Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » That's the price you pay


That's the price you pay

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

THAT'S THE PRICE YOU PAY


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/12/t755722.jpg

Участники: Чан Ли Вэй, Людвиг Уилкинс

Дата и время: 5 января 1978

Место: где-то в магловском Лондоне

Сюжет: Когда приличному доктору с кристальной пока репутацией оказываются нужны фальшивые документы, это вызывает некоторые вопросы.

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+3

2

Ты уже свернул на кривую дорожку или все еще на прямой?
Этот вопрос  Чан Ли Вэй задал себе в последний раз где-то с неделю назад - и почти сразу уверенно ответил на него: уже на кривой. Все, больше не сомневался - и не боялся. Только вспоминал иногда - в какой момент?
Быть может, еще двадцать лет назад, когда стажером вместе с наставником приходил в отделение для заключенных в подвале, чтоб под бдительным присмотром старшего целителя проделывать все необходимые манипуляции. Разговаривать с заключенными было нельзя - но то о делах. Сказать “задержите дыхание, пожалуйста” или “сейчас не двигайтесь” или же просто ободряюще улыбнуться было можно. Тогда он еще был скор на улыбку! Он помогал своему учителю и учился у него, а сам, помнится, думал о том, как же ломаются прямые пути? Что думают, что чувствуют волшебники, идущие поперек закона - бунт? злость? безысходность? Но спросить было нельзя. Только “прошу прощения, сэр” и “доброй ночи”.
Он тогда пытался примерить на себя такой путь и - нет, не для него. Его собственный бунт не был разрушительным, не для других. Он хотел любой ценой избежать постылого брака, думал: пусть даже совершить преступление и попасть в Азкабан! Нет, не свернул туда: ни на тот путь, ни на другой, так и шел по своему прямому, как Хогвартс-экспресс…
А потом, через пятнадцать лет, снова встретил того заключенного, на котором отрабатывал свои заклинания. Нет, сам не узнал, не мог бы узнать после пятнадцати лет Азкабана, но тот узнал его. Поприветствовал, напомнил о себе, разговорились. Говорил больше он, Ли Вэй лишь изредка что-то спрашивал, вежливо поддерживая беседу. Сказал - запомнил молодого врача, потому что тот был последним, кто говорил ему “сэр” и улыбался. Сказал: пятнадцать лет без радости - это не просто. И Чан как-то очень хорошо понял его. Хотя у него радости-то были, чего уж… яркие и короткие, как вспышки зарницы. Оттого и не съехал еще с катушек. А старый - и очень постаревший - знакомец, положил вдруг руку ему на плечо и сказал что-то вроде “Сам-то не скучаешь по улыбке? Если будет нужна помощь - приходи. За старое не возьмусь, но совет дам”. И назвал адрес, куда идти.
По улыбке по своей Ли Вэй не скучал, его тогда больше беспокоила улыбка Мюррей. Но вернуть ему улыбку любимой женщины старый бандит точно не мог, и Ли Вэй кивнул - да и позабыл о разговоре.
Вспомнил лишь в декабре прошлого года. Когда обнимал её, вдыхал её, слушал её… “Твоя родня не оставит тебя в покое…” Не оставит, это было ясно еще тогда. И Дафну не оставит тоже. Вот, наверное, тогда он и сошел с рельс…
Оказалось, он помнит адрес. Оказалось, старик помнит его. Что ему нужно? Новое имя и новая жизнь для себя и своей женщины? Да, легко! Для этого даже цена есть, в галеонах. Он проводит к мастеру сам…
Мастер оказался мистером Стивенсом или Соммерсом, или как же его? Они иногда здоровались, встречаясь в книжных лавках или в аптеке. Стивенс, точно! Ли Вэй лечил его жену, сложный был случай, с аллергией на некоторые волшебные компоненты! Да и поступила уже в критическом состоянии… Нет, доктор Чан не считал, что сделал что-то особенное. Лечить людей - его работа.
А снабжать нуждающихся фальшивыми документами - работа Стивенса. Все профессии важны, чего уж… Хотя он всегда почему-то думал, что Стивенс что-то пишет. Почему бы?
А вчера он снова связался со Стивенсом, чтоб спросить, а нет ли случайно такой профессии, чтоб помогала качественно исчезнуть из жизни. Тот пообещал узнать и ответил довольно быстро. Его будут ждать - место и время. И некоторые советы, как не привести с собой никого излишне любопытного, вдруг пригодится. Людям, которые интересуются, как им исчезнуть из жизни, базовые навыки конспирации  бывают совсем не лишними...
Уходить из привычного волшебного мира в огромный и шумный мир магглов было для Ли Вэя делом почти обычным. Дафна еще в школе научила его не только выживать там, но и пользоваться благами маггловской цивилизации. Так что все предосторожности с терянием в толпе и аппарацией из безлюдных мест проблем для Ли Вэя не представили. Он легко нашел и нужную улицу, и нужное кафе, без спешки поднялся по ступеням и толкнул дверь. Человек, которого Ли Вэй увидел в оговоренном месте, был ему незнаком, и это даже его порадовало. Было что-то нереальное в том, чтоб встречать одних только знакомцев среди специалистов такого профиля. Это стирало бы грань между прозрачным миром законопослушных граждан и миром, покрытом тенью. Впрочем, в том, что эта грань вполне себе проницаема, он уже успел убедиться.
Он поздоровался и представился - и это было тоже совершенно обычно. Настолько обычно, что казалось невероятным. Создавалась совершенная иллюзия, что речь сейчас пойдет не о том, как Чану Ли Вэю убедительно скрыться, а о каком-то новом витке исследовательской работы, настолько все было просто, благообразно и обыденно.

Отредактировано Chang Li Wei (2020-11-02 14:48:03)

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+4

3

[nick]Oberon[/nick][status]define insane[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/401037.jpg[/icon][sign]there is a method in my madness[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Оберон </a> </div> <div class="lztit"><center> 54 лет; R|1942|N</center></div> <div class="lzinfo">под оборотным, <br>глава преступной группировки <br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Официант поставил на столик перед ним кофе и сливки, и Людвиг поблагодарил его не поднимая головы с «Вечернего Стандарта». Он дочитал до конца редакторской колонки, рассуждающей о потенциальном итоге слушания по делу о пытках Северно Ирландских заключенных Британским правительством, и бросил взгляд на наручные часы. Почти время, он выглянул через окно на улицу, затем позволил взгляду ускользнуть в глубь кафе. Кроме него тут было всего трое посетителей, пожилая пара у окна по ту сторону от входной двери и молодая, элегантная женщина за три столика от него.
В пожилой паре не было ничего интересного, а на одинокой женщине взгляд неволей задерживался по дольше. В конце концов нет ничего странного или удивительного, если мужчина смотрит на красивую, привлекательную женщину. Незнакомка перевернула лист в читаемом ею томике, чего-то несомненно очень умного, и почти не глядя, отковыряла крохотный кусочек лимонного чизкейка и положила тот себе в рот. Он видимо смотрел слишком пристально ибо женщина внезапно глянула прямо на него и вопросительно выгнула   тоненькую линию брови. Людвиг улыбнулся ей, не то приветливо, не то извиняющийся. Женщина лишь повела бровью и вернулась к чтению. А затем, из под томика, показала ему не очень-то приличный жест, Людвиг едва удержался громко не прыснув, и от греха по дальше решил занятся кофе.
Он добавил в чашку две ложечки сахара и сливки, тщательно все это перемешал и положил ложечку с края блюдца, но вместо того, чтобы взять кофе, скосил взгляд на женщину с книгой. Та делала вид, что совершенно на него не смотрит, Людвиг усмехнулся и взялся за белоснежную чашечку с горячим напитком. В своей обычной жизни, он совершенно не жаловал кофе и пил исключительно чай, но пить исключительно чай и будучи Обероном, было подарить тем, кто мог за ним наблюдать лишнюю информацию, по этому привычки и обычаи личин Оберона варьировали не меньше их лиц. Сегодняшнее он про себя звал Профессором. Кем были все эти люди, лица которых он занимал, на самом деле, Людвиг никогда особо не интересовался. За этим следил Стефан. Людвиг придумывал им свои собственные истории. Так вот Профессор преподавал математику в одном из менее известных университетов Англии, был женат, имел троих детей, двух дочерей и сына. Старшая недавно вышла замуж и вот-вот должна была сделать его дедушкой. Супруга этому радовалась, а сам Профессор внезапно ощутил дыхание старости на своем затылке. И начал оглядываться на молоденьких студенток и аспиранток. Только оглядываться и быть может иногда немного флиртовать, но сегодня соблазн казался особенно сильным. Людвиг преподнес кофе ко рту и нашел отражение молодой женщины в окне. Она о чем-то переговаривала с официантом, видимо заказывала себе еще одну чашку кофе. Людвига внутреннее передернуло, пить столько кофе он был бы не способен даже во имя великого искусства лжи и обмана. Оглядываться не женщину он более не смел, а то потом ему за это чрезмерное вживание в роль голову оторвут. Метафорически выражаясь, конечно, ибо на самом деле Мэриан была тут ровно для обратного, приглядеть, чтобы его разговору с доктором Чаном никто не помешал.
Сделав основательный глоток кофе и задумавшись о том, что пожалуй следует заказать и себе какое нибудь пирожное, Людвиг снова бросил взгляд на часы. Практически к тот же миг высящийся над входной дверью звонок, сообщил о появлении очередного посетителя. Его клиент собственной персоной.
Если так брать, то доктор Чан несколько выпадал из его обычного круга заказчиков, и совершенно не потому, что был по происхождению китайцем, сто процентов не тем, что был отпрыском чистокровного, пусть и практически не известного на островах рода, быть может немного тем, что являлся мужем племянницы Элфорда Яксли, но главным образом тем, что был, по крайней мере глядя со стороны) слишком чист и порядочек, чтобы ему могли потребоваться фальшивые документы, а потом и дополнительные услуги. Все в целом и стало причиной, по которой Людвиг решил пойти на эту встречу лично. Неординарные случаи требовали неординарных решений, это была ровно его специальность.
Они поздоровались. И доктор даже в этом остался благовоспитанным джентльменом, который никак не вписывается в мир криминальных хроник и противозаконных деяний. Людвиг представился Обероном и предложил доктору сесть, подождал пока почти тут же подошедший официант возьмет заказ у Чана и пополнил его шоколадно мятным пирожным для себя. Официант удалился, мужчины молча уставились друг на друга. Людвиг оборвал тишину первым, приподнял край газеты и передвинул лежавшую под ней папку на сторону Чана, - Это магловские документы на две персоны. И магические для супруги. Ваши, - он слегка качнул головой, - будут готовы не ранее чем через три-четыре дня, малочисленность ваших соотечественников на Островах создает дополнительные трудности, - пояснил доктору Людвиг.
- Но у вас, как мне сказали, появилась необходимость в дополнительных услугах, - Симмонс говорил что-то про исчезнуть или умереть, но подобные детали лучше было обсуждать лично, во избежании буквально фатальных недоразумений.
- Я слушаю, - чуть приподнял уголки губ в вежливо-деловом интересе Людвиг.

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+3

4

Свое военное детство доктор Чан вспоминал очень редко, быть может, раз в год, в день смерти матери. Ну или если сын расспрашивал - не отмахивался, хотя и хотелось иногда: не вороши, забудь! Нет, рассказывал подробно все, о чем спрашивал. Как жили в развалинах, как старались обходить большие города и двигались по разрушенным улицам перебежками, как ловили и ели крыс. Как въедалось в кожу, глубже кожи, в эти первые десять лет его жизни мамино: “Беги” - и ты сперва бежал, а потом, далеко не сразу, спрашивал, а чего такое-то, почему бежали-то? Вот тогда, в сопливом, чумазом тонконогом детстве и въелось в его загривок холодящее чувство опасности. Как паразит, что большее время, годами, десятилетиями, спал себе мирно, но иногда, редко-редко - кусал больно. И Чан Ли Вэй слушал и слушался - не ворочается ли паразит. В последние дни паразит ворочался…
А ведь мать его этому не учила. Не совсем этому. Притворяться безобидным - да. Замирать. Держать под контролем шорохи и звуки вокруг. Но никогда не говорила ему - если протягивают что-то под газеткой, так ты не хватай, не начинай рассматривать - такой школы он не проходил. И все-таки не схватил, а кивнул с улыбкой: да, благодарю, вижу. И не более того. Потом возьмет, он поймет, когда. Паразит в загривке поможет.
-Благодарю вас, - сказал сдержанно. Помедлил несколько мгновений. Вот об этом он не подумал, когда затевал это все: что, возможно, для того, чтоб у него появились настоящие документы, вероятно, кто-то из его соотечественников должен погибнуть. Не зря эту часть жизни называют теневой. Хотя - так подумать, другая тоже не очень-то солнечная. Просто на своей стороне у него чуток побольше знакомых и есть иллюзия, что от него что-то зависит. А тут - даже иллюзии нет. - Мне совершенно не к спеху, мистер Оберон, время терпит. И, если есть такая возможность, чтоб никто не пострадал… - Паразит в загривке шевельнулся: не в ту сторону идешь! Не учи профессионала, как ему работать! Что ж, паразит в загривке был, пожалуй, умным, а Ли Вэй - не очень. Потому что он все-таки закончил мысль: - ...то я бы хотел, чтоб так и было. Я готов к любым дополнительным расходам.
Так, а теперь надо было заткнуться, пригубить чай  и перейти к делу. Ему же в его профессиональной деятельности тоже по душе, когда пациент не мечется от темы к теме, а спокойно и деловито перечисляет симптомы. Нет, другие, болтливые и нерешительные, стеснительные всякие, его не раздражали никогда. А у него самого сейчас все основания оказаться пациентом стеснительным и нерешительным. Он доверяет сейчас в незнакомые руки всю свою жизнь и даже больше. Но сейчас метаться уже поздно. И все, о чем можно было передумать, он уже обо всем этом передумал. Значит, надо просто брать себя в руки и - вперед, спокойно и деловито.
Чай, кстати, тут заваривали хорошо, хотя и совершенно по-английски.
- Что же, если коротко… Моей жизни угрожает опасность. Вполне конкретная, выраженная недвусмысленными словами. Если же я буду достаточно осторожен, чтоб уберечь свою жизнь, достаточно ловок, достаточно везуч, то та же самая опасность будет грозить любому волшебнику из моего окружения, а одних только близких, за чью жизнь я могу беспокоиться - это пять или шесть человек. Я доктор, а не супергерой, я не смогу защитить их один. Поэтому я выбрал инсценировать свою смерть. Сменить имя, род деятельности, все, что нужно - лишь бы перестать быть угрозой моим близким. Если я говорю слишком сумбурно или загадочно - это не от любви к загадкам.  Я отвечу на любой конкретный вопрос. Просто я понятия не имею, что в данной ситуации имеет первостепенное значение, а что - нет.
Он повертел чашку на блюдце, собираясь с мыслями. Так много важного оказалось вдруг… Все, абсолютно все важно!
-Единственное что - это не должно произойти слишком быстро. Если вы видели в газетах объявления о лекции… она должна состояться. И если я исчезну или умру слишком скоро после этого, это может вызвать ненужный резонанс, ДОМП скорее всего будет расследовать очень тщательно. Но, если я исчезну раньше, то эту лекцию придется провести моему коллеге, а ему такая публичность не нужна. Я хочу сказать, что какое-то время у меня еще есть. Я не вышел за границы возможного в моих желаниях?

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+3

5

[nick]Oberon[/nick][status]define insane[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/401037.jpg[/icon][sign]there is a method in my madness[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Оберон </a> </div> <div class="lztit"><center> 54 лет; R|1942|N</center></div> <div class="lzinfo">под оборотным, <br>глава преступной группировки <br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

«Мистер Оберон» и выдержанная вежливость хорошо воспитанного человека. Все, буквально все, от тона, манеры держатся и распоследней тщательно уложенной волосинки на голове, говорило о том, что доктор Чан совершенно чужд миру в котором закон был не более чем руководством для действий от обратного. Девственно чистый и до непристойности правильный, он совершенно не походил на привычную клиентуру «неМистера Оберона и компании» и тем самим неистово интриговал. Еще больше тем, что будучи явным новичком в делах противозаконных, держался доктор более чем спокойно, не дергался и не оглядывался каждые три секунды по сторонам, что делало их сотрудничество более чем приятным.
Вернулся официант с заказами. Людвиг неспешно придвинул к себе тарелочку с пирожным и почти жеманно перехватив десертную ложечку, отломил кусочек. Шоколад приятно таял во рту и мужчина дал себе возможность насладится вкусом, одновременно с этим наблюдая за чуть притихшим доктором.
- Не беспокойтесь, - чуть приподнимая уголки рта в благодушной улыбке мягко обронил Людвиг, - При изготовлении документов обычно страдает лишь чья-то и так не очень чистая совесть и ваш кошелек. Дополнительная плата в данном случае не требуется, просто чуть больше времени, чтобы нам доставили нужное с континента, - поделился с клиентом Людвиг, - с этим Декретом сплошные задержки.
Впрочем, задержки возникшие по причине введение в стране военного положения были не самым проблемным в его сфере деятельности. Надо было всего лишь несколько обновить и расширить каналы доставки через маглов. Благо морской путь связывающий Британский остров с остальной Европой был более чем хорошо разработанной веками схемой нелегального транспорта всего и вся. Так что, что бы там себе не думали Крауч с Минчумом, для Оберона это был не более чем вопрос логистики. Все эти ухищрения власть имущих если и добавляли проблем, то скорее тем, что и так исправно следовал правилам, а те, кому законы были не писаны, находили в этом лишь новые возможности.
Людвиг закинул в рот еще один кусочек пирожного.
Доктор снова заговорил и Людвиг не успел насладится шоколадом, предпочитая по быстрее проглотить, чтобы ничто его не отвлекало. Он внимательно выслушал проблему доктора и задумчиво побарабанил пальцами по краю скатерти. С одной стороны, оно как будто поясняло, что именно заставило добропорядочного доктора заказать вполне настоящие(у его фирмы был только самый лучший товар, чем Людвиг даже позволял себе немного гордится), но при этом фальшивые документы. С другой, ровным счетом ничего не поясняло.
- Если позволите, доктор, - вкрадчиво вставил Людвиг, -  вы говорите более чем ясно, но у меня есть пара вопросов. Первый, почему, при подобной угрозе вам и вашим родным, вы не обратились в ДОМП?
Впорос лишь отчасти вызванный любопытством. Если он должен был организовать своему клиенту безопасный отход, то проще всего это было организовать с какого именно бока следует ждать опасности.
- И следующий, - ему нравилось, что его клиент с точностью знал, что именно желает, и большинстве случаев Людвиг ровно на этом и остановился бы, - если проблема стоит столь остро, не разумнее ли, скажем, создавать эту новую жизнь для вас и ваших родных не тут, а где-то по дальше от Лондона и даже Великобритании?  Это куда менее затратно и проблематично, как в плане организации, так и потенциальных осложнений потом.
Подобные расспросы могли казаться странными, но лучший результат в итоге давало как раз лучшее понимание задачи. С иными клиентами, при этом, это было пустой тратой времени, и они получали стандартную услугу, за стандартную цену с прилагающейся инструкцией по безопасному применению, которой, конечно, потом никто не пользовался, но это была уже не проблема Оберона. А вот заказ Чана оказался настолько специфическим, что лучше было как следует его рассмотреть и даже разобрать на детали, чтобы в итоге его клиент получил ровно то, что лучше всего соответствовало его целям и желаниям.
- Хорошо, я учту, - Людвиг спрятал улыбку полную умиления заботам о коллеге и публике в целом, за глотком кофе, - но если позволите еще одно небольшое возражение, доктор. В вашей ситуации едва ли стоит рассчитывать на ответное благородство второй стороны. Читайте вашу лекцию, но одновременно с этим соберите чемодан с самим необходимым. Я пришлю за ним своего человека, а вместе с ним пару порт-ключей, один вам и один супруге, ведущих в убежище для экстренной ситуации. Или может вам требуются такие же и для остальных членов семьи?

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-01-05 18:29:26)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+2

6

Ли Вэй сдержанно усмехнулся - едва-едва дернулись уголки губ - едва он лишь представил себе обращение в ДОМП. Если он просто придет туда как заявитель, заполнит бумаги, ответит на вопросы, его сразу завернут или только когда поймут, что источник обсуждаемой угрозы - многоуважаемый мистер Яксли? Нет, конечно, этот случай сразу исключался.
- Все просто: мне не с чем идти в ДОМП, мистер Оберон. Угроза была выражена достаточно ясно, чтоб её понял человек, находящийся внутри ситуации. Но процитируй я хоть одну фразу дословно, хоть весь разговор, хоть открой легилиментам память, никто не найдет, к чему придраться - в самом деле, в нашем обществе для женщины более выгодно считаться вдовой, чем разведенной. И мне нечего возразить - в самом деле, так и есть. Мое личное мнение, что этот человек склонен к мучительству и, вероятно, уже решал семейные проблемы посредством убийства - это лишь мое мнение, основанное на догадках. Ну и тот факт, что сам он - сотрудник ДОМП, не добавляет мне энтузиазма. Я уступаю ему в статусе и репутации - в честной борьбе у меня нет шансов.
Второй вопрос был сложнее, хоть Ли Вэй уже и обдумывал его ранее. О, какая была отличная мысль - взять Мюррей в охапку и просто уехать куда подальше. Хоть в её любимую Африку, хоть в Австралию, хоть в Россию на Дальний Восток… Начать все заново, забыть все плохое, все двадцать прошедших лет, а заодно и последний месяц со всеми его кровавыми событиями.
Вот только не получится у них забыть. Ни у него, ни у Мюррей. Двадцать прошлых лет - еще может быть, но не Кингс-Кросс, и не Хогсмид. Но надо ли объяснять это собеседнику? Как знать, с какой стороны платформы его личные убеждения, даже если организация, которую он представляет, в целом аполитична. Лучше ограничиться одними внутрисемейными проблемами, тем более, что этого вполне достаточно.
-Я и родные, о ком я беспокоюсь - это гораздо больше, чем я и моя женщина. Чтоб я мог со спокойным сердцем начать новую жизнь на новом месте, мне пришлось бы взять с собой как минимум шесть человек, включая супругу. В принципе, ничего сложного, это вполне можно сделать легально. У меня остались родственники в Китае и связь с ними не потеряна окончательно. Выехать из страны было бы хоть и тяжело, но возможно. Но это слишком много оборванных связей, и, боюсь, не все их удастся оборвать окончательно и безболезненно. Вы же понимаете, что людям важно не просто жить, а как жить. Что делать, с кем общаться. Нет смысла резать так решительно по живому, когда хватит лишь одного надреза. Вместе со мной устранится проблема, этого достаточно. Чтоб вы понимали… Решаясь на этот шаг, я вовсе не собираюсь сбегать. Я просто хочу выйти из поля зрения моего противника.
На короткий миг в его черных глазах появилось упрямое выражение. Точь в точь как у его отца, генерала Чана, когда тот намечал цель - и путь к цели. Одно мгновение - и спокойная усмешка снова смягчила черты доктора, снова и лицо и взгляд стали совершенно безмятежны, даже не как гладь озера, как поверхность Луны.
Он спокойно кивнул, соглашаясь с собеседником - нет, никаких иллюзий насчет честной паркетной войнушки у него нет. При малейшем промедлении с ним расправятся быстро и грубо.
- У меня есть запасные квартиры в разных частях Лондона, в каждой из них имеется необходимый минимум для того, чтоб справиться с экстренными ситуациями. Мои родные проинструктированы и натренированы на случаи угрозы их жизни. Думаю, этого пока достаточно, благодарю вас.

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+3

7

[nick]Oberon[/nick][status]define insane[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/401037.jpg[/icon][sign]there is a method in my madness[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Оберон </a> </div> <div class="lztit"><center> 54 лет; R|1942|N</center></div> <div class="lzinfo">под оборотным, <br>глава преступной группировки <br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Оберон с удовольствием, одна крохотная ложечка за другой, вкушал десерт и одновременно с этим предельно внимательно слушал объяснения Чана. Ему было интересно, понимает ли добрый доктор, что для того, чтобы дать этой неназванной самим Чаном угрозе имя и прибавить лицо, надо было лишь самую малость разбираться в его семейном положении?! Спрашивать об этом Оберон не стал. Если доктор осознавал, то в этом уже по умолчанию не было проблемы, если нет.., значит нечего его за зря нервировать, а вот с точки зрения Оберона было хорошо иметь четкое представление о том, от куда шла наибольшая угроза исполнению заказа. Сам Эльфорд Яксли, ну, надо же. Они непременно обсудят данное обстоятельство с Мэриан, но покуда оно касалось его личного мнения добрый доктор зря не желал пойти куда более радикальным путем. Например, ответить главе отдела контроля взаимностью. Заказные убийства не были их специальностью, но они определенно могли бы свести Чана с нужными людьми. Скорее всего, оно обошлось ему бы в разы дешевле чем то, что он желал сейчас. И потребовало бы куда меньших телодвижений куда меньшего числа народа. Больше, это был бы итог с гарантией и без необходимости отказываться от привычного уклада жизни. Оберон подцепил еще один кусочек сладкого и поднес его ко рту, его задумчивый взгляд намертво прикреплен к сидящему напротив клиенту. Наверное, он даже мог озвучить свой совет в слух, но, учитывая прозвучавшую чуть ранее просьбу, уже представлял какой будет ответ. В честную борьбу с Яксли вступить доктор не мог, а для по настоящему грязной потерял еще слишком мало. И в этом немного напоминал его самого, в те давние годы, когда такого Оберона еще не существовало. А после чужая смерть, особенно смерть тех, кто угрожал тебе или твоим родным, приобрела несколько иной оттенок.
- Ну, что же, доктор, я мог бы сказать, что сделав это знание достоянием круга несколько более широкого чем вы и человек вам угрожающий, вы в чем-то могли бы заручится страховкой на случай, если вы случайно споткнетесь и неудачно стукнетесь головой, - вдумчиво протянул Оберон, - но одновременно с этим, согласен, что даже этого, скорее всего окажется не достаточно.  - Хотя могло бы быть достаточно, если вы бы пошли к нужному человеку. Вот только для этого надо знать, кто именно имеет в ММ достаточно большие зубы, чтобы Яксли им подавился бы, к сожалению Министерские интриги явно не мой профиль, и тем более не ваш, Док.
Оберон незаметно вздохнул и потянулся за кружкой с кофе. Он сделал глоток и брезгливо скривился, остывший кофе был похож на помои, а рассуждения доктора о сентиментальной ценности семейных уз и дружественных связей откровенной глупостью. Мужчина вернул кружку на блюдце и отодвинул чуть в сторону.
- Если я вас правильно понимаю, доктор, уйдя в подполье, вы собираетесь сохранить контакт с родными? - поджав губы, уточнил Оберон, - Если так, то все ваши попытки сохранить себе жизнь или даже лишь здоровье обречены. Уже двое людей это много для того, чтобы сохранить что-то в секрете в столь немногочисленной среде как магическая популяция Британии, а если доводить число хранителей до шести, вы обрекаете себя и их на провал.
Даже его собственный секрет, сколь тщательно он не пытался его беречь с годами просачивался все дальше и дальше, и пусть даже ему все еще удавалось держать количество людей знающих его оба имена в пределах пяти и все они были ему так или иначе лояльны, каждый новый носитель информации многократно увеличивал риск, что однажды эта информация просто вырвется на свободу. А этот упрямый осел был готов вручить ключи от своей жизни целым шестерым и видимо надеялся, что тяготеющий(по словам самого Чана) к жестокости Яксли, их пожалеет.
Мужчина обреченно провел по лицу. Ярится на доктора было бессмысленно, там где дело касалось чести, любви и прочей человеческой мишуры, каждый набивал свои шишки лично.
- Хорошо, - кивнул Оберон, -  значит с этой стороны вы подготовлены. Чем еще мы можем вам быть полезны?

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-01-05 20:11:01)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » That's the price you pay


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно