Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [31.12.1942] Бытие определяет сознание


[31.12.1942] Бытие определяет сознание

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Бытие определяет сознание


Закрытый эпизод (взрослые по согласованию)


https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/867137.png

Участники: Walburga Black,
Tom Riddle

Дата и время: 31.12.1942. Рождественские каникулы, Новый год.

Место: официальное поместье Блэков "Blackwill"

Сюжет: случается, что одних испытания отбрасывают друг от друга в разные стороны, а других связывают еще крепче.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/503973.jpg[/icon][status]dominatrix[/status]

Отредактировано Walburga Black (2020-10-13 04:21:57)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+3

2

[nick]Tom Riddle[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/3/93572.gif[/icon]

Время близилось к полуночи - Том считал золотые метки, обозначавшие минуты, на циферблате тяжелых напольных часов. Несмотря на то, что он заведомо точно знал их количество, наследник Слизерина завершил уже Мерлин знает какой оборот, периодически отвлекаясь лишь для того, чтобы предельно точно и безукоризненно вежливо ответить на любое обращение к нему. Ввиду общего калибра собравшихся за огромным праздничным столом волшебников, случалось такое нечасто, чему Риддл был благодарен: в самом начале вечера Поллукс Блэк представил его, как гостя своей дочери, а затем хозяйка дома, Мелания, пару раз обратилась к нему с совершенно пустыми вопросами о школьной жизни и подготовке к экзаменам. Регулус и Арктурус Блэки были куда интереснее: второй, владелец Блэквилля и организатор торжества, склонившись к Тому в большом бальном зале, когда была объявлена музыкальная пауза, осторожно завёл беседу о политических течениях Европы, что на поверхности были не так стремительно опасны, как на глубине. Регулус же молча и достаточно долго смотрел на юношу, и его большое, грубое лицо с глубоко посаженными глазами ни на мгновение не отвернулось от Риддла, пока волшебник раскуривал толстую сигару. Наконец, тяжелый и пряный запах поплыл по залу, мешаясь с кружившей повсюду смесью парфюма и цветов. Блэк молча протянул хьюмидор слизеринцу, точно так же неотрывно наблюдая за реакцией юноши. Том медлил: он, разумеется, в свои пятнадцать лет, прекрасно знал о табачной промышленности, но имели ли эти даже на вид особенные сигары, с дорогими, вдавленными вензелями, хоть какое-то отношение к той штамповке, что ему доводилось видеть на каникулах в Лондоне? Едва ли. Решив, что благоразумнее будет отказаться, он коротко мотнул головой, почтительно опустив глаза. Рот Регулуса раскрылся, будто в желании что-то сказать, однако так и не издал ни звука - аромат цветов и лёгкие шаги ворвались в их дуэт.
- Вальбурга, - настало время возвращаться в обеденную залу, и Том, как и подобало молодому человеку в статусе «гостя дочери», со всей учтивостью повёл девушку к столу, помогая ей занять место рядом с собой.
Разговоры перешли в светскую плоскость, гораздо более занимательную для большинства, и юноша отметил вдруг резко решивших заняться содержимым своих тарелок мужчин. Вальбурга, сидевшая по левую руку от него, выражала собой само спокойствие: она с совершенно естественной непосредственностью впитывала в себя каждое слово, лишь изредка позволяя себе комментарии, большая часть которых была сказана тихим голосом, склонившись к Тому, пока ещё довольно смутно представлявшему все фамилии и чины обширной паутины светского общества Магической Британии. Их места находились в некотором отдалении от главы стола, поэтому подобные ремарки остались незамеченными старшими, зато блестящие глаза Сигнуса Блэка, очень подвижного и жилистого мальчишки-слизеринца, всякий раз, когда волшебница шептала что-то на ухо сокурснику, сверлили Тома насквозь. Ещё один мальчик-погодка Сигнуса, чьё имя было Орион, выглядел совершенно отстранённым на этом семейном торжестве, будто был вырван совсем внезапно из одному ему известного контекста. Он, как и в школе, то рассматривал витиеватый узор на дне своей тарелки, то принимался с откровенно скучающим видом считать «люмосы» на рождественских гирляндах. Его сестра Лукреция, темноволосая девушка шестнадцати лет и прилежная студентка Хогвартса, единственная из немногих, кто мог составить конкуренцию Вальбурге, иной раз странно косилась на Тома, а уж когда тот, в ответ на очередной непонятный ему взгляд, положил свою руку поверх изящных пальцев спутницы, и вовсе демонстративно отвернулась, принявшись с негодованием месить десертной ложкой и без кого размякшее мороженое в высоком вазоне.
Четверть до полуночи. Негромкий бой часов влился аккомпанементом к приглушенному звону голосов и бокалов - жизнь в обеденной зале остановилась лишь на мгновение, готовая к новому танцу под раздавшиеся вдруг звуки музыки. Том поднялся с места, как сделали все мужчины за столом, отступая за спинку стула Вальбурги и обращаясь исключительно к ней.
- Ты позволишь? - он замер, ожидая, пока его дама примет предложение.

+5

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/503973.jpg[/icon][status]dominatrix[/status]
Этот день был волнительным с самого начала, с момента, когда мисс Вальбурге Блэк в подарок за отличную учебу было разрешено позвать на Рождественский обед гостя. Любого, какого она захочет, вне зависимости от школы, факультета и происхождения.
“Да хоть черта лысого приводи,” – одними глазами довольно улыбался Регулус Блэк I, рассматривая табель с её оценками. Был горд, хвалил, разрешал.
“Любого”, - сухо отвечал её на вопрос отец, взглядом давая понять, что он, тем не менее, надеется на её благоразумие.
Благоразумие, да…
Но куда там.

Она была рада, невероятно рада своей удаче и готова была визжать от восторга, но в то утро… В то звенящее зимнее утро гул магического фона старого поместья накатывал волнами прибоя на сознание каждого своего обитателя – старшие Блэки частично трансформировали защитные барьеры, убирали те, что могли бы мешать гостям. Сжимая виски, сплетая пальцы, тонущие в тяжелых волосах, мисс Вальбурга Блэк упиралась локтями в мраморный подоконник окна своей спальни и мучалась выбором.
А стоило ли?
Ведь начнут говорить, начнут обсуждать. Спрашивать её начнут – что да как, как она сама, насколько увлечена и увлечена ли? Они ведь думали, что наследница пригласит кого-то из подруг.
А не вот это всё...
Пальцы перебирают украшения, - древние, дорогие и не очень. Блестят одинаково, но энергетика совершенно разнится. Гнетущая магия аметистов, подавляющая любую нерешительность атака бриллиантов, томное спокойствие аметистов, кричащая страсть рубинов, легкость сапфиров и вечное соревнование во тьме чёрного опала и агата. Чтобы сегодня выбрать? Снова зеленый? Скучно…

Но мысли - все о нём, мысли градуса самого крепкого виски. Гул барьеров в ушах - когда же они закончат?
... н е в о з м о ж н о
сосредоточиться.
Пусть будут черные опалы, идеальный камень зимы.

- Привет, Том. - Вальбурга стоит по носок в снегу возле места, куда принес её товарища портключ. Мантия едва ли касается белой пушистой кромки, показывая изгиб лодыжки, что обута в высокий сапог на тонком каблуке. Она делает шаг вперед и забирает у гостя использованный артефакт, после легко касается щекой его холодной скулы… Привет, да.
- Что за выражение на лице?! - она легко смеется и плотнее поправляет на своих плечах зимнюю мантию. Одежду такого качества и кроя она никогда не носила в Хогвартсе, там и не разрешалось подобное, - черная, блестящая, с коротким, выстриженным мехом, эта мантия даже на вид была очень легкая по весу, но, безусловно, зачарованная под холодный сезон, - Я встречаю тебя лично, чтобы не было проблем с нашими барьерами, но это должен был делать Альфард, поэтому никому не слова! Эта авантюра стоила мне целый галлеон - забавно, я уже скрываюсь и плачу за уединенные встречи с тобой, и всё это - по своей инициативе! Тем не менее, я хотела бы кое-что тебе сказать еще до того, как ты ступишь под стены Большого Дома.

Вальбурга увереннее берет своего старосту под локоть и ведет к высоченным кованным воротам, гербовая корона которых терялась в магическом тумане пока ещё видимой защиты. Слизеринка уверенно вскидывает палочковую руку вверх, и ворота бесшумно открываются, представляя взору стройную липовую аллею к главному партеру перед поместьем

- Ну-с, ты у меня в гостях, и я очень, искренне рада этому, - размеренно начинает она, не торопясь идя с Томом по вычищенной дорожке. Шаг её сейчас длиннее и плавнее, сейчас он не сдерживается форменной школьной обувью и не придавливается сумкой на плече.  - У меня очень непростая семья, Том. Не подумай сразу, что она взрастила в себе высокомерие, основываясь только на достатке и чистокровности. Всему этому есть вполне себе логичная причина. Пойдем-ка длинной дорогой, у нас ещё есть время.

Она выдерживает небольшую паузу, но заметив всё его внимание к расскажу, продолжает.

- Блэки,"вековые", ведут свою линию от Эдуарда Вудстока из династии Плантагенетов, принца Уэльского, известного, как Черный Принц, по многим легендам и документам, кровного потомка самой Морганы. В общем, всё что про нас написано в книгах о генеалогиях* можно при желании принимать за чистую монету. Эдуард инсценировал свою смерть и смерть своей жены Джоан, называемой «Наипрекраснейшей леди Кента», чтобы основать собственную династию без обязательств к присяге к маггловскому королевскому престолу - это как официальная версия. Как неофициальная - рассорился с родственниками, не поделив наследство и сферы влияния, что в то время было весьма частым явлением. А дабы не светить чрезмерно происхождением, взял фамилию от своего прозвища, у него просто военные доспехи всегда были черные… Гобелену, который ты увидишь в Главной зале Блэквилля около семиста лет**, он продублирован во всех наших резиденциях.

Она медленно ведет гостя вокруг фонтана на главном партере, совершенно не стесняясь быть сейчас под самыми окнами поместья.

- Таким образом, исторически Блэки имеют некоторые права на британский и французский престол, а посему, вполне резонно, мои самые старшие родственники чтят свою кровь королевской. Отсылка к французским корням - вся в нашем девизе. Мой дядюшка, Арктурус не любит этого вспоминать, определяя себя британцем до мозга костей, но его брат Регулус вовсе нет. Он придерживается радикальных методов в плане расстановки политических сил на континенте и в Англии в целом. Негласный политический девиз про то, что Блэки выше политики не про него. Поэтому прошу, будь осторожен с ним и не вступай в разговоры без явной надобности. Впрочем, я всегда смогу спасти тебя, ты же мой гость на сегодня...

Вальбурга ступает на каменную лестницу у центрального входа и развернувшись к Тому в пол оборота, продолжает.

- Всего этого тебе сейчас никто не расскажет, но, возможно, буду интересоваться, насколько хорошо ты знаешь историю и тех, с кем говоришь. - слизеринка многозначительно ведет бровью, как бы говорят “не страшно, для тебя – тем более” - Ты справишься, Том, нет ничего в этом мире, что у тебя получалось бы плохо! Сейчас мне надо будет отойти. Отец тебя представит семье, некоторых из них ты знаешь по Хогвартсу. Далее ты сам всё поймешь.

Двери поместья открываются перед парой, чинно пропуская внутрь, и слышится негромкий фон голосов, чувствуется запах изысканных блюд. Вальбурга отдает свою теплую мантию эльфу и молча делает домовику знак обслужить её гостя. Уходя переодеваться к обеду, она вдруг поворачивается и добавляет.

- Сейчас следуй за Кричером в гостиную, там Альфард и кузены. А, за столом просто смотри, что делаю я и повторяй.

***

Россыпи опалов на декольте и канте подола, высокие перчатки с открытыми пальцами, тяжелые локоны убраны в высокую прическу - Вальбурга легко лавирует между родственниками в поисках своего гостя и находит. Как раз возле Регулуса, чей цепкий взгляд пристально буравит Тома. “Ой, не к добру.” – тревожной птичкой бьется в голове мысль.
- Дядя, позвольте-с, я украду у вас моего одноклассника. – бескомпромиссно слетает с губ урожденной Блэк, и сейчас она желает, чтобы внимание Тома было приковано к ней и только к ней. Разумеется, Регулус не препятствует племяннице, прекрасно понимая, что в любой момент он может препарировать её саму, вместо этого мальчика-полукровки. Ужин проходит размеренно, за столом Том не единственный гость семьи, и всё это придает этому празднику какую-то свободную атмосферу. В пределах разумного, разумеется.

- А ты рискуешь, Том, - сказала мисс Блэк, едва пальцы Риддла коснулись её собственных. Четверть до полуночи. Ещё немного и подадут танцы.
Она встает синхронно с остальными дамами и разворачивается с победоносным...
- Да.

все стырено

и все, что про нас написано* - это очень популярный и вовсе не мой фендомный хедканон, идеально попадающий в исторические даты про 700 лет, это игра воображения, которые просто милы моему сердечку. Смерти исторических личностей были реальными, но автор хедканона решил сделать их инсценировками, дабы основатели английской ветви Блэков могли умереть для маггловского королевского наследия, сжечь все мосты, возродившись в мире волшебном, но уже на своих собственных правах.

** - а вот это уже канон ("ГП и ОФ, гл. 6").

Отредактировано Walburga Black (2021-04-18 20:03:30)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [31.12.1942] Бытие определяет сознание


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно