Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » I was born to love you


I was born to love you

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

I WAS BORN TO LOVE YOU


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/42/15770.jpg

Участники: Сириус Блэк и Лили Эванс

Дата и время: август 1979

Место: Соединенное Королевство

Сюжет:

I was born to love you
With every single beat of my heart
Yes, I was born to take care of you
Every single day of my life

You are the one for me
I am the man for you
You were made for me
You're my ecstasy
If I was given every opportunity
I'd kill for your love...

Отредактировано Sirius Black (2020-08-07 22:36:41)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+5

2

Лили сидела возле зеркала, глядя на своё отражение и никто бы не догадался, что она ненавидит себя и ей отвратительно горько сейчас, хотя вроде бы все было просто отлично.
Она поправила фату, которая лёгким облаком укрыла ее рыжие волосы, рассыпавшиеся по плечам тугими локонами. Лицо было чуть бледнее обычного, из-за чего зелёные глаза резче выделялись на нем. Лилс закрыла ладонями лицо, в горле снова предательски сдавило.
-Лили! - в комнату, где сидела девушка, протиснулась Аделин, ее подруга с магловской начальной школы. Она сияла, в отличии от натянуто улыбнувшейся Эванс.
-Лили, ты что, плачешь? - Аделин подскочила к девушке и погладила ее по плечу. - Ну ничего, это просто нервы, все будет прекрасно, когда ты только выйдешь туда и увидишь его. Он очень ждёт, как и все.
-Хорошо. - кивнула Лилс, лучезарно улыбаясь подруге, наигранно бодро разговаривая. - Я скоро приду, ещё чуть-чуть, мне надо настроиться.
-Ладно, давай, все будет супер! Мы и правда тебя ждём! - подмигнув подруге, Аделин выскользнула из комнатки.
Лили тут же помрачнела, улыбка сползла с лица. Она поморщилась, поправляя на себе легкое белое платье, понимая, что она сегодня очень красива, но никакого счастья от этого она не испытывала совершенно.
Лили Эванс сегодня выходила замуж за Джеймса Поттера. Джеймс был вне себя от счастья, Лили - нет. Джеймс любил Лили, а она давно отдала сердце другому, который забрал его и исчез.
Никто не знал куда, никто не знал почему. Сириус Блэк пропал ровно после выпускного бала, на котором все они были так счастливы! Но когда на следующий день они все отказались дома, уже взрослыми людьми, то все изменилось. От Сириуса не было никаких вестей неделю, две, три... Лили не находила себе места, даже его лучшие друзья не имели понятия куда же он запропастился. А когда Блэк не хотел, чтоб его нашли, то найти его было нереально. Сейчас, кажется, был именно такой случай...
Лили написала ему всего одно письмо. С одним вопросом: «Где ты? Я просто волнуюсь». Ответа не последовало и она поняла, что это бесполезно. Ей было больно, обидно, страшно, но в итоге все чувства со временем притупились и на неё напала странная апатия, безразличие ко всему происходящему вокруг. Единственное, что вырвало ее из этого порочного круга и ещё больше подкосило - это смерть родителей. Все случилось почти сразу после выпускного. Авария. В этом кошмаре ещё и родная сестра умудрилась обвинить Лили в случившемся. После этого они почти не виделись. Петунья год назад вышла замуж за Дурсля и не жила с родителями. Лили же осталась совершенно одна - Сириус пропал, родители погибли, Хогвартс уже не примет ее с осени под своё крыло...
И в этот момент рядом с ней оказался Джеймс. Заботливый, добрый, вытаскивающий понемногу Лили из этого жуткого состояния.. Забывший о том, что когда-то его друг фактически увёл у него девушку. Что Лили выбрала не его. Самые близкие друзья понимали, насколько ей плохо и насколько ей повезло, что рядом случился Джим. Все говорили, что она не может его не полюбить. Она и сама это понимала, но от неё словно осталась одна красивая оболочка, и это было все, что она могла подарить Поттеру.
Он сделал ей предложение спустя пару месяцев после всего произошедшего, потому что давно ее любил. И снова все твердили в один голос, что это лучшее, что с ней могло случиться, что она теперь совсем одна, а с ним всегда будет в безопасности.. Лили знала, что они правы. И в какой-то момент в ней вспыхнула злость на весь мир, на Блэка, на родителей. Все ее бросили и всем плевать теперь, что с ней будет дальше. Но она все ещё надеялась... А потом ей пришло короткое письмо: «Нам не стоило никогда встречаться. И не стоит. Прости». Лили прекрасно знала от кого эта записка и она привела ее в ярость. И именно в таком состоянии она резко решила, что станет женой Поттера, о чем и сказала ему. Да, ему не достанется ни ее душа, ни ее сердце, но он не должен об этом подозревать. Она порвала на клочки письмо от Блэка, порвав вместе с этим и то, что осталось от ее сердца.
Джеймс был счастлив, все были рады, но только не Лили, в душе которой бушевал ураган и злость. Если бы Сириус не написал то, что написал!.. Если бы родители были живы!..Если бы у неё была любящая сестра!.. Если бы она сама могла б обеспечить себя в полной мере!.. В ее голове постоянно мелькали все эти горькие мысли. А выхода не видно было никакого...
Она ненавидела себя сегодня, ненавидела больше всего Блэка. Чертова Блэка, который каждый день был в ее снах, голове, сердце... Он ушёл от всех, он плевать хотел на все, что тут произошло, пока его не было, пока она сходила с ума от тоски, хотя что там.. Она до сих пор места себе не находит. Но это должно сегодня превратиться.
Лили Эванс должна стать Лили Поттер. Примерной женой, счастливой невестой, улыбаться всем, танцевать и выглядеть так, словно она без ума от Джеймса и в ее груди не зияет чёрная дыра от того, что кроме одного человека ее никому не заполнить..
Лили поднялась из кресла, ещё раз оглядывая себя в зеркале. Счастливая улыбка, сияющие в закатном солнце волосы, белый шифон обвивающий лёгким туманом ее фигуру и тёмные глаза, яркую зелень которых украл один единственный человек, которого, несмотря ни на что ей так хотелось бы увидеть ещё раз...Пускай, возможно, и в последний...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

3

Письмо жгло ему грудь, словно раскаленное тавро.
Всего лишь несколько слов на небольшом куске пергамента, который он постоянно носил с собой.
Для чего?
Ответа у него не было.
Он не знал. Не имел ни малейшего понятия. И старался не очень-то об этом задумываться.
Сириус скитался, менял города и страны. Даже подумывал поменять континент, когда почтовая сова нашла его, одному Мерлину известно как.
Он не выходил на связь, не писал и не получал письма, не общался с родными и забросил волшебное зеркало так далеко, как только мог.
Сколько раз ему хотелось украдкой взглянуть на него, хоть одним глазком увидеть друзей. И ее.
Мерлин, как он хотел увидеть ее.
Именно по этой причине зеркало было так далеко, чтобы не возникало соблазна.
Маленькая серая сипуха нашла его в Испании, где Блэк, опершись плечами о выбеленную стену винодельни и подставив лицо теплому ветру, смотрел как девушки, завязав платья повыше мнут ногами виноград.
Они смеялись и вытирали с лица сладкие капли, порой поглядывая на ладного не слишком многословного юношу в простой рубашке из грубого льна, расстёгнутой на груди.
Они были магглам, самыми обычными девушками, чья жизнь крутилась вокруг лоз и винограда, не знавшие ни о магии, ни о волшебных палочках, ни о войне.
Бродяга просто наслаждался их обществом, ничего не рассказывая о себе и не требуя этого взамен.
Морской воздух явно был ему на пользу, его высокие скулы потемнели, улучшился цвет лица и почти исчезли синяки под глазами. Он все еще не слишком хорошо спал и пропадал в полнолуния, как он это называл – побродить по окрестностям. Но все не могли ни заметить, что с его появлениями лозы приносили больше плодов, меньше болели. Глава семейства, хлопая его по плечу, явно был доволен, он, наверное, рассчитывал выдать за одинокого и богатого благодетеля одну из своих дочерей, коих у него было четыре, но у Сириуса были совершенно другие планы.
Ему нравилось смотреть на девушек, нравился их смех и молодость, их тонкие руки и стройные ноги, которыми они давили виноград.
Но вместо оливковой кожи он представлял другую, вместо темного локона рыжий и так до бесконечности.
Днем он практически мог контролировать это, почти забывая кем он был и для чего приехал сюда, просто наслаждаться солнцем, морским бризом и бесконечными рядами винограда, растущего так буйно.
Но ночью…ночь была отдана воспоминаниям, нам которым он был не властен.
В них то и дело мелькала знакомая улыбка и такой знакомый смех, даже запахи, такие настоящие, что Бродяга еще долго хватал ртом воздух, просыпаясь.
Одна из девушек, Оливия, махнула ему рукой и звонко крикнула, чтобы он шел к ним, но Сириус лишь покачал головой, остро чувствуя, что нужно возвращаться обратно.
Бежать дальше было бессмысленно, от себя он все равно не мог убежать как бы не пытался.
Некоторое время назад он отправил Эванс письмо, несколько строчек, даже подписать не удосужился. В нем говорилось, чтобы она не ждала его. Через несколько дней зеркало привычно завибрировало, Джеймс иногда оставлял короткие сообщения, Блэк обычно не обращал на них внимания и со временем они исчезали, но в этот раз он почему-то решил взглянуть.
Поттер буквально светился от счастья, на его лице даже, кажется, был легкий румянец, когда слегка запинаясь, он сообщил, что предложил Лили руку и сердце и она ответила согласием.
В тот момент в Сириусе словно что-то оборвалось, черное и жгучее, то с чем он долгие годы боролся и в итоге проиграл, заполонило все его существо.
Он смотрел на улыбающемуся Джима и очень маленькой и очень темной частью своей души ненавидел его.
Ему пришлось закрыть глаза и дышать глубоко и ровно, прежде чем успокоиться, он едва не разбил чертово зеркало.
Все было правильно.
Он сам писал, что им никогда не стоило быть вместе, так что Лили приняла правильное решение.
Единственное.
Джеймс был тем, кто мог сделать ее счастливой, по настоящему счастливой, в отличие от него самого.
От этого в груди неприятно тянуло, он машинально потер место, где должно было располагаться сердце.
Но в тот же день вывел из гаража свой мотоцикл, попрощался с радушными хозяевами, чем явно привел в печаль женскую половину семьи, и уехал, не оборачиваясь назад.
Он держал свой путь в Англию. Конечно, он мог бы оказаться там намного раньше, просто аппарировать, но Сириус предпочел долгий путь.
Мысли слишком сильно бились о черепную коробку, наскакивая друг на друга.
Он и сам себе не мог толком ответить зачем пустился в это путешествие. Без него Эванс и Поттеру явно было лучше.
Сохатый наконец-то добился того, чего желал так долго.
И это… это вызывало в Сириусе слишком сильную, почти бесконтрольную злость.
Наверное, ему нужно было остаться на месте, возможно даже, жениться на Оливии и забыть обо всем.
Но он не мог.
Ему нужно было взглянуть на нее еще раз.
Пусть и в последний.
Потому что Бродяга был уверен, что не сможет каждый день видеть счастье Джима и думать, что оно могло быть его.

Дом утопал в зелени, был украшен цветами, перед ним был возведен внушительных размеров шатер, казалось, что он парил в воздухе, подсвеченный огоньками.
Солнце уже клонилось к горизонту.
Все было так, как и должно было быть. Лили должна была выходить замуж на закате, чтобы заходящие лучи подсвечивали ее волосы.
Вокруг сновали люди, знакомые Сириусу по школе и совершенно новые лица, кого он ни разу в жизни не видел.
Среди гостей царило возбуждение, некоторые выглядывали из-за шатра, другие негромко переговаривались.
Все ждали. 
Блэк заглушил мотор, на который многие недовольно оборачивались. Большой чёрный мотоцикл на подъездной дорожке явно не вписывался в обстановку, как и он сам.
Его кожаная куртка резко контрастировала с вечерники платьями дам и изящными костюмами мужчин, тяжелые магловские ботинки были в дорожной пыли. Он снял шлем и привычным движением откинул волосы со лба, оглядываясь вокруг.
-Это же Сириус Блэк!
-Да как он посмел явится!
-Слышала, что у них с невестой почти случился роман, но она вовремя одумалась…
-Он пропал сразу после выпускного.
Тут же послышалось за его спиной, когда он твердым шагом направился в шатер.
Да, пусть на нем не было дорого идеально сшитого смокинга и весь внешний вид Бродяги подчеркивал его прозвище, держался он с поистине королевским достоинством.
И он был рад, что первым кто ему встретился был никто иной, как Люпин. Он вырос словно из-под земли прямо на пути Блэка, несколько долгих секунд смотрел ему в глаза, а потом хлопнул по плечу. И тут же крепко обнял.
-Рад тебя видеть, Бродяга.
Пробормотал он, утягивая его куда-то в сторону с заговорщическим видом. Они прошли мимо Питера, которого Сириус хлопнул по спине, отчего тот вздрогнул , но улыбнулся и наконец, увидели Джеймса.
На его лице была широкая улыбка, волосы как и всегда пребывали в живописном беспорядке, он увидел Бродягу и замер.
Сириус тоже застыл на месте.
А затем они оба одновременно сделали шаг друг к другу. Их похлопывая по спинам напоминали скорее драку, чем дружеское объятья. Окружающие поглядывали странно, но парни улыбались во все зубы и явно были счастливы встрече.
-Ты вернулся! – Все повторял Сохатый.
-Я не мог пропустить твою свадьбу.
Сириус улыбался широко, но отчего-то грустно.
-Какая свадьба без шафера…
-Пусть им будет Ремус.
-Но…
-Джим, пусть им будет Лунатик.
Поттер не стал спорить и просто кивнул, выпуская друга из медвежьих объятий.
-Я бы хотел поговорить с ней, если позволишь. – Блэк облизнул губы, Поттер слегка побледнел и дернул подбородком.
Сириус смотрел на него прямо, открыто и в итоге он пробормотал согласие, указывая на дом.
-Спасибо.
Блэк зашагал по направлению к дому, держа в руках небольшой сверток, что извлек из кармана. Подарок невесте.
Он поднялся на второй этаж, одна из девушек, одетых в одинаковые платья просила не задерживать невесту, иначе они пропустят время.
Бродяга помедлил перед дверью, а затем постучал и тут же толкнул ее, не дожидаясь ответа.
И замер.
Она стояла у окна и смотрела вниз, на шатер, гостей и вероятно, Джеймса.
Легкий белый шифон волнами спадал к ее ногам, а фата делала ее почти волшебной.
Рыжие локоны тугими прядями лежали у нее на плечах, она обернулась, услышав за спиной шаги.
У него пересохло во рту, он сделал шаг к ней и остановился.
-Ты прекрасна.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

4

Лили смотрела в окно и мечтала стать птицей, бабочкой, да кем угодно, чтобы просто улететь отсюда. Исчезнуть, полететь ветром туда, где было ее сердце и коснуться нежным дуновением темных прядей, красивого изгиба губ...
Она прислонилась лбом к прохладному стеклу, все ещё будучи мыслями где-то там, где-то далеко. Ей не верилось, что через пару часов она будет Лили Поттер, что всю жизнь ей придётся играть чужую роль, быть всего лишь красивой куклой. Красивой и поломанной, но никто этого не увидит и не узнает. Никогда.
За ее спиной и так пробегали шепотки, немного удивлённые, радостные, осуждающие, недоверчивые.. Они закончатся, когда на ее пальце блеснёт кольцо и Джеймс поцелует ее на глазах у всех, закрепив этим своё право на неё.
Лилс закрыла глаза, выдыхая медленно, пытаясь избавиться от всех абсолютно мыслей, сожалений, сомнений. Она не должна ни о чем думать, кроме того, что ей невероятно повезло в том, что ее так любят, что Джим готов подарить ей весь мир и даже больше. Возможно однажды какая-то часть ее сердца вернётся к ней, но ей с трудом в это верилось...
Внизу гости вдруг оживились и на секунду ей стало даже интересно, что же произошло, но потом на неё снова нахлынула мрачная апатия. Позади раздался звук открывающейся двери и она сначала даже не отреагировала  на него, думая, что это снова пришёл кто-то из подруг поторопить ее.
-Я иду, иду! - с раздражением в голосе отозвалась Лили, отрываясь от окна и поворачиваясь к двери.
В первый момент у неё упало сердце и ноги подкосились, так что ей пришлось ухватиться за спинку кресла. Она широко раскрыла глаза, а сердце пропустило несколько ударов, прежде, чем пуститься в бешеный ритм.
-Ты прекрасна.- Сириус сделал к ней шаг и остановился.
Лили смотрела на него во все глаза, часто-часто дыша. Ей казалось, что она вот-вот потеряет сознание. Он стоял перед ней как мираж, то самое видение, чудо, о котором она молила всех богов. И вот, ее желание исполнено, но в груди словно заново разбилось сердце и резало ее изнутри острыми осколками.
Он определённо был где-то в тёплых странах, так как его кожа приобрела красивый бронзовый оттенок, под глазами исчезли темные тени, да и вообще он похорошел. Да нет, она просто забыла насколько он красив. Настолько, что ей трудно было дышать, она прижала ладонь к груди, платье казалось сейчас слишком тесным. Она едва сумела совладать с собой, потому что в ней вспыхнуло столько эмоций разом, что это трудно было контролировать.
-Блэк...- ее голос дрогнул, а губы изогнулись в саркастичной усмешке. - Нам же не стоит встречаться... Что ты тут делаешь?
Ей безумно хотелось подойти и коснуться его, убедиться, что это не видение, что она не сошла с ума. Но обида и гордость не давали ей сейчас сделать то, что так она хотела.
Она вдруг захотела вывалить на него все, что накопилось у неё внутри за это время. Чтобы он понял как ей было больно, как она тосковала о нем и что ни на одну гребаную минуту Лили не могла забыть его. Как бы ни старалась, как бы ни желала этого всей душой.
-Спасибо за комплимент.. Ты тоже хорошо выглядишь.. Видимо там, где ты был, тепло, яркое солнце и свежий воздух...Хорошие люди... Конечно, там не до писем.
У неё прорвалась в голосе обида на него, но она тут же собралась.
-Прости. Я просто... - Лили замолкла, взглянув ему в глаза, понимая, что это ошибка. В ее глазах можно было прочесть все, что она хотела ему сказать, но она тут же отвела взгляд. - Теперь я скажу, что нам не стоит сейчас разговаривать и тебе лучше уйти..
Она  закусила до боли нижнюю губу, чтобы не сорваться. Ее глаза теперь усиленно избегали встретиться с его взглядом. Лили понимала, что не выдержит, если сейчас посмотрит на него.
Черт возьми, Блэк, зачем ты появился именно сейчас?!
-Если бы ты пришел совсем немного раньше, то я.. - она снова осеклась, понимая, что ей не стоит ворошить прошлое и стоит лишить своё бешено стучащее сердце всякой надежды, которая ещё возможно там жила.
И собственно надежда на что? Она была потеряна в тот момент, когда он исчез, когда прислал письмо, что ей стоит забыть его и все, что было. Пальцы Лили сжались на спинке кресла так, что побелели костяшки. Она прикрыла глаза на секунду, вся побледнев.
Если бы он пришел всего на чуть-чуть раньше, она бы бросила все и помчалась бы с ним на край света. Да даже сейчас, возможно она бы тоже так сделала, мелькнула в голове безумная мысль. Но Сириус, кажется, пришел ей пожелать счастья и попрощаться в этот раз навсегда.. Ее разрывало только от одной мысли об этом и она не решалась открыть глаза и услышать эти слова..

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

5

Вот он я, кто ранил, а после смиренно ждал.
Оголенный провод, пустая комната и кинжал -
Я цветы наши срезал и больше их не сажал -
Без тебя я пустое место.
Мой позвоночник - 11 лезвий и 8 жал,
Ты ушла - я ни словом не возражал -
Лишь ладонь разжал,
Когда стало тесно.
Боль повсюду, куда бы я ни бежал,
Мое сердце никто так не обнажал -
Я бы вырвал его, похоронил, сбежал,
Но за мною тень твоя следует, как невеста.
У подножья ладоней июнь поменяет май,
Моя вечность, я терпеливый Кай -
Привыкай ко мне по кусочку, заново привыкай.
А сейчас закрывай глаза, засыпай.
Сколько я протяну вот так - мне доподлинно неизвестно.

Она обернулась и это было самое прекрасное, что Сириус видел в жизни. А за свою короткую жизнь он посмотрел не мало: людей, мест, жизней.
У него перехватило дыхание, в груди что-то сжалось, не было никакой возможности вдохнуть, впустить в легкие воздух.
Грудь его вздымалась, но кислород не поступал.
Все что он мог – только смотреть на нее, ему никак не удавалось убрать из глаз эту жадность, что сквозила в нем.
Лили тоже была шокирована его появлением, не меньше чем он сам, она ухватилась за спинку стула и сжимала его побелевшими костяшками. Грудь ее под тонким шифоном вздымалась от частого дыхания. И он запретил себе смотреть на нее.
Эванс, все еще Эванс была невероятно красива. Только его цепкий взгляд уловил излишнюю бледность ее лица, выдававшую ее нервозность.
Она явно думала, что пришел кто-то иной, ее «иду» было немного злым, словно ее торопили уже не в первый раз.
Он столько раз представлял себе этот момент. Ее лицо, когда она увидит его после долгой разлуки.
Все это время, что они были далеко друг от друга, когда часы складывались в дни, а дни в месяцы, Бродяга не мог выкинуть из головы ее образ. Как бы не пытался.
Каждый закат напоминал об огненном цвете ее волос, что он пропускал через свои пальцы.
Сочные молодые побеги винограда навевали мысли о ее глазах. Она была с ним неотступно, куда бы он не бежал.
А он пытался. Убежать так далеко, чтобы забыть обо всем случившимся.
Не вышло.
Сейчас, когда он стоял перед ней это было понятно. Не вышло.
Сириус с самого начала знал, что не сумеет забыть ее. Какие бы попытки не предпринимал.
Все они, к сожалению, были обречены на провал.
И помощи ждать было неоткуда.
Блэк, который так оберегал свое сердце отдал его той, которой не должен был.
Смотря на нее он уже миллион раз пожалел, что вернулся.
Что стоило ему подождать еще сутки?
Он была бы миссис Поттер. Все было бы кончено раз и навсегда.
Глупое сердце билось слишком быстро. Кажется, она думала так же, потому что быстрым движением коснулось лифтом своего платья.
Ее глаза горели изумрудным огнем, когда коснулись его лица.
Голос ее просел.
Она произнесла эту фразу ему в наказание, он даже улыбнулся. Да, кажется, он написал что-то подобное, а затем рванул сюда, чтобы увидеть ее, возможно, в последний раз, потому что смотреть на ее счастье с Поттером было выше его сил.
А он желал ей счастья.
Счастья, черт возьми.
-Я… - Он прочистил горло, что было на него совсем не похоже, а потом поджал губы, начиная еще раз. -… я хотел увидеть тебя.
Правда порой обескураживает сильнее, чем самая искусная ложь. Вот и сейчас.
Ему показалось, что пальцы ее дернулись, но девушка осталась на месте.
Ее слова. Конечно, она хотела задеть его. Он понимал и просто кивнул, соглашаясь.
Там действительно было тепло, яркое солнце и хорошие люди, которые приняли его словно родного, открыли ему свои двери и сердца. Он видел слезы в глазах Оливии, когда она поняла, что он больше никогда не вернется.
Наверное, он мог бы быть счастлив с такой девушкой, как она, делить с ней простые радости жизни, растить виноград и делать вино, а затем сидеть на крыльце дома, наслаждаясь теплыми вечерами. Ходить на море и завести детишек.
Наверное, мог бы, если бы не искал в ее темном локоне красный отблеск.
Если бы не думал о другой каждую минуту.
Если бы…
Все это уже было не важно. Лили через какой-то час станет женой его лучшего друга.
-Все хорошо. – Он остановил ее извинения. – Я не знал, что написать.
Вот так просто. Не мог написать, что думал на самом деле и не хотел писать откровенную ложь. Поэтому предпочел не писать вовсе.
Но потом она наконец-то перевела на него взгляд, глаза, что он видел в своих снах так долго и Бродяга замер.
В них было слишком много. Наверное и то, что знать ему совершенно не следовало.
Злость, облегчение, безнадёжность…
Лишь то, что он успел рассмотреть за тот короткий промежуток времени, что она смотрела на него.
Слишком короткий.
- Именно так ты и должна сказать.
Очень тихо, но он совершенно уверен, что она должна услышать.
Услышит. Непременно. Она всегда его слышала, возможно, лучше, чем все остальные.
Сириус сжал губы и на секунду зажмурился, перебирая в руках небольшую коробочку. Лили была права. Он должен был уйти и стоять рядом с Джеймсом, когда тот будет произносить свою клятву, и больше никогда не смотреть на нее так, как он смотрел сейчас.
Да, она была права.
Увы, это ничего не меняло.
Она на него больше не смотрела, избегала его взгляда.
И так было правильно.
Каких-то шестьдесят минут и она больше никогда не будет Лили Эванс, девушкой, которая однажды чуть не связалась не с тем человеком.
Пока все не закончилось, пока ее грудь все еще тяжело вздымалась, пока она не спустилась вниз и не стала женой Сохатого.
Пока выбор не сделан – возможно все.
Он сделал шаг вперед и протянул ей коробочку. Она не отняла руки и хорошо. Если бы он дотронулся до нее..
Блэк встряхнулся, расправил плечи, выпрямляясь в свой немалый рост и аккуратно пристроил коробочку на край стола.
Она была ничем не примечательна. Простая черная, обитая дорогим бархатом.
Ценность представляла не она, а то что находилось внутри.
Сириус увидел ее в Мадриде, совершенно случайно. Крупные изумруды и россыпь бриллиантов изящно гармонировали с металлом, что во много раз дороже золота хоть и не так блестит.
Ничего вычурного аккуратная заколка, что должна восхитительно смотреться в ее волосах.
Он не знал встретятся ли они когда-нибудь, но купил ее и носил с собой, везде где был.
На нее были наложены чары, защитные, весьма сильные.
-Должно быть что-то синее… - Словно сам себе пробормотал он, делая шаг назад.
Она была так близко, что он уловил аромат ее духов и чуть не застонал.
Запах был так знаком, наполняя его ноздри, всю его сущность.
Ему нужно было уходить.
И он собирался, пока ее голос не вынудил его остаться.
Ее слова.
Ей не стоило их произносить.
В груди Блэка загорелся огонек, что почти потух в окружавшей его тьме.
Она осеклась, но самое важное уже было сказано.
Руки Бродяги непроизвольно сжались в кулаки.
-Что?
Очень тихо проговорил он, поднимая тяжелый взгляд на ее лицо.
Лили была бледна. Она ему казалось тенью себя самой. Будто та Лили что он знал была спрятана глубоко внутри, слишком глубоко.
-Ты бы бросила все?
Внутренний голос кричал ему заткнуться, не произносить больше ни слова, не рушить хрупкую дружбу, что у него осталась.
Но он не слушал.
-Бросила бы Джеймса? Отменила бы свадьбу? Уехала бы со мной в закат, как в фильмах что показывают по кабельному?
Он был жесток, но будь он проклят, если в этой его жесткости так жалко не сквозила надежда.

Отредактировано Sirius Black (2020-08-20 00:12:41)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

6

Это было нечестно! Просто чертовски нечестно, что он пришел именно сейчас! Она даже в самых смелых мечтах не думала, что Блэк вернется. Ей казалось, что то, что он ей написал было прощанием навсегда и это разрывало ей сердце каждый день, каждую минуту...Каждую. Гребаную. Секунду.
Ни Поттер, ни подруги, ни друзья - никто не мог залатать эту огромную кровоточащую рану в сердце. Только время совсем немного притупило боль, но сейчас ей словно снова полоснули ножом по этой ране и она все больше бледнела, почти падая от ещё более острой боли.
Он хотел увидеть ее. Ей захотелось рассмеяться. От горечи и в то же время какой-то исступленной радости, потому что он не забыл...
-Увидеть? - Лили изо всех сил удерживала слёзы, которые жгли глаза. Она ненавидела плакать. А при мужчинах свои слёзы тем более лучше не показывать. - Ну вот она я..
Сириус говорил, что не знал, что написать, но Лили знала, что он просто не хочет лгать. Не хотел. Возможно, у него где-то там появилась девушка (а это скорее даже не возможно, а точно, она знала, что он не останется без внимания), возможно, появились друзья и он решил, что лучше начать новую жизнь, чем бередить старые раны? У неё заныло где-то в груди при мысли о том, что он мог полюбить другую, потому что ее сердце было отдано только ему, даже если сейчас оно ему и не нужно...
-Именно так ты и должна сказать. - он так тихо сказал это, что она невольно подалась вперёд, чтобы услышать его. И эти слова вызвали в ней злость на всю эту несправедливость. Почему все считают, что она счастлива? Почему все знают, что она должна, а что не должна?
-Я ничего никому не должна, - отчеканила Лили, часто дыша. Со злостью к ней понемногу возвращались силы.
Сириус выпрямился, вертя в руках коробочку, которую протянул ей.
-Что это? - ее тон слегка смягчился, когда она взяла его подарок. Внутри коробочки была просто невероятной красоты заколка, от вида которой у Лили перехватило дыхание. Она была простая, но с дорогими камнями, никакой дешёвой вычурности, но настоящая дорогая изящность. Сириус знал толк в таких вещах и конечно у него был вкус.. На миг она забыла, что у неё свадьба, что это последний подарок и что его даритель сейчас уйдёт. Лили аккуратно прикрепила заколку на несколько непослушных локонов и она засверкала оранжевыми отблесками закатного солнца.
Сириус сделал шаг назад, что-то словно высматривая в ней, а потом про себя будто пробормотал, но Лилс не поняла эту фразу:
-Должно быть что-то синее..
Но он будто очнулся от какого-то сна и Лили видела, что он было глянул на дверь, собираясь уходить, но ее слова о том, что приди он чуть раньше, его задержали, заставили развернуться к ней и впериться в лицо тяжёлым взглядом.
-Ты бы бросила все?
Она молчала, будучи на грани обморока, но в ее душе снова вдруг вспыхнула злость. Это придало ей сил ответить на его, пылавший тёмным огнём, взгляд. Мерлин, дай ей сил устоять на ногах!
Сириус сам теперь жестко чеканил слова, яростно обнажая перед ней, по сути, неприглядность всей ситуации, но Лили видела то отчаяние, которое сквозило за этими фразами. Или может ей хотелось его видеть...
Она медленно подошла к нему, снова близко, так что она чувствовала его парфюм, который был ей таким родным. Лили даже на секунду прикрыла глаза, вспоминая все те мгновения, когда она обнимала Сириуса, когда ее губы скользили по его коже, ловя этот аромат, когда она просто утыкалась носом ему в шею, успокаиваясь от этого запаха...Все те ночи и дни, когда они были вдвоём... Правду говорят, что наша память завязана на запахах.
Лилс пошатнулась, распахивая глаза, в которые вернулась тень былой зелени, встречая его взгляд, близко до безобразия.
-Бросила бы..- у неё слегка сел голос, но она продолжала дальше все увереннее. - Потому что без тебя я пустая, я кукла, бездушная и бессердечная, ты все у меня забрал, когда исчез! Все сейчас видят во мне счастливую невесту, а мне выть хотелось от тоски, пока ты не появился на пороге! И появись ты хоть на день раньше, я бы отменила все! Да я готова и сейчас бежать отсюда, если б только ты...
Ей не хватало воздуха, она совсем побелела, но глаза засверкали прежним огнём.
-Я бросила бы все к черту, потому что все, что мне нужно в этой жизни - это ты, Сириус Блэк! И...
Она осеклась, не зная, примет ли Сириус ее признание. Лили смотрела в его глаза, часто-часто дыша, ей пришлось схватиться за его руку, чтобы не упасть. Что-то странное творилось с ней - силы отказывали ей, воздух стал слишком густым для ее лёгких, шум предсвадебной суматохи исчез. Важно было только то, чувствует ли Блэк то же, что и она? Помнит ли он то же, что и она? Страдал ли он так же все это время? Если нет, то сегодня прежняя Лили Эванс умрет для всех...
Она силой удерживала жгучие слёзы, вздергивая подбородок, не желая показаться совсем слабой, но ее сердце с каждой секундой его молчания умирало, разбиваясь на мелкие осколки. А эти секунды, доли секунд для неё сейчас тянулись нестерпимо медленно и мучительно, как самая ужасная пытка...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

7

Им нужно было прекратить этот разговор, пока еще была не пройдена точка невозврата.
Блэк и так не совсем понимал для чего он явился к ней, ее слова и усмешка были верными.
Вот она.
Стояла перед ним в свадебном платье, выходя замуж за того, кто был рядом в трудную минуту. Кто нашел в себе силы смерить гордость и поддержать ее как только был способен.
И как не был способен он, Сириус.
Слова Джима до сих пор звучали у него в голове.
Ты не сможешь сделать ее счастливой.
Возможно, это было правдой. И никакие попытки не могли это исправить. Возможно, он поэтому ушел или говорил себе, что ушел именно по этой причине.
Их было несколько. Как и всегда.
Множество причин, что складывались всего в одну весомую фразу.
Ты не сможешь сделать ее счастливой.
Когда-то самонадеянный Бродяга ответил, что попробует, а затем сбежал.
По большому счету он всегда поступал именно так.
Бежал.
От своей семьи, чтобы не становится главой рода и не разочаровать людей, за которых должен был отвечать.
От своего брата, возложив на его плечи ношу, к которой его не готовили.
От своих друзей, что в глубине души понимали – это все ненадолго, что ему надоест рано или поздно.
От Лили.
И ему не надоело.
Вероятно, впервые в жизни Сириус старался поступить правильно, быть как можно дальше от нее, чтобы не причинить боли. Он думал, что сможет таким образом защитить ее от той тьмы, что с каждым днем становилось все больше в его душе.
Бесконечная тьма.
Как и безумие, истинно Блэковское, словно проклятье шло за ним повсюду куда бы он не бежал.
Он не должен был приходить сюда. И уж совершенно точно не должен был сейчас стоять в этой комнате, смотря на нее такую прекрасную в подвенечном платье.
Такую далекую.
Такую не его.
Она была бледна, словно полотно. И в изумрудных глазах стояли непрошеные слезы. Они пугали его. Эванс не плакала, она была из тех девушек, кто сцепив зубы стоял рядом и не ронял ни одной слезинки, а только гордо вскидывал подбородок и шел вперед. Возможно, она и плакала, под покровом ночи, когда никто не видел, сжимая руками подушку до боли.
Возможно, он просто никогда не видел ее слез. Боялся их.
Наверное, Джеймс был не таким. Наверное, в отличие от него Поттер знал что делать, когда нужно подставить сильное плечо и что сказать.
Но важные женщины в жизни Блэка не плакали.
Он смотрел на нее, как она подалась вся вперед, впитывая его слова. Ее ноздрей вновь коснулся ее аромат, такой желанный. Он никогда не забывал его, оказывается.
Но Лили вдруг разозлилась, ее голос звучал холодно, жестко. Зеленые глаза смотрели на него с вызовом. Может, это было и хорошо. Может, было бы значительно проще, если бы она на него злилась. Ненавидела.
Тогда бы ему совершенно точно пришлось бы убраться из комнаты и побыстрее, скорее всего ему вслед бы что-то летело, то, что было не приколочено к полу.
Как справляться с таким он знал.
Но эта молчаливая и грустная Лили вызывала затаенную боль где-то глубоко в сердце.
Он собирался уйти как только отдаст подарок, но вдруг понял что хочет увидеть ее лицо.
Как и любая женщина она тут же сменила гнев на милость, любопытство было слишком темно.
Он ничего не ответ, но судя по всему ей был и не нужен ответ, Лили тут же протянула к вещице руки, бережно вскрывая коробочку.
Сириусу некстати вспомнилось, как эти изящные пальцы с аккуратными ногтями зарывались в его волосах и чуть тянули, чтобы он наклонился к ней.
Он отвел взгляд, ругая себя.
Она пристроила заколку к своим волосам, там ей было самое место. Изумруды, что так шли к ее глазам оттеняли и прекрасные волосы, заставляя их сиять по новому.
Нужно было уходить. Прямо тогда и больше не оборачиваться.
Не оставаться на свадьбу, не видеть как она поклянется в верности другому мужчине. Навеки.
Нужно было уходить, но он не смог.
Она смотрела на него, когда он говорил и в глазах снова стояли слезы, но было в них и что-то еще. То, что придавало ей сил.
Все же Эванс была невероятной девушкой.
Она подошла к нему. Слишком близко. Его кожа покрылась мурашками, он чувствовал тепло ее тела под платьем.
Девушка закрыла глаза и он не двигался, приросший к полу как под заклятием.
Она распахнула глаза и взгляды их встретились, зацепились, они были так близко, эти глаза.
Он знал каждый их взгляд.
Сначала тихо, а потом все увереннее она заговорила. И ей не стоило этого делать.
Потому что с каждым словом Лили словно вонзала острый нож в его грудь, один за одним. Ранив словами так, как никто бы не смог, а претенденты были.
Она замолчала и только сейчас Сириус понял, что не дышит. Первый вздох дался очень тяжело, грудь почти разорвало от боли.
Он вдыхал воздух скачками, маленькими партиями, как будто боялся еще раз глубоко вдохнуть.
С ее дыханием тоже было не все в порядке, она дышала часто и была страшно бледна. Ей пришлось схватить его за руку, ноготки царапнули по его куртке, которую он так и не удосужился снять . Наверное, нужно было одеть смокинг.
В ее глазах стояли слезы, но она упрямо вздергивала подбородок. Глупышка.
Смелая и храбрая.
Сириус нежно улыбнулся ей, бездумно протягивая руку и касаясь костяшками пальцев ее щеке, гладя. Она потерлась щекой об его руку, совершенно машинально.
И она была так близко.
А он был просто ужасным другом, потому что вместо того, чтобы уйти и сказать, что это всего лишь предсвадебный мандраж и все пройдет как только она увидит Джеймса, он наклонился и коснулся ее губ своими губами.
Блэк не собирался делать ничего подобного, вообще ничего не собирался делать. Он хотел пожелать ей счастья, максимального счастья, которое только было вообще возможно.
Пусть не с ним. Это не важно.
Но ее слова, этот ее голос и глаза, что доставали из его души то, что как ему казалось было навсегда потеряно.
Поцелуй получился робким, смазанным первые несколько бесконечных секунд, а потом он с тихим стоном привлек ее ближе, раскрывая языком ее губы и жадно проникая им в ее горячий рот. Руки его обвили тонкую девичью талию, не давая возможности отстраниться, даже если бы она решила это сделать.
-Я думал о тебе постоянно… каждую минуту…

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

8

Это была какая-то пытка, казавшаяся бесконечной, пока вдруг, словно по волшебству, в ответ на все ее страстные мольбы, на пороге не появился он. Пусть поздно, пусть она уже стоит здесь в платье, собираясь стать женой другого, но ведь счастье всегда важнее, чем долг?
Лили по крайней мере считала именно так. Она ненавидела лгать и притворяться, всегда ненавидела. Но ее настолько сломали все прежние события, что она забыла саму себя. Ей внушили другие, пользуясь ее временной слабостью, что она совсем одна, что она любит Джеймса, что Сириус это было всего лишь увлечение (как ее, так и она для него), что лучше Поттера никого не найти, что она такая слабая, что не выживет в этом суровом мире одна, пока будет дожидаться свой мираж в кожаной куртке и на летающем байке.
Он бы пришел, если бы захотел - фыркала Адель.
Он просто не хочет, чтоб его нашли. Прячется от нас. От тебя, возможно. - разводил руками Питер.
Он не вернётся, Лилс. Живи своей жизнью, он бы приехал, если б ты действительно была ему дорога.. - исподлобья смотрел на неё Люпин.
И они понемногу вбили свою правду ей в голову, хотя сердце кричало об обратном. Лили представляла эту сцену с возвращением Сириуса много раз. И каждый раз она видела себя в бешенстве. Швыряющей ему вслед дорогими вазами, кричащей не очень лестные слова в его адрес и посылающей на все четыре стороны. В ее душе клокотал вулкан,  подогреваемый заботливыми друзьями, которым кажется и в голову не приходило, что все, что было между нею и Блэком было по настоящему.
Когда Лилс оставалась в одиночестве, то понимала, что Блэк ей не врал, он не притворялся. Она не была его очередным увлечением, она знала это каждой клеточкой своей души и тела. Он не был для неё обычной подростковой влюблённостью.   И это словно все почувствовали, когда стало известно о том, что они вместе.
Ни на одну пассию Блэка не обрушивалось столько неприязни, потому что все, кто на что-то надеялся, поняли будто подсознательно, что тут все не так просто. Ну а Сириус понятное дело был окрещён предателем, потому что увести девушку у лучшего друга - такое сложно понять.
И все ликовали, когда узнали, что Блэк пропал после выпускного. Красивая история закончилась так безобразно...
И только Лили верила в то, что любовь не позволит ни ему, ни ей сделать ошибку. Она верила, что это то настоящее, к чему стремится каждый человек и они просто не имеют права оттолкнуть это от себя обеими руками, потому что потом последует страшная расплата за пренебрежение таким ценным даром.

На земле любовь пока не сделала ни единой ошибки. Все ошибки совершаются, когда не хватает любви, и вообще, для меня это единственная ошибка в жизни...(с)

Но шли дни, а от Блэка не было слышно ничего. Она сломалась, она потеряла надежду, она злилась, ненавидела его, готова была ударить при встрече, сказать что-то, что больно ранит, потому что безумно больно было ей. Но все думали, что Лили счастлива.
То, как за ней трепетно ухаживал Джеймс покорило всех. Всех, кроме неё. Она просто приняла это как данность, как выход из беспросветной ситуации. И все решили, что она наконец-то обрела своё настоящее счастье, когда в душе ее пожирало пламя изнутри. Никто даже не заметил, что ее глаза потухли, что она слишком бледна, что улыбка вымученная. Она будто стояла среди толпы друзей, кричала о своей боли, но никто ее не слышал. Даже сам Сириус начинал ей казаться фантазией больного воображения. Это медленно убивало...

Просто знать, что где-то на этой земле есть ты, станет для меня, в моем аду, уголком рая.(с)

Лили не думала, что на земле есть ад, но вот она попала в него за какие-то грехи. И вот за какие-то добрые дела ее мольбы были услышаны и перед ней стоял тот, за которым она прошла бы снова все девять кругов ада. Не жалуясь, не плача.
Она будто ожила, она снова ощутила биение сердца и что-то кроме бесконечной тоски и раздражения. Эванс не смогла, увидев его, кричать на него или вылить всю ненависть на него, потому что это были не ее чувства. Кто-то вложил это в ее голову, но сердце, горячее и по прежнему любящее , выбросило весь этот мусор.
Ей было трудно дышать, но после ее слов Сириус тоже перестал вдыхать воздух. Целых несколько долгих секунд они стояли не дыша. Ее рука вцепилась в его, сжимая пальцами такую знакомую кожаную куртку, он кажется никогда с ней не расставался. Это было смешно, но сейчас Лили позавидовала обычной вещи...
Наконец он рвано вздохнул, будто какая-то боль в груди мешала ему это сделать свободно. Она чувствовала то же самое. Они оба задыхались, тонули и отчаянно пытались выплыть на поверхность. Лили отчаянно пыталась не проронить ни единой слезы, хотя Сириус должно быть видел, что ее глаза на мокром месте. Эванс никогда не плакала при нем. Даже когда ей было невероятно тяжело, даже когда все летело к чертям - она сжимала зубы, кулаки и шла наперекор своим слезам и желанию сесть и начать жалеть себя.
Их взгляды пересеклись, наконец-то дав обоим возможность вздохнуть немного, внезапно черпая силы один в другом. Это была точка невозврата для Лили.
Она поняла, что никогда и ни за что не променяет этот тяжёлый взгляд, полный тёмного огня на любое чудо света. Ей не нужны были никакие богатства, если она не сможет касаться его рук, губ, слышать его лающий смех и чувствовать этот его  сносящий крышу аромат.
Чувствовал ли Блэк то же сейчас?
Лили снова похолодела от мысли, что он сейчас уйдёт, сказав, что ничего не поделаешь, сказав как и все, что с Джеймсом она будет счастлива, а эти нервы сразу же исчезнут, когда она выйдет к алтарю.
Она снова вспомнила, что ненавидела лгать. И лгать сейчас Сириусу или Джеймсу она не собиралась. Не тогда, когда Блэк вернул ей саму себя. Заставил вспомнить все. Каждую минуту с ним, каждое касание его пальцев, каждый поцелуй, каждое слово шёпотом на ухо, каждый рассвет с ним и каждую бесконечную ночь.
Лили понимала, что дать клятву Джеймсу сейчас - это обречь всех на мучения. Джеймс рано или поздно поймет, что ему досталась только красивая картинка, без той страсти и огня, которую он так ждал в ней, думая, что все пройдёт, когда Лили выйдет за него.
Лили угаснет со временем, превратившись в тень самой себя, чувствуя себя одинокой и чужой среди друзей и семьи. Пустая оболочка, словно после Поцелуя Дементора.
Сириуса поглотят все его демоны, которых он сдерживал, которым сопротивлялся. Тьма и то проклятие, в которое он верил, заберут его в свой плен, убив все то хорошее и тёплое, что в нем есть сейчас...
Лили беспокойно пробежалась взглядом по его лицу, отгоняя от себя картину бесчувственных глаз и жестокой улыбки.
Но ее тревога моментально растаяла, когда Блэк вдруг нежно улыбнулся, касаясь ее щеки рукой. Она, как и всегда, потерлась о его ладонь, будто и не было никаких расставаний, боли, тоски.. Будто они виделись только вчера. Но, Мерлин, как же ей не хватало его! Только сейчас она это осознала в полной мере.
Он наклонился слегка и поцеловал ее, от чего она вся затрепетала, как-будто это было впервые. И поцелуй был похож на первый: нерешительный, неловкий, неясный...
Лили не решалась ответить, потому что боялась снова, что это будет прощанием. Но когда его руки крепко сжали ее талию, а его губы требовательно смяли ее в глубоком поцелуе, она поняла, что Сириус ничего не забыл. У неё подкосились колени, потому что все напряжение достигло своего пика, выплеснувшись в этот взрыв. Лили до боли сжала его предплечья, отвечая с таким жаром на этот поцелуй, как никогда раньше. По ее венам снова струился живой огонь, ей хотелось ликовать от счастья, потому что этот поцелуй вдохнул в неё какую-то новую жизнь.
-Я думал о тебе постоянно... Каждую минуту..
-Каждую минуту?
Она улыбнулась, когда он чуть оторвался от ее губ с этими словами. Боже, она и забыла, когда в последний раз вот так чисто и искренне улыбалась!
-Каждую ночь ты мне снился.. Каждая мысль о тебе... Я пыталась забыть, не вышло. Совсем. Это выше моих сил. - задыхаясь прошептала Эванс. Ее глаза снова заискрились тем зелёным блеском, который все так любили. Тоже впервые за несколько месяцев.
Она прижалась к нему всем телом, чувствуя как и оно оживает, дрожит, по коже бегут мурашки, вызывая внутри пожар.
Кто-то мог войти. Их слишком долго не было, а ее давно ждут. Но как же Лили была сейчас далека от этих мыслей! Сириус Блэк заслонил сейчас собой весь мир. И она, ослепшая от этого счастья, стояла возвращаясь к жизни в его руках. Только в его.
-Я люблю тебя. Мне плевать, что меня пытались переубедить, что не верят в это, думают, будто я сошла с ума и живу бесплодной фантазией. Я знаю, что это реально. Я люблю тебя и только это не давало мне сойти с ума окончательно все эти месяцы. Только это позволило тебе сейчас увидеть меня ещё с какими-то чувствами, мыслями и желаниями. Если бы я потеряла эту любовь, то перед тобой стояла бы совершенно другая девушка с моим лицом. Холодная, как статуя.
Лили говорила быстро, будто боялась, что ей не хватит времени или сил договорить все, что она хотела. Будто сейчас ее заберут отсюда и она снова никогда его не увидит, поэтому она невольно теснее прижалась к нему, сминая платье.
Фата вдруг упала на пол, волосы свободно рассыпались по плечам - только подаренная  заколка осталась держаться там, где и была, блеснув в отражении зеркала алмазно-изумрудным лучом...А Лили даже этого не заметила, глядя в глаза Сириусу и обжигая дыханием его губы.

А без тебя здесь все наполовину:
Днём - полумрак, а ночью - полусвет.
Не стыдно мне признаться:
В этом мире я без тебя - всего лишь
Получеловек.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

9

Дом Поттеров сегодня утопал в роскоши и зелени. Вокруг были цветы, преимущественно белые и кремовые, очень спокойные оттенки, создание как раз для того , чтобы оттенить яркое великолепие невесты.
Особняк был со всех сторон окружен деревьями, что почти скрывали его из виду, не смотря на близость соседней маггловской деревушке, куда они частенько наведывались с Джеймсом. Недалеко был живописный пруд, где они бывало ловили рыбу. Джим мог стоять или сидеть с удочкой часами, а вот Блэку с его вечной неусидчивостью это быстро надоедало. И он, украдкой достав палочку, приманивал рыбу, попутно обрызгивая водой Сохатого, который громко смеялся и говорил, что это нечестно.
Наверное, это действительно было нечестно, но Сириус всегда был таким и не стоило его винить в том, что он был самим собой, не желая делать то, что ему не нравилось.
Это всегда выходило боком.
Как и его отъезд, он не сделал счастливым никого из них, ну кроме Джеймса, который наконец-то получил то, чего так долго желал.
Бродяга часто в последнее время задавался вопросом была ли это реальная нужда или всего лишь желание завладеть тем, что у него не было.
Когда в конце шестого курса Блэк и Эванс начали встречаться все восприняли это довольно странно, даже близкие друзья. Да, Лили нравилась Джеймсу, очень нравилась, однако это совершенно не мешало ему клеить других девчонок и даже встречаться с Боунс не слишком продолжительное время.
Это восприняли нормально, а вот Сириуса, идущего рядом с Лили по коридору нет. У них за спинами шептались даже больше, чем раньше, когда Бродяга менял девчонок еженедельно.
Считали, что они друг другу не подходят. Что Блэк кинет Эванс через несколько дней, как только заведет ее еще пару раз в спальню мальчиков или выручай-комнату. Некоторые чуть ли не ставки делали как долго продлятся эти отношения.
Обычно Эванс его сдерживала, она все же была старостой ко всему прочему. Хоть и с ним нарушала правила через одно. Обычно они не попадались, Сириус показал ей несколько тайных ходов, что были безопасны для девушки.
Она хватала его за рукав и разворачивала к себе, требовала, чтобы он смотрел на нее и просто просила успокоится. Со стороны это выглядело забавно, ведь Лили едва доставала макушкой до его плеча. Обычно он кивал и соглашался, позволял увести себя до того, как приходилось снимать с Гриффиндора штрафные баллы за драку в коридоре.
Но порой Блэк налетал на обидчика, снося его и впечатывая в стену, тренировки по квиддичу не проходили даром, подготовка у Бродяги была просто отличная, а вкупе с ростом ему мало кто был настоящем соперником.
Лили обычно закусывала губу и уводила ухмыляющегося парня, в шутку сетуя на то, что связалась с любителем драк.
Так продолжалось несколько месяцев, потом наступило лето, которое они почти полностью провели вместе. Почти потому что иногда большому черному псу все же приходилось уходить на улицу, чтобы не раздражать ее родителей присутствием такой махины, что ела, как слон по их словам. Кажется, Петунья о чем-то догадывалась, слыша из спальни сестры характерные звуки, но была слишком чванлива, чтобы рассказывать об этом, это бы означало признать, что она подслушивала.
Они специально не ставили заглушку на дверь.
В Хогвартс они вернулись вместе и практически всем недоброжелателям пришлось заткнуться. Эта тема начала приедаться. Сириус был с Эванс, не разменивая свое внимание ни на одну другую девушку, хоть некоторые были весьма настойчивы.
К Рождеству смирились даже Мародеры. Поттер не сдавался до самой весны и они почти не общались, правда ради Ремуса им приходилось сотрудничать в полнолуния. Потому что в одиночку Сохатый справлялся с трудом, о чем говорили новые шрамы на его плечах. И это было совсем не то, что раньше, когда они только и ждали полнолуния каждый месяц.
Джеймс никогда не сможет принять это до конца, все это понимали. Он считал Блэка предателем и не мог поверить, что Эванс дорога ему настолько сильно, что он готов был пойти против всего.
Еще хорошо, что он больше не был частью рода Блэков, иначе узнай Вальбурга, что чистокровный наследник семейства встречается с грязнокровкой подавилась бы собственной желчью.
А затем Сириус ушел, никому не сказав о своих резонах, никого не поставив в известность, просто пропал после выпускного, словно его никогда и не было.
Как и того разговора с Джеймсом на рассвете, когда Эванс спала на его руках.
Он бросил все. Бросил ее и исчез.
Его не было дни, недели, месяцы. Не было ничего удивительного в том, что Лили потеряла надежду и сдалась обстоятельствам. Покорилась им. 
А Джеймс был рядом, когда оказался нужен. Когда рядом не стало больше никого, сумел утешить и успокоить.
Сириуса это злило, но злость была направленна не на нее. Он злился на себя. Это было его решение, а ей пришлось под него подстраиваться.
А еще как бы ему это не претило, он злился на Джеймса. За многое, и в особенности за то, что он поставил на ней клеймо, словно она могла нравится только ему одному, а Бродяга с этим смирился.
Причинив боль и ей, и себе.
Он видел это в ее глаза. И пусть Эванс не плакала, но не пролитые слезы были еще более ценными. Она была сильной даже сейчас, когда казалась ему сломленной.
Между ними ничего не могло быть, но было. Пусть неощутимое, но неотступное. В глазах, во взглядах, что они бросали друг на друга.
Беспокойные, затаенные.
Они ничего не забыли. Оба.
Сириус просто не мог пересилить себя. Не мог ее коснуться ее губ поцелуем, легким как крыло бабочки.
Чтобы вспомнить хотя бы на секунду.
Собирался, но затем все вышло из-под контроля, когда он с силой прижал ее к себе, жадно целуя.
У нее подогнулись колени, пальцы Лили вцепились в его руки, Блэку пришлось удержать ее. Она казалась ему еще более хрупкой, чем раньше и дело было даже не в силой бледности.
Теперь обнимая ее, он чувствовал как выдаются под тонкой тканью платья ее лопатки. Ему это совсем не понравилось, но он ничего не сказал.
Потом, сейчас было важнее другое.
Он оторвался от ее губ, чтобы пробормотать кажущиеся такими важными слова.
И она улыбнулась, так что на душе его сразу стало теплее. Словно в ней зажглась какая-то искра, которая, как ему казалась погасла уже очень давно.
С того самого момента, как он покинул ее.
Словно лишь она одна могла рассеять эту его тьму.
Она говорила, шептала ему слова, через поцелуи, что он срывал с ее губ. Задыхаясь. Они задыхались вместе, как будто не могли надышаться друг другом.
И не было этих месяцев разлуки и всей той боли, что она вытерпела, через которую ей пришлось пройти из-за него.
Ее глаза горели, точно так же, как он помнил.
Изумруды на бледном лице, соперничая с яркостью камней в ее волосах.
Она прижалась к нему с какой-то отчаянностью. Блэк принял ее в кольцо своих рук, даря поддержку и защиту, свое тепло. Она уткнулась носом в его ключицу и глубоко дышала пока он касался губами ее виска.
Лили говорила сбивчиво и быстро, подгоняемая какими-то демонами или мыслями, что крутились в ее голове и каждое ее слово ранило. Он был причиной всему этому.
Он ранил ее в самое сердце, а она говорила, что любит его.
Сириус приподнял ее подбородок, заглядывая в глаза, в них не было больше боли, и больше не было слез.
Они сияли.
А он. Он крепко держал ее в объятьях, понимая, что ни при каких обстоятельствах больше не отпустит ее. Никогда.
Пусть он будет предателем. Изгоем. Пускай от него отвернутся все кого он знает. Пусть им придется бежать из Англии, из Соединенного королевства.
Это больше не имеет значения.
И никогда не имело.
Неважно где и неважно как, главное вместе.
-Я…тебя люблю. – С запинкой пробормотал Бродяга.
Кажется, он говорил эти слова впервые в жизни, за все то время, что они были вместе он так и не произнес их. Словно у него стоял какой-то барьер и он просто не мог произнести их вслух.
И вдруг он исчез.
Ее фата упала, как будто подтверждая его слова, она даже не заметила, как тяжелые локоны рассыпались по плечам.
Сириус коснулся пальцами ее виска, провел вниз к щеке и в дверь постучали, обернулся так и не выпустив ее из рук.
-Лили, тебя уже все ждут. Церемония должна начаться с минуты на минуты. – Раздался из-за двери женский голос.
-Откликнись, скажи что тебе нужно несколько минут. – Негромко сказал Бродяга, осознавая абсурдность ситуации и их отвратительное положение.
У них было всего несколько минут, прежде, чем Джеймс почует неладное и появится перед ними в бешенстве. На это у него были все основания.
Блэк чувствовал себя вором. Он отлично знал этот дом, приютивший его столько раз, расположение комнат, округу.
Невесте, как полагается предоставили самую светлую спальню в доме, скорее всего Лили провела здесь ночь, прежде чем переехать в основную спальню уже вместе со своим мужем, если они конечно, собирались остаться в этом доме.
Сириус знал как минимум три способа уйти отсюда незамеченными, два из которых были довольно опасны, а один не слишком хорош.
Но все они не подходили. Он не хотел начинать вот так.
-Мы не можем поступить с ним так. Снова. – Он на секунду закрыл глаза, пытаясь представить ненависть во взгляде его лучшего друга. Он и так видел в них достаточно. Недоверия, например. Поттер не хотел пускать его наверх, и как оказалось, был совершенно прав.
-Нужно сказать ему.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

10

Он был прав, абсолютно. Нельзя было так поступать с Джеймсом. Это было нечестно, неправильно и Лили возненавидела себя в этот момент. Она всегда была искренняя, терпеть не могла ложь, а сейчас сама преступает свои принципы и делает то, против чего всегда была.
Но разве сердцу можно было приказать любить того, кого должно и отвергнуть того, кто заполнял собою всю ее целиком?
Джеймс любил ее сколько она себя помнила, кажется ещё с курса третьего он начал доставать ее то дерганьем за волосы, то идиотскими шуточками, то попытками сесть вместе с ней на каждом уроке. Он не раз получал от неё по спине учебниками или даже подзатыльники. Лили не церемонилась. Она не любила драться, но если уж он дергал ее за хвост, то будь добр получи в ответ тоже что-то неприятное.
В дальнейшем все переросло в словесные перепалки, за которыми с интересом следили все, кто становились случайными свидетелями. Эванс каждый раз ставила Поттера на место с таким изяществом, что даже Мародеры хохотали над озадаченным другом. Она никогда не лезла за словом в карман и это придавало ей особую прелесть в глазах остальных. Поттер с удивлением обнаружил, кажется, на курсе пятом, что Лили нравится отнюдь не только ему и что она не его личная собственность. Ее же раздражало его постоянное внимание и ревностные взгляды в сторону любого, кто подойдёт к ней на перемене спросить как дела? Исключение составляли Сириус, Ремус и Питер. Они не входили в число тех, кого Джеймс прожигал взглядом, если они заговаривали с Эванс.
Из них троих Лили больше всех сдружилась с Сириусом и это тоже произошло давным-давно, но все же он был другом Поттера, а она крутилась со своими подружками. Только на курсе четвёртом Лили понемногу стала проводить больше времени с мальчишками и в основном с Блэком. Едва появлялся Джим с его настойчивым вниманием, как Лилс уходила и не появлялась, пока тот не успокаивался и не начинал вести себя нормально.
На пятом курсе ей стало понемногу одиноко, потому что почти все подружки бегали на свидания, а теперь и Сириус пропадал каждый раз неизвестно с кем и где. Лили посмеивалась с этого, вначале.
Она даже как-то сказала что-то вроде: «Помоги Мерлин той, кто тебя полюбит по-настоящему!» Лилс тогда рассмеялась вместе с Сириусом, но внутри все сжалось в каком-то страхе и мелькнула мысль Помоги мне, Мерлин...
На шестом курсе у Блэка была такая репутация, что Лили приходилось иногда зажимать уши, чтобы не слышать никаких подробностей. В девичьей спальне только и было разговоров что о нем, что о... Поттере. Джеймс решил последовать примеру друга и Лили даже вздохнула, что он наконец-то отстанет от неё. Но не тут-то было. Несмотря на свои интрижки, Джим продолжал следить за ней и не терять надежду. Даже когда сошёлся с Боунс, которая была похожа с Лили и все знали почему Поттер на неё клюнул. С Блэком Лили виделась теперь не слишком часто и в основном все упиралось в его уговоры обратить своё внимание на Джеймса. Она злилась, ругалась даже с ним, чего раньше не было, но под всем этим скрывалось совершенно другое, недоступное ее пониманию до того самого памятного вечера...
Новость о том, что Лили и Сириус встречаются, произвела эффект взорвавшейся бомбы. Казалось, никто не хотел в это верить. Половина девчонок были в бешенстве, Джеймс был в бешенстве. Хотя Эванс была честна в тот раз. Она сказала ему, что не давала ему надежды и ни в чем не виновата перед ним. И то, что она предпочла Сириуса уж точно и не вина Блэка. О чем разговаривали Поттер и Блэк Лили не знала, но все это вылилось в драку, новую волну слухов и постоянные шепотки за спиной ее и Сириуса. Блэк долго терпел, но потом все чаще Лили приходилось сдерживать его пыл, потому что если он слышал какую-то гадость, то не мог пройти мимо. Когда она была рядом, у неё получалось вмешаться вовремя, а когда ее не было и она узнавала о драке, то нещадно штрафовала свой же факультет, игнорируя мрачный и недовольный взгляд Сириуса.
Никто в них не верил. Все говорили, что они не пара, что Блэк бросит ее как и всех других через какое-то время, что даже если и не бросит, то просто смешно, чтобы его чистокровная семья не обратила на это внимания... на встречи с обычной грязнокровкой...
Но летом после шестого курса Сириус уже не был официально частью рода Блэков. Лили знала, что он сбежал из дома, что мать отреклась от него и самое прекрасное тем летом было то, что он фактически все время жил у неё. Никто не знал откуда взялся огромный чёрный пёс, увязавшийся за Лили ещё с вокзала, кажется, но родители хоть и смотрели недовольно, но не были против домашнего питомца. Лили с Сириусом хохотали до упаду, потому что если бы кто-то знал, кем на самом деле является этот пёс... Догадывалась разве что Петунья, но ничего не говорила, либо будучи слишком брезгливой, либо трусливой. Так или иначе им это было на руку...
Они вместе вернулись в школу, вместе проводили почти все время и никому не удавалось отвлечь Лили от Сириуса и наоборот. Все захлопнули рты и все же продолжали втайне надеяться, что эта история ненадолго. Целый год. Год, полный счастья и той любви, о которой Эванс даже не смела мечтать. Выпускной, который был апогеем радости, что Лили отмела от себя странное предчувствие, будто Блэк с ней прощается. Все же они закончили школу.. А потом все разбилось вдребезги, когда наутро после выпускного рядом не оказалось Сириуса и никто не знал где и что он... Затем новый удар: смерть родителей и ненависть сестры. Никто не догадывался как ей было сложно все это вынести.
И именно тогда она солгала себе и солгала Джеймсу, дав ему надежду на то, что она может стать его, хотя на теле до сих пор горели поцелуи и касания совсем другого человека, который будто поставил на ней клеймо. Оно жгло каждый раз, когда ее обнимал и целовал Поттер, болью напоминая, что ничего не забыто...
Сейчас Лили ненавидела себя за эту слабость, за то, что смалодушничала и теперь там внизу стоит Джеймс - счастливый от осознания того, что она вот-вот станет миссис Поттер.
Но это не шло ни в какое сравнение с тем, что в этот момент перед ней стоял Сириус, он держал ее в своих руках, потому что ноги отказывались пока ей служить. Если она позволит ему уйти, то жизнь кончится. Будет только беспросветное существование. Пусть ее назовут кем угодно, пусть заклеймят позором, пусть придётся бежать на край света, но главное с ним, только с ним. Это все лихорадочно крутилось в ее мозгу, пока Сириус не приподнял ее подбородок и не посмотрел в глаза. Лили тут же успокоилась, сердце чуть выровняло свой бег, чтобы потом заколотиться с новой силой, когда Блэк с запинкой произнёс:
-Я...тебя люблю.
Он не говорил ей никогда этих слов, да и она не говорила. И не требовала этого от него, потому что лучше слов говорили его глаза, поцелуи, объятия и то, как он оберегал ее. И сейчас она впервые призналась вслух и так же он. Сириусу, скорее всего, было сложнее, чем ей. Она была более открытая и эмоциональная, на Блэке все же сказывалось его аристократическое воспитание, где сдерживать свои эмоции было необходимо.
Лили улыбнулась так ярко, что казалось солнце вновь поднялось из-за горизонта, но она не успела поцеловать снова Блэка, как в дверь постучали и ее глаза потемнели, услышав зов, что ее все ждут. И Сириус был прав, они не должны поступить с Джимом вот так...
-Я..Мне нужно ещё пару минут, уже иду! - она отозвалась, выглядывая из-за плеча Блэка на дверь, прислушиваясь. Шаги удалились.
Она прикрыла глаза, не отпуская Сириуса. Ее ноги приросли к полу, ей казалось она не может сделать и шага. А если сделает, то тут же упадёт без сознания. Она никогда не теряла сознание и уж точно не собиралась делать этого сейчас, при Блэке или не дай Бог при всех гостях.
-Я смогу...Я смогу... - лихорадочно прошептала Лили про себя, представляя уже себе реакцию Джеймса и бледнея от этого.
За эти месяцы она узнала Джима с другой стороны. Он был заботливым, добрым, веселым и безумно интересным. В нем исчезла эта юношеская хвастливость, задиристость, он стал серьёзнее и ответственнее. Она бы могла его полюбить, если бы не было в мире человека по имени Сириус Блэк.
-Ты пойдёшь со мной? Или... - она не выдержала, поцеловав его снова и затем Лили взглянула в лицо Сириусу, часто-часто дыша. Она вся горела, хоть на лице не было ни следа румянца. Конечно, ей не хотелось идти туда самой, хотя вина была полностью ее. Лили дала слово и сейчас должна была его украсть, забрать надежду у Джеймса и выдержать осуждение в глазах всех остальных.
Ее взгляд снова упал на дверь и пока-ещё-Эванс гордо расправила плечи, поднимая голову, будто готовясь выйти на арену со львами. Будь что будет, пусть все летит в тартарары, главное для неё был этот сумасшедший, тёмное пламя ее души, тот кто однажды вышиб ее сердце и украв, не возвращал его ни на миг. Этот чертов Блэк, в которого она так боялась влюбиться, что просила помощи у всех богов не допустить этого, а потом, когда полюбила, умоляла не забирать ее любовь. А боги смеялись, снова возвращая их друг к другу, потому что эти двое были  перемешаны, перешиты, связаны с самого создания Вселенной, следовало лишь только вспомнить...
Одно она знала точно - какая бы ни была цена, Лилс ни за что не собиралась отпустить Сириуса, особенно теперь, особенно после его признания.

Отредактировано Lily Evans (2020-08-24 13:47:44)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

11

Подобных слов он по понятным причинам никому не говорил, они стали для него неожиданностью такой же, как и для нее.
В обиходе Сириуса вообще не было подобной фразы, ее некому было сказать. С самого детства.
Немного печально, но он относился к этому философски, Бродяга вырос в семье, где статус определял все остальное. Его учили быть сдержанным, не показывать ярких эмоций, быть достойным.
Хоть он и не был. Хоть и сопротивлялся этому всеми возможными ему способами.
В шестнадцать лет не так уж много вариантов, если честно. Его спас Хогвартс, он всегда был ему домом и намного более родным, чем отчий.
Лето, проведенное с Лили стало самым лучшим, самым незабываемым. А потом они вместе сели в Хогвартс-Экспресс. Тот год был отличным, даже не смотря на то, что все вокруг говорили – их отношения фикция и продлятся они недолго. Сириусу было плевать, его не заботило назойливое внимание девушек и тот факт, что Джеймс смотрел на них обоих волком. Ну, конечно, заботило. Еще бы.
Поттер был его лучшим другом и его мнение было важнее, чем мнение всех окружающих, но его непринятие ситуации немного раздражало. Любовь не выбираешь, она сама находит тебя и не остается ничего другого – лишь принять ее, потому что оттолкнуть настоящую любовь смерти подобно.
Теперь ему это было точно известно.
Он поддался давлению, словам Джеймса, что был бесконечно прав. Конечно.
Что Сириус мог ей дать, кроме самого себя? Ничего.
Да, у него было состояние и дом, оставленным дядюшкой Альфардом в Корнуэле, обдуваемым всеми ветрами с моря, какие только могли быть. Темный и совершенно пустой, не считая домовика, что прислуживала там и портретов его многочисленных предков, в том числе и самого дядюшки. Бродяга не жил там, появлялся изредка, чтобы дать указания, но и то порой забывал об этом. Пустота дома его тяготила, хоть ему и нравились виды, что открывались с обрыва на северное море. Такое же неспокойное, как и он сам. Он мог стоять там часами, на самом краю, смотря как из-под его ботинок сыпется вниз песок и пропадает в бурных водах.
Несмотря на то, что Вальбурга лишила его наследства и отреклась от него, общество его принимало, он был интересен им, наверное. Словно зверушка, за который интересно было наблюдать.
Бунтарь, пошедший против всех, даже своей свойственной семьи. Отказавшийся от невероятно удачного брака и статуса наследника рода, что должен был с честью перенять у отца вместе с делами.
Пусть они считали его самодуром, но он был им интересен, с его пренебрежениями ко всем правилам, но при этом с идеальными манерами и воспитаниями.
Как бы Сириус не отнекивался – это была его стихия, его воды, где он был акулой.
Пусть и не такой большой, как Вальбурга.
Эта женщина была непоколебима, даже встречая своего отверженного сына она гордо вскидывала подбородок и проплывала мимо с царственным видом, которому позавидовала сама королева Великобритании.
Но Лили бы они не приняли никогда.
Одно дело он, Блэк мог творить все, что угодно, но он оставался Блэком. Представителем древнейшего и чистокровнейшего рода, с такой драгоценной кровью, что было жалко тратить даже каплю.
Пусть они пренебрежительно отзывались о его выборе, но он был своим, пусть и заплутавшим.
Эванс была чужой, непонятной, магглорожденной. Грязнокровкой.
И он никогда бы не потянул ее за собой, не позволил бы ей встречать эти взгляды, полные снобизма и ненависти. А тем более встречаться с его матерью и кузинами.
Ему хотелось, чтобы руки и ноги Лили оставались на месте.
Поэтому Джим был бесконечно прав, статус Сириус в нынешний момент не позволял ему иметь кого-то рядом с собой. Особенно, если этот кто-то был ему так дорог. Это бы означало подвергать ее риску, а они оба не хотели этого.
Тогда Бродяга решил, что это будет правильно и ушел.
Решил без нее, не посвятив в свои планы и мысли. Просто оставил ее Поттеру, ненавидя себя все эти месяцы и скрипя зубами каждый раз думая, как Сохатый прикасается к ней.
А он прикасался. Он так долго мечтал о ней, так злился, что Сириусу досталось то, что не досталось ему, что сомневаться не приходилось – Джеймс воспользовался случаем при первом возможности.
Это злило, заставляя до боли сжимать кулаки.
Полгода хватило, чтобы понять – так жить он не может.
Без нее.
Ему ничего не приносило радость. Он пытался осесть, снова почувствовать себя счастливым под жарким солнцем и ласковым морем, нежными объятиями девушки, что привязалась к нему всей душой.
Он просто не смог, обманывать ее и в особенности себя.
Ему не нужны были другие, ему нужна была та, что умела разгонять его тьму.
Эванс.
Он смотрел на нее и не мог насмотреться. Жадно, как будто видел впервые.
Болезненный спазм сжал сердце, видя тень на ее лице, ведь Поттер ни в чем не был виноват. Он был рядом, когда Лили осталась одна, когда он оставил ее одну.
Джеймс был рядом, когда она в нем нуждалась, дарил ей тепло и поддержку, свою опору. Взял на себя заботу о ней и делал это так, как бы Сириус никогда не смог.
Блэк внимательно смотрел в ее глаза, стараясь разглядеть за грустью то, что позволит ему поступить правильно.
Одно разбитое сердце стоит другого?
Она поцеловала его и задала вопрос, который заставил Сириуса задуматься. Что она еще могла спросить после того, как он бросил ее одну, ни слова не сказав. На утро после того, как она была так счастлива?
Конечно, она ему не доверяла. Иначе бы не спросила. По лицу Блэка скользнула тень.
- Ты уверена? – Негромко спросил он, касаясь пальцами ее лица, щек, скул, лба. – Я ничего не могу предложить тебе кроме себя самого. От нас отвернуться друзья, нам придется уехать, возможно, навсегда.
Его слова ранили его самого, но Бродяга ничего не мог с собой поделать, он уже ошибся однажды, решая за них обоих и больше эту ошибку повторять не желал.
-Ты действительно этого хочешь, Лилс? – Он облизнул пересохшие губы. – Потому что, если это не так, то я отведу тебя к алтарю и передам в руки Джеймса.
Последняя фраза далась особенно тяжело. Сириус сглотнул и сделал несколько шагов назад, отпуская ее от себя. Давая ей выбор.
За полгода многое могло поменяться. Возможно, Лили сама того не осознавая влюбилась в того, кто был рядом все это время. 
Про поддержал ее и не дал упасть. И быть может, это чувство намного крепче, чем то, что могло быть между ними. Кто знал.
От этого было нестерпимо больно, но другого не оставалось, его время заканчивалось, ее уже ждали внизу под звуки прекрасного вальса.
А Сириус только смотрел на нее, ожидая ответа.
-Лишь одно твое слово, Лилс. И я либо скажу Джеймсу то, что позволит ему ненавидеть меня всю жизнь, либо поздравлю с прекрасной невестой.

Отредактировано Sirius Black (2020-08-26 14:23:42)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

12

Он, видимо, не понимал до сих пор, что она сказала честно абсолютную правду. А Лили все казалось каким-то дурным сном. Ей хотелось ущипнуть себя и проснуться снова в Хогвартсе, в объятиях Сириуса, который просто скажет, со своей обычной усмешкой, что ей как обычно приснился страшный сон.
Лили вдруг вздрогнула, вспомнив, что незадолго до выпускного ей часто снилось, что от неё ускользает что-то или кто-то очень важный. Она пытается вспомнить во сне кто же, но не может. Только внутри все разрывалось на клочья, она начинала задыхаться и тогда просыпалась, хватая ртом воздух. Несколько раз и Сириус просыпался из-за ее кошмара, когда они  бывали вместе, успокаивая ее, что это всего лишь сон. Теперь она точно знала, что от неё ускользало. Вернее кто...
Когда исчез Блэк Лили ощущала себя точно так же как в своём сне. Когда тебя словно изнутри рвут когти, не хватает воздуха и у тебя нет ни на что сил..
Сейчас же ей хотелось вернуть время вспять, проснуться, понять, что она не давала никакого слова Джеймсу, что родители живы, а Сириус никуда не исчезал. Но реальность была жестока.
Лили прекрасно понимала, что все, кто ее знает покрутят пальцем у виска, обидятся, скажут, что она ещё пожалеет.
Джеймс - тот, кто был рядом с ней в трудную минуту. Чистокровный, но не сноб, его семья приняла ее без всяких вопросов. Он богат, он умный, с блестящим будущим, пусть и не вращается в кругах высшей аристократии. Он души в ней не чает и сделает все для неё.
И Сириус - исчезнувший так внезапно, бросив ее. Изгой для своей семьи и для общества, принимаемый там только из чистого любопытства и уважения к древней фамилии. Лили туда никогда не примут. Он - ветер, желающий путешествовать,  летящий вечно куда-то вперёд.
Но сердцу не прикажешь кого любить. Она сделала давно свой выбор, просто кто-то сбил ее с верного пути. Лили не нужны были ни золото, ни богатые поместья, ни статус - ей просто нужен был он.
У неё никого не осталось, кроме него, если она с ним сейчас сбежит. И ей было странно наплевать на это.
Сириус говорил сейчас, что ничего не может ей предложить, кроме себя самого.
Она покачала быстро головой.
-Мне и не нужно, Сириус.. Пусть уехать, пусть отвернутся, я не смогу больше без тебя!
Это Лили знала точно. Уедь он сейчас без неё, она зачахнет, завянет как цветы в зной без воды. Ей было больно представить как они станут для всех возможно предателями, но предавать себя  было ещё больнее.
-Ты действительно этого хочешь, Лилс? - в его глазах было сомнение, словно и он считал ее сумасшедшей, сумасбродной.
Сириус отошёл от неё, будто без его поддержки и объятий ей легче будет принять решение. А она видела для себя единственно-верное - сказать правду Джеймсу. Не тянуть. У неё подкашивались ноги от волнения, удары сердца набатом стучали в ушах. Зачем он отодвинулся, она точно сейчас упадёт...
Внизу раздались звуки вальса, гости оживлённо заговорили. Времени было мало. Лили взглянула на Блэка с вновь вспыхнувшим огнем в ее глазах.
-Да, черт возьми, я этого хочу, Сириус Блэк! Я сумасшедшая, возможно, но мне плевать. Мое место рядом с тобой.
Она метнулась к двери, на негнущихся ногах, рывком открывая ее, шатаясь от волнения. Лилс оглянулась на Сириуса, возвращаясь, сжимая его руки.
-Пожалуйста, если сможешь, не отходи от меня.
Лили каким-то отчаянным движением испуганной птицы рванулась вниз, плохо понимая что и как сейчас случится. Какой-то абсурд, как в старых магловских фильмах - невеста сбегает с возлюбленным. Только обычно в фильмах девушку насильно выдавали замуж за кого-то нелюбимого и отрицательного. А здесь сложность была в том, что Джеймс не был ей совершенно уж безразличен и он не был отрицательным героем.
Лилс сбежала по лестнице, чудом не сломав себе ничего и не упав, остановившись только перед выходом из дома. Под руку ее должен был вести Ремус, а вообще полагалось бы Сириусу, как лучшему другу, но это были лишь мечты двух мальчишек, оставшиеся в прошлом.
Лили остановилась как вкопанная. Люпин смотрел на неё с недоумением, но кажется он что-то начал понимать, потому что его брови начали хмуриться.
Она прикрыла глаза на мгновенье. Почему, черт побери, всегда Люпин невольно становится первым, кто видит ее и Блэка?
-Лили.. Мы тебя все ждём.. О, Господи..
Только не говори, что..
- он предостерегающе посмотрел на неё. Да и уже отметил слетевшую фату и горящие глаза. В его глазах сверкнуло что-то не очень хорошее, впервые Эванс увидела это во взгляде Ремуса..
Лили только глянула на него и шагнула вперёд, почти на самую дорожку, по которой должна была пройти к Джеймсу. Она вышла наружу. Он что-то недовольно говорил Питеру, стоявшему рядом, но тут увидел ее и просиял, ещё не видя ее смятенного взгляда, не обратив внимание на рассыпавшиеся из прически локоны. Лили стояла теперь, под прицелом многих глаз и часто дышала, чувствуя, что вот сейчас точно упадёт. Музыка играла, но она не шла, все начали недоуменно переглядываться.
-Я смогу.. Я смогу.. - сквозь зубы. Ей отчаянно нужен был Сирус тут, рядом. Он был ее силой, а сейчас ещё и смелостью. Лили знала, что он ее догонит, но мечтала, чтоб это произошло сию же секунду.
Кажется, Джеймс медленно начинал понимать, что происходит, а может просто устал от долгого ожидания. Он швырнул свою бутоньерку, которую нервно поправлял до этого, Питеру, и широким шагом направился к ней. Лилс внутренне сжалась, но тем не менее расправила плечи, едва заметно поднимая подбородок.
Она пока не могла видеть, что написано на его лице, но остальные пока что все недоуменно переглядывались...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

13

Она покачала головой, приводя прическу еще в больший беспорядок, чем уже был до этого. Хоть Сириус удивительно не касался ее волос. Обычно они манили его магнитом.
Запустить в них пальцы, взвесить на руке их тяжесть. Весь год, что они были вместе Лили вечно приходилось проводить с расческой кучу времени, потому что Сириус играл с ними полночи на пролет, он мог сидеть вместе с ней около камина и читать учебник, перебирая пальцами ее волосы. И делал это совершенно бездумно.
Кажется, за время его отсутствия они стали еще длиннее, хотя он мог ошибаться. Они были забраны, почти все. В них были шпильки и еще что-то, что позволяло прическе держаться. Блэк был в подобном не слишком-то силен. Бытовая магия никогда не была его сильной стороной.
Он улыбнулся, но кажется, Лили нужно было произнести это вслух, чтобы окончательно убедить его и себя.
Она говорила, что без него не сможет. И он верил, ему так хотелось верить в это.
Он прекрасно понимал, что предлагает ей. Будущее без будущего. Без друзей, которые могли поддержать ее в трудную минуту, без уверенности в завтрашнем дне. Без каких-либо гарантий.
Он даже не мог дать ей то, что дал бы Джеймс. Свое имя, защиту, дом и заботу. Спокойную жизнь, обычные семейные радости. Дом по праздникам, полный родственников и друзей, смех и радостные лица, рождественскую елку с кучей подарков, когда лица присутствующих озаряются ласковым светом, поются гимны и пьется очередной бокал пунша, в который кто-то подлил виски.
Понимала ли это она?
Лили так отчаянно говорила, что он боялся. Боялся того, что через полгода-год она возненавидит его. Проклянет день, когда он встал на пути ее счастью с Поттером и скажет что-то похожее на: лучше бы ты не возвращался.
Что в один день страсть и похоть уйдут из их жизни и не будет ничего, что сможет заменить их. Они просто поймут, что между ними ничего нет. Ни близости, ни любви, ни счастья.
Будет ли она тогда ненавидеть его и жалеть, что он помешал ей выйти замуж за того, кто мог сделать ее счастливой?
Ведь такое было вполне возможно.
Бродяга не мог дать ей абсолютно никаких гарантий, ни одной. Даже его брак с ней общество бы вряд ли приняло, пусть он был и изгнанником.
Она говорила, что ее место рядом с ним, но беда заключалась в том, что Сириус понятия не имел где его место. Он с готовностью и без лишних сожалений бросил свою семью, свой род, свою кровь. Его место было уже не с ними. Не на приемах, что всегда так раздражали его своей чопорностью и снобизмом. Возможно, ему просто нигде не было место. Он был словно зверь, которого очень давно изловили браконьеры и увезли с мест обитания, где была его семья и привычная жизнь. Клетка тяготить его, он бьется об нее всеми частями тела, разбивая их в кровь, он хочет вырваться из оков, то когда это происходит и его выпускают на волю, он не узнает знакомых мест, в них ему все чужое, странное, не привычное.
Он всегда уходил. От семьи, от Эванс.
Чтобы помешало ему сделать это еще раз?
К тому же однажды он уже оставил ее одну, разбитую, потерянную?
Словно сломанную куклу. Да, ее глаза не сияли, но Сохатому удалось починить в ней большую часть, оставалась самая малость, что прошло бы со временем, не появись он на пороге в день ее свадьбы.
Сириус, как и все Блэки всегда был эгоистом.
Он все делал лишь так, как хотел сам, не слишком думая о других.
Ему казалось, что он поступает и сейчас с ней точно так же, вроде давая ей выбор, но не давая его вовсе.
Но Лилс, судя по всему уже все решила, потому что она метнулась к двери и открыла ее рывком, пошатнувшись и едва устояв на ногах. Он машинально сделал несколько шагов к ней, но она уже вернулась, сжала его ладони. Стремительная и немного бледная. Ее пожатие было слишком сильным и робким одновременно, кажется, она не ожидала, что это решение дастся ей так тяжело.
-Я буду рядом. – Пообещал он и двинулся за ней вниз по лестнице, она этого даже не заметила. Несколько раз чуть не оступившись и не полетев с лестницы, она успевала выровняться до того, как Бродяга настигал ее и постоянно дергала слишком длинный подол своего платья.
Перед дверью ее ждал Люпин, немного взволнованный в смокинге явно с чужого плеча, но зато очень собранный и статный. Пожалуй, Блэк его еще таким не видел. Сириус вдруг подумал, что ни разу не поинтересовался как Ремус жил все это время после окончания школы, сумел ли найти работу или перебивался случайными заработками, потому что не всем из них оставили наследство. Родители Люпина растратили все деньги на поиск лекарство он ликантропии, но как и полагалось, ничего не нашли.
Ремус вздохнул с облегчением, увидя спустившуюся девушку, но потом его взгляд изменился, он заметил отсутсвие фаты и лихорадочно блестящие глаза, потрепанную прическу, наверное, и Сириуса, что маячил сзади, спустившись следом. Брови Лунатика сошлись на переносице.
-Только не говори, что… - Он неловко замолчал, переводя быстрый взгляд на Блэка. В нем было явное и нескрываемое осуждение, и его нельзя было в этом винить.
Люпин никогда не осуждал, он был слишком предан друзьям, слишком дорожил ими, слишком ценил то, что они не отвернулись от него и стали анимагами, чтобы иметь возможность проводить с ним полнолуния
Но сейчас все было иначе.
Как только Сириус слез с мотоцикла и пошел в сторону шатра, где должно было пройти торжество остальные Мародеры напряглись, ничего хорошего это явно не сулило. Теперь во взгляде Лунатика можно было прочитать: а я говорил.
Впрочем, она не дала ему возможности развить мысль и шагнула вперед, проигнорировав его руку, а ведь он должен был вести ее к алтарю.
Тут же музыка заиграла более триумфально, но в толпе послышались шепотки. Все обсуждали не только красоту невесты и ее прекрасное платье, но и отсутствие фаты, а так же прорехи в ее прическе и Сириуса, что не расстоянии нескольких шагов следовал за ней.
Она стояла на белой дорожке, что вела прямо к жениху, грудь девушки тяжело вздымалась, глаза ее сверкали соперничая с изумрудами, что была украшена ее заколка. Но она стояла на месте.
Сириус застыл за ней, Лили этого не видела, она смотрела только вперед, на Поттера, который что-то недовольно говорил Питеру, теребя бутоньерку. Но вот он заметил ее и отшвырнул букетик в сторону, широким шагом направляясь к ней. Лицо его не выражало ничего хорошего, характер у Джеймса был вспыльчивый, но отходчивый.
Он смотрел на Бродягу, что безмолвно стоял за девушкой темной тенью, его взгляд метал молнии. Если бы им можно было убивать, то Блэк сейчас бы лежал бездыханный на дорожке.
Гости оглядывались со своим месте и переговаривались, некоторые даже вставали, среди них Сириус заметил мистера и миссис Поттер, они оба грустно улыбались, кажется, понимая в чем дело лучше всех остальных.
Бродяге пришлось сцепить зубы, они люди приютили его и всегда были добры к нему.
Поттер остановился прямо перед Эванс, но смотрел поверх ее плеча на друга.
-Я всегда думал, что ты непохож на свою семью, но ты точно такой же как они. Самовлюбленный эгоист. – Он говорил ядовито, стараясь задеть посильней, но было видно как ему больно. – Ты специально приехал, чтобы забрать ее? Чтобы доказать всем, что любая будет твоей лишь помани?
-Нет, я приехал не за этим… - Негромко ответил Блэк, переводя взгляд на затылок Лили.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

14

Лили прекрасно понимала на что идёт. Со стороны могло показаться, что она просто подверглась импульсу, первому удару сердца, когда она увидела Сириуса. Просто погналась за призраком воспоминаний, но нет...
У Эванс в голове мелькали, как в калейдоскопе, картинки того всего года, который они провели вместе с Блэком. Она бежала по лестнице и перед ее глазами словно не было украшенного дома, стоящих внизу друзей, ее память лихорадочно подсовывала ей все те моменты, когда им с Сириусом было так хорошо, что хотелось летать. Эти воспоминания будто были стёрты, забыты, упрятаны куда-то глубоко, а сейчас со стремительной скоростью возвращались. Яркие, живые до боли.
Она сидит, положив голову ему на плечо, почти спит, Сириус что-то сосредоточенно дочитывает в учебнике, перебирая на автомате пряди ее волос...
Они прячутся от Филча, потому что слишком поздно вернулись в замок, но самое ужасное, что Полной дамы нет на портрете. Но им было весело.. Кажется, тогда Лили впервые нарушила как минимум штук пять школьных правил, но за семь лет в школе можно было хоть раз это сделать...
Выпускной, перед которым был самый лучший вечер и ночь в Выручай-комнате. И сам праздник... До рассвета она была самой счастливой девушкой на свете!
И ещё куча таких моментов, дней, ночей, мгновений - каждый из которых был бесценно дорог ей.
Сейчас Лилс перебирала их в мыслях как самые прекрасные драгоценности. Как вообще она смогла отказаться от этого? Этого она не понимала, но прекрасно понимала, что ее ждёт впереди вместе с ее выбором. Эванс была эмоциональна, но при этом часть ее рассудка всегда оставалась холодной. Будто независимый судья, который всегда знает как будет лучше. И поэтому она не тешила себя иллюзиями.
Лили знала, что их не поймут. Возможно у них почти не останется друзей, возможно, им придётся уехать на время или навсегда - она не знала. Она понимала, что в кругах, соответствующих Блэку ее вообще никто и никогда не будет считать за человека. У неё вряд ли будет большой дом с уютным камином, за которым принято собираться всей семьей. У неё точно не будет такой свадьбы, как сейчас, она будет в какой-то мере потеряна для общества как и Блэк... Но, видит Бог, больше, чем все это вместе взятое она боялась потерять его снова. Снова смотреть в его удаляющуюся спину и разрываться на части от боли...
Сириус, возможно, не понимал, что все, что она говорила было серьезно, было абсолютной правдой. Что никакие друзья, никакие уговоры и забота Джеймса не восстановили в ней того, что за одну секунду сумел собрать он. И что со временем ее сломанные сердце и душа попросту бы убили ее, так и не сумев собраться снова воедино.
«Я буду рядом» - стучало в ушах его обещание, когда Лили летела по лестнице, чтобы оказаться внизу как можно быстрее. Ей постоянно мешал шлейф платья и к концу ступенек он был изрядно потрепан. Лёгким движением палочки Лилс отрезала его без сожалений. Будто в этом куске ткани была сейчас сосредоточена ее прошлая жизнь.
Она проигнорировала Люпина и сейчас спиной ощущала на себе его осуждающий взгляд. Но Лили даже где-то испытывала на него злость, потому что именно он, Ремус, уговаривал ее забыть Блэка больше всех. Больше всех убеждал ее, что он не вернётся, что это все были не чувства, а так...Просто игра. Хотя при этом прекрасно знал, что это не так. Иначе зачем нужно было так рьяно ее отговаривать от тоски по Сириусу, и сейчас таким недобрым взглядом смотреть на них.
Музыка загремела громче, но Лили никуда не шла, стоя на месте и начиная слышать недоуменные вопросы, видеть непонимающие глаза. Все были поражены ее красотой, всем бросилась на глаза заколка, которая сверкала на ее волосах, слегка растрепанных. Это тоже заметили. Отсутствие фаты также заметили. Но больше всего изумлённых вздохов у всех вызвал Сириус, по пятам следующий за Лили.
Когда она остановилась на краю дорожки, то спиной ощутила как Сириус стоял за ней, будто стена, на которую она могла опереться даже под сотней испытующих взглядов. Было только два человека, от которых Лили прятала взгляд. Мистер и Миссис Поттер. Они сейчас словно поняли всю эту суматоху, поняли, что происходит и их улыбки ранили Лили в самое сердце, но даже это не останавливало ее решимость. Они знали, потому что как-то Лилс случайно подслушала их разговор с Джеймсом.

-Дорогой, ты сможешь отвлечь ее, но не занять место в ее сердце.. - мягко говорила миссис Поттер.
-Я сделаю все, чтобы стать лучше, чем он для неё. И я никогда ее не брошу, - упирался Джеймс.
-Будь осторожен, потому что если в один прекрасный день Сириус вернётся.. - отец Джима был взволнован.
-В этот день она уже будет моей женой, - перебил Джеймс.
-Но будет ли она любить тебя?.. - конечно, миссис Поттер переживала за сына как любая мать.
-Будет, - мрачно, но упрямо повторял Джим.

Миссис Поттер видела, что Лили плохо, пыталась ее разговорить, развеселить. А Эванс думала о том, что не сможет отплатить ничем за их безграничную доброту к ней. Она думала и о том, что этот дом приютил и Сириуса в сложные времена. Одно осознание, что он был здесь вызывало какой-то спазм в горле и Лили старалась выбросить из головы этот факт.
И вот сейчас она стояла на белоснежной дорожке и наблюдала как к ней приближается Поттер. Теперь она разглядела ярость на его лице, только смотрел он не на неё, а куда-то выше, на Сириуса. Его злость была направлена вся на него, словно Лили тут была ни при чем, хотя виновата больше всех была она. Только она. Все гости теперь замерли на местах, глядя на разворачивающуюся сцену. Музыка умолкла, в воздухе повисло тяжёлое ожидание чего-то.
Лилс видела, что за своей язвительностью Джеймс прячет то, что ему больно, что родители оказались правы, что она любила всегда только его друга..Но и ей было обидно, что Поттер будто не считался с ней, думал, что у неё нет своего мнения и, видимо, мозгов. Он обвинял Сириуса, а ее не замечал.
-Джим, пожалуйста! - Лили воскликнула, обращая его внимания на себя. Она взяла его за руку, теперь стараясь говорить негромко. - Я.. Я должна была быть с тобой честной.. Я обещала, но..
Это было очень тяжело на глазах у всех сделать это признание.
-Я не сдержала своё обещание. Я не должна была давать тебе надежду... Помнишь, я сказала, что не смогу тебя полюбить так, а ты решил меня переубедить? Но попросил быть меня честной... И я солгала тебе, что по любви согласилась стать твоей женой. Здесь была обреченность, не любовь.. Я боялась, я не знала что мне делать, я разбита была все это время.. Вы все в один голос твердили, что мной поиграли и бросили, что ему плевать на меня, что его нужно забыть, что я поверила во все это. И поверила в то, что могу полюбить другого. Это низко, это нечестно, я все испортила, прости.. Но Сириус ни в чем не виноват! Я не получала ни одного письма все это время, ни клочка записки, я не знала, что он вернётся. Он...
Лили неуверенно оглянулась на стоявшего позади Сириуса, затем снова на Джеймса. Она понимала, что возможно Блэку не слишком приятно, что она сейчас его выгораживает, но Эванс считала, что все, что случилось сейчас - полностью ее вина.
-Он собирался просто поздравить меня и уйти, но я.. Я люблю ЕГО, Джим. Прости, если такое можно простить, конечно... Это я во всем виновата. - она отпустила его руку.  Потом, помолчав, добавила уже немного холоднее. - Но ты должен был знать, понять, что все же я не та, которую можно просто поманить пальцем и она пойдёт...
В ее голосе смешались горечь, обида, злость, но одновременно ей стало легче, когда она сказала, что любит Сириуса. Совсем ненадолго.. Потому что потом ее взгляд упал на всех гостей и она снова ощутила слабость. Они не понимали этой сбивчивой речи, не понимали что она сейчас делает, почему говорит какой-то бред.. Не все слышали, что именно она сказала, но все безошибочно поняли, что что-то не в пользу Джеймса, а снова в пользу этого странного Блэка, возникшего словно из ниоткуда. Она видела эти мрачные, недовольные, удивлённые, осуждающие лица, но старалась не обращать на них внимания.
Лили сделала шаг назад, натыкаясь спиной на Сириуса и очень вовремя, потому что ей тяжело дались все эти слова, она вся дрожала, но ни капли ни о чем не жалела. Не пряталась за его спину, не сомневалась ни секунды в том, что сейчас была до конца честной перед всеми. Пусть поздно, но лучше так, чем обманывать всех сладкой ложью, от которой они все трое погибнут. Остальные были всего лишь наблюдателями, но Лили знала, что через несколько секунд эта толпа превратится в безжалостных судей. Обычно общество не прощает таких поступков...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

15

Музыка смолкла. Весь мир казалось на мгновения погрузился в тишину, нарушаемую только тяжелым дыханием собравшихся.
Джеймс сверкал глазами, стоило признать, что ему чертовски шел смокинг, но кого это теперь волновало.
Он смотрел на Блэка поверх головы своей невесты, хотя уже понимал, что она сейчас скажет.
Понимал и злился. Это было логично.
Он любил ее так долго, но она досталась не ему, а Бродяге и теперь после всех его стараний, после всего того, что он сделал для нее – она вновь достается Сириусу.
Который и пальцами не шевельнул, чтобы сделать что что-то. Он даже не пытался.
И пожалуй, никто не знал, как он жалеет о своём поступке. Он никому и не говорил, даже Лили. Даже самому себе.
Эгоистично было решать за них обоих. Глупо было оставлять ее одну и бежать не понятно куда и не понятно от чего. А еще было более глупо уступать мнению Поттера, который считал, что из них двоих будущее у Эванс есть только с ним.
Да, он понимал, что друг прав. В этом он был прав. Более спокойное и размеренное будущее было именно с ним. Джеймс мог дать ей уютный дом, где она должна была стать хозяйкой и сделать его еще более уютным. Он мог дать ей уверенность в завтрашнем дне, спокойствие.
Теплые вечера у камина в окружение друзей и родных, веселые праздники с подарками и бокалами с пуншем. Очаровательно округлившийся живот и томительное ожидание наследника, исполнения всех ее прихотей и даже малины в три часа ночи в разгар зимы.
Джеймс все это мог. И желал. Отчаянно, не оглядываясь на нее.
А Сириус?
Сириус больше не хотел бежать.
Особенно от своих чувств к этой девушке.
Пусть это было неправильно в глазах общественности. Пусть их осудят все кто их знал, навсегда отвернуться друзья и родные.
Но правда состояла в том, что Блэку было плевать.
Его всю жизнь пытались заставить делать то, что должно. Что он не хотел делать и не собирался, быть тем, кем он не желал быть. Поддерживать взгляды, которые он не разделял.
Джеймс был тем, кто поддержал Бродягу, сказав, что он не должен поступать так, как велит ему сердце.
Эванс, помнится, говорила тоже самое, следовать за своим сердцем.
Тогда, после выпускного он забыл об этом. Поддался аргументам Джима, что казались такими незыблемыми и верными. Единственно верными.
Сириус сошел с пути, который наметил. И к чему это привело?
Лучший друг, который так и не смог уступить ему смотрел на него волком, с ненавистью в темных глазах.
Сириусу только и оставалось как вздернуть подбородок и расправить массивные плечи, напоминая всем и самому себе, что он не вор и не преступник, а наследник древнего аристократического рода. Пусть этот самый род и отвернулся от него много лет назад.
У него не было родных, которые могли осудить его, точнее их мнение его уже давно не волновало.
А родители Лили были мертвы, сестра не вспоминала о ней.
Так что по факту они двое были предоставлены сами себе.
Что же касается друзей, готовых осудить их, то вероятно, Сириус ошибался в них и эти люди были далеко от понятия его друзей.
Он стоял за девушкой безмолвной стеной, встречая полный гнева взгляд Поттера открыто и спокойно, только чуть сцепил зубы.
Джеймс Лили словно не замечал, пока она не позвала его, схватив за руку, обратив его внимание на себя.
Это было неправильно и не к месту, но Бродягу пронзило удушливое чувство ревности, заставив перестать дышать на целую минуту.
Он опустил взгляд на их сцепленные руки, думая о том, что руки Поттера касались ее отнюдь не так невинно все это время.
Зная Джима он не преминул воспользоваться ситуацией.
Сириус с немного брезгливым выражением лица слушал, как Лили берет на себя всю вину, она говорила то, что он не хотел бы никогда слышать.
Подробности, которые были между этими двумя. Конечно, Джеймс ни минуты не сомневался, что займет в сердце Эванс его место. И даже с мстительным удовольствием думал, что этого не могло случится. Никогда.
Пусть прошло бы несколько тысяч лет.
Но Эванс выгораживала его, Блэка. Это было совсем не нужно. Он тронул ее за локоть, слегка качая головой, когда она быстро обернулась на него, словно просила прощения за свои слова.
Ему это было не нужно.
Сириус не любил, когда говорили за него. Пусть даже Лили, которая сейчас пыталась сделать себя виноватой во всем.
В том, что Блэк ушел, что она хотела стать женой Поттера и не смогла.
Она винила себя.
Сириусу это не подходило.
На все что она сказала Джим не ответил, он долго смотрел на нее, а потом перевел взгляд на Блэка, в глазах его плескалась ярость.
-Ты явился в мой дом, чтобы я выслушивал, как моя невеста покрывает себя позором, выгораживая тебя?
-Я хотел пожелать тебя счастья. Пока не увидел ее. – Ответил Сириус и голос его слегка звенел от напряжения. Он шагнул вперед, становясь рядом с Эванс и сплетая с ней пальцы. – Я мог забрать ее не сказав ни слова. Но это было бы трусостью. Ты же всегда был моим другом, даже когда убедил меня, что я не смогу сделать ее счастливой и дать ей то, что можешь ты. Но я люблю ее и собираюсь делать это до своего последнего вдоха. Отпусти нас, Сохатый и прости, если сможешь.
Последнее он произнес совсем негромко, смотря Поттеру в глаза.
Голоса гостей смешались в однородное жужжание, они, конечно, не слышали о чем они втроем разговаривали и были возмущены поведением Бродяги, что так бесцеремонно сжимал пальцы невесты.
Издалека был слышен голос мистера Поттера, который призывал всех к спокойствию. Сириуса кольнуло это бесконечное благородство, миссис Поттер ободряюще улыбнулась Блэку, подходя к сыну и кладя небольшую ладошку ему на плечо. Он резко обернулся, но заметно притих увидя ее.
Она потянула его за собой и в этот момент в хрупкой женщине было столько благородства и решимости.
-Прошу тебя, Джеймс. Не нужно сцен.
-Спасибо. – Произнес Бродяга одними губами, утягивая девушку за собой в противоположном направлении. К мотоциклу, что был припаркован на подъездной дорожке.
Он сел на железного коня и оглушающий звук заведённого мотора разнесся по округе. Сириус нацепил на голову шлем и протянул точно такой же Эванс, застывшую рядом. Прекрасную в своем уже не белоснежном платье с заколкой в волосах и ярко горящими глазами.
-Ты мне доверяешь?

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

16

Лили понимала, что сейчас, а может быть и потом тоже, ей придётся выслушать ещё не одно обвинение в свой адрес и отвечать на возмущённые письма подруг и друзей, хотя кто знал - вдруг у неё их больше не останется после сегодняшнего вечера.
Она видела округлившиеся от возмущения глаза Мэри, которая будто готова была метать молнии в неё. Аделин недовольно кривила губы и всем своим видом показывала все своё презрение - для неё Сириус был абсолютным подонком, из-за которого ее подруга таяла на глазах, даже будучи поддерживаемой Джеймсом.
Многочисленные родственники были в таком шоке, что даже не могли толком понять, что же произошло. А вот Джеймс и Люпин с Питером были в глухой ярости. И самое сложное было смотреть в глаза чете Поттеров, которые приняли ее почти как свою дочь, но кажется лучше всех понимали ее и знали, что ничего хорошего из этой свадьбы не выйдет. Но Джеймс был слишком упрям, чтобы кого-то слушать и в особенности оглядываться на какие-то желания Лили. Он делал так, как сам считал нужным, не спрашивая обычно чего хочет сама Лили. Поэтому она ощущала себя больше куклой, игрушкой, которая наконец-то досталась ему. С Сириусом же она чувствовала себя свободной, живой, со своими желаниями и чувствами, а не теми, что навязали ей, затерли то истинное, красивое, что сияло в ней все то время, пока она была вместе с Блэком.
И сейчас эта сила, какая-то знакомая и в то же время новая сила снова пробуждалась в ней, заставляя затягиваться те трещины и раны, которые терзали ее все это время. Лили понемногу оживала и это не укрылось от глаз остальных. Даже Аделин отметила, что волосы подруги будто обрели прежнюю яркость, да и потускневшие глаза снова горят. Ей не хотелось признавать, но она видела, что перед ней теперь была настоящая любовь, не та подделка, которую она наблюдала в течение почти что года.
Они вдвоём были и хрупкими под этими яростными взглядами, и в то же время как каменные скалы твёрдо встречали все попытки волны общественного порицания сломать их. Лили и Сириус.. Ни у кого в голове не укладывалось как эти двое могут быть вместе после всего, что случилось? Но оказалось, что могут.
Они всегда могли. Никому было невдомек, что несмотря на разницу в воспитании, сословиях, взглядах  их семейств они словно были из одного теста, созданы для того, чтобы в каждом воплощении, в каждом времени, в любой вселенной находить друг друга и напоминать себе и другим вокруг, что для настоящих чувств нет никаких препятствий. Лили по крайней мере всегда так казалось. Она один раз смущаясь рассказала об этом Блэку, думая, что он только посмеётся над этим ее наивным представлением. Но он не смеялся.
Джим же в это никогда не верил. Так же как и сейчас не мог поверить в то, что его невеста ускользает из его рук, как видение, а он ничего не может сделать! Лили пыталась до него достучаться, но только это получалось с трудом, он возможно только завтра осознает сказанные ею слова. Сириус тронул ее за локоть, качая головой, ему не нравилось, что Лили выгораживает его, она это знала, но ничего не могла с этим поделать. Она чувствовала себя кругом виноватой. И обычно Эванс никогда не бросалась грудью на амбразуру за него, предоставляя Сириусу всегда во всем разбираться самому.
Джеймс молча выслушал Лили, а потом снова обратился к Сириусу, не к ней. На этот раз Лилс не стала вмешиваться, даже пусть ей и было не совсем приятно, что Джим словно бы не воспринимал ее. Снова будто у неё не было своей головы на плечах и своего мнения.
Он говорил, что она покрыла себя позором...Ну и пусть! Плевать на все! Потому что едва она вспоминала сегодняшнее утро, когда жизнь казалось бы окончательно теряла все краски, то в душе стремительно возникал страх, что все происходящее сон. Но пальцы Сириуса, сжавшие ее пальчики крепко внезапно дали ощущение реальности и уверенности.
Блэк не оправдывался, он спокойно говорил о том, что чувствовал. Лили только нахмурилась, когда услышала, что Джеймс убедил Сириуса, что тот не сможет быть с ней. Она не знала о том разговоре после выпускного, не слышала горячо спорящего шёпотом Сохатого с Бродягой, потому что спала, пропустив самые первые лучи рассвета. Спала, улыбаясь во сне, потому что чувствовала себя невероятно счастливой даже там. Если бы только она знала обо всем, то наверняка бы возненавидела Джеймса, но сейчас она не задумалась об это фразе Сириуса и не стала акцентировать на этом внимание. Их переплетенные пальцы и сам Блэк рядом не давали ей думать об этом.
Внезапно рядом с сыном очутилась миссис Поттер, кладя ладонь на плечо уже что-то собиравшегося ответить Джеймса. Следом подошёл мистер Поттер, по пути урезонивая слишком возмущённых гостей. Лили увидела, что женщина по-доброму улыбнулась Сириусу и так же ласково глянула на Лилс.
Лили захлестнуло невероятное чувство благодарности и в то же время стыда. Миссис Поттер понимала ее, поддерживала все это время и примерно знала, что творится в душе девушки. Она словно бы напомнила Эванс ее собственную мать, как и мистер Поттер, уставший, но тоже смотревший на Лили без осуждения, напомнил вдруг ей ее отца. Именно сейчас она не смогла сдержать слез, порывисто и крепко обнимая их обоих.
-Простите меня.. Я никогда не смогу выразить вам всю мою благодарность!
Лили отошла от них на шаг, глядя снизу вверх в лицо Джеймса, который застыл на месте, молча.
-Я знаю, что ты возможно не простишь меня, но пожалуйста, постарайся..
Рука Сириуса уже тянула ее прочь от этого уже будто чужого празднества, мягко, но настойчиво. Какой-то другой мир распахнулся вдруг перед Лилс, полный красок, любви и свободы, когда она сделала первый шаг за ним, оставляя позади всю ту чёрную печаль, что съедала ее душу каждый день.
Они почти прибежали к месту, где был припаркован мотоцикл Сириуса. Он завёл его и протянул шлем Лили, которая смотрела на Блэка, на мотоцикл, на этот шлем, как заворожённая. Будто впервые в жизни она все это видела.
-Ты мне доверяешь?
Ему не нужно было даже спрашивать. Конечно она ему доверяла! Больше всех на свете. Знала, что он никогда не предаст ее. Всегда знала, даже эта ситуация подтвердила, что он не предавал ее.
Лили натянула шлем на голову, предварительно сняв заколку и бережно спрятав ее в корсаже платья. Этот подарок был ей сейчас дороже всех драгоценностей на свете. Ее руки обвили Сириуса, когда она уселась на мотоцикл, так лихо подняв платье выше колен, словно всю жизнь только и делала, что гоняла на мотоциклах.
Ей было абсолютно все равно куда они сейчас поедут, что их там ждёт - главное с ним.
-Ты ещё спрашиваешь? Конечно, я тебе доверяю!- ее голос прозвенел почти у самого его уха.
Лили была все же заинтригована, куда же рванет Сириус? Ей нравилась эта непредсказуемость и она безумно скучала за ней. А ещё сильнее она скучала по Блэку,  реальность которого все ещё казалась Лили неправдоподобной, поэтому она так крепко обнимала его сидя сзади.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

17

Мотор взревел еще раз, когда он крутанул ручку, гости почти всей толпой высыпали на подъездную дорожку, чтобы увидеть, как Эванс легким движением руки задрала платье и села позади него, сцепив руки за животе Блэка забравшись ладошками под его куртку.
-Держись крепче. – Посоветовал Сириус, перекрикивая рев мотора и с места пустил мотоцикл в воздух, окончательно оглушая всех собравшихся.
Лили взвизгнула и прижалась к его спине чуть крепче, касаясь его грудью. Он почти забыл каково это, когда она вот так вот отчаянно к нему грудью прижимается.
В ушах звенел ветер, но все звуки перекрывало бьющееся набатом сердце.
Они все же сделали это.
Прежде чем взмыть в небо Бродяга на друзей быстрый взгляд бросил. И не нашел в лицах понимания. Но в одном из них.
Джеймс взбешен был порядком, его лицо просто гневом пытало, а рука правая в кармане брюк сжималась. И не нужно было быть пророком, чтобы понять что он там прячем.
Блэк решил подальше от дома убраться сразу, чтобы повода ему не давать. Мало ли на что гнев и ненависть способны, они даже самых уважаемых людей мудаками делают. Джеймс сейчас был готов на любую глупость, гнев глаза красной пеленой затмевал, он и не видел, наверное, ничего.
Его понять было можно, наверное.
Сириус мог. Старался хотя бы.
Он простил его уже давно, что заставил в себе усомниться и уехать. В конце концов оружием Сохатого были только слова. Сириус сам принимал решения и винить другого кого-то глупо было.
Он перевел на Питера темный взгляд. Тот рядом с Поттером стоял, руку держа у него на плече и смотрел осуждающе. Не не понять, бескрылому. Питер всегда принимал Джеймса сторону, не важно прав он был или не очень.
С него нечего было брать.
А вот Ремус.
Ремус смотрел странно, словно сам что сказать не знал. Да и не нужно ничего было, он смотрел как что все понятно становилось.
Сириус, конечно, поступать так был не должен. И свадьбу срывать, и сердце друга дыру оставлять кровоточащую. И злость с обидой.
Не должен был.
И Лунатик это всем видом своим показывал, тоже осуждал. Дело понятное.
Сириус головой мотнул, он же Блэком был. Душа его черная все его поступки оправдывала.
Не даром Поттер говорил, что такой же он, как и все они. Может и больше.
Неважно.
Он лишь руль крепче сжал, мотоцикл прочь направляя, подальше от взглядов этих всех осуждающих.
Они свой выбор сделали. А Блэк сделал свой. И выбор его к его спине грудью прижимался, дурные мысли из головы выгоняя.
Он лицо ветру подставил, сам понятия не имея куда направляется.
Боялся, что Сохатый какую-нибудь дурость учудить может, поэтому в дом, что дядюшка Альфард ему оставил не отправился.
Слишком предсказуемо.
Он не думал, что их искать отправляться. Но рисковать не стоило.
Он направился в маггловскую часть Лондона. На окраину, где точно знакомых не встретить.
Лили доверчиво к его спине жалась, руки сцепив в замочек, тонкие пальцы переплетая.
Она не спрашивала даже ничего, позволяя ему решения принимать, зная, что навредить ей он не сможет, как никогда не мог.
Намеренно не мог.
Он свободным себя только с ней чувствует, словно крылья за спиной вырастают и небо заслоняют. И на душе спокойно становится, когда она рядом.
Он и искал это так долго, на чужой стороне – ощущение свободы. И не находил. Как птица в клетке. Об прутья бьется, а что дверца открыта ей невдомек.
Мотор вдруг чихнул. Мотоцикл чуть вниз не ухнул на несколько метров, но обошлось.
Сирус взгляд на приборную панель скосил и чуть не засмеялся. Так гнал, не успеть боялся, что ни о чем другом и не думал. Даже не останавливался почти и не заправлялся.
Топливо заканчивалось. Хорошо хоть над морем не додумался лететь.
Мотор еще раз чихнул, на этот раз уже снижаться пришлось. Не хватало, чтобы они с высоты кому-то на голову рухнули.
Бродяга даже заголовки завтрашнего пророка придумал: сбежавшая невеста и незадачливый ухажёр свалились с неба.
А дальше сводка про разрушенный дом и пострадавших магглов, что спокойно у себя в столовой ужинали.
Колеса успели земли коснуться и движок, чихнув последний раз, заглох.
Сириус зло шлем с головы содрал и на ручку повестил. Волосы со лба привычно откинул.
Чувствовал он себя идиотом. Полнейшим.
-Прости. – Через плечо повернулся и улыбнулся виновато. – Как в кино не вышло.
Конечно, Лили на него непонимающе уставилась. Спаситель тоже.
Без бензина.
Это если бы в сказке конь сдох и принцессе пешком до замка добираться бы пришлось.
Он подножку поставил и помог ей слезть, отчаянно в платье ее путаясь. Даже не смотря, что она подол отрезала.
Она смотрела ласково. Понимающе.
И улыбалась. Будто они не застряли в глуши не понятно где без бензина.
Вокруг не было ровным счетом ничего, конечно, можно было бы приманить канистру с бензином, но летящая по воздуху она могла показаться странной. 
Трансфигурировать? 
Сириус не был уверен, что знает молекулярную структуру бензина настолько хорошо, чтобы не запороть катализатор мотоцикла.
-Я его не оставлю. – Ровно предупредил Блэк на нее смотря и улыбаясь.
Лили должна была знать прекрасно, что мотоцикл он не оставит ни при каких обстоятельствах.
Она кивнула, Бродяга взялся за руль и покатил железного коня по дороге.
Все бы хорошо. Почти пустая дорога, мотоцикл, красивая девушка в подвенечном платье. Грязном уже от пыли дорожной, но с улыбкой на лице.
Вдали небо окрасилось в темно-синий цвет и через минуту буквально ливанул дождь. Стеной.
Кожаная куртка Блэка тут же промокла и повисла на нем, платье Эванс превратилось в мокрую тряпку, выгодно ее формы обтягивая.
Дождь стекал за шиворот с мокрых волос, ручьем.
За три метра не видно ничего.
Темнота.
Стена дождя.
-Люмос.
Он даже палочку не достал, огонек светил из кармане, тьму вокруг рассеивая.
Вдруг что-то яркое, неоновое. Вывеска.
Сириус встрепенулся, зашагал быстрее, даже силы откуда-то появились.
Мотель. Обычный маггловский, где скорее всего рваные простыни и ржавые краны. Сейчас это все Бродяге просто раем казалось.
Солнце давно уже село, длинные тени после себя оставляя, и вместе с ними холод пронизывающий вкупе с дождем, что их промочил до нитки.
Радостные, счастливые слишком они ввалились в дверь.
Молодая девушка с пирсингом в губе взглянула мимо них, хмыкнула и снова в книгу уткнулась. Но это их не остановило, горячий душ манил сильно слишком.
Блэк куртку свою давно Эванс отдал, оставшись в футболке только, что промокла насквозь, тело его обтягивая. Он волосы со лба привычно откинул, улыбаясь максимально очаровательно и через стойку перегнулся.
-Эдгар По? – Спросил Бродяга, скользя глазами по строчкам в ее книге. Она голову подняла и посмотрела скептически, потом посмотрела на парня еще раз и уже улыбнулась, плечи расправила. – Отличный выбор. Аннабель Ли?
Она кивнула и губу прикусила, потом ее отлизала, продолжая смотреть только на Сириуса.
-Любимая. Вы что-то хотели?
-Горячий душ. – Ответил Блэк, широко улыбаясь.
Девушка на стуле поерзала, потом все же взгляд на Лилс остановила и губы поджала.
-Остался только люкс, дорогой. – Словно это заставить его передумать могло.
Блэк на прилавок хрустящие купюры выложил, много, намного больше, чем стоит только дорогой люкс. Девушка протянула ему ключ, намерено коснувшись его руки пальчиками.
- Тридцать второй. Если что-то понадобится – наберите один, я тут же приду. И помогу.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

18

-Держись крепче! - Лили услышала голос Сириуса издалека, сквозь рёв мотора, но она и так держалась за него так крепко, словно он вот-вот мог исчезнуть как дым.
Ее ладони скользнули под его кофту и куртку, крепко сцепившись на его животе. Едва мотоцикл взмыл в воздух, Лилс взвизгнула как в детстве, когда карусель поднималась слишком высоко. Но это было не от страха, а от неописуемого удовольствия. Она зажмурилась на первые несколько секунд, а потом распахнула глаза, следя как вся праздничная толпа внизу провожает их взглядами.
Джеймс был безумно зол, Лили видела, что его рука подрагивает в кармане, словно вот-вот он направит на них палочку и мотоцикл рухнет под мощным заклинанием.  На секунду она поверила, что он может так сделать. Сириус, видимо тоже подумал об этом, так как мотоцикл вильнул в сторону, чтобы их можно было не достать.
Лили жалела только об одном. Что так опрометчиво пообещала его полюбить... Кто же знал, что Сириус вернётся в самый последний момент? И снова в душе шевельнулось что-то такое неприятное, когда она снова вспомнила о том, что Джеймс сказал что-то такое Сириусу на выпускном, от чего он уехал.. Или ей показалось?
Ремус растерянно смотрел на удаляющийся мотоцикл, и Лили знала, что пожалуй он единственный, кто со временем возможно и простит их. Питер примет сторону Джеймса, а Джеймс вряд ли смирится с такой потерей. Лилс вздохнула, но через несколько минут отвлеклась уже на проплывающие внизу пейзажи. И на тепло, которое исходило от Сириуса, которое она ощущала только, пожалуй, во сне. Когда ее рука неосознанно тянулась к нему, но никогда не находила.
Ее вдруг охватил приступ безудержной радости. Лили выпрямилась, снимая шлем и расхохоталась так радостно, хотя кто-нибудь со стороны вполне мог подумать, что она сошла с ума. А может и сошла, но только от любви и счастья, осознания того, что она снова может радоваться жизни и всему миру. Кусочек этого мира сейчас лежал как на ладони, но у ее ног. Вся свободная синева неба принадлежала сейчас им двоим, будто больше никого не было в мире. Солнце почти зашло, но с высоты ещё было видно край огненного диска, отбрасывающего сейчас на развевающиеся волосы Лили свои последние красные отблески.
Она смеялась почти до слез, крича от удовольствия, заглушаемая рёвом мотора. Она так долго была без чувств и эмоций, что сейчас они переполняли ее и выплёскивались через край. Только спустя несколько минут Лили, часто дыша, снова надела шлем и обняла Сириуса. Да, возможно, они были неправы. Но жить в угоду кому-то, только из жалости было бы гораздо более жестоко и неправильно. Любовь все решает сама, расставляя все по местам. Потерять ее они не имели права.
Пусть даже сейчас Лили понятия не имела куда они направляются, она доверяла Сириусу и верила ему всем своим существом. Ее руки доверчиво обнимали его, она ничего не спрашивала, полностью следуя за ним. Куда бы Блэк сейчас не направился.
Ее опьяняло это ощущение свободы и абсолютного доверия, полной безопасности. Оно гнало огонь по ее венам, заставляя сиять глаза, звонко смеяться, крепко обнимать... Наполняло силой и чувством того, что она готова сейчас и горы свернуть!
Мотор мотоцикла вдруг несколько раз издал буксующие звуки и Сириус начал снижаться. Кажется, в баке закончилось топливо. Мотоцикл коснулся земли и в этот момент мотор перестал работать совсем. Блэк содрал с головы шлем, виновато и с досадой улыбаясь. Лили удивлённо приподняла брови. Она не слишком понимала во всех этих механизмах, но кажется с мотором все было хорошо, просто закончилось топливо. А они приземлились в какой-то почти глуши. Но это все было неважно...
-Какая разница как в кино или нет.. - Лилс улыбнулась, слезая с мотоцикла с помощью
Сириуса. - Я наконец-то вижу тебя так близко, я могу коснуться тебя.. Мне плевать, что мы сейчас непонятно где.
Она пожала плечами, глядя на него. Сириус предупредил, что мотоцикл оставлять не будет.
-Ты думаешь, я не знаю, что он для тебя значит? - Эванс мягко улыбнулась. - Было бы странно, если бы ты его оставил..
Они вдвоём пошли по пустынной дороге куда-то, надеясь наткнуться на какую-то заправку или дом. Лили не могла перестать улыбаться, она была слишком счастлива. Даже собравшиеся тучи и внезапно хлынувший дождь не испортили ей настроение. И то, что ее платье висело тяжёлым тряпьём на ней, что ее волосы тоже превратились в мокрые плети, что весь макияж смылся...
Она повернула голову к Сириусу, смеясь.
-Вот сейчас точно как в кино! - из его кармана светил огонёк, заставляя тьму впереди расступаться. И вдруг сквозь пелену дождя сверкнул яркий неон. Мотель!
Зубы у Лилс стучали от холода, хоть на ней и была куртка Сириуса, но под холодным дождём было не согреться. Так что мысль о горячем душе в номере была такая сладкая!
Мотель был самым обычным, немного старым, но приличным. Лили, хоть и замёрзла, но все так же была счастлива всему, что происходило. С улыбкой на лице, вместе с Сириусом они вошли в маленькое помещение. Девушка за стойкой сначала не обратила на них особого внимания, но когда Сириус со всем своим обаянием заговорил с ней, то она живо откликнулась.
Лили, сузив глаза наблюдала за этой картиной. Девушка за стойкой сначала даже не посмотрела на Лилс, но потом вдруг словно впервые заметила ее и недовольно поджала губы.
От взгляда Эванс не ускользнуло как та облизнула губу, коснулась руки Сириуса будто нечаянно, каким был томным ее голос..
Лили перехватила ключ у девушки в равной степени с милой и с угрожающей улыбкой.
-Спасибо, думаю, мы справимся сами. Но в крайнем случае, если что-то произойдёт, мы обязательно к вам обратимся..
Лилс протянула сама Сириусу ключ с улыбкой, откинув с лица мокрые волосы.
-Пойдём? - она первая стала подниматься по лестнице, благо номер их был на втором этаже. Лили остановилась перед дверью. Люкс, кажется. Интересно каким в этом мотеле мог быть люкс?...
Она ничего не могла с собой поделать, с этим вдруг прорвавшимся глухим раздражением. Но не поставить на место эту растекавшуюся перед Сириусом девушку, никак не обратившую внимания на неё, она не могла.
-Кажется, я забыла, как на тебя реагируют все девушки в радиусе полукилометра.- Лили рассмеялась, взяв его за руку, внезапно поняв, что ей даже стало не так холодно.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

19

Он и забыл, что она умеет ревновать. К тому же по мнению Сириуса не случилось ровным счетом ничего.
Ну да, девушка за стойкой предложила помощь. Всего-то. Она же не спинку ему предложила потереть.
Но Эванс взбеленилась, ключ у нее из руки вырвала да еще и с такой улыбкой, что Блэк не мог улыбаться перестать.
В Хогвартсе Эванс действительно пришлось не сладко. Бродяга славился своими похождениями и не скрывал их ни от кого. Что порой ему боком выходило.
Например, порой по коридорам он шел невероятно долго, пока с каждой поговорит хотя бы три минуты – опоздает на урок.
А некоторых даже не смущало, что он держал Эванс за руку, они так и вешались ему на шею, шепча на ухо разные пошлости, от которых и покраснеть можно было бы. Не будь он самой.
Он только усмехнулся, принимая ключ из рук Лили. Особенно его позабавило ее фраза.
Знала бы несчастная девушка, что перед ней волшебница, которая в считанные секунды могла превратить ее в жабу, то вела себя немного иначе.
А так он презрительно скривила губы, смотря на мокрые волосы Эванс и подвенечное платье, что теперь мешком висело, обтягивая стройные девичьи бедра.
Сириус кивнул и направился за своей спутницей, даже не взглянув на девушку за стойкой, она снова уткнулась в свою книгу, а через несколько минут уже забыла о странной парочке.
Номер находился на втором этаже и Блэку посчастливилось вдоволь наглядеться на попку Эванс, что маячила впереди, прикрытая лишь легким шифоном.
Он подошел к двери и хотел было открыть дверь, как Лилс взяла его за руку. Бродяга в ответ сжал ладошку девушки. Холодную.
-Забудь о ней. Сейчас важно другое.
Он поцеловал ее запястье таким простым движении и улыбнулся ей, пропуская ее внутрь номера, что люкс назывался.
Он был довольно просто обставлен, а люксом его, наверное, делала широченная кровать на очень высоком матрасе, что и занимала большую часть помещения, накрытая довольно пошлым красным пледом.
Лили в этой обстановке выглядела маленькой и очень робкой.
Она остановилась посредине комнаты, оглядываясь по сторонам. Кроме кровати здесь был телевизор, мини-бар, небольшой шкаф, где приезжие должны были судя по всему хранить свои вещь и небольшой круглый столик с двумя глубокими креслами.
Под Эванс образовалась уже небольшая лужа.
Сириус посмотрел на улицу, прежде чем закрыть дверь и запечатать ее несколькими заклинаниями.
Времена нынче были неспокойные. Он сделал это совершенно машинально, без раздумий.
Он приблизился к девушке, привычно и нет.
Она так и продолжала стоять посреди комнаты, осматриваясь по сторонам.
-Ты заболеешь, если не снимешь мокрые вещи. – Весьма спокойно сказал Блэк, подходя еще ближе. Сам он выглядел едва ли лучше, да и замерз не меньше. Конечно, можно было бы в два счета высушить одежду, но защитные заклинания выпили у него последние силы. Сириус сейчас даже не думал о том, чтобы колдовать, наверное, его хватило бы на что-то элементарное, типа “Люмуса”. Но он даже не собирался проверять.
Его руки коснулись ее плеч, снимая мокрую и от того очень тяжелую куртку. Она с грохотом упала на пол.
Бродяга чувствовал себя странно скованно, не смотря на то, что он знал Эванс уже очень долго и между ними было столько многое.
Сейчас казалось, что это было в какой-то другой жизни и они перечеркнули ее, когда приняли решение убежать.
-Я помогу тебе. Повернись.
Словно он впервые касался ее. Его руки странно подрагивали, когда он повернул ее за плечи, заставляя встать к нему спиной.
На ее платье было просто миллион маленьких пуговок, Блэк усмехнулся, думая о том, что эти пуговки предусматривались не для его пальцев.
Его руки были холодными. Кажется, она вздрогнула, когда он коснулся ее спины в районе лопаток, прямо над вырезом платья. Он сжал зубы, но руки не убрал, напряженно начиная расстегивать это когда-то произведение швейного искусства.
Лили глубоко дышала, ее грудь вздымалась в такт ее дыханию. Судя по всему она тоже чувствовала себя немного неловко.
Это было странное ощущение.
Он знал ее тело, помнил каждый его изгиб и каждый маленький шрамик, что рассекал идеальную кожу. Каждую родинку и россыпь веснушек на ее плечах.
Это все было таким знакомым, но у него все равно замирало дыхание, когда он касался ее кожи.
Словно это все было впервые.
Блэк разделался с тремя пуговками, потом с пятью, десятью.
Мерлин, сколько же их там было?
Его ладонь скользнула ей под платье и тут же замерла, как будто он раздумывал может ли сделать то, что ему так отчаянно хотелось сделать.
Рука все же продвинулась дальше, ей на живот, сжимая пальцы и прижимая ее к себе, сладостный аромат волос вдыхая.
Лили дрожала и сдавалось ему, что это было не только от холода. Она хотела повернуться к нему лицом, но он не позволил, удержав ее и продолжив свое не самое простое занятие.
Дело шло быстрее и вскоре мокрая тряпка упала к ее ногам.
Под ним оказалось просто умопомрачительное нижнее белье, Сириус переступил с ноги на ногу, стараясь не выдать своего острого возбуждения.
Он отступил на шаг, давая ей возможность повернуться к нему или прикрыться, если ей так будет угодно.
Но при этом не сводя с нее жадного взгляда, словно он был мальчишкой, который впервые увидел красивую женщину и не знал что с ней делать.
За то время, что они не виделись Лилс заметно похудела. Ее лопатки выдавались, запястья стали еще тоньше. Она казалась еще более хрупкой, чем раньше. Учитывая, что она всегда казалась ему очень хрупкой и он задумывался о том, как не сжать ее руки слишком сильно.
Он же наоборот за время, что они не виделись стал больше, чему способствовало регулярное питание и тяжелая физическая работа. Это вполне заменило изнурительные тренировки по квиддичу, а еще он стал меньше пить. Предпочитая хороший огневиски привычному там вину.
Он облизнул губы, затем сглотнул, отступая на шаг. Кроме как признаний и разговоров о том, что от них наверняка отвернуться все друзья ничего сказано не было. Ни где они будут жить, ни как они это будут делать. Ни в качестве кого.
Блэк прочистил горло, вдруг поняв, что ему сложно начать говорить. Они знали друг друга так давно, но как будто были почти незнакомы.
-Тебе нужно принять горячий душ.
Он неопределенно указал рукой на единственную дверь, что вела в ванную комнату, одновременно стаскивая с себя футболку через голову.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

20

Лили видела, что Сириусу и не понравилась ее реакция на девушку и в то же время он улыбался. Она опустила глаза перед дверью в номер и прикусила губу, вздохнув. Обычно она никогда ничего такого не делала, скорее всего где-то в глубине души ещё остался страх того, что все это сон и вот-вот чудо испарится, а Лили проснётся в доме Поттеров, накануне своей свадьбы с Джеймсом.
Лилс дернула плечами, словно бы прогоняя эти дурные мысли. Наверное, должно пройти ещё несколько дней, прежде, чем она поймёт, что все происходящее правда. Что это не сон и Сириус правда вернулся.
-Забудь о ней. - он слегка поцеловал ее в запястье и этот простой жест словно бы снял какой-то груз с ее плеч. Лили кивнула, слегка улыбаясь и вошла в номер.
На самом деле даже если бы Блэк привёл ее в Визжащую хижину она была бы счастлива. Номер же был гораздо получше хижины. В нем стояла огромная кровать и хоть красный был любимый цветом Лилс, плед этого цвета на кровати смотрелся не очень. Она остановилась посреди комнаты, оглядывая остальное небогатое убранство.
Круглый стол с двумя креслами, шкаф, мини-бар и телевизор.
-Вполне пригодно для жизни. Все самое необходимое есть... - Лили пожала плечами, чувствуя, что очередная порция воды с этим движением стекла вниз.
Сириус тем временем почти на автомате провёл манипуляцию по установке защитных чар, а потом подошёл к ней.
Он был тоже насквозь мокрым, но в отличии от Лили он выглядел от этого только привлекательнее.
-Ты заболеешь, если не снимешь мокрые вещи.- а Эванс даже и забыла, что они искали горячий душ, поэтому оказались здесь. Высушить вещи она бы сейчас могла, но они с Блэком уже перемёрзли и это не помогло бы. Нужно было либо Бодроперцовое зелье, либо горячий душ.
Тяжёлая куртка упала на пол, оставляя на полу тут же мокрое пятно. Сириус развернул Лилс за плечи к себе спиной и она вздрогнула от его холодных рук и больше от того, что его пальцы чуть дрожали, когда он принялся расстегивать миллион этих чертовых пуговок на ее платье. Почему-то швее захотелось сделать их именно столько, и требовалось немалое терпение, чтобы их расстегнуть.
Лили чувствовала какую-то неловкость, напряжение, словно они в первый раз с Сириусом были наедине. Словно она не знала каждую его родинку на его теле и каждую чёрточку его лица. А он не знал совсем ее... В этом было и что-то волнующее и что-то странное.
Ее сердце заколотилось быстрее, когда его ладонь скользнула по ее животу и он слегка прижал ее к себе. Лили глубоко вздохнула, потому что ощущение было таким родным и снова словно бы забытым давно. Она хотела было повернуться к нему, но Сириус не дал ей этого сделать, пока не справился со всеми пуговками и ее платье не упало тяжело к ее ногам. По слегка судорожному вдоху за спиной Лили поняла, что Блэк не ожидал, что под платьем будет самое красивое кружевное белье, которое могла найти Лилс в магических и в магловских магазинах. Тонкая ткань изящным узором скрывала самые интимные места, но не полностью, полупрозрачно, оставляя момент загадки. Кремовое кружево почти и так сливалось с кожей, а став мокрым стало  ещё менее заметным на ней.
Лили повернулась к Сириусу, который отошёл на пару шагов от неё, разглядывая ее жадным взглядом. Она чувствовала себя будто впервые раздетой перед ним. Но ее руки не метнулись, чтобы закрыться, она подняла подбородок, глядя на него. И единственное, о чем она сейчас жалела это о том, что она не так красива как тот же год назад.. Она похудела, кожа стала словно бы полупрозрачной, запястья более тонкими, а глаза казались ещё больше, скулы резче очерченными. Сириус же стал выглядеть гораздо здоровее, кожа чуть золотилась, мускулы стали больше, он даже будто немного вытянулся. Он выглядел потрясающе и Лили рядом с ним сейчас ощущала себя меньше и тоньше, чем когда либо.
Он сглотнул, облизнув губы и Лили на автомате сделала то же самое, не задумываясь. Она вдруг вспомнила и пустой пыльный кабинет, с отпечатками их пальцев на старых партах; и гостиную Гриффиндора, треск пламени в камине и отблески его в глубине тёмных глаз Сириуса; и Выручай-комнату, и подсобку в теплицах, и кабинет зельеварения... Каждый его поцелуй, каждый их уголок уединения, каждый момент и прикосновение - будто калейдоскопом промчались перед ее глазами. И она почувствовала себя увереннее. Она помнила все это, помнил ли это он?...
Лили помнила и то, как к нему подходили в коридорах другие девчонки, не обращая на неё внимания, словно бы она была тень рядом с ним, а не девушка, которую он держал за руку. Как шептались за ее спиной и не верили, не хотели верить в то, что было очевидной правдой. Как пытались задеть, съязвить, а ей было плевать, пока он держал ее за руку. Она все это помнила, помнил ли это он?..
-Тебе тоже нужно принять горячий душ. - в ответ на его фразу сказала Лили, уже не ощущая себя так скованно как пару минут назад. Она с таким же вожделением смотрела на то, как Блэк снимает футболку, она забыла какие чувства и ощущения он пробуждал в ней. Они вспыхнули с какой-то бешеной силой, будто огонь вырвавшийся из тлевших угольев. Лилс почувствовала как кровь бросилась ей в лицо и ее щеки запылали, дышать стало труднее.
Она подошла к нему и протянула руку, пытаясь говорить ровным голосом, но он предательски дрожал, как и ее пальчики.
-Тебе тоже нужно согреться.. Пойдём?
Лили не собиралась спрашивать его о том, куда они двинутся дальше, где будут жить и как. Даже если все время будут переезжать с места на место, по разным странам - ей было все равно. Она не жалела о том, что оставила позади.
Ее ладонь доверчиво ждала его ладонь и ее глаза вопросительно заглядывали в его лицо, а в глубине тёмных зрачков хитро плясали знакомые ему чёртики.

Отредактировано Lily Evans (2020-09-25 17:40:56)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

21

Она была так же умопомрачительно прекрасна, как он рисовал в своем воображении все эти месяцы разлуки. Пусть там было тепло солнце, бесконечные виноградники и соленые брызги на лице, но ему ее так не хватало.
Сидя вечером на террасе простого дома, сколоченного главой семейства несколько десятков лет назад, что так радушно приютило его, он думал не об стройной старшей дочери винодела с оливковой кожей и темными, словно вороное крыло, волосами. Совершенно не о ней, хоть она и доверчиво прижималась к его плечу под лозами буйно растущего винограда и слушала стрекотание сверчков в траве, ожидая пока солнце закатится за горизонт.
Ему было даже жаль, что он не способен влюбиться в темноволосую красавицу, что щедро одаривала его своим вниманиям, скрашивая однотипные дни, которыми Блэк так наслаждался.
Когда он уезжал по лицу девушки струились горячие слезы, они обжигали его кожу, когда она подошла ближе, чтобы коснуться маленькой ладошкой его небритой щеки, провести по ней и нежно коснуться ее губами, прощаясь навсегда.
Он позаботился о том, чтобы они ни в чем не нуждались, как благодарность за их доброту. Но Оливии нужно было совсем не это, а то что он был не в состояние дать.
Ведь он любил всем своим существом другую. Чем рыжий локон мог сравниться разве что пожаром или заходящим солнцем. Чьи колдовские зеленые глаза всегда смотрели в самую его суть, видя насквозь. Без прикрас. Точно таким, каков он был на самом деле.
Эти месяцы ничего не изменили, даже наоборот, только усилили его чувства в несколько раз.
Он даже не думал, что подобное возможно.
Сириус и представить себе не мог, что украдет ее у лучшего друга. Он не намеревался, собирался лишь поздравить ее с правильным выбором, единственно возможным на самом деле.
С Джеймсом ее будущее было предопределено, с ним же она никогда не могла знать, что будет через неделю или даже завтра.
Никакой определенности, никакой уверенности в будущем.
Но стоило ему лишь увидеть ее в этом платье и разум отключился, бразды правления без боя забрало сердце.
Оно-то и подсказало как нужно поступить.
Пусть глупо, эгоистично, не по совести.
Только лишь по любви.
Он не жалел. Ни секунды. Катя мотоцикл по пустой мокрой дороге и ловя ее быстрые взгляды, Бродяга не жалел.
И сейчас, когда намокшее платье мешком упало к ее стройным ногам, затянутым в тончайшие чулки, он не был в состояние испытывать жалость.
Уж точно не жалость.
Она была прекрасна. Так же прекрасна, как в первый день, когда он поцеловал ее.
С его стороны ничего не изменилось, он желал ее даже больше, чем когда-либо. И не мог поверить, что она снова принадлежит ему. Безраздельно, пока сама этого желает.
Взгляд его был жадным, он внимательно разглядывал девушку без капли стеснения, легкое кружево, что почти ничего не скрывало, но давало ощущение легкой, почти невесомой дымки. Словно волшебство.
Сириус улыбнулся, когда она повернулась к нему, продолжая ласкать взглядом ее высокую грудь, затянутую в полупрозрачное кружево, с просвечивающимися и такими манящими сосками.
Ему пришлось сглотнуть.
Он ощущал некую неловкость, словно между ними все это было впервые. Пикантную даже, если подумать.
Девушка зеркально повторила его жест и тоже провела розовым язычком по своим губами, дав понять Блэку, что он до дрожи хочет поцеловать ее. Она вскинула подбородок, такая хрупкая и такая гордая.
Прекрасная в своей отчаянной смелости. Улыбка коснулась его губ, такая давно забытая, мальчишеская, беззаботная.
И только кивнул этому очевидному факту, не желая торопить ее, она всего несколько часов назад собиралась стать женой его когда-то лучшего друга. Возможно, ей нужно было время.
А ему тоже совершенно точно нужно принять горячий душ, у него с трудом зуб на зуб попадал от холода и промокшая одежда отлично этому способствовала.
Бродяга с удовольствием стянул с себя мокрую футболку, что ту же стала на полу непонятной кучей и наткнулся на ее взгляд.
Жадный, ласкающий, почти довольный. Кажется, у нее порозовели щеки. Ему это понравилось, даже больше, чем Сириус хотел бы показать.
В глазах Эванс, хвала Мерлину, было столько желания, что Блэку только и оставалось, как совладать со своим.
Безуспешно.
Это было просто физически невозможно, все в нем рвалось к ней эти долгие месяцы. Бесконечно.
Сны о ней доводили его до исступления, но и реальность была не лучше. Каждую минуту его мозг лихорадочно подсовывал ему воспоминания о Лили.
И вот теперь она стояла перед ним, практически обнаженная, немного дрожащая от холода и такая манящая. И сейчас было совсем не важно, что им пришлось для этого оставить позади.
Лили сделала шаг к нему и Сириус совершенно не думаю, сжал ее тонкие пальчики. Кольцо на безымянном пальце царапнуло ему ладонь, он опустил глаза, у Поттера всегда был вкус, это стило признать.
Бродяга надеялся, что она просто забыла о нем.
От этого на языке появился привкус горечи.
Интересно, как долго такие вот мелочи не будут позволять ему забыть, что она принадлежала другому, не ему. Что ее касались другие руки, ласкали другие губы. Эти мысли вызывали в Блэке тьму, с которой он так привык бороться и которая готова была отступить там, под теплым испанским солнцем. Она обрела прежнюю силу, стоило лишь ему ступить на родную землю, словно подпитывалась ей.
Он слегка расслабил ладонь, ничего не говоря, не позволяя глупости разрушить то, что только снова зарождалось между ними. Кажется, за время своего отсутствия он немного поумнел, жаль не перестал быть менее вспыльчивым.
Только сейчас Сириус заметил, что ее голос дрожал, как и пальцы, сжимавшие его руку.
Ее этот вопрос, в нем было столько робости, столько возможности выбора.
Как будто он мог отказать ей.
Как будто кто-то мог ей отказать.
Он поймал ее взгляд, вопросительный. Ждущий.
И кивнул.
-Да. Пойдем. – Она дрожала, стоя почти без одежды.
Бродяга потянул девушку за собой в ванну, выполненную все в том же довольно дрянном вкусе, но зато здесь была горячая вода и сухие полотенца, что автоматом делало ее самой привлекательной ванной на свете. Не удивительно, что в мотеле подобного пошиба предполагался только лишь душ, но и он сейчас казался парню верхом блаженства.
Он включил воду и подождал пока теплый пар заполнит помещение, а затем стянул свои промокшие насквозь джинсы. Признаться, на нем не было ничего, чтобы осталось сухим, от носков он давно избавился, вместе с хлюпающими ботинками.
Поэтому можно было так выразится, что они с Эванс теперь были на равных.
Девушка попыталась справится с крючками, что явно было не под силу ее замёрзшим пальцам, Сириус вновь пришел на помощь.
Его руки все еще холодные коснулись ее кожи, вновь вызывая волну мурашек.
-Прости. – Проговорил он, с самым внимательным видом расправляясь с ее нижним бельем. Он освободил грудь девушки и опустился на колено, чтобы стянуть с нее чулки, когда она снова обернулась.
У него дыхание перехватило.
Ни одно даже самое хорошее воображение, а у него было именно такое, не могло сравниться с реальностью.
Высокая грудь вздымалась вслед ее дыханию, руки Блэка даже замерли на секунду, прижавшись ее бедрам.
Он был высок, так что ее грудь была практически на уровне его глаз, которых он не в состоянии был отвести.
Нужно было что-то сказать, но язык не слушался.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+2

22

Лили точно знала, что никогда и никого не полюбит так, как любит Блэка. С самого первого их поцелуя, с самого первого долгого взгляда в глаза друг другу. У нее не было никаких сомнений. Она не представляла, что когда-то и что-то встанет между ними.
Но все же так случилось... Эванс до сих пор не знала, что тогда произошло в вечер после выпускного, она только уловила ту странную интонацию в голосе Сириуса и Джеймса, когда они про это заговорили. Но она не стала ничего расспрашивать, попросту забыв об этом, когда вновь оказалась с Блэком наедине.
Лили знала, что никогда и никого так не полюбит, но тем не менее дала согласие на брак Джеймсу и пообещала постараться полюбить его. Но не вышло, потому что сердцу не прикажешь. Никакими уговорами, нежностью и пониманием Поттеру не удалось добиться ее любви. Благодарность и теплая дружба вот пожалуй и все, что досталось Джиму из ее истерзанных чувств. Даже внешняя красота куда-то ушла вместе с той горячей любовью, которая согревала и поддерживала ее. Все говорили, что она странная, но ей было плевать.. После того как исчез Сириус стало на все наплевать. Она была пуста, поэтому не могла полюбить, не могла дать то, чего от нее все так ждали. Хотя кому какая разница? Хоть кто-нибудь бы понял как она страдала, но все только осуждали и называли странной... Счастье для каждого свое и Джеймс был не ее счастьем. Ее счастье украло ее сегодня, защитив от ужасной ошибки. Даже если все остальные думали, что ошибку совершила она, убежав от определенности и надежности за вечным ветром...
"Никогда и ни о чем нельзя жалеть, если ты сделал это по любви и из любви". Где-то Лилс слышала эту фразу, только никак не могла вспомнить где, но суть была точно как о ней. Именно потому что любовь она поставила в приоритете, потому так и поступила. Возможно, другая бы не сделала так, не бросила надежное плечо ради вечной свободы и неясности, возможно, другая бы не смогла простить внезапного исчезновения и отсутствие каких-либо вестей, возможно, другая бы поставила честь и долг превыше любви, но Лили не была той, другой девушкой. Все ждали от нее именно таких решений, но она выбрала другой путь. Пусть непонятный, тернистый, но зато счастливый и по любви... Она не жалела. Стоя сейчас в ледяном платье, затем в облепившем ее холодном белье, и ранее бредя под дождем по темной дороге... Каждое мгновение не лишало ее уверенности, а только добавляло ей ее.
Стоя перед ним, почти нагая, Эванс понимала, что она безумно скучала по нему, что ей не удалось забыть ни один его жест, ни один взгляд, ни одно еле уловимое движение. Она помнила все, так часто видя его во снах, но не размытой дымкой, а очень четко и ярко. Они сводили ее с ума, эти сновидения, даже были моменты, когда Сонное зелье стояло на ее тумбочке, словно это был стакан воды. Лили бы и желала может его забыть, но не получалось. Но когда кто-то ей предложил попробовать Обливиэйт или что-то в этом роде, то тогда она вышла из себя, сказав, что она не собирается вычеркивать из своей памяти самые лучшие моменты в жизни. Лили боялась потерять даже воспоминания о нем, пусть они и ранили ее. Она боялась, что никогда у нее будет больше таких ярких и радостных мгновений. Все стало серым и безразличным... И как было всем объяснить, что своим возвращением он вернул в нее жизнь?
Лили смотрела на него с той жадностью, с которой человек в пустыне смотрит на источник воды. Боги, он был даже притягательнее, чем прежде, каким она его помнила. Она смотрела как он снимает футболку и у нее пересыхало во рту, словно она была той девчонкой, которая увидела впервые его в той самой раздевалке на квиддичном стадионе. Сколько бы она не смотрела не него, то не смогла бы все равно насытиться этим зрелищем. Это всегда ее удивляло: как можно настолько сильно хотеть человека? При чем не только в постели, а просто в своей жизни. При одном взгляде на него все ухало куда-то вниз и начинало жарко биться внутри. И она ничего не могла с этим поделать. Даже Джеймс это замечал, когда они еще учились в школе. Потом, когда перед свадьбой они были наедине он не раз говорил с затаенной обидой, в которой никогда не признавался, что она никогда на него смотрела так, как на Сириуса и что ни одного, по-настоящему искреннего поцелуя ему не удалось от нее добиться за все это время. А Лили не знала даже, что на это ответить, потому что она и вправду не могла ему этого дать...
Сириус взял ее за руки и на его лице расцвела та такая любимая ею улыбка - беззаботная, юная, немного хулиганская. Она была счастлива, что смогла ее вернуть ему. Эванс и сама так долго не улыбалась, что сейчас даже мышцы болели с непривычки, но это было приятно. Он сжал ее руки, но вдруг расслабил пальцы и его лицо слегка помрачнело. Лили опустила взгляд, заметив, что его рука нащупала кольцо. То самое, которое Поттер подарил ей, когда была объявлена помолвка. Лилс совершенно забыла о нем, но тут же сняла его, так как не хотела, чтобы оно напоминало Сириусу о чем-то неприятном, а самой ей казалось неправильным носить этот подарок, когда она по существу всегда принадлежала другому. Пусть оно останется где-то здесь в номере, ей было совершенно не жалко обрезать последнюю ниточку, что связывала ее с прошлым. И она видела по его глазам, что ему неприятно было вспомнить о том, что она была с Джеймсом, пусть даже какое-то время и это был не ее выбор по сути. Но и Лили было горько думать о том, что там, где пропадал Сириус, наверняка была та, которая скрасила его одиночество, а возможно и не одна. Она слишком хорошо знала как от него все теряют голову. Но говорить об этом точно не стоило, потому что все было в прошлом. К тому же, когда он стоял перед ней, такой близкий и окидывающий ее тем самым взглядом, от которого становилось уже невыносимо жарко, хотя до душа они еще не дошли. Они были снова как два подростка, изучающие друг друга пока только взглядами и словно гадая, кто же сдастся первый, не выдержав того напряжения, которое только увеличивалось.
Блэк последовал за Лили, но сам же первее потянул ее в ванную, когда ее холодная ладошка оказалась в его руке. Ванная была небольшая, только с душем, выполнена в ужасных цветах, но Лили ничего этого не замечала. Она была рада, что тут есть горячая вода и ее глаза были прикованы к Блэку, который снял свои промокшие джинсы. Девушка сглотнула, с трудом отворачиваясь и пытаясь непослушными пальцами расправиться с крючками на лифе. Пальцы были замерзшими и дико дрожали, но не только от холода. Сириус пришел на помощь снова, избавляя ее от верхней половины белья, она ощущала его тоже еще не согревшиеся руки.
- Ничего страшного, - она улыбнулась стоя к нему спиной, по которой побежали мурашки, когда он коснулся ее холодными пальцами, за что и извинялся. - Мне так не хватало твоих рук, что то, что они холодные меня никак не волнует...
Когда он справился, то Лилс повернулась к нему, бросая в сторону промокший лиф. Ей хотелось видеть его, но внезапно она поняла, что его пальцы уже коснулись края чулка и сам Блэк стоит на колене, замерев, и его глаза жадно скользят по ее груди, которая была фактически на уровне его лица, а его руки остановились на ее бедрах, словно он забыл, что хотел сделать.
Лили замерла точно так же, как и он, не в силах сдвинуться с места, потому что она забыла как дышать, проследив за его взглядом и чувствуя его руки на себе. Но словно на автомате она вдруг чуть наклонилась, беря его лицо в ладони и касаясь наконец-то своими губами его. То, что так долго хотела сделать. Ее влажные волосы коснулись его плеч, и, несмотря на теплый пар, она все еще слегка дрожала, но когда она целовала его, ей становилось жарче и дрожь от холода уступала место совсем другой дрожи.
Ей ничего не хотелось говорить, все, что было на сердце она постаралась вложить в этот поцелуй, который становился все более горячим, распаляющим, пробуждающим все те воспоминания, которых их хотели лишить. По крайней мере ее хотели. Но Лили казалось, что даже заставь ее кто-то забыть свою любовь с помощью заклятия, зелья или чего-то еще, она бы все равно вспомнила, все равно бы нашла его, даже не помня его имени или того как он выглядит. Даже через сотню лет в другой жизни.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » I was born to love you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно