Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [весна 1965] debts


[весна 1965] debts

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

DEBTS


закрытый эпизод

https://i.imgur.com/TJEc5Kl.png

Участники:
Aedan Avery
Fenrir Greyback

Дата и время:
весна 1965

Место:
Лондон

Сюжет:
Немного подробностей об уходе от правосудия и погашении задолжностей в режиме quid pro quo.

Warning: ненулевая вероятность чьей-то смерти.

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+5

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Всякая информация чего-нибудь да стоит — главное найти того, кого она может заинтересовать. Информация о некоем оборотне, безжалостно пресёкшем жизни двух очаровательных маггловских ребятишек, наверняка могла бы быть интересна служителям Фемиды из департамента правопорядка, а также сотрудникам департамента регулирования магических популяций. Вот только Эйвери — какая жалость — не пылал ни к тем, ни к другим столь горячей любовью, чтобы за здорово живёшь делиться с ними такими ценными сведениями. Тем более что министерские трудяги всё равно не оценили бы имеющуюся у него информацию по достоинству: для них это была лишняя папка пергаментов и дополнительная порция мороки, что явно не стоило хотя бы элементарной благодарности.

Однако если данные некому выгодно продать, всегда остаётся ещё один вариант — распорядиться ими по своему усмотрению, ради личной выгоды и себе на пользу. Эйдану эта идея была по душе. Правда, в исполнении присутствовали некоторые сложности, и он пока не успел придумать, как с ними справляться, — но не сомневался, что придумает обязательно. В самом крайнем случае, информацию можно было придержать и приберечь на потом, однако в интересах Эйвери было разыграть эту карту уже сейчас. Точечное вмешательство отдельно взятого оборотня в жизнь вполне конкретного мистера Томпсона с целью её живописного и скоропостижного завершения представлялось Эйдану весьма своевременным.

Он подумывал о том, чтобы разыскать волка, которому не повезло распрощаться со своей палочкой, и убедить его в выгодности сотрудничества при помощи одного из наиболее действенных мотиваторов в мире, под коим он подразумевал деньги, но с волками никогда ничего нельзя знать наверняка, поэтому на случай осложнений у Эйвери имелся запасной рычаг воздействия — капелька старого доброго шантажа в таких делах ещё никогда не бывала лишней. Однако в этот день судьбе было угодно распорядиться ситуацией иначе.

Когда двое крепких ребят проволокли мимо него к одному из министерских лифтов третьего, не менее крепкого парня, Эйдан не удивился. В последнее время ничего особенного для абсолютного большинства сотрудников в подобном зрелище не было, и в другой раз Эйвери, возможно, не обратил бы на аналогичное трио никакого внимания. Но сейчас он успел бросить взгляд на лицо задержанного, и это лицо было ему, со всей определённостью, знакомо, — как и имя. Фенрир. Сын заводчика фестралов, Эйдан приглядывался к их товару пару-тройку лет назад, может быть, чуть больше. Славный такой был парнишка, школу посреди учебного года дома прогуливал. Эйдан сначала подумал — сквиб. Но нет, вовсе даже нет.

На короткий миг Эйвери невольно задержал дыхание от предчувствия внезапной удачи. По краю сознания проскользнула мудрая сентенция о том, что порой необходимо лишь сесть на берегу реки и подождать, пока мимо не проплывёт труп твоего врага. Здесь, конечно, имел место не труп, да и о враге речи не шло, но за такое благоприятное стечение обстоятельств не грех было бы совершить маленькое ритуальное жертвоприношение неведомым могущественным силам, подтасовавшим колоду ему в руку.

Из лифта навстречу ребятам, уводившим задержанного, вышел знакомый Эйвери волшебник из соседнего бюро, перекинулся с парнями парой фраз и порулил к министерскому кафетерию. Упускать такой шанс было нельзя. Буквально через пару секунд Эйдан перехватил Гордона на подходе к цели.
— Что, взяли очередного злодея? — хмыкнул он, кивком указав на закрывшиеся двери лифта.
— Ага, взяли, — фыркнул Гордон. — Непонятно только, кого.
Эйдан удивлённо вскинул брови, выражая лёгкую степень заинтересованности.
— Ошивался неподалёку от места преступления, когда парни его повязали. Одет в какие-то лохмотья, документов при себе нет, палочки нет, сам молчит как рыба об лёд. Выглядел подозрительно, вот и прихватили, а мне разбирайся теперь с ним.
Волшебно, просто волшебно. Они даже не знали, что поймали оборотня.
— А ты-то тут при чём? — небрежно повёл плечом Эйдан.
— У них там запарка, меня экспертом сослали, консультировать, — поделился Гордон, страдальчески закатив глаза. У Эйвери, впрочем, тоже появился повод для страданий: слово за слово они добрались до кафетерия, а это означало, что ему придётся снизойти до здешнего кофе, чтобы оправдать своё здесь появление. Вот она, страшная расплата за благое дело.
— Так маггл, наверное, — сказал Эйдан по прошествии минуты, потраченной на нехитрый обмен монет на стаканчики с жижей, которую Эйвери почитал страшнейшей среди всех ядов отравой.
— Что? — не понял Гордон, уже унёсшийся мыслями куда-то далеко и, видимо, намеревавшийся убежать туда же ногами.
— Ну, этот ваш бедолага, — спокойно пояснил Эйдан. — Сам говоришь: палочки нет, одет не пойми во что, да ещё и перепуганный такой, что слова сказать не может, — Эйвери сделал вид, что попытался отхлебнуть кофе, но тот оказался слишком горячим. Какая незадача.
— Гм, да, я ведь сразу так и сказал: Мерлин знает кто, маггл какой-то… Извини, Эйдан, с удовольствием бы ещё поболтал, но пора бежать, а то они там меня сожрут.
— Беги-беги, — промурлыкал Эйвери себе под нос, провожая взглядом удаляющуюся спину коллеги. Умница, Гордон.

Остальное было делом техники. Выждав немного, Эйдан заглянул на нужный этаж и провёл некоторое время, развлекая себя беседой с секретарём административного отдела. Она была не в его вкусе, зато её кабинет располагался почти напротив того, за которым приглядывал Эйдан. И, что немаловажно, ей можно было сплавить чёртов кофе из министерской кофейни.

Его старания были вознаграждены: выход Фенрира он не пропустил. Правда, вышел тот не один — зато не в кандалах, что точно можно было считать хорошим знаком. Другим хорошим знаком было то, что несостоявшегося заключённого сопровождал единственный маг из отдела обливиаторов. Фенрира посчитали магглом и вели на выход, чтобы там, на «нейтральной» территории подтереть ему память и отпустить на все четыре стороны. Осмыслив всё это, Эйвери ощутил, как его накрывает волной непередаваемого умиления и любви к родному Министерству.

Пристроившись следом на некоторой дистанции, Эйдан втиснулся в другой лифт — и едва не потерял своего волка. По счастью, ему было известно место, куда обычно отправляли заблудших магглов, чтобы отпустить их с миром после прочистки мозгов. Обычная, ничем не примечательная лондонская подворотня — простаки и не догадывались, насколько близко она находится к «всесильному» Министерству Магии. Правда, имелась одна загвоздка: обливиатора ещё нужно было как-то нейтрализовать… но, видимо, это не было проблемой — судя по неподвижному телу волшебника, которое Эйвери увидел непосредственно после аппарации. А вот пара жилистых обормотов, не считая Фенрира, вполне тянули на его личную проблему.

Дожидаться, пока эти молодчики отправят его в нокаут следом за обливиатором, в планы Эйдана не входило, поэтому он поспешил ввязаться в переговорный процесс раньше, чем дело дойдёт до драки.

— Фенрир! — окликнул он. — У меня есть кое-что, что принадлежит тебе.

Во всяком случае, ему очень хотелось в это верить, потому что иначе дело могло принять не самый приятный оборот. Но это всё равно будет потом. А пока Эйдан невозмутимо перешагнул через по-прежнему неподвижное тело бедолаги обливиатора, не утруждая себя попытками вникнуть, жив тот или нет.

— Найдётся минутка?

Отредактировано Aedan Avery (2020-08-22 21:43:49)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

3

[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]Обвели вокруг пальца и обложили.
Фенриру все это казалось примерно таким. Крепкие невидимые веревки вились по рукам, стягивая за спиной запястья, не менее крепкие руки хит-визардов держали чуть выше за плечи - так, что для удобства приходилось слегка наклоняться вперед, сгибаться унизительно.
Ради удобства терпеть унижение.
Такая ситуация.
Он понимал, что попался как-то глупо, по какому-то нелепому совпадению из ненужного времени и ненужного места, по каким-то ритуалистическим обрядам, которые зашвырнули законников от магии в переулки маггловской части Лондона, где он не охотился даже, а просто шел, присматривая точку, из которой удобнее будет аппарировать.
К счастью, заметил хвост за собой раньше.
К счастью - додумался убрать палочку из кармана в водосток, а не решил отбиваться. Его преследовали несколько, а вопросы превосходства частенько сводились именно к вопросам численности сторон.
В комнате, куда его зашвырнули, он был не один. Еще двое мужчин, очевидно, магглов, оборванных и смердевших куда сильнее, чем он сам, жались к стене под пристальными и недоверчивыми взглядами собравшихся волшебников, смотревших на них с какой-то пренебрежительной ленцой.
Фенрир на всякий случай запомнил этот взгляд. На всякий случай посмотрел и на магглов и не стал выпрямляться, так же, как и они, прижавшись к стенке, и глядя от нее снизу вверх с затравленным крысиным испугом.
Смешивались между собой разные, немного усталые голоса.
- Что, очередная порция?
- Знаете, джентльмены, я начинаю сомневаться в эффективности ритуала и наших вещьдоках по делу.
- При том, что прошел почти месяц, не могу сказать, что это меня удивляет.
- Да может этот оборотень и сам успел откинуться где-нибудь, а мы продолжаем тратить на него время.
- Может мы уже допросим подозреваемых?
- Лайелл, тебе не кажется, что “подозреваемые” - это слишком сильно для этих оборванцев?
- Надо подождать Гордона, он все же специалист.
- Простите, что задержался!
В кабинет, ненадолго пустив в распахнувшуюся дверь более прохладный воздух из коридора и подняв полой мантии пыль с пола, влетела еще одна фигура. Очевидно, Гордон.
- Давайте начнем.
И они начали. Опросили имена, фамилии, род деятельности. Кто был, что был, что делал на месте, что делал во время, знал ли что-то.
Фенрир прислушивался к ответам других и, когда дошла его очередь пробубнил из своего угла что-то соответствующее.
“Да, сэр. Нет, сэр. Я там живу, сэр. Да, на улице, сэр. Проклятая безработица. Я не знаю, кто вы, сэр, но прошу, отпустите. Я никому не скажу, сэр”.
- Этот точно, маггл, - выдохнул тот, которого ждали, как Гордона. -  Вероятно, умалишенный или под этими их зельями, которые они называют наркотиками, но маггл.
- Не знаю, я бы не был так уверен, - еще один, которого раньше окрестили Лайеллом, приблизился к Фенриру и заглянул ему в глаза. - Есть в нем что-то звериное.
- Мерлин! Люпин! Тебе в последнее время везде оборотни мерещатся, занимался б ты лучше своими боггартами, в самом деле!
- Нельзя игнорировать проблему их существования. Оборотни - бездушные, злобные существа, которые не заслуживают ничего кроме смерти.
Фенрир его услышал, но не преминул тихо, почти пища, добавить.
- Оборотни? Сэр, оборотней не существует...
В кабинете раздался смех. Лайелла, который Люпин, больше никто не слушал. Признаться, Фенрир и сам находил забавным тот факт, что магглы не верили в его существование. Было что-то занятное в том, чтобы есть того, кто в тебя не верит. Было что-то правильное в том, чтобы съесть того, кто хочет тебя убить.
Его отпустили с эскортом обратно - уже без кандалов и заламывания рук, но он все же предпочел не распрямлять спину до самого выхода наружу. Примерно Фенрир представлял, что последует дальше. Судя по тому, сколько знакомых ему магглов продолжало ничерта не представлять о магическом мире, Министерство работало четко, а значит было совсем мало времени, чтобы сломать привычный им ход грядущих событий, и, стоило только ночному воздуху ударить в ноздри, а коридорам смениться переулками, как таймер обратного отсчета стартанул и с бешеной скоростью помчался.
- Мне, если честно, реально жаль тебя, приятель. Все эти чистки памяти не сказать, чтоб хорошо влияли на вашего брата, но не обессудь, такая у меня работа. Будь добр, отвернись…
Фенрир отвернулся, слушая, как перед планируемым им разворотом и прыжком, успокаивается, замедляется сердце. Пригнуться, подлезть под руку с палочкой, сломать кисть, выбить кадык.
Шорохи за спиной раздались раньше. Хруст шейных позвонков прозвучал громче.
- Ух, Фенрир, мы уже думали, что ты все…
Он развернулся. Над обмякшим, нелепо сложившимся на земле телом стояли двое.
Свои. Флэннаган. Молчаливый Сил.
- Я тоже почти так думал. Как вы нашли меня?
- Видели, как тебя забрали, решили обождать в округе. А потом по запаху, - Сил постукал по переносице. - Ты прав был. Если прислушаться, можно многое услышать. А сейчас еще и Луна почти полная.
Фенрир, хмыкнув, кивнул. Почти полная Луна - это не только нарастающий жар под кожей, но и обостряющиеся чувства. Не только изматывающая боль, но и привилегия. Приглашение к тому, чтобы сожрать весь проклятый, раскрывающийся для зверя своими тайнами мир.
- Фенрир! Еще один!
Он обернулся. Они все посмотрели в одну точку синхронно, напряглись на выступившую из темноты одинокую фигуру. Фигуру волшебника - в этом сомнений не было. Мантия, уверенность в том, куда идет, блядский запах зелий и пропитавшей стены Министерства пергаментной пыли, - никаких сомнений в принадлежности. Волшебнику что-то надо было от Фенрира, но это было не важно, потому что вопрос преимущества продолжал сводиться к численности сторон, а чаша весов качнулась в другую сторону. Ощущая этот перевес можно было послушать и поговорить. Так, не то, чтобы из интереса в предложении, а чуть-чуть развлекаясь.
- У меня минута есть. Насчет тебя, волшебник, я не уверен.
Почти у всех заклинаний, которые в тебя могут кинуть, был, как опытным путем успел установить Фенрир, один недостаток или слепое пятно, если угодно. Действовали они на расстоянии вытянутой руки от их произносившего, оставляя на расстоянии ближнем поддатливое и уязвимое тело. Задача по убийству волшебника сводилась к одному простому действию - приблизиться к нему. Выиграть в скорости и увертливости и не дать, даже мысленно, произнести какую-нибудь очередную, прессующее энергию в действие формулу. Этот, пришедший, очевидно о подобном не догадывался и сам сделал шаг вперед.
- От тебя разит Министерством. Мне не нравится.
Пригнуться, подлезть под руку с палочкой, сломать кисть, выбить кадык.
Одна беда, этот волшебник не доставал палочку.
Какого ты не достаешь палочку?

Отредактировано Fenrir Greyback (2020-08-24 07:24:08)

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+6

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Говорят, что животные могут чувствовать чужой страх. Оборотни были наполовину животными и оставались таковыми, даже пребывая в человеческом обличье. Во всяком случае, эти трое — точно. Эйдану встречались и другие — больше походившие на людей, более окультуренные, не так долго пробегавшие в волчьей шкуре — но звериные инстинкты, однажды проявившись, завладевали даже такими, постепенно приобретая всё более отчётливые формы, и настойчиво воздействовали на поведение своих носителей. Изменения были необратимыми.

В случае этих троих парней приобретение повышенной шерстистости, впрочем, вряд ли изменило так уж много. Глаза у всех были волчьи — настороженные, холодные, по-звериному злые. Эйдан не удивился бы, если бы узнал, что абсолютно большую часть жизни эти ребята провели на четырёх лапах, рыская по лесам в поисках добычи. Или не по лесам — потому что магическое правосудие разыскивало Фенрира уж точно не за убийство косули. В общем, с первого взгляда было совершенно очевидно, что он имеет дело с тройкой молодых безжалостных головорезов. Внимательность министерских коллег, с лёгкостью сбросивших с себя разбирательства с задержанным, списав всё на его маггловское происхождение, поражала воображение.

Однако, возвращаясь к страху: Эйдан точно знал, что с волками показывать его нельзя — не только применительно к данной конкретной ситуации, но и в принципе. А чтобы не показывать страха, надо его не испытывать. Всё просто.

Объективно, три оборотня на одного волшебника — ситуация щекотливая. Возможно, у него был некоторый шанс успеть активировать щит, завязанный на фамильный перстень. Возможно, был шанс успеть аппарировать из этой подворотни. Возможно, но не точно. В случае открытого конфликта всё решали бы доли секунды. Обливиатор, к примеру, отреагировать не успел. Правда, он не ожидал подвоха…

Инстинкты отчаянно требовали сделать две вещи: достать палочку и отойти от оборотней подальше. Именно так и поступил бы любой адекватный волшебник, ожидающий нападения. Поэтому Эйвери сделал всё точно наоборот. Договариваться с инстинктами ему было не впервой.

Оборотни подозрительны. Оборотни не любят волшебников. Преступники не любят работников Министерства. Оборотни-преступники готовы перегрызть глотку министерскому магу по щелчку. В человеческой форме, предположим, не перегрызть, а сломать шею, но суть от этого не менялась. Однако даже этих вечно настороженных, пылающих враждебностью чудовищ можно удивить. В конце концов, они такие же твари, как и все нормальные люди. Только немного более зубастые.

Нетипичное для волшебника поведение удивило Фенрира ровно настолько, чтобы он позволил втянуть себя в диалог, и этого было вполне достаточно. Эйдан улыбнулся.

— Да, я только что из Министерства. Помог им осознать, что ты обычный маггл, которого нужно отпустить восвояси. Убедил в этом Гордона. Видел там такого?

Совершенно лишнее присутствие бесплатного бонуса в виде двух дополнительных волков было неприятным обстоятельством, но зацикливаться на этом сейчас было нельзя. Пока Эйдан говорил, он смотрел только на Фенрира — это казалось ему правильным. И это было важно.

В целях экономии времени Эйвери решил обойтись без банальных — и голословных — утверждений о том, что Фенриру он не враг, хотя именно это и нужно было дать понять молодому волку первым делом. Желательно, без ненужных слов, не несущих никакой смысловой нагрузки, — поэтому Эйдан сразу начал с конкретики. Конкретика всегда звучит убедительнее, чем красивые, но, по сути своей, пустые фразы. А тут ещё и волки. Зверьё.

Он бросил взгляд на тело обливиатора на холодной мостовой. Всё-таки труп. Чего ещё можно было от них ожидать.

— Здесь нельзя задерживаться надолго, — ровно произнёс Эйдан. — За тобой была ещё пара кандидатов выйти на свободу через ту же дверь. И его, — он кивком указал на неподвижное тело под ногами, — будут искать, если не вернётся через минуту.

Или через две. Может быть, через пять. В любом случае, было бы разумно продолжить в другом месте — и, оптимально, избавившись от двух лишних пар глаз и ушей, хотя на такое счастье Эйвери даже не рассчитывал. Задача-минимум всегда была максимально простой: выжить. Остальное — потом.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

5

[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]От него не пахло страхом.
Фенрир подошел к незнакомцу совсем близко, на расстояние, которое вызвало бы напряжение даже у того, кто не знал оборотня ни по имени, ни по роду деятельности, ни, тем более, по истории, за которую его взяли, но пришелец не шелохнулся.
Между ними теперь было меньше вытянутой руки - дюймы, на которых люди становились бесконечно уязвимыми. С такой позиции людям можно было выдавить глаза, свернуть шею, сломать почти любую конечность или ребра, если правильно рассчитать силу и направление удара. Если обойти - то открывалась все поверхность спины с ударами по почкам, с ломким позвоночником и хрупким черепом.
Нокаутирующий удар в висок. Крущащий удар в челюсть. Сломанные зубы. Окровавленный рот. Острые осколки переломанных костей рвут плоть, протыкают органы.
Отчетливо пахнет смертью, стоит только представить, а в этой подворотне и представлять было нечего - один труп уже лежал рядом.
Незнакомец не испытывал страха.
Фенрир втянул возле него воздух так, что затрепетали пазухи носа, проверил еще раз.
Тот не боялся и говорил.
Парни двинулись по обе стороны от пришельца. Палочки не доставали, но им это было и не к чему. Втроем, при их ловкости и силе, убийство становилось почти таким же неизбежным, как то, что Луна следующей ночью выпятит бесстыдно свое белое брюхо и подарит своим подопечным клыки и когти.
Незнакомец держал спину ровно и с безмятежным спокойствием в голосе присваивал себе чудо освобождения оборотня. Звучал он вполне убедительно, но благодарить его за это действие все равно никто не собирался. Простые аксиомы в голове у Фенрира оставались неизменными и непоколебимыми.
Волшебники - враги.
Волшебники хотят тебя убить.
Волшебники должны умирать от его рук в том количестве, в котором будут в эти руки попадаться.
Даже если придут как этот - сами и намекать на сотрудничество всем своим видом.
И сколь бы рациональным и трезвым ни был призыв уйти, сколь бы ни росло напряжение в предвкушении появления иных, менее занятных лиц в этом переулке, Фенрир знал, что волшебнику он верить не будет. Волкам было проще перед уходом оставить два трупа. Из них никто бы считать не стал, а озадаченность данным событием магического общества их уже вряд ли бы волновала. Жизнь, которую они вели, все равно по своей сути являлась всего лишь отсрочкой перед последней, не такой регулярной, как ежемесячная, смертью. Все, чего незнакомец пока добился своими намеками, было похоже на такое же оттягивание неизбежного, которое тянулось, пока Фенрир проверял его запах и вспоминал, не знакомо ли ему это гладко выбритое, холеное лицо.
- Ты тратишь слишком много времени для того, кто утверждает, что времени нет. Говори, что тебе нужно, мистер. Тик-так.
- Фенрир, давай просто избавимся от него и свалим. Этот чудик прав, тут не шибко уютно.
Друзья у Фенрира были менее терпеливыми и, как ему казалось, хуже понимали правила этой игры. Проигрывал в ней тот, кто отступал. Побеждал тот, кто добивался своего, а Фенриру многого не требовалось - всего то понять, зачем.
Он не пошевелился, смотрел настороженно, не моргая, в какие-то неправильные, отливающие золотом, как у кошек, глаза.
Можно было уйти одному. Можно было уйти со своими. Уйти с тем, чьих намерений ты не понимаешь, было равнозначно той же опасности, что висела над ним в этом переулке.
Не отводя взляд, Фенрир сжал и разжал пальцы на руках, хрустнув костяшками.
- Тик-так.
Тик-так, или волки исчезают втроем.

Отредактировано Fenrir Greyback (2020-08-29 16:07:28)

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+3

6

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
По опыту Эйдана, всё решали первые мгновения. Расслабляться не следовало никогда, однако первый раунд он считал выигранным, потому что на данном этапе избежал прямого конфликта — и, как следствие, оставался жив. Это только придавало ему уверенности, в которой он не так уж часто испытывал недостаток. Сегодня точно был не тот случай.

Фенрир приблизился к нему. Расстояние сократилось до по-настоящему опасного. Эйвери знал, на что способны оборотни, насколько они бесшабашны и быстры на расправу. Им не было нужды ограничивать себя. В то же время, он видел, что его пробный шар был заброшен удачно. Едва ли Фенрир испытывал заинтересованность — но он пребывал в некотором смятении, заставлявшем его повременить с активными действиями и решить все вопросы простым и понятным для хищника способом. Эйдан знал, что это не продлится долго, и испытывать терпение оборотней не следовало — большими запасами оного они наверняка не отличались.

Молодой волк принюхивался к нему, настороженно и неприязненно, Эйдан ощущал его напряжение, вызванное непониманием происходящего. Неизвестность многих выбивала из колеи. Однако главное было в том, что Фенрир начал слушать. Ничего иного сейчас и не было нужно. Эйдан прямо и решительно посмотрел волку в глаза.

На стороне оборотня была скорость, наличие пособников и отсутствие сдерживающих факторов. На стороне волшебника — магия, жизненный опыт и знание, ради чего всё это было затеяно. Эйвери считал, что у него есть некоторое преимущество — в основном, благодаря тому, что Фенрир был не глуп. В отличие от его дружков, которые только и думали о том, как бы поскорее убраться подальше от Министерства, попутно уничтожив очередного мага, к которым они, по скудоумию своему, питали звериную ненависть, вместо того, чтобы хотя бы попытаться разглядеть в них союзников. Что и говорить — не все волки одинаковы — как не одинаковы все волшебники.

В чём-то Фенрир был прав: времени оставалось мало, для всех них. Однако договор с волками, в сущности, имел свои преимущества перед кабинетными совещаниями — он позволял, и даже требовал, отбросить мишуру и сократить время обсуждений до минимума, избавиться от лишних слов, оставив лишь самые необходимые. Дипломатическим сборищам такое и не снилось. Эйдан мысленно усмехнулся, подумав о том, насколько эффективнее могли бы быть встречи на международном уровне, если бы все иностранные партнёры общались между собой в манере, присущей оборотням. Увы, столь бесхитростное искусство было им недоступно.

Однако волки были нетерпеливы. И волки ждали ответа. Вернее, двое соратников Фенрира ждали отмашки, чтобы уничтожить заносчивого волшебника и поскорее убраться восвояси. Слушать готов был только один — и то недолго. Значит, он будет краток.

— У меня есть для тебя работа, — прямо сказал Эйдан. В его системе ценностей признание корыстного умысла и личной заинтересованности являлось убедительным аргументом, объяснявшим мотивы почти любых сомнительных предприятий. Просить он, конечно же, не собирался, независимо от того, в каком положении реально пребывал в этот момент. Всегда важно сразу правильно расставить акценты.

— И мне есть, чем за неё заплатить. Твоя палочка, Фенрир. Я не отдал её им, — на этом месте последовал абстрактный кивок в направлении Министерства, — но могу отдать тебе. Всё, что нужно, — убить одного человека. И его близких, если они будут мешать.

Палочка была залогом заинтересованности. При необходимости он мог бы доплатить деньгами, если оборотни вдруг проявят к презренному металлу интерес — но предлагать слишком многое сразу не следовало. В конце концов, он уже оказал Фенриру неоценимую помощь, поспособствовав его беспрепятственному выходу из министерских стен.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

7

[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]Тик. Так.
Потом должна была захрустеть еще одна шея. Просто, без церемоний и показушности, на которую не было ни времени, ни настроения. Был волшебник - волшебника не стало, каким бы занимательным он ни показался со своим бесстрашием на первый взгляд.
Не успей он вовремя открыть рот, собственная безопасность для Фенрира перевесила бы любопытство, но волшебник оказался умнее.
Намеки и полутона - это все не здесь. В полумраке улиц, в тени зданий и так слишком много неясного, чтобы еще сильнее нагонять туман. Даже когда речь заходит об убийстве.
Особенно - когда о нем. 
Значит, волшебник хотел убить волшебника. Явление было вообще-то не столь редким, но искренне забавлял долгий подход - выждать момент, отпустить преступника, рискнуть собственной шкурой и ради чего? Чтобы на дорогой костюм респектабельного человека не попало даже пылинки, не говоря уже о красных каплях.
Какая же гниль шлялась по улицам, обрядившись в дорогие мантии. Неудивительно, что Фенрир не слышал страха - вонь от снобизма, двуличия и мыла могли перебить любой запах. Здесь впору было разулыбаться, но он не стал, просто сделал шаг чуть в сторону и кивнул.
- Хорошая работа. Достойная цена.
Нет, он не верил в то, что кому-то должен за освобождение. Понятие долга вообще пока не вязалось в его голове с разницей в положении волшебников и оборотней. Что друг другу должны волки с собаками? Потерянная тогда, еще с месяц назад палочка, казалась более заманчивой оплатой, с учетом того, что те три, которые Фенрир попробовал на замену, плохо его слушались и были сломаны со злости следом за хребтами их владельцев. Не было, конечно, никаких гарантий, что волшебник не лжет. Не было подтверждения того, что палочка, которую когда-то держал в руках ныне обратившийся в пепел Джозеф МакНолти, действительно у незнакомца, но совпадений на это указывающих, было, пожалуй, прилично.
Прилично для того, чтобы попробовать. 
- Сил, дай мне палочку этого, - Фенрир кивнуй головой на труп под ногами, - Мы уходим.
Снова по дуге, не сводя с пришельца взгляд, Сил склонился над трупом, вытащил кусок дерева из бездвижных пальцев, протянул приятелю.
- А этот? - Он тыкнул большим пальцем на волшебника.
- Пойдет со мной.
- А мы? - Подал голос Флэннаган.
- Вы как хотите, - Фенрир ответил, фыркая. Он все для себя решил, а когда решение было принято, разговоры с пояснениями начинали его утомлять, - Я к “Канарейке”.
- К “Канарейке”? Иди ты фестралу под хвост, Грейбек!
Никто не любил это место - ни люди, ни маги, ни оборотни.
- За мной ходить не обязательно.
- Твое дело. Но за тобой должок, если не сдохнешь.
- Если сдохнешь, то тем более должок.
Оборотни со смехом исчезли. Фенрир поморщился. Многовато долгов на него пытались навесить за один вечер.
Чужая палочка в руках вибрировала и дергалась строптиво, будто реальная канарейка, если сжать в руке, но на простенькое, хорошо заученное, как одно из обязательных к выживанию, действие её должно было хватить. Фенрир положил руку на плечо волшебнику. Тот выдержал и не дернулся перед тем, как исчезнуть вместе с заклятым врагом своего вида в хлопке аппарации.

Блядский кусок дерева в руке поддался под заклинание, но сразу после него обжог руку столпом цветных искр.
- Сука! - Выругался, отбрасывая его в сторону, Фенрир. Палочка откатилась по полу и провалилась в широкую расщелину между почерневших досок.
В “Канарейке”, куда они прибыли, воняло крысиным пометом и старым тряпьем. Когда-то сдаваемая под офис одной из торговых компаний возле доков на Собачьем острове, комната давно пришла в запустение вместе с остальной верфью, разлагавшейся теперь на теле процветающего Лондона, как черное пятно гангрены на пока еще живой конечности. Маги этой частью города брезговали, как слишком маггловской. Магглы - как бесполезной. Сюда добиралась только невкусная падаль - отощавшие от букетов венериных болезней проститутки, героиновые наркоманы, бездомные и прочая опустившаяся так низко на дно мразь, которая не годилась даже на то, чтобы портить кому-то жизнь серьезным разбоем. Оборотней здесь, как правило, не устраивал сильный удар по обонянию и общая бесполезность территории. Фенрир одно время здесь жил, хотя бесконечно злился на это место, а теперь еще, до кучи, на ожоги на кисти.
Мелочь, но неприятно.
- Ладно, давай ближе к делу, волшебник. Когда я получу свою палочку, и кого конкретно надо убить за нее.

Отредактировано Fenrir Greyback (2020-08-31 06:57:16)

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+4

8

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Эйдан всерьёз не задумывался об этом раньше, но сейчас, глядя на троих молодых волков — хотя главным образом, всё-таки, на Фенрира — он поймал себя на мысли о том, что оборотни не только ненавидят, но и презирают волшебников — так, как можно презирать лишь тех, с кем нет никаких шансов сравняться. Многие волшебники, впрочем, отвечали им взаимностью, пусть и имевшей под собой отчасти противоположные основания — и, в частности, нежелание когда-либо с ними «сравниться». Эйвери относился к оборотням настороженно, однако не мог не признавать, что у этой братии есть свои, пусть и сомнительные, преимущества. Главное по состоянию на текущий момент заключалось в том, что эти преимущества делали волков полезными.

Звериная натура, безжалостность, жажда крови, нелюбовь к волшебникам, скорость, грубая сила, острые клыки — именно это ему и было нужно. Грязное, жестокое убийство, в котором никак не заподозрить волшебника. Тем более, волшебника его уровня.

Он не ошибся, когда предположил, что такая «работа» придётся молодому волку по вкусу, и ему было решительно всё равно, что этот самый волк при этом будет думать о волшебниках с повышенной тягой к кровавому истреблению друг друга чужими руками. Или, вернее, клыками. Достаточно было и того, что предложение заинтересовало Фенрира, и цену он, если не врал, счёл достойной. Впрочем, так оно и было, и не только потому, что оборотень и сам бы охотно перегрыз глотку какому-нибудь волшебнику совершенно бесплатно, ради собственного удовольствия. Управляться с чужими палочками сложно даже магам — что уж говорить о полузверях. Поэтому наживка сработала.

Когда двое сообщников Фенрира исчезли из подворотни, Эйдан испытал некоторое облегчение: теперь можно было не беспокоиться о том, что эти хлопцы выкинут какой-нибудь — скорее всего, далёкий от магии — фокус. А ещё он был самую малость признателен одному из оборотней за любезно выданное ему имя, которым, по-видимому, наиболее активно пользовался Фенрир в его кровавой волчьей жизни. Грейбек. Какая фантазия, ну, кто бы мог подумать.

Эйдан так и не вытащил палочку к тому моменту, как его сомнительный поводырь обозначил цель предстоящего перемещения и подошёл совсем уж вплотную, возложив свою лапу ему на плечо. Больше всего в этой ситуации Эйвери волновало, окажутся ли они в конечной точке маршрута в целости или прибудут туда по частям. Нет, среди оборотней, конечно, попадались способные неплохо управляться с базовым набором заклинаний. Но при помощи чужого инструмента? Однако с этим риском ему пришлось смириться. Что, впрочем, не означало, что Эйдан не припомнит этого волку в будущем.

Палочка оставшегося валяться в подворотне стирателя памяти сопротивлялась новому владельцу и признавать его не желала. Пронаблюдав за тем, как Фенрир в приливе негодования отшвырнул её в сторону, Эйдан подумал о том, что Грейбек действительно был заинтересован в возвращении собственного артефакта.

«Канарейка» оказалась той ещё дырой — заброшенная клетушка с разводами плесени на стенах. Где находилось это место, Эйвери не знал и не горел желанием выяснять, равно как и задерживаться здесь надолго. Зато тут можно было переговорить без посторонних глаз и ушей, и значит, место годилось.

— Убить нужно мага. Цель — мужчина, лет сорока, коротко стриженные тёмные волосы, высокий, тощий, похож на богомола. Из особых примет — шрам от брови к скуле, увидишь — не ошибёшься. В Лондоне его сложно застать на месте, но выходные он обычно проводит в Брентвуде с семьёй, в собственном доме в конце Гринвич-авеню.

В имени, в сущности, не было никакой необходимости. Точно так же Фенриру совсем необязательно было знать о том, что означенный волшебник по фамилии Томпсон приходился родственником давнему конкуренту Себастьяна Эйвери, много лет назад отправленному Эйданом на скамью подсудимых по обвинению в двойном убийстве, которого он, разумеется, не совершал. И надо же было этому Томпсону объявиться столько лет спустя и сунуть свой нос в дела, которые Эйдан давно считал похороненными заживо. Учитывая степень деятельности этого субъекта, оперативно прикопать не мешало бы его самого, но никакой связи с фамилией Эйвери в этом деле всплыть было не должно.

— Свою палочку получишь по факту исполнения.

Аванс он, можно сказать, уже внёс: когда обеспечил оборотню безболезненный выход из министерских стен вместо грозившего ему прочного и надёжного попадания под стражу. Оставалось только убедить в этом самого Грейбека.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

9

Фенрир отошел к стене, прислонившись спиной к черному плесневелому пятну.
С этой точки запах комнаты перебивал запах волшебника. Так было проще ослабить свою ненависть, от которой в груди вечно разверзалась огромная, голодная дыра, края которой временами пульсировали так часто, что перебивали ток любых мыслей в голове. После таких пульсаций глаза, как правило, застилала чернота, а потом получалось прийти в себя либо лежащим на земле, либо стоящим над трупом, но всегда - в крови и не всегда - удобно, чтобы не начать учиться это контролировать. Чем-то это напоминало Полнолуние, с той лишь разницей, что хоть как-то поддавалось укрощению, а, значит, не обязательно должно было приниматься, как данность.
Пятно за спиной со времени последнего визита Фенрира стало больше. В слое пыли на полу четче вырисовывался след тяжелых ботинок. На этом изменения в “Канарейке” заканчивались.
Непреложное, вонючее гниение этого места вызывало чувство уверенности с той же силой, с которой и омерзение, но с точки зрения Фенрира в этом диссонансе не было ничего особенного. Его память до девяти лет сохранила преимущественно звуки родительской брани, после - намешанную чехарду из образов отца, который говорил, что любит его и одновременно доставал палку, чтобы быстрее загнать в клетку в подвале, еще позднее - сложную схему из криков тех, кто не хотел умирать, и похвалы от людей, которые с благодарностью принимали вещи убитых.
Он вырос на противоречиях и выучил, что они скорее похожи на проеденные насекомыми доски у подвесного моста - нужно знать на какие и когда наступать, и тогда точно не свалишься.
Он согласился убить волшебника для волшебника при равной ненависти к ним обоим. Какое-то время назад он думал бы над решением подобной задачи немного дольше, чем сейчас, и точно бы не стал беспокоиться на счет того, чтобы утихомирить свой внутренний голод искусственными методами, но прожитые годы научили его разбираться не только с противоречиями, но и с компромиссами.
В равной степени с волшебниками он ненавидел и магглов, и какое-то время, стоило признаться, даже самого себя или других оборотней, но он не спешил, пока разбирался, что с этим делать, и отсутствие спешки воздалось ему сторицей. Он сам и некоторые из других оборотней стали казаться ему лучше всех остальных, потому что лучше знали, что в основании любого тела лежит кость, а в основе всего сущего - разрушение, и все попытки его обуздать и упорядочить - это всего лишь самообман. Он стал меньше ненавидеть магглов, потому что они воспринимались Фенриром примерно так же, как сами воспринимали овец в своих стойлах. С волшебниками все было сложнее, но с ними можно было всегда поговорить, прежде чем убивать.
Когда-то Фенрир вооружился тем фактом, что все смертно, а значит и убить он всегда успеет.
Он и стоявшему напротив него мужчине с золотыми, как у кошек, глазами, еще успел бы вырвать, при необходимости, горло. Последовательность - до богомола со шрамом или после - не играла никакой роли, как не играло никакой роли и то, что Фенрир мог умереть сам. 
- Я заберу из этого дома все, что мне понравится, - он дополнил цену, сочтя, что так будет справедливее. Работа, за которую он брался без гарантий, что его не надуют, требовала хоть какой-то компенсации, пусть даже и самой заурядной. - Сделаю все через пару недель. Ты прочитаешь об этом в газетах, а потом придешь сюда с моей палочкой. Я буду ждать три дня, а потом пойду искать, кто ты.
Он отошел от стены, вернулся к волшебнику и еще раз, демонстративно, втянул рядом с ним воздух носом. Черная дыра в груди поползла краями в стороны.
- И я смогу тебя найти.
Фенрир улыбнулся. Еще одно противоречие, которое он усвоил за жизнь - угроза убийства хорошо воспринимается, если при этом ты улыбаешься.
- А еще я хочу кое-что сейчас. Ты знаешь, где живет некто Лайелл Люпин?[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]

Отредактировано Fenrir Greyback (2020-09-05 11:09:22)

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+4

10

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Соглашение было заключено в тот момент, когда оборотень решил повременить с нападением на волшебника — просто в ту секунду волк об этом ещё не догадывался. Так, во всяком случае, рассуждал тот, у кого палочка была при себе — и кто умел использовать её надлежащим образом.

Условия сделки были приемлемы для обеих сторон, и скрывать это Эйвери не видел смысла. Набивать цену можно, когда имеешь дело с себе подобными. Оборотни — дело другое. Их не интересуют привычные человеческие игры. С ними лучше действовать максимально просто — тем более, если речь идёт о честной сделке. Их соглашение с Фенриром не предусматривало никакого надувательства: один преследует свои цели, другой — свои, по итогу каждый получает желаемое и убирается восвояси. Поэтому за последствия Эйдан не опасался.

Худшее, что могло произойти: Грейбека схватят и снова приволокут в Министерство. В этом случае для Эйвери появлялась вероятность нарваться на проблемы, потому что загнанный в угол волк запросто мог его сдать. Правда, он не знал имени, а Эйдан при необходимости сумел бы найти людей, которые подтвердили бы, что в момент преступного сговора он мирно попивал огневиски и вёл светские беседы в их компании. Нора точно не отказала бы ему в таком дружеском одолжении. Но лучше, разумеется, было обойтись без этого. В конце концов, Эйдан был заинтересован в том, чтобы операция по устранению Томпсона прошла успешно и его «заказ» был выполнен. Чутьё подсказывало ему, что Грейбек справится. Один ли или с друзьями — неважно.

— Забирай, что захочешь, — согласился Эйдан. — У него должно быть, чем поживиться.

Насколько ему было известно, будущий труп держал дома немало полезных побрякушек из разряда ходовых артефактов и кое-какие ценности, которые могли представлять интерес для всех, кто сумеет их продать.

— На дом нашего клиента, несомненно, наложены защитные чары, которые предупредят его о вторжении, учти это, — предостерёг Эйвери. — Для меня не принципиально, где конкретно он умрёт; главное, чтобы это произошло.

Теперь, когда они остались один на один в замкнутом пространстве, Эйдан не только держался, но и ощущал себя увереннее: с одним молодым оборотнем — тем более, пока тот без палочки и не в шкуре волка — он должен был справиться. Однако Фенрир то отдалялся, то приближался к нему, и это вызывало, пожалуй, некоторое раздражение, которому Эйдан, впрочем, не позволял себе поддаться, потому что исход этого разговора был ему небезразличен. Да и сам Грейбек вряд ли вёл себя так от хорошей жизни, поэтому стоило простить ему эти звериные повадки. Во всяком случае, повода хвататься за палочку волк ему не давал, даже если в его демонстративном принюхивании содержалась неприкрытая угроза.

— Не сомневаюсь, — невозмутимо подтвердил Эйдан. Фенрир уже знал, что имеет дело с сотрудником Министерства. Выяснить, с кем именно, при желании было далеко не невозможно. — Но этого не потребуется.

Ему даже понравилось, что Грейбек определил для работы двухнедельный срок. Если бы он пообещал управиться в три дня, Эйдан счёл бы его чересчур самонадеянным. Устранение волшебника требовало тщательной подготовки — это он знал по личному опыту. Так что две недели были разумным сроком — даже если часть этого времени Фенрир потратит на то, чтобы разузнать что-то о своём нежданном «благодетеле».

На улыбку оборотня Эйвери ответил улыбкой — в основном, из-за требования, которое внезапно предъявил Грейбек. Было совершенно очевидно, что он хочет заглянуть к Лайеллу Люпину в гости, и явно не ради того, чтобы выпить с ним чаю со сливовым пирогом. Эйдану это было безразлично. Волшебника, которым интересовался Фенрир, он едва знал и нельзя сказать, чтобы сильно ему симпатизировал. Люпин был слишком правильным и, как считал Эйвери, относился к числу тех, кто искренне пытался бороться с атаками разномастных тёмных существ, что никак не соответствовало далекоидущим планам Тома.

— Волшебник из Отдела регулирования магических популяций, — размышляя о своём, произнёс Эйдан, продолжая смотреть на Фенрира. — Считай, что тебе повезло.

Оборотень в этот миг наверняка подумал, что повезло на самом деле ему, и Эйдан даже не стал бы этого отрицать: если, решая свои личные проблемы, он стараниями Грейбека попутно избавит Министерство от одного радетеля добра и порядка, это пойдёт всем только на пользу. Однако сегодня повезло и Фенриру: в оплоте власти магической Британии трудились сотни волшебников, и Эйвери был вовсе не обязан знать каждого из них в лицо и по имени — что уж говорить о месте проживания.

— Точного адреса я не знаю, но недавно слышал в министерских коридорах, как один из его приятелей рассказывал другому, что Люпин звал его к себе в гости, порыбачить на озере Мэрифилдс. Значит, он живёт где-то недалеко. Вряд ли это густонаселённый район. Найдёшь.

На этом их переговоры достигли своего логического завершения, и торчать в этой дыре дольше не было никакой необходимости.

— До встречи через две недели, Фенрир.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

11

На следующие две недели Фенрир в самом деле превратился в газетные заголовки.
Он сам едва ли понимал, как это всякий раз происходило, и, к тому же, плохо читал, чтобы иметь возможность детально изучить, что эти маленькие, ровные строчки на желтоватой бумаге значат, но иногда к нему приходил кто-то из подельников и кидал скрученный сверток к ногам, хмыкая. Тогда Фенрир знал, что там что-то о нём. Что его ни разу не упомянутое в печатном тексте имя, пропитывает там каждую букву, как кровь из разорванной глотки пропитывает одежду мертвеца.
“Нападание оборотней на дом сотрудника Министерства Магии!”
“Очередной акт жестокости со стороны полу-зверей”.
“Чудесное спасение ребенка”.

Фенрир разбирал эти фразы буква за буквой и смотрел как бы сквозь них в самую суть.
Он помнил как вместе с другими волками, презирая жар и ломоту в теле, они прятали одежду за камнями на берегу озера Мэрифилдс. Как под бледным светом принялось отслаиваться собственное мясо от костей, как потерял краски и приобрел совсем иную структуру мир вокруг, а после, на рассвете, во рту еще оставался вкус крови, и на теле, назойливо ссадня, образовались свежие раны - символ славной охоты.
Газеты после таких ночей, как правило, помогали восстановить ход событий, и теперь из них, медленно и скрупулезно разобрав текст, Фенрир знал, что у него, скорее всего, будет еще один сын, если, конечно, мальчик переживет следующую Луну.
Если его отец не решит, что тот не достоин ничего кроме смерти.

“Массовое убийство на Гринвич-авеню”.
“Резня на тихой улице”.
“Никто не выжил во время нападения на…”

Эти статьи Фенрир не пытался прочесть. События того дня, а, вернее, тех дней, он помнил хорошо. Он так и не поинтересовался именами людей, которых собирался убить и убил, но сопоставил связи между ними и примерно понял, кем были для мужчины со шрамом на лице худенькая, почти прозрачная женщина, очень похожий на неё подросток и пищащий сверток на руках. Связи в таких вопросах всегда были важны. Удары по ним были, как правило, болезненнее, чем по отдельным личностям, между которыми они натянуты, а потому достаточно было забрать пищащий сверток и никакие защитные чары на доме уже были не важны.
Он выдал все за ограбление.
“Принесите мне все ценное в доме, и никто не пострадает”.
“Сложите свои палочки, кольца, броши, браслеты, часы и всю мелочь из карманов в центр комнаты, и никто не пострадает”.
“Не пытайтесь вызвать хит-визардов или подать сигнал соседям, и никто не пострадает”.
Пострадали, разумеется, все.
В целом, Фенрир мог бы сказать, что его спровоцировал тот самый подросток, решив, что удар стулом сможет остановить или обездвижить напавшего на их дом грабителя. Пацан был бы прав относительно магглов или даже большинства магов, но не был прав против Фенрира.
Фенрир был даже крепче, чем большинство своих собратьев, и если падал, то вставал, группировался, срывался бежать и сворачивал шеи в одно движение. Пищащий сверток в тот вечер голосил неистово и раздражал неимоверно, поэтому все, что было сделано оборотнем, было сделано быстро.
Голову владельца дома он поставил на каминную полку в гостиной, рядом с колдографией, на которой все обитатели дома были вместе и, суетясь перед камерой, неловко улыбались. Голова сохранила какое-то удивленное выражение на лице, которое дополнительно подчеркивал застарелый шрам.
Потом Фенрир поел из пищащего свертка, заодно заставив его перестать издавать звуки, собрал из принесенных ему даров то, что приглянулось больше прочего, перепробовал чужие палочки на вес и послушание, мстительно разломал и ушел, подпалив дом.
Он знал, что при том, насколько близко находились дома соседей, пожар успеют потушить раньше, чем он уничтожит все следы трагедии внутри, но ему просто нравилось поджигать дома. В отсветах пламени было что-то согласованное с ним самим. Что-то его умиротворяющее.
На следующий день он разобрал на главной полосе газеты в руках у бегущего по улице джентльмена: “Никто не выжил…”,  - и понял, что это о нем.
Тогда Фенрир пошел на Собачий остров. Отогнул доски, заколотившие вход в одно из зданий Канэри-Уорф, поднялся в комнату, которую называл по имени этого места “Канарейкой” и стал ждать.
День клонился к закату. Таких закатов он готов был пережить здесь еще два.
[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+2

12

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Распрощавшись с Фенриром на двухнедельный срок, Эйдан отправился жить своей жизнью, как ни в чём не бывало. Он не испытывал сомнений по поводу этой, если так можно выразиться, сделки, и был уверен, что Грейбек выполнит то, что ему было поручено, потому что у оборотня была мотивация, да и задача перед ним стояла вполне посильная и, вероятно, отчасти даже приятная. Лёгкое беспокойство внушал, разве что, интерес Фенрира к Люпину — в том смысле, что побочные цели могут отвлекать от основных, а это было бы нежелательно. Не хватало только, чтобы служители порядка или сердобольные неравнодушные граждане сцапали его волка раньше, чем тот доберётся до Томпсона. Вот это было бы в самом деле нехорошо.

Однако заказ был исполнен в срок. Фенрир был прав: в газетах о нём действительно писали. Эйдан несколько успокоился, когда прочёл о нападении оборотней на дом сотрудника Министерства Магии и «чудесном спасении» ребёнка Люпина. Спасение, как же. Скорее, изощрённый способ мести.

Имени Грейбека в газетных текстах, конечно, не было, но догадаться, о ком шла речь, было нетрудно — во всяком случае, Эйдану. После их разговора сомневаться в том, кто наведался в гости к Лайеллу Люпину, не приходилось. Чем именно Фенриру так насолил волшебник из Отдела регулирования магических популяций, Эйдан понятия не имел, но это наверняка было связано с его родом деятельности. Может быть, Люпин перешёл дорогу кому-то из дружков Фенрира, а может, просто косо посмотрел на него самого. Эйдан полагал, что его это не касается. Ему достаточно было знать, что Грейбек разобрался со своей личной вендеттой и теперь может уделить должное внимание доверенной ему работе. Он продолжал ждать.

Прочтя в утренних газетах о безжалостной расправе над семьёй Томпсонов, Эйдан удовлетворённо хмыкнул. Колдографий с изорванными окровавленными телами там, конечно, не было, как не было и причин сомневаться в общей правдивости фактов под маревом опубликованного текста, снабжённого, пожалуй, даже чересчур красочными описаниями этого чудовищного злодеяния — можно было подумать, что журналист получает искреннее удовольствие от живописания места жестокого преступления. Акулы пера — те ещё маньяки. Вероятно, автор только порадовался бы, узнай он, что за ограблением и поджогом дома в действительности скрывалось самое что ни на есть целенаправленное убийство, совершённое по предварительному сговору.

Эйдан не стал тянуть и откладывать финальную часть сделки в долгий ящик. Он аккуратно проверил информацию по доступным каналам. Живых после нападения Грейбека в доме Томпсона не осталось. Эйдана это вполне удовлетворило. Перенеся на более поздний час свидание, обещавшее затянуться до глубокой ночи, он прихватил с собой волшебную палочку Фенрира и отправился на встречу с оборотнем.

«Канарейка» была районом старых доков, пришедших в запустение лет десять, а то и пятнадцать тому назад, заброшенным и не нужным никому, кроме всякого отребья. Не самое приятное место, но Эйдану случалось бывать и не в таких. Он не любил их, но и не боялся: это был совсем иной мир, в принадлежности к которому сложно было заподозрить одетого с иголочки волшебника из аристократического рода. И тем не менее, этот мир всегда был близко, совсем рядом, он таился где-то за левым локтем и неотступно следовал за Эйвери, прячась в тени внешнего лоска светских приёмов и дорогих интерьеров — возможно, потому, что когда-то давно Эйдан выбрал этот мир, как этот мир выбрал его. С тех пор они стали неотделимы друг от друга.

Волк на Собачьем острове — в этом присутствовала некая ирония. Аппарировав в нужный район, Эйвери не с первой попытки нашёл нужное здание — все они здесь выглядели примерно одинаково: серыми, заброшенными и убогими. Он вошёл через дверь. Оборотень уже его ждал.

— Добрый вечер, Фенрир, — поздоровался Эйдан. Потому что даже когда имеешь дело с полузверем, следует оставаться человеком.

— Прочёл о твоих деяниях в газетах, как ты и говорил. Хорошая работа.

Неспешным, расслабленным движением Эйдан запустил руку в складки мантии. Потом он так же медленно, глядя Фенриру в глаза, извлёк на свет чужую палочку, сделал шаг вперёд и протянул её владельцу.

— Как договаривались.

Хотелось бы, чтобы теперь, когда они достигли определённого итога, Грейбек не выкинул ничего… звериного.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

13

Большую часть ожидания Фенрир провел на одном месте, в одной позе и с одной мыслью в голове.
Если Волшебник не придет после третьего заката - я смогу его убить.
Страстей, предпочтений и желаний по этому поводу он никаких не испытывал, насколько мог судить, скорее воспринимая саму фразу как предначертанность, на которую уже никак не мог повлиять сам.
Ему не надо было убеждать себя в том, что должен будет покарать обманщика, не надо было пока строить планы о том, как именно он это сделает, или почему ему этого делать не придется, для ожидания ему не требовалась пища, три дня можно было обойтись даже без воды, а затекающие время от времени мышцы получалось размять в те моменты, когда приходилось встать, чтобы отлить в углу комнаты.
Все было полно определенности, поскольку действовало по заранее заготовленной схеме. Подобные периоды - от одного рывка и до другого, можно было бы назвать периодами отдыха, когда накапливалась израсходованная энергия и все вокруг замирало.
Такому состоянию выжидательного покоя Фенрир научился в то время, пока сам был слишком слаб для прямых и активных нападений, когда жизнь чаще загоняла его в угол, чем давала загнать туда кого-то еще. Когда ему еще случалось пачкать пол в углу той же Канарейки собственной кровью и ждать пока затянутся полученные раны, а подбитые глаза снова смогут различать предметы достаточно четко.
Фенриру было каким опытом поделиться с тибетскими монахами, им, наверняка, было что сказать ему, но ни он, ни они понятия не имели о существовании друг друга.
Трех закатов ждать ему не пришлось. Волшебник появился раньше. Видимо, он много читал газет.
В комнатенке он, как часто бывало с теми, кто не умел или не хотел скрываться, появился не сразу. Сначала заскрипели под ногами доски на лестнице, заставив оборотня переползти с задницы на корточки, чтоб удобнее было прыгнуть, и повернуться корпусом в сторону входа. Потом, едва заметный среди канареечной вони, в помещение вполз запах гостя, уже достаточно узнаваемый, чтоб не приходилось сомневаться, в том, что он один, но недостаточно убедительный, чтобы расслабиться.
С волшебниками расслабляться нельзя было вообще никогда.
Как и в принципе, находясь в не-одиночестве, расслабляться не стоило.
Отстутствие внешних признаков агрессии у людей никогда не свидетельствовало о том, что они её не испытывают и не продемонстрируют. Вид человеческий в этом отношении был тем еще лживым дерьмом. К тому же дерьмом исключительно благожелательной вежливости временами.
Волшебник поздоровался с Фенриром, тот не ответил. Промолчал и позже, когда его похвалили, и встал только тогда, когда из рукава мантии появилась палочка. Его движение в направлении протянутой руки было быстрым, а все внимание оказалось приковано к предмету к ней.
Черную древесину он знал и помнил еще до того, как сам впервые взял в руки. Палочка была много старше его и по первости принимала его непокорно, но сейчас выглядела манящей и знакомой до последней царапины на гладком корпусе - от удобной рукояти и до слегка стесанного кончика. 
- Это моя, - без благодарности, Фенрир забрал свое себе. Его вряд ли можно было обвинить в сентиментальности, но после месяца обожженных и ужаленных ладоней он наконец почувствовал родство с зажатым в пальцах предметом. Его палочка была как он сам - плотной и прочной, умела гнуться, не ломаясь, и, что важно, всегда возвращаясь в прежнюю форму.
Фенрир сделал легкий жест в сторону окна. Давно лишившаяся стекол рама задрожала крупной дрожью. Он ухмыльнулся. Палочку убирать не стал. План про убийство после третьего заката нарушился. Стагнация прервалась раньше времени, и теперь предстояло решить, как расстаться с не таким и незнакомым незнакомцем.
Фенрир постучал себя палочкой по бедру, склонил голову в сторону, размышляя.
- Ты - странный, волшебник. Ты держишь свое слово, но ты хорошо говоришь и пахнешь, как приличный человек с деньгами. Пахнешь, как мой враг и моя добыча. Почему я не должен убить тебя сейчас?
Угрожать он при этом и не думал, обычно вообще не утруждая себя угрозами. Скорее, столкнувшись не с самой типичной ситуацией для себя, Фенрир пытался в ней разобраться и спрашивал совета. Можно сказать, по-дружески.
[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+3

14

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/368222.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 38; S|1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>Министерство Магии <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Присмотревшись к Фенриру, выглядевшему в этой вонючей дыре вполне уместно и органично, в отличие от него самого, Эйдан заметил, что настороженность оборотня никуда не делась. Ничего удивительного в этом не было: Грейбек по-прежнему не доверял волшебникам, ни в целом, ни в частности. Эйвери не мог его за это винить: его собственное отношение к полузверям как классу тоже не изменилось. Забавным было другое, а именно взаимность и обоюдность их настороженности. Как ни странно, это успокаивало.

Когда он вошёл, Фенрир посмотрел на него волком. Но сейчас он был один, без своих дружков, и выглядел, казалось, чуть более прилично, чем при их прошлой встрече, когда его приволокли в Министерство как подозреваемого преступника. Теперь они находились в изначально более естественной или, по крайней мере, хорошо знакомой для оборотня обстановке, да и сам Эйдан, которому сегодня не приходилось в спешке перекраивать планы, рисковать и подстраиваться под случайные обстоятельства, чувствовал себя спокойнее. Это позволяло ему лучше сконцентрироваться на собеседнике и увидеть в нём то, чего он толком не разглядел в прошлый раз — того мальчишку, которого он заметил несколько лет назад возле дома заводчика фестралов, чья фамилия благополучно выветрилась у него из головы.

Грейбеку было сейчас, наверное, лет двадцать. Уже много натворивший, но всё ещё молодой волк. Подрастающий волчок, научившийся убивать — что не так уж сложно — но пока не разобравшийся в том, как устроить себе безбедную жизнь бок о бок с волшебниками, и до сих пор явно не слишком-то задумывавшийся о пользе умения договариваться.

Получив назад свою палочку, Фенрир не стал её убирать и продолжал держать в ладони, пока они говорили. Соскучился, наверное — около месяца без неё пробегал, а Эйдан имел удовольствие наблюдать, как оборотень управляется с чужими артефактами. Как магический инструмент палочка в руках Грейбека его точно не пугала. Впрочем, это не помешало Эйвери в глубине души порадоваться, что находка в самом деле принадлежала молодому волку. Было бы неловко, если бы она оказалась чужой.

Когда он заговорил — казалось, с искренним недоумением — просто рассуждая и будто бы делясь с ним своими сомнениями, Эйдан не смог удержаться от короткой улыбки. Возможностей побеседовать с цивилизованным человеком Фенриру явно не хватало. Что ж, он вполне мог подсказать оборотню ответ.

— По той же причине, почему тебя сейчас не должен убить я, — охотно пояснил Эйдан, с лёгкостью перенимая «дружеский» тон отвлечённых (почти философских) размышлений молодого волка. — Потому что мы ещё можем быть друг другу полезны в будущем. Я не твой враг и не твоя добыча. Не все волшебники одинаковы. И не все волки — тоже.

Луч закатного солнца просочился в комнату через лишённое стёкол окно. Помещение это нисколько не украсило.

— Ты отличаешься от своих приятелей, Фенрир: у тебя есть склонность думать головой. Это может сослужить тебе хорошую службу. Скоро ты станешь сильнее и захочешь больше, чем у тебя есть сейчас, но не всё можно получить, вгрызаясь клыками в плоть.

Возможно, стоило упростить эту мысль и перевести её в конкретные и более привычные для оборотня категории.

— Если тебе понадобится информация — адрес ещё какого-нибудь типа вроде Люпина, к примеру, — я смогу достать её для тебя. Если мне понадобится ещё кого-то убить, ты сделаешь это для меня.

Простая честная схема наподобие той, которую они провернули только что. Неудобные люди попадались на пути Эйдана периодически. Некоторых он устранил сам — но всегда хорошо иметь в запасе возможность сделать грязную работу чужими руками.

— Впрочем, если тебя заинтересуют другие способы оплаты, это тоже можно обсудить. — Оборотням, вероятно, тоже нужны деньги. — Что скажешь?

Фактически, это было предложением долгосрочного сотрудничества — и никто из них уж точно ничего не терял.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

15

Иногда Фенриру чудилось, что и без полнолуния его зрение перестраивалось под волчье. Краски окружающего мира будто бы выцветали, а контуры предметов, наоборот, становились четче. Фокус на цели концентрировался лучше, и каждая последующая секунда наполнялась такой готовностью, что дальше, казалось бы, следовало только атаковать.
С палочкой в руках сделать это было даже проще, и это знание пьянило отдельно.
Снова разрасталась черная, голодная дыра внутри, а привычка воспринимать волшебников не иначе как добычу обрисовывала яремную вену на шее одного конкретного в косых лучах забравшегося в комнату заката так четко, что можно было заметить, как в ней пульсирует кровь. Если прислушаться, то можно было услышать биение чужого сердца, и дальше в сознании сама собой отрисовывалась картина, в которой по коже за белый, накрахмаленный воротник тек багровый ручей, а удары становились все глуше, глуше…
Фенрир дышал глубоко, чтобы слушать, что ему говорят, а не чужой пульс. Человеческое любопытство глушило звериный голод. Это было не самым привычным ощущением для оборотня, но, пожалуй, ему нравилось.
Пожалуй, ему нравилось слышать от своего врага похвальбу, а не крики ненависти или мольбы о пощаде. Особенно, если учесть, что он не улавливал ни в тоне, ни в мимике волшебника откровенной лжи. Фенрир и сам чувствовал, что он не такой, как другие оборотни, и сам знал, что становится сильнее.
Год назад, например, у него еще не получалось догнать оленя в человеческой форме, а сейчас он справлялся с этим легко, потому что выучил, как движутся эти звери.
Два года назад он не думал, что иногда полезно говорить своим жертвам то, что они хотят услышать перед смертью, а теперь знал, что это влияет на качество мяса.
Он много и внимательно наблюдал, как другие оборотни в стае, с которой он иногда жил, общаются друг с другом и теперь на всякий случай представлял, как каждого из них можно убить.
Он много думал и за счет этого действовал все эффективнее и, продолжая думать сейчас, понимал, что в словах собеседника, вернувшего ему отцовскую палочку, есть правда. Пока у Фенрира, конечно, не получалось представить то абстрактное, чего можно было бы достичь, не проливая кровь, но он и не исключал, что такие вещи в принципе существуют.
Черная дыра пульсировала и вопила о своем голоде, но он будто сумел очертить вокруг неё границы. Такого с ним тоже раньше не случалось, но, кажется, это могло быть полезным.
Поведя из стороны в сторону шеей и плечами, расслабляясь, Фенрир сделал пару шагов назад. На дальней дистанции он становился более уязвимым для заклинаний - от волка можно было считать такой жест за жест примирения.
- Скажу, что хочу съесть твою печень, - Фенрир кивнул самому себе. Сырую печень он и в самом деле любил, - Но не буду пока этого делать. Я найду тебя, когда ты мне понадобишься.
Еще пара шагов отступления, не сводя с волшебника взгляда. Фенрир запоминал его лицо, фигуру, запах - все то, что помогло бы при необходимости взять след возле министерства.
Потом Фенрир задумался на тему того, как явно не обладающий его талантами теперь уже союзник сможет найти его, но быстро нашел выход. Вонючая, гниющая изнутри “Канарейка” все еще оставалась самой стабильной точкой в жизни оборотня.
- И буду иногда заходить сюда, если понадоблюсь тебе. Только не оставляй записок. Я не люблю буквы.
Кивнув, опять же, скорее себе, Фенрир аппарировал, унося с собой и странность заключенного союза и личное переживание о свершении чего-то принципиально нового для себя.[icon]https://i.imgur.com/qE1Neab.gif[/icon]

Отредактировано Fenrir Greyback (2020-09-19 17:46:56)

Подпись автора

Сыночка вообще космос, конечно!

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [весна 1965] debts


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно