Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [03.01.1978] Кровные узы


[03.01.1978] Кровные узы

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

КРОВНЫЕ УЗЫ


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/121602.jpg

Участники: Sandrine Sallow, Aedan Avery

Дата и время: 3 января 1978

Место: Эйвери-мэнор

Сюжет: определить наличие кровного родства нетрудно — но как с ним жить после?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+6

2

Третье января у Сандрин было выходным. Так что после ночной смены она успела выспаться, как следует отдохнуть и на встречу шла бодрая и сосредоточенная.

Письмо с указанием о том, к кому и почему она направилась, действительно осталось лежать в верхнем ящике стола. На само письмо девушка наложила хамелеоновые чары, а ящик заперла при помощь клаудера. Ключ, который позволял его отпереть, лежал среди ее украшений. Маловероятно, чтобы кто-то надумал обыскивать ее спальню в ее отсутствие сегодня, а потому и шансы, что кто-то что-то узнает раньше времени, были невысокими. Прибегать к более сложным мерам Сандрин посчитала излишним. Все-таки она не с Волдемортом на свидание идет, а с отцом, которому их сотрудничество может оказаться выгодным. Каким именно образом, Сандрин пока не до конца представляла, но от их разговора на приеме у Блетчли у нее осталось впечатление, что отец увидел в ее появление больше плюсов, чем минусов.

- Эйвери-мэнор!- выкрикнула девушка, заходя в камин, и уже через несколько секунд вышла в прихожей поместья отца, отряхиваясь от золы.

Поместье... впечатляло. И Блетчли, и Монтегю, конечно же, жили не многим в менее роскошных условиях, но и там Сандрин бывала чаще гостьей, а не постоянным обитателям. Родителям же на свадьбу отец матери подарил большой, просторный дом в магическом пригороде Лондона, но он был далек от фамильных поместий. Тем более, от фамильных поместий истинно чистокровных семей. Тут все будто бы дышало магией и историей.

"А ведь я могла бы вырасти здесь..." - думала Сандрин, следуя за домовым эльфом, который вел ее в кабинет отца.

Она не позволяла себе слишком активно вертеть головой и разглядывать коридоры, по которым они шли, это было бы неприлично. Но и то, на что она успевала обратить внимание, впечатляло достаточно сильно. Сандрин не испытывала ни злости, ни зависти. Ее жизнь до нынешнего момента складывалась не так уж плохо, чтобы вызывать в ней сейчас столь сильные эмоции. Но сожаление о том, что могло бы быть, но так и не произошло, все-таки присутствовало. Однако, если бы его не было, если бы девушка была полностью удовлетворена тем, что у нее было сейчас, и тем, что ждало впереди, она бы и не подумала прислушиваться к бреду матери. Так что сожаление представлялось очень полезным чувством.

- Добрый вечер, мистер Эйвери, - произнесла она, переступая порог кабинета.

+4

3

Начало года выдалось особенно бурным. Из-за принятия Декрета Крауча всё Министерство стояло на ушах. В законодательных структурах всё кипело и бурлило, словно в адских котлах. На беду, Департамент международного магического сотрудничества остаться в стороне никак не мог. Основные беды, конечно, сваливались на бюро интернационального законодательства, но, к некоторому сожалению Эйдана, все итоговые решения проходили через его рабочий стол и требовали его внимания и участия. К счастью, они с Роули являлись адептами одной религии, и это оставляло надежду хотя бы на то, что никакой крамолы в документах проскочить было не должно. Отчасти по этой причине третьего января Эйдан счёл возможным покинуть своё рабочее место умопомрачительно рано — то есть, строго вовремя. Правда, кое-какие бумаги, которые можно было выносить из Министерства, он прихватил с собой.

Второй немаловажной причиной была встреча с предполагаемой дочерью, назначенная на определённое время вечером того же дня. Вопрос был слишком значимым, чтобы им пренебрегать. Эйдан рассчитывал на то, что ему удастся, как минимум, найти с Сандрин Сэллоу общий язык — чтобы впоследствии выудить из этих непростых межличностных отношений с прелестным рыжеволосым созданием на аврорской службе максимум пользы для их дела. В идеале Сандрин должна была оказывать ему содействие сознательно и добровольно, но если исходить из того, с чем можно было работать на данный момент, Эйдан был согласен и на использование дочурки втёмную. Правда, она меньше всего походила на наивную дурочку, а это означало, что для достижения необходимого эффекта придётся потрудиться. Однако остановить Эйдана это, разумеется, не могло.

Сандрин явилась в Эйвери-мэнор точно к назначенному часу: пока Фобос суетился вокруг гостьи, Деймос доложил хозяину о её прибытии, поэтому Эйдан уже ожидал увидеть волшебницу, когда она появилась на пороге его кабинета. Магдалины, на удивление, не было дома, хотя по закону подлости она должна была почуять неладное и пропустить свидание с подругой. Эйдана всё устраивало.

Заслышав в коридоре тихие шаги, он сложил пергаменты, над которыми сидел, в аккуратную стопку, и убрал их в ящик стола, под ключ. Когда дверь кабинета распахнулась, он уже поднимался с места и застёгивал пуговицу пиджака.

— Добрый вечер, Сандрин. — Эйдан не улыбался, но всем своим видом демонстрировал вошедшей своё расположение. — Проходи, не стесняйся. Как дела на службе? Вокруг новых постановлений сейчас поднялось много шума, мои сотрудники остались без новогодних выходных.

Заполняя паузу не такими уж пустыми, учитывая глобальный характер нововведений, словами, Эйдан приблизился к Сандрин настолько, что смог мягко коснуться ладонью её спины в районе лопаток, жестом приглашая не задерживаться на пороге.

— Фобос, принеси ларец с нашими семейными драгоценностями, — велел он домовику, который тут же понятливо кивнул и исчез.

— Трудно было объяснить дома, где ты собралась скоротать вечер? — Эйдан, наконец, чуть улыбнулся, вспомнив о бдительном надзоре бабушки Сандрин во время приёма у Блетчли. — Или ты просто предпочла этого не делать?

Не то чтобы ему непременно нужен был ответ. Эйдан не собирался долго тянуть с основной целью визита молодой колдуньи. Нужно было лишь дождаться возвращения домовика с его ценным грузом.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

4

Отец ее ждал. Это было приятно, пусть даже и было бы странным ожидать, что чистокровный маг может посчитать допустимым пренебречь договоренностями. Не забывать о назначенных встречах - основы воспитания. Если, конечно же, вы не ставите своей целью оскорбить того, с кем ведете дела.

- Сочувствую вашим подчиненным, мистер Эйвери. Я, благодаря нападениям двадцать третьего декабря, осталась и без участия в битве, и без продолжения отпуска. Так что представляю, как велики их жертвы, - ответила Сандрин таким нейтральным тоном, что в нем в равной степени можно было заподозрить и серьезность, и иронию. - Дела на службе только такие, какими они могут быть после введения Декрета. Коллеги... взбудоражены открывшимися перед нами возможностями.

Говорить слишком подробно девушка, конечно же, не собиралась. Они работают в разных отделах. Делиться всем, что происходит внутри аврората Сандрин не стала бы даже с отцом, который ее вырастил, хотя она знала его намного лучше, чем родного. Особенно, учитывая то, что родного она не знала как человека совсем и в своих выводах о нем основывалась только на открытой информации.  А она, как известно, редко бывает достаточно показательной. В любом случае, в рамках светской беседы ее ответы были достаточны, если не избыточны.

- Я просто предпочла этого не делать, - улыбнулась Сандрин, умолчав о том, что ни перед кем отчитываться и не могло потребоваться, потому что жила она одна в квартире в Косом Переулке.

Возможно, стоило как-то изящно намекнуть отцу на то, что - в случае чего - у общественности будут все шансы узнать о том, что Сандрин -  его дочь и, возможно, погибла от его руки. Но девушке не хотелось вводить в их отношения элементы шантажа. Риск для своей жизни она оценивала как минимальный. Но, если она жестоко заблуждалась, она не стремилась об этом узнать. Пусть лучше ее смерть тогда послужит для дела правосудия. А если она сейчас расскажет о принятых мерах, все может пойти не так. Шансов на взаимное доверие может и не остаться, даже если у отца и нет в голове дурных мыслей. Если же есть, то принятые ею меры могут его не остановить. Он найдет способ и нейтрализовать ее несложные хитрости, и избавиться от Сандрин. Ну уж нет. Либо - все, либо - ничего. Играть более мелко Сандрин отказывалась.

Сандрин прошла внутрь кабинета, окинув его беглым взглядом, и опустился на гостевой стул напротив рабочего стола.

- Должна сказать, что фамильное поместье Эйвери производит приятное впечатление, - обронила она, потому что домовик все еще не вернулся.

+4

5

В отличие от дома Блетчли, где они встретились в прошлый раз, сегодня территория не была нейтральной, однако держалась Сандрин примерно так же, как тогда — вежливо, уверенно, сдержанно и сравнительно свободно. Эйдану это нравилось. Ещё больше ему бы понравилось, если бы примерно так же всё осталось и после того, как она выйдет отсюда сегодня, в идеале — чуть более расслабленной. Впрочем, он отдавал себе отчёт в том, что этим вечером они вряд ли достигнут такого эффекта.

Узнать между делом, что аврор Сэллоу не присутствовала на вокзале во время грандиозного спектакля, устроенного там силами Пожирателей Смерти, было полезно и, в некотором смысле, даже приятно. Конечно, сам он участвовал в этом действе под оборотным зельем, а потому узнать его Сандрин в любом случае не смогла бы. Зато у неё не было и личных переживаний с места событий.

Так или иначе, акцентировать на этом внимание Эйдан пока не стал: тема заслуживала более подробной и обстоятельной беседы, но не теперь. Поэтому он ограничился тем, что ответил на комментарий волшебницы по поводу прерванного отпуска и ироничное замечание о сочувствии его сотрудникам понимающей усмешкой.

— Полагаю, всем сейчас приходится несладко, — примирительно сказал он, не торопясь садиться снова и пока оставаясь на ногах. Коллеги Сандрин, значит, были «взбудоражены». Хорошее слово, нейтральное и ёмкое, под ним можно скрыть любой ворох смыслов.

Сложно сказать, действительно ли Эйвери-мэнор, из которого его гостья успела увидеть лишь холл, лестницу на второй этаж, коридор и тот самый кабинет, в котором находилась, произвёл на волшебницу приятное впечатление, или она просто чувствовала внутреннюю потребность сделать ни к чему не обязывающий комплимент хозяину дома. Эйдан, тем не менее, улыбнулся. Думала ли Сандрин о том, что могла бы жить в этом особняке с детства? Наверняка думала. В следующий миг его лицо посерьёзнело.

— Как здоровье твоей мамы, Сандрин? — Эйдан не подумал об этом сразу, на том рождественском приёме, но осмыслил услышанное пост-фактум и сделал свои предварительные выводы. — Предположу, что, если она рассказала тебе о вероятности нашего родства, значит, она считает, что всё не очень хорошо.

И это было ещё мягко сказано. Избранная линия поведения требовала по возможности щадить нервы потенциальной дочери.

— Если ей нужна помощь… я мог бы поспособствовать её отправке за границу, если ей требуется участие колдомедиков специального профиля, которых, возможно, не хватает в Мунго. Независимо от того, какие результаты покажет наш предстоящий тест, — сдержанно уточнил Эйдан.

Словно эхом к его словам в кабинете снова появился домовик с увитым серебряными узорами ларцом, казавшимся ещё больше в тоненьких ручках ушастого создания. Фобос почтительно вручил ларец хозяину и испарился. Эйдан аккуратно поставил вместилище семейных реликвий на полированную поверхность стола.

— Здесь хранятся фамильные драгоценности рода Эйвери, — без лишнего пафоса пояснил Эйдан. — Открыть ларец может только тот, у кого уже есть один из зачарованных предметов, находящихся в собственности семьи.

Он коснулся крышки перстнем, который носил на руке. Изображённая на поверхности мантикора взмахнула крыльями и смирно уселась на задние лапы. Ларец открылся. Внутри находились, по большей части, украшения, как женские, так и мужские. Пробежавшись по ним взглядом, Эйдан выбрал кулон в виде крупной изумрудной капли на серебряной цепочке и протянул его Сандрин.

— Этот кулон носила моя бабушка. Он зачарован защитными чарами, обычным Protego. Но у него есть ещё одно дополнительное свойство: он теплеет, когда глава семьи хочет видеть его обладательницу.

Пока Сандрин смотрела на кулон, в руках Эйдана появилось ещё одно небольшое изделие из серебра — тонкий нож для бумаги с витой ручкой, заканчивавшейся изображением змеи. Правда, для разрезания бумаг его никто никогда не использовал. Вероятно, потому что его истинное назначение всё-таки было иным.

— Для признания владельца родовые артефакты требуют крови. Готова выяснить наверняка?

Эйдан прямо посмотрел Сандрин в глаза. Он знал, что она не передумает, но обязан был спросить.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

6

Стоило ли рассказывать о сложностях в ее семье, учитывая то, что Сандрин вовсе не рассчитывала на помощь отца в вопросе жизни и здоровья матери? Возможно, потому что смирилась с тем, что ничего уже не получится изменить. Возможно, потому что, выбирая между собой и матерью, выбрала себя. Эгоистично и цинично. Ведь просить слишком много, тем более - сразу же, было бы слишком смело. И Сандрин решила позаботиться о себе, а не о матери. И, увы, не чувствовала перед ней за это вины.

Правда, сейчас отец предлагал сам. Так почему бы и не рассказать правду? Если все пойдет по худшему сценарию, он все равно узнает о ее кончине.

- На маму в Швейцарии наложили какое-то неизвестное проклятие, с которыми ни швейцарские, ни британские целители ничего не смогли поделать, - помедлив, все-таки ответила Сандрин. - Большую часть времени она проводит в забытьи, а когда находится в сознании, то нередко говорит странные вещи. Не всегда понятно, бред это или правда. Про вас она тогда же рассказала. Не думаю, что в здравом уме она бы пошла на такое.

Если уж говорить откровенно, никакой необходимости в этом не было. Сандрин была вполне обеспечена, с нормальными карьерными и даже матримониальными перспективами. Сообщать ей о чистокровном отце, которому ее мать вполне сознательно ничего не сказала о существовании дочери много лет назад, наверняка казалось маме не просто ненужным, но и вредным. Слишком много дополнительных сложностей. А ведь все и так неплохо.

Конечно, мама знала об амбициях дочери, но, скорее, стала бы склонять ее изменить манеру поведения и подход к происходящему, а не искать покровительства со стороны. Ведь саму Вивьен попытки подняться слишком высоко при помощи Эйдана Эйвери завели не совсем туда, куда она планировала. Более того, насколько могла судить Сандрин со стороны, родители были вполне счастливы. Нет, в здравом уме мама никогда бы не стала рисковать целостностью семьи ради призрачных возможностей сделать жизнь дочери еще лучше.

Что ж, болезнь и дочь решили иначе. А потенциальный отец их поддержал.

- Красивый, - задумчиво проговорила Сандрин, беря в руки сделанный без излишеств, но очень изящный и благородный кулон. - И полезный.

Как и многие женщины, она любила украшения. Сдержанно, но любила. Она не испытывала желания скупить каждую ювелирную лавку и сама носила украшения только на приемы и официальные мероприятия, но искусную работу могла оценить и восхититься. И внешней притягательностью, и функциональностью: незаметно, но эффективно.

- Да, готова, - произнесла она, аккуратно положила кулон на стол рядом с ларцом и протянула отцу праву руку ладонью кверху.

Сандрин больше не сомневалась в результате. Она бы не рискнула назвать поместье Эйвери своим, но оно точно ощущалось не чужим. Напротив, было в нем что-то смутно родное и знакомое. Поэтому Сандрин теперь точно знала, что артефакт признает ее.

+5

7

Услышав о неизвестном проклятье, которое нашла на свою голову мать Сандрин, Эйдан, почему-то, не особенно удивился. Вивьен всегда удавалось вляпаться в самые беспросветные неприятности. Например, в тесное знакомство с ним. Дочь, в некотором смысле, шла по стопам матери. Угораздило же девочку стать аврором, а потом прийти, опять-таки, к нему.

Однако вместо того чтобы делиться своими мыслями, знать о которых Сандрин не полагалось, Эйдан лишь чуть нахмурился и кивнул. Строго говоря, не исключено, что в подобной ситуации требовалась помощь не колдомедика, а хорошего специалиста по тёмной магии, но такие, как правило, не торопятся помогать другим за здорово живёшь.

— В идеале стоило бы попытаться найти того, кто наложил это проклятье. Но, если это по каким-либо причинам невозможно, думаю, имеет смысл обратиться к скандинавским мастерам. У них хватает экспертов по неизвестным проклятьям. Я посмотрю, что можно сделать, — пообещал он. И, к сожалению, это обещание ему предстояло выполнить уже хотя бы потому, что оно отвечало его личным далекоидущим целям.

Кулон на тонкой цепочке был по-своему идеальным выбором, потому что, помимо всего прочего, создавал между ними особую симпатическую связь. И, кроме того, он понравился Сандрин.

Эйдан сознательно притушил улыбку, наблюдая за тем, с какой решимостью волшебница протянула ему руку. Он обхватил её своей ладонью — мягко, но безапелляционно.

— Нужна всего одна капля, — пояснил Эйдан, едва ли не в тот же миг уколов палец Сандрин тонким ножом с витой ручкой в виде змеи. Кровь выступила на коже в том месте, которого коснулся кончик лезвия. Эйдан уверенно и ловко направил руку девушки и чуть надавил ей на палец, заставляя каплю крови упасть ровно в нужный момент, чтобы она попала на вставленный в кулон камень.

Сначала ничего не происходило — только капля крови задержалась на поверхности изумруда, вместо того чтобы скатиться вниз под воздействием силы земного притяжения. А через пару мгновений она вдруг впиталась в камень. Изумруд полыхнул, и на несколько секунд его охватили языки холодного зелёного пламени: кулон признал новую владелицу. Эйдан за цепочку поднял его с поверхности стола.

— Что и требовалось доказать, — произнёс он с блуждающей по губам улыбкой. — Теперь он твой. Позволишь?

Эйдан сделал шаг, смещаясь дочери почти за спину, и едва коснулся её волос, разводя концы цепочки так, чтобы их можно было застегнуть у неё на шее, в то же время прекрасно отдавая себе отчёт, насколько удобным было его положение, чтобы сломать эту шейку, если бы он только этого хотел… Замочек щёлкнул, застёгиваясь. Эйдан снова сделал шаг, возвращаясь к такому положению, с которого он мог видеть лицо Сандрин, и мягко обхватил её за плечи на вытянутых руках.

— Теперь мы точно знаем, что ты моя дочь, — на мгновение улыбка проявилась у него на губах более отчётливо. Потом Эйдан прервал физический контакт, восстанавливая для них обоих права на личное пространство. — И я не откажу тебе в своём покровительстве. Но мне кое-что понадобится от тебя взамен.

Всему есть своя цена. Вряд ли Сандрин могла об этом не знать.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

8

- К сожалению, совсем не известно, кто наложил проклятие, - ответила Сандрин. - Я не в курсе всех подробностей. Версию, что это сделал кто-то из представителей посольств других стран, никто не рассматривал всерьез. Но, насколько я знаю, у моего приемного отца были на сей счет свои мысли.

Очевидно, совершенно бездоказательные. Либо супруга атташе была не столь важной фигурой на фоне дружественных взаимоотношений с другими государствами. Иначе бы приемный отец довел их до сведения вышестоящих или это сделал бы дед, а так все догадки остались лишь на уровне семейной гостиной.

- Возможно, маме просто не повезло столкнуться на улице с кем-то мстительным. В любом случае, я буду благодарна вам за помощь в ее лечении, если там что-то еще возможно сделать, - закончила Сандрин.

Руку она не отдернула и даже не вздрогнула в момент почти неожиданного укола, а затем с тщательно скрываемым восторгом наблюдала, как изумруд признавал ее одной из рода Эйвери. Итак, мать не ошибалась и не бредила. Сандрин и правда чистокровная.

Девушку охватили одновременно и радость, и сожаление. Ведь все могло бы сложиться совсем иначе, а теперь... Теперь ей надо идти на те ухищрения, к которым никогда не приходится прибегать законным чистокровным детям. Несправедливо. Но она все равно добьется своего.

- Конечно. - Сандрин приподняла спадавшие на плечи волосы, чтобы отцу было удобнее застегнуть на ее шее кулон. - Это украшение кто-нибудь может узнать, если увидит?

Он могла бы носить его под одеждой, тем более, что его функция во многом состояла в том, чтобы сообщать теплом о желании отца ее увидеть. Соприкосновение с кожей в этом смысле было удобным. И потребности демонстрировать кулон всем девушка не ощущала. Но некоторые детали лучше уточнять заранее во избежание неловких или сложных ситуаций, когда в моменте придумать что-то правдоподобное может оказаться сложно. Если эта вещь никому не известна или отца не смутит, если кто-то обратит внимание, то почему бы и не носить ее открыто?

- Разумеется, папа, - с легкой улыбкой кивнула Сандрин на его последние слова. - Что именно?

Конечно, она понимала, что просто так, даже если она этого и заслуживает, ничего не будет. Если бы можно было просто так, мать не скрывала бы от нее правду столько лет.

И нельзя сказать, что Сандрин совсем не тревожила возможная цена. Но желание узнать правду было слишком сильным, чтобы девушка стала выяснять эту цену до того, как они все выяснили. Теперь же... Теперь предстояло узнать, действительно ли она приобрела больше, чем ей придется отдать.

+4

9

От помощи Сандрин не отказывалась, даже напротив, и это в некотором смысле подтверждало её готовность принять правила игры — что, разумеется, не могло не понравиться Эйдану. Выслушав пояснения волшебницы, он кивнул, подтверждая, что принял её слова к сведению и учтёт их при планировании дальнейших действий.

— Я не знаю, насколько быстро развивается проклятье, и не могу гарантировать исцеления, но я помогу организовать для Вивьен поездку к сведущим целителям, к которым вы ещё не обращались, — пообещал он. — Будем надеяться, что для этого ещё не слишком поздно.

На этом тему здоровья матери Сандрин на сегодня, пожалуй, можно было закрыть. Сама девушка сейчас интересовала Эйдана намного больше, потому что, в отличие от её матушки, пребывала в добром здравии и трезвости мышления, что, в совокупности с её родом деятельности, открывало немало любопытных перспектив.

Вопрос, заданный Сандрин, Эйдан счёл вполне уместным. Он подумал немного, прежде чем ответить.

— На этом кулоне нет никаких знаков, которые позволяли бы со стопроцентной уверенностью утверждать о его принадлежности роду Эйвери. Однако кое-кто из особо внимательных представителей чистокровных семейств может догадаться о его происхождении, — признал Эйдан. — Беспокоиться об этом не стоит. Эти люди, возможно, сделают свои предположения или даже выводы, но распространяться о них не будут.

«Они не так воспитаны», — не сказал, но мысленно добавил он, в то время как дочь понятливо приподняла волосы, чтобы облегчить ему задачу по застёгиванию цепочки у неё на шее.

Лёгкость, с которой Сандрин приняла наличие встречного условия, вдохновляла, а прозвучавшее с ноткой беззлобной иронии обращение «папа» заставило Эйдана умилённо усмехнуться.

— Не волнуйся, дорогая, я не потребую ничего сверх того, что ты можешь дать, — заверил он новообретённую дочь.
— Давай присядем, — Эйдан жестом указал на пару мягких кресел возле камина. — Нам есть, что обсудить. Не хочешь чего-нибудь выпить?

Он был почти уверен, что она откажется. Сандрин производила впечатление девушки, предпочитающей сохранять ясность мысли в сложных ситуациях, а не пропускать глоток огневиски «для храбрости».

Переместившись на новое место, Эйдан заложил ногу на ногу и снова посмотрел на волшебницу.

— У каждого старинного рода есть свои секреты, Сандрин. Как правило, чем древнее род, тем этих секретов больше. Если мы с тобой хотим достичь определённой степени откровенности, я как глава семьи должен быть уверен в том, что тайны Эйвери останутся тайнами и после того, как в них будет посвящена новая родственница — в нашем случае, ты. И, боюсь, простого обещания тут будет недостаточно.

Эйдан на несколько секунд перевёл взгляд на пламя, уютно вальсировавшее на потрескивающих поленьях в камине.

— Мне нужен Непреложный обет. Клятва в том, что ты не выдашь сознательно касающихся семьи Эйвери тайн и секретов, которые откроются тебе, начиная с этого момента.

Ничего сложного. Всего лишь вопрос безопасности — в первую очередь, его собственной и его единственного наследника — в особенности, учитывая, что кое-какие из этих тайн были у них общими.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

10

- Было бы хорошо, хотя я, право, совсем не уверена, что еще не поздно, - проговорила Сандрин на слова отца о матери.

Что еще она тут могла сказать? Если скандинавские целители и правда так хороши, что ж... Девушка только надеялась, что выздоровевшая мать не умрет от разрыва сердца, когда узнает, чего наговорила в бреду и какие это имело последствия.

Объяснение про кулон было молча принято к сведению. В таком случае открыто демонстрировать его каждый день девушка не планировала, но и специально прятать - тоже.

- Я бы не отказалась от кофе, - спокойно ответила она, хотя и догадывалась, что отец, скорее, имел в виду что-то покрепче.

Но кофе помогал думать, тогда как алкоголь расслаблял. А для ослабления самоконтроля момент был совершенно неподходящий.

- Я внимательно вас слушаю, - сказала она, опускаясь в кресло и лениво раздумывая над тем, в какой момент было бы лучше перейти на "ты".

Отец уже давно это сделал, но Сандрин того же не предлагал, а она - до окончательно подтверждения факта их родства - полагала самовольное сокращение дистанции невежливым. Теперь же обстоятельства несколько изменились.

"Пожалуй, все-таки, не сегодня", - в конечном итоге, решила она про себя.

Сегодня у них оставалась много тонкостей для обсуждения, требовавших сохранения уже установленной между ними дистанции.

И точно. Непреложный обет с "любимым папочкой" и на "ты" совершенно не вязался.

Названная цена, очевидно, далеко не единственная, какую Сандрин предстояло заплатить в будущем, заставила девушку на минуту задуматься. Требование было разумным, хотя и вызывавшим много вопросов. Какие же такие тайны хранит семья Эйвери, если от незаконнорожденной дочери требуется обет молчания? Да еще и тот, плата за нарушение которого - смерть. Впрочем, сам факт Сандрин не удивил - ведь совсем не давно и она немного опасалась, что отец может пожелать избавиться от внезапно появившейся дочери, а не принять ее с распростертыми объятиями, - но любопытство разбудил.

- Я полагаю, для вас не окажется открытием, что мои возможности в легилименции и окклюменции ограничиваются базовым курсом, преподаваемым в аврорам, - начала она немного издалека, желая последовательно сформулировать свою мысль. - И не далее как днем раньше я сама же говорила на работе о том, что, в связи с недавними событиями, допрос под веритасерумом хотя бы всего ДОМП был бы неплохой идеей.

Она задумчиво и пристально посмотрела на отца. И в этом взгляде сейчас не было ничего от светского интереса и дежурной вежливости. Сандрин смотрела профессионально, проницательно.

- Я крайне смутно представляю, о каких именно тайнах идет речь. Однако вряд ли они все имеют законный характер, - спокойно продолжила она. - И хотя вовсе необязательно ваши тайны как-то пересекутся с моей работой, я бы не хотела погибнуть по причинам, от меня не зависящим. Иными словами, я это к тому, что я бы не хотела оказаться в ситуации, когда я выдам какую-то информацию не по своей воле. Поэтому я бы хотела, чтобы текст формулировки учитывал не только сознательное раскрытие тайн, но и обстоятельства подавления воли. То есть, если информацию от меня получат вопреки моим желаниям и волевым усилиям, это не будет нарушением клятвы.

Если она действительно захочет выдать тайну, она погибнет. Если она на приложит достаточных усилий к тому, чтобы не сказать лишнего, она тоже погибнет. При такой формулировке отец ничего не терял, потому что обет, в любом случае, не предотвращал что бы то ни было, а лишь жестоко наказывал за нарушение договоренностей. Сандрин же... Сандрин же получала некоторые гарантии.

- В остальном, я не имею ничего против... - закончила она. -  Кроме того, что имею вопрос: кто будет свидетелем?

+6

11

Выраженное дочерью сомнение в возможности исцеления её матери развязывало Эйдану руки — по крайней мере, в том смысле, что в случае провала миссии по спасению Вивьен Сандрин, вероятно, не станет винить его в недостаточной оперативности. Это было неплохо и свидетельствовало о трезвой оценке ситуации, довольно необычной для девушки, мать которой находится на грани жизни и смерти. Возможно, впрочем, всё уже действительно зашло слишком далеко. Эйдан покачал головой. К этой теме они сегодня больше не вернутся, а завтра сначала должно наступить.

— Тисифона, — позвал он минуту спустя, когда Сандрин изъявила желание выпить кофе. Домовиха явилась секунды через три, как будто только и ждала, пока её призовут. — Сделай для Сандрин кофе, какой она захочет.

Эйдан мог бы сказать «для моей гостьи», но это было бы чересчур отстранённо и холодно. Или он мог бы сказать «для моей дочери», но эльфийка могла истолковать эти слова слишком широко и посчитать себя обязанной выполнять все требования Сандрин, а для этого пока было рановато.

— Ещё кое-что, Тисси, — продолжил Эйдан, когда его вновь обретённая дочь сообщила домовихе, какой кофе предпочитает. — Эрлинг дома?
— Нет, хозяин. Он появился примерно на четверть часа, но после снова куда-то ушёл. Куда, не говорил. Сказал, что ужинать не будет.
Значит, вернётся поздно. Эйдан на миг недовольно поджал губы: сын решил исчезнуть до крайности не вовремя.
— А миссис Эйвери? Уже вернулась?
— Минут пять назад, хозяин. Она прошла к себе и переодевается. Позвать?..
— Не сейчас. Немного позже, когда я скажу. Неси кофе.

Тисифона исчезла, а отец и дочь снова остались одни. По губам Эйдана скользнула кривая усмешка.

— Думаю, ты уже поняла, кто будет нашим свидетелем. Боюсь, тебе придётся пережить пару неприятных моментов. Что бы ни сказала Магдалина, не принимай это близко к сердцу, — то ли предупредил, то ли посоветовал он.

Эйдану, в целом, импонировала серьёзность, с которой Сандрин подошла к вопросу о Непреложном обете. Она не пыталась отказываться или уклоняться от выдвинутого им требования, что добавляло ей очков в глазах отца. В то же время, Сандрин вдумчиво отнеслась к деталям и с безукоризненной чёткостью вычленила потенциальные проблемные моменты. Однако никаких обещаний она ему ещё не давала, поэтому Эйдан предпочёл обойтись обтекаемыми формулировками, пока это было возможно.

— Тайны бывают разными, Сандрин, — мягко заметил он. — И оценивать их тоже можно по-разному. К тому же, я бы не хотел, чтобы ты поняла меня неправильно: не исключено, что большинства из них нам с тобой так никогда и не придётся коснуться. Однако, если однажды это всё же произойдёт, репутация рода Эйвери не должна пострадать. Как действующий глава семьи я обязан за этим проследить.

Тисифона появилась в кабинете снова и вручила Сандрин блюдце с чашкой, над которой витал ароматный парок.

— Я понимаю твои опасения, — тем временем продолжил Эйдан. — В жизни есть вещи, над которыми мы не властны. Если тебя заставят рассказать о чём-то, что может навредить семье, это не будет считаться нарушением обета — в том случае, разумеется, если ты не будешь испытывать желания выдать фамильную тайну или тайну одного из членов семьи и приложишь все усилия к тому, чтобы этого не произошло.

Насколько Эйдан успел понять дочь, это должно было её устроить. Получив от неё формальное согласие, он велел домовихе пригласить миссис Эйвери в кабинет. Маг вряд ли примчалась бы на его зов бегом, и это означало, что у Сандрин есть время, чтобы допить кофе, а у него — чтобы спросить её ещё кое о чём.

— Пока мы ждём мою супругу… Ты упомянула о потенциально незаконном характере наших семейных секретов. Не боишься, что среди них действительно могут найтись таковые? — Эйдан улыбнулся. — Ты ведь аврор. Вдруг ты узнаешь, к примеру, что я практикую тёмную магию и ритуальные жертвоприношения, или ем людей, или активно поддерживаю идеи Пожирателей Смерти? Уверена, что сможешь с этим жить?

Пока что всё это звучало как набор абстрактных тезисов, чем оно и являлось. Скрашивая ожидание, Эйдан взывал к воображению Сандрин. Впрочем, его в самом деле интересовало, что она думает об одной из подобных ситуаций и как полагает примириться с неудобной правдой, если таковая ей откроется.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+6

12

Миссис Эйвери? Сандрин даже не посчитала нужным скрывать свое удивление, выразившееся в выразительно взлетевших вверх бровей.

- Вы планируете рассказать ей правду? - тем не менее, совершенно деловым тоном уточнила она. - Мне не потребуется носить при себе безоар после этого?

Супруга отца показалась ей дамой весьма экспрессивной, что было неудивительно для уроженки Испании. Если Сандрин верно запомнила, откуда была Магдалина Эйвери. В любом случае, речь точно шла о южной Европе. Уж в этом сомневаться не приходилось. И почему-то перспектива быть очередной пассией в ее глазах показалась Сандрин куда более безопасной, чем расклад, при котором эта женщина оказывается в курсе правды. Вероятно, потому что девушка не сомневалась - к любовница супруга Магдалина привыкла. А вот к незаконнорожденным детям, которые хотят что-то получить для себя, вряд ли. По крайней мере, казалось сомнительным, чтобы это было рядовым явлением в ее жизни.

Обсуждение содержания и сути Обета, который Сандрин предстояло дать, девушку, тем временем, устроило. Да, это была вполне рабочая ситуация и совершенно обоснованное условие их дальнейшего взаимодействия. Несмотря на следующие слова отца.

Кажется, сейчас Сандрин пытались то ли подразнить, то ли припугнуть, то ли завуалированно намекнуть, то ли проверить. Или все вместе. И что из этого превалировало, Сандрин, увы, сказать не могла.

Наверняка, хотя бы что-то из озвученных вариантов было если не правдой, то приближенным к правде. Уж темной-то магии точно не стоило удивляться. А вот все остальное... В поедание людей Сандрин не верилось. А вот в другое. Хм. Об этом стоило подумать.

Отступать Сандрин, однако, не собиралась. На данный момент, она пока не знала ничего. И отец был прав: возможно, многого она и не узнает. А если узнает... Что ж. Тогда об этом и придется думать. Жить или не жить - сложно было говорить, не зная всего. Но иметь с этим дело Сандрин точно была готова.

Однако каков был вопрос, таков будет и ответ.

- Нуу... Я уверена, что среди них найдутся таковые, - со спокойной улыбкой и нечитаемым взглядом произнесла Сандрин. - Но если я не смогу с этим жить, то решить все будет довольно просто. Вам так не кажется?

+5

13

Взметнувшиеся вверх брови Сандрин сообщили Эйдану о том, что новообретённая дочь была удивлена его решением рассказать супруге об их родстве. Она даже решила уточнить, правильно ли его поняла, и сделала это в невозмутимо-ироничной манере, заставившей его улыбнуться. Ответил он, впрочем, со всей серьёзностью.

— Разумеется, я планировал рассказать Магдалине о тебе в случае подтверждения нашего кровного родства. — Рано или поздно. Так уж вышло, что скорее рано. — Семья имеет значение, Сандрин. Какими бы сложными ни казались мои отношения с супругой, — хотя чего уж там сложного, — я ей доверяю. Не волнуйся, Маг не причинит тебе серьёзного вреда.

Во всяком случае, не должна. Правда, для этого придётся провести с ней обстоятельную беседу и разъяснить ситуацию во всех подробностях. Естественно, Магдалина всё равно будет не в восторге — но, возможно, и не станет всякий раз бросаться на Сандрин с намерением выцарапать ей глаза. А пару изощрённых колкостей от миссис Эйвери дочь как-нибудь переживёт. Самообладание она до сих пор проявляла достойное.

Выслушав провокационный ответ на провокационный вопрос, Эйдан улыбнулся снова. Давать прямых подтверждений догадкам дочери пока было нельзя.

— Какой потрясающей репутацией среди авроров пользуются чистокровные семьи, — усмехнувшись, прокомментировал он заявление Сандрин. — Или это только твоё мнение, основанное на личных представлениях обо мне? Весьма интригующее начало, должен сказать.

А ведь, по сути, она только что заявила ему, что, если гнёт тайн Эйвери станет для неё непосильным, она красиво уйдёт из жизни, нарушив Непреложный обет и отравив ему остаток существования в этом мире. Забавно. Но не очень. Другое дело, что запас прочности у этой девочки мог оказаться куда больше, чем она сама предполагала. Вопросы вызывали только запасы порядочности. Однако всё по порядку.

Лёгкие шаги возвестили о приближении Магдалины, и через пару секунд дверь распахнулась. Хозяин особняка поднялся супруге навстречу. Она с порога оценила обстановку и адресовала мужу взгляд, полный любви, нежности и жажды кровавой расправы.

— Эйдан, тебе не кажется, что это переходит все границы? — вкрадчивым, почти мурлыкающим тоном осведомилась Магдалина. — Раньше ты хотя бы не приводил своих девиц в наш дом.
Несмотря на не самый лёгкий нрав, миссис Эйвери была умной женщиной. Она сразу поняла, что здесь всё не так просто, и в этот миг пыталась сложить свои догадки с калейдоскопом фактов, чтобы расставить всё по своим местам. Эйдан подошёл к ней, положил ладонь благоверной на поясницу и легко поцеловал в уголок губ.
— В мой дом, Маг, — мягко поправил он. — И я буду приводить сюда всех, кого посчитаю нужным.
Уловив яростный отблеск в глазах жены, Эйдан плавным движением поймал её запястье и удержал руку ниже уровня груди, одновременно крепче прижимая супругу к себе.
— Уж тем более это касается тех, кто состоит со мной в прямом кровном родстве. Знакомься, Магдалина: Сандрин Сэллоу, моя дочь, аврор.
Брови миссис Эйвери выразительно изогнулись.
— И что Сандрин Сэллоу, твоя дочь, аврор, делает в нашем доме? — почти прошипела она. Эйдан от души улыбнулся. Упрямая.
— Обожаю, когда ты злишься, — констатировал он и применил запретный приём, коснувшись губами шеи Маг. Она немного взбрыкнула, но не всерьёз. — Сандрин надеется на моё отцовское покровительство — в Министерстве, по большей части, — заговорщицкий взгляд Эйдана скользнул по лицу дочери. — И даже готова ради этого принести Непреложный обет о сохранности тайн и непричинении вреда нашей семье. Но нам нужен свидетель. Не откажешь мне в такой малости, любовь моя?

Магдалина задумалась. Окинула прохладным, почти нескрываемо презрительным взглядом рыжую волшебницу напротив, изогнула губы в жёсткой усмешке и медленно кивнула.
— Хорошо. Это я могу. Но за это ты будешь должен мне… любимый.
Эйдан улыбнулся.
— Спасибо, Маг.
Она знала, за что. Он поцеловал её в висок и отпустил, снова оборачиваясь к дочери.

— Сандрин?
Эйдан посмотрел ей в глаза, ища в них подтверждение тому, что её решимость никуда не исчезла, — и протянул дочери руку.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

14

"Не причинит серьезного вреда". Это, конечно, несказанно успокаивало. Впрочем, в случае реальной опасности Сандрин прекрасно смогла бы найти способ защититься от Магдалины Эйвери и без поддержки отца. Вроде бы, клятву непричинения вреда членам семьи Эйвери с нее взять не пытались пока. И хорошо, потому что ее Сандрин точно бы давать не стала.

- Наши отношения с самого начала были опутаны ореолом тайны и интриг. Еще до моего рождения, - ровно улыбнулась Сандрин, никак не прокомментировав высказанные отцом полувопросительные предположения.

Объяснять пришлось бы долго. И прерваться с приходом супруги отца. Потому что при ней девушка своими соображениями делиться совсем не хотела.

- Добрый вечер, миссис Эйвери, - спокойно проговорила Сандрин и мужественно, не меняясь в лице, выдержала любопытную сцену, представшую ее глазам.

В ней было нечто забавное и вызывающее желание иронично покачать головой. Да, супружеская пара Эйвери, вне всякого сомнения, пребывала в гармонии. Насколько была возможна гармония в отношениях, которые фактически зиждились на супружеской неверности. Вероятно, взаимной. Отец в этой паре, определенно, доминировал, что совершенно не удивляло, но Магдалина точно знала, как получить максимум из обстоятельств, в которых она находилась.

Разумеется, ни взглядом, ни словом Сандрин не выдала своего мнения об увиденном и услышанном. Нейтральное, почти равнодушное отношение, будто тут вовсе ничего не происходило, было, пожалуй, лучшим выбором в ее случае. Любое более яркое, некорректное, в глазах Магдалины, поведение, могло обернуться не катастрофой, но лишними сложностями. К тому же, Сандрин в некотором роде сочувствовала жене отца. Ребенок мужа от другой женщины, пусть давно выросший и появившийся на свет до их брака, - это, конечно же, неприятно. Обострять ситуацию не имело смысла. Так что и презрительный взгляд в свой адрес Сандрин отметила для себя, но смотреть в глаза Магдалине не стала. Хотя очень хотелось. Как и прокомментировать все-таки прозвучавшую фразу отца о непричинении вреда.

- Я готова, - сказала она на слова отца и позволила ему взять ее руки в свои.

Магдалина, стоявшая в палочкой вплотную к ним, больше напоминала палача, чем Свидетеля, скрепляющего договор. Сандрин вновь стало немного забавно, хотя стоило, наверное, напрячься. Но текст ритуала ее сейчас интересовал намного больше, чем супруга отца.

Как правило, простого "обещаю" в ответ на вопросы того, кто принимал ее клятву, было достаточно. Но Сандрин повторяла слова за отцом, в основном, для того, чтобы иметь возможность откорректировать формулировку, если в каком-то месте ее это не устроит. В крайней случае, Обет не удастся скрепить и они начнут все сначала. Не велика потеря. Это лучше, чем поклясться в том, в чем она клясться не готова.

- Клянусь никогда и никому сознательно и по собственной воле не раскрывать тайн семьи Эйвери, которые будут сообщены мне и обозначены как недопустимые к разглашению кому-либо, не являющемуся членом семьи.

Из палочки Магдалины вырвался язычок пламени, окруживший их с отцом руки раскаленной проволокой.

- Клянусь не причинять сознательно и по собственной воле физического и морального вреда членам семьи Эйвери и их репутации, за исключением случаев необходимой и обоснованной самозащиты.

Из палочки вырвался второй язычок пламени и сплелся с первым, наподобие цепи.

Все? Или что-то еще?

Отредактировано Sandrine Sallow (2020-09-14 16:23:35)

+5

15

Маг была, конечно, не в восторге от присутствия внебрачной дочери Эйдана в Эйвери-мэноре. Даже несмотря на то, что дочь была взрослой и появилась на свет до официального заключения брака и вообще до их знакомства. Даже несмотря на то, что Сандрин вела себя потрясающе разумно и не поддавалась на провокации Магдалины. Вероятно, именно поэтому — вследствие собственного неудовольствия — миссис Эйвери не отказалась от выполнения ответственной миссии засвидетельствовать заключение Непреложного обета: как и любой магический контракт, он накладывал на Сандрин определённые обязательства и, в конечном счёте, грозил усложнить ей жизнь. Это Магдалина готова была сделать с радостью. К тому же, при всех острых углах в их взаимоотношениях, Маг носила фамилию Эйвери, была осведомлена об основной тайне супруга и сына, которого Эйдан старательно приобщал к делу, и не могла желать, чтобы их семья угодила под молох правосудия. Иными словами, поспособствовать Непреложному обету новоявленной падчерицы было в интересах Магдалины.

Сандрин решительно посмотрела на него, их руки соприкоснулись. Палочка Маг была направлена на их сплетение. Эйдан едва различимо кивнул дочери в знак ободрения. Потом он начал озвучивать вопросы, задававшие форму клятвы. Сандрин отвечала на них, скрупулёзно повторяя всё от начала до конца, не упуская ни малейших деталей, а в одном месте даже ввернула собственное уточнение о самообороне. Оно, впрочем, было справедливым, и Эйдан мысленно усмехнулся, подумав о том, что в случае ухода с аврорской службы стоило бы определить Сандрин в Бюро международного магического законодательства. Вот уж кто не упустил бы ни одной детали при составлении правовых текстов и договоров.

После каждой фразы с кончика палочки Магдалины вырывался золотистый лучик, спиралью оплетавший их руки и скреплявший звучавшие клятвы, наполняя их магической силой.

— Клянёшься ли ты в случае необходимости предпринять все возможные действия для защиты тайн членов семьи Эйвери, их репутации, жизни, здоровья и свободы?

Это был уже третий пункт в Непреложном обете, который в эту самую минуту приносила Сандрин — пункт, которого они не обсуждали до сих пор, и потому устремлённый на дочь взгляд Эйдана стал чуть более напряжённым и пытливым. Она могла отказаться от этой части. Могла не принять обет.

Она этого не сделала. Последний язычок янтарного пламени соскользнул с палочки Маг, обвив руки отца и дочери. Контракт был заключён. Магдалина тихо вздохнула и неохотно отступила на шаг, опуская палочку. Эйдан смотрел на Сандрин. Теперь она знала точно и неоспоримо, что Эйвери есть, что скрывать, и есть, чего опасаться. Но клятва была принесена. Аврор, служащий закону, в этот миг уступил место дочери, обещавшей не идти против семьи и защищать её. Поддавшись порыву, Эйдан приблизился к Сандрин практически вплотную, осторожно обхватил ладонями её лицо и поцеловал в лоб. Маг наблюдала за этим действом с пренебрежительной усмешкой.

— Теперь ты, конечно же, скажешь, что моё присутствие здесь больше не требуется и что тебе нужно поговорить с ней наедине, — угадала она. Эйдан посмотрел на жену долгим внимательным взглядом. Маг фыркнула. — Ладно. Но помни, Эйдан Эдриан Эйвери, за тобой долг.

— Спасибо, дорогая, я ещё не успел об этом забыть.

Его благоверная выразительно хмыкнула, подчёркнуто неспешно добрела до двери и покинула кабинет, а Эйдан снова посмотрел на Сандрин.

— Она уязвлена и обескуражена, не суди строго, — вполголоса заметил он. — Спасибо, Сандрин. Говоря откровенно, я не был уверен в том, что ты это сделаешь. Особенно это касается последней части.

Помолчав пару мгновений, Эйдан снова подвёл дочь к креслу и усадил её, сам заняв место по соседству.

— И, к слову, по бумагам ты остаёшься Сэллоу, но по факту ты — Эйвери. Это означает, что обет, который ты принесла, действует в обе стороны.

У каждой медали есть обратная сторона. Но только в редких случаях изнанка может засиять ярче, чем лицо.

Отредактировано Aedan Avery (2020-09-15 02:46:56)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

16

Третья часть клятвы едва ли не прямым текстом подтверждала, что семья Эйвери была замешана в каких-то противозаконных и способных опорочить ее фамилию делах, если эти дела станут известны общественности. Именно "и". Ни о каком "или" сейчас уже речи не шло. В поедание младенцев Сандрин, по-прежнему, не верила, но для вещей уровня коррупционной деятельности в Министерстве клятва была слишком серьезной. Значит, и ситуация была серьезнее некуда. Во что она ввязалась?

"За такие клятвы, папочка, ожидают больше, чем неофициального покровительства и защиты. И получают это", - подумала Сандрин, глядя отцу в глаза, но без запинки повторила третью часть.

Всему свое время. В конце концов, она не шутила, когда намекала, что, в случае чего, всегда сможет умереть, устроив кровному отцу веселенькие последствия своей смерти. Сандрин не была мстительной или злобой, но любая верность должна цениться по достоинству. Иначе грош цена тому, кому эта верность подарена.

Она чуть вздрогнула, от удивления и с непривычки, когда отец, по окончании скрепления клятвы, поцеловал ее в лоб.

"Неожиданно. Игра или настоящие чувства? Как интересно..."

Сама Сандрин каких-то прямо теплых чувств сейчас не испытывала. Мешала присутствие и неприятное поведение супруги отца, да и мысли о клятве и ее последствиях отвлекали на себя внимание. Членом семьи девушка себя пока не ощущала. Но вряд ли это могло к ней прийти по щелчку пальцев. Опять-таки, нужно время.

За Магдалиной закрылась дверь, и Сандрин опустилась в кресло, задумчиво глядя на отца.

- Если это работает в обе стороны, то что мне делать, если выбирать придется между свободой или жизнью нескольких членов семьи, включая и мою? - вкрадчиво спросила она, мягко улыбнувшись. - По старшинству в роду? По перспективам продления рода дальше?

"Кого я должна защищать активнее, папа, тебя, твоего сына или жену? И на каком месте в этой иерархии стою я в вопросах защиты, самозащиты и свободы?" - подумала она дальше, но не спросила совсем уж прямо.

Ей хотелось услышать разъяснения от него. В формулировке клятвы это все не уточнялось. Но он что-то вкладывал в свои слова, когда говорил их. Наверное, это тоже считалось. И лучше бы Сандрин понимать, что именно отец имел в виду.

+5

17

Стоило признать: мотивацию дочери Эйдан понимал не до конца. Клятву она произнесла без запинки, не моргнув глазом, хотя этот обет был несоизмерим с её требованиями. Во всяком случае, пока — однако обет уже был принесён, а встречная часть ещё нуждалась в исполнении. Не говоря уже о том, что сформулирована она была куда более расплывчато и обтекаемо. Так на что же в итоге рассчитывала Сандрин? Или она понятия не имела, во что ввязывалась, но, движимая силой инерции, не смогла остановиться в последний момент, даже почуяв, что очередной камень на пути к вершине оказался живым?

Если так, то её самообладание было достойно высших похвал. Потому что если она и осознавала, что зашла в своих честолюбивых устремлениях слишком далеко, то виду не подала. Сандрин, конечно, могла искренне верить в собственную готовность нарушить Непреложный обет и бесславно умереть смертью честных и безрассудных, но безрассудство шло ей меньше всего, а губить собственную жизнь из-за какой-нибудь ерунды вроде случайно обнаруженной в подвале коллекции чужих волшебных палочек было бы просто глупо.

Нет, Эйдан не собирался злоупотреблять доверием новообретённой дочери или испытывать на прочность её моральные устои. То есть, собирался, конечно — если говорить о втором пункте — но очень постепенно и осторожно, чтобы нигде ничего не сломать, а только придать рабочему материалу необходимую гибкость и упругость, что, в конечном итоге, должно было повысить его стойкость и расширить спектр приемлемого, допустимого и позволительного.

Когда Магдалина ушла, обстановка вновь стала более располагающей к откровениям — и, как оказалось, к вопросам. Эйдан тихо усмехнулся, когда Сандрин обратилась к нему, косвенным образом пояснив, что её интересовало и волновало.

— А кого вас учат первым спасать в аврорате? — ответил он вопросом на вопрос, немного разворачивая кресло к дочери и снова удобно устраиваясь в нём. — Того, кто важнее? Того, кто находится в наибольшей опасности? Того, кто к тебе ближе? Или попросту того, кого можно спасти?

Эйдан выдержал короткую паузу и улыбнулся.

— В любом случае, мы не в аврорате. Достаточно ограничений для одного дня, тебе так не кажется? Право выбора остаётся за тобой. Если подобная ситуация когда-нибудь настанет, ты поймёшь, что делать — и поступишь так, как сочтёшь правильным. Такой ответ тебя устроит?

Он посмотрел на лицо дочери, на котором сейчас играли светотени — отголоски всполохов огня в камине. Фамильный кулон с изумрудом ей очень шёл.

— У меня к тебе тоже есть вопрос, Сандрин, — неспешно произнёс Эйдан. — Говоря о покровительстве — ты ведь понимаешь, что я не связан с вашим Департаментом напрямую. Могу ли я сделать что-то конкретное для тебя сейчас, чтобы наше соглашение обрело больший вес? Мне бы не хотелось отпускать тебя с ощущением, что ты ввязалась в какую-то тёмную историю с туманными перспективами и полным отсутствием светлой стороны, — предельно честно сообщил он.

В конце концов, любой договор — дело обоюдное, а игра в одни ворота — не то, что может способствовать установлению доверия.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

18

- Учат исходить из ситуации, - ответила Сандрин, чуть пожав плечами. - Хотя я считаю, что, в первую очередь, спасать надо того, кто ближе. Но... Я поняла вашу мысль. Время покажет.

Да, это становилось ее любимой мыслью. Время покажет. Она начинала сочувствовать времени, если то не посчитает нужным внять ее мыслям.

Отец же решил перейти к делу, чем даже немного удивил девушку. Она опасалась, что красивые слова на какое-то время так и останутся словами. Что ж, тем было приятнее. Возможно, она еще сможет всерьез ощутить себя частью семьи Эйвери.

- Да, конечно, я это понимаю, - кивнула Сандрин на отсутствие возможностей прямолинейного влияния на ее карьеру.

А ведь в свое время выбор ею профессии - частично - был связан с тем, что и у ее семьи не было особых связей в ДОМП. Она не хотела быть чьей-то внучкой и дочерью. Дед и отец имели вес только в международной сфера, да и слишком много времени проводили за границей, чтобы иметь крепкие связи именно в Министерстве. Их "сеть" имела иной характер. Эйдан Эйвери же однозначно находился в другом положении. И Сандрин за прошедшие семь лет успела изменить свое мнение о поддержки сильных мира сего.

- Однако у вас наверняка есть знакомые в ДОМП. Хорошие знакомые, я имею в виду, - продолжила она. - Мне нужна возможность оказаться привлеченной к расследованиям, которые бы позволяли продвинуться по службе. Что-то более серьезное, чем, например, эта скучная хронология событий боен в Хогсмиде и на вокзале, которыми сейчас страдает мой отдел и я в особенности. Я полагаю, что тут вы могли бы поспособствовать развитию событий в мою пользу.

Сандрин чуть нахмурилась.

- Мне не нужно движение вверх, просто потому что я... чья-то. Но возможностей объективно проявить себя мне требуется больше, - закончила она.

+4

19

Это было по-своему мило. Сандрин хотела делать карьеру в аврорате. Сандрин была готова потрудиться, чтобы сделать карьеру, — но неповоротливая министерская машина не позволяла ей в полной мере проявить себя, раскрыть свои способности и таланты и послужить на благо магической Британии так, чтобы быть оценённой по достоинству. Эта басня была для Эйдана не нова — кое-кого она уже заманила в сети Пожирателей Смерти. Честолюбие способно творить чудеса — тем более, на той фазе превращения куколки в бабочку, на которой приходит осознание, что прямые и честные пути никак не способствуют приближению к цели. Тогда соблазн разок шагнуть в сторону становится особенно велик — ведь надо же вильнуть всего чуть-чуть, на секундочку — и вот эти-то иллюзии в конечном счёте приводят талантливых волшебников туда, откуда они потом, как правило, не возвращаются.

В случае с Сандрин схема, в целом, работала, но действовать прямолинейно было нельзя. Тут требовалось проявить больше изобретательности и изворотливости. Но ради дочери Эйдан был готов постараться. Он пробежался подушечками пальцев по подлокотнику кресла.

— Понимаю. Похвальное стремление — и действительно не самое простое в самостоятельном осуществлении, если говорить о реальности, а не об идеальном мире, которого никто из нас никогда не увидит, — по губам Эйдана скользнула несколько печальная усмешка в адрес несовершенства мироздания. — Я посмотрю, что можно сделать.

Проблема заключалась в том, что решения, кого из авроров на какое дело направить, явно принимались только и исключительно в самом аврорате, и повлиять на этот процесс извне возможным не представлялось. Однако это совершенно не делало просьбу Сандрин невыполнимой. Любой цели можно достичь разными путями. Если правильно всё устроить, можно даже совместить одно полезное с другим…

Эйдан поднялся с места. Вечер получился уже достаточно насыщенным и продуктивным, а ему ещё предстояло многое обдумать. И поговорить с Маг.

— Завтра к полудню я пришлю своего человека, он поможет в ускоренном порядке оформить бумаги для поездки твоей матери в Скандинавию в лечебных целях. Будь добра, Сандрин, предупреди Вивьен, чтобы она была готова.

Пожалуй, для начала сгодится и это. А об остальном он подумает.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [03.01.1978] Кровные узы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно