то, что они знали и так. Вот-вот сюда должен был прибыть поезд из Хогвартса. То, что последовало дальше, в голове Итана основательно перемешалось, и он не имел ни малейшего понятия, что именно из этих осколков следовало за чем. Они вроде как двинулись к выходу, но в какой-то момент разделились с друзьями. Он только и успел, что хватить сестру за рукав. Наверное, зря, ибо Спиннеты, с которыми они пришли, в итоге отделались лишь легкими царапинами и огромным испугом, а вот Амелия… Ей пришлось провести Рождество в битком набитом пострадавшими Мунго, пока они с постными лицами жрали обед в родительском доме, а если и улыбались и шутили, то главным образом ради Виктора с Эмбер.
Последующая неделя прошла в непрерывной беготне, пока Эдгар был на работе, Итан развлекал Эльзу и мелкотню, встречался с родителями и навещал сестру, а время, которое выкраивал между, тратил на то, чтобы помогать внезапно потерявшим хозяев питомцам, которых после Рождественских событий оказалось так много, что Лондонские приюты не справлялись и с охотой принимали помощь любого волонтера.
Новый год они встретили куда тише чем когда-либо раньше, казалось, что даже запускаемых в полночь фейерверков было куда меньше, но, быть может, Итану это только казалось. Эдгар и дети отошли ко сну вскоре после полночи. А Итан еще несколько часов проболтал с Эльзой. Обо всем, о настоящем и будущем, и заснул с твердым решением завтра же поговорить так же с братом.
Утро (больше похожее, правда, на день) встретило его свежевыпавшим снегом, таким белым и чистым, что на короткий миг заставляло забыть все несчастья мира и снова окунуться в детство. Наспех натянув на себя вязанный свитер и брюки, да кое как пригладив волосы, Итан поспешил на аппетитный
запах жарящегося бекона, по дороге на кухню прикидывая, есть ли у него с собой что-то достаточно теплое для снежный баталий, которых непременно захотят дети или придется запрашивать у брата. Жизнь в Амазонке все же имела несколько иную специфику. Радостное предвкушение зимних приключений оборвало радио.
Итан поднял взгляд на брата, но тот казался на удивление спокойным и даже отрешенным. Додумать мысль о том, что оно могло означать, Итан не успел, ибо дети засыпали вопросами, на которые взрослые едва ли были способны дать ответы, и от того становились все мрачнее и мрачнее. Вот вам и Счастливый Новый Год, подытожил Итан, закидывая в рот очередной кусок приправленного бобами бекона, после чего подключился к спасательной операции завтрака, но оно утешило разве что детей.
Прогулка, впрочем, Итану казалась более чем отличной идеей, и он тут же подхватил мысль Эльзы, даже закинул удочки насчет запасных перчаток Эдгара. Сидеть дома и хмурится все равно не могло бы ничему помочь, вот только у брата, кажется, было на все несколько иные планы. Уже было схватившийся за куртку, Итан обернулся на брата.
— Об этом, я точно бы не беспокоился, — нарочито бодро ответил на кислую мину Эдгара младший Боунс, — я решил остаться. Надо лишь написать в Кастелобрушу. Они поймут, - широко улыбнулся Итан. Он был в этом совершенно уверен, там были свои, пусть даже собранные со всех уголков мира, но свои, они понимали как это, когда случается беда и ты просто не можешь оставаться в стороне.
— Надеюсь, ты не против, если я останусь у вас еще немного дольше? Пока найду квартиру или хотя бы комнату, — продолжил развивать мысль Итан, разворачиваясь к брату лицом и прислоняясь к стене прихожей. Он уже все решил, все продумал, надо было только реализовать. Ну, и работу найти, но кому не нужны толковые руки и голова, а в своих Итан не сомневался.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2020-11-23 21:41:39)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+3

4

— Не против, конечно. Оставайся, сколько захочешь, и незачем тратиться на съёмное жильё: Вик и Эм тебя обожают, и мы с Эль тоже будем рады, если ты будешь жить у нас, — не задумываясь, ответил Эдгар, и только потом до него окончательно дошёл смысл всех произнесённых Малышом слов.

— Погоди, — он качнул головой, словно сомневаясь в том, что правильно понял, что он сейчас услышал. — Что значит — ты решил остаться?

Ничего глупее придумать было невозможно. И ничего, что могло бы выглядеть правильнее в глазах любого из Боунсов — тоже. Несмотря на то, что Эдгар подозревал возможность такого развития событий с того самого момента, как нашёл брата и сестрёнку на вокзале, он не мог так быстро примириться с тем фактом, что Малыш предпочёл тёмную британскую неустроенность безопасности далёкого солнечного Кастелобрушу. Именно сейчас ему самому как никогда хотелось бы, чтобы младшенький отправился обратно в Южную Америку, изучать своих магических зверушек, к чему у него не только лежала душа, но и имелся явный талант. К сожалению, все стадии принятия не могли проскользнуть перед Эдгаром за пару мгновений, поэтому пока его разум отвергал сам факт возможности подобного развития событий.

— Послушай, Малыш, если это только потому, что Министерство вводит эти чрезвычайные меры, — ему не хотелось говорить «военное положение», хотя именно это они и подразумевали — такие слова звучали слишком громко и слишком тревожно для первого января, как, впрочем, и для любого другого дня, — не переживай, я договорюсь. У меня есть знакомые, тебе оформят разрешение на выезд, без проблем.

Эдгар охотно обещал брату поддержку, которой тот не просил, хотя на тот момент понятия не имел, к кому следует обращаться с такого рода просьбой. Однако полезные знакомства у него и в самом деле водились, и он твёрдо верил, что найдёт способ заполучить визу для Малыша. В конце концов, если не помогут дружеские контакты, оставались ещё господа из секты почитателей кровавого террора, и коль скоро отвязаться от них шансов не было, Эдгар не считал зазорным выжать из них максимум пользы для себя. Вопрос, правда, в том, как до них достучаться… Но он отчего-то не сомневался, что, если ему понадобится что-то трудно достижимое, они узнают, ведь в министерской структуре они присутствовали наверняка.

— Я понимаю, ты хочешь остаться после того, что было на вокзале. Но это уже случилось, и этого не исправишь, — сказал Эдгар, отпустил плечо брата и прислонился к стенке узкого коридора напротив него. — Знаю, ты хочешь всем помочь. Но, по правде говоря, никто из нас ничего не может сделать с тем, что уже произошло. И лично мне было бы намного спокойнее, если бы ты продолжил свои исследования, пока всё здесь не устаканится. Вообще-то, было бы здорово, если бы ты прихватил с собой маму с папой. Их, кстати, всегда интересовало, чем ты там занимаешься в своих бразильских лесах.

Эдгар немного печально улыбнулся Малышу, потому что в глубине души с самого начала, на протяжении всей собственной речи, понимал, что брат едва ли с ним согласится, каким бы разумным ни было такое решение. Возможно, оно было бы даже слишком разумным. Люди — не счётные машинки: они руководствуются в своих действиях не только проверенными алгоритмами, но ещё и эмоциями, привязанностями и воображением — подчас крайне бурным. Малышу его было не занимать, как и жажды быть полезным, сколько Эдгар его помнил.

— Подумай об этом хотя бы десять секунд, прежде чем сказать «нет», — попросил он брата, глядя, как меняется выражение его лица. Может, хотя бы аргумент о возможности посодействовать обеспечению безопасности родителей подействует. Или нет?..

+3

5

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/704488.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Итан готовился к худшему, но в первый момент казалось, что никаких проблем с его решением остаться не возникнет. Малыш даже отлип от стенки и бодро, но нежно ткнул брата кулаком в плечо, - Это тебе сейчас кажется, что вы будете вечно ради видеть тут мою морду, но пройдет неделька другая и вам захочется свой дом обратно. Я найду квартиру, - снова пообещал он брату. В самом худшем случае можно было на время перебраться к родителям, уж те-то в своем доме вполне могли и кого-то потерять, и это совершенно не отменяло бы регулярных визитов к Эдгару с Эльзой, должно же был кто-то развлекать и мелкотню, пока их серьезность пропадала на своей жутко важной работе. Жаль только этот момент блаженства, в которой Итан почти-что успел распланировать свою дальнейшую жизнь длился не более чем пол минуты, а потом Эдгар все же догнал, что именно ему пытаются сказать и начались препинания.
Малыш вздохнул и встал по середине прихожей, сложив руки на груди.
- То и значит. Я остаюсь, - уже более серьезно подтвердил он свою изначальную мысль. Те редкие огрызки новостей, которые долетали до него в лесах Амазонки, конечно давали некое представление о том, что происходит дома, но скорее говорили об отдельных инцидентах, но кошмар Рождества рисовал совсем иную картину, после этого он не мог просто собрать рюкзак и преспокойно отправляться назад в Америку. Тут страдали люди, им была нужна помощь, поддержка, что угодно, но точно не то, чтобы он просиживал штаны за наблюдениями очередного вида древолазов. Поддержка в конце концов была нужна Эдгару. Эльзе, маме с папой. Ми, вроде как справлялась, но это не означало, что ей она тоже была не нужна. Нет, тут даже вопроса не могло быть о том, чтобы он уехал.
- Стоп, стоп, стоп, - замахал руками Итан, - Не надо никаких виз и никаких знакомых. Ваш декрет только подтверждает то, что я понял и так. Тут творится полня жопа. И я никуда не еду. Точка.
Точку Эдгар, само собой, ставить не захотел и Малыш даже терпеливо прослушал его доводы. В том, чтобы перебивать брата, все равно не было бы никакого толко. Лучше уж пусть выговорится, выложить все свои аргументы, потом будет проще с ними расправится. Эдгар все говорил и говорил, приплетая к разговору что родителей, что его работу, а Итан становился мрачнее и мрачнее. Он был не маленький. Он более чем в курсе, что никакие чудеса на свете не могут изменить прошлое. Он не собирался менять прошлое, он собирался менять будущее. Насколько может, хоть даже самую малость, она тоже считалась.
- Мне давно не десять, Эдгар, я все это понимаю, - хмыкнул Малыш, следуя примеру брата и слегка расслабляясь, а потом и вовсе прислоняя зад на край обувницы.
- А маму с папой ты спрашивал-то, хотят ли они интересоваться моей работой на местах? Или ты просто решил все за них и за меня?  -  Итан выразительно повел бровями. Это было более чем в духе Эдгара, принять всю ответственность на себя. На него даже злится из за этого толком не получалось, потому, что от этих попыток сперва взвалить, а потом тащить все на собственных плечах страдал в первую очередь сам Эдгар. И это был еще один повод оставаться тут. Было более чем очевидно, что брат устал, говорить об этом, он конечно не спешил, нес это в себе, но менее очевидным оно от этого не становилось. А если уставшим и измученным был Эдгар, значит меньше его доставалось и Эльзе и детям. Эльзя даже не скрывала, что беспокоится о муже. Особенно сейчас, в эту после рождественскую неделю.
- Я уже подумал. И не десять секунд, и даже не десять минут. Я хорошо все обдумал. Я остаюсь, - уже в который раз повторил Итан и хлопнул ладонями по краю обувницы.

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+3

6

Когда Малыш по-доброму ткнул его кулаком в плечо, явно движимый благодарностью и нежеланием садиться родственникам на шею одновременно, Эдгар подумал, в первую очередь, о том, какой славный у него всё-таки вырос брат. Хотя насчёт «вырос», конечно, ещё можно было поспорить, несмотря на то что замечание Итана о том, что их ждёт через пару-тройку недель, можно было посчитать и вполне взрослым — смотря с какой стороны к нему подступиться.

— При других обстоятельствах я, может быть, даже согласился бы с тем, что это здравая мысль, но сейчас ситуация особая. Если ты задержишься в наших краях, я лично буду только рад твоему присутствию. В последнее время я целыми днями пропадаю на службе, поэтому мне будет спокойнее знать, что Эльза тут с детьми не одна. Но я по-прежнему считаю, что тебе стоит вернуться в Кастелобрушу, — с мягкой настойчивостью закончил Эдгар.

У Малыша, естественно, имелось собственное мнение по этому вопросу, и, судя по его позе, он готов был упорствовать и отстаивать его до победного конца. Вот бы ещё этот конец принёс им всем победу в этой странной войне.

— Ты прав, здесь творится Мерлин знает что, — согласился Эдгар, чуть наклонив голову и оттого глядя на брата как будто бы исподлобья. — Но прежде чем ставить точки, давай посмотрим на ситуацию под другим углом. Что изменится, если ты останешься? Ты не можешь повлиять на ход событий, которыми управляют другие. Чем и кому ты надеешься помочь?

Внимательно следя за выражением лица брата, Эдгар подумал, что тот, чего доброго, может воспринять его вопросы как обвинения, а это было бы уже слишком. Существовал, впрочем, и другой вариант, чуть ли не хуже первого: Малыш мог счесть его слова призывом к действию и загореться энтузиазмом, чтобы броситься в бой против неведомого врага. Только этого ещё не хватало. Нужно было срочно исправляться.

— Не подумай, пожалуйста, что я как-то умаляю твои достоинства, — попросил Эдгар, — но, как бы значительны они ни были, это не та сфера, в которой ты в состоянии что-то исправить. Ты только будешь изо дня в день подвергать себя ненужной опасности и риску оказаться в ситуации, похожей на то, что было перед Рождеством на вокзале, а папа с мамой, Мелли, я и Эль — мы все будем переживать за тебя. Надеюсь, ты учёл это, когда всё обдумывал? — по-братски поддел Малыша Эдгар. Он начинал всерьёз опасаться, что его единственный и любимый младший брат мог возжелать остаться именно для того, чтобы помочь всем и вся, а этот путь, со всей очевидностью, вёл к новым проблемам. Однако это было не совсем то, что следовало говорить Итану.

Между тем, встречный вопрос Малыша тоже был справедливым: да, за ним в самом деле водилась привычка брать на себя сложные решения, касавшиеся других. Эдгар усмехнулся и качнул головой, признавая, что замечание младшенького попало в цель.

— Ладно, справедливо, — сказал он, примирительно вскидывая руки. — Но я уверен, что они со мной согласились бы.

Если до сих пор Эдгар стоял, прислонившись спиной к стене, то теперь оторвался от дополнительной точки опоры, борясь с соблазном скрестить руки на груди, чтобы не превращать их разговор в бодания двух баранов в тесном коридоре.

— Так что, не поделишься с братом, что ты надумал за эти «не десять минут»? — почти совсем серьёзно полюбопытствовал Эдгар. Во всяком случае, знать это ему в самом деле было не лишне.

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [01.01.1978]я, мой брат и декрет Крауча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно