Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [08.08.1977] sunlight


[08.08.1977] sunlight

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Sunlight


закрытый эпизод

https://b.radikal.ru/b13/2009/b0/d74ec68bea90.gif

https://b.radikal.ru/b25/2009/fd/b7d323819639.gif

Rose & Rowena Mulciber
8 августа 1977 года, вечер
летнее поместье Мальсиберов под Бристолем


Юность - прекрасное время! Беззаботное и скоротечное. Полное надежд и прекрасных чувств, которые, порой, не скрыть под напускной маской. Особенно если рядом - мать.

+2

2

Нахмуренные брови, испачканные чернилами кончики пальцев, сжимающих перо, которым только недавно выводила слова в тетради, закушенная изнутри нижняя губа и выбившаяся непослушная прядь легко вьющихся волос, щекочущая кожу на лбу.  Именной такой предстает нам дочь благородного магического семейства Мальсибер, сидящая в библиотеке их летнего поместья и продирающаяся сквозь заковыристые правила французского языка и пытающаяся выполнить упражнения, отмеченные твердой материнской рукой в пособии на сегодняшний день. Столь напряженное интеллектуальное рандеву между мисс Роуз и французским языком было прервано гулким уханьем и шорохом больших крыльев – Фанни, её сова, принесла послание, но девушка не сразу обратила на пернатую почтальоншу внимание. - Ай, Фан, прекрати! – воскликнула  Роуз, когда птица несильно клюнула её в руку, стараясь зацепить клювом рукав блузки, чтоб дернуть, но девушка успела убрать руку и потянулась в сторону совы, дабы погладить негодницу: - Давно тебя не было, дорогая. Кто перехватил тебя по пути домой? – малышка Роузи провела пальцем по крохотным пуховым перьям около основания клюва и отвязала письмо. Пары секунд хватило на узнавание мелкого витиеватого почерка, которым встречала лицевая сторона послания, заставив сердце замереть на мгновение. Последний раз она отправила ответ автору нынешних строк пару недель назад, выказывая толику недовольства об его возможном  отсутствии в конце августа.

Хрустнула печать, скреплявшее листы послания, в котором были припрятаны несколько карточек, которые девушка отложила и погрузилась в рассказ о далекой Испании,  точнее об Андалузии и входящих в неё провинциях, куда по делам Министерства занесло Максимилиана. Прочитанное непроизвольно воспроизводилось в сознании голосом Макса, со всеми полутонами и типичными интонациями. Его глазами она легко представила Гранаду, наполненную ароматами всевозможных цветов и красками фруктовых деревьев. Попутно поглядывала в сторону колдографий, приложенных к письму: вот легкие и воздушные апартаменты Альгамбры, на второй буйство красок разбитого внутри розария было проиллюстрировано приложенной к колдографии пышным бутоном розы.  Девушка улыбнулась – Макс не забыл об её увлечении садом, порой называя её «милашка – ботаник», вызывая ответную реакцию в виде показанного языка, на что мужчина лишь смеялся.

Роуз уже примерно представляла где разместит образец этого вида розы, когда в руки попало третья фотокарточка, на которой был оставлен размашистый комментарий. Его зовут Романо Вар, - мысленно повторила, в то время как зеленые глаза с жадностью впились в изображение – то ли у фотографа кончились кадры на колдографе, то ли это было его личное желание запечатлеть исключительно эту секунду, но картинка дышала жизнью, мощью и... свободой. Все эти черты умело объединились в роскошном животном. Роузи скользнула пальцем в тех местах, где у создания в их мире были крылья, стремясь представить каким бы густым оперением обладал этот конь, но здесь они казались чужими и абсолютно инородными, ибо природой он был награжден крепким корпусом и сильными конечностями, которые в умелых руках во время движения отрывались от земли, придавая грациозность и плавность. Возбужденная увиденным девичья фантазия без труда пририсовала богато украшенную тиснением узоров амуницию оттенка махагон и себя в костюме для верховой езды. Никаких тяжелых амазонок, ничего не должно сковывать движений! Удобные брюки, плотно облегающие ягодицы, сапоги с высоким голенищем и  легкая блуза, спрятанная под  приталенным жилетом. И распущенная копна легко вьющихся локонов, подхваченные сбоку несколькими бутонами тем самых роз из недавно увиденной на колдографии оранжереи в Альгамбре, где побывал  Макс.

В ушах раздается стук копыт, вторящий характерному звуку  кастаньет и разливающейся струнной мелодии испанской гитары, находящейся в руках кабальеро, черты лица которого издалека чем – то напоминали автора послания. Ворвавшийся сквозь распахнутую дверь библиотеки, выходящую в сад, порыв вечернего августовского ветра немного охладил запунцовевшие в смущении щеки юной волшебницы, а  звук приближающихся к библиотеке шагов резко вырвал из мира грез,  заставляя спешно спрятать среди книг письмо с содержимым. Нужно сохранить их переписку втайне от домашних - если подтрунивания Рикона она бы выдержала стойко и не теряя врожденного достоинства, то вот родители... Любимый папулечка вряд ли бы стал препятствовать подобному «ребячеству», однако леди Ровена наверняка будет полна негодования, ведь для окружающих Роуз людей между ней и Максом  пропасть длиною в десятилетие. Что значит очередную порцию поучительных речей от матушки на тему «Что нельзя делать настоящей леди», уже изрядно набивших оскомину. Юношеские амбиции, взращенные на основе подросткового бунтарства и кидающие из крайности в крайность? Может быть.

А пока девушка старательно прячет взгляд в книге по основам французской грамматики, стараясь приглушить изумрудное сияние, наполнившее глаза, в чьей глубине потихоньку растворяются недавние мечты.

Отредактировано Rose Mulciber (2020-09-23 22:36:29)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/114/t871996.gifJe suis ta petite fille

+6

3

Ровена Мальсибер давно поняла, что самые спонтанные решения, если не самые правильные, то однозначно, лучшие, кто бы ни пытался доказать ей обратное! Она четко осознавала, что это умозаключение можно отнести не ко всем волшебникам — лишь к избранным, по мнению самой леди, которых достаточно посчитать на пальцах одной руки. И все те сюрпризы, которые преподносит госпожа Судьба, она считала необходимым принять, а не отталкиваться в бессильных попытках, заведомо обреченных на поражение. Научиться принимать и делать так, чтобы в один момент это оказалось тебе на руку.

Ровена Мальсибер никогда не ставила перед собой какие-то четкие цели. Эта женщина плыла по течению, наблюдая, анализируя, выжидая с точностью до внутреннего щелчка, как самый настоящий хищник, чтобы в самый подходящий момент вцепиться мёртвой хваткой в идею, которой заведомо сопутствует успех ее же стараниями. В жизни Леди Мальсибер достаточно примеров, подтверждающих это. Она сама — и есть яркий пример.

Удачное замужество дало Роу новые цели в жизни. И этапы, которые она должна непременно пройти на пути, дабы достигнуть  желаемых результатов. Например, рождение наследников можно отнести к одному из этапов. А вот рождение дочери стало для женщины приятным сюрпризом. Отдушиной для обоих супругов. И, если Эдвард души не чаял в своей розочке, пропуская мимо многие поступки дочери, с улыбкой на губах и поцелуем у виска называя это ребячеством, то Ровена была иного мнения. Женщина любила свою семью, проявляя это не столь громкими словами, сколько поступками и сопутствующей заботой. И именно к Роузи миссис Мальсибер была всегда строже. Обусловлено это было тем, что Ровена желала видеть свою дочь лучше, чем она сама. Совершенней! Улучшенной версией своей матери. А потому старалась держать под контролем, если не всё, то большую часть. И, пусть младшая из достопочтенного магического семейства Мальсибер ещё не осознавала этого, Ровена была уверена, что так будет лучше, даже если мнение самой Роуз не совпадало с материнским. Опыт прожитых лет.

Наслаждаясь красотой, вдыхая чудесные цветочные ароматы сада, с охапкой свежесрезанных роз в руках, Ровена на мгновение останавливается, провожает взглядом сову дочери. Мало того, что вернулась домой птица запоздало, так ещё, надо отметить, и не вовремя прилетела к окну, что вела в сердце поместья — библиотеку, где сейчас занималась Роузи, тем самым отвлекая дочь от уроков французского, побуждая волшебницу недовольно изогнуть светлую бровь. Путь волшебницы в дом лежит через библиотеку. Однако женщина проходит мимо дочери прямиком в широкий коридор, окинув любопытным взглядом птицу, отмечая, что лапка её была свободна. Часть цветов Роу расставляет в заранее подготовленную вазу в гостиной, поправляя прекраснейшие бутоны, создавая уют, не доверяя это домовым эльфам. Она оставляет часть цветов в спальне, в столовой. И вновь направляется вдоль широкого коридора, возвращаясь в библиотеку. На этот раз, уделяя внимание младшей из Мальсиберов.

— Интересно, что на этот раз задержало Фанни? — заговорила Ровена, обратившись к дочери, но не глядя в сторону Роуз. Волшебница приоткрывает одну из шуфлядок, в которой как раз для таких случаев припрятана лакомство для пернатых друзей. И, задвинув её легким движением бедра, направилась к сове дочери.

Пернатое создание, при упоминании имени, расправило свои крылья, чтобы снова сложить. И, стоило женщине подойти, как та повернула голову в сторону правой руки, в  пальцах которой было зажато печенье, которое Фанни обожала и получала в качестве поощрения от леди Мальсибер. Только щёлкнула клювом как раз рядом с обручальным колечком волшебницы, показывая, что вся внимание. Фанни вела себя послушно с Ровеной. Леди Мальсибер навала бы это воспитанием. В любом случае, понимали они друг друга больше интуитивно, что несказанно радовало волшебницу.     

— Роузи, ты закончила задания? — негромко поинтересовалась Ровена, угостив лакомством совушку, коснувшись ладонью её мягких перышек, невольно улыбнувшись. Она помнит тот день, когда они семьей отправились в Косой переулок, приобрести всё необходимое Роуз для учебы в Хогвартсе. И то, как загорелись большие изумрудные глаза девочки при виде вот этого пернатого чуда, что, конечно же, не ушло от их с Эдди внимания.

Молчание. Женщина опустила руку, взглянув на дочь из-за плеча. Обычно, по время занятий Роузи сразу отвечает. А тут словно погружена в свои мысли. Недолго думая, Ровена направляется к девушке, огибает стол, на котором расположилась внушительная стопка книг. Остановилась, тем самым привлекая внимание юной Мальсибер. И, стоило Роузи поднять голову, как женщина замечает её порозовевшие щечки и это предательское сияние глаз. Как и уголок колдографии, одиноко выглядывающий между книг. Но не торопится вытягивать его. Светлая бровь волшебницы приподнимается в удивлении.

— Ты чем-то обеспокоена, дорогая? — Женщина складывает руки на груди, выжидающе глядя на дочь. — Неужели грамматикой французского языка? — Ровене хочется улыбнуться, но она сохраняет серьёзность, ибо ответ заведомо известен им обеим. И всё же.

Отредактировано Rowena Mulciber (2021-01-30 21:48:17)

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [08.08.1977] sunlight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно