Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [16.01.1978] А вам назначено, мисс?


[16.01.1978] А вам назначено, мисс?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

А ВАМ НАЗНАЧЕНО, МИСС?


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/136738.jpg

Участники: Emma Farley & Ludwig Wilkins

Дата и время: 16.01.1978, под вечер

Место: Косой переулок, главный офис "Уилкинс и ко"

Сюжет: Шла как-то Красная Шапочка за юридической консультацией к доброму Серому Волку

Отредактировано Ludwig Wilkins (2020-10-27 11:50:36)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+6

2

Время текло, а ситуация менялась отвратительно быстро и малопредсказуемо.
Закрывая двери фонда за два часа до окончания рабочего дня, Эмма ничуть не смущалась проявленной инициативы. Во-первых работодатель ей ничего сделать все равно не мог, во вторых вроде как ради решения проблем этого самого работодателя инициатива и затевалась. А выгорит или нет - узнаем по ходу дела.
Утро 16-го, когда Эмма уже запаковывала свой фирменный кекс на портере в бумагу, намереваясь отослать его миссис Бэгнольд вместе с пожеланиями здоровья (а ей оно было ох как актуально), в воздухе запахло сенсациями. Их больницы Миллисент отпустили, но дальше порога она все равно не дошла: там ее встретил наряд из ДОМП, зачитал права, предъявил обвинения и был таков. После обеда пресса оказалась щедра на информацию: статьи были одна другой краше. Министерство отделалось комментариями на три строчки, миссис Бэгнольд от бывших коллег не отставала, поведав только что никакой вины за ней нет, значит никаких правозащитников ей не нужно.
- Обалдеть, - сказала Эмма и обалдела. Поборов в себе желание заточить кекс с чаем, она занялась работой, отвлекаясь лишь на то, что бы выгнать из приемной очередного журналиста. Каждый из прибывших был уверен, что его способ разговорить секретаря Миллисент уж точно сработает. Впрочем что поделать, работа у них такая. Эмма не винила, просто сразу переходила к той части, где им предлагалось покинуть вверенную ей территорию самостоятельно или с ее помощью.
Вскоре стало понятно, что работать в таких условиях не получится. А потому, засунув нос в пару интересующих ее документов, Эмма с чистой совестью отбыла прочь, аппарировав, прямо на глазах докучавших представителей прессы, в противоположную часть Косого переулка. Надвинув шляпку пониже и взяв сверток с кексом подмышку, девушка двинулась вдоль улицы, разыскивая необходимый дом.

Контора «Уилкинс и Ко», небольшое с виду двухэтажное здание, внутри оказалось куда просторнее. Впрочем кого этим было удивить в наш беспокойный век? Молодой человек в приемной с крайне важным видом (вот Эмма так не увела) крутил в руках палочку, перебирая какие-то бумаги.
- Добрый вечер, сэр. - девушка улыбнулась и приподняла край шляпки, открывая лицо. По крайней мере прессы на горизонте было не видно - Я по срочному поручению от миссис Бэгнольд из фонда "Бонифациус" для мистера Уилкинса. Он на месте?
Расчет был на то, что прессу молодой человек почитывал. А если и нет, то Эмма прихватила парочку свежайших изданий, где вышеупомянутая фамилия была написана самым крупным шрифтом. Объяснять наглядно, так сказать.
- Ах да, это небольшой презент для него. - с этими словами она выложила на стол кекс, чей аромат пробивался даже через бумагу.
Юноша поздоровался и предложил гостье присесть в кресло, а сам, прихватив сверток, отправился на разведку. Хотелось верить что к мистеру Уилкинсу. Присаживаться Эмма не стала, решив приглядеться к окружающей обстановке на случай если придется переходить к варианту "Б". Она понятия не имела есть ли у миссис Бэгнольд время ждать, а вот назвать ее саму терпеливой было сложно.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+5

3

Известие об аресте Милисент Бэгнолд ему принес Феликс, при этом посчитав нужным пояснить, что услышал об этом по радио, когда пересекал приемную, чтобы зайти к Грейс, чтобы уточнить вопрос с задержкой оплаты аренды их Хогсмидского офиса. И при этом, кажется, даже залился легким румянцем, что навело Людвига на мысль, что его бесценный деловой партнер заходил к собственной супруге не только по исключительно рабочему вопросу. То, что Гейнс, не смотря на двух детей и более чем уважительной срок проведенный в браке, был бесповоротно влюблен в собственную жену и приходил от этого в смущение, Людвига не переставало умилять. Бывшие сотрудники налогового отдела все же были отдельным видом человечества.
Что же касалось ареста еще совсем недавно кандидата на пост Министра и еще более недавно сотрудницы и главы департаменты в том же самом Министерстве, то оно заставляло задуматься. Сюрпризом оно при этом не стало, подшептывающий мнение власть имущих «Пророк» уже какой день, ровно с нападения на редакцию «"Ad notam", готовил для этого почву, но при этом оно никак не объясняло причин. Дело определенно не могло быть в том, что Милисент была замешена в чем-то нелегальном, уж консультируя ее фонд неполные девять лет, они бы заметили, если достопочтенная леди имела склонность к противозаконной деятельности. Проблема с Бэгнолд состояла скорее в обратном, она желала максимальной прозрачности и прямолинейности в каких либо действиях, а так как закон, а особенно работа с теми, кто уже успел запутаться в невозможности провести четкую линию между законно и нет, требовали гибкости, а порой и более чем замысловатого петляния для достижения цели, которая как будто была вот тут, только руку протяни, то за эти самые неполные девять лет они успели больше чем разок другой поругаться так, что у эльфов уши сворачивались трубочкой. Но за бескомпромиссно несносный характер пока не арестовывают. Оставались два варианта. В что-то противозаконное вляпался кто-то из сотрудников или близких Бэгнолд, а ее задело по касательной. Или.., или кто-то пытался сводить с ней счеты. Но так как было не разумно сбрасывать со счетов хоть что, Людвиг оставил еще крохотный процент на то, что они с Феликсом прошляпили все возможные тревожные звоночки и вина была все же в самой Милисент. Затем он отдал указание купить ему все вечерние издания газет и вернулся к делам.
Ближе к окончанию рабочего дня Малевич, бубня под нос нечто, что Людвиг так и не смог разобрать, водрузил на его стол очень аккуратную и чуть ли не отглаженную стопочку газет. Людвиг поблагодарил домовика и вернулся к заметкам предварительного слушания в деле А. Додердидж против Б.Дордедиджа. Закончив с заметками, Людвиг занялся газетами и уже первая из них бодро поприветствовала его колдографией разъяренной Бэгнолд и громогласной цитатой, видимо, ее же слов  - "Раз я не виновата, то бездельник-адвокат мне на...й не вперся." Горячая женщина, бодро подумал Людвиг и принялся за чтение основной статьи, которая, вполне предсказуемо, оказалась куда менее интересной чем ее заголовок. После первой газеты последовала вторая, а за ней третья, но все они скорее перемалывали старое, припоминая и чернильницу и нападение на редакцию, а в тему собственно ареста распинаясь главным образом о том как стояла, смотрела или не смотрела Бэгнолд, а дальше влепляли какие кому слухи были доступны. Людвиг небрежно откинул газету, а чуть подумав и помянув добрым словом Малевича, принялся ее аккуратно складывать.
Оставалось последнее издание и за его чтением Людвига и застал стук в дверь.
- Входите.
Дверь приоткрылась и в образовавшуюся щель просунулась голова заправляющего приемной  Мортимера. - Можно? - поинтересовалась голова и Людвиг едва сдержал желание закатить глаза.
- Можно, - степенно провозгласил Уилкинс.
Молодой человек, так толком и не раскрывая дверь, просочился в кабинет полностью. В руке он держал какой-то непонятный сверток и Людвиг вскинул бровь.
- В приемной молодая леди, - выпалил Морти и немного собравшись  (И чем только он заслужил, чтобы мальчишка так его шугался?!) продолжил уже более спокойно и уверенно, - Ей не назначено, но она говорит, что у нее к вам срочное дело от миссис Бэгнольд из фонда "Бонифациус".
Это у той самой Бэгнолд, у которой «адвокат-бездельник и так далее по тексту»?! Бровь Людвига поползла еще чуть выше, - А имя у молодой леди есть?
Учитывая, что нынче в местах не столь отдаленных пребывала как Милисент, так и не очень или не всегда подходящее под слово леди Кэтрин Бэгнолд, список потенциальных визитеров от фонда стремительно сокращался.
Мортимер вполне предсказуемо завис с ответом. Нет, определенно надо поговорить с Грейс насчет этого, толк им от клерка, который даже элементарные вещи забывает.
- Ну, хотя бы опиши ее, - смилостивился над парнем Людвиг.
Мортимер рынул с места в карьер. Описал гостью вполне себе живо. Шапочка, газеты, сверток. В процессе рассказа Морти видимо вспомнил, что тот самый сверток он сейчас держал в руках и поспешил от него избавится. - Это вам.
- Спасибо, - смерив сверток скептическим взглядом, степенно поблагодарил Людвиг.
Общее описание вроде как сходилось на молодой девушке, которую Бэгнолд не так давно приняла в качестве секретаря. И, немного подумав, Людвиг велел Мортимеру ее привести. Мало ли какие еще сюрпризы готовил им департамент правопорядка, лучше уж послушать из первых уст.
Пока Мортимер ходил за визитершей, Людвиг разглядывал, надо признать, очень вкусно пахнувший сверток. Это было что? То есть, понятно, что еда, но в остальном что? Попытка его подкупить? Такими, а так же попытками ему закормить, обычно орудовали леди несколько по старше, но быть может истина состояла в том, что эти леди по старше, когда-то тоже были молодыми. Людвиг осторожно поковырял бумагу кончиком волшебной палочки. Ничего не взорвалось и на него не выпрыгнуло, едой запахло еще сильнее.

- Мисс, - обратился к кружащей по приемной визитерше успевший спустится на первый этаж Мортимер. Когда девушка обернулась, Мортимер продолжил, - Мистер Уилкинс вас ждет. Я провожу, - добавил он почти строго, пытаясь таким образом унять любые попытки самодеятельности, если девушке такие внезапно могут взбрести в голову.
Они молча поднялись на самый вверх и остановились у двери с табличкой «Л.И.Уилкинс». Мортимер оглянулся на следующую за ним визитершу и внезапно поинтересовался, - Ваше имя, мисс?
Получив ответ, он раскрыл дверь, - Мисс Фарли, сэр.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2020-10-28 13:54:09)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+6

4

Оставшись в условном одиночестве, Эмма не упустила шанса прогуляться туда-сюда по первому этажу офиса и хорошенько все рассмотреть. Никогда не знаешь что может пригодиться тебе в следующий момент, а информация никогда не бывает лишней. Впрочем молодой человек вернулся слишком быстро, что бы она успела обнаружить что-нибудь действительно интересное. Пожалуй в следующий раз стоит начать с заверений что они никуда не торопится и попросить себе чашку чая.
Чай бы не помешал, да.
Ее окликнули привычным слуху "мисс" и заверениями в том, что мистер Уилкинс готов ее принять. Эмма старательно просияла, как будто бы ей принесли новость о победе над персами при Марафоне и одарив юношу улыбкой, неспешно двинулась следом, стараясь не сильно отставать.
Кабинет шефа оказался почти под самой крышей. Что же, о вкусах не спорят.
Тем временем провожатый спохватился, поинтересовавшись ее именем и Эмма с трудом заставила лежать спокойно уже дернувшую руку. Ну да, ну да, забыть о самом очевидном, заявляясь в незнакомое место, это мы можем. Прежде девушке не доводилось выполнять представительские функции в организациях, так что тут определенно было над чем подумать в будущем.
Уделив пару секунд, она поправила шляпку, что бы лучше было видно лицо: журналистов на горизонте пока не наблюдалось. И почему-то Эмме казалось, что отсюда незапланированных визитеров такого звена выпроваживают более настойчиво, чем с крыльца "Бонифациуса"
Она проводила долгим взглядом отворяющего дверь молодого человека, улыбнулась и уже через пару секунд потеряла к нему интерес, сосредоточив весь возможный на персоне шефа.
- Добрый вечер мистер Уилкинс - она осторожно кивнула головой в знак приветствия - благодарю, что нашли возможность уделить мне несколько минут. Признаться, я боялась, что придется брать ваш офис осадой, если что-то пойдет не так.
Эмма прямо почувствовала на спине взгляд еще не исчезнувшего провожатого. Кажется стоит немного поработать над конспирацией и придать своему лицу менее решительное выражение лица. Впрочем, какие ее годы!
- Позволите присесть? Я постараюсь не отнимать слишком много вашего, времени. К сожалению, столько я еще не зарабатываю.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+5

5

Поковыряв загадочно пахучий сверток еще немного и расковыряв таким образом один край обертки, Людвиг обнаружил в нем кекс домашней выпечки. Людвиг осторожно, прихватив край бумаги одними лишь кончиками пальцев раскрыл сверток полностью. Кекс предстал перед ним во всей красе, а его запах моментально захватил все пространство кабинета. Ну, что же.., Людвиг покрутил кекс со всей бумагой туда и сюда, за одно приглядывая за кольцом на собственном пальце, зачарованным на обнаружение всевозможных отрав, но кольцо не подавало признаков жизни, следовательно это было можно даже есть. Людвиг почти-что соблазнился на то, чтобы отломать от кекса крохотный уголок, когда в поле его зрения появился Малевич. Взгляд эльфа, по всей видимости привлеченного запахом нелегально(с точки зрения самого Малевича, само собой) пронесенной в офисные помещения еды, вперился в возвышающимся на столе Людвига кексе. Людвиг тоже сместил на него взгляд, прикидывая как вся эта пахучая прелесть выглядела с позиции молящегося на чистоту и порядок эльфа. Как смертный грех, не меньше. Людвиг вздохнул.
- Будь так добр, принеси для кекса тарелку, - отдал он указание домовику.
- Хорошо, хозяин, - пробубнил домовик тоном, подразумевающим оказание неимоверной услуги. Кекс, вместе со свертком домовик унес с собой, видимо посчитав Людвиг не достаточно надежным, чтобы оставшись наедине тот не заляпал крошками и липкими отпечатками пальцев все возможные поверхности в кабинете. Возможно эльф был прав.
В дверь кабинета заскребли и еще через миг Мортимер объявил о появлении мисс Фарли.

Выше обозначенная мисс Фарли и правда оказалась той самой секретаршей Бэгнолд, миловидной, неимоверно болтливой(насколько Людвиг помнил по своему последнему визиту в фонд) и столь же неимоверно юной. Хорошо еще если не в прошлым летом получившей аттестат об окончании Хогвартса.
Людвиг поднялся девушке на встречу, сделал пару шагов в ее сторону и протянул руку для рукопожатия, - Добрый вечер, мисс.
Они толком не успели поздороваться, как девушка рынула в атаку, быть может от природной неусидчивости, а быть может по не вполне не разумному расчету, что следует как можно быстрее захватить как можно больше пространства, чтобы потом от нее было бы труднее избавится. Возможно примерно так же свое все продолжающееся присутствие в дверном проеме аргументировал Мортимер.
- Спасибо, ты можешь идти, - оскалившись так, что несчастный Морти тут же отпрыгнул на пол шага, Людвиг обошел мисс Фарли и закрыл дверь кабинета.
- Не стоит благодарности и осадой брать тоже ничего не надо, - предупредительно отозвался на замечание молодой девушки Людвиг. Тем более, что он был более чем уверен, кто именно бы выиграл в подобной осаде. Явно не Мортимер. Нет, он определенно скучал по временам, когда за порядком в приемном следила Грейс теперь уже Гейнс. Мортимеру до ее уровня было чесать еще световые годы.
- И может я могу предложить, положить ваши газеты, например, вон туда, - Людвиг указал на небольшой, заваленный книгами шкафчик по правую от входной двери руку. Малевич, конечно, не обрадуется, но в конечном счете хозяином тут был не он, а Людвиг и следовательно домовик может немного потерпеть.
- Первые пол часа будут совершенно бесплатно, - пообещал девушке Людвиг. Говорить о том, что в этом она будет далеко не исключением, ибо они часто для не очень платежеспособных клиентов давали первичную консультацию безвозмездно, а плату применяли лишь к оформленным делам или документам. Памятуя о начале собственного бизнеса, Людвиг не стремился воротить нос от маленьких клиентов, ровно такие люди, когда-то позволили ему это дело построить, теперь он мог хотя бы части их отплатить тем же.
- А за вашей спиной есть вешалка для пальто и шапки, - радушно, пусть даже и фальшиво улыбнулся он визитерше.
- Прошу, - Людвиг придвинул для мисс-возможно-еще-вчера-школьнице-Фарли кресло, после чего вернулся к собственному.
- И так, - сложив ладони домиком, произнес мужчина,  - я очень внимательно вас слушаю.

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+5

6

Атмосфера в кабинете Эмме показалась какой-то слегка напряженной. Кто-то из них троих нервничал и это явно был не мистер Уилкинс. За собой девушка ничего такого тоже не заметила, а потому все было свалено на несчастного секретаря-провожающего. Интересно, как долго он тут протянет в таких условиях? Решив подбодрить беднягу, гостья обернулась и подмигнула ему в тот самый момент, когда хозяин конторы властным движением закрывал дверь кабинета.
Сама Эмма тем временем скинула пальто и шляпку, а после аккуратно отправила на любезно предложенный хозяином элемент мебели. Вот она - клиентоориентированность. Решив что нужно будет намотать на ус, если решит подзадержаться в стенах фонда, а пока внимание переключилось на те самые газеты, которые чуть раньше помянул мистер Уилкинс.
- Полагаю, уже ознакомились? - чуть приподняв бумажные издания, проговорила Эмма. Впрочем этот вопрос, по больше части был риторическим. Разумеется ознакомился. Весь Лондон стоит на ушах. Конечно мистер Уилкинс не весь Лондон но вроде как его род деятельности предполагает наличие руки на пульсе. Мало ли.
Газеты были отправлены внутрь сумки прямо на ходу. У девушки еще были на них планы этим вечером. Вполне возможно что позже планы на них появятся еще и у ее кота.
Эмма уселась поудобнее, поблагодарив мужчину за его джентльменский настрой, а те несколько секунд, которые Уилкинс добирался до своего собственного места дали ей возможность еще раз все обдумать.
- Видите ли, сэр - она едва заметно склонила голову, но глаза не прятала - я собираюсь заниматься спасением утопающих. Проблема в том, что утопающие в лице моего работодателя и вашей хорошей знакомой, усиленно делают вид, что все нормально и помощь им не нужна.
Эмма никак не могла сказать, что за прошедшие 3 недели хорошо узнала Миллисент. И все же кое-какое впечатление о начальнице она составить успела. Если бы ее попросили описать одним словом, девушка выбрала бы "несгибаемая".
- Существенный плюс, правда, заключается в том, что помешать моим планам миссис Бэгнольд не может, даже когда о них узнает. Разве что - уволит после того как выйдет на свободу.
"Если выйдет." - мысленно подытожила она.
-  А потому, если вы готовы продолжить со мной беседу на эту тему, я бы хотела задать несколько вопросов, но в большей мере я надеюсь на советы. Боюсь мне, в отличие от вас, не приходилось прежде сталкиваться с законом в этой его личине.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+4

7

Если судить по общей деловитости его визитерши, то можно было казаться, что мисс Фарли тут не впервые, а в качестве долголетнего, тщательно лелеемого клиента. Так мог вести себя, например, Малфой, это если допустить, что достопочтенный Абракас позволил бы себе столько вольностей за раз, даже Миллисент присыпала все это дело хотя бы щепоткой не то снобизма, не то витающей в каких-то других сферах отрешенности. Что до ее помощницы, то тут Людвиг пока терялся в том, какие именно чувства оно в нем вызывало. С одной стороны клиенты знающие что и зачем они хотят многократно облегчали работу, а с другой возникал вопрос, как при столь стремительном начале будет выглядеть процесс торможения, это если тормоза вообще прилагались в комплекте.
- Имел возможность, да, - чуть загнув уголки губ, подтвердил Людвиг, скромно умолчав о том, что ровно такая же, а может и куда более внушительная стопка газет, чем та, что только что исчезла в глубинах сумки мисс Фарли, аккуратно возлежала сейчас на углу его письменного стола.
- Несколько неожиданный поворот событий, - подытожил он результат данного ознакомления.
- Да, я читал, - Людвиг все же бросил взгляд на стопку газет, в которых красовалась цитата о бездельниках-адвокатах, - Вполне в духе миссис Бэгнолд, считать, что в конце концов мир просто прогнется под нее, - последнее замечание быть может было не совсем в духе профессиональной юридической консультации, но как человек участвовавший в далеко не разовых беседах о бездельниках, козлах, баранах, недоумках, мудаках и прочих несколько обделенных умственными способностями индивидуумах, Людвиг считал себя в праве внести в беседу и чуть более личный взгляд на проблему.
- Мир с этим, как полагается, не очень спешит соглашаться, - усмехнулся Людвиг. Мир вообще полон острых углов и непробиваемых стен, с ним лучше бороться не пытаясь таранить это лбом, человеческий череп всяко создан несколько для иных функций, но Миллисент, увы, слишком часто предпочитала об этом забывать.
- Вашим планам, мисс? И что же вы запланировали? - Людвиг посерьезнел. Гадать он не желал, но воображение в этот миг от чего-то нарисовало ему попытку проникновения в камеру предварительного заключения с последующим арестом всех соучастников. Новости последних дней явно действовали на него не самым лучшим образом.
Тихо отворилась входная дверь и вернулся Малевич с кексом на тарелке. Эльф, по своей привычке бубня нечто что-то под носом, прошлепал мимо кресла визитерши и водрузил тарелку на письменный стол. Сцена получилась несколько нелепой, но в этом и был весь Малевич, указание он выполнил, пусть даже определенно знал, что следует скорее букве, чем сути поручения. Людвиг смерил домовика задумчивым взглядом, а потом сместил его к девушке, - Чай?
В конце концов, раз уж у них был кекс, почему бы его не съесть. А это по мнению Людвига так же требовало чай. И совершенно не мешало обсуждению вопроса с Бэгонолд.
- Я, мисс, - хмыкнул Уилкинс, -тоже обычно не занимаюсь делами криминального характера. Если вы об этом, - продолжил мужчина, - но определенно готов рассмотреть варианты.

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+4

8

Эмма любила людей, которые осознавали всю ценность информации, это избавляло ее от необходимости вводить их в курс дела и тратить на это драгоценное время. Тем более что бесплатными тут были полчаса. Ну а дальше предстоит или заручиться поддержкой (максимально бесплатной) или прикидывать где ее закопает Миллисент, если она будет оплачивать консультацию деньгами фонда по статье "непредвиденные расходы".
Хотя всегда можно было отправить счет миссис Бэгнольд лично. По крайней мере мисс Фарли находила подобный расклад ироничным и в высшей мере смешным.
- Для человека с такой категоричной и прямой позицией миссис Бэгнольд очень долго проработала в министерстве. - Тема была затронута актуальная и девушка не видела смысла упускать свой шанс. Тем более что о чем-то эдаком она и сама желала перекинуться парой слов. - Политическая работа порой слишком... - она на мгновение задумалась, подбирая нужное слово - витиеватая.
Особо подкупало в мистере Уилкинсе то, что он был человеком дела. Впрочем, наверняка это про таких как он говорят: "Время - деньги". Эмма всегда полагала, что адвокатские конторы и прочие близкие им заведения активно тянут резину, стремясь вытянуть с человека побольше денег за ту самую консультацию. Но учитывая, что ни одного адвоката лично она не знала, несложно было предположить что она ошибалась. Или же мистер Уилкинс понимал что взять с нее нечего.
Или ему просто была неприятна эта встреча и он желал как можно скорее ее окончить.
Ничего нельзя было исключать.
- Да, пожалуй, от чая я не откажусь. - Эмма проводила взглядом возникшего на пороге домового эльфа с ее кексом на тарелке. Слова мужчины о криминале заставили ее улыбнуться - Полагаете стоило бы запечь в пирог волшебную палочку или напильник и отправить миссис Бэгнольд в камеру? Думаю охране было бы очень весело рассказывать об этом следующие пару недель. Наверняка в их работе сейчас мало чего-то радостного. - Она скользнула взглядом по домовику, кексу и снова подняла глаза на своего собеседника - Но нет, для начала я хочу найти для своего руководителя адвоката. И раз платить за него она не хочет, значит нужен бесплатный. Кто-нибудь для кого это шанс заявить о себе. Дело уже получило достаточно большой общественный резонанс и думаю ситуация вокруг будет нарастать.
Говорить было легко: на словах все всегда было гладко и удачно. Трудности начинались в тот момент, когда ты пытался обратить слова в некое подобие реальности.
- Я вижу на этой роли молодого человека, которому прежде попадались мелкие и неинтересные дела и который будет готов работать за идею и возможность сделать имя. А когда он придет к своей крайне несговорчивой и скептически настроенной клиентке - она улыбнулась - он расскажет ей, что это не он помогает ей, а она помогает ему выйти из тени и изменить свою жизнь. Миссис Бэгнольд обожает помогать людям, вряд ли она откажет человеку в такое малости. А если повезет, так с энтузиазмом включится в работу.
По крайней мере на то был рассчет. В представлении Эммы это был, пожалуй, самый простой вариант склонить Миллисент к сотрудничеству. Подавить на жалость и позволить ей делать то, что она умеет лучше всего - помогать другим.
- Я знаю, что моя идея звучит утопично, мистер Уилкинс и что на стадии реализации она потерпит немало изменений, а то и вовсе обратится в прах. Но сидеть и ждать когда эта ситуация рассосется сама собой у меня нет желания.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3

9

- И больше там не работает, - Шуточные и не очень сожаления о том, что знаменитая чернильница Бэгнолд так и не долетела до своей цели даже толком еще не успели стихнуть. Люди так охотно хватались за этот сверхэмоциональный жест, что в нем почти тонула новость о самом декрете, а тем более заявление Бэгнолд об уходе. Те, мимо которого оно все же не прошло, частично хвалили Бэгнолд за принципиальность, частично злорадствовали над излишней эмоциональностью и следовательно слабостью, которой по их мнению не было место за столом на котором делили власть в стране. Лично Людвиг считал кидание чернильницы и последующий уход с поста - самодурством. Или как он выразился при личной встрече с Миллисент «едва ли разумным при данных обстоятельствах», а Миллисент было более чем известно, что и кого «данные обстоятельства» включали, и точно так же ей, замшелой слизеринке и не менее замшелой главе департамента в ММ, было известно как в эти игры следует играть для того, чтобы победить. Уж определенно не позволяя всем тем, кому мешали как ее принципы, так и убеждения, вздохнуть с облегчением.
Девушка согласилась на чай и Людвиг отдал указание домовику, присказав, чтобы тот немного поторопился. В основном потому, что Малевич явно был в плохом настроение, а следовательно более чем способен от одного лишь упрямства заварить чай по трем разным церемониям последовательно, что означало бы, что до них этот самый чай дойдет еще не скоро. А Людвиг хотел кекс. В конце концов его не так уж часто баловали домашней выпечкой. Ну, ладно, если совершенно честно, то не реже чем пару раз за неделю, но попробовать ароматно пахнувший кекс он все равно хотел. И с чаем.
- Полагаю, что учитывая решительность с которой нынче орудуют слуги правопорядка, это означало бы, что вы, а возможно так же я, чуть позже бы присоединились к миссис Бэгнолд в камере справа и слева. По этому, мисс Фарли, - Людвиг глянул на девушку со всей возможной в ситуации строгостью, - мой официальный вам совет — никаких попыток передать миссис Бэгнолд чего либо противозаконного, ни запекая в торт, ни в кекс, ни любым другим образом и способом.
Творческие порывы мисс Фарли явно не заканчивались ни на выпечке, ни на пусть романтичных, но старомодных и совершенно не эффективных способах вызволения узников из крепких лап закона, настал черед адвокат, которого «официально» будет спасать уже сама Бэгнолд. Людвиг все это выслушал ни разу не поменявшись в лице, ни улыбнувшись, ни тем более попытавшись увести глаза к потолку. Ох уж эти молодые барышни с их полетом фантазии. Дослушав до конца, Людвиг позволил себе крохотушечный вздох, после чего приступил к анализу всей этой, без сомнения крайне занимательной речи.
- Это вполне не плохая стратегия, мисс Фарли, - на случай, если девушка отличалась не только пылким воображением, но столь же огненным и ранимым темпераментом,  когда дело доходило до критики, Людвиг счел более разумным начать с комплимента.
- Но в ней есть пара загвоздок. Во первых, даже если она не желает платить за услуги адвоката извне, по закону миссис Бэгнолд предполагается совершенно бесплатный. Мне кажется, что главная проблема этого плана в самом не желании вашей нанимательницы иметь законного представителя. -  В баранем упрямстве, мог бы добавить Людвиг, но оставил эту фразу на потом, когда у него возникнет сказать об этом Миллисент лично.  Это какой дурой надо быть, чтобы не понимать, что кто-то тут играет весьма грязно и следовательно не побрезгует воспользоваться любым из «благородных» жестов Бэгнолд.
- В любом случае, я бы начал с установления точной формулировки выдвинутых миссис Бэгнолд обвинений и попытки с ней поговорить. И если про адвоката мы знаем, что его она не вызывала, то еще ей полагается возможность известить о своем аресте кого-то близкого. Дочь, насколько известно мне, тоже находится под арестом. Как насчет сына? Или быть может существует кто либо еще? - Людвиг чуть вопросительно глянул на девушку. Не то, что он ждал от нее ответы буквально на все свои вопросы. Беседа просто помогала думать и выстраивать в голове план.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2020-11-24 00:13:34)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+3

10

На какое-то мгновение Эмма задумалась и эта задумчивость вкупе с удивлением наверняка успела (хотя бы мимолетно) отразиться на ее лице. Но тратить время на уточнения она не стала. Разве что время останется, тем более что ее собеседник уловил нужную струю разговора, а значит результат он визита будет в любом случае.
Главное правильно воспользоваться.
- Я очень надеюсь, мистер Уилкинс, что защитника ей уже назначили и представили. Более того, я надеюсь что они с миссис Бэгнольд уже не поладили и не поладят в ближайшем будущем. - причем сей момент в развитии событий хотелось бы изрядно ускорить, хотя Эмма пока и не понимала как это сделать, не отдавая все на волю случая - Поясню свою мысль: если Миллисент считает что нынешняя политическая система одержима желанием разобрать с ней и ее фондом, то едва ли бесплатный защитник предоставленный этой же системой, будет блюсти ее интересы. Скорее уж наоборот, если ее действительно хотят привлечь, то ее опрометчивый отказ от защиты им только на руку.
Эмма не верила в этот расклад событий, по крайней мере сейчас у нее не было оснований считать, что политический аппарат поставил себе целью засадить Миллисент просто так, сообразив из нее козла отпущения. Оснований для веры в причастность миссис Бэгнольд у нее тоже не было. Каков был вывод? Склонный к грубым методам работы господин Крауч просто решил разбираться по факту, не размениваясь на дипломатические реверансы вокруг бывшей коллеги. С точки зрения Эммы - это вполне укладывалось в его логику с учетом ввода в стране военного положения. Если она не виновна - ее отпустят как только сомнения отпадут. Если же виновна - сыграют на опережение.
Но доносить свою точку зрения на ситуацию она не видела смысла. В том числе и потому что миссис Бэгнольд вряд ли бы ее разделила.
- Впрочем, если выяснится, что к теориям заговора миссис Бэгнольд не склонна, я еще успею придумать пару других вариантов склонить ее к сотрудничеству. И, пожалуй, вот тут мне изрядно пригодится ваш опыт. Мы с ней знакомы меньше месяца и я не могу похвастаться тем, что хорошо ее знаю.
Слабые места были у всех, но просто знать их было недостаточно. Иной раз неправильный удар в нужную точку приводит к совсем противоположным результатам. Эмма была уверена, что в качестве мотивации для миссис Бэгнольд могли служить ее дети, эти родственные связи никогда нельзя недооценивать. Но, к сожалению, Кэтрин Бэгнольд оказалась под следствием еще раньше матери, как гласила лаконичная запись в Еженедельном Пророке "до более подробного выяснения обстоятельств." Почему-то мисс Фарли казалось, что она бы смогла уговорить Кэтрин на сотрудничество. По крайней мере на попытку.
- Вам не доводилось встречаться с мистером Бэгнольдом-младшим, сэр? - Эмма выглядела слегка удивленной. Почему-то в ее сознании отношения Миллисент и Людвига вполне можно было охарактеризовать как "дружбу". А друзья в курсе семейных проблем друг друга. Но, похоже, она вновь поспешила с выводами, ее кони-мысли мчались куда быстрее, чем она успевала оценивать ситуацию - Когда я узнала об инциденте в редакции, я отправила письма ему и мисс Кэтрин и не получила ни одного ответа. Вчера вечером я решила разыскать его, мысля примерно в том же русле что и вы: он ее единственный известный мне родственник. Меня попросили убраться. Сначала вежливо, потом настойчиво. Судя по его высказываниям, он считает, что его мать получила по заслугам, но о том в чем они заключались, мне узнать не удалось. У вас есть какие-то соображения на сей счет? - Эмма с нескрываемым интересом взглянула на мужчину, вскинув брови - Миссис Бэгнольд упоминала что они с сыном не ладят, но, судя по всему, она выразилась излишне мягко.
Тем временем на пороге возник вездесущий домовик с присущим ему ворчанием и, слава Мерлину, сервировкой для чая. Лицо Эммы озарилось радостью. Об этом она мечтала последние полтора часа.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3

11

Голос его посетительницы лился веселым ручейком, бодро огибая и перепрыгивая через все преграды, а Людвиг все сильнее задумывался о том, что населению в целом требуется хоть какой-то, пусть даже самый базовый курс по ликвидации юридической безграмотности. А то вот загремишь в участок, скажем, по факту совершенного не знания последних нововведениях мистера Крауча в сфере законодательства, а дальше доблестные стражи порядка могут делать с тобой что хотят. Ну, ладно, то, что стражи порядка отличались повышенной жаждой к бесчинству он несколько загнул. Большинство их было людьми ответственными и добропорядочными, а не кто не были, ну, часть этих самых была у него в его другой сфере деятельности занесена в табеля ежемесячных или разовых(в зависимости от приносимый пользы) денежных выплат на личные нужды, а  прочих было не так уж трудно вычислить. Словом, он был вполне себе не плохо информирован о процентуальном соотношение честных и не очень легавых при конторке Департамента Охраны Магического Правопорядка, и это знание, в свою очередь, позволяло испытывать если не прямо уверенности, то нечто очень на нее похожее, что никто(или почти никто) злоупотреблять после ареста Бэгнолд, но это вовсе и не требовалось. Вполне хватало хорошо знать дурной нрав Миллисент, заправь это щепетильностью темы выдвинутых ей обвинений и капни сверху чьим-то рвением( а оно судя по всему наблюдалось как и в случае ареста авроров, так и тут) и итоговый результат мог быть вполне не предсказуемым. Или предсказуем, но не обещал Бэгнолд ничего хорошего.
- Защитник находятся вне системы, - мягко поправил девушку Людвиг, впрочем, своя логика к этом была. Если смотреть на это умом подозрительным, а он был более чем натренирован жизнью смотреть именно так, тому кто хотел, чтобы Бэгнолд оказалась за решеткой, едва ли составила бы особого труда убедится, что в этот день из всех дней на «вызов» ответил адвокат с нужными инструкциями и квалификациями. - В любом случае, думаю, я могу выяснить, захотела ли она использовать услуги бесплатного защитника и если да, быть может даже перекинутся с ним парой слов. Или свести его с вами. Если это то, что вы желаете, мисс?
Оставался открытым вопрос, хотел ли Людвиг настолько вникать в проблемы Бэгнолд или нет, но его можно было оставить на чуть позже, ибо появился Малевич с чаем. Людвиг поспешил очистить поверхность письменного стола, а когда домовик, демонстративно громко шаркая ногами, снова удалился, налил мисс Фарли и себе чай, а затем достал палочку и принялся нарезать кекс аккуратными дольками. Отлевитировал по кусочку для каждого, Людвиг убрал палочку и придвинул кекс ближе. Теперь, буквально в секундах от момента, когда он его наконец попробует, кекс выглядет вдвойне аппетитным.
- Давайте не будем спешить, мисс, - наконец надкусив вожделенный кекс, промурылкал Людвиг, - Сперва простые решения, а если они не сработают, то пойдем более сложными путями. - Мужчина запил кекс чаем и задумался, в какой именно момент арест Бэгнолд в его уме из проблемы самой Бэгнолд и еще немножко сидящей на против девушки стал и его собственной? Или это был просто азарт, который он испытывал от возможности запустить руки в еще не испробованную, не разгаданную проблему, в данном случае основную часть которой, видимо, составлял характер самой обвиняемой.
- Не доводилось, - качнул головой Людвиг. Быть может они с Бэгнолд и были на ты, а так же коза, кретин, овца и мудило, но это не делало их близкими друзьями, по крайней мере не настолько, чтобы они делились друг с другом проблемами не только рабочего, но так же личного плана.
Известие, что с сыном Миллисент не ладила, да еще настолько, что тот был помахать ей вслед именным платочком, впрочем, ничуть не удивляло. Оно просто сокращало список тех, кто мог внести хоть какую-то ясность в том, что именно происходит.
- Ну, значит вы за главного, - излишне бодро заключил Людвиг, - В том числе в фонде.
И это было совсем не столь весело как могло показаться на первый взгляд.
- Как у вас там с этим? Может требуется помощь?

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+3

12

Большую часть житейской мудрости Эмма почерпнула из уст опыта бабушки. И если бы сейчас почтенной даме довелось лицезреть свою внучку, Эмме бы, непременно, достался укоризненный взгляд. Девушку метнула быстрый взгляд на кекс, на чашку с чаем, потом на мужчину и где-то немного запоздало уловила ту-самую-связь про которую говорила миссис Ройс. Сначала еда, потом - все остальное. С дедушкой работало столько, сколько Эмма себя помнила.
Так что сделав ускоренные выводы вокруг происходящего, юная мисс Фарли оперативно (а главное - молча) уткнулась в собственную чашку с чаем, смиренно дожидаясь, когда мистер Уилкинс, как хозяин территории, начнет этот вечерний банкет. Эмме нравились люди с хорошим аппетитом (как у дяди Чарли, например) и никаких этих новомодных ужасных привычек не есть мучное и сладкое после пяти. Дай волю этим людям и они вообще отменят чаепития со всеми вытекающими.
- Благодарю, сэр - довольно промурлыкала она, когда кусок кекса аккуратно приземлился на ее тарелку. Выудив из сумочки чистый платок, она постелила его себе на колени. Не хватало еще уделать крошками платье и кабинет гостеприимного мистера Уилкинса.
- Простите мне мою горячность, мистер Уилкинс, в юности всегда пытаешься биться над сложными решениями, забывая о простых - с другой стороны, может быть так и должно быть? Эмма понятия не имела, останутся ли у нее силы для покорения вершин лет через сорок. Может быть к тому времени поиск перевала окажется единственным на что она будет способна. - Я буду благодарна вам, если вы выясните в каких отношениях миссис Бэгнольд с назначенным ей защитником. Думаю что скоро пресса уделит этому внимание, но ваше участие избавит меня от необходимости выяснять что из написанного в газетах правда, а что - не очень. Полагаю что меня на встречу с ней, скорее всего не пустят. Я ведь совершенно посторонний человек, даже знаю ее меньше месяца. Или я не права?
Аккуратно отломив небольшой кусочек кекса, Эмма запила его маленьким глотком чая. Никакой жеманности, сплошной инстинкт самосохранения: чай оказался горячим. А идти на такие риски в незнакомом месте было весьма опрометчиво.
К сожалению, ситуацию с юным мистером Бэгнольдом ее собеседник прояснить не мог. А жаль, Эмма уже питала живой интерес к ситуации, прикидывая в уме, что будет более разумным: еще раз навестить сына своего работодателя (например под предлогом извинений) или дождаться когда Кэтрин выпустят из застенок и расспросить ее? Из первых уст так сказать.
- Сложно сказать - по переносице девушки пробежала хмурая складка - работы в фонде не так уж и много, сейчас снаружи крутится слишком много журналистов, думаю они распугали уже большую часть тех, кто мог заглянуть. Видимо не хотят стать сенсацией на утреннем развороте или, что более вероятно, боятся неуместных вопросов. Я сижу там 5 дней в неделю, по большей части в одиночестве, перебирая документацию. - Первоначально интерес Эммы к бумагам был больше связан с организацией работы фонда. Что? Как? Для чего? Откуда? Информация была новой и, потому, увлекательной. Однако последние несколько дней она рылась в архивах пытаясь найти информацию, которая могла бы пролить больше света на происходящее. - Но один журналист натолкнул меня на мысль, что в фонде может быть не безопасно. Говорят миссис Бэгнольд, своей активной позицией по защите прав оборотней, нажила себе немало врагов. Может ли произошедшее в Хогсмиде под Рождество стать причиной угроз фонду и мне, соответственно, как вы полагаете? - пожалуй впервые за весь разговор в голосе Эммы проскользнули нотки обеспокоенности. Всю ситуацию она знала лишь по рассказам третьих лиц и этот пазл пока не складывался в полноценную картинку -  Я уже решила быть полюбезнее с прессой, что бы они не разбегались очень быстро на тот случай, если кто-нибудь захочет зайти с недобрыми намерениями. Но с другой стороны, если кто-то захочет сделать это публично, близость к сенсации, в прямом смысле слова, скорее подхлестнет его к действиям, нежели заставит задуматься.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [16.01.1978] А вам назначено, мисс?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно