Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » Проданная душа [14.08.1995]


Проданная душа [14.08.1995]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ПРОДАННАЯ ДУША
[закрытый]
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/331986.png
THE BLETCHLEYS
Alexander Bletchley, Frida Bletchley, Olivia Bletchley, Antony Bletchley
LONDON, ENGLAND | 14 AUG 1995

Знаете, в положении умирающего есть свои преимущества. Когда нечего терять — не боишься риска. ©

О совершенно других семейных ценностях Блетчли.На одни и те же грабли.
we the kings – any other way
onerepublic – marchin on

[nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]отец года[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-08-10 04:33:16)

+3

2

Тони надеялся до последнего, что он не вернётся. Безмолвно молил, чтобы не нашелся тот идиот, который воскресил бы ублюдка, и чтобы малолетний Гарри Поттер мог считать свое предсказание исполненным. Блетчли осознал с течением времени, что его надежды были тщетны и что тот самый идиот нашелся, причем нашелся не один.

Том вернулся потрепанным и подрастерявшим харизму и обаяние, однако навевающим ещё больший страх на впечатлительную публику, чем пятнадцать лет назад. Зрелище было мерзкое, но Блетчли знал, что игнорировать зов было подобно самоубийству. Если себя ему было не жалко, то подставить свою семью он не имел права.

Энтони знал, что рано или поздно этот день придет, однако не думал, что Реддл вспомнит о существовании Майлза уже через несколько недель после возвращения. Это, впрочем, было объяснимо: ему отчаянно не хватало пушечного мяса и съехавших с катушек убийц, чтобы наводить страх и трепет на магическую Британию. Лорд, впрочем, предпочел объявить сыну лично о своем желании заиметь наследника Блетчли в услужении. Если Блетчли мог сделать это в подходящий, то сплюнул бы презрительно. Ему было достаточно воспоминаний о метке Александра, чтобы позволять Реддлу достать его внука. Впрочем, самым страшным было то, что выбора у них с Алексом особо не было. Они тянули время, но понимали, что резиновым то не было. Конец был близко.

Когда Фрида объявилась на одном из собраний под руку с Долоховым, Энтони почувствовал нехороший приступ тошноты. Особенно, когда осознал, что в принципе забыла дочь на пожирательском сборище. Блетчли всегда неплохо владел собой, но в этот раз ему это стоило лишней четверти века к его без того солидному возрасту. Он был уверен, что седых волос на голове явно стало больше.

Лорд спросил какую-то чушь, учуяв добычу. Блетчли ненавидел его за это – за ту гибкость, которую Реддл проявил, когда его не просили. Фриду приняли в "семью" без привычного задания, потому что шел обмен душ – и потому что безносая тварь съехала с катушек. В этот раз говорить о Реддле, как о животном, было проще, потому что от его человеческого обличья осталось немного.

Ту самую чушь пришлось подтвердить. Они это сделали с Александром едва ли не на перебой, говоря о том, что Фрида была подходящей кандидатурой для почетной метки. Что Алекс, что Тони знали прекрасно: либо так, либо Фриду ждала смерть.

Когда всё закончилось, Александр схватил Фриду за шкирку быстрее, чем это сделал Тони – и они аппарировали.

Блетчли оперся ладонями о подвернувшуюся столешницу и вздохнул глубже. Радость от того, что дочь осталась жива, смешивалась с постепенным осознанием их нынешних реалий: и дочь, и сын, и отец отныне были в стане чокнутых террористов.

Энтони знал, что Оливия, не моргнув глазом, убьет их всех, прекрасно помня, как жена отреагировала давным-давно на получение метки сыном.

Блетчли, наконец, собрался и поднял тяжёлый взгляд на дочь. Внутренности изъедало паршивое чувство дежавю: он снова опоздал. Снова не имел понятия, что было на уме у его детей, и снова наступил на те же грабли.

Злое желание остаться в трезвой памяти казалось достойным наказанием.

Блетчли, не выдержав, саданул ладонью по столешнице. Он помнил отныне не сможет забыть о том, что Фрида сделала для Майлза, но сейчас не мог принять эту цену.

– Почему ты не пришла ко мне?

Энтони знал, что Александр разделял его чувства, но считал, что у них с дочерью всегда были доверительные отношения. Если она не хотела говорить кому-то ещё, то должна была рассказать ему.

– Почему ты не сказала никому из нас?!  – поднял следом голос Тони. Он никогда этого не делал в присутствии, тем более – в адрес детей, не считая необычных обстоятельств, обычно касающихся Александра. Совершенно точно – никогда не поднимал голос на дочь.

Блетчли отвернулся резко, на мгновение вставая спиной к действу. Ему нужно было пережить волну негодования, прежде чем посол сможет мыслить трезво – прежде чем сможет признать, что то, что сделала Фрида – это безжалостное меньшее зло. Энтони прикрыл глаза рукой, потому что почувствовал, как проступают скупые непрошеные слезы. [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0013/4a/9b/2/148318.png[/icon][status]отец года[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>ММ, глава Департамента международного магического сотрудничества, посол <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-08-10 17:59:32)

+3

3

[nick]Alexander Bletchley[/nick][status]сын своего отца[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b8/25/2/438913.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=428#p21866">Александр Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 37; S|1975, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>ММ, сотрудник группы обеспечения магического правопорядка <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]
Никому из них не хотелось думать о том, что однажды этот день настанет. Их жизни, в кои-то веки, начинали обретать черты той замечательной обыденности, о которой Алекс когда-то мог только мечтать, а теперь думал с нежностью и восторгом. Нормальная обычная жизнь, в которой нет пыток, смертей, допросов и обысков, нет вечного двуличия, маска которого намертво прирастает к лицу, нет страха за семью.

И всё это оборвалось в один миг вместе со вспышкой давно забытой жгучей боли в левом предплечье. После стольких лет… Говорят, перед смертью вся жизнь проходит перед глазами. Вероятно, где-то внутри один Александр Блетчли умер в этот день, потому что калейдоскоп прожитых дней пронёсся вихрем по его сознанию в тот момент, когда он понял, что их ненаглядный Повелитель всё-таки вернулся.

Но самое страшное началось потом. Болезненно комичное отсутствие носа и требование тринадцати лет верной службы Алекс перенёс стоически. Маска Пожирателя смерти привычно накрыла лицо, удивительно быстро возвращая его в ту реальность, из которой, как ему казалось, все они вырвались навсегда. Правда, теперь всё было намного хуже — слишком явственно отдавало налётом коллективного безумия. И страх тоже стал сильнее. После долгих лет нормальной жизни всем было, что терять. А Милорд прекрасно ориентировался в том, что брать и какую дань требовать.

Лицо Алекса побелело, как полотно, когда Повелитель потребовал привести под его знамёна ещё одного Блетчли. Он жаждал заполучить Майлза — и не потому, что сын представлял для него какую-то ценность. Они просто затевали очередную войну, а каждой войне нужны свои солдаты. Это вызывало у Алекса чувство отторжения непреодолимой силы. Он сделал бы что угодно, чтобы только не отдавать Майлза в руки этого психопата с манией величия. Проблема была в том, что ничего сделать он не мог. И отец не мог тоже.

Они говорили об этом раз за разом, запираясь вдвоём в кабинете Тони, не решаясь сообщить о требовании Повелителя ни матери, ни Фриде, ни Кэролайн, — и раз за разом лишь ходили по одному и тому же замкнутому кругу. Выбора попросту не было.

Алекс, как мог, тянул время, откладывая неприятный момент до следующего собрания, потом до второго, затем до третьего… Пока в один из этих проклятых дней в их обществе неанонимных злодеев вдруг не появилась Фриш. Когда Блетчли-младший увидел перед собой сестру, всё опустилось и похолодело у него внутри. Мгновение паники сменилось пониманием, которое не принесло облегчения — напротив, всё стало ещё хуже.

Потом Алекс уже не помнил толком, как, с трудом ворочая языком, расписывал Милорду достоинства Фриды, релевантные для претендентки занять место среди «фаворитов» Его Темнейшества, и преимущества её опыта перед молодостью Майлза, которому ещё следовало поучиться и набраться сил. Александр ненавидел себя за это. Дыхание и то давалось ему с трудом — что уж говорить о словах. Однако, когда это было нужно, они полились ровным потоком, иссякшим только тогда, когда ему было велено заткнуться. Что в это время чувствовал отец, Алексу было страшно даже представить. Он лишь один раз рискнул взглянуть на лицо Тони украдкой, и этого ему хватило до конца собрания.

А потом Фрида на глазах у них обоих получила Метку — а они стояли и молча смотрели, делая вид, будто осознают всю торжественность момента, тогда как на самом деле Алекс едва сдерживался от того, чтобы не сорваться с места и не попытаться положить всему этому конец. Правда, конец наступил бы совсем не фигуральный и для всех троих. Приходилось терпеть, хотя терпеть было невозможно.

Когда Тёмный Лорд, наконец, соизволил отпустить своих вассалов, Александр, не раздумывая, ухватил сестру за шкирку и аппарировал в поместье. Отца он опередил совсем чуть-чуть, буквально на долю секунды. У них обоих было к Фриде много вопросов. Почётное право озвучить свои первым Алекс уступил отцу — у него скулы сводило от отвращения к себе, бессильной злости и старательно сдерживаемого стремления не дать своим эмоциям слишком много воли.

Только от удара Тони по столу Алекс вздрогнул, с тоской на сердце подумав о том, что этот звук наверняка привлёк внимание матери — и это было худшее, что ещё могло произойти с ними в этот день.

Почему, почему, почему… Александр тоже задавал себе этот вопрос, хотя никакого смысла в этом не было.

— Это же очевидно, папа, все мы знаем ответ, — очень ровным, начисто лишённым эмоций тоном отметил он, садясь в кресло и закидывая ногу на ногу. — В противном случае мы бы ей этого не позволили. Ведь так, Фрида?

Нет, он всё понимал. Поступок сестры был чудовищен в своём благородстве. На самом деле, Алекс должен был бы первым сказать ей спасибо, но он не мог — для этого он был пока слишком зол.

Отредактировано Aedan Avery (2020-08-10 14:10:15)

+2

4

Возвращение Лорда злило. Вгоняло в тупую ярость от осознания безысходности положения. Фрида ненавидела его изо всех сил, той ненавистью, на которую вообще была способна, за то, что он сделал с ней, с ее семьей, с ее близкими. Она надеялась, когда он исчез, что он гниет где-то заживо, испытывая все те муки, которые пришлось пережить ей и сотням других по его вине. С момента, как умер Регулус, до исчезновения слетевшего с катушек ублюдка, она сохраняла рассудок лишь движимая надеждой, что рано или поздно найдётся способ вогнать его на самое дно, в жерла ада, из которого ему никогда не выбраться.

Его возвращение стало настоящей катастрофой. Ведьму приводило в исступление осознание того, что все начиналось по новой. Снова боль и страх, помноженные вдвое, потому что его безумию не было ни границ, ни разумных пределов. Снова отец и брат молчаливо, принимая как данность, уходили куда-то по его зову, и она не хотела, не позволяла себе представлять, что происходило в этой темноте под покровом ночи. Она не была наивной и никогда не была дурой, чтобы возводить родных в ранг святых, но знала наверняка, что ни одному из них не приносило удовольствия то рабство, на которое они были обречены. Отныне - чтобы уберечь их всех, в том числе ее саму.

Фриде отчаянно хотелось найти выход. Потому что она была уже взрослой и не нуждалась в их защите. Хотела защитить их сама, испытывая бессильную тупую злобу от того, что это было не в ее силах. Разговор отца и брата, подслушанный случайно, о судьбе Майлза, предрешенной по всем канонам, потому что у них не было другого выбора, стал последней каплей. Отправной точкой безумия, рождённого в ее голове в попытке не дать им всем разрушить ещё одну жизнь. Регулус, Барти, Алекс, отец, теперь ещё и Майлз. Ей было этого чересчур, чтобы она могла оставаться в стороне и дальше. Потому что Майлз был чудесным, смышлёным мальчишкой, каким были все они в момент, когда принимали метку. И ни один из них по итогу не был этому рад.

Ведьма знала, что ни один из них не одобрит ее решения - ни отец, ни брат, ни тем более мать, которую она не торопилась спрашивать вовсе, пусть и признавала неохотно ее право знать, что происходит в ее семье. Она хотела бы им сказать. Ей нужен был совет и нужна была поддержка, какой бы самостоятельной она ни была, потому что идти на поклон к Лорду вовсе не было похоже на детскую безобидную шалость, грозившую снятыми с факультета баллами. Ей было страшно, и она предпочла бы знать, что ей не дадут совершить какую нибудь нелепую ошибку. Проблема была в том, что ее решение в их глазах уже было бы ошибкой.

Найти того, кто отведёт ее к Лорду, было непросто, но Фрида справилась. Долохов скалил зубы и насмехался, но все же согласился помочь. Помощью, впрочем, называть это ни у кого из них не поворачивался язык. Он был достаточно проницателен, чтобы понимать, что она это делает не от большого желания бороться за их идеалы. Она же предпочитала, чтобы он помалкивал и выполнил свою часть сделки.

Ведьма не хотела делать им больно, появляясь на собрании Пожирателей, но знала, что неизменно сделает. Все прошло на удивление быстро, и она поморщилась лишь еле заметно, когда руку опалила чертова метка. Она старалась не смотреть на них, когда отец и Алекс наперебой перечисляли, почему Лорду стоит принять ее в их стан. У неё не было сомнений, почему они это делали, как у них не было иного выбора.

Блетчли не собиралась трусливо сбегать, осознавая, что ей придётся объясниться с ними. Потому что они заслуживали объяснений и не заслуживали совершенно того, что им пришлось пережить с ее лёгкой руки. Она волновалась не на шутку за отца, человека, несомненно, сильного духом, но любившего их с Алексом так сильно, что она не знала, как он смирился много лет назад с тем, что его сын получил метку. Теперь такая же уродливая отметина красовалась и на ее руке, и она всерьёз переживала, что его хватит удар.

Александр не дал ей опомниться, аппарируя с ней домой, не спрашивая разрешения. Фрида качнулась на небольших каблучках, ловя равновесие, и поводила глазами, находя отца. Она поймала его взгляд, чувствуя, как бешено колотится сердце в груди, но смотрела твёрдо, отчасти упрямо. Не собиралась извиняться за то, что сделала, потому что была уверена, что поступила правильно. Они рано или поздно поймут это - поймут, почему это было так важно.

Ведьма вздрогнула от неожиданности, когда отец ударил по столешнице. Растерялась на мгновение, ощутив, как из взрослой, самостоятельной женщины превращается под его взглядом в ребёнка, впервые слышащего, как отец повышает на неё голос. И смотрит так... Ребёнка, боящегося увидеть в его глазах разочарование. Ей стоило не малых трудов не отвести взгляд, не посмотреть на брата, ища привычно поддержку.

Поддержку, если можно было это так назвать, она от него все же получила. Тем спокойным, демонстративно ровным тоном, от которого хотелось хорошенько так, со всей любовью его ударить. Однако, несмотря ни на что, он был категорически прав.

- А что бы ты мне сказал, папа? - она спрашивала негромко, оставаясь стоять на месте в ожидании, когда отец обернётся к ней вновь. - Может ты бы привёл меня сам к Лорду?

Они все прекрасно знали ответ.

- Или может быть у вас были идеи получше, как не дать этому психопату добраться до Майлза?

Фрида не хотела ругаться. Они все были в чертовски плохом положении, и им стоило держаться вместе, а не ссориться. Она осознавала это прекрасно, но не могла усмирить раздражение, ворочавшееся внутри, переводя взгляд на брата.

- Ты абсолютно прав, Алекс. Вот только мне не пятнадцать, и ты не можешь запретить мне защищать моего племянника.

[nick]Фрида Блетчли[/nick][status]папина дочка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b8/25/2/976288.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Фрида Блетчли </a> </div> <div class="lztit"><center> 35; S|1979, DE </center></div> <div class="lzinfo">чистокровна <br>Гринготтс, заместитель главы международного финансового департамента <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Medea Medici (2020-08-15 18:59:58)

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » Проданная душа [14.08.1995]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно