Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » Sleep, sugar


Sleep, sugar

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

SLEEP, SUGAR


закрытый

https://64.media.tumblr.com/043644b4b43aefbe6bad0baea14ba51c/tumblr_oa3agsp0sj1qafjlko1_250.gif

Участники: Лили Эванс и Сириус Блэк

Дата и время: 21 июля 1980

Место:Корнуэлл, особняк Блэка

Сюжет:
Орден требует всего времени мира без остатка, всей отваги, всей крови, всего мужества. Что остается после?

Отредактировано Sirius Black (2020-11-11 17:02:09)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

2

той,
в ком силы мои
и мечты... ожидают меня бои.
только мысли мои
чисты,
только будь
у моей груди... пули свист
или зверя вой,
ты не бойся -
иди за мной.
и не важно, какая беда:
темнота,
клевета,
нищета.
все пройдет,
только верь в меня,
сбереги для меня огня.

Промозглый серый день не обещал порадовать жителей Корнуэлла хотя бы лучиком солнца. Июль значился по календарю, но на улице было так сыро и серо, что казалось, будто уже середина ноября. Лили не любила такие дни вообще, а летом особенно. Не хотелось утром вставать и куда-то идти, хотелось оставаться в теплой постели, рядом с теплом Сириуса и так весь день.
Но работа не ждала, выходные были рваными и неясными, так как ни стажировка Лили в Мунго, ни стажировка Сириуса в аврорате не предполагала стабильного отдыха по субботам и воскресеньям. Поэтому каждый вырванный свободный день был почти что праздником для ни обоих. К тому же ко всему прочему добавлялись еще и дела Ордена, деятельность которого сейчас особенно активизировалась, потому что Пожиратели Смерти и все сторонники Волдеморта все больше и больше укрепляли свои позиции. И их было больше, чем членов самого Ордена. У авроров прибавилось работы, так как все больше маглов оказывалось в опасности, все больше противников Темного Лорда могли оказаться убитыми.
Совсем недавно Лили узнала, что убили целую семью маглов, которые жили по соседству с Эвансами, а там в нескольких метрах жила Петунья. И хоть с сестрой Лилс не общалась, но весь вечер у нее тряслись руки и она порывалась написать Тунье. Но если бы что-то случилось она бы узнала, да и сестра вряд ли бы ей ответила... Соседей было ужасно жаль, Лили знала их с детства, для нее это было серьезное потрясение, хоть она и старалась не подавать виду, что ей безумно страшно. Сириус заметил, что что-то не так и только тогда Лили позволила себе минуту слабости, когда призналась, что она боится. За всех. Никто не мог быть в полной безопасности сейчас, особенно члены Ордена.
Вылазок и заданий стало гораздо больше, они длились дольше и не всегда заканчивались успешно. Они потеряли несколько своих информаторов, кто-то пока не вернулся с заданий, кого-то лечили в Мунго... Были дни, когда Лили просто валилась с ног от усталости, но собиралась и вечерами еще вызывалась на дежурства в Ордене или на какое-то задание. Словно пыталась себя завалить работой, чтобы в голову не лезли дурные мысли. Лилс спасало только одно - Сириус.
Он был ее домом, ее сердцем и той спасительной гаванью, где она могла спрятаться хоть на время от всех бед и всей тьмы внешнего мира. У нее не осталось родителей, у нее не было сестры в полном понимании этого слова, некоторые друзья отвернулись, поэтому она чувствовала бы себя очень одиноко, если бы не Блэк. Да, она бы справилась, она бы смогла, она не была слабой и инфантильной девочкой, могла за себя постоять, но знать, что рядом с тобой есть человек, на которого ты всегда можешь положиться и который всегда сможет сказать тебе правильные слова и заслонить от всех ветров и опасностей - это дорогого стоило. Особенно, в это неспокойное время. Лилс знала, что и для него было важно знать, что рядом с ним есть ее поддержка и тепло. Если бы только они жили в мирное время...
Лили не показывала этого, но каждый раз, когда Сириус уходил в аврорат или в Орден у нее сердце было не на месте. Она отгоняла от себя все мрачные мысли, но иногда все же они брали верх и тогда становилось настолько жутко, что Лилс боялась даже спать. Потому что во сне воображение рисовало такие кошмарные картины, что девушка просыпалась в холодном поту и до рассвета боялась закрыть глаза. Порой даже когда Блэк был рядом Лили могла вскочить напуганная своими снами. И ей до ужаса не нравилось все происходящее, потому что она всегда была сильной и бесстрашной, а сейчас будто пятилетняя боялась темноты и засыпать одна.
Сегодня был как раз такой день, когда ей предстояло снова столкнуться со своими страхами. Сириус после работы отправлялся на очередное задание Ордена. Хвала Мерлину, не один. Но группе предстояло рассредоточиться уже на месте. Лили знала, что это будет столкновение и опасное, с ПС или еще с какими-то сторонниками, но это будет драка. Ей самой хотелось оказаться там, но ее дежурство в Мунго не позволяло бросить работу и кинуться вместе с остальными Орденовцами в самую гущу событий.
Хуже всего было просто ждать. Ей даже не удалось обнять и поцеловать Сириуса перед этим! Он был на работе и она, потом он сразу отправлялся на задание, а у нее было дежурство.
Ночь тянулась медленно, а тишина на улице только больше давила на нервы. Лили даже не могла себя ничем занять, так как все валилось из рук. Только утром, оказавшись дома, она немного выдохнула, зная, что вот-вот должен прийти Сириус. Но он не пришел... На работе тоже его не было, к вечеру он не появился тоже. Лилс напряглась, так как такого еще не было. Римус, с которым она поддерживала связь, передал Патронусом, что все уже должны были вернуться, но пока никого нет, что-то заставило их задержаться, все нормально, никто не пострадал. Лили это немного успокоило, но на следующий день и следующий за ним снова была тишина. И теперь она давила на Эванс таким грузом, что она вздрагивала от каждого шороха, напоминавшего шаги, звук от трансгрессии или что-то подобное. В общем прошло три дня и три абсолютно бессонные ночи.
"Лили, Сириус вернулся? Все уже должны были вернуться..", четвертый день ознаменовался известием от Римуса.
"Нет. Его еще нет.", серебристая лань выскочила в открытое окно, сжавшись в прозрачную дымку, чтобы беспрепятственно дойти до адресата.
Девушка села на кровать, спрятав лицо в ладони, глубоко дыша, стараясь не поддаваться панике. Если все вернулись, почему он нет? Если что-то случилось, почему ей никто ничего не говорит? Где он? Почему они не все вместе? Или они оставили его? Нет, не могли.. Или могли?.. Может.. Нет. Точно нет, она бы знала.
Вечером тоже была тишина, Римус пообещал, что они постараются узнать, что случилось и где Блэк. Лили безразлично выслушала это обещание, она чувствовала себя совершенно разбитой. Она не могла спать, четыре ночи без сна и она была похожа на зомби. Едва она закрывала глаза.. Это было хуже, чем не спать. Зелья ее не спасали, не давали забыться без сновидений и больше, чем на пару часов. Лили не могла даже заплакать, чтобы хоть таким способом унять нервное напряжение. Но слез не было. Она ощущала себя примерно как когда Сириус бросил ее после выпускного, только сейчас было в сотни раз хуже и тяжелее. Но странным образом это воспоминание задело в ней что-то такое, что наконец помогло ей расплакаться как маленькой девчонке, это разрывало ее на части. Но зато слезы ослабили и без того утомленные бессонницей тело и душу и Лили сама не заметила как уснула, свернувшись калачиком, сжимая в одной руке волшебную палочку, а в другой ту самую заколку, которую Сириус подарил ей в день ее несостоявшейся свадьбы с Джеймсом.

Отредактировано Lily Evans (2020-11-11 16:50:39)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

3

Тихий хлопок спугнул с ветки очень старого раскидистого вяза, что стоял единственный на много миль вокруг вересковой пустоши, любопытного щегла, который с громким недовольным криком, раскрыв свои яркие крылья улетел прочь.
Волшебник, а это был, несомненно он, потому что появился он неоткуда и явно отлично ориентировался на местности. Ему не нужно было смотреть по сторонам, чтобы понять где он находиться и явно не нужно было делать несколько шагов назад, чтобы не полететь вниз на острые скалы, что лизало море.
Молодой человек, его молодость отчетливо проявлялась в аристократических чертах его лица, был высок, черноволос и угрюм, что никак не вязалось с его обычным состоянием. Его можно было бы назвать весьма привлекательным, если бы не несколько деталей, что в глаза сразу не бросались, но были отчетливо очевидны, когда он начал свой путь на вершину холма, где стоял зияя пустыми окнами большой дом в том самом стиле, что местные называют изысканным.
В доме, как и ожидалось не горело ни одно окно, правда юноша смотрел всего лишь на одно, расположенное на втором этаже, где полагалось быть главной спальне. Оно было, как и другие темным, а к тому же наглухо закрытым.
Он слегка скривил губы и начал подниматься наверх. Здесь и выяснилось, что не смотря на молодые годы новоприбывший подволакивает правую ногу и делал это весьма ощутимо, как человек, которого постоянно беспокоила боль, кому-то это могло показаться не чуть не портящим его темный облик и даже, наверное, привлекательным, однако судя по выражению его лица сам он не находил это таковым. К тому же был весьма раздосадован данным фактом. Его лицо кривилось каждый раз, когда он делал очередной шаг, но молодой человек продолжал упрямо идти вперед.
Что же касается его лица, то здесь можно было бы сказать о крайней его привлекательности, если бы не несколько деталей, о которых уже упоминалось ранее. Губа его припухла и в уголке угадывалась запекшаяся кровь, которую он неоднократно касался языком. Так же из рассеченной брови на щеку капала кровь, никак не желая останавливаться или это он постоянно тревожил ее, откидывая назад темные волосы, что почти касались плеч.
Когда он добрался до особняка, то лицо его выражало смертельную усталость, не смотря на явную молодость он выглядел древним стариком, на чьи плечи лег невыносимый груз ответственности. Он не стал звонить в дверь и просто дернул ручку, открывая, показывая тем самым, что в приглашение в этот дом он не нуждается. На сигнальные чары он почти не обратил внимание, просто взмахнул рукой, в которой все это время была зажата волшебная палочка, и все тут же смолкло, почувствовав древнюю кровь, что текла в его жилах, правильную кровь.
На пороге тут же возник домовик, большие глаза были сонными, но тут же сделались еще больше, распахнувшись, длинные уши невероятным образом затрепетали, когда домовой эльф отвесил низкий поклон.
-Мастер Сириус… - Пробормотал эльф, смотря снизу вверх на потрепанного волшебника и замолчал.
Упомянутый нами молодой человек скривил губы, смотря на своего невольного слугу, которого унаследовал вместе с поместьем о почившего с миром дядюшке Альфареда. Он не слишком любил домовых эльфов, сами они были, конечно, не при чем, все дело было в их услужливости, чрезмерной. А так же любви к истязаниям.
-Я могу что-то сделать для вас, мастер Сириус?
Хозяин особняка в это время прошел в гостиную и скинул на ближайшее кресло свою черную кожаную куртку, которая тоже оказалась в неприглядных пятнах крови. Его темная футболка прилипла к телу в нескольких местах, теперь стало очевидно, что движения правой рукой причиняют Сириусу боль.
Это никак не мешало ему наливать себе в хрустальный стакан виски и оставлять на нем алые следы.
Он сделал внушительный глоток, поморщившись, когда алкоголь коснулся разбитой губы.
-Да. Ванну. Горячую. – Говорил он отрывисто, между глотками. 
Эльф кивнул и низко поклонился, в этот раз коснувшись ушами пола. Кажется, своим видом Бродяга затронул такие неведомые части души домового эльфа, что он решил исполнять приказания хозяина без проволочек. Он уже собирался было ускользнуть в дверь, как Блэк обернулся, поняв, что потерял счет времени и совершенно не понимает какой сейчас день недели.
-А Лили?
-Мисс Эванс наверху, в спальне. – Ответил эльф и промедлил. – Позволите, хозяин?
Сириус рассеянно кивнул.
-Она ждала вас все эти дни и… ночи. -Последнее слово он закончил уже почти неслышно.
Эльф получил еще один кивок и ринулся выполнять приказание, а оставшийся один Бродяга неторопливо выпил еще один стакан практически залпом и стал подниматься на второй этаж, ощущая легкую дрожь в ногах от виски, что даром разливалось по пищеводу.
Наверное, второй стакан был лишним, но искушение было слишком велико.
На предпоследней ступеньке скрипнула половица, Сириус непроизвольно дернулся и сжал еще сильнее палочку, которую так и не выпускал из рук.
Его нервы были взвинчены, он не обращал ни малейшего внимания на портреты своих предков, что недовольно щурились на свет и бормотали почему их снова разбудил посреди ночи этот предатель крови.
Обычно Бродягу они забавляли, но не сегодня, сегодня он остановился, чтобы будничным тоном сообщить им, что снимет их со стен и оставит в подвале, если они немедленно не заткнуться.
Тут же наступила гробовая тишина, а предатель крови продолжил свое небыстрое путешествие к хозяйской спальни.
Как и полагалось свет не горел, судя по всему свечи потухли совсем недавно, не смотря на середину лета тускло догорал камин, но его света было явно недостаточно, чтобы не натыкаться на предметы, если конечно, не знаешь эту комнату слишком хорошо.
Блэк знал. Он потушил огонек на конце палочки и на несколько секунд закрыл глаза, чтобы они привыкли к темноте.
В смежной со спальней комнате что-то негромко звякнуло, Бродяга собрал большую часть своего мужества, чтобы не метнуться туда с палочкой на перевес и спокойно сказал себе, что это домовики всего лишь, исполняют его приказ. Горячая ванна.
Но прежде Лили.
Ее силуэт освещал лишь тусклый свет камина. Она свернулась калачиком на краю кровати, где обычно спал он и выглядела трогательно беззащитной.
Рыжие волосы Эванс драгоценной парчой разметались по подушке, Блэк протянул руку и аккуратно коснулся их. Девушка зашевелилась во сне, но не проснулась, только крепче сжала палочку. В другой руке у нее тоже было что-то зажато, ему пришлось наклониться ближе, чтобы в тусклом свете камина разобрать что она сжимает в пальцах.
Это была заколка, та самая, что он подарил ей в день, когда она бросила все и всех, и сбежала с ним.
Каждый раз видя ее он думал – жалеет ли Лили об этом, стала бы она что-то менять, если бы в ее распоряжении был маховик времени.
Сириус присел на край кровати, под его тяжестью она слегка прогнулось и это разбудило девушку, она сонно заморгала, потом открыла глаза и тут же вскинула палочку.
Он не двигался. Молчал. Не хватало еще получить шальное заклятье, а зная Эванс оно было бы весьма сильным.
Несколько долгих секунд ничего не происходило, а затем она бросилась к нему в объятьях.
Хрупкое тело ударилось об его грудь на мгновение сбив дыхание, а затем руки Блэка обхватили ее и прижали к себе не взирая на боль.
-Я здесь. -Прошептал Бродяга Лили в макушку. – Все хорошо.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

4

Лили даже не заметила как провалилась в сон под тяжестью нервного напряжения, бессонных ночей и слез. Ей снилось что-то, но она наконец-то не понимала что, это не вызывало у неё паники и страха, как видения, которые возникали у неё до этого. Смутные, смазанные сны, позволяющие ей отдохнуть. Но тем не менее все ее чувства были обострены. Руки чувствовали сквозь сон палочку и грани камней на гребне, слух улавливал едва слышные звуки...
Девушка внезапно услышала какие-то глухие голоса, но ей показалось, что это во сне. Потом в смежной комнате со спальней что-то то ли упало, то ли что-то уронили... Лили чуть крепче сжала палочку, все ещё будучи во власти сна.
Но вдруг край кровати просел и это напрягло обострённые ощущения Лилс и она вдруг вскочила как на пружинах, резко сев и выставив вперёд волшебную палочку. В полумраке комнаты девушка быстро заморгала, видя перед собой чей-то силуэт. Камин почти потух, свечи погасли и ей потребовалось несколько секунд, чтобы наконец ее глаза различили такое знакомое и любимое лицо. Палочка задрожала в ее руке, а потом она бросилась на шею Сириусу, который с готовностью прижал ее к себе, шепча, что он здесь и все хорошо.
Мерлин! Ее молитвы были услышаны! Он живой! Он здесь! Ее руки лихорадочно скользили по его спине, пытаясь убедиться, что это не сон, не видение воспалённого от нервов мозга, что он реален - из плоти и крови.
-Сириус!.. - только и вырвалось у неё каким-то коротким всхлипом.
Лили только спустя несколько долгих минут, пока она прятала свои слёзы и дрожащие плечи на груди Блэка, стала замечать, что он едва шевелит одной рукой, что его футболка влажная и слегка липкая в некоторых местах. Она не хотела показать ему свои слёзы, но не могла их сдерживать, когда она чуть отодвинулась, пытаясь разглядеть его пристальнее. Ей плевать было, что от него пахло каким-то дымом, почти гарью и точно кровью, он был жив.
Но затем глаза Лилс привыкли больше к полумраку и цепко заметили рассеченную бровь, от которой вниз по щеке струилась кровь, разбитую губу, словно он только-только вырвался из какой-то драки. Ссадины виднелись почти на каждом миллиметре кожи. И ее пронзила жуткая мысль, что он ранен ещё серьезнее, так как  липкая футболка явно говорила о том, что ткань пропиталась кровью.
-Сириус.. - ее брови сдвинулись, она тут же смахнула слёзы, так как привыкла, что в случае, если человек ранен, то самое последнее, что ему поможет - это паника. - Мерлин, что случилось? Я...
Она позвала домового эльфа, который тут же появился в комнате, с готовностью отвесив поклон и сказав, что ванна готова, а именно это Лили и хотела попросить приготовить. Эльф исчез, а девушка аккуратно коснулась его губ кончиками пальцев.
-Что же с тобой случилось? - прошептала она, следом убирая с раненой брови прядь волос. Лили до жути хотелось его поцеловать и обнять ещё крепче, но она боялась сделать ему больно. И пока не говорила о том, насколько ей было плохо все эти дни.
Она коснулась кончиком палочки пореза, тот затянулся, оставляя небольшой, ещё розоватый шрам, который вскоре тоже должен был исчезнуть. Затем самое простое было залечить губу.
-Лучше? - негромко спросила Лили, деловито оглядывая небольшие шрамы. Ее руки мягко потянули его футболку вверх, чтобы понять откуда на ней кровь. Она очень надеялась, что это чужая, но ей в глаза сразу бросилась рана под грудью, ближе к боку, будто Сириус проехался на нем по острым камням. Она тоже была свежей, словно Блэк продирался сюда через поле битвы.
Она потянулась к тумбочке, взяв оттуда какой-то темно-синий флакончик, открыла его и аккуратно вылила несколько капель на рану. Ее руки дрожали, хоть как для врача это было совершенно непрофессионально. Жидкость чуть зашипела, но по крайней мере рана приобрела вид уже полузажившей. Девушка пробежала совсем легонько по ней кончиками пальцев. Остальное она пока не видела.
-Может пойдём в ванную.. надо смыть кровь...и ты мне все расскажешь? - Лили теперь смелее провела ладонью по его щеке, вглядываясь в его глаза. - Если захочешь.
В его взгляде читалась такая усталость, словно он был стариком, а не молодым парнем.
Лилс потянулась и поцеловала его, долгим поцелуем, словно бы хотела сказать этим насколько она сильно переживала и скучала по нему. На глаза сами собой снова навернулись слёзы и она мягко уткнулась лбом в его грудь.
-Я так боялась... - прошептала Лили. В тишине комнаты ее шёпот был отчетливо слышен. Она хотела, чтобы Сириус не заметил батарею разных флакончиков возле кровати, не заметил ее синяки вокруг глаз, дрожащих рук... Она хотела быть сильной, когда он был таким уставшим и ему нужна была ее спокойная теплота, сила и любовь.
Ее руки притянули его мягко к себе.
Ещё пару минут и нужно идти в ванную..
Лили словно боялась его отпустить, будто сон развеется. Она с содроганием подумала о том, что было бы если б она проснулась и его снова бы не было здесь. Наверное, сошла бы с ума окончательно, пытками вызнав у Ордена куда они отправили Сириуса и бросившись за ним по следам. И не успокоилась, пока бы не нашла его: живого или мёртвого...
Мерлин, спасибо, что он жив!

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

5

Ее дыхание было сбито, руки почти лихорадочно прижимали его к себе, невольно причиняя боль.
Этот ее всхлип, его имя, в которое она умудрилась вложить всю боль, страх и ожидание.
За окном готов был забрезжить рассвет. Он почти не замечал его, время будто бы остановилось в кольце ее рук.
Не стоило забывать, что ночи в июле короткие. Всего шесть часов.
Но в комнате все еще царил полумрак или это Сириус так сильно зажмурился, обвивая руками ее талию. Он наплевал на боль в руке, наплевал вообще на все.
Лили была здесь, такая теплая после сна и встревоженная, он чувствовал как теплые соленые капли увлажняют его и без того мокрую футболку. Это все не важно. Он был здесь, с ней.
Наконец-то.
Блэк дышал глубоко и медленно, он до последнего думал, что может ее больше никогда не увидеть.
Это при том, что Бродяга был просто неисправимым оптимистом. Всегда.
Эванс быстро взяла себя в руки, слишком быстро на его вкус, он бы хотел подержать ее в объятьях еще немного.
Вообще не отпускать. Никогда.
Он не видел лицо Лили в свете зарождающегося дня, но вполне мог воспроизвести в памяти его выражение, она прищурилась, легкая складочка залегла у девушки между бровей и Сириус протянул руку, чтобы разгладить ее пальцами, но совершенно забыл про руку и нахмурился от резкого и неосторожного движения, руку пришлось опустить так и не донеся до ее лица.
Она тут же подобралась, слезы были безжалостно стерты с глаз. Она стала сосредоточенной и деловитой, и этим немного развеселила его.
Лилс всегда была такой, ставила необходимое превыше всего, порой совершенно о себе забывая.
Она задавала вопросы, а он пока не был готов на них отвечать. Теперь, когда больше никуда не нужно было идти, когда больше не было необходимости преодолевать преграды и превозмогать боль, Бродяга понял насколько он устал. К тому же два стакана виски подействовали не только как обезболивающее, но и нашли себя, как превосходное снотворное. Он бы с удовольствием сейчас опустился на кровать, не думая о том, что испачкает простыни кровью и проспал бы сутки к ряду. Но она не позволила.
Эванс с поражающей небрежностью направила палочку на порез, что здорово досаждал ему, постоянно открываясь и силясь залить глаз кровью. Мало приятного. Ранка сейчас же затянулась, кожа стянулась и немного пощипывала, как бывает перед самым заживлением.
В комнате появился тот же самый эльф и доложил, что ванна по приказу хозяина готова.
Сириуса передернуло, он терпеть не мог этого – хозяин, но в этот раз ограничился лишь легким благодарным кивком.
Глаза практически закрывались, не смотря на помощь Лили тело ныло, мышцы ощущались как деревянные.
Девушка легко залечила его губу и он благодарно улыбнулся ей, говоря пересохшими губами.
-Лучше.
Ее руки аккуратно помогли ему избавиться от футболки, порой он морщился, когда пропитанная кровью ткань неохотно от ходила от кожи. В основном ранки были хоть и многочисленными, но неглубокими и не слишком опасными. Блэк легко мог бы залечить их сам, даже не смотря на свои скудные познания в этой области, но был слишком уставшим, чтобы даже воспользоваться самым простым заклинанием.
Но вот рана под грудью доставляла Бродягу явное неудобство. Именно благодаря ей любые движения рукой давались ему с таким трудом.
Лицо Эванс выражало глубокую озабоченность, она прикусила губу и аккуратно рассматривала ее, стараясь не причинять своему молчаливому пациенту лишнюю боль. Она взяла с прикроватной тумбочки какой-то пузырек и капнула им на рану, к своему стыду Сириус не слишком интересовался делом жизни возлюбленной, зная только самые основные зелья, но его цепкий взгляд не мог ни заметить обилие пузырьков и настоек, что украшали тумбочку.
Затем кровь зашипела и парень стиснул зубы, стараясь не издавать лишних звуков.
Как и предполагалось края стянулись и недавняя некрасивая рана приобрела очень ухоженный и аккуратный вид, чего было совершенно нельзя сказать об ее обладателе.
От Сириуса пахло дымом, гарью, грязью и кровью, он отчаянно хотел опустить свое тело в горячую воду, поэтому принял предложение Эванс с радостью.
Неловко поднял, стараясь не опираться на одну ногу, но благодаря ее манипуляциям это осталось единственным, что его беспокоило. Мелкие ссадины были не в счет, на них он даже не обращал внимания.
Блэк выпрямился и даже не подал девушке руку, как это делал обычно, надеясь, что она простит его в этот раз.
Ее пальцы коснулись его щеки, в этом жесте было столько пронзительной нежности, что ему пришлось закрыть глаза.
Он был эгоистом, думал как обычно только лишь о себе и совершенно не думал о том, через что она прошла все эти дни.
Его не было. Ни слова, ни весточки. Он даже партронуса не в силах был отправить, зеркало осталось в особняке, Поттер прислав вторую половину сразу после того, как они с Лили сбежали с их несостоявшейся свадьбы, тем самым показывая, что общаться с бывшем другом и невестой он больше не намерен. Связаться через него тоже было невозможно., даже если бы Блэк нашел такую возможность.
Наверное, Лили сходила с ума, представляя себе день ото дня все более страшные картины.
Никто ничего не знал.
Он не сообщал Ордену последние координаты, не успел. Просто пропал на несколько дней, даже не знал на сколько. Потерял счет времени.
А Лилс была здесь, сходила с ума от неизвестности, обрывала выделенные каналы и никто не мог ей ничего сказать. Он пропустил все возможные варианты отхода и так глупо попался на хваленую гриффиндорскую смелость.
Отвагу, чтоб ее.
Она поцеловала его долго и глубоко, словно прочитав его мысли. От этого Блэк содрогнулся, но крепко прижал ее к себе, не обращая внимания на тупую и пульсирующую боль в ноге.
Это все уже было не важно.
Он был здесь с ней.
Держал ее в своих объятьях, жадно вдыхал такой родной и знакомый аромат ее волос, пропускал их между пальцев.
Ее тихий шепот, прямо в самое сердце. Бродяга коснулся губами ее волос.
-Я знаю, Лилс, знаю.
Его пальцы все еще не выпускают ее пряди.
Остро, колко.
Ее слезы по его коже.
Он не знал сколько они провели вот так, хватаясь друг за друга, боясь отпустить. Оба боясь того, что это все сном окажется.
Сириус глубоко вдохнул и коснулся губами ее виска, прямо у волос, это словно пробудило ее ото сна. Девушка вскинулась, провела руками по глазам и деловито повела его в ванну.

Домовик постарался. Помимо огненно-горячей воды, что была Блэку так необходима сейчас, он принес какие-то корешки и склянки, что для парня были ничем, а для его спутницы целым богатством.
Она велела ему раздеваться и отвернулась, делая что-то с наполненной почти до краев ванной.
Когда Сириус опустился в нее вода была слегка сиреневой и знакомо пахла, к тому же расслабляла.
Кажется, лаванда.
Он ни о чем не думал, просто погрузился в воду с головой, давая отдых уставшему телу. Только сейчас понимая как на самом деле устал, силы его были на исходе.
Он откинул влажные волосы назад, положил руки на бортики и облизнул губы.
-Я уже возвращался, но остановился кое-что проверить. Мелочь, что показалась мне важной. – Слова давались ему непросто, Блэку вообще было непросто признавать свои ошибки. – Это была ловушка. И мне посчастливилось встретиться со старыми знакомыми и родственниками.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

6

Лили заметила как морщится Сириус, когда обнимает ее, что даже несмотря на то, что отделался он в основном ссадинами, где-то были ещё те травмы, которым потребуется больше времени для того, чтобы зажить. Но Лилс не останавливала его от объятий, зная, что если бы ему было слишком больно , то он бы не стал этого делать. И все это было не страшно, все это она потом сможет вылечить, сейчас же что для неё было более важно - чувствовать его живого рядом, равно как и ему - чувствовать ее.
Уже одно то, что она слышала наконец его дыхание и ощущала тепло его тела успокаивало ее. Успокаивало ее расшатанные за несколько бессонных ночей нервы.
За окном зарождался рассвет, но Лили даже не замечала этого, полностью сосредоточенная на Сириусе. Ей пришла в голову мысль, что она даже не знала бы что делать, если бы проснувшись снова не увидела его здесь. Но какие-то силы вернули ей его целым и относительно невредимым. Она чувствовала, что даже несмотря на боль, Сириус был не против обнимать ее дольше, но его раны требовали ее вмешательства. Поэтому пришлось быстро брать себя в руки...
Лили было приятно видеть, когда наконец-то по его лицу не струилась кровь, его губы, прикосновение которых она так любила, приобрели тоже нормальный вид, так что он смог улыбнуться ей. Рана на боку тоже была подлечена, поэтому ему хоть ненамного, но стало лучше, что он сам и подтвердил. Но он выглядел безумно уставшим, словно все это время, пока он добирался домой, ему нужно было преодолевать какие-то неимоверные препятствия, но Лилс не сильно напрягала его вопросами, понимая, что Сириусу сейчас нужно другое.
Он терпеливо вынес все ее манипуляции, молча позволяя делать все, что нужно и Лили была рада, что его взгляд не зацепился за батарею пузырьков на тумбочке, где стояли не только лекарства для лечения его ран.
Сириус поднялся, не опираясь на одну ногу, с которой Лили решила разобраться позже. Он не подал ей руку, как всегда делал, чтобы поднять ее, но девушка не обратила на это внимания, потому что прекрасно поняла, что ему тяжело. Сейчас не было дела до каких-то правил этикета. Но он снова обнял ее, несмотря на то, что трудно было стоять, на то, что ещё саднили едва затянувшиеся раны.
Лили готова была так стоять вечность сейчас, слушая стук его сердца, ощущая прикосновение его губ к ее макушке, пальцы перебирающие пряди ее волос.
-Я знаю Лилс, знаю. - его тихий шёпот она так боялась не услышать снова.
Она сходила с ума все это время, как теперь оказалось - не зря. Лили чувствовала, что что-то пошло не так, но куда рвануться не знала, да и никто не знал. Орден потерял связь с Сириусом, а у неё не было никакой возможности тоже выйти на него. Но все, что она знала- это то, что он жив, верила в это, отметая все ужасные мысли прочь. Поэтому сейчас Лили не знала сколько времени прошло, прежде, чем она вспомнила, что ванна остывает.
Она помогла Блэку дойти до ванной и пока он раздевался, то использовала все то, что она попросила принести домовика. В воду была добавлена и лаванда, и мята, и ещё некоторые зелья, которые помогли бы затянуться мелким ссадинам и расслабить мышцы. Лили видела с каким явным удовольствием Сириус опустился в ароматную воду и только сейчас заговорил о том, почему он задержался.
-Что это была за мелочь и с кем ты встретился? - Лили напряглась, зная, что фактически ни один член из его семьи не желает особо Сириусу добра. Но семья всегда есть семья и с помощью неё всегда просто манипулировать. Даже если эти люди к тебе уже не относятся с какой-либо теплотой. Как бы горько не рассталась Лили с Петуньей, все же она не желала ей зла и если бы та оказалась в опасности, то Лилс постаралась бы, чтобы спасти Тунью.
-Что за ловушку тебе устроили? Если на что-то не можешь пока ответить, не отвечай..
Лили сразу же обозначила то, что если Сириус не хочет сейчас что-то обсуждать, то вполне может не отвечать - они могут всегда поговорить о чем-то и чуть позже.
Она села позади ванной на небольшой стул, взяв в руки мягкую губку, которой медленно и аккуратно провела по его плечам и рукам, которые Сириус положил на бортики, отмечая, что на них уже нет некоторых мелких ссадин. Горячая вода смывала всю грязь и усталость, а в свои прикосновения Лили старалась тоже вложить какую-то свою силу, которой очень хотела поделиться с ним. Ему сейчас она была нужна, чтобы восстановиться быстрее. Потом Лилс отложила губку, нежно проводя по коже Сириуса ладонями, чуть надавливая, чтобы его мышцы расслаблялись и чтобы он просто восстанавливал силы. Пора было наконец отложить тревогу, которая мучила ее все эти дни, успокаиваясь и расслабляясь просто от того, что Сириус был дома. Наконец-то дома...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

7

Вода всегда дарила покой, обволакивала словно материнские руки, нежности которых он не знал или просто не помнил. Но в отличие от его матери это чувство было постоянным.
Ему нравилось ощущение расслабленности, что он чувствовал сейчас, пусть ему и было ясно, что дело не столько в воде, сколько в зельях и травах, что туда добавила Лили пока он неуклюже раздевался, стараясь не задевать многострадальную ногу.
На ней была даже не рана, хоть кровь немного сочилась, это скорее было следствием нежели причиной. Сириусу казалось, что он порвал связки или выбил колено, по крайней мере здоровенный кровоподтек, что красиво перетекал из бордового в синий там уже обозначился.
Ему не хотелось говорить. Все, чего он сейчас желал – закрыть глаза и просто наслаждаться водой. Но Лили была совершенно не виновата в том, что он допустил слишком много ошибок. Она не заслуживала молчания, особенно теперь, когда он пропадал без вести несколько дней.
Сколько кстати? Три? Четыре?
Он сам сбился со счета.
Да и не желал считать, если честно.
Он с трудом разлепил глаза, девушка смотря на него, зеленые глаза были прищурены. Она старалась не выдавать своего беспокойства, волнения, нервозности. Но маленькая складочка на ее лбу твердила ему об обратном.
Он сел, на секунду зажмурившись от резкого движения, поймал ее руку и поцеловал пальцы. Словно извиняясь.
За все те переживания, за те страшные мысли, что в ее голове крутились все это время.
-Мне показалось, что я слышу голос Джеймса. -Горько произнес Блэк, качая головой от своей дурости. – Понимаю, что я последний человек, у которого бы он просил помощи, но я не мог ни проверить.
С Поттером они потеряли всякую связь, не смотря на то, что все были в Ордене Феникса и обещали Дамблдору, что никакие склоки между ними не помешают выполнять им задания, приходилось тяжело. Джим даже не желал смотреть в их сторону, особенно он игнорировал Сириуса, который не мог ни заметить долгих взглядов, которые лучший когда-то друг бросал на Лили. Он все еще любил ее и это разрывало Бродяге сердце. Он даже представить себе не мог каково приходилось самой Лили, но она никогда не жаловалась.
Говорила, что не жалеет о сделанном ей выборе. И в глубине своей черной души, которая рядом с ней излечивалась, Сириус страстно желал верить, что это действительно так.
Однако, мысли его не оставляли. Он не мог перестать думать о том, чтобы было, не появись он тогда на свадьбе. Чтобы было, если бы он опоздал?
Узнал об этом через год или два?
Возможно Лили, тогда уже Поттер, была бы беременна или уже родила ребенка, что стал бы маленькой копией Джеймса. И волосы у него так же задорно торчали в разные стороны.
Ему иногда казалось, что он почти осязает это будущее, но в следующее мгновение Лили прижималась к его боку и целовала под подбородком, где у Блэка была звездная россыпь родинок, уходящая на ключицу.
Они почти не говорили об этом, но что-то недосказанное порой явственно витало в воздухе.
Теперь он не смотрел на Лили, она сама не дала ему этой возможности, она села в изголовье ванны и аккуратно начала водить губкой по его плечам и рукам, смывая кровь, грязь, пот и усталость. Мышцы под ее прикосновениями расслаблялись, Сириус начал дышать ровнее и мягче, спокойнее. Словно губка впитывала в себя все тяготы, невзгоды и боль, что накопились внутри.
Девушка отложила губку и это было еще лучше, ее руки дарили тепло и силу, словно самое сильное лекарство.
Он закрыл глаза и откинул назад голову, позволяя мыслям успокоиться, перестать биться о черепную коробку.
Потом поймал ее пальцы и переплел со своими, ей пришлось прижаться грудью к его затылку и маловероятно, что ей было удобно. Просто ему сейчас крайне нужна была ее близость.
Блэк чуть развернул корпус и поманил девушку к себе, ей пришлось встать, чтобы оказаться ближе.
-Иди ко мне.
Попросил он и протянул к ней руку, повезло, что она была в одной ночной рубашке, он всего лишь приподнялся из воды и скользнул ладонью по ее плечу, лямка поползла вниз, открывая внимательному взгляду полную грудь девушки с затвердевшей бусинкой соска. Он провел провел по второму ее плечу и рубашка с тихим шелестом упала к ее ногам.
Сириус улыбнулся и протянул ей руку, чтобы помочь забраться в ванну.
Вдвоем им было достаточно места, хоть и приходилось тесно прижаться друг к другу, Бродяга прижал Эванс спиной к своей груди, откинул с плеча ее роскошные волосы и легко коснулся губами шеи. Наконец-то остро ощущая, что он дома.
Раньше ему было неведомо это чувство, ни на Площади Гриммо, ни потом, даже этот дом никогда не вызывал ничего подобного, он был огромным, холодным и пустым. А еще довольно скучным.
Пока в нем не появилась Лили.
Жизнь Блэка вообще была довольно тоскливой пока она не согласилась сбежать с ним, перечеркнуть всю свою жизнь, чтобы быть с ним.
Конечно, в Хогвартсе все было иначе, Сириус купался во внимании и творил шалости какие только они с Мародерами могли придумать, затем он уехал и скитался по городам и странам в надежде забыть девушку с огненными волосами. Безуспешно.
Возможно, если бы он не вернулся, то Лили и создала бы семью с Поттером, а вот он, вероятно, никогда бы не нашел свою любовь.
Да, Сириус был эгоистом, но он не смог упустить свое счастье, отдать его другу, пусть и лучшему.
Только с ней он ощущал это безграничное спокойствие. Отказываться от такого было глупостью, особенно учитывая, что он желал его всю свою жизнь.
Он положил подбородок ей на плечо и обхватил руками талию, цепляясь на нее, словно лишь она могла его удержать в этом мире.
-Знаешь, я ведь знаком с ними. С самого детства, они могут одеть плащи, крыть лица под масками. Но я их знаю.
Он говорил негромко и совершенно спокойно, словно уже давно смирился с тем фактом, что кто-то из его многочисленных родственников, которые, конечно же, были на стороне Волдеморта, обязательно сделают все, чтобы Бродяга раньше срока расстался с жизнью.
Правда, в этот раз они явно не спешили убивать его, растягивая приятно

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

8

Лили краем глаза видела, пока разводила все необходимое в ванной, как скованно двигается Сириус, что его нога выглядит очень нехорошо, но ею нужно было заняться основательно. Поэтому пока что в воде было кое-что, что помогло бы снять ему боль и по крайней мере поспать ночь спокойно. А завтра она долатает все его оставшиеся раны, в том числе и душевные. Потому что Эванс прекрасно видела, что Сириуса терзает не только физическая боль, а от этого ей становилось беспокойно. С физической болью всегда проще справиться...
Лилс аккуратно проводила по его телу руками, а Сириус какое-то время просто молчал, закрыв глаза и глубоко дыша. Она почти кожей чувствовала как ему понемногу, потихоньку становится легче, а именно этого она и добивалась. Лили сама понемногу выдыхала, понимая, что и ее напряжение уходит. Она чувствовала тепло его тела, едва ощутимую шероховатость кожи, слышала его дыхание... и ее отпускало. Целых четыре дня Лилс провела в полнейшей неизвестности и непонимании что случилось с Блэком. И только домовой эльф пытался заверить ее в том, что с хозяином все хорошо. Все остальные разводили руками и не знали, что ей ответить. Это ещё больше сводило с ума..
Сириус вдруг достаточно резко сел, зажмурившись от боли, которая ещё осталась в незалеченных местах. Лили хотела возмутиться, чтобы он был аккуратнее, но он взял ее руку и коснулся пальцев горячими губами, от чего Эванс передумала что-то говорить. В этом жесте было столько теплоты и какого-то отчаянного извинения, словно он чувствовал себя виновным в том, что она все эти дни не спала и даже толком ей не хотелось есть. Но Сириус не был в этом виноват, это были виноваты те, другие... Кто всегда поддерживал темные силы и перешёл сейчас на их сторону. Их становилось все больше и было чудо, что Блэку удалось вырваться из их лап, но то, что почему-то никто не бил тревогу, кроме неё, неприятно удивило Лили. Все словно были убийственно спокойны, словно бы Блэк прогуляться вышел, а не пропал без вести выполняя задание Ордена.
Лили отмела от себя неприятные мысли и погладила Сириуса по щеке, незаметно вздохнув. А следующие его слова заставили ее замереть на секунду.
-Голос Джеймса?- переспросила Лили, понимая, какую злую шутку сыграли с Сириусом Пожиратели, зная что тот не бросит друга в беде, пусть даже бывшего.
-Они знали, что ты проверишь... Знали, что ты не пройдёшь мимо..
В ее голосе прозвучала едва слышная горечь, так как в этом был весь Сириус - он не мог бросить друзей на произвол судьбы. А ещё Лили где-то внутри себя поблагодарила Мерлина, что Блэк не оказался на задании действительно с Джеймсом, потому что она не была уверена, что Поттер поступил бы точно так же как Сириус, окажись Блэк в беде.
Они вообще не общались. Будучи вместе в Ордене, часто появляясь на собраниях... Они все пообещали Дамблдору, что между ними не будет никаких склоков, но по взглядам все догадывались, что вулкан ещё не утих. Лили старалась игнорировать все взгляды, которые бросал на неё Джеймс. Ей было неуютно, когда он сверлил ее глазами, будто это могло как-то заставить ее переменить своё решение. Один раз он даже снова попытался с ней заговорить, на что Эванс четко дала ему снова понять, что уверена в своём выборе и что чувства к Блэку это не что-то мимолётное. С тех пор Лили только ловила на себе безмолвные взгляды, которых для неё по сути, не существовало. И это задевало Сириуса, который, конечно же тоже видел все происходящее. Лилс иногда ловила в глазах Блэка какое-то сомнение, болезненное, словно он вырвал ее из привычного мира и потащил за собой, не спросив разрешения. Но это было совершенно не так.
Именно когда он сбежал, ее словно рыбу выбросило на берег, где ей не было чем дышать, потому что он забрал с собой весь воздух, ее сердце и душу, хуже, чем смог бы дьявол. И никакой Джеймс, никакие ласковые слова его или его матери не могли заменить Лили Сириуса. Его привычный лающий смех, его искрящиеся глаза, его сильные руки и горячие поцелуи. Она иногда со страхом думала, что было бы, выйди она замуж за Джеймса?..Ей бы не удалось обрести любовь с ним, потому что любила она всегда другого. Возможно, она была бы ему неплохой женой и возможно, у них были бы дети, но счастья и любви в этой картинке Лили никогда не видела. Поэтому каждый раз, когда она замечала затаенные сомнения в глазах Сириуса, то поцелуями старалась стереть все неприятные воспоминания и убедить в том, чтобы он не смел и думать, будто она жалеет о своём выборе. Лилс ни разу не дала повод, чтобы он подумал, будто бы ей что-то не нравится. Даже во сне она иногда прижималась к нему так, будто боялась, что он исчезнет - страх, который появился у неё с того самого момента, когда Блэк сбежал после выпускного. Внешне в жизни он никак не проявлялся, но во сне иногда проскакивал.
Лили совсем недолго удалось водить ладонями по плечам и рукам Сириуса. В какой-то момент он крепко переплел ее пальцы со своими и ей пришлось послушно прижаться грудью к его затылку, хоть это и было не слишком удобно. Но Эванс чувствовала, что ему сейчас нужна она и как можно ближе, потому что то же самое сейчас испытывала и она. Только его уставшее и травмированное тело заставляло ее с осторожностью касаться его, она боялась причинить ему боль. Но, кажется, Сириуса это не волновало.
-Иди ко мне. - он слегка развернулся к ней, когда она поднялась со своего места. Его рука мягко скользнула по ее плечу, сбрасывая сначала одну лямку ее шелковой тонкой рубашки и затем его пальцы аккуратно сняли и другую, заставив ткань с легким шорохом скользнуть к ногам Лили. Его улыбка на лице и внимательный взгляд, охвативший каждый сантиметр ее тела невольно заставили улыбнуться и ее саму. Значит, Сириус приходит в себя и ему чуть легче.
Он помог ей забраться к нему в ванную и она аккуратно устроилась спиной к его груди. Губы Блэка коснулись ее шеи и Лили ощутила, что ее тревога окончательно уходит. Это было сейчас словно неземным счастьем - чувствовать касание его губ на своей коже. Одна мысль о том, что она бы могла больше этого не почувствовать заставила ее вздрогнуть и автоматически теснее прижаться к нему спиной.  Блэк же тоже крепко обхватил ее за талию, будто бы она была его якорем или маяком во всех этих бурях неспокойной жизни. Лили бы могла сказать про него то же самое. Он был ее осью Вселенной, благодаря которой она ощущала себя счастливой и живой. Она повернула чуть голову и поцеловала Блэка в ту самую, так любимую ею тонкую цепочку родинок на его шее, прежде, чем он опустил подбородок на ее плечо.
Сириус так спокойно сказал о том, что среди Пожирателей давно есть и его родственники, родные, что Лилс на секунду испугал его ровный тон. Самое ужасное было в том, что эта самая его семья желала ему смерти, ни на йоту не глядя на то, что Блэк их семья.
Она чуть сжала его руки у себя на талии, внезапно ощутив новый приступ тревоги.
-Ты знаешь почти всех?- тихо спросила Лили. - И почти вся твоя семья чуть не убила тебя?
Эванс вдруг подумала и о другом.
-Сириус...Что если они знают, что ты со мной и... - Лилс не договорила, ещё теснее прижимаясь к Блэку. Если честно, ей не хотелось быть лишним поводом для того, чтобы убить Сириуса. - ...они же ненавидят таких как я.
Лили обернулась к Блэку и заглянула в его глаза, но потом решила, что болезненные темы лучше отложить на потом. Она слегка покачала головой, прогоняя все неприятные мысли и провела ладонью по его затылку, закинув руку за его шею.
-Я так рада, что ты вернулся целым и относительно невредимым.. - прошептала Лилс, притягивая его к себе для поцелуя. Он был дома, она была дома, дом для них был друг в друге. И все тревоги Эванс отступали, как только она ощущала прикосновение его губ и его ладони на себе. Хватит тревог им за эти дни, необходимо сфокусироваться на том счастье, на том из небольшом счастье, которое едва уловимо сейчас витало в ванной комнате вместе с ароматами лаванды, мяты, жасмина и чего-то ещё..

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

9

Он знал, что зря заговорил об этом. Нужно было промолчать, но Бродяга не привык скрывать от нее свои чувства.
Джеймс был их камнем преткновения. Именно его взгляд, его присутствие делали то, что ничего остальное сделать не могло – посорить Лили и Сириуса.
Блэк старался быть терпеливым, понимающим, но выходило не так хорошо, как бы ему хотелось. Характер был слишком скверным.
Однако, это не означало совершенно, что он не доверял возлюбленной. Доверял. Больше, чем себе порой.
Но присутствие Поттера в их жизни портило ту хрупкую иллюзию, которую они так старательно поддерживали.
Он не доверял Джеймсу, это было абсолютно обоюдным чувством. А ведь когда-то Бродяга доверял ему больше, чем самому себе.
Теперь встречаться с Джимом на собраниях Ордена было невыносимо, особенно когда рядом была Лили. Ведь ей приходилось хуже, чем им обоим, они всего лишь не смогли преодолеть старые обиды и принять ее выбор в случае Джеймса.
Сириус старался не думать, что испытывает Эванс, когда стоит рядом с ним, соприкасаясь плечами и смотрит на Поттера. А еще больше он старался не думать, что она чувствует, когда его нет рядом.
Было трудно признаться, но Блэк ревновал. Совершенно глупо и необъективно, зная, что она выбрала его и выбрала бы снова, если бы это потребовалось. Но маленький червячок сомнения все же терзал его душу, что вдали от нее заволакивало тьмой.
Он молчал, не задавал вопросов и жадно прижимал ее каждый раз к себе, боясь уловить знакомый аромат одеколона Поттера и злясь на себя за подобные мысли.
Конечно, он никогда ничего подобного не произносил вслух, но его выдавало с потрохами испортившееся настроение и несобранность, что порой проявлялась, когда взгляд бывшего друга долго останавливался на Эванс.
И тем не менее он поперся в темный переулок, идеально подходящий для засады, потому что услышал голос Джеймса, которого даже не были с ними.
Отлично. Просто отлично.
Идя туда Сириус был уверен, что так случиться, только он никак не ожидал увидеть там Беллатрикс и ее очаровательного мужа, еще с двумя Пожирателями, которых он не знал в лицо. Да и какой смысл, если эти лица были закрыты маской. У всех четверых.
Правда, не узнать Беллу он бы не смог.
Пусть они были очень похожи со средней сестрой, но старшую всегда отличали движения. Из невозможно было перепутать. Ему уж тем более.
Сириус встряхнул головой, возвращаясь в реальность и прижимая хрупкое тело девушки к себе еще теснее.
Его тело отзывалось на ее близость вполне ожидаемым образом, но мысли Бродяги были далеко. Он не был идиотом, чтобы допустить мысль, что Пожиратели Смерти просто забыли и оставили на столе его палочку после очередного «разговора по душам». Ему дали уйти, все это понимали. Сириус в том числе.
Вот только зачем?
-Некоторые из них знают меня слишком хорошо. В этом и загвоздка.
Задумчиво пробормотал Блэк, позволяя ей поцеловать себя, для этого пришлось наклониться.
Кажется, он отвечал ей, совершенно невпопад, размышляя о том зачем это все могло понадобиться.  Он думал, что совершенно и абсолютно в порядке после случившегося, но оказалось, что это не так, судя по его замедленной реакцией.
Лили сжала своими пальцами его руки, лежащие на ее животике, Бродяга дернулся, словно дремал до этого. Ее тело было напряжено, сердце глухо ухало в груди, он чувствовал его биение кожей.
Он хотел засмеяться, но поперхнулся смехом и получился только хриплый всхлип.
-Ты слишком хорошо про них думаешь, Лилс. Большая часть ее предпочитает отсиживаться в защищенным всеми возможными заклинаниями доме и не показывать из него носа. – Блэк позволил горечи просочиться в свой голос.
Но Лили его обескуражила. Она прижалась еще плотнее к его груди, он привычно напряг руку и сказала то, о чем он совершенно не думал.
Он сглотнул, челюсть его напряглась, мышцы одеревенели, но голос звучал ровно:
-Я уже давно не часть этой семьи.
Она же тоже понимала, что он убеждает скорее самого себя?
Сириус дернул подбородком.
-Лили, моя милая матушка выжгла меня с семейного древа едва мне исполнилось шестнадцать. Она хотела лишить меня всего, но к ее большому сожалению, магические контракты не так просто разорвать. К тому же не вовремя почивший дядюшка Альфард оставил мне наследство и этот дом. Не думаю, что за эти годы Вальбурга хоть раз задалась вопросом где я и что со мной.
Он говорил убежденно, но она не могла ни почувствовать как бьется его сердце, прижатая к его телу так близко. Оно выдавало волнение Сириуса.
Но думал он о другом.
В одном Эванс была очень права. Они ненавидели таких, как она просто потому что она родила и выросла иначе.
В детстве Лили читали другие сказки, она как-то рассказывала о девушке с хвостом русалки и гномах, а Бродяга старался держать рот закрытым и не вываливать его от удивления.
Он неловко поерзал.
Лили обернулась и заглянула в его глаза, обвивая рукой шею, он прямо выдержал ее взгляд, серые глаза были темны. Непривычно.
Он облизал губы, прежде, чем начать говорить.
-Лилс, я знаю, что ты очень талантливая и сильная волшебница и я не могу просить тебя уйти из Ордена. – Она дернулась, желая что-то сказать, но Сириус покачал головой и девушка притихла. – Но я прошу тебя быть очень аккуратной и осмотрительной. И не повторять моих ошибок. Тебя они не пощадят.
Внутри все сжалось, стоило ему лишь произнести эти слова. 
У нее в глазах что-то изменилось, но она качнула головой. И притянула его к себе, жадно целуя.
-Я всегда вернусь к себе.
Едва слышно пробормотал он, отвечая ей с не меньшим пылом.
Они еще некоторое время помолчали, вода стала остывать и Бродяга даже не подумал о том, чтобы подгореть ее магией. Он не слишком ловко выбрался из ванны и протянул девушке руки, наслаждаясь, как вода стекает по ее обнаженному телу.
На Лили Сириус готов был смотреть всегда, в любую секунду любого отрезка времени в любом месте.
Бродяга закутал девушку в теплый махровый халат и они вместе дошли до постели, без помощи Лили он бы вряд ли справился. Не смотря на все ее старания и расслабляющую ванну тело ныло и требовало отдых для уставших мышц.
Сириус с трудом опустился на кровать и вытянул ногу, потирая ее около колена, все о чем он сейчас мечтал – это обнять Эванс и проспать десять, а то и двенадцать часов к ряду.
Этим надеждам не суждено было сбыться. В спальню тихо постучали, домовик показался из-за двери после негромкого разрешения войти.
-Прошу меня простить, хозяин. Вы говорили не беспокоить и Сир обязательно отдавит себе пальцы тяжелой дверью, но прилетела сова и она не улетает.
Гигантские уши Сира качнулись, когда он отвесил глубокий поклон, протягивая на раскрытых ладонях пергамент со знакомым убористым почерком.
Блэк сломал сургуч недрогнувшей рукой и быстро пробежался глазами по скудному посланию, потом поднял взгляд на Лили.
-Меня вызывают в Орден. Сейчас.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

10

Лили понимала, что злиться на Джеймса за то, чего он не делал, то есть за то, что Пожиратели использовали просто его голос - это глупо. Очень глупо. Но именно это чувство она слегка испытала, подумав о том, что не услышь Сириус голос, то он не попал бы в западню.
Лилс злилась на Поттера и за его поведение на собраниях Ордена. Потому что он кидал слишком красноречивые взгляды в сторону Сириуса и ее самой. Хоть они и не разговаривали, но укоризненный взгляд Поттера почти всегда преследовал их. Когда Блэка рядом не было, то Джим позволял себе посмотреть на Лили иначе, более откровенно, иногда даже якобы случайно оказаться рядом. Словно они снова в школе и ничего не случилось, и что эти незаметные жесты как-то привлекут внимание Эванс. Но Лили всегда их упорно игнорировала, потому что ей попросту было это не интересно. И она знала, что все эти моменты вызывают у Блэка ревность и что Джеймс делает это иногда даже специально. И хоть Лили не давала ни малейшего повода Сириусу хоть как-то ее ревновать, но он иногда срывался на язвительные комментарии. Не в ее сторону, конечно, но в целом это пару раз чуть не привело их к ссоре. Джеймс, уже даже не говоря ни слова, все равно умудрился чуть было их не рассорить. Поэтому даже на факт просто использования его голоса Пожирателями Лили необоснованно злилась.
Сириус сейчас, прижимая ее к себе, витал все же мыслями ещё там, где его взяли в плен. О чем-то думая, о чем-то размышляя, чего-то боясь, что-то просчитывая... Лилс не мешала ему, зная, что он ещё не может отпустить эту ситуацию, раздумывая над опасностью, которая нависала над ним и возможно, все ещё маячила тенью за его спиной. Эванс хотелось отогнать от него всю эту тьму, но не в ее силах было уничтожить всех, кто чуть не убил Сириуса. Возможно, на каком-то из заданий Ордена ей и предоставится такой шанс, но на самом деле самым главным было то, что все же Блэк вернулся. Или же ему дали вернуться? Это тревожило Лили ещё сильнее. Если его отпустили умышленно, то зачем? Чтобы потом в самый неожиданный момент все же убить его?
-Потому что все знают, что ты не бросишь близких тебе людей в беде... - пробормотала Лили, обеспокоенно глядя на Сириуса, но постаралась быстро стереть со своего лица это, так как поводов для страхов было более, чем достаточно, но ей хотелось унять все тревоги Блэка, а не усилить их.
Он дёрнул подбородком, напрягшись, когда     заговорил о своей матери. Лили знала, что эта тема всегда была для него болезненной, хоть виду он и не подавал. Она никогда не могла понять как родная мать может отречься от своего собственного сына, но Вальбурга, кажется, со времени побега Блэка, даже не поинтересовалась что с ее сыном.
Лилс чувствовала, как бьется его сердце, когда он вспоминал о том, как его выжгли с семейного древа. Ему не было все равно, да никогда и не было все равно, просто за маской безразличия угадывалась горечь. Лили положила руку на его грудь и Сириус посмотрел на неё, в тусклых отблесках огня его глаза казались совсем темными. Что-то его терзало теперь ещё больше, и это не касалось его родственников.
-Тебя они не пощадят.- слова Сириуса вызывали в ней лёгкий протест, потому что она знала, что не пощадят и его. Даже больше, чем ее. Потому что связь с грязнокровкой приравнивалась к предательству. А учитывая, что Сириус и так считался предателем, то Лили страшно было подумать, что они могут с ним сделать, попади он снова в их руки. И да, если бы от ее ухода из Ордена зависела жизнь Блэка...
-Я бы ушла из Ордена, если бы это хоть как-то могло уберечь тебя от опасности.. - грустно улыбнулась Лилс, когда Сириус закончил говорить.- Но я обещаю быть осторожнее..
Я всегда вернусь к тебе...
Она постаралась запечатлеть эти слова у себя в памяти навсегда. Отпечатать в сердце как какое-то заклинание, волшебные слова, которые всегда вернут Сириуса домой, к ней - живым и невредимым.
Я всегда вернусь к тебе...
-Пожалуйста, всегда возвращайся, я тебя всегда буду ждать.. - шёпотом сквозь поцелуй, абсолютно серьезно и глядя в глаза.
В ванной на некоторое время повисла тишина. Лили успокаивалась понемногу в руках Сириуса, стараясь отогнать от себя все неприятные мысли. Он дома, он жив, почти что в порядке и это самое главное сейчас. Об остальном она подумает позже.
Вода немного остыла и Сириус первым неуклюже выбрался из ванной, помогая Лили вылезти оттуда, хотя ему самому требовалась помощь. Он на секунду задержал взгляд на ее влажной коже, а потом закутал ее в халат и она крепко обняла его, принимая теперь на себя половину его веса, помогая дойти до кровати. Ее тоже расслабила горячая вода и ей хотелось просто уснуть в объятиях Блэка, прежде подлечив ещё несколько его травм, в том числе и ногу, на которую он хромал.
Сириус, поморщившись, потёр ногу, опускаясь на постель. Лилс присела на край кровати, держа в руках какую-то остро пахнущую мазь и волшебную палочку. Она сделала едва уловимое движение ею и послышался тихий щелчок, словно кто-то выключил свет в магловском доме. Лили быстро подняла взгляд на Блэка.
-Лучше?
Ответить он не успел, так как в дверь негромко постучали. Эванс обернулась, глядя на домовика, который выглядел виноватым и немного напуганным. Он протянул письмо Сириусу и почерк на конверте был слишком хорошо знаком Лили.
-Меня вызывают в Орден. Сейчас.
Сириус поднял на неё взгляд. Эванс слишком сильно сжала в руке палочку, так, что побелели костяшки пальцев.
-Сейчас? Зачем? - в ее взгляде полыхнул сдерживаемый гнев и за ним тревога.
Мало было им того, что никто не интересовался все это время куда пропал Блэк? Только она тут не знала куда бежать и что делать. Мало было того, что он пришёл к ней весь израненный и державшийся еле на ногах. И после того, как никто его не искал, вдруг его вызывают, спустя несколько часов?
-Я иду с тобой. Если ты позволишь. - она твёрдо произнесла это, сжав губы. Лили злилась впервые наверное на Орден и на Дамблдора. Ей самой хотелось спросить их теперь уже лично, почему, черт возьми, никто все эти дни не искал Сириуса? Почему ей никто не дал никакой информации? Почему никто не послал Патронуса, если боялись, что письмо перехватят?
-Там больше ничего не сказано, кроме того, что тебя вызывают? Зачем ты им сейчас нужен?- Лили снова ощутила тревогу и с ее лица схлынул только было появившийся лёгкий румянец за все эти дни. Ей так не хотелось, чтобы Сириус в таком состоянии хоть куда-то отправлялся... Ему просто был нужен сон и хоть небольшой отдых. Но ему и этого не дали, вызвав тут же. И хоть Лили понимала, что сейчас такое время, но ей казалось это несправедливым - никак не интересоваться жив вообще Блэк или нет, а узнав, что он дома сразу вызывать его.
-Я могу пойти с тобой? - уже мягче спросила Лилс, глядя в глаза Сириусу, стараясь скрыть свои переживания, но бледность и горящий от возмущения взгляд выдавали ее с головой.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

11

Его первым, самым острым желанием было скомкать чертово письмо, написанное таким знакомым убористым почерком. Неизменными изумрудными чернилами.
Настолько сильное, что сводило скулы.
Он даже сжал пальцы, но в последний момент передумал и протянул его Лили.
В письме было написано:

Мистер Блэк, жду вас в штабе.
Без промедлений.

Даже без подписи, словно все и так знали, что Альбус мать-его Дамблдор собирается сказать Блэку, вернувшемуся из лап Пожирателей смерти вот только что.
Его не искали, конечно.
Он и не ждал и очень надеялся, что Лили отговорят от этой глупой затеи, если она придет ей в голову. Их было слишком мало. Слишком мало тех, кто готов был и хотел противостоять силам, которые множились с каждым днем.
Добро нынче было в опале.
Бродяга успел продумать все это за те дни, когда его оставляли одного, физическая боль давно перестала его беспокоить. В какой-то момент ее стало слишком много, больше, чем стоило бы вынести и не сойти с ума, он знал, что это далеко не все на что они способны.
Совершенно не все.
Но у них были свои методы. Действенные методы, стоило признаться.
Весьма эффективные.
Но Блэк не был идиотом, он понимал, что с ним они действуют не в полную силу. Оставалось только понять почему.
Именно этим он и занимался, пытаясь принять наиболее удобную позу, что слишком-то просто сделать со связанными руками.
Он не был Хранителем тайны, а следовательно не мог выдать штаб Ордена. Он даже не был еще аврором, чтобы получить от него ценную информацию. По факту он был бесполезен, как бы это было неприятно осознавать, конечно, помимо удовольствия, которое они могли получить от его мучений. Но на этом, пожалуй, и все.
И да, Сириус, не был идиотом, чтобы не понимать, что они оставили его палочку на столе совершенно случайно.
Ему дали уйти.
Отпустили.
Осталось понять зачем.
Слежки не было, она была и не нужна. Пожирателям было прекрасно известно куда он направляется. И пусть дом был защищен древней магией это не давало никаких гарантий, к тому же магия узнала бы кровь даже не смотря на то, что подчинялась ему, как наследнику рода.
За ним не следили. И не шли.
Дело было в другом.
В чем?
Эта мысль не давала ему покоя, крутилась на кончике языка, но никак не поддавалась.
А теперь это письмо.
Лили бросила его на кровать. Ценности оно не представляло. Больше.
И подняла на него совершенно сухие глаза, в голове у Блэка мелькнула мысль, что не зря Поттер бесился. Такой девушке стоило позавидовать.
То, что она в ванне сказала, прижимаясь горячей кожей к его кожи, что будет его ждать. Он знал, что будет.
Пожалуй, это придавало ему сил больше, чем все ее зелья и настойки вместе взятые.
Ему с ней повезло, а вот ей с ним не факт.
Далеко не факт.
И он знал это с самого начала. Еще тогда, в Хогвартсе, когда она доверчиво пошла за ним. И потом, когда она снова шла с ним, крепко за руку держа после всего, что он сделал.
Ему с ней повезло.
И не только потому, что она лечила его раны, могла помочь доковылять до кровати и была самой отзывчивой и нежной любовницей из всех кого он знал.
Ему повезло потому,  что после заданных вопросов, на которых ни у кого из них не было нужных ответов она заявила, что идет с ним.
Вот так просто.
Без истерик, слез, заламывания рук и стакана огневиски залпом.
Легко и просто.
Лицо девушки было сосредоточено, Сириус поднялся на ноги, привычно оберегая раненую ногу, но это больше не требовалось, прежде чем пришло письмо Лили провела какие-то манипуляции палочкой и все встало на месте. Мышцы еще побаливали после неправильной нагрузки на них, но ногу Блэк больше не приволакивал.
Он потер колено, наклонившись, а потом поднял взгляд на целительницу.
-Спасибо. -Наконец-то ответил он на ее вопрос, доставая из шкафа вещи и одеваясь. Она ждала его решения.
Наверное, правильным было бы не впутывать ее во все это, разобраться самому, без ее участия. Но оставить ее после того, что она для него сделала, после всех бессонных ночей, что провела, дожидаясь его, было бы очень похоже на предательство.
Бродяга закусил губы, натягивая футболку через голову, и смотря на Эванс долгим взглядом.
-Хорошо, ты идешь со мной. Но… - он поднял вверх указательный палец и она, как завороженная уставилась на него. - … никакой самодеятельности. Будешь делать то, что я скажу. Ради своего блага. Прошу.
Он не дождался ее согласного кивка и вышел из комнаты, оставив ее одну.
После недолгого ожидания в гостиной Лили спустилась с каким-то пузырьком в руке, сказала, что он должен взбодрить его ненадолго и Сириус без вопросов выпил.
Они вышли из особняка, гравий хрустел под их ногами, птицы пели песню начинающемуся дню, но ни Бродяга, ни Лили внимания на это не обращали.
Выйдя за ворота они трансгрессировали, как и любой дом чистокровных волшебников этот был защищен от трансгрессии, дядя Альфард постарался на славу с защитными заклинаниями, и оказались в практически в центре Лондона.
Он был шумным даже в этот утренний час, не смотря на лето от Темзы поднимался туман. Над Тауэром привычно кружила стая ворон, их неприятные крики отражались от воды и казалось, что слышны были со всех сторон.
Сириус кивнул Лили и, взяв ее за руку, направился к обозначенному месту.
Дамблдор не зря выбрал штаб именно в таком месте. Все здесь было пропитано магией, древней и тягучей словно смола. Эти камни видели королей, были свидетелями их величия и смерти, и остались стоять. Несокрушимые.
Они нашли Дамблдора задумчиво листающим книгу, его пальцы постукивали по странице, взгляд был рассеян вряд ли он прочитал хотя бы несколько строк, в тени за его креслом кто-то стоял, но волшебник не обращал на это ни малейшего внимания.
Он поднял на на вошедших внимательный взгляд голубых глаз и вежливо улыбнулся, поднимаясь из кресла.
-Сириус, спасибо, что так быстро. – Бродяга в ответ кивнул, а внимание волшебника уже переключилось на Лили. – Мисс Эванс, неожиданно приятно видеть вас. Не хотите ли чаю? У меня остались восхитительный лимонные дольки.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

12

Лили швырнула пришедшее письмо на кровать, словно бумага была повинна в чем-то, но эти слова... Такие сухие, такие безапелляционные, требовательные.. Лилс бросила ещё один взгляд на письмо, затем скомкала его и бросила в камин, где ещё тлели угли. Бумага вспыхнула искрой и вмиг сгорела, став тоже пеплом.
Эванс чувствовала как в ней волной поднимается гнев и не менее сильная тревога. Ей не нравился тон письма, словно Блэка в чем-то подозревали или собирались обвинять. Ей не нравилось, что его, черт возьми, никто не искал! Никто! Как это можно было представить? Член Ордена не возвращается с задания, никто ничего не знает и никто не предпринимает никаких попыток найти своего человека. Ценного человека. Или для Ордена не было ценных людей? Лили, которая свято верила в Орден и его благие цели, сейчас готова была обвинить в предательстве. У нее мороз бежал по коже, когда она думала о том, что если бы Сириус не вернулся?
Лили снова окунулась на секунду в атмосферу последних дней, когда не в силах была заснуть, не ждать, не ходить из угла в угол, кусая губы... Думая, надеясь, отчаиваясь, злясь, замирая от страха.. Никто, никто не мог ее понять. Когда ты цепенеешь от ужаса, стоя у тёмного окна и мыслями устремляясь к тому, кого, возможно, больше нет. Когда сердце дрожит от одного только предположения, что она его не увидит... Лилс словила себя на мысли, что стоит сейчас и почти не дышит, сжав вместе руки. Именно так она замирала после метания по комнате, вся во власти наползающих кошмаров. В эти моменты даже старенький домовик боялся, чтобы мисс не сорвалась куда-то из дома искать его хозяина. Но Лили только обессиленно опускалась на кровать и отказывалась от очередной порции еды, которую заботливо приносил домовик. Если бы она знала, куда идти...
Если бы она знала, то пошла бы за ним. Как уже шла до этого. В школе, не боясь никаких слухов и порицаний; после какой-то их очередной глупой ссоры; сбежав со свадьбы... И сейчас Лили бы пошла, если б знала хоть приблизительно куда его отправили. Поэтому, прочитав письмо, Лилс сразу же сказала, что идёт с Сириусом. Какой-то глупый и иррациональный страх подсознательно заставлял ее бояться того, что отпусти она сейчас его снова одного, то может не дождаться Блэка. Но если бы он запретил, то Лили скрепя сердце, послушалась бы. Наверное.
Но проверять ей это было не нужно, так как Сириус кивнул в ответ на ее заявление. Правда, сперва он прожигал ее долгим взглядом, будто  сомневаясь и Лили уже приготовилась возразить на любую его причину не идти с ним. Но он кивнул, натягивая на себя футболку, а затем все же выдвинул своё условие, если она хочет пойти.
-Хорошо, ты идёшь со мной. Но... - Лили бросилась уже было одеваться, но замерла, так как Блэк предупреждающе поднял указательный палец прямо перед ее лицом и она посмотрела на него, а затем подняла взгляд на Сириуса. - Будешь делать то, что я скажу. Ради своего блага. Прошу.
Эванс выдохнула.
-Хорошо. Я обещаю. Никакой самодеятельности..
Она понимала, что  это обязательное условие, чтобы пойти с ним и Блэк попросту беспокоился о ней так же, как и она о нем.
Он полностью оделся и вышел из комнаты, отправившись дожидаться ее в гостиную. Лили с облегчением отметила, что Сириус больше не хромал. Видно было, что он ещё слегка не привык к ее нормальному положению, но все же не было боли и дискомфорта. И все же ему не стоило никуда сейчас идти.
Эванс быстро оделась, сердито натягивая на себя вещи, все больше злясь на Орден и на Дамблдора в частности. Она верила ему, думала, что они под минимальной защитой, а выходит ничего подобного! Она готова была высказать ему все своё возмущение, даже несмотря на то, что Альбус был и старше, и мудрее, и опытнее.
Лили спустилась буквально через несколько минут, полностью готовая и настроенная по-боевому. В ее руках было два пузырька с тонизирующим зельем. Им обоим нужно было сейчас отдыхать и спать, наслаждаясь тихим дыханием друг друга, но вместо этого они выпили зелье, которое продержит их в бодром состоянии ещё примерно полдня и вышли в рассветный туман.
Трансгрессировав сразу в центр Лондона, Лили доверчиво вложила свою руку в ладонь Сириуса и они направились к назначенному месту встречи.
Дамблдор сидел в кресле, склонившись над какой-то книгой, задумавшись. За спинкой его кресла стоял ещё кто-то, кого нельзя было рассмотреть в тени. Глава Ордена поднял глаза на прибывших и Лили поразило его спокойствие и вежливая улыбка. Словно бы ничего не произошло. Словно бы не пропал без вести на несколько дней верный ему человек, которого не пытались искать. Ей бы хотелось сейчас высказать все, что накопилось у неё внутри, но тем не менее Лили понимала, что это неразумно в первую очередь потому, что она подставляет Блэка, да и саму себя. Поэтому пока она решила выслушать, что скажет Дамблдор, а потом уже что-то говорить. И к тому же она обещала Сириусу, что не будет никакой самодеятельности... Пришлось унять свой характер и спокойно сказать, даже с лёгкой улыбкой:
-Доброе утро, профессор Дамблдор. - хоть Лили больше не была ученицей, но привычка называть Альбуса профессором осталась. Но никто против не был. - Благодарю за предложение, но не хочется ни чая, ни долек.. Простите.
Лилс выглядела спокойной и уверенной, хотя внутри неё сейчас бурлил вулкан, потому что ей было непонятно спокойствие Дамблдора и ее заставляла нервничать непонятная фигура в тени. Ее пальцы неосознанно слегка сжали руку Сириуса. Ее взгляд впился в Дамблдора в ожидании причины его срочного вызова.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

13

Дамблдор пожевал губы, несколько раз дернул себя за бороду и хлопнул по бедру, чем привел присутствующих в недоумение.
Он внимательно смотрел на молодых людей, стоящих перед ним из-под очков-половинок.
Его взгляд на мгновение задержался на Блэке, он выглядел намного лучше, чем предполагал директор Хогварста, явно стараниями мисс Эванс, на которую был направлены теперь его глаза.
Темные тени залегли под глазами девушки, не смотря на молодость и яркую красоту она выглядела усталой. Слишком для столь юного возраста, словно груз всего мира лежал на ее плечах. От его внимания не укрылись их сплетенные руки. Пальцы ее сжимали руку Сириуса, словно она хваталась за него, боясь потерять. Он в ответной нежности сжимал ее пальчики, поглаживая большим тонкое запястье.
На лице профессора появилась короткая улыбка, что бывает у человека, который сам себе признается в своих ошибках.
Эта пара всегда казалось ему проигрышной. Даже когда слухи о них ходили по школе никто не придавал этому должного значения, Сириус Блэк был последним, в кого стоило влюбляться приличной девушке, задумывающейся о своем будущем. Никто не воспринимал их всерьёз и когда Блэк исчез после выпускного пазл сам собой сложился, словно так и должно было быть.
На горизонте замаячил Поттер и дело должно было закончиться свадьбой, если бы не Сириус, появившийся ниоткуда. Никто и предположить не мог, что Эванс сбежит вместе с Блэком, расстроив свадьбу, на которую было приглашено почти все магическое общество.
То, что казалось всем всего лишь школьной влюбленностью преодолело время и пространство и теперь они двое стояли перед Дамблдором, слегка бледные, не решительные, держащиеся за руки.
Вместе. Без всяких клятв и обручальных колец.
Альбус встал и сделал несколько шагов к ним, тень за его спиной дернулась, собираясь выйти на свет, он остановил это движение легким поднятием руки, все так же не отрывая серьезного взгляда от Лили и Сириуса.
Дамблдор внимательно смотрел на молодую женщину, что так отчаянно сжимала руку своего спутника и смотрела вперед гордо вздернув подбородок. Он размышлял о забавной прихоти судеб, что распорядились родиться ей в самой обыкновенной и ничем не примечательной семье магглов, а ему в одной из самых влиятельных чистокровных семей.
Оба удивительно не вписывались в миры, что были им уготованы от рождения.
Спустя долгих десять минут профессор все же направил взгляд голубых глаз на Сириуса.
Как было сказано раньше – выглядел он весьма неплохо для того, кто провел в плену несколько дней. Но так же Альбус чувствовал присутствие магии, которая всегда оставляет за собой след. Эта была наполненна заботой и лавандовым маслом. Его раны лечила любящая рука, от того они и заживали с такой быстротой.
Блэк уже не выглядел едва стоящим на ногах, как его патронус, пес что примчался к Дамблдору на рассвете, передав сообщение, что Сириус жив.
Это было одновременно хорошей и плохой новостью. Но обо всем по порядку.
-Прошу, Сириус, я должен знать что случилось с тобой. – Профессор говорил мягко, но лицо Блэка все равно перекосилось от гнева, даже сейчас не теряя свою привлекательность.
Молодой человек облизнул губы и открыто встретил взгляд директора.
-Мне устроили ловушку. – Спокойно сказал он, произносить это во второй раз оказалось намного легче. К тому же этому весьма способствовала тонкая девичья ручка, что крепко сжимала его ладонь. – Пожиратели. Я попался. Не могу сказать где я был. Не знаю.
-Ты видел их лица?
Он качнул головой и стороны в сторону, а затем почему-то грустно улыбнулся.
-Нет, профессор, они были в масках.
-Что ж…
-Но это не значит, что я их не узнал. – Голос Бродяги прозвучал глухо и от этого чуть насмешливо. Он скривил губы, не сознавая насколько был сейчас похож на свою мать в этой горделивости.
Дамблдор крякнул и в этот раз не стал останавливать тень, что маялась за высокой спинкой его кресла.
-Я же говорил вам, профессор.
Сириус тут же нахмурился, между его бровей залегла складка, пальцы непроизвольно сжали руку Лили, наверное, делая ей больно, но он почти не обратил на это внимания, всматриваясь вперед.
На его лице застыла злость вперемешку с раздражением, когда из-за кресла шагнул Петтигрю. Лицо невысокого юноши выражало какой-то болезненный триумф. Он смотрел на школьного друга с превосходством, которое никак не вязалось с его образом.
-Ты?!
Только и выдохнул Бродяга. Как всем показалось, облегченно. Он боялся, что из тени выйдет другой человек, тот кого он столько лет считал ближе, чем брата.
Питер самодовольно усмехнулся, выходя на свет, его взгляд на мгновение остановился на Эванс. Масляный. Сириус непроизвольно сделал шаг вперед, становясь перед девушкой и закрывая ее спиной.
Плечи Сириуса расправились, не смотря на то, что Хвост стоял на небольшом пьедестале ему все равно приходилось задирать голову, чтобы посмотреть в глаза Блэку.
-Ты ожидал увидеть кого-то другого, Сириус?
Чуть менее самодовольно произнес Хвост, внимательно смотря на Бродягу.
Сириус лишь коротко улыбнулся и даже подмигнул Питеру, чем привел последнего в бешенство.
-Я говорил вам, профессор, что такой как он не может быть одним из нас.
-Ты меня в чем-то обвиняешь, Хвост?
Гневно спросил Блэк, делая еще один шаг вперед и отпуская руку Лили, пальцы девушки скользнули по его ладони, она вздохнула за его спиной, подаваясь вперед, но Сириус обернулся и бросил на нее многозначительный взгляд, тут же пригвоздивший ее к месту. Он как бы говорил: ты обещала мне.
Питер остался безучастным к этой безмолвной беседе, за которой внимательно следил Альбус Дамблдор.
Петтигрю, подстёгнутый молчанием профессора тоже сделал шаг вперед, правда в его случае это не выглядело и вполовину так же внушительно.
-Как ты мог провести там три дня и выбраться целым и невредимым?
Бродяга закинул голову назад и в голос захохотал, его смех отразился от стен и заставил присутствующих поежиться. Так сумрачно и немного дьявольски он звучал.
-Заткнись. – Взвизгнул Питер и острые черты его лица заострились.
-О, поверь, я был совсем не цел и очень даже вредим. Если ты не в курсе, то Пожирателям приносит удовольствие чужая боль, они как кружок садистов, но с идеями господства над миром.
Блэк невесело усмехнулся и перевел взгляд темных глаз на Дамблдора.
-Вы в чем-то подозреваете меня, профессор?
Прямо спросил Сириус, не обращая внимание на Хвоста.
Дамблдор ответил не сразу, чем сильно понервировал Бродягу, он внимательно изучал лицо молодого мужчины. А затем произнес:
-Я должен рассмотреть все варианты. Мало кто возвращается живым от Пожирателей, ты должен это понимать.
Блэк облизнул губы и хмыкнул.
-Ты один из них, Блэк. Такой же как они, чистокровный. – Произнес Хвост и тут же попятился и чуть не упал, потому что в нос ему упиралась волшебная палочка Сириуса, которую он сжимал до побелевших костяшек пальцев.
Бродяга навис над ним, глаза его метали молнии, с губ почти сорвалось то, что он совершенно не собирался колдовать, но в этом момент Лили дотронулась до его рукава, мягко потянула на себя, вкладывая в его ладонь свои прохладные пальцы.
Он резко обернулся, выпрямился и встретился взглядом с ее изумрудными глазами, чувствуя как тепло от ее прикосновения разливается по телу.
Блэк убрал палочку в карман.
-Если хотите обвинить меня в чем-то, то говорите прямо, Дамблдор.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

14

Лили смотрела на спокойное лицо профессора и не понимала почему он так спокоен? Почему, черт возьми? Одного из его лучших бойцов и информаторов чуть не убили, держали в плену несколько дней, никто не знал где и никто не пытался спасти его или хотя бы найти! Лилс казалось, что только ей в этой комнате не плевать, что случилось с Блэком. Ей хотелось просто громко накричать на самого директора, чтобы он понял, что его ценный кадр чуть не погиб!
Но Лили стояла молча, сдерживая бушующие эмоции за сжатым плотно губами. Она держалась за руку Сириуса, как-то успокаиваясь, совсем немного, но его присутствие рядом давало ей чуть-чуть силы держаться достойно.
Лилс заметила как изучающе смотрел Дамблдор на неё, потом на Блэка, на них вместе. Его взгляд упал на их сплетённые руки и потом снова вгляделся в их лица. Лили вздёрнула подбородок, с внутренним вызовом отвечая на взгляд Альбуса. Он слегка улыбнулся и в девушке снова вспыхнуло раздражение: он словно подсмеивался над ними или может ей так показалось? Но во всяком случае, Дамблдор будто не верил тому, что сейчас они вдвоём, живые и относительно неплохо чувствующие себя, стоят перед ним. Лили казалось, что профессор не верил в то, что она придёт вместе с Блэком или в то, что она не шутила, когда говорила Люпину, чтобы тот передал, что она пойдёт требовать от Ордена поисков Сириуса.
Но Эванс бы пришла. И не слезно бы умоляла Дамблдора на коленях найти ее возлюбленного, а разнесла бы весь штаб, пока бы кого-то не отправили на поиски. Несмотря на то, что дома она не могла сдержать слез и выглядела отчаявшейся, но при приходе в штаб Лили бы рвала и метала. Она и сейчас готова была рвать и метать, и только обещание Сириусу помалкивать и не делать глупостей сдерживало ее.
Лили заметила, как темная фигура позади директора вновь шевельнулась, когда тот встал с кресла и, обойдя стол, остановился перед ней и Блэком, все ещё глядя на Эванс. Она снова чуть сжала пальцы Сириуса, скорее на автомате, глаза ее были прикованы к невысокому силуэту. Она не знала кто там, но ей все это очень не нравилось. Хотелось послать всех и вся и убраться с Сириусом подальше от всего этого, по крайней мере на время, пока они вдвоём не наберутся сил. Но Дамблдор перевёл теперь выжидающе глаза на Сириуса.
Лили удивил вопрос профессора. Как самый сильный волшебник, имея своих информаторов не знал, что Сириус угодил в ловушку? Блэк не был один на задании. И любому было понятно, что его схватили, но почему-то директор посчитал такой вопрос уместным... Лилс стиснула зубы и ещё крепче сжала ладонь Сириуса, видя, что его лицо исказила гримаса гнева. Она поняла, что сейчас нужно быть очень осторожными. Каким-то шестым чувством она ощущала, что нельзя сейчас рубить с плеча, поэтому молча сжала его руку. Это было не только предостережение, а и поддержка. Лили молча хотела передать: «Я с тобой, но будь осторожен..».
Сириус повторил то, что рассказал ей некоторое время назад, но почему-то во взгляде Дамблдора не было какого-то участия или доверия. Это начинало настораживать Эванс. Да, она знала, что под масками скрывались родственники Блэка, он сам только что признался, что узнал их, но Альбус снова странно молчал. Зато тень за его спиной вдруг заговорила.
-Я же говорил вам, профессор.
Сириус вдруг напрягся и Лили чуть не ахнула, так сильно он сжал ее пальцы, до боли. Но она не шевельнулась, видя, что Блэк натянут как струна. Он, кажется, боялся того, кто сейчас выйдет из тени. Но на его лице скользнуло облегчение, раздражение и злость одновременно, когда  на свет вышел... Петтигрю. Глаза Эванс расширились от удивления и она на мгновение перестала понимать, что происходит.
Тихий, неуверенный в себе Хвост, который сейчас смотрел на Сириуса с каким-то странным торжеством. Хвост, который вдруг выглядел таким довольным... Взгляд Питера скользнул по Лили, но девушка даже не успела встретиться с ним глазами, как Блэк тут же закрыл ее собой, будто ещё становясь выше ростом. Отвращение от неприятного открытия Питера с новой стороны перемешивалось с непониманием чего добивается Хвост? Они же друзья с Сириусом... Но видимо, давно уже это было не так.
Питер сверлил взглядом Блэка и вдруг выпалил:
-Я говорил вам, профессор, что такой как он не может быть одним из нас.
Какой такой?!
Лили внезапно осознала, кто надеялся на гибель Сириуса и ее захлестнуло ещё большее отвращение. Но озвучить свою догадку она не решилась. К тому же Блэк теперь шагнул к Питеру, так же гневно выпалив:
-Ты меня в чем-то обвиняешь, Хвост?
Лили попыталась удержать Сириуса, когда он выпустил ее руку. Она выдохнула и подалась вперёд, но он резко повернулся к ней и по его взгляду девушка поняла, что сейчас ей не стоит вмешиваться. Она обещала. Эванс поджала губы, очень трудно было сдержать себя, когда хотелось тоже высказать Петтигрю пару ласковых.
-Как ты мог провести там три дня и выбраться целым и невредимым? - глаза Хвоста бегали по лицу Блэка, выискивая ответ на этот, так беспокоящий его, вопрос. Лили пыталась понять как и почему вроде бы всегда верный друг, один из Мародеров, почему он так желал, чтобы Сириус не вернулся? Эванс точно знала, что это было так. Она редко ошибалась в ощущении других людей. И если Хвост до этого времени казался милым, то только потому, что был слишком искусным актёром, хотя на самом деле Лилс не особо была с ним близка, в отличии от остальных троих друзей.
Целым и невредимым... Лили ещё плотнее сжала губы, потому что только она видела в каком состоянии Сириус явился домой. И хвала Мерлину, что он вернулся, потому что  он мог попросту не добраться до неё в таком виде.  Сириус захохотал в ответ на вопрос Питера и лицо Эванс помрачнело, она чуть повела плечами, потому что смех Блэка был жутким, совсем не веселым. Петтигрю дернулся.
-Заткнись! - что-то в смехе Сириуса его или напугало, или вызвало раздражение.
Лили в этот момент перевела взгляд на Дамблдора, который никак не реагировал на то, что происходило перед ним. Никак не пытался остановить Хвоста и сказать, что он позволяет себе лишнее, по крайней мере здесь и сейчас. Он как-будто о чём-то раздумывал, прикидывал, размышлял...
Сириус вдруг тоже посмотрел на профессора и спросил у него подозревает ли тот его в чём-то. Это было уже слишком! Неужели такой волшебник как Дамблдор не может понять, что Сириус не мог быть заодно с Пожирателями! Просто не мог!
Лили уже хотела было нарушить данное Блэку обещание, но тут и сам Хвост выпалил то, что так ему хотелось сказать. Что Сириус один из сторонников Лорда. И Блэк вспыхнул со скоростью спички, приставив к лицу Питера волшебную палочку. Лилс пришлось использовать все своё терпение и мягкость, чтобы потянуть Сириуса к себе, снова говоря одними глазами, что нужно быть осторожнее сейчас. Он резко обернулся и его темные глаза метали молнии ещё пару секунд, но затем он убрал палочку, а Лили снова крепко сжала его ладонь.
-Если хотите обвинить меня в чем-то, то говорите прямо, Дамблдор.
-Как я уже сказал, я должен рассмотреть все варианты...
Лили больше не выдержала и не глядя на Блэка, заговорила. Она обещала ему, но слишком все было странно и несправедливо. Слишком долго она была в неведении и отчаянии. Это все, плюс неожиданное предательство Питера, нахлынуло на неё и буря, которую она старательно сдерживала, вырвалась наружу.
-Профессор, простите, какие варианты? - Лилс смело смотрела на старого волшебника, впервые чувствуя такую злость по отношению к нему. - Неужели вы в самом деле допускаете мысль, что Сириус может быть Пожирателем? Или их сторонником? Или что я тоже поддерживаю их взгляды? Что мы вступили в Орден просто для шпионажа?
Девушка говорила быстро, слова неслись вперёд, толкая друг друга, не давая времени старому волшебнику что-то произнести.
-Вы сами отправили его и других на опасное задание, зная, что кого-то могут убить, кого-то схватить, кого-то покалечить! Ваш человек пострадал в ходе выполнения задания, он пропал! Почему никто не стал его сразу же искать? Почему никто не предпринял ни одной попытки найти его: живого или.. или мёртвого?
Лили вздрогнула, слишком яркой была картинка бездыханного тела Сириуса, которого она ожидала увидеть в руках Ремуса или Джеймса, предполагая себе самое страшное в его отсутствие.
-Я посылала письма, я отправляла Патронуса, я пять дней пыталась узнать хоть какие-то новости! Но все будто решили держать меня в полном неведении и пожимать плечами в ответ на мои вопросы и просьбы!
Эванс будто стала выше ростом, она была слишком зла, слишком много она вынесла за эти несколько дней как и Сириус. И вместо помощи и отдыха он получает ещё и обвинения. Которые естественно затрагивают и ее напрямую.
-Вы не пытались его найти, помочь, а после возвращения не узнали даже в каком он состоянии, но сразу вызвали сюда, потому что информация вам важнее, чем жизнь и здоровье ваших людей! А теперь ещё и обвиняете в том, что выбрался живым от Пожирателей? Вы бы хотели, чтобы он лучше погиб?
Лили метнула взгляд в сторону Питера, глядя на него с каким-то то ли презрением, то ли отвращением.
-Да, Питер? Желать смерти лучшему другу это так.. благородно! Навести на него подозрения и за счёт этого самому заслужить похвалу? Это очень достойно..
Она никогда в жизни не позволяла себе говорить в подобном тоне с Дамблдором или с кем-либо из Мародеров. Да и вообще Лилс не была грубой или злой. Но несправедливость всегда задевала ее до глубины души, равно как и предательство, которое она не могла прощать. И никто из этих двоих не провёл пять бессонных ночей в ожидании самого худшего. Нервное напряжение давало о себе знать, даже несмотря на выпитое тонизирующее зелье. Ее трясло от всего этого, она знала, что вряд ли Сириус будет доволен ею, но смело посмотрела на него, говоря как бы: «Я обещала. Но это было уже слишком».
Лили не собиралась заступаться за Блэка, зная, что он прекрасно отстоит себя и сам. Она не собиралась говорить вместо него. Но вся ситуация касалась ее непосредственно, если она выбрала быть с ним. Все обвинения были тогда и в ее адрес, предательство было и по отношению к ней, подозрения падали и на неё. Лилс не собиралась отойти в сторону и предоставить Сириусу самому держать удар, а она словно ни при чем. Нет, она останется рядом с ним, стоя за его плечом, держа за руку и отдав ему всю свою поддержку, которую сможет, и неважно, в чем решит обвинить его Питер или Дамблдор. Или даже весь мир. Ей плевать. Она останется рядом.
-Если у тебя есть, что сказать может быть и в мою сторону, говори, Питер! - Лили смотрела на Петтигрю, который казался ей таким спокойным раньше, а сейчас он нервно и все же вызывающе стоял на своём месте. Он смотрел на неё и у него явно что-то ещё вертелось на языке, но он словно не решался сказать, поэтому она подтолкнула его к этому. А уж говорить или нет, это вопрос его трусости..

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

15

Если бы не ее прохладные пальцы в его ладони, мягкость с которой она потянула его к себе, то скорее всего все закончилось бы плохо для них обоих. И Бродяги и Хвоста. И даже такой волшебник, как Дамблдор не мог бы помешать этому.
Скорее всего попросту бы не успел.
Сириусу хотелось размазать Питера по стене, мигом стерев самодовольную улыбку с его лица.
Он сейчас выглядел как обнаглевший трус, за которым стоит кто-то сильный, кто подпитывает его своей верой. Но Блэк сейчас не мог думать так далеко, он был слишком зол, жил моментом.
Лили же останавливала его, успокаивала. Он долго смотрел в ее глаза и тоже видел в них злость, негодование. Но Эванс была намного лучше его.
Правильнее, сдержаннее.
Рядом с ней сам Сириус становился лучше. Или пытался стать лучше, что для него уже было большим делом.
Однако, сейчас не выдержала и она. Не глядя на Блэка, прекрасно зная, что она обещала и нарушила свое обещание  совершенно наглым образом. Он не стал удерживать ее, останавливать, пытаться закрыть ей рот или сделать еще что-нибудь, совершенно не красящее его как мужчину. Лили к тому же даже не давала слово вставить, ей словно стало плевать, что перед ней не какой-нибудь мальчишка, решивший поиграть в храброго бойца за совесть и правое дело, а один из самых сильных волшебников за всю магическую историю.
Скорее всего ей было на это абсолютно наплевать и, черт возьми, Блэк любил это в ней.
Да, Эванс сейчас была несдержана, крайне неосторожна и распалена, но при все при этом она была чертовски, невообразимо  права.
Дамблдор, кажется, был сейчас солидарен с Бродягой. Он смотрел на девушку с одобрительным прищуром голубых глаз.
-Мисс  Эванс, я разделяю и понимаю ваше негодование. - Мягко начал профессор, но она не стала его слушать, распаляясь все больше и больше.
Словно пламя — безудержное, стоит дотронуться и спалит в секунду.
Она и себя успела приплести, поставить под удар, заявляя что с Бродягой будет заодно при любом раскладе. Такая преданность многого стоила, но Сириус сейчас ее оценить не мог, сжал челюсть и скрипнул губами, становясь похожим на Блэка как никогда ранее. Подбородок вздернут, темные глаза недобро мерцают в полутьме, руки сжаты, слишком сильно, их выдают побелевшие костяшки пальцев и сжатая до скрипа челюсть. Он смотрит на Лили и переводит взгляд на Дамблдора, это все уже станет сейчас совершенно неважным, если Эванс наговорит лишнего.
-Сейчас темные времена, Лили. - С  невообразимым спокойствием проговорил Дамблор, поднимаясь со своего места и делая несколько резких шагов в сторону, словно не мог усидеть на месте. Мыслительный процесс требовал движения. - Люди отправляются на задания каждый день и знают, с кем им придется столкнуться.
Кажется, Эванс глаза закатила, Сириус и сам от этого еле сдержался. Хотя не стоило.
Конечно, они все прекрасно знали. Брали на себя всю ответственность при любом раскладе. Заключали свего рода магический контракт, по которому предоставляли свои навыки и жизни в пользование благому делу, а при неблагоприятном исходе и свое бренное тело. Наверное, изувеченное до неузнаваемости. Иначе для чего нужен был подобный пункт.
Сириус шагнул вперед и мягко взял девушку за локоть, привлекая к себе. Сейчас взгляды не имели значения, это было не какое-то испытание на прочность их отношений. Да и к тому же Бродяге крайне надоело встречать удивление взгляды и вопросы: а что, вы все еще вместе?
Словно целью его жизни было переиметь максимальное количество девушек, на которое он только был способен. Ну признаться, что сначала приблизительно так оно и было, но тут же закончилось, когда Сириус стал встречаться с Лили. Он просто не знал до этого, что можно не замечать никого вокруг, кроме нее, как будто все остальное скрыто в какой-то серой дымке и настолько не существенно, что он даже не замечает.
Ни лиц, ни людей, ни вздохов. 
Ему было плевать, он был со школы влюблен в Лили Эванс. По уши. Кто бы там что не говорил.
Питер поморщился, словно ему неприятно было это видеть или они делали что-то совершенно невообразимое и постыдное. Он выглядел так оскорбленно, как будто этот сам вид Блэк, притягивающего девушку к себе вызывает у него рвотный рефлекс.
Это разозлило и позабавило Сириуса одновременно.
Он притянул ее ближе, заставляя прижаться к своей груди. Пальцы ее коснулись ее скулы, отвели в сторону прядь волос.
-Тише, родная. - Шепнул он ей на ухо, нежно коснувшись губами ее ушка. - Никто бы этого не хотел, у нас не хватает бойцов.
Он сказал это нарочито громко, чтобы его услышал Хвост, который не слишком активно рвался в ряды добровольцев.
Девушка перевела на него взгляд, в котором не читалось ни капли сожаления, да, Лили обещала его слушаться,но она не собиралась оправдываться или брать на себя роль жертвы.
Только не она.
Сириус улыбнулся лишь ей одной. Словно признавая тем самым ее правоту и говоря, что он понимает ее и поддерживает.
Эванс была не из тех, кого можно было просто заткнуть за пояс, она смело смотрела на Петтигрю и голос ее даже не дрогнул.
Блэк хмыкнул, смотря на Хвоста и недобро ему улыбаясь.
-Тебе не кажется, Хвост, что нелогично обвинять предателя крови и грязнокровку... - он бросил на Лили быстрый взгляд, впервые произнося это неприятное слово, а уж относительно ее. - … в предательстве? Тех, кого пожиратели ненавидят больше всего. Подумай еще раз, малыш.
-Да ты.... - начал было Питер, но тут же был перебит громоподобным голосом профессора:
-ХВАТИТ!
Глаза директора Хогвартса больше не блестели с одобрением.
-Прошу принять мои извинения, Лили. Сириус. Наверное, Питер немного поспешил с выводами, а мы с помощью слегка опоздали. - Профессор устало потер рукой свою шикарную бороду и вновь опустился на свой стул. - В темные времена мы слишком часто не замечаем свет и слишком редко принимаем на веру настоящую преданность.

Отредактировано Sirius Black (2021-03-03 12:07:17)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

16

Лили противно было смотреть на Петтигрю, который в один миг потерял хорошее расположение девушки к нему. Эванс даже иногда вставала на его защиту, когда другие Мародеры уж слишком над ним подтрунивали. Она пару раз даже утешала его, когда он чувствовал себя не таким успешным, не таким популярным как его товарищи. Лилс хорошо к нему относилась... До сегодняшнего дня.
Как Эванс отрезала все пути подступиться к ней для Северуса, так и для Питера теперь была навсегда закрыта дорога к ее доброму расположению. Она без сожаления вычеркнула из своей жизни старого друга, который имел смелость назвать ее поганой грязнокровкой, но не имел смелости противостоять школьным хулиганам напрямую, предпочитая бить в спину. Друга, который познакомил ее с волшебным миром по сути. Поэтому сейчас Лили с таким же удивительным хладнокровием вычеркнула и Петтигрю. Он был предателем и точка. И хоть он вроде как числился в рядах Ордена, но сегодняшнее его поведение и желание очернить Сириуса, разочарование от того, что он вернулся живым - все это говорило о предательстве как минимум своего друга.
Питер был слишком храбр сегодня, слишком нагл, словно бы кто-то поддерживал его, кто-то достаточно могущественный, чтобы дать ему такую смелость.. И в душу Лили закрались смутные сомнения, что это не Дамблдор. Ей не понравились ее собственные подозрения, но какая-то часть ее, способная мыслить хладнокровно, подсказывала ей, что Питеру нельзя доверять. Никакие тайны и действия Ордена не должны его касаться, потому что скорее тут предателем был отнюдь не Блэк...
Лили стало чуть полегче, когда она наконец-то почти высказала все, что хотела. Все, что терзало ее весь этот глупейший разговор. Глупейший потому, что Сириус, не раз доказывавший свою верность Ордену и его взглядам, вдруг заслужил подозрения в том, что он предатель и шпион. Она с самого детства ненавидела несправедливость и не могла молчать, когда особенно эта несправедливость касалась ее или ее близких. А самое обидное, что Дамблдор на какое-то мгновение поверил, хотя Эванс была уверена, что Альбус талантливый легилимент, и при возможности, вполне мог убедиться в том, что Сириус ему не лжёт. Для чего и зачем был нужен этот цирк, Лилс не совсем понимала сейчас.
-Мисс Эванс, я понимаю и разделяю ваше негодование... - Дамблдор попытался было урезонить девушку во время ее пылкой речи, но Лили если уже выходила из себя, то пока весь ее внутренний вулкан не потухнет, то она не успокоится. Поэтому слова лились дальше и она краем глаза заметила, что Сириус помрачнел и его руки до побелевших костяшек сжались в кулаки, но он не стал ее останавливать, за что она была ему благодарна.
Он не хотел, чтобы она подставлялась под удар, чтобы она говорила что-то не то, но Эванс считала, что сказала все по делу и абсолютную правду. И Альбус ни капли не понимал ее негодования, потому что не видел ее, заламывающую руки, в доме Сириуса, вздрагивающую от каждого шороха и звука. Поэтому как бы Блэк сейчас не злился, но Лили не могла молчать. И, кажется, Сириус переживал, что такая прямолинейность с профессором будет чревата чем-то не слишком хорошим. Но Эванс была уверена в своей правоте, а когда она уверена в чём-то то будет идти до конца. Профессор же отреагировал на ее слова достаточно спокойно, в отличии от Питера, который смотрел на неё с какой-то смесью удивления и отвращения, словно не ожидал такого напора с ее стороны.
-Сейчас темные времена, Лили. Люди отправляются на задания каждый день и знают, с кем им придётся столкнуться.
Эванс чуть ли не закатила глаза. Дело было совсем не в том, что людей отправляют на задания...
-Профессор, я была просто удивлена тем, что никто не попытался искать, пусть даже погибшего, но ВАШЕГО человека. А если бы от своевременных действий Ордена зависела бы его жизнь или ещё кого-то? Бездействие это тоже действие! Неужели у Ордена так много ценных кадров, чтобы ими разбрасываться просто так, не узнав можно ли спасти пленного или его жизнь?
Лили развела руки в удивлении, нет, скорее в шоке от того, что Орден так легко может отказаться от любого из них. Ах, погиб, ну и что поделать, каждый знал на что идёт.. При этом не попытавшись спасти человека. На что тогда направлена их деятельность? На спасение магического мира? Но как его спасти, если они внутри маленькой группы не могут спасти друг друга, вернее, не желают? И если в их рядах уже есть предатель, которым по ошибке посчитали Сириуса?
Лили снова быстро посмотрела на Питера, с трудом подавив в себе чувство гадливости и желание поделиться своими подозрениями с Дамблдором. Но это выглядело бы сейчас глупо, словно она решила перевести сейчас же стрелки на другого. Поэтому Эванс только едва заметно презрительно скривила губы, собираясь сказать ещё что-то профессору, но теперь уже Сириус потянул ее мягко за локоть, не давая ей наговорить глупостей.
Эванс было открыла рот, но тут же закрыла, выдохнув. Она же обещала... Она и так нарушила своё обещание, хоть нисколько не собиралась извиняться, но если Блэк пытается ее успокоить, то лучше послушаться.
Питер ещё больше скривился, будто жест Сириуса был каким-то противным или неприличным. Лили казалось, что Петтигрю почему-то никак не хотелось верить, что она и Блэк действительно вместе, что она ни капли не пожалела, когда сбежала со свадьбы с Поттером, что они действительно любят друг друга. Лилс не понимала, почему это так задевало Питера, ведь казалось бы какая разница ему вместе они или нет? Эванс метнула взгляд в его сторону и собиралась уже было снова спросить его, какие у него есть претензии к ней или к Сириусу, но Блэк вовремя потянул ее сильнее и заставил прижаться к его груди, не давая ей сделать шаг по направлению к Петтигрю.
Лили снова выдохнула и на секунду прикрыла глаза, стараясь успокоиться. Тепло рук Блэка и стук сердца в его груди помогли ей обуздать свою вспышку гнева и она вздохнула, послушно прижимаясь к нему. Сириус мягко отвел с ее лица волосы и успокаивающе шепнул на ушко, касаясь его губами, что никто бы не желал ничьей гибели. Лили все ещё напряжённо смотрела в сторону Питера, но постепенно успокаиваясь от звука голоса Блэка. Впрочем, его слова были слышны и Петтигрю, словно небрежный, но болезненный укор в сторону того, кто не спешил бросаться грудью на амбразуру.
Лилс перевела взгляд на Сириуса, совершенно уверенный и ясный, потому что она не жалела о любом сказанном ею слове. Пусть она и обещала молчать. Но Блэк, кажется, и не корил ее за это, улыбнувшись ей ободряюще и понимающе. Лицо Эванс просветлело и уголки ее губ слегка дрогнули в ответной полуулыбке. И затем уже Сириус снова обратил своё внимание на Питера.
-Тебе не кажется, Хвост, что обвинять предателя крови и грязнокровку... - улыбка Блэка стала жестокой, когда его взгляд упёрся в Петтигрю, и в то же время он мельком глянул на Лили, давая понять, что обидное слово не относилось конкретно как оскорбление к ней. Девушка это прекрасно понимала, зная, что Сириус никогда бы ее так не обидел.
Питер задохнулся от притворного возмущения и уже собирался было ответить, но тут уже вмешался Дамблдор, все это время остававшийся в стороне. Он громко остановил их спор и сел за стол, из-за которого встал несколько минут назад.
-Прошу принять мои извинения, Лили. Сириус. Наверное, Питер немного поспешил с выводами, а мы с помощью слегка опоздали.
Лилс едва не фыркнула на последние слова профессора. Опоздали.. Ее даже никто не собирался оказывать.. И все из-за слов Питера! Кто знает, может он и отговаривал всех от любых действий по поиску Сириуса?
Ее пальцы сжали край куртки Блэка на его груди, словно его снова куда-то собирались забрать, а она не собиралась его отпускать.
-Да, сейчас темные времена, профессор. Но если нельзя верить даже самым надёжным людям, то кому тогда вообще можно верить? Как тогда вообще можно пытаться спасти магическое сообщество или других людей?
Она проговорила это спокойно, таким преисполненным достоинства голосом, будто королева даровала помилование ошибавшемуся подданному. Но и с таким изяществом, что не было в ее тоне ни капли высокомерия или упрёка, и уж тем более неуважения.
-Мы можем идти, профессор?
Лили взяла снова Сириуса за руку, мечтая уже поскорее убраться отсюда. На неё вдруг навалилась такая усталость и слабость, что у неё даже не было сил крепче сжать пальцы Блэка. Действие Бодрящего зелья заканчивалось и весь стресс этих дней начинал давить невыносимым грузом. Подозрения Дамблдора, предательство Питера, ей пришлось быть сильной и задвинуть свою усталость подальше, когда едва живой Сириус наконец вернулся домой... Но и у неё был свой предел. Ей и Блэку сейчас катастрофически был необходим отдых и сон.
-Пожалуйста, профессор, если вам нужны сильные и выносливые люди, то нам необходимо хотя бы пару дней для восстановления.. - спокойно, но достаточно требовательно произнесла Лили. Она уже не говорила за полноценную неделю отдыха, которую заслужил Сириус и за которую ему бы ещё следовало подлечить все оставшиеся травмы.
Она переплела свои ослабевшие пальцы с пальцами Блэка и почти нетерпеливо и вопросительно смотрела на Дамблдора. В сторону Питера у Лилс даже не было желания да и сил взглянуть.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » Sleep, sugar


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно