Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Картотека волшебников » Dorcas Meadowes, OP


Dorcas Meadowes, OP

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Dorcas Allegra Meadowes
Доркас Аллегра Медоуз

17.06.1934 | 43 года | Полукровка | Дурмстранг, Улль, 1952

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/139/t178554.jpg

Penelope Cruz

Внешность:
Рост: 168 см
Вес: 62 кг
Цвет волос: каштановые
Цвет глаз: карие
Стиль одежды: строгий на работе, в свободное время уделяет своей внешности много внимания

Лояльность:

Сфера
деятельности:

Орден феникса (с 1973 года)

ММ, глава департамента магических происшествий и катастроф

Характер

В детстве Доркас была достаточно внимательной и чуткой к окружающим, чем немало способствовала врожденная эмпатия. Но со временем это поменялось. За погруженностью в окружающих слишком легко потерять себя. Эмпатия, помноженная на не менее врожденное желание всех спасти и всем помочь, а также на достаточно высокую собственную эмоциональность, неизбежно приводит к выгоранию. Выросшая Доркас, по-прежнему, всем и всегда готова протянуть руку помощи, доброжелательно настроена к миру в целом, но особого сочувствия и понимания на эмоциональном уровне от нее дождаться сложно. Она — человек дела, а не заботы на словах и эмоциях. Более того, неуместные, с ее точки зрения, эмоции нередко вызывают у нее раздражение и даже злость, потому что сбивают с толку и отвлекают. Особенно, если эмоции собеседника слишком сильны, чтобы их удавалось легко игнорировать. Поэтому Доркас часто бывает резка, нетерпелива и неласкова. Быстро соображает, быстро двигается, быстро принимает решения — и очень хочет видеть того же в окружающих. Окружающие, разумеется, не всегда готовы соответствовать. С дочерью добрая и ласковая, с любовниками — страстная, с друзьями и коллегами — ситуативно. Не то чтобы с ней совсем нельзя поговорить по душам. Можно. Под настроение Доркас бывает и общительной, и очень даже душевной. Но момент лучше выбирать тщательно. Или быть готовым к последствиям.

Страхи:

Мечты/цели/желания:

Боггарт — труп дочери. Помимо этого боится не справиться, утонуть в чужих эмоциях и потерять себя.

Поляна, яркое солнце и теплый, ласковый ветер. Покой. По большй части, именно этого всегда не хватает Доркас. Покоя и спокойствия для себя — и счастья для всех.

Биография

Бабушка по матери — неизвестная нимфа
Дедушка по матери — Картер Уиллоу, 10.08.1895, 82 года, полукровка (четвертое поколение), владеет сетью гостиниц в нескольких европейских странах, в юности занимался изучением магических существ, стажировался в Министерстве Магии, но вскоре вернулся в семейный бизнес, участвовал в войне с Гриндевальдом
Жена дедушки, вырастившая маму — Честия Уиллоу , 08.07.1896, 81 год, маглорожденная, из очень простой семьи
Бабушка по отцу — Кьяра Медоуз (Моретти), 17.02.1893, 85 лет, чистокровная в пятом поколении, итальянка, семья Моретти занимается винным бизнесом в Италии
Дедушка по отцу — Джон Медоуз, 13.04.1890, 90 лет, чистокровный в пятом поколении, владелец сети ресторанов в Лондоне и США, участвовал в войне с Гриндевальдом
Отец — Энтони Медоуз, 15.11.1912, 65 лет, чистокровный в шестом поколении, продолжатель семейного бизнеса, неплохой артефактолог, так и не сделавший увлечение настоящей профессией, участвовал в войне с Гриндевальдом, хорошо знаком с Дамблдорором, учился на Рейвенкло
Мать — Фиона Медоуз (Уиллоу), 19.12.1914 (официально, на деле на пару месяцев старше), 63 года, наполовину нимфа, бывший колдомедик, ныне домохозяйка, училась на Гриффиндоре, любимая катастрофа Дамблдора
Тетя со стороны матери— Саманта Уайт (Уиллоу), 19.12.1914, 63 года, полукровка
Кузина — Кристин Уайт, 12.03.1937, 40 лет, полукровка
Муж (в браке с 1960 г.) — Артур Кларк, 15.04.1932, 45 лет, маглорожденный, колдомедик, отделение ранений от живых существ
Дочь — Кортни Кларк, 11 лет, 10.01.1967, полукровка, эмпат без способности менять чужие эмоции, большую часть времени живет с бабушками, дедушками, прадедедушками, прабабушками и прочими родственниками.

Все началось с того, что дедушка Доркас со стороны матери были очень веселым, очень искренним и очень ветреным молодым человеком. Будучи влюбленным в красивую и скромную маглорожденную сокурсницу и уже практически связавшим себя с ней узами брака, он не слишком стремился себя в чем-то ограничивать. Во время стажировки в департаменте магических популяций и охоты в лесу на какое-то очень опасное магическое существо он встретился с хорошенькой нимфой… И не смог отказаться от соблазна. Спустя несколько месяцев, когда Картер Уиллоу уже женился и практически остепенился, на пороге семейного особняк он обнаружил годовалого ребенка и записку с текстом, что полукровке нечего делать среди нимф. Честия в тот момент была беременна их общим ребенком и вот-вот должна была родить. Беременность проходила тяжело, а потому пара жила последние месяцы тихо и уединенно. Супруга (путем заверений в любви и полнейшего раскаяния в ошибках молодости) и семейный врач (с применением приличной суммы денег и Непреложного Обета) были призваны к секретности, и в назначенный срок Честия «родила» двоих детей вместо одного. Обе девочки были копиями отца, а потому лишних вопросов ни у кого не возникло.

Фиона росла доброй, излишне чуткой и восприимчивой к чувствам других людей, но одновременно очень веселой и озорной. Учителя в Хогвартсе вздохнули с облегчением и затаенной грустью, когда одна из любимых студенток Дамблдора, наконец, окончила школу и упорхнула во взрослый мир обучаться целительству. Замуж она вышла через пару лет за свою противоположность по темпераменту, серьезного и вдумчивого Энтони Медоуза, с которым они прекрасно дополняли друг друга.

А потом родилась Доркас. Способностей взяла от родителей и бабушки-нимфы примерно поровну, а характер и темперамент — и вовсе от итальянской бабушки по папе. Фиона настаивала на учебе дочери в Хогвартсе, но Энтони уговорил жену позволить Доркас пройти вступительное испытание в Дурмстранг в надежде, что дочь поступит на Фрейр, близкий потомкам нимф, в большей степени, чем любой из факультетов Хогвартса. Вышло немножко не так как планировалось: Доркаса внезапно проскочила на Улль и, в итоге, всю учебу балансировала между боевой магией и «нимфоблизкими» факультативами с Фрейера. Но, в целом, результат всех устроил. Главное, что не Локи.

Доркас не была таким веселым и чутким солнышком, как мать, но зато имела обостренное чувство справедливости и сильное желание помогать людям. Врожденная эмпатия в этом смысле играла двоякую роль. Всех утешить нельзя. Всем помочь нельзя. Не говоря уже о том, чтобы всех спасти. А ты чувствуешь все это — и проваливаешься в чужие беды все глубже и глубже. Даже если ничего не можешь сделать. Особенно, если ничего не можешь сделать. Мать на страдания дочери только вздыхала и предлагала нести свет и позитив в массы, а со своими проблемами они разберутся сами. У Доркас так не получалось. Решение проблем ей представлялось куда как боле простым делом, что освещение своей доброй и восхитительной натурой всего вокруг. Возможно, потому что четверть нимфы — это куда меньше, чем половина. И так просто чужие эмоции под контроль уже не возьмешь. А, возможно, Доркас просто была слишком не похожа на мать.

С возрастом она научилась отстраняться. И в магическом смысле, ставя частичный «блок» от чужих эмоций, и психологически, не позволяя себе слишком сильно сочувствовать, слишком сильно вовлекаться, а то и вовсе интересоваться тем, что же именно вызвало у кого-то сильные переживания. В конце концов, как она однажды узнала, можно одинаково сильно сокрушаться и по поводу сломанного ногтя, и по поводу внезапной кончины любимого супруга. Или — не делать это ни по одному из поводов.

После Дурмстанга девушка пошла стажером Министерство Магии, Департамент магических происшествий и катастроф, в отдел аннулирования случайного волшебства. Это ей подходило. Конкретные задачи, конкретные последствия — независимо от того, кто и что чувствует по поводу случившегося. Много боли, много проблем — но и возможность что-то сделать. Пусть и задним числом. По крайней мере, выбирать, кому жить, а кому умирать, и теряться в догадках, удастся ли спасти на этот раз, как часто бывало в колдомедицине или в аврорате, здесь приходилось на порядок реже. В 1969 году она стала руководителем отдел аннулирования случайного волшебства, заняв место увольнявшегося начальника, а в 1976ом — главой всего департамента.

С будущим супругом Доркас познакомилась, когда лежала в Мунго после одной не самой удачной операции. Поженились они быстро, но чувства, пронесшиеся в их жизнях яркой вспышкой, очень быстро утихли. Оба были поглощены работой и личными целями куда больше, чем совместной жизнью. И даже рождение дочери спустя восемь лет брака не помогло им снова сблизиться. Они оба любящие родители, насколько позволяет их загруженный график, из-за которого Кортни часто живет со старшими родственниками. Но их собственные отношения больше походят на отношения хороших знакомых, не более. Доркас знает, что у Артура есть кто-то в больнице, но никогда не пыталась выяснить — кто и как давно это продолжается, и сама она не отказывает себе в периодических, осторожных увлечениях.

Дочь для Доркас — самый важный человек в ее жизни. Но это если с ней действительно что-то случится. Пока Кортни цела, здорова и окружена заботой родни, Доркас предпочитает уделять внимание тому и тем, кто нуждается в помощи здесь и сейчас.
И в стороне от деятельности Пожирателей Смерти она, конечно же, остаться не могла. Тем более, что ее семья участвовала в войне против Гриндевальда и была хорошо знакомы с Дамблдором, который регулярно бывал у них дома. И когда он пригласил ее в Орден Феникса, Доркас без колебаний согласилась.

Способности


Зельеварение — Выше Ожидаемого
Трансфигурация — Выше Ожидаемого
Заклинания — Превосходно
Астрономия — Удовлетворительно
Герболология — Удовлетворительно
Защита от тёмных искусств — Превосходно
Аппарация — Выше ожидаемого
Заклинательные песни — Превосходно
Создание амулетов — Удовлетворительно
Боевая магия — Превосходно

Разносторонне образована в теории и практики боевой магии, а также в заклинаниях более широкого спектра. Имеет большой опыт ликвидации последствий от них.

И столь же примечательно безрука почти во всем, что касается бытовой магии.

Патронус принимает облик пумы.

Эмпатия*. Доркас чувствует сильные эмоции окружающих, а также менее сильнее тех, с кем общается непосредственно в данный момент. За годы, однако, привыкла дистанцироваться от всех эмоций, кроме действительно сильных или — с ее точки зрения — странных. Понимание эмоций не равно понимаю причин этих эмоций. Тут Доркас склонна, скорее, ошибаться, если не знает контекста. Будучи на четверть нимфой, способна внушать собеседнику (только одному за раз) определенные эмоции, одновременно с этим будет испытывать их и сама. Даром пользуется редко из принципиальности, во-первых; и из-за утомительности и некоторой непредсказуемости результата, во-вторых.

Заклинательное песнопение*. Не входит в стандартные предметы Улля, но у Доркас с самого начала не заладилось с магическими существами и анимагией, поэтому эти предметы ей заменили на заклинательные песнопения и создание амулетов с факультета Фрейр (в последнем она, впрочем, тоже несильно преуспела, сдала и забыла). Способности к этому умению у нее высокие, навыки тоже приличные, хотя на практике она им пользуется не так уж часто. Заклинание может быть прервано кем-то или чем-то со стороны, но не самими адресатами песни, если Доркас уже успела запеть. Армию своим пением не снесет, но на пару людей в бою силы хватит вполне.

Имеет приятный невысоким тембром голоса, хорошо поет и без применения способности, играет на фортепиано и мандолине.

* Все отыгрыши обоих умений, связанных с воздействием на других, будут только кубиками (разве что соигрок захочет иначе). Без реальной необходимости, удовольствия ради, ничего никому внушать не собираюсь и без разрешения петь заклинательные песни на корпоративах — тоже.

Артефакты

- Волшебная палочка: кедр, шерсть пегаса, 12 дюймов, жесткая.
- Магический посох. Собственноручно сделанный в Дурмстранге. Пользуется редко. Палочка все равно удобнее и мобильнее. Посох больше подходит для масштабного волшебства.

Связь с игроком

Через Сандрин

пост

Чем-чем, а ангельским терпением Доркас никогда не отличалась. Упорством, работоспособностью, целеустремленностью, принципиальностью, устойчивостью к потоку чужих эмоций, о которых не так-то просто закрыться, и даже любовью к ближним — это все пожалуйста. Но терпение… Тут вы не туда зашли и не туда попали!

Не самое лучшее качество для руководителя департамента, надо сказать. С другой стороны, если вдуматься, руководителю вполне достаточно обычного терпения, а не ангельского. А следить за сохранением Статута Секретности — это вам не пирожки в лавке продавать. На том Доркас обычно и договаривалась со своей совестью, когда устраивала очередной разнос кому-то из глав вверенных ее ответственности групп за недостаточную оперативность в выполнении рабочих задач, а потом сама же фактически в отместку терпела их богатые, яркие и разнообразные эмоции по этому поводу. Хорошо хоть, что мыслей ней читала.

Временами так и хотелось что-нибудь с этим сделать. Прекратить поток эмоций, перестроиться самой — и перестроить эмоции того, кто в этот момент находился рядом с ней. Но Доркас останавливалась. Трогать чужую волю ради собственных сиюминутных и эгоистичных желаний — нельзя. Да и всегда существовал риск, что способность даст осечку. Четверть крови нимф — слишком мало для того, чтобы легко и беззаботно контролировать чужие эмоции направо и налево. И не стоило оно того, право слово.

Но сейчас ситуация была совсем беспрецедентной. И на ушах в буквальном смысле стояло все Министерство. Так что Доркас практически полностью отрешилась ото всего разнообразия человеческих чувств, просто-напросто отгородившись от них «блоком». Особо сильные эмоции тех, кто находился совсем близко, конечно, проскальзывали, но не воспринимались так, будто Доркас перманентно находилась то в лаве проснувшегося вулкана, то в Японии в сезон дождей.

Однако на фоне этих периодических всплесков особенно выделялись эмоции одного конкретного человека. Преимущественно тем, что казались главе департамента магических происшествий и катастроф, какими-то… избыточными. Да, она знала, что на Кингс-Кросс были младшие брат и сестра Боунса. Знала она так же и то, что для них все практически обошлось, как и для всей его семьи.

Страх, тревога, беспокойство — эти чувства были совершенно ей понятны. Она сама была на Кингс-Кросс и выполняла часть работы, потому что рук банально не хватало. И впечатления от увиденного и услышанного у нее были самые тягостные.

В Боунсе ее напрягало другое… Острое, всепоглощающее чувство вины, — и безысходность, отчаяние. И если Доркас вполне могла понять, что испытывать вину в сложившихся обстоятельствах будет едва ли не каждый, независимо от того, мог он что-то сделать или не мог, и сделал ли, то безысходность выбивалась из всей картины, как черная овца в белом стаде. Где хотя бы облегчение, которое должно бы было перекрывать все остальное? Нет, вина с безысходностью фонили так, что Доркас дорого обходилось находиться рядом с Боунсом, даже когда он просто сидел за стенкой от нее, а не стоял рядом. Женщина разрывалась между сочувствием, невнятными, но тревожными подозрениями и желанием прибить несчастного, чтобы не мучился. И, возможно, прибила бы, если бы ближе к концу рабочего дня двадцать четвертого числа не обнаружила его спящим лицом в стол.

Разбор полетов можно было отложить и до Дня Подарков, решила она. Если тогда выяснится, что ситуация не изменилась.

…И она изменилась, но недостаточно, чтобы Доркас она устраивала. Поэтому ближе к одиннадцати часам утра в кабинет главы обливиаторов влетела записка.

«Мистер Боунс, зайдите ко мне, пожалуйста. На минуточку. С отчетом по проведенной на Кингс-Кросс работе».

Можно было бы и по имени, и не так формально. Но Доркас подустала купаться в чужом чувстве вины, теряясь в догадках о том, что же такое происходит у нее под смым носом, и несколько… разозлилась.

Можно подумать, Боунс лично, но не по своему желанию убивал людей на вокзале. А то и что похуже совершал. Так он пришиблен из-за всего произошедшего. И невольно закрадывалась мерзкая, неприятная мысль: а вдруг и правда он сделал что-то… ужасное? Не на Кингс-Кросс, так где-то еще?

Отредактировано Dorcas Meadowes (2021-02-27 13:32:51)

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+8

2

Приветствуем тебя, волшебник!
Твое путешествие скоро начнется, осталось совсем немного:

Полезные ссылкиhttp://s3.uploads.ru/JTcr5.png

» Оформление профиля
» Выяснения отношений » Поиск соигроков » Путеводитель по матчасти » Путеводитель по игротехническим темам

http://s7.uploads.ru/Jq7Gn.gif

Тема с отношениями и хронологией создаются третьим и четвертым сообщениями после анкеты (по желанию)

0

3

Отношения

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

0

4

Хронология
1. [03.11.1977] Тайное становится явным - завершен
2. 6 января 1978 года - От войны до войны - завершен
3. 3 февраля 1978 года - Five o'clock Tea - заморожен, не учитывается
4. [14.02.1978] Девичник в полевых условиях - завершен
5. 15 февраля 1978 года - Вино из одуванчиков - завершен
6. [19.02.1978] Конспирация - наше все - завершен
7. [24.02.1978] who by fire - завершен
8. [11.05.1978] Revelation - завершен
9. [01.06.1978] Я не эмпат! Вам показалось! - завершен
10. [19.06.1978] at the gunpoint - завершен
11. [19.06.1978] Круги на воде - завершен

Отредактировано Dorcas Meadowes (2021-11-16 01:45:02)

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

0


Вы здесь » Marauders: stay alive » Картотека волшебников » Dorcas Meadowes, OP


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно