Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » К гадалке не ходи [15.03.1978]


К гадалке не ходи [15.03.1978]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

К ГАДАЛКЕ НЕ ХОДИ
[закрытый]
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/94761.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/892574.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/788978.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/95/12148.gif
AEDAN AVERY, MEDEA MEDICI
LONDON, ENGLAND | 15 MARCH 1978

И гадание на ромашках становится подсудным делом. ©

Смотрины средь темной ночи.Хромая судьба.
marina – savages

Отредактировано Erling Avery (2020-07-26 21:48:40)

+5

2

Времени на доклад ушло не так уж и много. Нервов – не в пример больше. После зашивания раны по живому Эйдан уже чувствовал себя выжатым, как лимон, и это тоже было одной из причин, по которым он не спешил явиться в Ставку. Ему необходимо было хоть немного прийти в себя, чтобы сохранить привычную выдержку в неприятных обстоятельствах. С этим он справился. Удалось даже отделаться малой кровью, объяснить частичную неудачу слишком ретивым явлением авроров (с чем, к слову, тоже не мешало бы разобраться) и обойтись без упоминаний о собственном стремительном исчезновении с поля боя. Всё-таки не заложили. Эйвери оценил «заботу» своей команды, но расслабляться было нельзя, это он прекрасно понимал. И по ушам всё же получил, хотя и не так чувствительно, как мог бы.

Так или иначе, ему посчастливилось довольно быстро убраться восвояси. Время позволяло заняться ещё одним делом, которое он не хотел откладывать в долгий ящик. На данный момент эта проблема казалась одной из наиболее неприятных, но Эйдан пообещал себе не делать никаких выводов, пока не выяснит всё сам. В конце концов, маггловский район ещё ничего не означал в плане чистоты крови самой гадалки: у отпрысков богатых семей свои причуды. Хотя избранный этой особой род деятельности прозрачно намекал, что надеяться особенно не на что.

Подходящий костюм, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, у Эйдана имелся. Не маггловский, конечно, и сшитый по заказу специально для него, но он не должен был выглядеть так вопиюще броско, как обычная для волшебников мантия. Аппарировав в квартиру сына, Эйдан убедился, что Эрлинг ещё спит, тихо вышел и прошёлся по улице до того самого магического салона, адрес которого был указан в брошюре. Перед дверью он ненадолго остановился, подняв взгляд на вывеску. Определённо, ничего хорошего.

Внутри обнаружилась стойка, за которой стояла девушка, ничуть не похожая на волшебницу. Подавив вздох и с трудом сдержавшись от того, чтобы не поморщиться, Эйвери подошёл ближе.

– Мне нужна Медея Медичи, – затребовал он, намеренно пропустив «прорицательницу».
– Вы по записи? – тут же уточнила девушка, с затаённым любопытством рассматривая вошедшего.
Эйдан не удостоил её ответом, решив, что одного снисходительного взгляда будет достаточно.
– У нас сначала вносят предоплату, – не унималась девица.
Какая ирония.
Эйвери извлёк из кармана пару галлеонов – что было, разумеется, чересчур щедро, но взять с собой мелочь он не озаботился, а прикасаться к маггловским деньгам посчитал ниже своего достоинства – и положил их на стойку.
– Что это? – удивилась надоедливая девица.
– Монеты, – невозмутимо пояснил Эйдан. – Волшебные. У вас же магический салон.

Нормальные деньги девчонка явно видела впервые. Моргнув, она быстро расплылась в любезной улыбке и защебетала какую-то ерунду, в которую Эйвери уже не вслушивался. Достаточно было и того, что она юркнула за портьеру, а через несколько секунд появилась оттуда снова и пригласила его проходить. Эйдан не заставил себя упрашивать.

Медея Медичи была молода и выглядела миленько. Было достаточно одного взгляда, чтобы понять: его сыну она категорически не подходит.

– Значит, вы и есть та самая Медея, – с нажимом произнёс Эйдан, выдавил из себя стандартную дипломатическую полуулыбку и обвёл взглядом доступное пространство. Зря он не порол сына в детстве.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

3

Медея привычно бросила взгляд на часы, отметила позднее время и прикрыла расслабленно глаза. Они больше никого не ждали и еще десять минут, и она попросит Амалию закрыть двери салона. Им предстояло пересчитать выручку, слегка прибраться, привести помещение в божеский вид, и они обе могли быть свободны. Она взглянула на часы вновь, чтобы разумно решить, что вряд ли Эрлинг сегодня объявится здесь вновь.

Она услышала перелив колокольчиков и распахнула глаза, чуть нахмурив брови. От поздних визитеров добра ждать не приходилось. Ей больше нравились безработные домохозяйки, занимавшие утро и время до обеда. Ближе к ночи забредали либо искатели приключений, либо совсем отчаянные, либо совсем отчаявшиеся. Ни одну из этих категорий она не жаловала.

Ведьма прислушалась к происходящему за портьерой, оценив и требовательный голос и то, как держался мужчина. Держался он уверенно, но чересчур неуместно для обстановки вокруг. Таким как он нечего было здесь делать, она сомневалась, что он всерьез хотел узнать свою судьбу. Впрочем, это интриговало. Она вновь сдвинула брови, хмурясь, пытаясь разобрать сказанное об оплате, но не уловила сути. Вместе с тем, гадалка не сомневалась, что Амалия не пропустит к ней никого без оплаты. Несмотря на внешнее очарование и хрупкость, девушка обладала впечатляющей хваткой Цербера, когда ей это было нужно.

Дея встрепенулась, заслышав шаги в их сторону, и приняла боле приличный вид, чем ранее, когда закинула ноги на соседний стул, вытягивая их и откидываясь на спинку. Было удобно, но вряд ли соответствовало привычному образу, окутанному загадкой, тайной и чем-то там еще, о чем они писали в брошюрке. Брошюрка вообще была чтивом выдающимся с художественной точки зрения.

Амалия заглянула за портьеру, помотав пальцем у виска и бросив вопросительный взгляд. Медичи вздохнула, кивая. Вечер переставал быть томным.

Она бросила оценивающий взгляд на мужчину, вскидывая брови на определении "та самая". Звучало так, что не внушало доверия, по крайней мере от него. Ощущения были своеобразные - ведьма привыкла доверять интуиции, и сейчас интуиция прямо-таки кричала, что стоит быть настороже. Ей чудилось что-то знакомое, но она не позволяла фантазии разыграться, по крайней мере пока.

- Вероятно, да, - Дея указала жестом на стул напротив, - присаживайтесь, раз пришли.

Она улыбнулась мягко в ответ на его протокольную улыбку и не стеснялась разглядывать с интересом.

- Как мне к вам обращаться?

Медея бросила беглый взгляд на шар и лежащие рядом карты, чтобы остановить выбор на вторых, притягивая к себе. Знакомство выходило интригующим, интригующим обещал быть и расклад.

- Вам здесь не нравится, да? - она не удержалась от озорной улыбки, считая, что это было очевидным. Что-то подобное было написано у него на лице и явно исходило от него неприязненными волнами. Ее это ужасно забавляло. - Зачем же вы пришли?

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+3

4

Ведьма смотрела на него с настороженной любезностью. Должно быть, интуиция подсказывала ей… что-то. Принимая правила игры, Эйвери последовал приглашению гадалки и сел на предложенное ею место. Сел, с холодным любопытством оглядел рабочий стол «прорицательницы», хрустальный шар и колоду карт, и под занавес снова уставился на Медичи таким взглядом, будто надеялся глазами просверлить ей дырочку в мозгу. Насквозь.

– Зовите меня Эдриан, – наконец, произнёс Эйдан, когда пауза уже, казалось, начинала затягиваться. На миг его посетила мысль представиться Эрлингом и посмотреть на её реакцию, но это было бы уже чересчур очевидно и недостаточно тонко для настоящей игры. У его сына было не самое распространённое в здешних широтах имя.

– Не нравится, – спокойно подтвердил он высказанную девушкой догадку, никак не отреагировав на её улыбку. Эйдан мог бы сказать, что привык к другому, но это было бы уже не совсем правдой. В его жизни всегда присутствовали две стороны – парадная аристократическая и грязная теневая. Он здорово подозревал, что это было неизбежностью независимо от наличия или отсутствия Лорда Волдеморта в этом мире. – Предпочитаю классический стиль.

Зачем же он пришёл? Посмотреть на ведьму, захомутавшую его сына. Оценить масштабы трагедии. Намекнуть, что кое-кому пора паковать вещи и убираться из Лондона как можно скорее. Может быть, так?

– Меня привела к вам суровая жизненная необходимость, – с лёгкой иронической усмешкой ответил Эйдан, и это тоже было абсолютной правдой. – Понимаете ли, Медея, всё никогда не было просто, но в последнее время в моей жизни появилось слишком много проблем.

И вы, милочка, одна из них.

Правда, заявлять об этом напрямую в планы Эйвери пока не входило. Сначала ему хотелось присмотреться к ней получше. Не столько для того, чтобы выяснить, что она из себя представляет, сколько из элементарного человеческого любопытства. Он хотел понять, что его сын мог найти в этой девице, кроме смазливой мордашки. Может быть, это дало бы ему подсказку в ответе на другой животрепещущий вопрос – чего его дражайшему наследнику не хватало?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

5

Эдриан был холоден, неприступен и не улыбался ей в ответ. Медея таких не любила. Ей нравились люди с нормальным уровне эмпатии, не пытавшиеся сожрать ее, словно удав кролика, и проявлявшие хотя бы минимум уважения, приходя в чужой монастырь. Обвинить мужчину в неуважительном отношении было сложно, в конце концов, он был категорически, до зубного скрежета сдержан во внешних проявлениях, но она, по традиции, считывала информацию и иными способами.

Ей, в целом, импонировала его прямота, и она обвела взглядом помещение, соглашаясь, что любителю классики поживиться здесь было нечем. Но обычно они сюда и не приходили, и она уж тем более сама не звала.

- Боюсь, классика в этом месте будет смотреться также странно, как и ваше присутствие здесь.

- Не поймите меня неправильно, но такие как вы не частые гости в магических салонах.

Медея соврала бы, если бы сказала, что чувствовала себя рядом с ним комфортно. Эдриан не был дружелюбен, не располагал к себе и говорил с ней будто бы с позиции силы. Она это чувствовала. Он говорил взвешено, и она вслушивалась и присматривалась, ловя себя на смутном ощущении. На абсурдных догадках, которые могли оказаться правдой. Как минимум часть из них - точно.

- Простите, - она извинилась машинально за смену темы, но не испытывала угрызений совести, - вы оставили Амалии "волшебные монеты"? Я правильно расслышала?

Дею, впрочем, мало интересовал сейчас его ответ. Она следила за реакцией и не сомневалась сейчас, что расслышала все верно. То, что показалось ей в тот момент глупым, сейчас находило свое подтверждение.

- Я могу помочь найти решение ваших проблем. Если, конечно, хотите, - пока он вовсе не был похож на того, кто пришел к ней за тем решением проблемы, которое ведьма могла предложить.

Она бросила взгляд на колоду, после улыбаясь мягко вновь:

- Здесь гадают, Эдриан, и предсказывают будущее. Психолог принимает на соседней улице.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+3

6

Держалась она, в общем-то, неплохо. Правда, эта Медичи, конечно, не могла знать, с кем именно имеет дело. Но уж наверняка она догадывалась о том, что её посетитель в мире магглов – явление того же порядка естественности, как василиск в детской песочнице. А следовательно, она должна была понимать, что к ней в салон он пришёл не случайно и точно не просто так.

Эйдан рассматривал её без всякого стеснения и пользовался любой возможностью поймать её взгляд. Он всегда находил увлекательным следить за глазами людей и наблюдать, как в них отражаются всплески скрываемых эмоций. Смотреть, как в них вспыхивает недоверие, растерянность или страх, как осознание безвыходности ситуации начинает накрывать их разум чёрной волной панического ужаса… Да, ему это нравилось – нравилось быть охотником и контролировать ситуацию.

«Простите», – сказала Медея.

– Прощаю, – с непогрешимой серьёзностью откликнулся Эйдан и с запозданием улыбнулся, словно это была шутка. – Вы всё расслышали правильно, я действительно так сказал. Но вы это и так знали, – прибавил он под конец, продолжая буравить лицо ведьмы спокойным и внимательным взглядом дружелюбного удава, гипнотизирующего свою добычу.

Парочку вариантов решения своих проблем Эйдан прекрасно знал и сам, поэтому заверения гадалки звучали для него довольно забавно – со скидкой на то, что ему было совершенно не смешно. Впрочем, почему бы не послушать, как много она сможет, захочет или рискнёт ему рассказать? Чем лучше они друг друга в итоге поймут, тем больше шансов, что в конечном счёте дороги Медичи и семьи Эйвери разойдутся без лишних жертв и скандалов, ко всеобщему удовольствию.

– Не сомневаюсь, что можете. Иначе я бы к вам не пришёл, – заметил Эйдан. Вряд ли он производил впечатление человека, привыкшего тратить время на бесполезные действия и пустые прихоти.

– В услугах психолога не нуждаюсь, благодарю. С этим для меня уже слишком поздно, – на этот раз усмешка была вполне естественной: Эйден был искренне убеждён, что любой психолог сбежал бы от него в ужасе. Или, как вариант, мог получить Аваду в лоб.

– Раскладывайте ваши карты, Медея, – это звучало, как вежливое уточнение, что он не собирается сбегать от неё к другому специалисту, – но, возможно, и как приказ, потому что тон Эйдана говорил одно, глаза – другое.

Пока что он не находил в этой шарлатанке ничего интересного, и это было замечательно. Медичи уедет, сын быстро забудет про неё, проблема решена.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

7

Медею это забавляло. Немного пугало, впрочем, тоже, но не настолько, чтобы это было заметно. Она была собрана и сосредоточена, но не лишена ни чувства юмора, ни желания получить удовольствие от их беседы, раз уж она состоялась. Опустив сомнения и тревожные звоночки, она испытывала неприкрытое любопытство от происходящего, не сомневаясь, что у мужчины были свои - другие - мотивы оказаться здесь этим вечером.

Она усмехнулась, но промолчала в ответ на дарованное ей прощение, которого, в общем-то, не просила, и кивнула, соглашаясь. Ведьма, пожалуй, действительно знала, что он не маггл, с момента как увидела его в небольшом помещении за портьерой.

И все же он несомненно был движим иными мотивами, когда шел к ней. Медичи не торопила, играла по его правилам, ждала, когда он решит, что теперь уместно пояснить цель своего визита. Ей было не сложно, а с психами лучше было не спорить. Тем более, она отчего-то не сомневалась, что в шутке про психолога была своя доля правды.

Она взяла в руки карты, ощущая их тепло, и как они отзываются на ее прикосновения. С ними было проще, чем с шаром - колода была менее прихотлива, пусть иногда и капризна, но в целом любила, когда ей уделяли внимание. Любила быть в центре событий. Медея мешала карты прямо на столе, зная, что тем не нравится, когда с ними обращаются как с карточными. Заняло это недолго времени, и она собрала их в колоду быстрыми, ловкими движениями, проводя подушечкой большого пальца по ребру. Те были таком же игривом настроении, что и она.

Дея поймала взгляд мужчины лукавым своим, протягивая колоду:

- Снимите, - это было симпатичным ритуалом, не более, но ей нравилось, когда клиент участвовал в процессе.

Она перемешала две части колоды и пояснила следом спокойно:

- Посмотрим, что ждет вас в будущем, Эдриан. Если, конечно, вы не боитесь.

Это, в общем-то, не было вопросом. Он пришел к ней сам и сам же дал добро на то, чтобы она разложила карты. С этого момента ведьма полагала, что имела право делать все, что заблагорассудится.

Она не спрашивала его, но спрашивала карты сама, вытаскивая из колоды ту, которая отзывалась на ее призыв. Дея чувствовала их - они были теплее, отзывчивее и просились к ней в руку. Она считала Эдриана везунчиком - карты хотели говорить с ним, вероятно - хотели что-то рассказать. Подобный энтузиазм всегда был приятен.

Медея вытащила девять карт, обводя их взглядом, а следом облизывая от волнения быстрым движением кончика языка нижнюю губу:

- У вас и правда много проблем.

Она не пренебрегала настоящим, но полагала, что в нем он разберется и без нее, а производить на него впечатление своей осведомленностью она не собиралась. Ведьму интересовало будущее человека, с таким несвободным, подчиненным настоящим, ворохом проблем и вместе с тем стремлением к чему-то глобальному.

Она не церемонилась, никогда не церемонилась, когда толковала карты как приговор:

- Все разрушится, Эдриан. Все, что у вас сейчас есть, все чем вы движимы. Привычный мир рухнет, и вам придется учиться приспосабливаться вновь.

Она улыбнулась, впрочем, мягче:

- Вам пойдет это на пользу. Сможете вздохнуть свободнее.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+3

8

Может быть, она и называла себя гадалкой, но о том, с кем именно ей не посчастливилось иметь дело, догадывалась едва ли. Одного понимания его принадлежности к магическому миру тут было явно недостаточно. Впрочем, Эйдан никуда не торопился. Вряд ли его присутствие было приятно для Медичи, но девушка старалась ничем этого не показывать, и это ей неплохо удавалось. Кажется, она даже в самом деле любила избранный род занятий. Возможно, ей нравилась возможность одним глазком заглянуть в жизнь других людей, подпитать своё любопытство и распрощаться с ними, не вступая в слишком тесный контакт. Забавно, но Эйдан мог бы сказать, что в своей практике зачастую делает то же самое: заглядывает в чужие дома и чужие дела, иногда беседуя с новыми «знакомыми», а после прощается с ними, не оставляя шанса на продолжение общения. С того света чаще всего не возвращаются.

Но прорицательница из неё была так себе. Медея двигалась вперёд с неискоренимым оптимизмом и любопытством маленького дружелюбного зверька, никогда не сталкивавшегося с человеческой жестокостью. Эйвери смотрел, как она тасует на столе и раскладывает карты, и видел увлечённость, близкую к азарту, и всё ту же неисправимую доброжелательность, которая была бы такой непонятной и неуместной, если бы милая девочка знала, кто находится перед ней. Картина, в некотором смысле, почти трогательная.

Эйдан подыграл ей, сдвинул колоду, когда она попросила, терпеливо дождался завершения расклада, поглядывая на изображённые на картах символы и знаки.

– Это будущее должно меня бояться, – миролюбиво заметил он прежде, чем Медичи начала говорить. Вот тогда-то его губы поневоле исказились в улыбке, куда больше напоминавшей усмешку. С точки зрения Эйвери, прогноз гадалки был не более чем случайным набором обтекаемых фраз, которые мало соответствовали действительности. Ирония заключалась в том, что эти фразы с лёгкостью можно было бы трактовать как предсказание падения Лорда Волдеморта и сочувствующей ему партии. Им Эйдан тоже не поверил, и это было к лучшему для всех, включая Медею.

– Это всё? – уточнил он. – А как же рассказ о моих проблемах с родственниками, неприятностях на работе и не доводящих до добра попытках жить двойной жизнью?

Вообще-то, он ожидал чего-то в этом роде, но раз уж они обошлись без этого…

– Тогда давайте теперь вам погадаю я, – сказал Эйдан и начал собирать разложенные на столе карты – вполне мог обойтись без инвентаря, но сделал это нарочно, чтобы настойчиво вторгнуться в личное пространство Медеи. – Не возражаете? Думаю, я оставил вам достаточную плату для этого.

Ответ его, конечно же, не интересовал – ведь Эйвери уже делал то, о чём спрашивал. Он одну за другой положил на стол три карты. Какими они были, значения не имело вовсе. Ещё одна выпала из колоды следом сама. Решение. Не Смерть, конечно, но тоже сгодится. Эйдан отложил остальные карты в сторону и снова поднял взгляд на Медею.

– Недавно в вашей жизни появился человек, который вызывает у вас смешанные чувства. Вы знаете, что вам с ним не по пути, но он притягивает вас. Близость с этим человеком принесёт вам много боли, разочарования и несчастий. Однако вы сможете найти в себе силы разорвать этот заколдованный круг, уехать и начать всё сначала.

Эйдан закончил говорить, но продолжил пристально смотреть на гадалку – и его глаза досказывали то, о чём он умолчал.

Отредактировано Aedan Avery (2020-07-28 21:43:46)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+4

9

Медея не сомневалась в том, что говорила. Видела это отчетливо, хорошо умела трактовать расклады, не сомневалась в том, что сегодня карты были в том настроении, когда говорили правду. Удивительная удача для человека, настроенного так холодно и отстраненно от всего, что касалось предсказаний, и уж тем более от всего, что составляло это место. Она чувствовала это. Чувствовала и не осуждала, принимая как данность его присутствие здесь. Ей вообще это импонировало - возможность прикоснуться к жизни настолько разных людей. Таких как он здесь никогда не было. Это впечатляло.

Впрочем, оценить ту удачу, которая ему выпала, он все равно не мог. Ведьма признавала его право не верить, право сомневаться в том, что она говорила. Исходя из скептицизма или не желая верить в подобный исход, пусть на ее вкус он не был мрачным. Эдриан насмехался, и она улыбнулась в ответ мягко, несколько сочувственно. Здесь многие оборонялись так, как он. Этим ее было сложно удивить.

- Уверена, о каждой из ваших проблем вы знаете и можете рассказать лучше, чем я. Чего вы не можете - так это знать, что вас ждет.

Ее настроение переменилось резко, когда он потянулся к ее картам. Чуть дернулась, порываясь остановить, но после заставила себя откинуться на спинку стула, стараясь расслабиться. Эдриан не спрашивал ее мнение и деньги, которыми он так неуместно "оправдался" были вовсе не причем. Он просто делал то, что хотел, и она осознавала бессмысленность собственного бунта, вздумай она возразить.

- Вы бесцеремонны, Эдриан. Людям не гадают против их воли. Как и не трогают чужие карты - это плохая примета.

Вопреки тому, что его гадание было похоже скорее на представление, чем на предсказание, она бросила внимательный взгляд на карты, которые он вытащил. На той, которая выпала сама, задержалась взглядом, чуть сдвинув брови. Подняла следом взгляд на Эдриана, чуть приподнимая уголки губ в дружелюбной, не злой насмешке. Ей действительно было интересно, что он мог ей сказать.

Она не скрывала эмоций, чуть переменившись в лице, стоило ему заговорить. Сердце в тревоге забилось быстрее от осознания, кто, кажется, решил почтить ее своим присутствием. Она предпочитала, чтобы это знакомство никогда не состоялось, и чувствовала сковывающее напряжение от мысли, что он так неприкрыто и явно давал ей понять, что думает о ее общении с его сыном. И о том, что по его мнению ей необходимо сделать дальше.

Медея подалась вперед, не переводя взгляд, стоило ему договорить:

- Не волнуйтесь о моей боли, Эйдан. Волнуйтесь о своей, когда ваш сын больше не сможет вас выносить.

- Думаю, вам стоит знать, что ваш сын счастлив именно здесь, а не подле вас. Как хороший отец вы ведь должны желать ему именно этого - счастья?

Она протянула руку, подцепляя карту, выпавшую из колоды случайно, и повернула ее к мужчине лицом, демонстрируя.

- Это ваша карта, а не моя. И она призывает вас смириться.

Отредактировано Medea Medici (2020-07-28 22:51:57)

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+4

10

– Вы этого тоже знать не можете, – осадил гадалку Эйдан. Потому что всё потерять он мог, это правда. Но вот в возможность «вздохнуть свободнее» ещё при жизни ему верилось слабо: во-первых, Лорд собрался жить вечно, а при нём полной грудью не надышишься. Во-вторых, если бы вдруг с ним всё-таки что-то случилось, его ближайших сторонников ожидала бы либо смерть, либо Азкабан, третьего не дано. В четырёх стенах и в окружении дементоров со свободой, как поговаривают, тоже напряг. С этой точки зрения, возможно, он был бы даже рад, если бы предсказание Медеи однажды исполнилось, однако находил это совершенно невероятным.

Замечание о бесцеремонности стало первым отступлением молодой ведьмы от канонов гостеприимства и дружелюбия. Наконец-то. Но всё-таки она держала себя в руках и сдерживала эмоции до тех пор, пока он не начал говорить. Эйдан заметил промелькнувшую в её взгляде искру понимания и последовавший за ней секундный испуг – который, однако, оказался не настолько сильным, чтобы девушка не пошла в контратаку. Вместо того чтобы отпрянуть, она подалась вперёд и не побоялась ему ответить. Какое фантастическое бесстрашие.

Поведение Медеи отчасти забавляло Эйвери своей детской наивностью, отчасти вызывало раздражение, а хуже всего было то, что он начинал инстинктивно понимать, как она могла приглянуться его сыну. До сих пор он не находил в ней решительно ничего, что могло бы зацепить Эрлинга. Теперь у него появился намёк. И ещё: она назвала его по имени. Сколько они были знакомы с его сыном – пару недель? Месяц? А Эрлинг уже рассказал ей про отца… Лестно, конечно, было узнать, что он занимает в жизни наследника так много места. В то же время, у Эйдана возникло стойкое желание расспросить сына, как много он успел рассказать этой наглой полукровной девчонке. Но, по меньшей мере, теперь он точно знал, что его предположение было верным, а Медея Медичи, как это ни печально, уже не просто случайная знакомая Эрлинга.

Эйвери задержался в своём нынешнем положении, не сокращая расстояния до гадалки, но и не увеличивая дистанцию. Утверждать, что его сын больше счастлив в этой дыре с без году неделя знакомой ему девицей было непростительным нахальством.

– Смело, – оценил он поведение Медичи. Его взгляд в этот момент был холоднее света далёких звёзд в бесконечной пустоте космоса. – И весьма безрассудно. Впрочем, понимаю: вами движет бесстрашие молодости.

Эйдан внезапно наклонился ещё чуть ближе к Медее, чтобы в упор заглянуть ей в глаза и понизить голос, спускаясь до особенно вкрадчивого, доверительного тона.

– Я боли не чувствую. А вы?

Если бы она знала, кто он и что он такое, она была бы напугана сильнее – это Эйдан уже понял. По счастью, Эрлингу хватило ума не разбалтывать все семейные секреты первой встречной шарлатанке с приглянувшимся ему личиком. Эйвери лёгким кивком обозначил, о чём пойдёт речь.

– Это карта выбора. Мой уже сделан, его – тоже. Вы в своих решениях пока ещё свободны. Не тяните слишком долго, иначе этот выбор могут сделать за вас, и я не гарантирую, что вам понравится результат.

На миг Эйдан ощутил укол сожаления по поводу того, что Медичи не знает. Это в определённом смысле развязало бы ему руки. Хорошими манерами и Авадой всегда можно добиться большего.

Эйвери наконец отпустил взгляд гадалки и с достоинством поднялся с места.

– Считайте это отцовским советом, – сказал он, не пытаясь удержаться от едва заметной улыбки, не обещавшей Медее ничего хорошего. – И загляните к нему сегодня. Ему нужна ваша помощь.

Непоследовательно и непорядочно сначала угрожать, а потом требовать содействия? Чушь. Бесстыдно – может быть, смущения Эйдан и в самом деле не чувствовал. Осмелилась разбрасываться громкими словами – пусть теперь сделает хоть что-то полезное. Не зря же он потратил на неё столько терпения.

– Прощайте, Медея, – бросил Эйвери напоследок, прежде чем развернуться и покинуть салон.

Хотелось верить, что больше он никогда её не увидит.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+5

11

Медея не переживала по поводу его сомнений в ее способностях. Не переживала и не отрицала, что могла быть не права. В конце концов, будущее человека не было выбито на камне, а она не была настолько сильна в прорицаниях, чтобы творить настоящие пророчества. Те, которые не поддавались логике, брались из ниоткуда и никогда не появлялись на заказ. Она только очень хорошо умела видеть то, что ей показывали карты или шар в моменте. Будущее было переменчивым, и она прекрасно это знала. Впрочем, в эту минуту будущее Эйдана было именно таким, нравилось ему это или нет.

Стоило признать, что Эйдан старался, чтобы вызвать у нее страх. Ведьма чувствовала этот холод, исходящий от него. Было немного не по себе, немного нервно, немного вызывало раздражение. Она терпеть не могла, когда ей пытались указывать, запугивать или как-то на нее давить. Она, вероятно, и правда была отчасти по-детски наивна, не предполагая никогда всерьез, что кто-то может быть с ней жесток на самом деле.

- Я чувствую, - она улыбнулась вопреки его тону мягко, считая, что он задавал интересные вопросы. - Не только боль, но и многое, что, кажется, не чувствуете вы.

Дее чертовски не нравились его намеки. Ей мало что было противопоставить ему, не считая порой чересчур болтливого языка, и она не понимала, зачем он вообще пришел сюда. Зачем нужно было запугивать ее, когда очевидным было, какой властью он обладал над жизнью сына. Эрлинг бунтовал, рвался на свободу, но они оба понимали, чем рано или поздно этот бунт закончится. Потому что итогом не могло быть ничего иного, кроме принятия.

Она заставила себя промолчать, не ввязываясь безрезультатный спор о ее свободе выбора. К концу их разговора все, что она хотела, чтобы он ушел и оставил ее в покое. Ее доброжелательное расположение  духа и уравновешенность, с которой она принимала клиентов, прощая им все причуды, давало трещину. Повышать голос она не хотела, как и не хотела нарываться на большие неприятности. Вопреки тому, как он, вероятно, воспринимал их разговор, она не старалась его провоцировать. Ей это было не нужно, чтобы знать, что их разговор мог обернуться неприятными последствиями.

Ведьма позволила себе бросить на него растерянный взгляд, когда он так внезапно, неуместно упомянул, что Эрлингу нужна была ее помощь. В этот момент она не стеснялась считать его сумасшедшим, раз он так легко просил - а в ее голове, учитывая особенности манер Эйвери-старшего, это звучало как просьба - позаботиться о его сыне. Она сдержалась от уточнений, решив, что разберется сама. Ей не нужны были от него ни советы, ни наставления, ни информация.

- Всего доброго, Эйдан, - она кивнула вежливо, провожая его взглядом, и выдохнула свободнее, когда он скрылся за портьерой.

Если в чем она и была с ним солидарна, так это в надежде, что более им свидеться никогда не придется.

отыгрыш завершен.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » К гадалке не ходи [15.03.1978]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно