Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » Сплетница [04.02.1978]


Сплетница [04.02.1978]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

СПЛЕТНИЦА
[закрытый]
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/936720.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/690723.gif
AEDAN AVERY, ANTONY BLETCHLEY
MINISTRY OF MAGIC, ENGLAND | 4 FEBRUARY 1978

Сердечная лавочка закрыта в связи с тотальной переоценкой ценностей. ©

Рыбак рыбака видит издалека.Неисправимые романтики.
american authors – go big or go home
[nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-07-29 21:49:30)

+4

2

Энтони Блетчли сидел в своем кабинете, хандрил и перебирал бумажки. Монотонная работа всего навевала на ведьмака скуку. Энтони выжидал, когда сможет подняться со стула и направиться домой, к любимой жене, и совмещал не очень приятное с не слишком полезным. Пусть дело близилось к вечеру, сам вечер, по мнению Тони, близился чересчур медленно.

Процедура была стандартной: всю макулатуру, лежащую на столе у Энтони, проверили вдоль и поперек уже раз пять, но ему по статусу полагалось делать завершающий штрих. Кроме того, кое-где требовалась его подпись, в основном – на документах об увольнении или о принятии сотрудников. Блетчли взглянул на стопку возвышающихся отчётов из отдела кадров как на врага народа, вздохнул и всё же решительно протянул к ним руку.

Энтони перебирал дотошные россказни в два раза больше обычного. Во-первых, чтобы убить время, а во-вторых, чтобы отвлечься от мыслей о сыне, который получил на днях свою метку. Вступление отпрыска в ряды Пожирателей смерти было закономерным, но не в меру самостоятельным. Энтони сам входил в число доверенных лиц, будучи на стороне Лорда с раннего старта, однако решение отпрыска ему удовольствия не приносило – что он, как считал ведьмак, доказал, когда загонял сына по особняку рядом безобидных заклинаний, аккурат после того, как они вернулись с почетного приема у Милорда. Себастьян знал, что это был его, Александра, выбор, однако легче от этого не становилось. Алекс не осознавал, в какую попадал кабалу, и Энтони не мог до него достучаться. Не успел. Себастьян сдержался, вздыхая глубже, чтобы ненароком не помять уголок одного из отчетов.

Блетчли не знал, что привлекло его внимание, когда тронул очередной заполненный бланк. Немного приподнял брови, потому что кандидат был неожиданным: бумажка извещала об увольнении Эрлинга Эйвери, сына Эйдана Эйвери, главы отдела международного законодательства и, по совместительству, вальпургиева рыцаря. Энтони был уверен, что не каждый, читающий этот документ, смог бы оценить иронию происходящего, но знал Эйдана достаточно, чтобы сделать быстрый вывод: увольнение из Министерства Магии должно было даться младшему Эйвери с боем, через кровь и слезы, потому что его отец был гораздо менее либеральных взглядов, чем сам Энтони – которых Блетчли, к слову, совершенно не стыдился, если те были продемонстрированы окружению с умом. Его семья была всегда ему чересчур дорога, чтобы ставить вековые, устаревшие порой традиции выше счастья его детей. Кроме того, Энтони не имел ни малейшего понятия, как выдавал бы замуж Фриду, с её-то характером. Немножко отцовским, немножко материнским, несмотря на то, между дочерью и Оливией был разлад.  Впрочем, Фрида всегда была папиной дочкой.

Блетчли вернулся мыслями к пергаменту.  Он не был уверен, что его взволновало, но, вероятно, рыбак рыбака видел издалека; вероятно, не только Александр был чересчур самостоятельным сыном. Энтони всмотрелся в подпись старшего Эйвери, стоящую на документе, и вдруг его осенило. Совершенно дикая, дурацкая догадка, в которую Тони отказывался верить до самого конца – пока не щёлкнул пальцами, произнося простое "Finite Incantatem". Весело фыркнул следом, не сдержавшись – написанное на пергаменте было гораздо интереснее подписи Эйдана Эйвери.

Блетчли сверился с часами и позвал эльфа, прося того передать приглашение старшему Эйвери пройти в его кабинет. Ответ на приглашение не заставил себя долго ждать, и Энтони удовлетворённо хмыкнул. Он бы мог, на самом деле, спуститься к самому Эйвери, но предпочитал проводить разговоры столь интересного характера на своей территории.

– Эйдан, – миролюбиво поприветствовал Себастьян старого знакомого, поднимаясь с кресла. Если честно, Энтони было необязательно обсуждать с Эйвери данную оплошность, но он позволил поддаться собственной слабости – любопытству.

– Спасибо, что нашел время, – легко поблагодарил Блетчли. Оставшись стоять у стола, присел на его край, возвращая взгляд к Эйдану. Его восхищало, что Эйвери-старший никогда не терял самообладания.

– Заметил, что мы лишились твоего сына в качестве сотрудника, – оповестил Энтони, указал на бумазейку, лежащую на его столе. Чары, наложенные на подпись, были достойны первокурсника, поэтому Блетчли не составило вернуть их на место, чтобы не вызывать подозрений. По крайней мере, пока.

– Мой сын тоже работает в Министерстве. Я хотел убедиться, что понимаю полностью, что могло послужить причиной увольнения Эрлинга, – объяснил между делом Тони.

Увольнения, без сомнений, по собственному желанию.

– Как отец отцу, скажи, как ты решился его отпустить? – поинтересовался Блетчли, не стесняясь подтекста, что отпустили, вероятно, младшего Эйвери с поводка. Вернее, впрочем, тот избавился от него сам.

Блетчли был спокоен, но не стремился скрывать свое любопытство чересчур сильно. Ему чертовски хотелось услышать занимательную байку, прежде чем они с Эйвери смогут поговорить по душам.[nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-07-27 22:35:44)

+4

3

Полученное от Энтони Блетчли любезное приглашение заглянуть к нему же в кабинет застало Эйдана за чтением резюме по скучнейшему законопроекту о введении единых международных стандартов классификации зелий и настоек, занимающих промежуточную нишу между целебными и вызывающими чистое незамутнённое удовольствие – то есть, наркотическими, причём прямо называть их этим словом все старательно избегали. Эйвери удивлялся, как можно было превратить столь увлекательный вопрос в настолько унылое чтиво, но для буквы закона воистину не существовало преград: канцелярский стиль обладал сверхспособностью со стопроцентной вероятностью убивать всё живое в радиусе поражения.

Так что переданное через эльфа извещение стало приятным разнообразием среди законотворческих закорючек. Эйдан, вскинув брови, поглядел на посыльного и осведомился у него, не уточнял ли мистер Блетчли, с какой целью он изволил пригласить его к себе в кабинет. Потому что как заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества он, конечно, мог выразить желание побеседовать с руководителем Международного бюро магического законодательства и обсудить с ним какие-либо вопросы делового характера. В теории. Однако на практике они сосуществовали в другой иерархической системе, в которой также были почти равны – только наоборот, с зеркальной точностью – и в среднем арифметическом это результировалось сведением чисто рабочих министерских контактов к необходимому минимуму, не допускавшему возникновения сколько-нибудь заметных разногласий или уж тем более прямых конфликтов.

Коротко говоря, на этом фоне приглашение со стороны Блетчли озадачило Эйвери, считавшего, что в случае необходимости Тони мог бы оторвать свою хитрую задницу от своего мягкого кресла и дать себе труд прийти к нему самому. Однако альтернатива в виде чтения скучнейшего текста не прельщала его вовсе, поэтому Эйдан, отложив документы в сторону, воспользовался этим предлогом как удачным поводом сделать перерыв. Заперев кабинет, он совершил недолгую прогулку по коридорам департамента, имевшую своей конечной точкой рабочее место всё того же Энтони Блетчли.

Когда Эйдан вошёл, Тони поднялся ему навстречу – не то чтобы радушно, но вполне дружелюбно. С точки зрения Эйвери, это уже был повод насторожиться. Блетчли вёл себя подчёркнуто просто, умудряясь при этом с восхитительной грациозностью балансировать на грани между снисходительностью, фамильярностью и вежливостью. «Шельмец», – подумал Эйдан, вспоминая, каким поведением Тони отличился в их школьные годы. В сущности, с тех пор изменилось не так уж много: самомнение Блетчли продолжало плескаться через край, только теперь он научился более умело это скрывать. По большей части.

– Тони, – не менее миролюбиво поприветствовал его Эйвери. – Признаться, я был только рад возможности устроить небольшую передышку и улизнуть от чтения очередного «шедевра» законотворческой мысли. Ты что-то хотел?

На дружественную снисходительность надо отвечать такой же дружеской снисходительностью. Или круциатусом. Но пока первый способ работал, Эйдан не видел смысла переходить ко второму. Всегда успеется.

Выявление сути «проблемы» не заставило себя ждать. Тони не стал долго ходить вокруг да около – в некотором смысле. Потому что стоило ему указать на лежавшее на его столе заявление Эрлинга, как Эйдану сразу всё стало ясно. Уж он-то знал лучше любого другого, что подпись на документе была подделана.

Тони, мерзавец.

Разумеется, на вопрос о судьбе сына Эйвери и бровью не повёл – только утвердительно кивнул, мол, да, потеряли.

– Весьма похвальное стремление, – одобрил Эйдан пояснение Тони о мотивах и причинах его любопытства и небрежно пожал плечами на последовавшие расспросы.

– Дети так быстро растут. Вчера они поджигали занавески в гостиной случайными всплесками стихийной магии, а сегодня они уже взрослые люди, способные сами принимать взвешенные решения и нести за них ответственность, – заявил Эйдан. – Ты же знаешь, я всегда придерживался довольно либеральных взглядов на воспитание. Чтобы дети научились мыслить своей головой, надо давать им больше свободы и больше доверять их решениям. Старшему поколению порой бывает трудно понять, что для их детей совсем необязательно лучше всего подходит то, что они считают идеальным для самих себя. Поэтому мы как следует поговорили с Эрлингом, и я нашёл его аргументы о необходимости оставить министерскую службу убедительными. Это было не так уж и сложно, мы с сыном прекрасно понимаем друг друга. Тони, хвосторога тебя подери, дай мне уже этот чёртов пергамент, – без всякого перехода закончил Эйдан, утомившись процессом взаимного развешивания лапши по ушам.

– Разумеется, я ни за что не позволил бы Эрлингу уйти из Министерства. Дай хотя бы взглянуть, насколько плохо он подделал подпись, что ты так легко это обнаружил.

Потому что Эйвери очень сильно сомневался, что Блетчли уделяет документам на своём столе по-настоящему много внимания.

Отредактировано Aedan Avery (2020-07-27 23:59:50)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

4

Эйдан держался достойно, но другого Блетчли не ожидал. Также Энтони не сомневался, едва указав на бланк с увольнением, что Эйвери понимал, в какую они играли игру, единственной целью которой было получить удовольствие от процесса. Как в старые добрые времена, когда они вместе учились в школе, потому что о своей подделанной подписи, разумеется, Эйдан не мог не знать.

Подвох в образцовой тираде Эйвери Блетчли чувствовал с самого начала, но убедился в намерениях Эйдана, когда в его речи стали сквозить словосочетания "взрослые люди" и "взвешенные решения". Энтони любил своего сына, но был уверен, что до взвешенных решений в его возрасте было далеко, о чем в случае Александра говорила полученная метка. В случае с Эрлингом – поспешное увольнения, и оба решения были приняты так, чтобы о них не узнали отцы. Впрочем, разумеется, узнали бы, и понимал это каждый – но, как водилось, главы семей оказывались в курсе слишком поздно.

Эйдан достиг кульминации, упомянул хвосторогу – и Блетчли едва не прыснул. Вид у заместителя главы Департамента международного магического сотрудничества был, тем не менее, чересчур шкодливый для человека его возраста. Энтони не пошевелился, чтобы продемонстрировать несчастный бланк, но отозвался с напускной серьёзностью:

– Между прочим, работа очень достойная, – подтвердил качество подделанной подписи Себастьян. Не то чтобы он говорил из собственного опыта. Наверное.

– Если бы я не знал тебя, Эйдан, никогда не применил бы на ней "Finite Incantatem".

– Я, кстати, зачаровал её прочнее, если только у тебя нет желания подписать этот бланк самому, – усмехнулся Блетчли. Отчего-то Тони был уверен, что для старшего Эйвери это было бы своеобразным упражнением.

Впрочем, Энтони предпочел убедиться, что понимал намерения своего знакомого верно, переспросив невозмутимо:

– Или желание есть?

Тони, впрочем, решил следом, что они наигрались, и предпочел перейти к насущному. Если не сказать – наболевшему.

– Расскажешь, что случилось? – искренне поинтересовался Энтони. Вопрос звучал очень похожим на: "Хотите ли вы об этом поговорить?".

Блетчли не знал, хотел ли Эйдан, но сам был бы не прочь поговорить с другим горе-отцом с глазу на глаз.

– У меня есть огневиски, – без особого перехода подытожил Энтони, считая, что они – взрослые мальчики, которые могли себе позволить пренебречь остатком рабочего дня.  [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-07-29 18:39:20)

+4

5

Тони не шелохнулся, чтобы вручить Эйдану пергамент с выявленной подделкой – только продолжал смотреть на собеседника с типичным для него жуликоватым видом, неуловимо намекавшим на то, что всё, что попало к нему на стол, обратного хода не имеет, приди к нему хоть сам Гриндевальд. Эйвери коротко кивнул.

– Спасибо, воздержусь. Я вполне доверяю твоим шулерским талантам, – он продолжал сохранять всё тот же миролюбивый тон, чтобы не допускать никаких сомнений в том, что его слова не были обвинением или угрозой.

С некоторой укоризной Эйдан покосился лишь на тот самый пергамент. Когда о чём-то знают двое – это секрет, трое – уже компания. Вот только какой компанией был Энтони Блетчли? Эйдан знал его многие годы, но сравнительно близко они общались, по большей части, в школе и какое-то время после неё. Взрослым занятым людям вроде них некогда поддерживать «дружеские» контакты ради самих контактов.

Делать Тони – как и кого бы то ни было ещё – поверенным в тайне маленького обмана Эрлинга с далекоидущими последствиями Эйдану не слишком хотелось, но теперь выбора не было, и он задумался о том, чем вся эта история может аукнуться ему в будущем и как свести деструктивный эффект к минимуму. Впрочем, шанс выйти из сложившейся ситуации без потерь и никогда о ней не вспоминать тоже оставался. Тони и сам дал намёк относительно того, где пролегает этот путь. Бутылка огневиски была, разумеется, лишь предлогом.

Эйвери чуть помедлил, прежде чем ответить. Посмотрел на часы, оценил время, оставшееся до конца рабочего дня, и прикинул в уме фронт работ, намеченный на сегодня. По всему выходило, что войну с министерскими декретами и прочими увлекательными бумажками можно было переложить на плечи подчинённых. В конце концов, они с Тони давно уже не разговаривали так, как могли когда-то. Пожалуй, даже слишком давно. А обсудить было что, причём помимо взбалмошного решения Эрлинга. Сын Тони, Алекс, тоже имел явно выраженную склонность к самонадеянным поступкам – и точно так же не спешил ставить отца в известность об оных. Правда, в случае с Александром расплачиваться за действия сына его отцу пришлось подороже, и Эйдан подозревал, что это было только начало. Если, конечно, Тони не встанет на «путь исправления». Какая прекрасная в своей чудовищности ирония.

– Расскажу, – кивнул Эйвери. – Но не здесь. Встречаемся на нашем старом месте через десять минут. Надо озадачить своих галерных рабов делами, для которых сам я сегодня слишком занят, – пояснил он.

…Примерно десять минут спустя они действительно встретились в месте, которое вскоре после школы определили «своим» – это была заброшенная беседка на холме в тени деревьев, из которой открывался вид на реку и чернеющий вдали Запретный лес.

Эйдан предусмотрительно прихватил с собой стаканы – на его памяти Блетчли частенько о них забывал, а хлебать огневиски из горла им было уже не по статусу.

– Похоже, наши дети считают, что они выросли, Тони, – философски заметил Эйдан, ожидая, пока его во всех смыслах коллега наполнит бокалы янтарной жидкостью и поглядывая на клонившееся к закату солнце. Это была та самая тема, в которой у них могло найтись особенно много общего.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

6

Энтони признал план Эйвери разумным. Когда они разошлись, наказал одной из старших сотрудниц взять бразды правления над парой задач, захватил со спинки кресла камзол, бутылку огневиски и был таков. Нехитрая последовательность действий заняла немногим больше десяти минут, но Блетчли не переживал.

Тони почувствовал, как на мгновение перехватило дух от открывшегося вида едва ему стоило оказаться на холме. Вечерело. Закаты над Запретным лесом всегда обладали особым шармом, из-за чего Блетчли порой жалел в школьные годы, что не мог привести сюда ту или иную сокурсницу, чтобы процесс очарования шел бодрее – иначе бы их тайна с Эйданом была раскрыта. Расположение "их" места было чересчур хорошим, чтобы делиться.

Блетчли вошёл в беседку, не размениваясь на извинения за небольшое опоздание. Энтони хмыкнул одобрительно, когда Эйвери сразу начал с места в карьер.

– "Похоже" и, разумеется, что они "считают" прекрасно описывает создавшуюся ситуацию, Эйдан, – миролюбиво отозвался Блетчли. Энтони с усмешкой принял бокалы от Эйвери, открутил крышку напитка и разлил, как водилось у взрослых людей, на два пальца. Им стоило соблюдать приличия, пока у них было желание это делать.

Вступительная фраза, брошенная Эйданом, заставила Тони невольно задуматься о том, что Эйвери был созерцателем неприятной сцены получения Александром метки, в которой его отец принял незавидное участие. Если говорить о сыновьях в подобном ключе, беседа обещала выйти щепетильной, но Блетчли не собирался напрягаться раньше времени. Ему нравилась идея посиделок со старым другом, а с остальным им придется разбираться по ходу дела. Энтони знал, что многое изменилось за прошедшие годы – и, в то же время, ничего не изменилось, если судить по тому, что он снова разглядывал садящееся над Запретным лесом солнце.

– Ты собирался рассказать о том, что случилось с Эрлингом, – мягко напомнил Тони, застегивая камзол на пару верхних пуговиц раньше, чем его продуло бы.

Эйвери, несомненно, мог передумать, но то, что они по инициативе Эйдана снова находились в той самой беседке, в которой была почата не одна бутылка огневиски в беззаботные времена, говорило, как считал Блетчли, о многом. [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-07-31 01:45:22)

+4

7

Пунктуальностью Блетчли не страдал ни в школьные годы, ни теперь. Эйдан уже давно научился относиться к этому спокойно. Как говорится, терпение – добродетель. А порой ещё и неплохой бонус к навыку выживания. В любом случае, спешить сейчас было некуда: вид с холма открывался по-прежнему волшебный, и Эйвери был совсем не прочь несколько секунд насладиться им в тишине. Как бы давно они ни собирались здесь в последний раз, это место не изменилось. Эйдана это радовало: в этом было нечто правильное. И если у них с Энтони оставался хоть какой-то шанс снова поболтать вот так, по-дружески, за бутылкой огневиски, он собирался им воспользоваться.

Как и предполагал Эйвери, говорить о разладе с собственным сыном Тони не торопился. Но он и не настаивал. Пока. Бутылка была едва откупорена. Эйдан спокойно дожидался, пока Блетчли разольёт виски по бокалам, поглядывая на закатное солнце, подсвечивавшее чёрные верхушки деревьев вдалеке.

– Собственно, рассказывать особенно нечего, – заметил он, принимая стакан из рук давнего приятеля. – Ему надоело возиться с министерскими бумажками. Решил, что готов к чему-то большему. Только не успел разобраться, к чему.

Эйдан не слишком весело улыбнулся, не скрывая, как оценивает сделанный сыном шаг и насколько своевременным и обдуманным его считает.

– Поставить меня в известность Эрлинг, разумеется, не соизволил. Знал, что в этом случае желаемого он не получит. – Эйдан приподнял бокал и посмотрел сквозь него на золотисто-пурпурные лучи уходящего солнца. – Не могу сказать, что в этом он ошибался. Я бы в самом деле нашёл способ его удержать.

Убедить, надавить – да как угодно. Главное – результат, и он бы был. Однако теперь всё это имело мало значения.

– Очень целеустремлённый мальчик, – с усмешкой заметил Эйдан и, поймав взгляд Тони, прибавил. – Как и Александр.

Обойти эту тему стороной он никак не мог. Не после того, как Алекс явился к Лорду и получил метку в обход отца. Не после Круциатуса, доставшегося за это Тони. Ситуация для Блетчли складывалась щекотливая, и Эйдан считал необходимым проверить, насколько всё плохо. Тони ему нравился. Не хотелось бы, чтобы он наломал дров из-за своей врождённой строптивости. А к тому шло – Эйвери это чувствовал.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

8

Блетчли кивнул в ответ на рассказ Эйдана об Эрлинге. Выходило складно, пусть явно хлопотно.

– Целеустремленность они явно унаследовали от нас, поэтому по итогу дня нам грех жаловаться, – усмехнулся Тони.

Энтони прекрасно знал, о чем хочет поговорить старый знакомый, упоминая Александра. Пытливый ум Эйвери должен был занят порядочное время осмыслением тем, что произошло на аудиенции у Лорда, и Блетчли знал, что Эйдан не оставит это так просто. Энтони признавал за ним это право.

Блетчли не стал дожидаться вопросов Эйвери, повел плечом и заговорил, пригубив прежде виски:

– Я считал, что Алекс не готов. Считал, что ему недоставало мотивации, – отозвался Блетчли, глядя на Эйдана. Прятать взгляд и прятаться в целом Энтони не собирался, держась уверенно и расслабленно.

– Правильной мотивации, если быть точнее.

– Как видишь, я ошибался, – легко дал оценку своим суждениям Тони. Ошибался – и поплатился за это. И Блетчли, и Эйвери знали, что ошибки на поприще Пожирателей смерти всегда стоили дорого.

Энтони усмехнулся, не скрывая дружелюбной иронии:

– Я уже подзабыл, насколько мастерски нашему повелителю даётся пыточное.

В свое время, тем не менее, перспектива получения непростительного проклятия померклп на фоне того, что Александр всё-таки получил желаемое и обзавелся меткой. Если сам Тони всегда знал, как его угораздило прийти на поклон Лорду, то Алекс был для него загадкой. Блетчли в целом мало устраивала современная мода, когда дети приобретали метки потому, что "у папы такая есть тоже". Энтони знал, что Александр не был таким – не был жестоким, как и не был воспитан в ненависти к кому-либо. Блетчли не хотел, чтобы его это касалось, но Алекс сделал всё, чтобы пойти наперекор отцу.

Энтони отвлекся от собственных философских изысканий и снова взглянул на Эйдана. Отчего-то ему казалось, что Эйвери есть, что сказать, помимо той истории, что ему поведал Блетчли. Местами, вероятно, не слишком правдоподобной, как хотелось бы Тони, но до разумного предела честной.

– Не ходи вокруг да около, Эйв, – открыто попросил Блетчли. Энтони считал, что если бы он и Эйвери хотели бы играть в игры, то остались бы беседовать в Министерстве Магии. Тони поймал взгляд Эйдана, когда улыбнулся по-доброму насмешливо:

– Что у тебя на уме? [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-07-31 11:36:07)

+4

9

Замечание Тони по поводу наследственности было любопытным и, пожалуй, верным, хотя утешало это мало. Эйдан ответил ему неглубоким кивком и понимающей полуулыбкой.

– Боюсь, что вместе с целеустремлённостью Эрлинг заодно унаследовал фамильное упрямство и ещё парочку небесполезных, но крайне хлопотных в обращении качеств. Мог бы выбрать что-то получше.

Эйдан приподнял свой бокал.

– За детей? – предложил он. Стекло звякнуло о стекло, мелодично и успокаивающе. Эйвери сделал глоток.

Как складывались отношения между отцом и сыном в семье Блетчли, он улавливал не до конца. Александр, как ему казалось, ревностно стремился добиться отцовского внимания и расположения, в которых Тони ему, вроде бы, и не отказывал. Впрочем, возможно, знаки родительского одобрения перепадали Блетчли-младшему не в той форме, на которую он рассчитывал. Или он в силу юношеского максимализма считал их недостаточными. Или просто стремился во всём быть достойным сыном своего отца, не до конца понимая при этом, что из себя представляет его родитель. Рассуждая об этом про себя, Эйдан не мог не задаваться вопросом, кем же на самом деле является Тони Блетчли.

В ряды Пожирателей он вступил в числе первых, движимый гневом, разочарованием и жаждой мести. Его выбор был эмоциональным, но, насколько понимал Эйвери, сознательным. Обаятельными жестами и миролюбивыми улыбками Энтони Эйдан не обманывался: все они умели быть исключительно приятными в общении людьми, но до сих пор это никому не мешало устранять помехи на своём пути самыми радикальными методами, пытать тех, кого они считали нужным, и идти по головам ко всякой замаячившей впереди цели. Агнцев среди них не водилось, как и ангелов.

Однако почему Блетчли не привёл сына к Лорду на поклон сам? К чести Тони, он не стал заставлять Эйдана клещами вытягивать из него ответ на этот вопрос. Его объяснения Эйвери выслушал с неподдельным интересом, находя в них перекличку со своими собственными соображениями относительно Эрлинга: сыну принять Метку ещё только предстояло, и в нынешних обстоятельствах Эйдана это несколько тревожило.

– И какую мотивацию ты считаешь правильной? – уточнил он, дослушав до конца, взял короткую паузу, приложился к бокалу. – Лорд был очень недоволен тобой, Тони. Но ты и сам знаешь это лучше кого бы то ни было.

Потому что прочувствовал силу его негодования на собственной шкуре.

Эйдан качнул головой, скользнув взглядом по солнечным бликам на водной глади, и снова посмотрел на Тони, избегая непрошенных проявлений участия.

– Не думаю, что он увидел проблему в том, что ты недооценил своего сына. – На излёте этой фразы Эйвери ощутил себя так, словно начал ковыряться иглой в заживающей ране. – Не пойми меня неправильно, я не собираюсь лезть тебе в душу. Просто хотел сказать, что наш Повелитель крайне ревностно относится к вниманию, уделяемому его персоне. К тому же, как тебе известно, он не сторонник половинчатых мер и не станет довольствоваться частью того, что ты можешь дать. Ему нужно всё.

Говоря о Лорде, слова всегда приходилось подбирать с осторожностью, поэтому речь текла неторопливо и плавно, как река внизу, у подножья холма. Впрочем, возможно, сама атмосфера этого места, подобравшаяся компания и огневиски в стаканах способствовали непринуждённости разговора, несмотря на сложную тему.

Эйдан оторвал взгляд от горизонта и прямо взглянул товарищу в лицо.

– Он никогда этого не поймёт, Тони, у него нет детей. Но у меня есть сын. Я понимаю.

Стакан незаметно опустел, и необходимость наполнить его снова дала обоим короткую передышку.

– Эрлинг скоро получит Метку, – сообщил Эйвери после паузы. Слова камнем упали вниз и пошли ко дну. – Милорд уже намекнул мне, что я слишком затянул с его подготовкой.

Отредактировано Aedan Avery (2020-08-01 09:50:53)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

10

Энтони усмехнулся, выслушав перечисленные Эйданом качества.

– Пожалуй, они всё же взяли лучшее от нас, – с долей иронии отозвался Тони и согласился легко:

– За детей.

Огневиски шел легко, северный ветер морозил нос – всё, как в старые добрые времена. Единственное, чего не слышала их с Эйданом беседка раньше – это разговоров о пыточных проклятиях и воспитании не в пример строптивых сыновей.

Блетчли ожидал, что понятие о "правильной" мотивации натолкнет Эйвери на уточняющие вопросы. Иначе, говоря по чести, быть не могло. Энтони помолчал.

– Меня устроила бы любая мотивация, – отозвался Тони твердо, сделал глоток огневиски и поймал взгляд Эйдана, – кроме той, что у его папы есть такая же.

Блетчли был убежден, что этого было недостаточно. Ни для него, ни для Реддла, если тот хотел, чтобы его приказы исполнялись без необходимостью стоять над своими подопечными с воображаемой плетью, которой чаще всего выступали вполне осязаемые пыточные проклятия. Александр, впрочем, свой выбор сделал, и пути назад не было. Именно от этого пытался уберечь сына Энтони – от достижения точки невозврата.

Блетчли отнёсся к наставлению Эйдана с уважением и пониманием, но считал, что знал о том и сам. Единственное, что зацепило Тони за живое – упоминание старого приятеля о том, что у Милорда не было детей. Эйвери был чертовски прав, и Блетчли знал это по себе, что было трудно понять тяжести отцовства, не произведя на свет потомство.

Тони усмехнулся заботливо, прежде чем произнести с толикой неожиданной горечи; возможно, начинал давать в голову очередной бокал огневиски:

– Всё было гораздо проще, когда мы были сами по себе.

Энтони порой плохо давалось осознание, что весь балаган, устроенный Волдемортом, вырос из кучки озлобленных подростков. Блетчли также не забывал, что Эйдан был доверенным лицом Тома с самого начала – о чем говорил его статус вальпургиева рыцаря. Ему было чертовски интересно, что думал дорогой друг после всех этих лет служения Милорду. Энтони не знал, выдастся ли возможность спросить его об этом вовсе – и стоило ли его любопытство того.

Внешне, не считая мелькнувшей горечи, Блетчли держался с той же лёгкостью. Он взглянул на Эйвери с интересом, когда Эйдан заговорил о сыне снова. Энтони был благодарен Эйву за то, что тот поднял эту тему сам.

– Почему ты медлишь? – открыто спросил Блетчли. Энтони считал, что Александр получил метку поздно, но знал обстоятельства, которые к этому привели. Знал, что выдержит не одно пыточное ради сына, если это позволит ему сделать правильный выбор и жить счастливо. Однако мотивы Эйдана были для Блетчли не столь очевидны, как собственные.  [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-08-01 20:12:09)

+3

11

Слова Тони о мотивации вызвали у Эйдана усмешку, которую он благополучно утопил в стакане. При очевидном сходстве жизненных ситуаций, в некоторых вопросах их позиции расходились диаметрально.

– Хочешь откровенно? Я убеждён, что Эрлинг получит Метку главным образом именно потому, что «у его папы есть такая же», – усмешка на губах Эйвери никуда не делась – напротив, стала более очевидной. – Потому что я сам его так воспитал.

Молчаливым продолжением этой фразы повис невысказанный вопрос о том, почему того же не сделал Тони. Было ли это банальным последствием излишнего либерализма в воспитании сына, или это упущение имело под собой вполне осознанные основания? Возможно, высочайший Круциатус действительно перепал Тони не просто так.

– Сдаётся мне, мы с тобой наступили на одни и те же грабли, хотя и в разных ситуациях. Мы слишком любим своих детей, чтобы лишать их свободы выбора – и порой совершенно забываем о том, что их собственный выбор может оказаться далеко не самым удачным, – отметил Эйдан, и на этот раз сам освежил огневиски в обоих бокалах. – Разница в том, что иногда он нам просто не нравится, и с этим ещё можно было бы как-то примириться. Но иногда он может оказаться абсолютно неприемлем. Когда дело касается по-настоящему важных вещей, я предпочитаю до такого не доводить.

Эта мысль, пожалуй, нуждалась в некоторых пояснениях, поэтому он решил продолжить:

– К примеру, я мог бы настоять на возвращении Эрлинга в Министерство: пришёл бы к тебе, уговорил бы найти способ «потерять» его заявление, а после хорошенько прочистил бы ему мозги. Но сейчас важнее другое.

Что именно, уточнять было необязательно: в данном случае приоритеты были очевидны – равно как и отсутствие выбора. Эйдан помолчал немного и поправил воротник, закрываясь от ветра, прежде чем ответить на заданный Тони вопрос.

– Потому что у меня только один сын, и я достаточно отчётливо представляю себе, что его ожидает на этом поприще. К моменту официального вступления в наши ряды я надеялся обеспечить ему более надёжный стартовый капитал, чем моё имя. Для Милорда нет авторитетов: он ценит тех, кто ему полезен. Те, кто не могут быть полезны ему чем-то ещё, рискуют легко превратиться в расходный материал.

Примерять такие слова к собственному сыну было чудовищно цинично, но и голос, и лицо Эйвери оставались совершенно спокойными – только взгляд, блуждавший по лысым верхушкам деревьев Запретного леса, был обращён куда-то внутрь себя. Однако уже в следующий миг он снова смотрел на своего давнего приятеля и коллегу.

– Будем говорить прямо: мы ведь оба понимаем, что это война, и она давно уже вышла из своей холодной фазы. А на войне не обходится без жертв.

И дальше будет только хуже.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

12

Как считал Блетчли, они с Эйданом понимали друг друга больше, чем могли бы и явно больше, чем им обоим того хотелось бы при их осторожности, больше похожей на паранойю. Воспитывая детей по-разному, они отчего-то уперлись лбом в один и тот же несчастливый конец. 

Никак иначе, кроме как откровенно, Энтони не хотел, из-за чего лишь уверенно кивнул старому приятелю. Разговор выходил на славу, а беседка обеспечивала гарантию, что рядом не было никого, что возжелал бы погреть уши и донести Милорду о происходящем. Доносить же было о чем.

Энтони сложил руки на груди, однако не из-за того, что хотел закрыться от Эйдана, а потому, что ему было зябко, и продолжил слушать Эйвери внимательно. Выходило складно. Выходило чертовски похоже на то, из-за чего Блетчли порой не мог спать по ночам.

Когда Эйвери договорил, Тони помолчал. Думал, потому что они явно подняли тему, на которую никто из них вещать не рассчитывал, когда они собирались в эту беседку с бутылкой огневиски. Говорить о войне всегда было непросто, особенно когда в этой войне должны были участвовать собственные дети.

– Ты прав, Эйв, – легко согласился Блетчли, однако на душе было далеко не легко, – мы слишком любим своих сыновей.

Явно больше, чем Александр или Эрлинг любили себя сами, не осознавая всего масштаба мероприятия, в которое ввязывались; не осознавая, какие им были нужны ресурсы, чтобы попросту выжить, не говоря о том, чтобы выслуживаться перед Реддлом. Энтони поймал себя на мысли, что не хотел бы, чтобы его сын выслуживался. Выживание как таковое тоже было сомнительной перспективой, но оно, по мнению Блетчли, было приемлемее, чем стремление добиваться расположения у Волдеморта.

– Я не хочу, чтобы наши дети стали жертвами этой войны, – внезапно подытожил Тони. Возможно, это вытекало из размышлений о том, что каждый из них мог стать пушечным мясом; возможно, не имело под собой размышлений вовсе, выступая самоуверенным и самостоятельным утверждением.

– Им придется убивать, – снова вспомнил о войне Блетчли, поминая отпрысков с их тягой вступить в ряды Волдеморта.

– Я не знаю, как поведет себя Алекс после первого убийства, – поделился между делом Тони.

Огневиски подходило к концу незаметно под аккомпанемент интригующего разговора. Энтони разлил по бокалам последние капли, после, подумав, позвал домовика из поместья и попросил принести следующую бутылку, уже из его домашнего кабинета, где всегда была припрятана одна непочатая на самый черный день – такие случались часто.

– Сколько лет прошло, Эйдан? – вдруг спросил Тони, не глядя на друга, но рассматривая призрачные лучи уже скрывшегося за горизонтом солнца.

– Мы были молоды, когда начинали рука об руку с ним, пусть я никогда не знал его так, как ты: вы были гораздо ближе в школе.

Они действительно были молоды. Возможно, чересчур, полные ненависти к тем, кто не был похож на них, и юношеского идеализма. Идеалы и кумиров некогда Том Реддл создавать умел.

Блетчли допил остатки огневиски, принял следующую бутылку от домовика и молча переставил ту на стол, оставляя Эйдану решение о том, хотят ли они продолжать. Алкоголь бередил кровь, и никто из них не удосужился толком поужинать. Пили, как водилось студентам, едва ли не на голодный желудок.

Блетчли так и не перел взгляд на Эйвери, когда задал вопрос в пустоту, не требуя ответа, потому что, возможно, Эйдан не захочет его дать – и будет иметь на это полное право.

Энтони выдохнул.

–  Что заставляет тебя стоять подле него сегодня? – вдруг спросил Блетчли и замолчал. Вопрос ни на что особенно не намекал, если бы не намекали в ответ.

В беседке было слышно, как задувает северный ветер.  [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-08-03 05:39:10)

+2

13

Разговор выходил со всех сторон занимательным и вызывал у Эйдана двойственные ощущения. Эта двойственность в принципе была давно присуща многим его мыслям и суждениям: он сознательно лелеял её в себе годами, возводя лицемерие в ранг личной религии – потому что это была его страховка, гарантировавшая ему безопасность. Впрочем, размышляя об этом, он постоянно поправлял себя: ни о каких гарантиях в этой жизни не могло быть и речи. Только о шансах выкрутиться, если прижмёт.

Подобные этому задушевные разговоры за бутылочкой огневиски Эйвери считал негласной частью своей работы. Он добровольно взял на себя обязанность следить за настроениями в рядах последователей Милорда и считал своим долгом быть в курсе их сомнений, чтобы, при необходимости, вовремя пресечь их максимально эффективным способом. Порой для этого достаточно было одной спокойной беседы, из-за которой уж точно не стоило тревожить Тома. Порой трудности имели более глубокие корни, и для их устранения требовалось оперативное вмешательство сверху. Пока его не спрашивали, Эйдан сам принимал решения по поводу того, что достойно внимания Милорда, а о чём можно безболезненно умолчать.

Однако у любой медали есть две стороны. Применительно к нынешнему разговору с Тони, это означало возможность побеседовать откровенно – оставляя для себя про запас шанс прикрыться стремлением поглубже прощупать позицию Блетчли на текущем этапе их «делового сотрудничества», если его обвинят в излишней непочтительности собственных мыслеизъявлений. При всём при том, Энтони был для Эйдана по-настоящему интересным собеседником – и, возможно, единственным, с кем вообще имело смысл говорить о детях, потому что в этом вопросе их позиции были – Эйвери чувствовал это – особенно близки.

– Имей в виду, я тебе этого не говорил, – предупредил Эйдан, позволив себе очередную дружественную усмешку. – Как и много другого, что здесь не было сказано.

Огневиски согревал изнутри, но они были уже не в том возрасте, чтобы игнорировать сырость и обманчиво лёгкий февральский ветерок. Поэтому, когда Блетчли вызвал домовика с целью обзавестись новой порцией алкоголя, Эйвери воспользовался этим, чтобы заполучить вдобавок два тёплых шерстяных пледа. Атмосфера становилась всё более располагающей к доверию.

– Этого никто не хочет, – заметил Эйдан, откупоривая новую бутылку. – Никто из отцов. Но пусть лучше они будут убийцами, чем жертвами.

Такова была его принципиальная позиция, и если Тони не знал, как поведёт себя его сын после того, как в первый раз лишит человека жизни, то Эйдану уже было известно, как на аналогичную ситуацию отреагировал Эрлинг. Он только не был уверен в том, что хочет рассказывать об этом кому бы то ни было.

– Полагаю, спасибо он тебе не скажет, – отметил Эйвери, разливая виски по бокалам и протягивая один из них приятелю. – Но когда-нибудь он это оценит.

Они выпили. Вторая бутылка заходила на удивление легко. Сколько лет…

– Для кого из нас? – уточнил Эйдан, поглядывая на багровое зарево над лесом, возвещавшее о скором приближении сумерек. – В моём случае это почти вся жизнь. С того дня, когда… – он осёкся и вздохнул, сглаживая этот конфуз иронической ухмылкой: касаться чужих тайн всё-таки не стоило. – С пятого курса. Больше тридцати пять лет.

Эти подсчёты вызвали у Эйвери непреодолимое желание выпить, и он сделал сразу несколько крупных глотков.

– Ты задаёшь опасные вопросы, Тони. – Во взгляде Эйдана, слегка помутневшем от крепкого алкоголя, читалось чёткое и ясное предостережение. – Я всегда был с ним и разделял его убеждения. Во всяком случае, большинство из них.

Но это не помешало бы ему послать всё к Мерлину и тихо наблюдать за этой бойней со стороны, потягивая огневиски перед камином в своём поместье – если бы у него была такая возможность. Именно об этом и спрашивал Блетчли.

– Но есть и другая причина, – признал Эйдан, глядя Тони в глаза. – Я знаю, что он меня не отпустит.

Отредактировано Aedan Avery (2020-08-04 16:08:36)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

14

Энтони считал, что за прошедшие годы ничего не изменилось, и их с Эйвери беседка несла знамя места, где всё сказанное и сделанное не выходило за её периметры и пределы. Беседка являла собой эдакий круг доверия, в котором Блетчли давно не был, да и вряд ли мог представить более откровенную беседу на столь щекотливые темы с кем-то, кроме Эйдана. Не мог, впрочем, представить и с ним до того, как они всерьез взялись за бутылку огневиски, говоря о детях – и не только. Это "не только", как считал Тони, волновало и его и Эйдана, даже если последний предпочитал держать лицо. Блетчли не настаивал, как и не рассчитывал на большее: они с Эйвери без того перешли все дозволенные границы несколько бокалов горячительного напитка назад. Особенно это касалось Эйдана, учитывая почетный статус того подле Лорда. Тони ценил это – способность старого друга вспомнить былое и довериться Блетчли, даже если в их кругах доверие всегда было относительным понятием. При всей осторожности обоих, говорить обо всём и, намеренно, ни о чем после стольких лет пожирательской деятельности было легче, чем Энтони предполагал.

Блетчли промолчал, когда Эйдан подтвердил его мысли, что Александр вряд ли будет счастлив после первого убийства. Энтони думал, переживал о сыне, даже если предпочитал не показывать этого внешне. Всё шло не так, как он рассчитывал, и это невольно заставляло посла напрячься, как бы хорошо он ни ориентировался в непредвиденных ситуациях. Обидным был факт, что Александр сделал этот выбор сам, несмотря на настояния отца, и теперь они должны будут расплачиваться за этот выбор оба. Тони иногда жалел, что дал волю эмоциям, разгромив с Алексом впоследствии поместье – без этого был бы шанс держать в тайне метку сына от жены дольше.

– Главное, чтобы не было слишком поздно, – пробормотал Блетчли уже в бокал, прикладываясь к очередной порции огневиски. Тони верил, что когда-нибудь Александр действительно оценит – оценит, во что ввязался благодаря упрямству, которое, несомненно, унаследовал от отца. Что посеешь, то и пожнешь.

Блетчли отвлекся от мысли о сыне, когда Эйдан обозначил вслух временные рамки его службы Тому. Звучало внушительно, из-за чего хотелось выпить ещё. Энтони вдруг стало интересно, что именно произошло на пятом курсе. Взглянул на старого приятеля непонятным взглядом и промолчал. Тони знал, что о таком не спрашивали. Знал, что если бы Эйдан хотел, то рассказал бы. У каждого из них было достаточно скелетов в шкафу, о которых не знали даже самые близкие люди. Порой в тех реалиях, в которых жили они с Эйвери, бывало одиноко.

– Двадцать восемь, – коротко отозвался Тони, подсчитывая своё время в услужении. В сравнении с Эйданом казалось, что это всего ничего. В остальном действительно – целая жизнь.

Энтони посчитал предупреждение, выдвинутое Эйвери, предсказуемым и уместным, потому что действительно переходил черту больше, чем, вероятно, стоило. Доверившись собственной интуиции, желал знать, что ему не положено; желал знать, что они, по чести, все знали и без этого.

Блетчли промолчал, выбрав не говорить о своей лояльности Лорду дабы лишь успокоить Эйдана. Тони дал ему время осознать, о чем он спрашивал на самом деле, пусть не спорил насчёт опасности своих вопросов. Опасными те были, впрочем, потому, что Эйвери, похоже, думал о том же. Все, кто находился в здравом уме подле Реддла и были лишены первичного энтузиазма пытать и убивать за чистоту крови, вероятно, просыпались от подобных мыслей раз или другой в холодном поту в десятилетие. Впрочем, Блетчли не отрицал, что, возможно, был такой один.

Когда Эйдан заговорил снова, Энтони ничего не ответил. Посмотрел в сторону ползущего из-за горизонта солнца. Ночь пролетела незаметно, а вторая бутылка огневиски была принята тепло и с энтузиазмом.

– Отпустит, Эйв, – негромко, но твердо заметил Блетчли, прежде чем закончить свою мысль:

– Однако вряд ли отпустит кого-либо из нас живыми.

Небо обзавелось нездоровым румянцем, в беседке на холме свистел ветер, унося слова, которые никогда не были сказаны.

эпизод завершён. [nick]Antony Bletchley[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/477522.png[/icon][status]шулер[/status][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/">Энтони Блетчли</a> </div> <div class="lztit"><center> 49; S|1947, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>заместитель главы Департамента международного магического сотрудничества <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Erling Avery (2020-08-08 15:13:50)

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » Сплетница [04.02.1978]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно