Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [28.08.1977] Работа не волк, работа - work!


[28.08.1977] Работа не волк, работа - work!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

РАБОТА НЕ ВОЛК, РАБОТА - WORK!


Полузакрытый

радио: The Moth & The Flame - Young & Unafraid

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/109983.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/468135.gif

Участники: Кира Харт, Руфус Скримджер

Дата и время: 28 августа 1977, середина дня

Место: ДОМП

Сюжет:
Столько есть профессий разных,
Все их нам не перечесть:
Есть врачи и водолазы,
Токари, шахтеры есть.

Учит в школе нас учитель,
А портной костюмы шьет.
Строит новый дом строитель,
Капитан корабль ведет.

Главное — не ошибиться,
Выбирая, кем же стать?
Парикмахером, певицей,
ОЧЕНЬ МНОГО ДРУГИХ ВАРИАНТОВ, КИРА!

Отредактировано Rufus Scrimgeour (2020-10-09 11:36:39)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/775509.gif

+9

2

Начальник ей сразу понравился. Чем-то похож на папу: примерно того же возраста, деловой, адекватный. Мурыжил ее полчаса. Что да как, что знает, что умеет, почему выбрала такую профессию. Кира уже напряглась, что сейчас он скажет НЕ ЖЕНСКУЮ и тогда всё, хана. От этого у нее всегда бомбило, сдержаться она бы не смогла даже ради хорошего первого впечатления — точно высказала бы всё, что думает по этому поводу, без купюр и тормозов. Вроде как, пронесло.

Среди авроров, кстати, тоже оказалось полно девушек — это она заметила, когда на обратном пути сунула нос в приоткрытую дверь с табличкой “Аврорат”. Там был очередной мини-холл и еще несколько дверей, но люди-то ходили, она всё срисовала. И быстренько прошмыгнула мимо, чтобы случайно не нарваться на папу, иначе хрен отделаешься от вопросов, что она тут забыла. Конечно, можно было бы убедительно соврать, что она заскочила его навестить, но врать Кира не очень-то любила, особенно папе, у него на это вообще чуйка.

Нельзя, никак нельзя было допустить, чтобы он узнал раньше времени, что она задумала. Может, и не запретит, ссылаясь на уважение к ее выбору и самостоятельности, но не одобрит категорически, это точно. На случай, если все-таки запретит, лучше было не искушать судьбу, поэтому Кира решила, что скажет ему ПОТОМ, когда обратного пути уже точно не будет. Как именно, она пока не придумала. Может, позвать его погулять, как в детстве, накормить мороженым, взять за руку и сказать: “Поздравь меня, папа, я нашла работу! Теперь мы сможем видеться чаще, меня взяли в хит-визарды”. Или зайти с другой стороны и сначала хорошенько его напугать, чтобы правда потом показалась не такой ужасной? Скрыть одно преступление за другим, более тяжким? Например, “Папа, я женюсь!” Хотя “выхожу замуж” тоже подойдет. “Выхожу замуж и уезжаю в Альбукерке завтра первым рейсом”. Да. Нет. Нельзя с папой так жестоко, вдруг он не оценит юмора…

— Ауч! Смотреть надо, куда прешь! — импульсивно заявила Кира, поворачивая голову к субъекту, едва не сбившему ее с ног, пока она витала в своих мыслях.
А он ничего. Высокий, крепкий, красивый, в аврорской форме. Ммм…
— Извините, я вас не заметил.
— Ну конечно, я же прозрачная, — фыркнула Кира. — Скажите, у нас все авроры такие “наблюдательные”? А то я начинаю опасаться за судьбу магической Британии.
— Не все. То есть… А вы кто такая будете, мисс…
— Для вас просто мисс.
— Стажерка?
Он еще и догадливый, прелесть какая.
— Стажерка, да не ваша.
— А кофе не хотите?
— Я не пью. А в Атриуме кофе убогий, стыдно должно быть приличной девушке такое пойло предлагать.
Парень, как ни странно, рассмеялся.
— А если я приглашу вас после работы в приличное кафе, на чашечку чая в честь знакомства?
Улыбка у него была – закачаешься. Он, определенно, ничего. Ничего хорошего. За роман с обаятельным аврорчиком папа ее точно убьет. И аврорчика до кучи.
— Мы с вами пока не знакомились. И вообще, я не к вам. Я вот к нему, — Кира подбородком указала на распахнувшуюся дверь, из-за которой внезапно появился глава Аврората собственной персоной.
— Мистер Скримджер! Добрый день! — Сияющая улыбка. — У вас найдется минутка? Я по личному вопросу.

Сцена была красивая, ничего не скажешь. Отваливающаяся челюсть молодого аврора точно этого стоила. О чём Кира не подумала, так это о том, что ей еще предстоит каким-то образом объяснять папе, что она тут забыла.
Вот черт, придется теперь выкручиваться.
В общем, в отцовский кабинет она просочилась со смешанными чувствами, готовясь то ли к бою, то ли к осаде, то ли к тактическому отступлению и заодно заранее обдумывая пути отхода.
— Я на минутку забежала, просто соскучилась, — заявила Кира, как только они остались вдвоем. — На самом деле я хотела с тобой поговорить, но не сегодня, а тут просто пришлось спасаться бегством от одного из твоих красавчиков — кстати, видел, какое у него было лицо, когда ты появился? — она жизнерадостно хмыкнула. — Он, кстати, ничего, слеповат немного только. Зато у меня со зрением всё в порядке, и я вижу, что не вовремя, а ты ужасно занят, так что я лучше побегу, поболтаем вечером, — бодро протараторила Кира, одновременно пятясь к выходу.

Отредактировано Kira Hart (2020-10-09 18:12:59)

+9

3

Август выдался каким-то подозрительно спокойным. Не то, чтобы вызовов не было совсем, все было, как обычно, среднестатистические преступления, ряд ложноположительных сообщений аля “Я видел Того-кого-нельзя-называть на Таймс-Сквер”, причем обязательно в районе полуночи, ведь никакой порядочный Лорд не будет прогуливаться по Лондону среди дня, находясь в розыске. То ли дело ночью, когда все обычные люди послушно засыпают в своих кроватках, словно волнистые попугайчики, чью клетку завесили покрывалом.
Руфус едва слышно фыркнул. Не то, чтобы он был сильно против внепланового отпуска в стане врага, разве что все это казалось слишком уж подозрительным. Никогда не знаешь, где рванет. Оставалось лишь держать нос по ветру, да пытаться вовремя учуять дым.
Вопреки обыкновению, отчетов меньше не становилось. Еще этот чертов декрет… Все эти бюрократические процедуры по его продвижению отнимали уйму времени. Гора дел, которая свалилась на него еще несколько лет назад, только росла и множилась, и явно не планировала становиться меньше, сколько бы часов своего внерабочего времени он с ней не сидел.
Сделав пару пометок в преинтереснейшем черновике, Руфус вышел из своего кабинета и как раз собирался обсудить нижеизложенное с аврором О’Флаэрти, как взгляд прямо-таки собой зацепился за милое личико, которого здесь быть не должно. Главе Аврората понадобилось пару секунд, чтобы оценить обстановку. Мужчина повертел волшебную палочку между пальцев, задумчиво окидывая взглядом подчиненных и, остановившись на нужном ему лице, легким движением кисти впечатал папку с пергаментами аккурат в её грудь.
- Аврор О'Флаэрти, будьте так добры, переработайте записи в этих бумагах. Я сделал несколько пометок, - читай: “очень много к чертям собачьим придется переписывать”, - И жду финальный вариант сегодня к шести, - иными словами, пальцами придется поработать изрядно.
Вернувшись взглядом к дочке, а потом к застывшему перед ним молодому аврору с поистине вдохновенно-оторопелым выражением лица, который все еще продолжал переводить взгляд с него на Киру, Руфус вопросительно поднял одну бровь, а спустя секунду вторую, вертя на языке идею с дополнительной работой, которую можно было дать парнишке, который вот уже несколько минут как стоял как дуб.
- Я… Ээ… Там… Я пойду, да?.. Я пошел по-о-оработаю, командор.
Развернувшись на каблуках, юноша поспешно растворился по направлению своего стола, напоследок окидывая юную девушку долгим взглядом сзади. Да, она весьма хороша собой. Нет, я не встречаюсь с малолетками. Да, я прекрасно осведомлен как это может выглядеть. Разве у такой молодой особы не может быть важных дел в кабинете главы Аврората? Может быть это один из новых секретарей, да кто угодно... Тоже мне, Санта Барбару развели. Ха! Мужчина возвел глаза к потолку.
- Проходите, мисс Харт.
Открыв перед Кирой дверь, Руфус пропустил дочку вперед и звучно ругнулся, споткнувшись о пронырнувшего аккурат между его ногами крапчатого низзла. Зефир, издав оглушительное мурчание, тут же рванул к девчонке, начиная вертеться перед ней, словно самый настоящий домашний кот в жажде ласки. Тарахтящий. С ума сойти можно!
Быть может, он так передразнивал Киру? Этот проныра в одночасье становился таким образцово хорошеньким, стоило только дочке появится в поле его зрения. Мелкий подхалим.
- Видел, Кира. Он, честно говоря, просто охренел, - другого слова было не подобрать. Руфус смерил дочь проницательным взглядом, уже с минут пять как прикидывая варианты, которые могли привести её в ДОМП, и отметая один за другим. “Папа, я беременна” - не подходит, явно бы сказала в домашней обстановке, предварительно подготовившись. “Папа, я женюсь и уезжаю в Альбукерке” - точно нет, это было бы в приятном ресторане где-нибудь в китайском квартале когда он будет добр и сыт. Лет через пять, не меньше. Какие такие чаяния могут привести восемнадцатилетнего ребенка к нему на работу? Опять разругалась с матерью? Тогда лицо не было бы столь вдохновенным. Реально встречается с его аврором? Странно… Ведь для этого им нужно было бы сначала познакомиться…
- Да нет, я всегда найду для тебя время, - сграбастав дочь своими крепкими руками, мужчина тесно прижал ее к своей груди, утыкаясь носом в ворох светлых волос и вдыхая их свежий солнечный цитрусово-цветочный запах. Так выросла и все еще казалась такой хрупкой и маленькой. Только вот на шкаф уже поди не посадишь.
- Садись.
Указав дочке на стоящий в его кабинете стул для посетителей, мужчина пододвинул к ней коробочку со свежими бисквитами с вишней и взмахом палочки принялся кипятить и заваривать чай.
- Ты все-таки решила подавать резюме на работу в Министерство? И какой отдел выбрала? Этот, по работе с магглами? Нет? Я помню, ты любишь все эти маггловские штуки. Хм… Комитет спорта? Брутус бы обрадовался, заинтересуй тебя квиддич. Ммм… Международное магическое сотрудничество вряд ли тебе интересно… Неужели Визенгамот?

Это как играть с пятилетним ребенком в угадайку, когда уже давно знаешь ответ. Только вот кто из них двоих во всей этой ситуации вел себя сейчас как ребенок? И твердил себе под нос "только не Аврорат, только не Аврорат, только не Аврорат, ну пожалуйста, Мерлин, я буду хорошим мальчиком, честно!"
Глаза Руфуса прямо-таки светились надеждой, будто бы от этого она могла передумать.

Отредактировано Rufus Scrimgeour (2020-10-14 12:42:28)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/775509.gif

+8

4

Просачиваясь в заботливо открытую перед ней дверь кабинета главы Аврората, Кира запоздало задумалась о том, как эпично вся эта ситуация должна была выглядеть со стороны. Раньше ей это в голову не приходило: папа — это папа, а она сама была слишком мелкой, чтобы думать о таких вещах. Но в этом году ей стукнуло восемнадцать, школа осталась позади, и Кира обнаружила, что время от времени на неё обращают взгляд не только её сверстники, но и настоящие взрослые мужчины. Папа, несмотря на то, что был папой, безусловно относился к этой категории населения, а свои родственные связи они хранили в секрете, и это означало, что окружающие сейчас могли подумать о них невесть что. Так вот почему тот красивый мальчик так прихренел! Упс.

По-хорошему, додуматься до этого ей стоило бы раньше, но после того как у неё приняли документы, Киру переклинило в пограничном состоянии между блаженной эйфорией и нервным возбуждением, поэтому все мыслительные процессы в её голове с перепугу махнули ей ручкой и посылали приветы из весёлого неадеквата. Страшная тайна: Кире тоже бывало страшно. Частенько. Но ничего не боятся только идиоты — гриффиндорцы просто прут вперёд, презирая страх. Вот потому-то мозг и отключается иногда, чтобы не иметь ничего общего с этим безобразием, а после с умным видом сказать своему хозяину: сам дурак. Как будто он тут совершенно ни при чём. Впрочем, почему «как будто»?

— Наверное, мне лучше больше не заглядывать к тебе в рабочее время. На самом деле я и сейчас не собиралась, просто мимо тут проходила и… в общем, так вышло, — быстро свернула фразу Кира, поняв, что это уже был довольно палевный пассаж. Язык мой — враг мой. На выручку ей пришёл папин низзл, примчавшийся к ней навстречу со всей своей пушистостью и утробным урчанием.

— Зефирчик! — радостно воскликнула Кира, сгребая котоподобное создание в охапку и прижимая его к себе. Этого хитрющего безобразника она обожала с самого детства, и Зефир отвечал ей взаимностью. Для Киры он был тесно связанным с папой живым островком тепла, уюта и бескорыстной любви, не раз утешавшим её в минуты душевных невзгод и делившим с ней радость счастливых моментов. Совсем как папа, если разобраться. Только мелкий и весь в шерсти. Зефир даже так же срывался с места после нескольких минут потискушек и звонких чмоков в волосатую макушку, как папа при срочном вызове на службу. Правда, папа мчался спасать мир, а его низзл порой просто вспоминал, что у него тоже есть собственные дела вселенской важности, и с достоинством (но не всегда) отправлялся на их выполнение.

На этот раз, обмурчав её и основательно обтеревшись шерстью об одежду, а также получив порцию воодушевлённых почёсываний где только можно, Зефир расчётливо спрыгнул с рук Киры ровно в тот момент, когда рядом с ней очутился папа, так что из одних тёплых объятий она угодила в другие. Прижавшись поплотнее и обхватив его крепко-крепко, как делала всегда, Кира ткнулась острым носиком ему в плечо. Как и в детстве, все тревоги отступали и пропадали, когда её вот так держали добрые папины руки. Сильный, тёплый, близкий, весь здесь для неё — о чём вообще можно переживать, когда папа рядом? Ну, разве что, о том, чтобы не довести его до сердечного приступа своим, скажем прямо, далеко не образцовым поведением…

Кира крепко зажмурилась, собралась с духом и неохотно отлепилась от папы, чтобы грациозно плюхнуться на предложенный стул, увидела пирожные и заулыбалась: она всегда выделяла вишню среди всех прочих ягод. Но папа же не мог знать, что она сегодня зайдёт к нему! Или мог?.. Не торопясь чересчур озадачиваться по этому поводу, Кира поспешила подцепить за черенок облитую прозрачной глазурью вишенку с ближайшего пирожного и отправила её в рот, пока папа колдовал над чаем. Вишенка вернула ей бодрость духа (хотя основной эффект на самом деле произвела отцовско-дочерняя обнимательная терапия), и Кира снова ощутила себя любопытным лисёнком из сказки, бесстрашно открывающим для себя новый мир.

Продлилось это ровно до первого папиного вопроса, после которого глаза Киры изумлённо распахнулись.
— Как ты узнал?! — выпалила она и только потом сообразила, что знал он пока ещё далеко не всё. Ой. Может, всё-таки вернуться к варианту «Папа, я беременна»?..

Кира поёрзала на стуле. Поправила серёжку в ухе. Погладила торчавшее из чернильницы перо. Потёрла кончик носа тыльной стороной согнутого в суставе пальца. Наконец, вздохнула и подняла взгляд на папу.

— Тебе не понравится, — честно предупредила она. — Я решила пойти в Аврорат.
Пауза. Сердце пропустило два удара. Возможно, даже два сердца синхронно.
— Нет, пап, выдохни, всё не так плохо! — в глубине души (то есть, совершенно откровенно) бодрясь, быстро протараторила Кира.
— Я иду в хит-визарды.

Всё. Вот теперь точно — всё.

+9

5

Для того, чтобы понять, что дело нечисто, не нужно было обладать каким-то особенным уровнем интеллекта. “Так” обычно не выходит само собой, его дорогая дочь не может просто “так” забрести в их департамент. ДОМП - не прогулочная площадь в центре Лондона и не ларек с мороженным, не книжная лавка, не новый модный клуб в маггловском квартале и не паб с коктейлями, которые заставят тебя потерять голову хотя бы на пару часов. Руфусу не нужно было торопиться делать выводы, которые сложились в его голове сами собой, словно палочки для счета, стоило ему увидеть фигурку дочери в холле Аврората.

Зефир, должно быть, без труда уловив его эмоциональное напряжение, пусть и совершенно незаметное внешне, тут же забрался к юной ведьме на колени, явно вознамерившись от нее сегодня не отлипать. Не мудрено, Руфус скучал по дочери просто чертовски, пусть во время работы у него не было свободного времени, чтобы поймать себя на этом чувстве, оно, увы, никуда не девалось и не исчезало из его груди, напоминая о себе короткими одинокими ночами.

- Ты пошла куда!?

Кружка, ставшая жертвой его локтя, который настиг ее в резком повороте и столкнул с тумбочки, была поймана аккурат над полом проворной рукой. Перехватив ее за ручку, мужчина вернул ее на тумбу и ровной отнюдь не дрожащей рукой налил в нее чай. Он выдохнул. Действительно выдохнул, как она и сказала. А затем заставил сервиз левитировать на его рабочий стол, не обращая внимания на лежавшие на нем бумаги.

Хиты… Его дочь решила пойти в хиты. Собственно, а чего ты от нее ждал? Не возьмешь ты, возьмут другие. У Киры была хорошая боевая подготовка. Да что там, она была бесподобная… Мало кто из его стажеров обладал всеми навыками, которыми он обучил свою дочь. Кроме того, она была умна и начитана, ответственна, высокоморальна и полна энтузиазма спасать несчастных людей от всякого рода ублюдков. Это была его дочка. У нее были его гены, его линия подбородка, его ямочки на щеках, его сноровка, а по интеллекту и хитрости она определенно превзойдет своего “учителя”, если не сказать, что делала это уже сейчас.

Фамильяр приглушенно заурчал, пряча острые когти в своих мягких лапах и передернув острыми ушами, принялся устраиваться на блаженную лежку. Кира уже давно не была той маленькой девочкой, да только пушистый низзл не становился меньше, с удивительной виртуозностью удерживая равновесие и переступая с лапы на лапу, прежде чем свернуться в аккуратный мягкий клубок крапчатого меха.

Кисточка его хвоста вильнула туда сюда. Оставив один глаз открытым, Зефир посмотрел на своего хозяина и затем закрыл и его тоже, используя тот самый прием, который был совершенно противозаконным. Умиротворение, которое буквально источал Зефир, вызывало чуть тлеющее тепло в его груди и обволакивало, словно мягкое одеяло рано по утру. Мужчина бросил на фамильяра, который усиленно делал вид, что он “как бы ни при чем”, укоризненный взгляд. Зефир звучно зевнул, продемонстрировав свои заостренные зубы и выпростал одну лапу, болтая ею по воздуху и отгоняя невидимых мозгошмыгов.

- Гарет уже принял тебя? Одобрил твое заявление?

Взяв кружку с чаем в ладони, Руфус не стал садиться и остановился рядом со своим столом, рассматривая свою так быстро ставшую взрослой и самостоятельной дочь. Он сделал глоток, затем еще один. Ее стремление было благородным. Только вот…

- Кира, - опустившись рядом с ее стулом на корточки, мужчина поймал ее взгляд своими проницательными и жутко теплыми сейчас глазами. - Мы официально находимся на пороге войны. Да что там, эта война уже идет. Я понимаю твое желание… Учиться, развиваться, идти по моим следам. Но я не хочу, чтобы ты делала это сейчас. Эта работа опасна как никогда. Неопытный стажер - первая мишень на поле боя. Я не хочу потерять тебя, понимаешь? Я никогда не прощу себе, если какой-то придурок попадет в тебя заклинанием или если ты напорешься на нечто проклятое и… будешь травмирована, понимаешь?

Нужно будет обязательно поговорить с Брином об этом. Он отец, он поймет его чаяния. Он не откажет ему в просьбе. Ведь не откажет?.. Ох, он уже ни в чем не мог быть столь уверен.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/775509.gif

+8

6

Ещё прежде, чем она договорила, в ситуацию, почувствовав запах жареного, снова вмешался Зефирчик: животные обладают потрясающей эмпатией и интуицией, а низзлы — тем более. Когда пушистое создание запрыгнуло к ней на колени и, грациозно потоптавшись по ногам, свернулось мягким клубочком, Кира почувствовала себя чуточку увереннее и ласково запустила пальцы в мягкую и тёплую кошачью шерсть — это был самый простой способ сказать ему «спасибо».

На папу её слова, как и следовало ожидать, произвели большое впечатление. Это было видно уже хотя бы по его дёрнувшемуся локтю: резкое движение привело к падению кружки со стола. Но пола она так и не достигла — была перехвачена в полёте. Феноменальная реакция.

— Круто, пап! — самопроизвольно вырвалось у Киры. — Хорошо, что ещё пустая.

Она мимолётно улыбнулась, реагируя на это маленькое происшествие, но быстро посерьёзнела. В первые секунды вид у папы, честно сказать, был так себе. Во всяком случае, не обрадовался он совершенно точно. Густой патокой повисшее в воздухе эмоциональное напряжение быстро захватило Киру и, возможно, заставило бы её пружиной вскочить со стула и начать мерить шагами кабинет начальника Аврората, если бы не Зефир. Стоило отдать ему должное: этот хитроумный пушистик умело применял тактику успокоения и сдерживания обеих сторон переговорного процесса. Поистине волшебное существо. Тонкие пальцы Киры продолжали скользить по его гладкой шёрстке, периодически зарываясь в неё, и постепенно эти движения становились всё более плавными и размеренными, хотя сама Кира этого не замечала.

Она внимательно, не в силах оторвать взгляд, наблюдала, как папа разливает чай по чашкам. Вот уж у кого все движения были отточенными, твёрдыми и уверенными. Кире с самого детства нравилось смотреть на его руки — они были для неё живым воплощением надёжности, безопасности и стабильности. И сейчас ничего не изменилось — только недавнее резкое движение локтя на этом фоне выделялось особой гротескной яркостью. Кира прикусила губу. В то время как Зефир мирно урчал и сопел на коленях, на душе у неё скребли кошки.

«Гарет»…
— Мистер Брин?.. — отлепив взгляд от кружек с чаем, переспросила Кира и вопросительно посмотрела на папу.

Ну да, разумеется, они ведь служат в одном департаменте, начальники соседних отделов, наверняка хорошо друг друга знают. Может быть, даже дружат. Вот сейчас папа пойдёт и скажет ему — не в службу, а в дружбу, не бери эту девочку.

Нет, папа не мог так поступить. Это ведь… нечестно и несправедливо. Почему она не может быть хит-визардом? Он же сам ей столько всего показал и столькому научил! Кира насупилась.

— Пока точно не знаю, — со вздохом призналась она. — Мне обещали сообщить в ближайшее время.

Забегать вперёд было страшно, но в глубине души Кира чувствовала, что подходит для этой работы. Ей даже казалось, что она сумела это показать. Но у местного руководства могло быть своё мнение на этот счёт, и Кира старалась не слишком полагаться на собственные надежды — так нетрудно и выдать желаемое за действительное. Посмотрев на папу, она тоже взяла со стола чашку и, подув на чай, отхлебнула глоточек, едва не ткнувшись в горячую жидкость носом с расстройства. Но почему она чувствовала себя расстроенной? А ответ был прямо перед ней — пил чай и смотрел на неё тревожными, тёплыми глазами. Кира почувствовала, что рука у неё начинает дрожать, и поспешила поставить чашку на стол.

Когда папа присел рядом с ней на корточки, она была очень занята попытками сохранить ровное дыхание и унять заметавшееся сердцебиение. Она понимала всё, что он говорил, знала, что им движет беспокойство за неё. Но… но… Кира втянула воздух, чуть шмыгнув носом.

— Это от чая, — пояснила она. — Горячий.
Нужно было найти в себе силы. Вот сейчас. Только ещё один вдох и выдох.
— Папа… — губы Киры на мгновение сжались в строгую тонкую ниточку. — Я понимаю, правда.
Она протянула руку и поправила чуть завернувшийся воротничок его рубашки.
— Но если у нас действительно начинается война, я всё равно буду в опасности, как и все остальные, даже если запрусь дома и перестану выходить на улицу. Я не хочу хоронить себя заживо только потому, что кто-то пытается нас запугать. Кем я вообще после этого буду? Ты сам меня многому научил, я могу быть полезной! — Чем дольше Кира говорила, тем больше чувствовала уверенности в своих словах и тем твёрже звучал её голос. — И хиты ведь необязательно участвуют в боевых операциях. И даже делами с тёмной магией не занимаются. У тебя и твоих авроров работа намного опаснее.

Под конец тон Киры снова смягчился, и в нём появились уговаривающие, упрашивающие нотки. Папа всегда будет переживать и беспокоиться за неё, это было понятно. Но она-то ведь выросла и не может вечно прятаться за его спиной.

+8

7

Восемнадцать. Ей уже восемнадцать. Эта цифра не кажется такой страшной, когда ты магией зажигаешь свечи на ее День Рождения или даришь подарок, который она так хотела. Эта цифра не кажется такой большой, когда у нее выпускной или когда она хвастается в письме выдающимися результатами экзаменов. Если бы эта девчонка не была твоей дочерью, чтобы ты сделал Руфус Скримджер? Если на секунду отстраниться от осознания того, что твоя маленькая дочурка повзрослела, со всеми ее навыками, ее острым умом и не менее острым языком, такие кадры - бесценны. На месте главы Хитов, он бы забрал ее, не глядя, и пусть сама она в силу своей юности и неопытности не могла оценить себя до конца, ты, как отец, знаешь ей цену.

Как и цену ее жизни, которую так боишься потерять.

Время утекло сквозь его пальцы, словно теплый и сухой пляжный песок, а он даже не заметил его хода, так увлеченный своей работой с перерывами на долгие прогулки и мороженое, щедро сдобренное ее смехом и маленьким перепачканным в вишне и шоколаде носиком.

Ее пальцы гладят мягкую шерсть, и Руфус Скримджер не может сделать ничего, чтобы хоть как-то прикрыться от обволакивающих ощущений своего фамильяра, которыми тот столь бесцеремонно делился. Да. Это было приятно. Когда ее пальцы гладили так, осторожно проходясь по загривку, по забитым от тренировок мышцам на плечах. Невозможно было нервничать, когда тебя успокаивали так, что все более-менее веские мысли просто-напросто рассыпались в голове на отдельные слова да куски бессмысленных фраз… Зефир приглушенно затарахтел, осторожно выпуская когти и покалывая им девичью коленку, давая понять, как ему нравится, а затем вновь пряча коготки в мягких подушечках на своих лапах.

- Как ты сама оцениваешь свои успехи? - Руфус потянул ладонь, ласкающе касаясь ее щеки, а затем убирая прядку, упавшую на скулу, за ее ушко. От сердца отлегло и стало немного легче дышать. Результатов еще не было, а это значило, что на окончательное решение можно было попробовать повлиять. Только вот как он себе это представляет? Здравствуй, Гарет, к тебе тут сегодня приходила моя дочь, записываться на стажировку, так вот, не мог бы ты оказать мне услугу и отказать ей в приеме? Чушь… Если произнести это вслух, тоном обеспокоенного отца, звучать, должно быть, будет только хуже. Нужно было придумать что-то еще, только определенно не стоило говорить об этом Кире.

Только вот когда она смотрела на него так, он, похоже, готов был разрешить ей что угодно. От проницательного отцовского взгляда не укрылось ни то, как задрожали ее тонкие изящные пальцы, ни то, как стали мокрыми глаза. Чай… Пусть виной будет чай. Мужчина кивнул, улыбаясь ободряюще и делая вид, что поверил, пусть они оба прекрасно знали, что нет. Пальцы уже нащупали платок, и Руфус, вытащив его из нагрудного кармана своей форменной мантии, протянул его дочке.

- Все время забываю, что ты не пьешь такой обжигающий. Извини, - уронив взгляд на ее пальцы, мужчина приглушенно усмехнулся, и снова поднял глаза на нее, обращаясь во внимание.

- Ты очень талантливая волшебница, Кира. Очень. Я не перестаю гордиться тем, что ты моя дочь, - он улыбается ей теплой ободряющей улыбкой. - Тебе рассказывали про работу подразделения хитов? Пусть они не занимаются преступлениями, связанными с темной магией, эта работа не менее опасна и важна. Двинувшийся маг с высокими интеллектуальными способностями без труда способен ранить членов дежурной группы обычным ножевым. Хит-визарды, как и мы, прибывают на любой вызов о помощи, зачастую не обладая полной информацией о произошедшем. Это может быть рядовое ограбление, банальный суицид, или мальчишка, внезапно решивший убить всю свою семью, - Руфус понимал, что это были не те подробности, о которых он, как отец, стал бы говорить со своим ребенком. Поэтому он говорил с ней, как глава Аврората с будущим силовиком. -  Преступнику не нужно обладать высокими талантами в Темной магии, чтобы ранить на смерть. И вызовы, которые могут показаться никак не связанными с Темной магией, порой заканчиваются смертельным проклятием, брошенным аккурат кому-нибудь в грудь. Но я понимаю, что мои слова, как отца, который просто хочет тебя уберечь, могут звучать не так авторитетно. Поэтому я попрошу мистера Брина посвятить тебя в специфику работа отдела лично… Если, конечно, он сочтет твою кандидатуру подходящей. Ты должна знать, с чем ты можешь столкнуться, Кира. Более того, ты должна быть уверена, что сможешь среагировать быстро, и я… я хочу быть уверен, что ты готова к этой работе.

Сорок огненных мантикор, разве к этому вообще можно быть готовым? Как ты себе это представлял, Руфус, будешь держать ее в заточении вечность, где-нибудь между кухней и каморкой для метел с редкими прогулками на аттракционы и мороженным по воскресеньям? Она зачахнет, так и не успев раскрыть свой талант.

- Я выделю на неделе день, в который мы будем продолжать твои... тренировки. Мы давно этого не делали, стоит вернуться к этой практике, - Руфус Скримджер берет в руки ее кружку с чаем и, подув на воду, делает глоток, убеждаясь, что чай чуть-чуть подостыл. Вложив в одну ее руку - пухлую кружку, в другую - вишневый бисквит, мужчина поднимается на ноги, приглушенно кряхтя что-то явно неразборчивое из-за стрельнувшей боли в своем колене. - Но врать не буду, твоему выбору я не рад. Лучше бы ты выбрала квиддич, Кира.

Отредактировано Rufus Scrimgeour (2020-11-01 18:43:02)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/775509.gif

+8

8

Кира сидела, наглаживала Зефира, пристроившегося у неё на коленях тёплым комком живого веса, и думала, думала, думала.

Папа должен был её понять. Не может же быть такого, чтобы он её не понял? Вот мама — там другое дело, уж она-то точно ни за что не поймёт, просто потому, что не захочет пытаться. Для неё любое упоминание ДОМП — как красная тряпка для быка. Но это всё потому, что она так и не смогла смириться с папиной Работой когда-то беспредельно давно, чуть ли не двадцать лет назад. И очень глупо, потому что, во-первых, она благополучно вышла замуж, а во-вторых, просто нелепо переносить свои старые травмы на своих детей. Киру это ужасно злило. И расстраивало, конечно. Зато теперь ей уже было восемнадцать, и она могла жить отдельно и сама решать, где и кем ей работать.

Только Кире очень сильно хотелось, чтобы папа её поддержал. Не в смысле помог трудоустроиться — упаси Гриффиндор! И это не говоря уже о том, что при таком «зашкаливающем» энтузиазме, с которым он встретил её решение по поводу места работы, успех был весьма сомнителен, — а просто так, морально. Это, в конце концов, и было для Киры самым главным: чтобы папа был рядом и гордился ею. Она всё рассчитала. Эта работа подходила ей максимально. Во-первых, Кира хотела ловить преступников. Во-вторых, её влекла возможность решать сложные задачки и не протирать при этом стул в кабинете. В-третьих, адреналин — он ей точно был нужен, как и возможность сбросить лишнее напряжение через физическую активность. Это было то, что касалось непосредственно её самой — а дальше начинался следующий блок. А) В подразделении хит-визардов она должна была стать ближе к папе, потому что хотя бы на работе они точно будут соседями. Б) Здесь папа стопроцентно сможет следить за её успехами и быть в курсе событий. Правда, он точно так же мог замечать и её провалы, но это лишь приводило Киру к пункту В) Когда папа поблизости, повышается мотивация не накосячить.

Увлечённая своими размышлениями, Кира мягко стиснула Зефира, который только что деликатно поскрёбся ей об коленку коготками, что она воспринимала как знак удовольствия и проявление благодарности. Кира тоже была до крайности благодарна низзлу за его пушистую поддержку. Человечество, по её мнению, не придумало ничего хуже ожидания, и сейчас она зависла в этом томительном состоянии в преддверии родительского вердикта.

Очень хотелось зажмуриться и переждать эти страшно долгие секунды, отделявшие её от папиных слов, которые он должен был сказать вот теперь, когда у неё кончились первые аргументы. И что значит «первые»? Можно подумать, у неё были другие. Так странно: Кира не раз пыталась прикинуть, как будет проходить этот разговор, мысленно готовилась, собирая подшивку доводов «за», а теперь они все как-то вдруг выскользнули у неё из головы, оставив ей одну звенящую пустоту. Бом-бом-бом.

Но папа был папой, и вместо строгих слов и безапелляционных вердиктов Кира ощутила мягкое и заботливое прикосновение тёплой родной руки к щеке, а за ним последовал спокойный вопрос и понимающий взгляд. Кира снова подняла глаза. Улыбнулась. И поняла, что протянутый ей платок, возможно, будет совершенно не лишним. Кира машинально помяла его пальцами, глядя на папу, чувствуя, что тает, как воск под язычком пламени свечи.

— Мне кажется, я подхожу для этой работы, — поделилась она тем, о чём боялась говорить вслух, чтобы не спугнуть удачу. Впрочем, в глубине души Кира знала, что дело было не в фортуне. — Я чувствую, что это именно то, что мне нужно! И, по-моему, с предварительными испытаниями я справилась неплохо, — скромно закончила она.

Папа не ругался и не отговаривал её. Он улыбался, очень тепло и как-то по-настоящему, и Кира сразу почувствовала себя в сто раз свободнее, чем две минуты назад. Ей даже начало казаться, что ещё немного, и она воспарит над полом вместе со стулом и Зефиром на руках. Потом папа снова начал говорить, и говорил довольно долго. Кира жадно впитывала каждое слово, каждая фраза оживала у неё в голове объёмной картинкой, и все они были страшными, но в то же время странно чарующими и манящими. Ей уже не терпелось сорваться с места и нестись туда, разбираться с сумасшедшим, но очень хитрым магом, самым тривиальным ограблением и несчастным мальчишкой, порезавшим собственную семью. Всё это было совершенно ужасно, это несомненно. Но Киру никогда не пугал вид крови и ран, и мёртвых тел, как она думала, тоже, а кто-то всё равно должен был заниматься этой работой — так почему не она? В общем, чем дольше говорил папа, тем больше у неё загорались глаза от предвкушения активной и не лишённой смысла деятельности. Только…

— Папа? Может быть, ты не будешь ни о чём просить мистера Брина? Мне бы не хотелось, чтобы он относился ко мне как-то особенно, а если ты с ним поговоришь… Ну, ты же понимаешь! — Она повела плечами, потому что на миг представила, как на неё может смотреть потенциальный будущий начальник, если узнает, что она дочь того самого Скримджера, и ей это не очень понравилось. Она должна пройти этот путь сама, и никак иначе!

Но Кира вмиг забыла думать обо всём этом, когда папа заговорил о тренировках. Её лицо просияло, и она чуть не подпрыгнула на месте, рискуя потревожить Зефира.

— Тренировки? С тобой? Правда-правда?! — Восторгу Киры не было предела. Это же, наверное, целый дополнительный час — а то вдруг и больше? — который она будет проводить вместе с ним каждую неделю, да вдобавок с такой пользой! …И как, наверное, тяжело ему всё это давалось.

Кира даже не заметила, как в её руках появились кружка и бисквит с вишенкой, недоумевающе глянула на них и снова перевела взгляд на главного мужчину в своей жизни.

— Папа, ты лучший, — со всей серьёзностью заявила она. — Я думаю, что мне с тобой безумно повезло. И… Я очень тебя люблю.

Бисквит и чай нашли своё пристанище на рабочем столе главы Аврората, Зефир вынужденно спрыгнул на пол, а Кира подскочила к папе и порывисто, немножко по-детски, его обняла, прижимаясь и стискивая его крепко-крепко.

+6

9

Кейт его убьет. Мысль приходит в его голову внезапно, взрываясь одной горящей петардой, и заставляя закрыть лицо пальцами и подавить стон. Сколько они не общались? Месяц, два? Последний их разговор закончился громким скандалом, на тему подобранной им для Киры квартиры, громкими обвинениями в том, что это он виноват, что их дочь выросла такой своевольной и упрямой, в том, что она не может с ней справляться, в том, что он своим присутствием в жизни Киры испортил все, что только можно было, настроил дочь против матери и лучше бы никогда не появлялся в ее жизни.

Он чувствовал себя так, словно бы ему снова девятнадцать, только вот ему давно не было. Что же будет, когда Кейт узнает, что их дочь пошла по его стопам? Взять внеплановый отпуск и бежать вплавь к канадской границе? Слечь в Мунго с чем-то страшным и абсолютно заразным? Он совершенно не знал, как говорить с женщиной, которую когда-то так сильно любил. Его сердце давно не планировало биться, только вот трещина в нем заживала чертовски долго, мучая его по ночам, по судам, по дознаниям и допросам…

Он давно не мальчишка. А мужчины не бегут от неприятных разговоров и не прячут голову в песок. Уж лучше эта ударная волна обрушится на его голову, чем Кейт в очередной раз прижмет Киру и доведет ее до истерики. Должно быть, одобрение матери было необходимо девчонке, словно глоток воды в жару в пустыне. Лишать ее одобрения отца явно не стоило.

- Да. Да, ты определенно подходишь для этой работы, - Руфус на какое-то мгновение поворачивается к ней спиной, упираясь ладонями в стол и сжимая губы в тонкую полоску. Его ребенка не могли напугать ни трупы, не загадочные происшествия, а ритуальные убийства, должно быть, и вовсе вызовут интерес. Вся в папочку.  - Ты умная. Быстрая. Сообразительная. По некоторым дисциплинам значительно обходишь меня. Твоя подготовка будет лучше, чем у доброй половины действующих стажеров, потому что я тебя научил. Но это не значит, что я разом перестану за тебя беспокоится.

Кот, сидящий на чужих коленках, переворачивается на спину и звучно зевает, подставляя под руки пушистое пузико. Нет, это вот совершенно запрещенный прием. Руфус словно бы видит его сквозь затылок, разворачиваясь и собираясь забрать обнаглевшее создание с чужих коленок, только вот Зефир, звучно мявкнув, повисает плече, забираясь повыше и заводя свой внутренний трактор. Негодяй. Длинные сильные пальцы проскальзывают в подшерсток на чужом загривке, поглаживая так, как он любит.

- Я поговорю с Гаретом, Кира. И это - не обсуждается. Если ты действительно хочешь работать в ДОМП, будь готова мириться с особенным отношением к себе. В конце концов, ты моя дочь. И я… Я все же очень надеюсь, что в какой-то день я смогу этого не скрывать, - мужчина возвращается к столу, усаживаясь в свое кресло и протягивая руку к ежедневнику, раскрывая его на нужной странице.

Когда она обнимает его так, весь мир словно бы превращается в одно теплое не важно что, просто продолжай делать это и все определенно будет замечательно. Отец обнимает дочку, заключая ее в свои крепкие объятья, а затем без особого труда утягивает на колено, прислоняясь губами к виску и вдыхая солнечный запах ее волос.

- Я тоже люблю тебя, Кира, ты даже не представляешь как, - пальцы пролистывают пару страниц.  - Чем ты занята в субботу? - Он бросает ей взгляд, в котором играют озорные огоньки. Знала бы его дочь, с каким восторгом к этим часам вдвоем относился сам он… Будь у него маховик времени, его жизнь целиком состояла бы из этих часов вдвоем, но к сожалению, он мог лишь надкусывать это хрустящее яблоко беззаботной жизнерадостности… Да класть обратно, до лучших времен. Или свободного времени в календаре.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/90/775509.gif

+7

10

Кира, конечно, не знала, что заставила папу подумать о маме. Маму она пока ни о чём думать не заставляла, потому что не сообщила ей о том, что пошла на собеседование в хит-визарды, ровным счётом ничего. Она решила, что это можно и нужно отложить до лучших времён — то есть, желательно примерно навсегда, но это вряд ли могло выгореть, поэтому Кира просто надеялась потянуть с этим как можно дольше, а там будь что будет. Папа её поддержал, и это было главное. А мама… мама всегда была недовольна всем, что она делает. И если не делать ничего, она всё равно была недовольна. Кира, правда, не очень-то и пыталась ей угодить, особенно в последнее время, поэтому такой результат, наверное, был закономерным. Да и не подружки же они, чтобы всем делиться и переживать потом, если что-то пошло не так. Вот ещё.

Но Кира, конечно, переживала. Просто она в этом никому не признавалась. Даже самой себе.

— Естественно, подхожу! — с готовностью подхватила она, уцепившись за первую же возможность отвлечься от своих смутных страхов, вызванных перспективой общения с матерью и гипотетическими вытекающими из него последствиями.

«Ты умная».
— Ну, наверное.
«Быстрая».
— Точно.
«Сообразительная».
— Ага.
«По некоторым дисциплинам значительно обходишь меня».
— Ой, ну нет, пап, — Кира смешно сморщила нос. — Но буду! — тут же с энтузиазмом прибавила она, бросая вызов законам логики и здравого смысла, прозрачно намекавшим на то, что опыт начальника Аврората ей в обозримом будущем не переплюнуть. В конце концов, дети должны превосходить своих родителей! В чём-нибудь. Когда-нибудь.
— И разумеется, моя подготовка лучше, чем у большинства стажёров. С ними же не занимался самый главный аврор магической Британии! — в голосе Киры отчётливо звучала гордость: за себя, за папу и за всю страну, которой с ними обоими, без сомнения, крайне повезло.

Зефир ловко перебрался к ней на плечо, умудрившись при этом ни на секунду не перестать издавать своё умиротворяющее утробное мурчание. Кира уже не первый раз ловила его на этой сверхспособности. Наверное, в такие минуты низзл общался с ними на каких-то особых звуковых частотах, воздействовавших на психику, как мощный антидепрессант. И, хотя весил Зефир немало, у Киры было такое ощущение, словно у неё гора упала с плеч.

— Скажу тебе по секрету, — начала она, снова поднимая взгляд на папу. — Несмотря на всю уверенность в том, что ты самый крутой, сильный, умный и смелый волшебник среди всех, кого я знаю, я тоже иногда за тебя беспокоюсь. Так что, видимо, это никогда не пройдёт, — оптимистично закончила Кира.

Она уже хотела возмутиться, когда папа вдруг заявил, что всё равно поговорит с мистером Брином, обсуждению это не подлежит, прими и смирись. Это что, нормально? Ну, кто так делает вообще?! Папа!!! Но тут он внезапно закруглил свою мысль такой неожиданной подсечкой под колени, что вся воинственность Киры незамедлительно отправилась в нокаут, предварительно сделав в воздухе сальто мортале и обернувшись в процессе стайкой золотистых бабочек, весело хлопающих невесомыми крылышками в сиянии солнечного света. Кира так и замерла, открыв рот, попыталась что-нибудь сказать, бессильно развела руками и закрыла рот снова.

— Это был запрещённый приём, — опомнившись, констатировала она без тени упрёка. — Ты же знаешь, как я этого хочу, правда? — промурлыкала Кира уже из тёплых папиных объятий, ткнувшись острым подбородком ему в грудь, и улыбнулась.

Ладно. Пусть говорит с мистером Брином, что с ним сделаешь. Если решил, своего добьётся непременно. Упрямый — почти как она сама!
— Значит, придётся мне побыть особенной, — усмехнулась Кира, принимая неизбежное. Она охотно, как в детстве, приземлилась папе на здоровое колено, инстинктивно обвивая рукой его шею и слыша довольное сопение Зефира возле уха.

Взгляд в ежедневник, вопрос о субботе — Кира уже знала, какие у неё планы на этот день. Всё можно было перенести и все могли подвинуться, если речь шла о возможности провести время с папой вдвоём.
— Гоняю тебя по тренировочному залу и довожу до белого каления своим безудержным стремлением в совершенстве повторить то, чему ты будешь меня учить, — ни на секунду не задумавшись, отрапортовала Кира и умолкла, прижавшись ненадолго виском к отцовской щеке.

— Папа, я уже говорила? Ты — лучший. — Её лицо вдруг осветила озорная улыбка. — Но и я тоже ничего.

+5


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [28.08.1977] Работа не волк, работа - work!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно