Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Все для квиддича » Книжные полки


Книжные полки

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://2.bp.blogspot.com/-soMmsdlsXDQ/VdGbd0zP6oI/AAAAAAAADMI/eOq29wGDcfM/s1600/o.29229.jpg

Эта тема предназначена для интересных статей, касающихся мира ГП, хороших фанфиков, книг о Британских островах, интересных ресурсов и тому подобного.
Пожалуйста пишите короткую аннотацию к ссылкам или указывайте автора и ссылку на ресурс при перепосте.

Код:
[b]Название:[/b]
[b]Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.):[/b]
[b]Про что (аннотация, краткое описание):[/b]
[b]Ссылка на ресурс и указание автора:[/b]

[spoiler="Перепост"]Если репостите полностью[/spoiler] 
Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/6/911408.gif

"Oh, for Merlin's sake - yes, he was trying to kill you. Get used to it. Only boring people never have that experience." (с)

Нет иного рассвета, чем в нас (с)

Автор графики - прекрасная Аннетт.

+2

2

Я читал его сто лет назад, но он запал мне в душу навсегда.

Название: Burglars' trip aka Взломщики
Что: весьма протяжённый фанфик с неканоническим взглядом на канон
Про что: Северус Снейп, Люциус Малфой, "а также все остальные милые чудовища, встречающиеся им в пути"
Ссылка на ресурс и указание автора: автор valley, ссылка http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=569

+3

3

Название: Красивые парни
Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.): Фанфик
Про что (аннотация, краткое описание): Зарисовка об Ордене Феникса времен первой магической войны, главная героиня - Доркас Медоуз.
Ссылка на ресурс и указание автора: https://hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic. … 75&l=0
автор - Айриэн

Текст фанфика

В девять вечера уже темно. Дождь только что кончился, в окно смотрит луна — круглая, золотая, точно свежая лепешка. Прохладно, как в любую августовскую ночь, и хорошо, что прохладно, — голова кругом от чёрт знает которой аппарации за день. Как после поезда. В школе Доркас укачивало в поезде, потом перестало.
Ликвидатор Медоуз давно не ездит в поездах, и даже на метле почти не летает: налетаешься тут. С утра коттедж под Глазго — там старуха в сундуке нашла ржавые ножницы, летали вокруг нее, перед носом щелкали. Подумала — еще заколют, вызвала ликвидаторов. Перестраховщица несчастная: игрушка оказалась, да и тупые, тряпки не проткнут. Только время зря потеряли. Оттуда сразу в Плимут, выручать горе-изобретателя: купил в Лютном книжку, аппарировал с ней домой, открыл, а она ему чуть руки не откусила. Хозяев магазина, конечно, сразу пошел трясти аврорат, много интересного нашли, но этот ученый-копченый и сам хорош, тридцать лет скоро, а голову всё из задницы не вынул. Сколько раз предупреждали: не лапай сомнительные предметы без перчаток… В общем, едва успела в министерство отчитаться и в том магазине помочь кое-что обезвредить, а к обеду уже сорвали в Ноттингем, дело обычное.
Ну как обычное… Вроде бы кто-то обронил куклу в школьном дворе, дорогую куклу, ученицы средней школы преподобного Уотерби разве что в витринах видели таких длинноногих пластмассовых девиц в блестящих платьях. Конечно, девчонки наперегонки бросились с ней играть, откуда им догадаться, что такую красоту здесь потерять было некому: справа трущобы, слева фабрика дымит, дочки миллионеров вряд ли по таким местам прогуливаются, это местные даже в каникулы стайками на школьной площадке — куда еще-то… Двух, которые успели дотронуться, отправили в Мунго, там говорят — чудо, что не насмерть, еще нескольких Доркас пришлось едва ли не заклятиями раскидывать с площадки: а ну как полезут помогать подружкам? Тогда двумя не обошлось бы. Толково дрянь заколдовали: возьмись эти из отдела незаконного применения маггловских изобретений сами снимать проклятие — тоже мало бы не показалось. Даже министерскому ликвидатору, дрогни рука хоть на дюйм, не показалось бы: ликвидатор тоже, говорят, раз в жизни по-крупному ошибается.
После Ноттингема пришлось метнуться еще в три места, хорошо хоть успела купить сигареты в табачной лавке, — но выкинуть школу из головы не получается. Казалось бы, не вчера родилась, и работаешь не мороженщицей, всегда ждешь какой-нибудь пакости, а последние годы и подавно всё вокруг в два цвета: то черные рамочки в «Пророке», то зеленое над очередным домом светится. Многие привыкли, люди взрослые. А когда детей — не привыкнешь. Умом понимаешь — убить хотели, не ранить, повезло девочкам. Понимаешь — тому, кто это сделал, было плевать, что дети, он не детей убивать шел, а магглов. Понимаешь — кукольник сам знает, на что клюнут жертвы: чистокровному недосуг разбираться в дорогих маггловских игрушках, вот полукровке запросто. Чего там, его соседи могли в той школе учиться, родня даже… Нет, сколько ни понимай такое, а привыкнуть никак. И к лучшему: пока не привыкла, такой, как эти, вряд ли станешь.
Доркас курит, стряхивает пепел в обрезанную пивную жестянку, пытается ни о чем не думать. Даже получается — с минуту, пока на подоконник не приземляется серебристый сеттер и не сообщает голосом Фабиана Прюэтта: «Как можно скорее, где обычно».
Хорошо, не успела переодеться, можно сразу бежать. Напоследок машинально бросить взгляд в зеркало в прихожей, хотя что там нового можно увидеть — почти наголо стриженная костлявая сорокатрехлетняя лошадь, то ли загналась, то ли всегда такая была…
И что я там забыла после работы, спрашивает Доркас у отражения.
Как что, усмехается Доркас-в-зеркале.
У тебя там самые красивые парни.

«Кабанья голова», разумеется, уже заперта, но Доркас знает, с какого входа стучаться, чтобы открыли. И как пройти туда, где ждут, — тоже. Защитные чары на этой двери чужих не пропустят, Эйб соображает.
Обшарпанная подсобка с порога кажется еще обшарпаннее. Не потому, что здесь прибираются только перед общими собраниями, хотя и то не всегда, а потому, что всё, как говорит уважаемый директор, познается в сравнении. Кресло, на самом-то деле, еще ничего, потрепанное только, а так — ножки целые, вата не торчит. Но в кресле уютно устроился Бенджи Фенвик, руки на подлокотниках, пальцы чуткие, гибкие, такие бывают только у музыкантов и колдомедиков, и подлокотник под такими пальцами кажется еще более облезлым, чем есть, а полосатая обивка, когда-то бывшая красной с лиловым, — еще более выцветшей и нелепой рядом со светлыми, даже на вид шелковыми кудрями и лицом, настолько же молодым, насколько стара ткань, нежным, как с открытки… одноклассницы, наверное, завидовали. И Прюэтты, понятно, тоже здесь. Какой дурак первым сказал, что их не различишь? Оба, конечно, одинаково рослые, сильные, у обоих плечи в дверной проем. Оба рыжие, как лисы, у обоих глаза цвета гречишного мёда. Но принять Гидеона за Фабиана, а Фабиана за Гидеона может только тот, кто ни разу их вблизи не видел. Гидеон не раскачивался бы на стуле и не размахивал часами, царапая их обо что попало, а Фабиан не встал бы посреди комнаты, сложив руки на груди и созерцая происходящее с иронической улыбкой. Улыбки у них тоже разные, ни за что бы не спутала. И голоса разные, особенно когда они, как сейчас, спорят.
Доркас кивает с порога (кажется, не заметили), опускается на продавленный диван у дальней стенки (так и не заметили, надо поставить им на вид), слушает ребят и очень внимательно смотрит на них. Приятно посмотреть, как красивые парни спорят.

— Флетчер божился, что сам слышал. Говорит, в лавку зашел, взять кой-чего по мелочи… — горячится Фабиан.
— Взял, нашел, едва ушел, хотели додать — не сумели догнать, — отбривает Гидеон. — Сам-то этому треплу веришь?
— А чего нет? Прошлый раз он правда помог, как ни крути.
— Зато позапрошлый еле выкрутились.
— Пока вы разберетесь, кому верить, они пол-Британии разнесут, — спокойно вставляет Бенджи. — Как зацепитесь языками — сам Волдеморт явится, и того не заметите.
— Меня точно не заметили, — подает голос с дивана Доркас. — Причем ты, Фенвик, тоже. Ну, полюбуюсь на вас, куда спешить-то…
— Спешить-то, кажется, есть куда, — отвечает Фабиан. — По крайней мере, если Данг не врет.
— Давай уже, излагай, что он там намолол, не то опять до утра просовещаетесь, знаю я вас, хороших… — Изготовившись слушать, Доркас закуривает еще одну сигарету из пачки, купленной в маггловской лавочке близ ноттингемской школы.

Излагает Фабиан, надо сказать, толково, лекций в духе Биннза не читает. Всё по делу, всё понятно. Место — невдалеке от Голспи, опять Бог весть где на севере, ну да аппарация туда добивает. Время — сегодня, ближе к полуночи. Противников — двое и более, по крайней мере, Флетчер в Лютном подслушал двоих. Скорее всего, столько и будет, больше на сиротский приют вряд ли понадобится. Защищаться там некому, а старое здание обвалить — двоих волшебников выше головы. Если они знают, куда бить, и готовы туда ударить.
— Магглы, говорит, решат, само так вышло, — Фабиан не может скрыть возмущения пополам с брезгливостью, да и не пытается. — Развалюха старая, мало ли, обветшало всё и сложилось, как карточный домик, а копать — кому они нужны, оборванцы ничейные, и у управляющей из родных никого…
Эти, в Ноттингеме, тоже считали, что девчонки из окраинной школы никому не нужны, думает Доркас. Они всегда так считают. А нам друг друга бы пока посчитать.
— Так. Из старшей боевки или аврората кто-то еще будет?
— Откуда, — пожимает плечами Гидеон. — Шизоглаз в Мунго отдыхает, Лонгботтом на сутках, а Боунс…
А Боунс там же, где его братья, — старший как раз дома на каникулах был. Четвертый курс, то есть уже пятый. То есть не будет пятого, а младшему и первого не будет, а Эдгара все равно сразу же вспомнили, едва о боевке речь…
— Разведку спрашивали?
— Поди разведай еще, где та разведка, — криво ухмыляется собственной шутке Фабиан. — Данг как раз говорил, хотел было их найти, не нашел. Люпин, сама знаешь, болеет, а Блэка с остальными в таком раскладе всегда ищи-свищи, с собаками не найдешь. Этот чёрт мне и донес…
— Еще раз, где именно в Лютном он это услышал?
— Лавчонка в начале переулка, в подвале, без вывески. Он под оборотным зашел, там его знать знают, а видеть не рады. Заслушался, говорит, маскировка сходить начала, еле ноги сделал.
— И вот этому нам предлагается верить, — сдвигает брови Гидеон. — С ним что воровать, что воевать, сам не рад будешь.
— Зайдем с другого бока, — отвечает Доркас. — Кто-то здесь будет рад, если это окажется правдой, а мы постоим в сторонке?
Молчат. Пожалуй, такое молчание — действительно знак согласия.
— Тогда идем. Если через четверть часа никого больше не будет, идем как есть. С двумя мы втроем справимся, с тремя тоже, внештатное по ситуации. За старшую я, всё равно больше некому, разберусь. Фенвик, колдомедиком ты идешь?
— А кому еще, — кивает Бенджи. — Вы все по другой части, а Марлен…
А Марлен там же, где ее муж и мама. И сестра дома как раз была, на каникулах, пятый курс, шестого не будет, а второго колдомедика надо еще где-то искать, жить-то придется.
— Аппарируем, на метлах не успеем. Про маскировку до времени помним?
— Помним.
— Приказы выполняем?
— Выполняем.
— Друг друга из виду не упускаем, — вставляет Фабиан.
— Тебя, Фаб, упустишь, ты как рассядешься, луну закроешь.
— Луне-то что, она ко всем одинаково, на кого посмотрит, того и видать. Это у нас свободный выбор: своим поможем, а чужим подгадим, да чтобы огорчились как следует.
— Волдеморт ночами плачет, — похоронным голосом тянет Бенджи, — кто-то в Ордене свинячит.
— А в ответ ему: не плачь, за тобой похуже срач, — срезает Доркас. — Мы стишки сочинять будем или собираться?

Стрелки Фабиановых поцарапанных часов показывают четверть часа до полуночи. С моря тянет холодом, ровный лунный свет заливает окрестности деревни Голспи, высокий холм поодаль, чахлые деревца и двухэтажное старое здание приюта: если кинуть чем надо в несущую стену, одни развалины останутся. Вокруг никого. Ну как — пока никого, еще появятся.
Они в самом деле появляются. Двое в масках не спеша выходят из-за дальних деревьев и направляются к зданию. Так, не срываться прежде времени, дать подойти чуть ближе, а потом — сбросить маскировку и подать знак Прюэттам: они как раз удобно засели.
Ну что, не ждали? Палочки свистят в воздухе, заклинания проносятся мимо, сталкиваются друг с другом, отлетают от щитов. Обычная боевая сшибка, нехилые, правда, гады — ну да ничего, втроем на двоих справимся…
— Слева! — Доркас рефлекторно озирается на голос и понимает, что это она зря: предупреждали не ее, а кого предупреждали — не успел. Бенджи в один прыжок подлетает к Гидеону, плечо которого заливает кровь, Фабиан встает рядом и прикрывает обоих щитовыми. Правильно, от двоих можно и одной отбиться, если очень захотеть… от двоих?
Эти, в масках, оба исчезли, как и не было. А навстречу — без маски, лицо змеиное, мантия на ветру развевается. Не идет, а скользит по земле. Не обознаешься.
«Явится, а вы не заметите». И не отобьются: один ранен, другой колдомедик, а щит против такого недолго продержишь… Ладно, внештатное — по ситуации.
Хорошая ликвидаторская привычка — даже летом не выходить без перчаток.
— Портус! — громко, чтобы ребята слышали. Перчатка летит в сторону. — Десять секунд, уходите!
На мгновение оглянуться: увидели, где упала? Вот и отлично. Приказов слушаться они умеют, а привлекать за незаконное создание портключа уже некого.
Палочка вылетает из руки — куда-то назад. Да и чёрт с ней уже, парней отправить успела, и ладно.

— Думаешь, справилась? Наивная женщина, — равнодушно роняет Волдеморт. — Я всё равно возьму то, что захочу.
«Взял, нашел, едва ушел, хотели додать — не сумели догнать».
Доркас смотрит в лицо, не меняющее выражения, — и щурится, отвечая полуулыбкой на улыбку Гидеона Прюэтта… конечно, Гидеона, кто же их спутает.
— Как глупо и как действенно, — красноватые глаза смотрят куда-то мимо. — Я ведь знал, что дождусь тебя. Приманить на убогий приют — это не могло не сработать.
«Кому они нужны, оборванцы ничейные».
Вот нам с тобой и нужны, Фабиан, улыбается Доркас. И пока оно так, мы в этих не превратимся, правда.
— Это ваше никчемное сострадание, так ведь? — узкий рот лениво растягивает звуки. — Гнилое желание защитить слабых от сильных? Вот видишь, куда это приводит. Стоит мне взмахнуть палочкой — и от тебя останется кучка мусора…
«А в ответ ему: не плачь, за тобой похуже срач», — Доркас мысленно подхватывает шутку Бенджи и смеется.
— Впрочем, Темный Лорд разумен и готов покровительствовать достойным. — Бледные пальцы поглаживают палочку; так можно гладить змею и нельзя — человека. — Подумай, ты же чистокровная, Доркас Медоуз, и ты могла бы добиться многого…
— Нет, парень, не срастется у нас, — хохочет Доркас.
И, пока в глаза не бьет зеленым, успевает добавить:
— Ты некрасивый.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/6/911408.gif

"Oh, for Merlin's sake - yes, he was trying to kill you. Get used to it. Only boring people never have that experience." (с)

Нет иного рассвета, чем в нас (с)

Автор графики - прекрасная Аннетт.

+2

4

Название: Кодекс семейства Малфоев
Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.): Фанфик
Про что (аннотация, краткое описание): небольшая зарисовка на тему популярной в фанфиках про аристократов "фишки": семейного кодекса.
Ссылка на ресурс и указание автора: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=5313
автор - Elvira

текст фанфика

- Папа, - говорит Драко, дергая Люциуса за рукав, - ну папа же!
Лорд Малфой нехотя отрывается от чтения «Пророка» и укоризненно смотрит на сына – такого смешного в купленном во время отдыха во Франции матросском костюмчике. Можно было бы проигнорировать маленькую требовательную ручку, но это лишь отсрочит неизбежное – Драко начнет хныкать, потом орать, реветь, призывать на помощь Нарциссу и домовых эльфов… Поэтому Люциус отбрасывает газету в сторону (ничего интересного – акции «Мэджик фуд» опять поднялись в цене, а румынский Министр магии снова поссорился с болгарским) и произносит вежливо, но с должной долей усталости, дабы устыдить мальчика:
- Между прочим, папа утомлен после тяжелого рабочего дня. Папа надеялся, что хотя бы в собственном кабинете он сможет отдохнуть!
- А бабушка сказала - мы такие богатые, что нам незачем работать! – радостно выпаливает Драко и, не дожидаясь приглашения, мгновенно забирается к отцу на колено. – Значит, ты врешь!
Люциус временно теряет дар речи: да что ж это такое! Дал Мерлин тещу…
- Так вот, - ничтоже сумняшеся продолжает Драко, - я хотел тебя спросить. Когда ты покажешь мне наш Кодекс?
Чего-чего, а этого вопроса Люциус определенно не мог предвидеть. Впрочем, рано или поздно…
- Зачем тебе? – осторожно интересуется он.
- Гойл показывал мне их – когда я ездил к ним в Поместье в прошлые выходные, помнишь? А Панс – она тоже была - сказала, что у нее дома тоже есть такая книжка.
- И что?
- Все наши (наши, понимает Люциус – это юные Тедди, Грегори, Винсент и Панси) уже выучили свои наизусть! А я даже не видел. Надо мной все смеются!
Драко обиженно замолкает. Люциус рассеянно поглаживает его по белокурым волосам. Тишину нарушает только напряженное сопение – Драко наверняка раздумывает, заплакать сейчас или погодить. Выбор сделан в пользу «погодить», потому что:
- Па-ап!
- Да, Дракончик?
- Ну пока-азывай же! Он у нас ведь красивей, чем у Гойлов, да?
- А какой он у них? – спрашивает Люциус. И слышит то, что и ожидал услышать:
- Ой, он… он классный! Такая толстая книга, снаружи – серебряная обложка, и изумрудами выложено большущее «Г». И чернила серебряные, а пергамент… - Драко выдерживает эффектную паузу, - черный! Здорово, да? Но наш-то наверняка гораздо лучше, да, да, пап?
- Да, - кивает Люциус, - конечно. Гораздо лучше.

В Англию переезжали наскоро – взять удалось только галлеоны, украшения и несколько фамильных портретов. Адди переживала, что все ее чудесные бальные платья пропали; кузен Филипп печалился о конюшне с крылатыми жеребцами, тетя Азалия волновалась насчет дорогой, деланной на заказ мебели, бабушка Элоиза ворчала, что только-только обустроила оранжерею и висячий сад, но Симон пропускал сетования домашних мимо ушей. Он-то знал: еще дешево отделались, ведь они – выжили, тогда как в пылающих по всей стране революционных кострах горели не только замки, но и люди. И пусть бы магглы уничтожали себе подобных – не жалко! К сожалению, бунтарские настроения дошли и до низших слоев французских магов, которые придумали ужасающую по своей простоте вещь - не будучи в состоянии своими дешевыми слабенькими палочками справиться с чистокровными, вооруженными до зубов господами, мерзавцы собирались большими группами и не убивали – о нет, лишь снимали маскирующие чары, и очередное поместье становилось видным маггловской черни. Умирать Симону вовсе не хотелось – и черт с ним, с домом предков.
На новом месте было тоже неплохо – приятный умеренный климат, а в выбранном для проживания Уилтшире – достойные соседи, правда, на французский вкус уж больно консервативные. Глупые британские обычаи порой раздражали не на шутку – он ясно понял это, когда Адди однажды ворвалась к нему в покои без стука, с лихорадочно блестящими глазами.
- Что случилось, моя дорогая? – чинно спросил Симон, мысленно давая зарок: сына он выдаст только за англичанку, галльские женщины слишком горячи, а Аделаида, изо всех сил старавшаяся «соответствовать», все чаще перегибала палку в своем усердии, тревожа мужа то просьбой «немедленно устроить традиционное поле для квиддича», то требованием заменить регулярный парк на романтически заросший, «как у миссис Блэк».
- Ты должен срочно написать Кодекс. Здесь во всех соседских семьях есть свои уставы, передающиеся от отца к сыну! А мы живем, как безродные грязнокровки.
Самое же печальное заключалось в том, что Симон был не в состоянии в чем либо отказать своей очаровательной жене, тем более она ожидала их первенца...
- Возлюбленная, займусь этим незамедлительно.
Поистине, женщины – дочери дьявола.

- А еще, - Драко захлебывается словами, - еще он запечатан кучей всяких там ритуалов, поэтому его нельзя открывать никому, кроме чистокровных Гойлов! Я только снаружи видел, а Грег – он читал, представляешь? Он его, это, цен-три-ро-вал – круто!
- Цитировал, значит, - почему-то обреченно говорит Люциус, - так-так. И что там?
- Ну, эти правила всякие… обязанности. Интересно – жуть! - серые глаза горят, Драко нетерпеливо ерзает, едва не падая – на узких, жилистых отцовских коленках особенно не развернешься, то ли дело полный, уютный дедушка Абрахас. – Теперь Грег точно знает, чего ему делать.
- Когда делать? – в голосе Люциуса уже явственно ощущается раздражение.
- Всегда… вообще всегда! Кодекс – это ж как этот, устав, вот! Это Тед сказал.
Люциус вздыхает – очень тяжело.
- А Тед, Грег или еще кто-то из твоих друзей рассказывали, что там за правила, в их Кодексах?
Драко старательно морщит высокий лобик.
- Ну, вот Тед должен закончить магическую школу в Британии – все его предки так делали. Он будет заниматься продажей, кажется, огневиски и женится на девушке из чистокровной семьи до тридцати! И она не должна быть блондинкой – не знаю уж, почему, так там написано. И у него будет двое детей – мальчик и девочка.
- Интересно, - Люциус мрачнеет с каждой секундой, - что еще?
- Я не все понял… пап, а что означает «Стой в стороне от земной суеты»? Это что же – всю жизнь так и простоять, даже ни присесть ни разу?
- Да, - Люциус не выдерживает и прыскает, как мальчишка, вспоминая скользкого Нотта-старшего, руководствующегося девизом «тише едешь – дольше не посадят», - это именно про старину Нотта!

Разложив перед собой письменные принадлежности и велев эльфу никого к нему не пускать, Симон сосредоточился на поставленной задаче. Итак, Кодекс… вот же ерунда! Только британцы с их холодной привязанностью к традициям могли выдумать эту чушь. Но Адди права – нехорошо получается. В чужой стране надо соблюдать чужие обычаи. И соврать нельзя – такие вещи запечатывают магией крови, здесь ложь не поможет. Он сочинит гениальный Кодекс, которым будут клясться и руководствоваться все его потомки – вот так!
И первым пунктом будет стоять… «Всегда бей первым» - подойдет. Малфою не к лицу слюнтяйничать.
И стесняться Малфою не стоит. Поэтому запишем: «Делай, что хочешь - и будь что будет». Красиво и лаконично. Потом можно будет вывесить свиток над камином.
«Служи только себе» - вот то, что надо. Где бы он был, сохрани он верность французскому Министерству?
«Честь и гордость – превыше жизни». Красиво и емко.
«Никогда не лги». Ммм… как-то слишком жёстко. Какая разница, кому и что Малфой говорит? Лучше так: «Лги кому угодно, но не себе и другим Малфоям». И то верно – попробуй, обмани Адди. Так зарядит Особым Змеиным Сглазом – мало не покажется.
«Никогда ни о чем не жалей». Вот это – актуально. А то Фил уже все уши прожужжал: «ах, мои этонаны», «ах, мои абраксанчики»… идиот. А ведь уже девятнадцать парню…
Свечи догорали, за окном сумерки перешли в бархатную черноту ночи, а список не был дописан. Оказалось, что правил, которые хочется непременно отобразит на пергаменте – великое множество; и все – важные и нужные.
«Не иди на поводу у толпы»
«Сам плати по своим счетам»
«Ставь семью впереди долга»
«Женись только на чистокровной волшебнице»…
А завершить – эдак значительно и торжественно. К примеру: «Будь самим собой». Постойте-ка…
Выведя последнюю букву, Симон задумался, пробегая глазами длинный перечень. Как много правил… как они лаконичны, как верно они сформулированы, сколько пользы принесут его потомкам!
«Будь самим собой», «самим собой»… «будь собой»…
Мысль, неуловимая, но определенно важная, крутилась в голове, не давая поймать себя за хвост…

- Мне же уже семь, - возмущается Драко, - я французский знаю, латынь учу, историю – я не маленький! Мама говорит – я делаю успехи. Почему ты не можешь показать мне наши правила?
«Потому что ты не поймешь их, - хочется сказать Люциусу, - потому что мне тридцать три, а я не уверен, что понимаю до конца». Но вместо этого он покорно – отеческая строгость никогда ему не удавалась – произносит:
- Ладно. Но только это большая тайна. Ты не сможешь показать его ни Теду, ни Винсу, никому.
- Они дотронутся до пергамента, и их спалит дьявольский огонь? – восторженно восклицает Драко.
- Что-то в этом роде, - неопределенно говорит Люциус.
Потом он аккуратно ставит Драко на пол, встает сам и подходит к портрету Симона Малфоя – дальнего предка из восемнадцатого века. Портрет оказывается дверкой, за которой – темное нутро сейфа. Сейф, как успевает заметить Драко, отделан серебром, и в нем множество свитков и мешочков – вот бы посмотреть их все! Но приходится довольствоваться малым – тем довольно потрепанным куском свернутого в трубочку пергамента, перевязанного зеленым шелковым шнурком, который отец сейчас бережно достает из золотой шкатулки.
- Обычный пергамент, - недовольно говорит Драко, - или он зачарован, да, пап?
Вместо ответа Люциус медлит, разглядывая свиток.
- Ты прав. И чтоб расколдовать его, ты должен отгадать, что там написано. Доказать, что ты – настоящий Малфой.

- Вот, - Симон продемонстровал довольной Адди свернутый в тугую трубочку пергамент, - закончил.
- Положим его в золотую шкатулку с монограммой? – обрадовалась та. – Или повесим над камином в зале?
- Лучше в шкатулку.
- А можно прочесть?
Симону было немного стыдно, когда он легко ударил по тонким, изящным пальчикам. Но лишь чуть-чуть.
- Ты не сможешь прочесть, дорогая. Это дозволено чистокровному Малфою, а ты – Малфой по фамилии, а не по происхождению. Не обижайся, любимая.
Но Адди, конечно, обиделась. С другой стороны, магия крови – это так модно!
А показывать свиток можно и издали. Так даже и достойнее.

- Но я – настоящий! Ты сам говорил, что мы чистокровнее даже, чем Крэббы, у которых основатель был саксофоном!
- О Мерлин, саксом! Так что, с твоей точки зрения, должен вмешать в себя наш Кодекс?
Драко озадаченно закусывает нижнюю губу – весь воплощение сосредоточенности.
- Я думаю… ну, что надо хорошо учиться? Когда я пойду в школу?
- Неплохо, - улыбается Люциус, - а еще?
- Что надо всегда-всегда слушаться вас с мамой?
- Гм. А ты разве всегда нас слушаешь?
- Я стараюсь. А если это будет в Кодексе, то я…
- Все так же будешь стараться? – проницательно спрашивает Люциус.
Драко кивает, опустив глаза. И спохватывается:
- Ну, там же не только про маленьких мальчиков! Там наверняка про эту, свадьбу. На ком я женюсь, когда вырасту, и все такое.
- А на ком ты хочешь? – Люциус едва сдерживается, чтобы не захохотать во все горло.
- На Панси.
- А если в Кодексе сказано, что Малфои не женятся на черноволосых девочках? Или на девочках из рода Паркинсон? Ты послушаешься?
- Ммм… не знаю. Панси хорошая. Она подарила мне самовзрывающуюся навозную бомбу.
«Так вот что произошло вчера с моим шкафом! Получается, Добби ни при чем…»
- Еще?
- Ну… что если тебя ударили, надо дать сдачи? Иначе над тобой будут смеяться?
- Правильно, - Люциус почти удовлетворен.
- И мне не понравился девиз Ноттов. Я думаю, стоять в стороне – это так скучно! Только надо быть… пре-ду-смо-три-тель-ным, да, пап?
- Молодец, - Люциус наконец протягивает Драко свиток, - держи. Заслужил. Только вот…
- Что? – руки уже тянутся к шнурку.
- То, что ты прочтешь там – не правила, а квинтэссенция правил, которыми Малфои пользуются на протяжении столетий.
- Квинтэнс… Квинс… - Драко безуспешно пытается повторить сложное слово.
- Суть. Смысл. То, что держит нас на плаву. То, что гораздо дороже, чем изумруды и серебро. Тебе понадобятся годы, чтоб понять. Иди и читай внимательно.

Драко вылетает из кабинета, как спущенная пружина, прижимая к груди заветный пергамент, и не останавливается, пока не добирается до своей комнаты. Там он присаживается за письменный стол – уменьшенную копию отцовского – и, замирая, развязывает свиток.
Через мгновение стекла дрожат от оглушительного вопля.
- Па-а-ап!!!
Дорожка пергамента оказывается длинной, желтовато-белой и девственно чистой.
Ни правил, ни устоев, ни самого завалящего указаньица.
Губы у Драко уже дрожат, нос наливается красным, в глазах блестят слезы – все готово для Большого Рева, но почему-то постепенно он решает погодить с плачем и еще разок посмотреть на свиток.
Наверху что-то написано!
Драко окончательно отказывается от идеи устроить отцу скандал.
Это, наверняка, такая головоломка. А Драко головоломки любит.

- Шкатулка – бонтонно, - восхищалась миссис Крэбб, вертя в руках золотой кубик, украшенный бриллиантовыми монограммами. – Я открою, любезный сэр Симон?
- Увы, - лорд Малфой лицемерно вздохнул, - ради вас – все что угодно, дражайшая Мерлинда, но магия крови не позволяет касаться Кодекса посторонним. Даже Адди нельзя.
«Потому что она бы открутила мне голову за такое»
Симон так и не рассказал жене, что первый (законченный, аккуратный, украшенный в должных местах завитушками и рисунками) Кодекс полетел в огонь.
А его место занял лист чистого пергамента. Его он решил оставить потомкам после проведенной в мучительных размышлениях бессонной ночи.
Потому что если у Малфоя нет своей головы на плечах, это уже не Малфой. Его потомки должны быть гибкими, а не посвящать жизнь набору глупых истин, придуманных каким-то там Симоном в начале восемнадцатого века. И сообразительными.
Осталось только написать несколько слов наверху. Настоящий Кодекс Малфоев. Сегодня и навеки.

С каждым прочтением фраза нравится Драко все больше и больше.
И, может, потом – однажды – он сам допишет Кодекс?
Он еще не знает, что эта гениальная идея приходила в голову каждому из его предков – и благополучно забывалась.
Точнее, становилась бессмысленной. Потому что все, что нужно, в Кодексе Малфоев уже есть.
Вот это: «Не играй по чужим правилам»

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/6/911408.gif

"Oh, for Merlin's sake - yes, he was trying to kill you. Get used to it. Only boring people never have that experience." (с)

Нет иного рассвета, чем в нас (с)

Автор графики - прекрасная Аннетт.

+3

5

А сегодня будут истории из будней японского "аналога" аврората - департамента оммёдо. Сеттинг не ГП, история авторская, но прекрасная.
Название: Зарянка
Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.): Оригинальный рассказ.
Про что (аннотация, краткое описание): Оммедзи третьего ранга и происшествие связанное с божественными силами.
Ссылка на ресурс и указание автора:
https://wtfcombat2015.diary.ru/p2029837 … chast1.htm - часть первая
https://wtfcombat2015.diary.ru/p2029836 … chast2.htm - часть вторая.
Чтобы прочесть рассказ, нажмите на картинку, под ней спойлер.

И еще одна история, с которой разбиралась обычная полиция.
Название:Хаори
Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.): Оригинальный рассказ.
Про что (аннотация, краткое описание): Кто вступится за честь "маленького человека"? Или что?
Ссылка на ресурс и указание автора: https://wtfcombat2015.diary.ru/p2024458 … 3-midi.htm

Чтобы прочесть рассказ, нажмите на картинку, под ней спойлер.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/6/911408.gif

"Oh, for Merlin's sake - yes, he was trying to kill you. Get used to it. Only boring people never have that experience." (с)

Нет иного рассвета, чем в нас (с)

Автор графики - прекрасная Аннетт.

0

6

Название: 70 неудобных вопросов к фильму «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда»
Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.): статья
Про что (аннотация, краткое описание): все ляпы и логические нестыковки фильма
Ссылка на ресурс и указание автора: https://kanobu.ru/articles/70-neudobnyi … da-372919/

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/6/911408.gif

"Oh, for Merlin's sake - yes, he was trying to kill you. Get used to it. Only boring people never have that experience." (с)

Нет иного рассвета, чем в нас (с)

Автор графики - прекрасная Аннетт.

+2

7

Название: Хроники профессора Риддла
Что (фанфик, статья, книга, обзор, сайт, и т.п.): фанфик
Про что (аннотация, краткое описание): Том Риддл добился преподавательского места в Хогвартсе и снова ведет дневник. POV и ООС Тома Риддла.
Ссылка на ресурс и указание автора: https://fanfics.me/fic101726,  автор - Пайсано

Подпись автора

[indent] [indent] Полемика с людьми,
скрывающими фигу под порфирой,
чревата, но возможна, чёрт возьми!
Хотя… о Шарлемане, мон ами,
поди, попробуй, пополемизируй.

за прекрасный аватар спасибо Северусу

0


Вы здесь » Marauders: stay alive » Все для квиддича » Книжные полки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно