Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [декабрь 1977] Hopelessly devoted to you


[декабрь 1977] Hopelessly devoted to you

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

HOPELESSLY DEVOTED TO YOU


закрытый эпизод

https://i.yapx.ru/Jv6Qj.gif

Участники:Сириус Блэк, Лили Эванс

Дата и время:26 декабря 1977; ближе к вечеру

Место:гостиная Гриффиндора

Сюжет:
Перестань обжигать. Ты - костёр, что горит внутри.
И мне есть, что сказать, но разумней не говорить.
Ты как-будто палач, возведённый в духовный сан -
Ты умеешь меня казнить,
А потом спасать.

Отредактировано Lily Evans (2020-12-14 20:24:41)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+5

2

Настроение у Блэка было отвратительным. Он проснулся по его мнению слишком рано, а судя по часам, достаточно поздно. Завтрак уже давно прошел, о чем свидетельствовало заботливо оставленное Люпином подношение, в виде яблока, нескольких кусков тыквенного пирога с патокой и чего-то уже давно остывшего в стакане.
Сириус повел носом. Кофе.
Этот факт испортил настроение окончательно, пить разогретый магией кофе довольно сомнительное удовольствие, если вы пробовали когда-нибудь, то точно это знаете.
К тому же, когда Блэк принял вертикальное положение выяснилось, что у него нещадно болит голова, чему конечно, способствовали несколько пустых бутылок с огневиски, что валялись под его кроватью. И от которые пора бы было избавится, пока он не вылетел из школы, как пробка.
Вместо этого Сириус просто сел на кровати и запустил обе пятерни в не слишком чистые волосы. Он поднялся и пошел в душ, проигнорировав чертов пирог, но зацепив по дороге яблоко и вгрызаясь в него крепкими, ровными зубами, неловкая забота Ремуса была ему приятна.
В комнате, как и полагалось, никого не оказалось. Где пропадали Хвост с Лунатиком Сириус не знал, зеркало тоже удрученно молчало, оставалось надеяться, что Джим просто засунул его куда-то и не слышал настойчивых попыток друга с ним связаться.
В итоге Бродяга бросил его на кровать, посмотрел долгим взглядом на карту, что друзья оставили на его тумбочке, чтобы он мог их найти при желании, и не стал этого делать.
Он натянул через голову футболку, немного подумал и надел черный свитер крупной вязки, купленный где-то в самом центре маггловского Лондона, в магазине, куда магглы сдают ненужные вещи.
Не спрашивайте как Блэк оказался там. Его привлекла вывеска, слишком вычурная и не волшебная.
Он вообще любил все, что было связано с магглами. Сначала это был просто способ позлить Вальбургу, одеваясь и пользуясь вещами маггловского происхождения, назначение которых иногда приходилось спрашивать у Артура, затем это вошло в привычку, а потом стало частью жизни.
Для Бродяги одинаково просто было сотворить заклинание огня или чиркнуть зажигалкой. Правда, зажигалка приятно лежала в кармане и ему чертовски нравился звук, когда он откидывал крышку.
Ради интереса Сириус даже записался на маггловедение, но он никогда еще не слышал, чтобы о таком интересном предмете можно было так скучно рассказывать.
Ну и позлить Вальбургу, конечно.
Куда без этого.
Сегодня же Блэк не собирался никого злить, не желал думать о том, что вообще происходит. Ему чертовски надоело постоянно мусолить эту тему, думать, что он еще мог сделать и не сумел.
А стоило закрыть глаза и перед ними появлялись красные пятна, как всполохи воспоминаний. 
Кровь.
Чавкающие звуки под ногами.
От этого было никак не избавиться.
Сириус нашел лишь одно действенное лекарство – огневиски. Помогало отлично только вот побочных эффектов было многовато.
Например, раскалывающаяся голова, которую хотелось сжать со всей силы ладонями и расколоть, как спелый арбуз.
Он провел прохладными руками по лицу, выходить из душа с босыми ногами было не самой блестящей идеей. По замку гуляли сквозняки, даже в прогретых спальнях они были ощутимы. От окон тянуло зимним холодом и пальцы ног тут же замерзали, стоило пару минут постоять на каменном полу. Он влез в носки и свои самые любимые маггловские кожанные ботинки. Кажется, они делали их из телячьей кожи или чего-то подобного, он не разбирался, но они были значительно мягче и удобнее ботинок из драконьей кожи, что валялись на дне его чемодана.
Бродяге совершенно не хотелось топать к мадам Помфри за очередной порцией бодроперцового зелья, он и так уже за этот месяц побил свой личный рекорд посещения Больничного крыла.
Его вообще хотели оставить там отлежаться на несколько дней, но вероятно, знали недостаточно хорошо, чтобы предложить такое. К тому же ранения Сириуса даже нельзя было ранениями назвать. Несколько ссадин, пару синяков и немного ожогов, ничего из этого не требовало усиленного наблюдения.
Планы Блэка на этот день были весьма незамысловатыми, первоочередно он собирался наведаться на кухню, где услужливые эльфы готовы были отдать столько еды, сколько он мог с собой унести. Затем он хотел проверить свои запасы огневиски, наведываться за ним в Хогсмид не слишком-то хотелось, а если их будет недостаточно, а в этом парень был совершенно уверен, то спланировать вылазку в каморку Филча. Хвост, конечно, будет недоволен своей тяжелой, как и всегда, ролью приманки, но у него просто не было другого выхода. Потому что эта занудливая кошка, вероятно, сама любила виски, что так ревностно охраняла пристанище завхоза.
Никто же не виноват, что став анимагом Питер превращался в крысу, будь он сусликом иди хорьком план особо не изменился бы, а вот иначе пришлось бы придумывать что-то другое.
Так же все казалось Бродяге идеальным.
Хвост отвлекал кошку, Лунатик стоял на стреме, а он заходил и забирал.
Проще не придумать.
К тому же здесь был дополнительный бонус, нажаловаться Филч не мог, это означало бы, что он хранит у себя запрещенный в школе алкоголь. Хотя он, конечно, догадывался чьих это рук дело.
Но Блэк был чист. Фигурально.

Все его планы полетели в тартарары, когда он спустился вниз, попутно проводя взглядом из окна группку учеников, что направлялась из замка в сторону Запретного леса. Обычно Сириус бежал бы в их главе, спасаясь от скуки всеми доступными ему способами, но сегодня явно был не тот день.
В виске настойчиво что-то долбилось, мешая связно думать.
В гостиной, как и ожидалось почти никого не было, несколько девчонок с пятого, кажется, курса, беседовали о чем-то у окна и когда Бродяга спустился замолчали и стали ему улыбаться, здороваясь.
Кривая улыбка Блэка вот и все, что они получили, но судя по всему остались довольны. Он же уже переключился. В привычном кресле около камина сидела Лили Эванс и сосредоточенно что-то рассматривала в книге, которая лежала у нее на коленях.
На ней был массивный и явно теплый свитер с высоким горлом, в который она куталась и была так увлечена, что не замечала ничего вокруг.
Он собирался пройти мимо. Правда, собирался. Ровно до тех пор, пока не поравнялся с ней. Ее волосы отсвечивали всеми цветами рыжего и красного в свете камина, словно соревнуюсь с ним в яркости. И сравнение явно было не в сторону пламени.
Она на секунду подняла глаза и взгляды их встретились.
Грозовое небо и свежая зелень.
Блэк остановился, смотря на Эванс несколько долгих минут, а потом негромко произнес, тоном человека, привыкшего, что его слушают:
-Оставьте нас.
Девушки у окна вновь замолчали и непонимающе обернулись к парню.
Он бросил на них лишь один короткий взгляд и его было вполне достаточно, чтобы они обе тут же взбежали по лестнице наверх, в свою спальню.
-Скажи мне, Эванс. – Начал он очень спокойным тоном, подходя ближе с каждым словом. – Какого хрена ты приперлась в Хогсмид, когда уже всем и каждому было понятно, что там беснуются оборотни!
Последнее слово он почти выплюнул ей в лицо.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+5

3

Лили смотрела в книгу и в который раз ловила себя на мысли, что читает одну и ту же страницу раз десятый, наверное. Или же ее внимание цеплялось за какую-то одну строчку и она никак не могла перепрыгнуть с неё на следующую. Это злило. Она привыкла быть сосредоточенной при чтении, особенно если это касалось, как сейчас, учебы.
Рой мыслей не давал ей никак вникнуть в способы использования мяты и чабреца в зельях. К тому же она плохо спала эти несколько дней, даже легкие снотворные зелья не помогали. Мэри уже всерьёз забеспокоилась о подруге, когда та несколько раз подскакивала на постели ночью, что-то крича. Но кошмары пока не покидали воображение Эванс и каждую ночь она боялась засыпать, потому что видела весь тот ужас, который творился в Хогсмиде, заново. Будто кто-то издевательски включал перемотку всех событий, едва голова Лили касалась подушки.
Красный от крови снег, ноги, оскальзывающиеся на чьих-то внутренностях, пасти оборотней, жадно вгрызающихся в очередную жертву, огонь, крики, вой и столбы дыма... И среди всего этого, чтобы окончательно украсить и без того ужасный кошмар, среди этого появлялись бездыханные тела ее друзей и знакомых. Эшвард, придавленный оборотнем, Дель в лапах другого волка и самое главное - Сириус на этом самом чертовом красном снегу!  Лили кричит и ей кажется, что это все реально, ужас накрывает ее с головой, а потом ее будит Мэри и Лилс первые мгновения не понимает, что это все был сон, что все живы, никто из них не пострадал. Ей требуется несколько долгих минут, чтобы прийти в себя и отдышаться, и каждый раз ей стыдно, что она будит всех своими криками. Но ничего сделать с этим пока была  не в силах...
Как они выжили тогда, Лили до сих пор не понимала, но знала точно, что вернуть все назад, она бы ни на минуту не поменяла своего решения. И она совершенно отчётливо сейчас понимала, что ее мысли и страх крутились в основном вокруг одного человека больше, чем вокруг остальных.
Сириус был всегда для неё чуть больше, чем все остальные Мародеры, чем остальные друзья.. И это чуть больше не давало ей покоя уже некоторое время, а ситуация с Хогсмидом просто толкнула ее в самое пекло, едва она только подумала о том, что там может случиться. И хвала небесам, что все обошлось, никто даже не получил серьезных травм, кроме бедной Дель, которую Блэк вытащил из уже вспыхнувшего дома. Мадам Помфри хотела их всех оставить на ночь в Больничном крыле, но в итоге те, кто отделался ссадинами и синяками отправились в свои спальни.
После той ночи мало кто разговаривал друг с другом, пребывая все ещё в шоке от случившегося, так что Лили несколько дней уже не говорила ни с кем из своих друзей, ни с Мародерами. Только Мэри и была той, с кем Эванс могла ещё переброситься парой фраз. И то, потому что они были в одной спальне. Лилс знала только, что Сириус эти дни делил свой досуг с бутылкой огневиски, даже Джеймса рядом не наблюдалось, а Ремус ходил везде как в воду опущенный, так что у неё не было шанса с кем-то переговорить. Ей нужно было себя чем-то занять и она решила дочитать книгу, но в итоге сейчас сидела и бесилась оттого, что битый час читала одну и ту же страницу...
Позади послышались чьи-то шаги. В гостиной никого почти не было, кроме нескольких девчонок с пятого, кажется, курса, поэтому шаги было отчетливо слышно. Лили, правда, не обратила на них внимания, ровно до того момента, пока девочки не прыснули, о чем-то зашептавшись сразу же. Она подняла глаза наконец-то от книги и встретилась взглядом с...Блэком. Выглядел он слегка помятым, но это было и не удивительно, она тоже сейчас выглядела не лучше с темными кругами под глазами. Что-то в его взгляде заставило ее выпрямиться в кресле и сердце бешено заколотиться. Сириус пару минут сверлил ее взглядом, а потом обратился к тем девчонкам таким властным тоном, что у Лили явно мелькнуло в глазах легкое удивление.
-Оставьте нас.
Он был зол, нет, наверное, даже в ярости. Девчонок поэтому как ветром сдуло. Но Лили не отвела взгляда и ни на минуту не смутилась. Она громко захлопнула книгу и поднялась на ноги.
-Какого хрена ты приперлась в Хогсмид, когда уже всем и каждому было понятно, что там беснуются оборотни!- Блэк начал обманчиво вкрадчиво и тихо, но она чувствовала, что это затишье перед бурей. Он с каждым словом делал шаг, оказываясь все ближе к ней, а Лили не сделала ни шагу назад, выдерживая его взгляд, которым он, кажется, собирался прожечь ее насквозь.
-А я должна была сидеть на месте, зная, что там, может быть, убивают моих друзей? - ее глаза сузились, голос звучал так же обманчиво мягко. - Ты бы сам так смог?
Лили знала на всю тысячу процентов, что Сириус бы сделал точно так же, сломя голову помчавшись спасать дорогих ему людей. Почему же сейчас он ей предъявляет претензии?
-Я должна была сходить с ума, слушая только долетающие до меня страшные новости? Строить самые страшные предположения? Зная, что там почти все мои друзья, что там мои знакомые, что там... - она запнулась, но продолжила, по прежнему не отводя взгляда. - Что там ты, Блэк! И.. и Эшвард, и Рид, Трелони...
Конечно, остальные были тоже ей дороги, но не так как тот, чьё имя она назвала первым.
Лили скрестила руки на груди и подошла ещё на шаг ближе к Сириусу, видя, что тот готов сорваться, только она не боялась, хотя напряжение в воздухе было почти что осязаемым. Казалось, что вокруг них, брось только спичку, и вспыхнет пламя. Каждое слово дальше Лили словно отрезала.
-Даже если бы сейчас все вернуть назад, я поступила бы точно так же. Я не буду отсиживаться в тепле, зная, что...
Перед ее глазами внезапно всплыл ее самый страшный кошмар: Блэк, на красном от крови снегу. От его крови. Пустой взгляд тёмных глаз устремлён куда-то вдаль, а ей остаётся только стоять и смотреть на
это, чувствуя как и ее медленно покидают силы. Картинка была настолько яркая, что Лили несколько раз моргнула, чтобы наваждение исчезло. Ей даже захотелось крепко сжать ладонь Сириуса, чтобы точно знать, что он жив и это все игра ее воображения. Но она быстро провела ладонями по лицу, словно снова собираясь с мыслями, и продолжила.
-Я не могла прятаться за стенами замка, Сириус! Ты разве не понимаешь?- ее голос дрогнул и чуть повысился, в глазах была решительность, но в глубине мелькнул страх, который Лили постаралась затолкать поглубже, как она надеялась, успешно. И все же, несмотря на это, в Блэка летели теперь зелёные молнии. - Я должна была быть там! Я не могла думать о том, что кто-то из вас...Что ты мог погибнуть! Я староста в конце-концов!
Ей казалось, что уж Блэк то с его отчаянной смелостью должен был понять, но он был зол, что она прорвалась к нему через весь ужас, чтобы просто оказаться рядом. Она не летела его обязательно спасать, зная, что он прекрасно умеет постоять за себя, зная, что он сильный волшебник. Но летела из страха, что что-то может произойти, а ее рядом не будет.. Может быть это было безрассудство с ее стороны, пусть. Извиняться Лили не собиралась.
-Ты хочешь услышать от меня извинения или оправдания? Их не будет. - Лилс упрямо мотнула головой, сжав губы и не сводя такого же горящего и упрямого взгляда с его лица. Мерлин, неужели он не понимает?!- Я бы все равно туда пошла..

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+5

4

Конечно, он прекрасно знал, что Лили Эванс не робкая овечка, которая будет делать то, что ей велено. Иначе бы не место было бы совсем не на Гриффиндоре.
Эванс была отважной. Наверное, это отличительная черта всего факультета. У них от отваги до дурости полшага.
Сириус не ожидал ее увидеть в Хогсмиде. Ее там не должно было быть. Эта мысль внушала ему спокойствие, что хотя бы о Джеймсе и Лили можно было не волноваться. Но она была, черт возьми.
От этого захотелось сразу две вещи: отругать ее на чем свет стоит и очень крепко прижать к себе, убедившись, что она цела.
Что она в порядке.
По спине тут же пополз липкий страх. Ведь все могло быть иначе. Деревня кишила оборотнями, даже не смотря на то, что хит-визарты работали во всю. Этого было недостаточно, силы явно были неравны. Перевес был не на стороне защитников Хогсмида, учитывая, что в самом начале оборотням противостояли обычные школьники.
Крови было море. Она хлюпала под ногами, в ней вязли ботинки. Блэк все еще казалось, что он ощущает ее металлический привкус на кончике языка.
Который лишь усиливался от одной мысли, что с Эванс могло что-то случится.
Регулус был в безопасности. Относительной, конечно, но Бродяга надеялся на тот момент, что брат послушал его и отправился в дом, защищенный всеми возможными заклинаниями.
Дом, в который самому Сириус дороги больше не было хоть он как дурак носил с собой родовое кольцо, что являлось порт-ключом, которым он никогда не собирался пользоваться.
В любом случае в доме Аниты были волшебники, в том числе и те, кто знал что нужно делать, а не кучка перепуганных подростков. За Шафик он тоже не волновался, она будет помогать раненным до последнего, зная, что нужнее здесь намного больше, чем на улице.
Питер был в полной безопасности замка, он сбегал при первой возможности, как крыса с тонущего корабля.
Ремус. Вероятно, ему было хуже всего и Блэк только надеялся, что дверь и его заклинание выдержат напор оборотня, что рвется к себе подобным. А еще цепи. Чисто теоретически они должны были удержать его.
А вот Эванс стала для него гребанной неожиданностью.
Сердце чудом удержалось в груди и не ухнуло вниз. Он чудом сдержался, чтобы не наорать на нее прямо там, но выбраться было нужнее.
А затем как-то не хватило времени, хоть его и было предостаточно.
Они все избегали друг друга, даже сидя рядом с Люпином в Большом зале почти не говорили. Питер, обычно обладающий отменным аппетитом вяло ковырял пирог из почек, Ремус тоже был еще более молчалив, чем обычно. Джеймс застрял в Лондоне.
Со старостой они пересекались несколько раз, но так и не разговаривали. Один раз Сириус и вовсе был пьян, стоял в коридоре перед портретом Полной дамы и пытался доказать ей, что совершенно точно помнит пароль. Нет.
Дама была непреклонна и отказывалась пускать нетрезвого Гриффиндорца, а так же грозилась сообщить о случившемся директору школы.
Его спасла Эванс. Она тихо появилась сзади и произнесла пароль, так что от неожиданности Блэк буквально ввалился в проем. И ничего не сказав, отправился наверх, в спальню.

Сейчас он не сводил с Эванс тяжелого взгляда. И хмыкнул, когда она захлопнула книгу и поднялась на ноги, словно это выглядело устрашающе и он должен был ретироваться.
Сириус подошел к ней почти вплотную, еще немного бы и ее вздернутый нос коснулся бы его шеи.
-Я это совсем другое.
Рыкнул он, даже не пытаясь найти логику в ее словах, но заметил запинку, когда она перечисляла фамилии. Эванс сложила руки на груди и сделала небольшой шаг к нему, расстояния между их телами почти не осталось. Он буквально ощущал электрический ток между ними.
Воздух искрился от напряжения.
-Зная что?
Переспросил он, четко выговаривая слова.
Девушка провела ладонями по лицу и в этот жесте было столько усталости, что Блэк пожалел об этом разговоре.
Однако ее следующие слова полностью выбили эти мысли из головы, Эванс вскинула голову и глаза ее сверкали, как изумруды.
Невыносимо ярко, но он не отводил взгляда.
Он откинул голову назад и невесело засмеялся.
-Конечно, это все меняет. А то что ты сама могла погибнуть, ты разве не понимаешь?
Он совершенно намеренно переиначил ее слова, делая шаг назад.
Лили сверлила его взбешенным взглядом, а он отвечал ей точно таким же взглядом. Но ее вопрос поставил его в тупик.
Он не знал чего хочет от нее.
Блэк понятия не имел чего собирается добиться этим разговором. Чтобы Эванс поняла, что они все каким-то немыслимым чудом остались живы?
Он был уверен, что она понимала, они все это понимали.
Что им невероятно, просто космически повезло. Каждый из тех, кто был в Хогсмиде в тот злополучный вечер могли окрасить своей кровью и так алый снег.
Порой Блэку казалось, что эти воспоминания будут с ним всегда, словно отпечатанные магией на внутренней части века. Они появлялись стоило лишь закрыть глаза.
Он сделал глубокий вдох, на лицо Бродяги упало несколько прядей, но он не стал привычно откидывать их ото лба.
-Я хочу… - Сириус замолчал, сжав губы. Эванс смотрела на него с такой неподражаемой гордостью и упрямством. Любой чистокровный бы позавидовал ее осанке и вздернутому подбородку. Она буквально пылала, было довольно сложно игнорировать тот факт, что Лили была особенно прекрасна сейчас.
Для Бродяги это не было открытием. Эванс всегда выделялась в толпе с этими огненно-рыжими волосами и чертятами в глазах, которых она тщательно скрывала за значком старосты. Как за щитом. Вот и сейчас.
Злость Блэка почти поутихла, он смотрел на девушку с грустью и каким-то несвойственным ему пониманием, но внутри все еще пылал гнев и страх. Это злило больше всего.
-Я хочу, чтобы ты понимала, что могла погибнуть, староста. – Как можно насмешливее произнес он, старательно игнорируя страшные картины в своей голове.
Они повторялись раз за разом. Бесконечно. Именно их Бродяга так старательно глушил виски, чтобы заснуть тяжелым сном без сновидений, лишь бы не видеть снова этого красного снега.
В снах он казался ярко-алым, по законам сна там вроде как были здания и что-то еще, но как второстепенное не слишком фигурировало, Блэк точно знал где он и что происходит, хоть из оборотней он видел лишь одного – Люпина. И он никак не мог понять, что же было самым страшным – оскаленные зубы Лунатика, с которых капали на красный же снег красные капли крови или рыжая копна волос, что виднелась между его расставленных лап.
Такие волосы были только у Эванс.
Во сне Сириус оборачивался в черного пса и бросался на друга, но в этот момент сон обрывался и он просыпался в холодном поту в своем привычном облике, тяжело хватая ртом воздух.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+5

5

У Лили брови взлетели вверх, когда Сириус сказал, что он это совсем другое. Интересно, в чем же он был другим? Хотя Эванс могла бы назвать как минимум полсотни причин почему Блэк отличался от остальных. Но она никак не хотела мириться с тем, что он считал, будто бы она  не могла справиться, что она не смогла бы постоять за себя. Сириус почти рыкнул на неё, просто ставя перед фактом, что он - это другое дело. Она сжала губы, глядя на него снизу вверх. Лили категорически была с ним не согласна, об этом говорил весь ее вид.
Они стояли так близко, что Эванс в какой-то момент показалось, что между ними проскакивают молнии - настолько и она была рассержена, и Сириус. Каким-то краем сознания она понимала, что это все защитная реакция, чтоб не показать насколько им обоим страшно. Лили прятала свои кошмары ото всех, но так же догадывалась, что и Сириус прячет свои. Недавно она застала его у портрета Полной дамы, совершенно пьяного, пытающегося вспомнить пароль, хотя никогда раньше Блэк его не забывал. Лили назвала нужные слова и молча проводила почему-то удивленного Сириуса в гостиную, где и передала его на руки Питера и Ремуса. Она видела, что он не от желания развлечься напился, а совсем по другому поводу... И то, что сегодня он снова был после похмелья... Лилс понимала, что это не здорово - пить каждый день. Ему нужно было найти какой-то более приемлемый способ. Даже его друзья начали переживать, а это был тревожный знак, зная, что они и сами не слишком примерные мальчики...
-Зная что? - Блэк продолжал говорить насмешливым тоном и это заставляло Лили постепенно закипать. Даже не постепенно, а слишком быстро. Почему он спрашивал, хотя сам прекрасно знал ответ?
-Зная, что ты там, Блэк! Черт возьми! - Лили воскликнула, разводя руками и сверля его взглядом. Он словно бы не понимал слишком очевидных вещей и заставлял ее повторять их вслух, будто чтобы убедиться в чём-то.
И на ее слова Сириус снова рассмеялся и Эванс вспыхнула, ее щеки запылали от возмущения. По ее мнению то, что он оказался в Хогсмиде меняло абсолютно все! Как и то, что там оказались и многие другие, но он в первую очередь. Она стремительно шагнула к нему снова, словно не давая ему сбежать от того, что она сейчас скажет.
-А то что ты мог погибнуть и я бы об этом даже не знала?! Я бы сидела в замке, пока.. - ее горло судорожно сжалось, но она не остановилась. - ..пока ты мог оказаться в лапах оборотня, в его зубах или просто попасть под шальное заклятие! Я бы с ума сошла, Блэк!
Лили часто дыша, смотрела на Сириуса и ее так раздражала сейчас его насмешливость, кто бы знал! Обычно ей эта его черта безумно нравилась, но сейчас он словно прикрывался ею, заставляя ее выходить из себя все больше, так как по другому она не могла. Она боялась за него, она переживала, она устала видеть его мертвого в своих кошмарах и она бы хотела ему это сказать, но его насмешливо-горькие фразы только злили ее ещё больше. Но вдруг выражение глаз Сириуса сменилось: заметно утихла какая-то злость и теперь там мелькнула грусть. Лили, правда, все равно ещё сердито хмурила брови, ожидая новой насмешки. И она последовала, правда, уже не настолько едкая.
-Я хочу, чтобы ты понимала, что могла погибнуть, староста.
Сириус думал только об этом, но совершенно не представлял, что бы чувствовала Лили, если бы ей пришли и сказали, что Блэка или убили, или покалечили. Даже сейчас от этой мысли у неё все ухнуло куда-то вниз, заставив сердце бешено колотиться, ей казалось, что этот звук могут слышать все, кто находился бы в гостиной. Только от мысли ей было страшно, хоть Сириус стоял почти вплотную к ней. А что Эванс могла сказать, когда в голове крутятся такие мысли, а Блэка рядом не было?
Лили выдохнула и ее руки быстро сжали ладони Сириуса, дотянувшись до них. Ей так было будто спокойнее, словно страшные видения чуть отступали в ее голове.
-Я понимаю это, Сириус, понимаю совершенно отчётливо! Но повторю ещё раз, что будь у меня возможность отмотать назад, я бы снова ринулась в Хогсмид! - она прямо смотрела в его глаза, пытаясь снова донести свою мысль. - Потому что я не знаю, что бы я делала, если бы узнала, что с тобой что-то случилось! Я не могу тебя потерять! Не хочу!
Эванс отчаянно замотала головой, будто разгоняя те самые кошмарные свои сны, а слова сами собой срывались с губ.
-Я хочу, чтобы ты тоже понимал, что мог погибнуть, Сириус Блэк и, черт возьми, я не собиралась упускать и малейший шанс, чтобы оказаться рядом с тобой, спина к спине, если потребуется! Потому что... Я. Не. Могу. Тебя. Потерять!
Лили отчеканила эти слова и она так часто дышала, будто только что бежала много километров, чтобы это ему сказать. Она злилась, сейчас это было особенно видно, за его непонимание или нежелание понять. Лили Эванс фактически только что призналась в любви Сириусу Блэку, просто  другими словами. Вся эта ситуация с оборотнями дала Лилс понять, что, по крайней мере она, не относится к Сириусу только как к другу. Давно уже. Пора было давно это признать, но только под страхом смерти в том самом адском Хогсмиде, к ней пришло это отчётливое осознание. Он был ей слишком дорог, поэтому она так сильно сердилась.
Лили тряхнула волосами, будто раздраженно откидывая их назад. В ее мечущих молнии глазах словно читался вызов: чем ещё он может ей возразить? Ее руки чуть сильнее сжали его ладони и губы так же упрямо сжались, что значило, что ни от одного своего слова она не отступится, хоть пусть рухнет весь мир...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

6

Она упиралась хотя прекрасно понимала, что он прав. Лили Эванс была сильной волшебницей, возможно одной из самых сильных, из всех кого он знал. А Блэк знал многих по статусу рождения.
Учитывая, что Лили не родилась с палочкой во рту, как это бывало в чистокровных семьях, где всем было искренне наплевать на запрет использования магии вне школы. Когда дом полон совершеннолетними волшебниками отследить кто именно сотворил магию почти невозможно. Все без зазрения совести пользовались этим и даже не скрывали.
У Блэков всегда было несколько палочек. Про запас, Сириус постоянно умыкал одну из них и творил заклинания, которые показывали ему кузины. Особенно Беллатрикс.
Удивительно, что Вальбурга даже не была против подобных забав, хоть и заставала его перед очередной разбитой вазой. Вероятно, вазы имели не самую большую ценность в ее жизни, если бы он что-нибудь сделал с ее скакунами…
Так что Лили стала колдовать намного позже прочих волшебников, у которых хоть один родитель владел волшебной палочкой.
И Сириус в ней не сомневался. Она была сильной, смелой, а еще умной. Это сочетание вполне могло стать оружием массового поражения. И если бы там были обычные волшебники, то скорее всего он был порадовался ее присутствию, но в деревне были оборотни.
Большинство студентов сталкивались с ними лишь на страницах учебников, когда писали эссе по защите от темных искусств и даже не понимали всю страшную силу, скрытую в них. Бродяга тоже не понимал.
Они узнали, что Ремус оборотень когда им было по тринадцать. Тринадцать! В этом возрасте страх отсутсвует полностью, конечно, они не испугались. Они решили стать анимагами, незарегистрированными, естественно. Такие материи никто на третьем курсе не преподает. Это самая сложная часть трансфигурации. Они даже просто не думали о причинах данного запрета, им и в голову не приходило, что превращение могло пойти не так и вызвать неисправимые последствия, а вполне вероятно и саму смерть.
Им пришлось потратить два года, изучить всеми правдами и неправдами все книги об трансфигурации, что были в замке, в том числе и в запретной секции.
У парней информация уже из ушей лезла. Кисть ныла от постоянных повторений махов волшебной палочкой, раз за разом. Пока это не стало отскакивать от зубов. Сириуса можно было ночью разбудить и он легко бы и без запинки ответил на все вопросы, возможно, еще сладко сопя в подушку.
Но даже тогда, когда они усиленно готовились, никто из них не понимал до конца какой опасности они подвергаются. Все они. И Люпин в том числе.
Он пытался их отговорить, конечно, но вяло. Все же не стоит забывать, Ремусу было тринадцать и он всю свою жизнь быть очень одинок. Он боялся потерять друзей больше всего на свете и тот факт, что они собирались нарушить школьные правила и несколько законов мерк и бледнел по сравнению с этим.
Но они многое не понимали.
Например то, что даже очень молодой и неопытный оборотень может быть крайне опасен. После первого превращения на плечах Джима и Сириуса остались глубокие порезы от когтей и зубов оборотня, так они узнали, что анимаги не могут обратиться.
Экспериментальным путем.
Но даже тогда это не отрезвило их.
Ремус мог сохранить рассудок в их присутствие, они гуляли каждое полнолуние в окрестностях Хогвартса, даже не думая о последствиях. Точнее доя этого они создали карту, которая вроде как должна была обезопасить их от случайных прохожих.
На деле же их обычно спасало только чудо.
Однажды они встретили девушку из деревни. Она направлялась из замка домой, вероятно, навещала студента или преподавателя, друзьям удалось оттащить взбеленившегося оборотня в Запретный лес и удерживать там пока она не скрылась.
Они потом вместе смеялись над этим совершенно не смешным случаем.
А то, что случилось со Снейпом на шестом курсе?
Пусть Джим и спас его, но он видел Лунатика и легко сопоставил факты, пусть они и глумились над ним Нюнчик никогда не был идиотом.
Дело было в том, что это был Люпин. Пусть в шкуре волка, но они все прекрасно знали, что с волчьей морды на них смотрят его глаза.
Никто никогда не воспринимал угрозу всерьёз.
До Хогсмида.
Он закусил губу и смотрел на Эванс серьезнее некуда, а затем нахмурился, когда она выпалила слова, смотря на него.
Она даже представить себе не могла насколько близко была к смерти в этой чертовой деревушке, где живут одни волшебники. Щеки старосты пылали, она разводила руками от возмущения, в злости желая доказать, что он не прав.
Лили уничтожила расстояние между ними, коснувшись его грудью и даже толком не замечая этого, ее глаза пылали ярче драгоценных камней.
-И была бы в безопасности, черт возьми. – Едко вставил он, когда девушка на секунду умолкла, переводя дыхание.
Она часто-часто дышала, ее грудь вздымалась и как бы ему не хотелось ни обращать на это внимания – не выходило. Сириус чуть отодвинулся, возвращая себе способность здраво мыслить. Староста выдохнула и потянулась за ним, беря его за руки, переплетая их пальцы.
Бродяга бросил быстрый взгляд на их соединенные руки, вдруг поняв, что пропустил начало предложения, он услышал только то, что заставило темные брови изогнуться. Скорее удивлённо, чем насмешливо.
Она говорила то, что совершенно не нужно было говорить, они ведь были друзьями. Друзья друг другу такие вещи не говорят.
Вероятность, что Люпин когда-нибудь сказал бы ему, что не сможет без него была полным абсурдом.
Она замотала головой и в глазах на секунду блеснули слезы. Блэк прищурился, сжимая своими пальцами ее ладони.
-Я знаю, что такая возможность была. – Как можно спокойнее попытался произнести он, но его выдавали глаза, горевшие, как два уголька.
Бродяга прекрасно слышал ее, понимал что она имеет ввиду, но продолжал гнуть свою линию.
Беда заключалась в том, что он-то знал на что шел, испытывал на себе силу одного и не самого кровожадного оборотня, а вот остальным и Эванс в том числе было невдомек, что могут эти милые ребята с капающей слюной. Лили была последним человеком, которого он пожелал бы увидеть в этой мясорубке, парочку авроров  - заверните, пожалуйста, но только не старосту, что примчалась сражать с ним спина к спине.
Блэк аккуратно высвободил свои пальцы.
-Эванс, я пытаюсь донести до тебя, что там были оборотни, а не дрессированные пудели в балетных пачках!
Он устало потер глаза пальцами, на лице появилась лукавая улыбка.
-Погоди-ка. Что ты там сказала? Не можешь меня потерять?
Он даже не скрывал своего удовольствия, произнося эти слова, щеки девушки уже во второй раз залили румянец. Очень ей шедший, она намеревалась было открыть рот, чтобы произнести очередную тираду, но Бродяга просто покачал головой.
-Хватит.
Негромко, а потом наклонился к ней, чтобы обхватить ее лицо ладонями и очень медленно поцеловать, раскатывая ее вкус на своем языке.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+4

7

Лили в чем-то понимала Сириуса, но из упрямства и злости не уступала и не соглашалась с его вполне здравыми доводами. Кому как не ему было знать какая опасность подстерегает всех тех, кто оказался в деревне. Да в общем-то и Лили была в курсе, благодаря Снейпу...
Именно он постоянно наталкивал ее на мысль о том, что Люпин - оборотень. На самом деле сопоставить все факты не составляло большого труда и любой, кто хоть немного соображал легко мог догадаться что к чему. Но большинству студентов было конечно же не до того, что там происходит с Римусом и чем он болеет. Но Лили дружила с ним, как и с остальными Мародерами, поэтому конечно же знала куда пропадают все мальчишки ночами раз в месяц ровно в полнолуние. Теорию Снейпа она не опровергла и не подтвердила, когда он упомянул об этом, поэтому со своей стороны она не выдала тайну Римуса. Да и к тому же ей, как и Джеймсу, Сириусу и Питеру было абсолютно все равно на то, что Люпин оборотень. Он был хорошим и добрым, спокойным и к тому же они вдвоём были старостами на пятом курсе.
В общем Сириус не понаслышке знал, что такое оборотни, потому и переживал больше. Лили же знала только в теории, она никогда их не видела до этого самого памятного дня в Хогсмиде. И вся раздираемая тревогой за Блэка даже не оценила всю серьезность ситуации и всю степень опасности. Она видела цель и летела к ней на всех парах, игнорируя то, что легко сама могла попасть в клыки зверя. Но о себе она тогда думала в последнюю очередь. Это было в корне неверно, но по другому Лили не могла и именно это она так яростно пыталась доказать Сириусу, который смотрел на неё словно бы свысока, тоже злясь на ее выходку.
-Да, я была бы в безопасности и что из того? - Лилс прямо хотелось его тряхнуть за плечи за его едкий тон, так как он совершенно не понимал...
Лили думала в какой момент у неё появились настолько сильные и задевающие ее эмоции по отношению к нему? И точного момента назвать не могла.  Они всегда были близки друг с другом, часто что-то могли обсуждать, спорить о чем-то..Лили могла рассказать ему много чего, чем не делилась с остальными. Просто потому что Блэк ее понимал, с ним было легко и просто, по крайней мере ей. Да, не без споров и ссор, не без взаимных подколов и шуточек, но всегда приятно и легко. И да, ей часто абсолютно не нравились его пассии. Она всегда делала вид, что его не существует, когда посреди ночи Блэк мог завалиться в гостиную в явно помятом виде. Лили обычно в эти моменты словно совершенно его не замечала. Правда, потом списывала это все на нарушение правил и что она пыталась закрыть на это в который раз глаза. Но в душе что-то упорно скреблось, противно нашептывая, что дело совсем не в правилах...Вот и летя в Хогсмид Лили убеждала себя, что это все потому, что там ее друзья, а Сириус тоже ее друг... Этот торг с самой собой длился уже около года, каждый раз заставляя Эванс успокоить себя очередной ложью вроде «Братья и сестры тоже друг друга очень любят, близкие друзья так же... Вот и мы как брат с сестрой, а друзья мы уже давно.» В итоге так себя успокаивая Лили себя же жестоко обманывала. И увидев Сириуса в горящем доме она совершенно отчетливо поняла, что в ее сердце уже давно дружбой и не пахнет, равно как сестринскими чувствами. Понимал ли это он, Лили не знала, но уже больше была не в силах молчать, добитая кошмарными снами, в которых раз за разом теряла Сириуса. Это было выше ее сил - каждую ночь пытаться избежать этого исхода и просыпаться с криком.
-Я знаю, что такая возможность была. - Лили не поняла, почему он так спокойно говорит о том, что она могла его потерять. Ей хотелось рвать и метать, доказывая ему... А что доказывая то? Они оба были упрямы. Сириус уперто гнул своё, что ей не стоило прибегать в Хогсмид, а Лили настаивала, что по другому бы не смогла.
Он слегка сжал ее пальцы, когда Лилс замотала головой, пытаясь справиться с захлестывающими ее эмоциями. Тем более она совершенно не знала как отреагирует Блэк на ее спонтанное признание того, что он ей гораздо дороже, чем просто друг.
-Я прекрасно знаю, кто там был, Сириус! - вспыхнула Эванс на его слова о том, что он пытается ей донести. - Я не совсем наивная дурочка, не знавшая куда я иду!
Ее брови сошлись стремительно на переносице и весь ее вид говорил о том, что ее не нужно ничему учить как неразумное дитя. А слова Блэка были произнесены именно таким похожим тоном. Он высвободил свои пальцы из ее рук и устало потёр глаза. Лили замерла, понимая, что возможно Сириус посчитал этот порыв с ее стороны лишним, но виду, что это ее как-то задело - не подала.
Но внезапно Блэк впервые за все время улыбнулся, такой знакомой ей улыбкой. Лили ее будто сто лет не видела. Эти дни выдались слишком мрачными и мало кто улыбался в принципе. Сириус переспросил ее, будто думал, что ему послышалось. Лили снова почувствовала раздражение - опять он заставляет ее повторять те слова, которые давались ей с определенным трудом. Что за дурацкая привычка у него?!
-Да, не могу, потому что ты...
Только договорить Эванс не успела, потому что дальше все произошло слишком быстро. Блэк покачал головой и сказав, что хватит, наклонился к Лили, по прежнему стоявшей очень близко к нему, и поцеловал ее, выбивая этим и все слова, которые она собиралась ещё ему высказать и землю из-под ног. Его ладони на ее пылающих щеках попросту не давали ей отодвинуться, да Лили и не хотелось это делать совершенно.
Она всего на мгновение удивленно замерла, а затем ее губы раскрылись навстречу его поцелую и Лилс теснее прильнула к Сириусу, положив ладони на его плечи.
Эванс мечтала это сделать ещё там, в Хогсмиде, но среди того ужаса, что там творился было совсем не до того. Хотя, нет, Лили мечтала это сделать ещё давно, просто упорно не признавалась себе в этом...Не признавалась, что Сириус Блэк уже больше года как безраздельно завладел ее сердцем, снами и мыслями.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

8

Еще секунду назад она пылала таким праведным гневом, глаза ее метали изумрудные искры, брови выли сведены на переносице.
Признаться, она была прекрасна.
Даже прекраснее, чем когда он услышал ее голос, неся на руках обессилившую Дель.
Возможно, Сириус поступил поспешно.
Возможно, он думал, что она сейчас упрется руками ему в грудь и оттолкнет.
Скажет, что он сошел с ума и они только друзья и ничего больше.
Все это промелькнуло в мозгу Блэка за доли секунды пока она словно одеревенела, когда его рот терзал ее губы. А затем ее губы приоткрылись, впуская в рот его горячий язык, она подалась ближе к нему, а ее ладони легли на его плечи.
Бродяга глухо выдохнул в поцелуй, прижимая ее теснее.
Было во всем этом что-то правильное, что-то совершенно верное.
То как ее пальцы сжимались на его плечах, стараясь быть еще ближе. То, как его собственные пальцы сминали ткань ее теплого свитера. Он не примянул запустить под него руки и коснуться обжигающей кожи девушки.
Почему-то ему всегда казалось, что Лили горячая.
Не в том смысле. Но и в том тоже. Блэк усмехнулся своим мыслям, не прерывая поцелуй, а лишь углубляя его. Кожа под его пальцами пылала.
И это знание принесло ему чувство глубокого удовлетворения.
Обычно Сириусу встречались аристократки, не слишком обремененные условностями и точно знающие, что их девственность будет числится в длинном списке на последнем или предпоследнем месте. Они были избалованными, капризными зачастую и непременно с холодными пальцами, что так старательно пытались запустить под его рубашку.
Словно огромные метражи особняков, в которых они родились и провели детство впитал в себя тепло их тел, заменив его холодом вековых камней и традиций.
Даже у Андромеды пальцы обычно были прохладными и Бродяге пришлось долго учиться, чтобы не вздрагивать каждый раз, когда опальная из сестер Блэк прикасалась к его руке.
Лили была пламенем. Ярким огнем, который он старался удержать в руках. Только этот огонь не сжигал, а согревал своим теплом и светом.
Чувство было для него новым, но от этого еще более прекрасным.
Соблазнительным.
Чарующем.
И кажется, он хотел этого намного дольше, чем сам себе признавался.
Это не был минутный порыв, что в голову втемяшился только что и Блэк, как обычно выполнил его тут же, без раздумий.
Это было еще в Хогсмиде, когда он тяжело дышал и смотрел на перепачканное сажей и кровью лицо Эванс и думал лишь о том, что как прекрасно, что они оба живы.
Нет, это было еще раньше.
Когда Лили орала на них с Джеймсом, смотря только на Сириуса, потому что один слизеринец с очень длинным носом, который вечно сует его не в свое дело, решил проверить слова Блэка и действительно нажать на вполне определенный сук на Гремучей иве и посмотреть чем заканчивается тайный проход. К счастью, это не кончилось непоправимо для одного вполне определенного слицеринца с вечно немытыми волосами и все благодаря Поттеру. Джим оттащил Нюнчика в самый последний момент, но тот все же увидел в конце туннеля Люпина, что уже успел обернуться оборотнем.
И еще раньше.
На экзамене по Защите от Темных Искусств, когда она привычно постукивала пером по пергаменту, пытаясь правильно сформулировать ответ.
И до этого на Трансфигурации, когда он поставил стул на две ножки и неотрывно следил, как в волосах сидящей перед ним старосты играют солнечные зайчики, из раздумий Бродягу отвлекла профессор МакГонагалл, что поджав губы, тоже весьма привычно, смотрела на него.
-Мистер Блэк, прошу скажите мне, что вы уже закончили излагать свои мысли и готовы приступить к практической части экзамена. И верните стул в положенное ему состояние.
Конечно, он не стал говорить, что знает учебник трансфигурации наизусть не только за пятый курс, но и всю школьную программу, а так же пару занимательных книг, что они нашли в Запретной секции, о чем профессору знать, конечно, не следовало. Ведь проделывали они это вместе с Поттером, вооружившись мантией-невидимкой, Хвост следил за Филчем и его вредной кошкой, а Лунатик очень внимательно наблюдал за Картой Мародеров.
Их могли поймать бесчисленное количество раз, и непременно поймали бы, если бы не несколько вещей, что удавались Мародерам лучше всего.
Во-первых, они были до глупости дерзкими и умудрялись проделывать все под носом Филча и его идиотской кошки.
Во-вторых, они были крайне талантливы, что позволило им создать такую прекрасную вещь, как Карту Мародеров. И не будем указывать пальцем кто из четверки был самым нерасторопным. Вкупе с мантией-невидимкой это давало поистине неограниченные возможности.
В-третьих, они были чертовски удачливыми, иначе Сириус не знал как еще можно было все это безобразие объяснить.
И пусть почти все девушки в школе хотели встречаться с Мародерами, лишь одна с ними просто дружила.
Лили никогда даже не давала повода усомниться в том, что между ними может быть только дружба. Сириус не мог быть так слеп, учитывая, что он смотрел на нее намного чаще, чем того следовал удачный случай.
Оттого еще ценнее было то, что она его не оттолкнула, наоборот, прижалась к нему крепче и с жаром отвечала на поцелуй. Воспроизводя сцену, которую он там часто прокручивал в своей голове.
Пальцы его ласкали ее щеки, мягко, но требовательно, не позволяя отстраниться даже на миллиметр. Правда, она не сильно-то и стремилась отстраняться.
В гостиной не было ни души, но если бы она была наполнена под завязку Блэк сделал бы все так же.
Ему всегда было наплевать на то, что говорят о нем в коридорах замка.
Эванс же другое дело. Ее репутация была безупречна.
Эта мысль была правильной, от этого еще более неприятной.
Сириус сделал крохотный шаг назад, безжалостно разрывая поцелуй и прикусывая нижнюю губу, наблюдая, как она подалась следом за ним.
Его пальцы скользнули с щеки ниже и легли на шею девушки, закрытой объемным воротником свитера. Он даже через толстую ткань ощущал тепло ее кожи.
-Эванс… - Голос Бродяги звучал низко и прерывисто, он не пытался скрыть это, хоть годы, проведённые под одной крышей с Вальбургой научили виртуозно владеть им. – Я последний человек, с которым тебе бы стоило связываться.
Нужно было уйти после этих слов и тем самым уберечь ее от заведомо провальных решений, но он почти физически не был способен убрать руку.
Вместо того, чтобы уйти он пристально смотрел на ее губы, алые после его нескромного поцелуя.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+4

9

Лили казалось в последнее время, что она сходит с ума, что весь мир сходит с ума, настолько она была вымотана всем происходящим. Но сейчас, когда рядом оказался, наконец, Сириус, которого она не видела несколько дней, ей показалось, что все понемногу возвращается в норму. Даже несмотря на то, что они только что почти наорали друг на друга. По крайней мере, голос Лили вполне могли бы услышать полкоридора за портретом Полной Дамы, если бы там кто-то был.
Она испытывала в последнее время какую-то острую почти физическую потребность видеть Блэка и чувствовать тепло его руки. Без этого ей казалось, что его нет, что ее сны - правда, а ей просто никто не говорит, что на самом деле случилось с ним. И от этого Лили думала, что сходит с ума.
Но сейчас ее мысли путались от того, что она чувствовала наконец-то себя ожившей,равно как и знала, что сны - это всего лишь сны, просто ее страхи. Потому что ощущала Сириуса живым, горячим, реальным. Он притянул ее к себе, выдыхая сквозь поцелуй, словно бы так же ждал этого как и она. Хотя Лили не знала этого, она вообще предполагала, что и ее чувства это что-то другое, не любовь и даже не влюблённость. 
А теперь все казалось таким верным, будто так было всегда. Что его губы идеально подходят к ее губам, что ее руки ложатся на его плечи так, словно она всегда его так обнимала, что... будто каждый миллиметр ее тела был создан для него. Странное, смелое и удивительное для неё осознание.
Пальцы Блэка скользнули под ее свитер, касаясь кожи и по спине Лили побежали мурашки, которые он прекрасно мог почувствовать. Это заставило ее только более порывисто прижаться к нему и позволить ему ещё больше углубить поцелуй. Эванс стало невыносимо жарко, но она прекрасно знала, что этот жар теперь никогда не пройдёт, особенно если рядом будет Блэк. Внутри неё была не искра, что едва вспыхнула и тут же погасла, нет. Внутри заполыхал огонь, который Сириус сам разжег из тлеющих углей. И символично было то, что именно среди языков пламени Лили окончательно и остро поняла, что она чувствует к нему. Она больше не прикрывалась перед самой собой разными отговорками и это позволило быть сегодня честной с Блэком.
Она всегда была с ним честной. Как и с остальными Мародерами. Лили, будучи старостой, справедливо могла наказать их или же прикрыть от серьезных неприятностей. Все зависело от того насколько были честны сами Мародеры. Но  чаще всего они не скрывали от неё особо своих проделок, а Лили не лезла к ним без спроса. Некоторые думали, что Мародёрам все сходит с рук, потому что они дружат со старостой, но это было не так. Некоторые девчонки старались затесаться в их компанию, пытаясь строить из себя то, кем на самом деле не были, старались вести себя либо как сами Мародеры, либо как Лили, но никто не понимал, что самое верное - это просто быть собой. Эванс и сама не знала, в какой момент стала частью компании этих мальчишек. Она не ставила это своей целью, точно так же как и не собиралась никого из них очаровывать. Даже когда Лили стала подозревать в себе что-то не совсем похожее на дружеские чувства к Сириусу, то никоим образом этого никому не показала. Так что никто не мог догадаться о том, что она на самом деле чувствует.
А теперь Эванс открыто заявила, что Блэк ей не просто друг. И давно таковым был. И его поцелуй давал ей чувство того, что это должно было быть признано правдой уже давно.
Сириус вдруг отодвинулся от неё, а Лили лишь потянулась за ним, не желая разрывать поцелуй. Но потом слегка удивленно посмотрела на него, чувствуя как в сердце что-то больно кольнуло. Неужели она ошиблась? Ее руки на его плечах невольно дрогнули, она вглядывалась в его глаза, пытаясь понять, что он сейчас скажет. Его пальцы с щек перешли на ее шею, но он не отпускал ее, удерживая все ещё близко к себе.
Лили снова слегка нахмурилась, слушая прерывающийся голос Сириуса и то, что он вдруг решил ее предупредить о том, что она давно и сама прекрасно знала. Неужели он подумал, что она такая наивная дурочка, которая не знает о том кто такой Сириус Блэк?  Эванс отлично знала в какую пропасть сейчас ныряет, но совершенно этого не боялась и она злилась, на то, что он подумал, будто после всего сказанного и того, что она вошла за ним в огонь, она возьмёт и оттолкнёт его.
-Просто замолчи, Блэк! - Лили покачала головой. - Я не хочу тебя никуда отпускать и связалась я с тобой уже давно, если ты заметил...Так что просто замолчи.
Она чуть улыбнулась и теперь уже сама притянула его к себе, слегка потянувшись на носочках к его губам. Лили просто не могла представить себе, о какой ее реакции он думал, когда она сказала, что боялась его потерять, что сходила с ума от одной этой мысли. А теперь взять и просто его отпустить?.. Нет, Лили этого не могла сделать.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [декабрь 1977] Hopelessly devoted to you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно