Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » Оборотный город [13.11.1977]


Оборотный город [13.11.1977]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

ОБОРОТНЫЙ ГОРОД
[закрытый]
https://forumupload.ru/uploads/0013/4a/9b/2/185413.gif https://forumupload.ru/uploads/0013/4a/9b/2/324271.gif
ERLING AVERY, MEDEA MEDICI
LONDON, ENGLAND STARTING NOV 1977

Любопытство — извечный грех человека. ©

Зачем следовать за страхом, когда можно следовать за любопытством? Бойся, грешник, своих желаний.
american authors – deep water

+4

2

Эрлинг нечасто бывал на маггловских улочках. В основном потому, что ему быть не полагалось в районе подобного толка по статусу, но семейное любопытство было сильнее здравого смысла. Не говоря об условностях. С традициями и субординацией у младшего Эйвери всегда были проблемы. Зная, что его окружение не одобрит его интересов, Эрлинг принял твердое решение о том, что он никому ничего не должен, огляделся и вынырнул из темного переулка, в который ему довелось аппарировать. Ему подсказали места для благополучного приземления. После этого он мог идти, куда глаза глядели.

Эрлинг брал курс маггловедения в Хогвартсе, потому что у него был тяжёлый учебный год, и этот предмет был одним из лёгких. Было поразительно, какими разными были оба мира. Младший Эйвери знал, чем занимается его отец, и они недавно в очередной раз говорили о получении метки, но это не мешало Эрлингу сновать среди "заклятых врагов" магического мира. Себастьян любил, чтобы утверждения были подкреплены фактами, и пока что не был убежден в том, что магглы были корнем всех зол. Относился к ним со снобизмом, потому что волшебникам было явно давно больше – и потому что его так воспитывали. Перспектива получения метки, о которой шептались его некогда школьные друзья, маячила на горизонте, и Эрлинг не был против. Он шел туда не за ненавистью, но за тем, чтобы его начали принимать всерьез, в остальное время погребённый под ворохом бумажек в Министерстве. Эрлинг в очередной раз молча вышел из себя, недовольный данной ему ответственностью, и поэтому теперь стоял перед сверкающей вывеской где-то в глубине маггловского Лондона. Он не помнил, как его туда занесло.

Вывеска, мерцающая призывно, обещала предсказать судьбу и употребляла такие эпитеты, как "магический". Почувствовав намек на что-то родное на "вражеской" территории, Эйвери уверенно толкнул дверь в помещение. Зазвенели колокольчики, а в нос ударил непонятный, в целом приятный запах, но чересчур сладкий на вкус Эрлинга. Себастьян на мгновение поднял заинтересованно бровь, прислушиваясь к происходящему. Похоже, в этом заведении был спрос на местные услуги. Эрлингу не терпелось, а терпением младший Эйвери отличался разве что относительно.

Он заинтересованно заглянул за занавеску.

– Как долго мне ждать? – вежливо поинтересовался парень.

Эрлинг был хорошо воспитан, поэтому никого не торопил. Но любил знать, сколько времени ему будет суждено потратить, поэтому поторапливал.

+5

3

С шаром у нее не заладилось с самого утра. Сначала он попросту напустил тумана, следом с невероятной быстротой складывал из него фигурки, сменявшие друг друга. Дея была готова поклясться, что в одной из фигур разглядела средний палец, но никаких доказательств у нее не было. Как и не было никаких рычагов воздействия. В конце концов, это был всего лишь магический шар, и даже его здесь быть не должно было. Это заведение явно не предполагало реальных предсказаний.

Ее клиентка отличалась нервозностью, нет-нет да передававшейся ей самой, и ей это категорически не нравилось. Впрочем, не нужно было особых усердий, чтобы дать ответ на волновавший ее вопрос: да, ее муж ей изменял. А кто бы не изменял нервной женщине с манией контроля и истеричными нотками в голосе?

Медея объявляла о подобных жизненных неурядицах с традиционно прискорбной мордашкой, сочувствующе и, несомненно, понимающе. Не против была, чтобы клиентки поплакали - и им полегче и чаевые, как показывала практика, были выше. Она вообще нравилась вот таким - несчастным женщинам со сложной судьбой, самой большой проблемой которых был неверный муж и хамка в парикмахерской, делавшая ей прическу. Девушка даже не пыталась помочь им всерьез, не испытывая мук совести. Чаще всего они и сами знали ответы на свои вопросы, а к ней приходили от скуки и за возможностью поболтать. За это и платили щедро, все были в плюсе.

Она готовилась было разыграть привычный спектакль, когда занавеска, отделяющая ее от остального мира, внезапно дернулась и перед ними оказался молодой парень. Смотрелся он здесь примерно также органично, как она на приеме у королевы, если бы когда-нибудь была туда приглашена.

⁃ Столько, сколько потребуется, - девушка бросила насмешливый взгляд на парня, сжалившись следом, - стойка для записи прямо за вами.

Дея повернулась к клиентке, улыбнувшись мягко и аккуратно коснувшись ее ладони, успокаивая. Незванный гость грозил обернуться потерей чаевых, потому что все шло не по плану, и она не собиралась сдаваться так просто.

⁃ Шторку закройте, будьте любезны, - она подумала несколько мгновений, добавляя, - и оплатить не забудьте. Мы работаем только по предоплате.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+5

4

Эрлинг почувствовал определенную неловкость, нарушив ход... чего-то. Того, что происходило в комнате. Парень мельком бросил взгляд на шар, похожий на магический – тот, который настоящий, – но никогда не был настолько хорош в прорицаниях, чтобы доверять собственным глазам.

Эйвери также успел бросить взгляд на клиентку, которая опережала его в очереди. Выглядела женщина несчастно, но явно не от недостатка достатка собственного, предположительно, мужа. В людях колдун разбирался неплохо. Особенно в богатых людях.

Он поймал насмешливый взгляд молодой девушки, которая исполняла роль прорицательницы. Отчего-то улыбнулся в ответ, находя её приятной. Улыбнулся располагающе, внезапно не возражая против того, чтобы подождать.

– Не смею больше мешать, – заверил Эрлинг и сделал шаг назад, отпуская шторку.

Вопреки совету о предоплате, Эйвери проигнорировал девушку, стоящую у аппарата, предпроагаемо – для оплаты, и уселся на стул, где, видимо, ждали раз за разом такие же, как он – жаждущие узнать свою судьбу.

Он дождался, пока Медея, как поведала Эрлингу его коллега, освободиться, и остался сидеть на месте, пока снова не встретился взглядом с госпожой Медичи. На вид, правда, госпоже было меньше его самого.

– Я не местный, – тщательно подбирая слова, пожал плечом Эйвери, и следом пояснил свое безделье: – поэтому я не располагаю нужной суммой в этой валюте.

Эрлинг, подумав, стянул с пальца небольшой, но явно ценный перстень, не имевший сентиментальной ценности, и продемонстрировал его гадалке. Галеонами он светить не мог, возникло бы больше вопросов. Эйвери улыбнулся открыто и беспечно.

– Это подойдёт в качестве оплаты?

***

Эрлинг неторопился, устраиваясь на стуле, нагретом прежней клиенткой, и озираясь. Парень не видел смысла скрывать собственное любопытство. Он умел держать себя в руках, но не придавал этому значения в этот момент. В маггловском мире для него было одно правило игры: никаких правил. Его никто не знал, и у него не было обязанностей. Эрлинг поймал себя на мысли, что ему это нравилось.

– Итак, – парень устроил ладони на коленях, переводя взгляд на Медичи. Он считал, что имя было подобрано со вкусом, но не сомневался, что это псевдоним.

Эрлинг не скрывал своего веселья, замешанного на чистом интересе.

– С чего начнем?

– Полагаю, с вашими навыками, вы сможете рассказать обо мне лучше, чем это сделаю я сам.

+5

5

Они провели еще пятнадцать приятных минут, обсуждая, какой предатель и урод муж клиентки, прежде чем та, поблагодарив, встала со стула, оставляя щедрые чаевые. Медея не была разочарована, а потому пребывала в замечательном расположении духа, убирая чашки с кофе, использовавшиеся по прямому их назначению - доставлять удовольствие во время беседы.

Она выглянула из-за шторки, не ожидая, впрочем, увидеть молодого человека, действительно ждущего покорно, когда она освободится. Ведьма слышала много разных причудливых отговорок, почему ей стоит оказать услуги бесплатно, но что-то в его объяснении ее настораживало. Вероятно, как минимум то, что одет-то как раз он был как типичный англичанин и говорил чисто, в отличие, например, от нее, с истинным лондонским произношением.

Медея, впрочем, легко прощала людям причуды, в особенности, когда они знали как найти к ней подход - перстень, предложенный в качестве оплаты, стоил раз в десять дороже, чем ее услуги, так что уговаривать долго не пришлось. Девушка стянула у него из рук украшение быстрым, ловким движением, пряча в глубоком кармане юбки, и кивнула, следом, подтверждая, что условия сделки ее устраивают.

***

Медея чувствовала это - его веселье от происходящего, и ее это забавляло. И удивляло, впрочем, тоже, поскольку обычно ей приходилось сталкиваться совсем с другими людьми. Приходящими сюда за последней надеждой, например. Любопытствующих было крайне мало.

⁃ Давайте начнем с того, что вы представитесь, - она улыбнулась мягко, не сдерживая веселья от его предположения, что должна знать о нем чуть ли не больше, чем он сам.

⁃ Не хочу вас расстраивать, но это, - она показала пальцем на шар, продолжая, - всего лишь магический шар, а не задокументированная хронология вашей жизни.

Медичи знала, что ей есть, чем его удивить, но терпеть не могла выступать в качестве шута, веселящего публику. Чтобы дать ответ, ей нужен был, в первую очередь, вопрос, а за дешевыми фокусами он мог обратиться к гадалке попроще.

⁃ Я не психолог, а вы не на сеансе психотерапии. Задавайте вопрос, а я попробую дать вам на него ответ.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+5

6

Эрлинг открыто улыбнулся снова, когда Медея попросила его представиться. Это выиграло ему пару секунд, пока он решал, каким именем воспользоваться. Вариантов было много, оттого немного совсем.

– Эйдан, – без зазрения совести воспользовался именем родственника парень. Он знал, что наверняка мог без проблем воспользоваться собственным именем, но отчего-то испытывал необходимость быть кем-то другим для Медеи Медичи. Не говоря о том, что речи не шло об упоминании фамилии.

– Харт. Эйдар Харт, – наконец, собрал все воедино парень.

– Медея Медичи, – поделился своими знаниями Эрлинг, объясняя, – я прочел брошюрку в комнате ожидания.

Эйвери разглядывал её стол и, как упомянула Медичи, не скрывал своего интереса в отношении некоего магического шара. Эрлинг усмехнулся, впрочем, следом, когда она заверила его об отсутствии психологов в комнате. Его это устраивало.

– Перед тем, как я задам вопрос, расскажите, как работает... магия вашего шара? – поинтересовался Эрлинг, стараясь не запинаться на интересном слове. Колдун пришел в её заведение, не имея предрассудков. По крайней мере, чересчур сильный. Для человека, который умел колдовать на самом деле. Впрочем, именно поэтому он был заинтересован в происходящем больше, чем мамзель, сидящая на этом стуле до него.

Эрлингу потребовалось некоторое время, чтобы определиться с безобидной тематикой для обсуждения. Даже если гадать Медичи собиралась по его вымышленному имени. Возможно, не собиралась гадать вовсе, беря во внимание то, что Эйвери видел вокруг.

– Расскажите мне то, чего я не знаю, – улыбнулся Эрлинг.

Он, впрочем, решил придать разговору некоторую конкретику после, слушаясь совета гадалки.

– Карьера, – объяснил Эйвери.

– Стоит ли мне оставаться на прежнем месте?

Знали бы он или Медичи, сколько этот невинный, бестолковый вопрос принесет ему проблем в будущем.

+6

7

Медея усмехнулась дружелюбно, когда молодой человек поделился не только своим именем, но еще и ее. Ей нравилось, что ему хватило любопытства и интереса заглянуть в брошюрку, а не ждать покорно, когда ему все расскажут. По ее святой убежденности, подобные мелочи говорили о людях много.

⁃ Ну что ж, значит вы уже отчасти осведомлены о происходящем и даже в какой-то степени подкованы. Брошюрка вышла информативной, - она улыбнулась шире, отдавая себе отчет в том, что ведет себя несколько непрофессионально, но чувствовала, что могла себе это позволить сейчас. В конце концов, и клиент у нее был необычный.

Признаться, ее это волновало - его необычность. Она знала прекрасно как скептически относятся к подобным услугам молодые парни и не могла их осуждать, но единственное, чего она не чувствовала от нового знакомого - насмешливого скепсиса. Возможно, небольшое недоверие, но ярче всего любопытство. Ей было любопытно тоже.

⁃ Я задаю вопрос - он показывает мне ответ, - ведьма пожала плечами, описывая схему стандартно. - У вас так не получится. У нас с ним особая связь.

Теодора говорила искренне. Этот шар она привезла с собой из Греции. Артефакт, подаренный наставником за определенные успехи в прорицаниях. Ее собственный шар, зачарованный и заговоренный на нее. Подстать ее характеру, нестабильный и своенравный.

Ее устроил бы любой вопрос, но отчего-то вопрос о карьере ее удивил. Она полагала, что все же подобный выбор можно уж было сделать самому, а к таким как она ходили за ответами на любовные вопросы. Впрочем, возможно они просто пока друг к другу присматривались. Она к нему, а он к ее магическому шару.

Медея взяла в руки шар, проводя бережно подушечкой большого пальца по тонкому стеклу, уговаривая и умасливая артефакт. Она считала вопрос заданным неправильно, потому что ни она, ни шар давать подобный ответ не могли, но перефразировала его легко сама, наблюдая, как пространство наполняется туманом, а в нем проступают нечеткие, смутные образы.

Ей потребовалось некоторое время, прежде чем поднять взгляд на Эйдана вновь, отзываясь с энтузиазмом:

⁃ Вы добьетесь невероятных высот. Судя по всему, вы планируете там стать королем отчетов и бумажек?

Она перевела взгляд обратно на шар, повертев его немного в руках:

⁃ А вы важная шишка… Нет, не вы, кто-то похожий на вас.

Догадка озарила ее быстро и без всякого шара, и Дея бросила озорной взгляд на молодого мужчину, дружелюбно фыркнув:

⁃ Устроились по знакомству? Это ваш дядя, старший брат? - она внимательно следила за его лицом, пытаясь уловить подтверждение догадкам. - Отец, это ваш отец, я права?

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+6

8

Эрлингу нравилось, что от происходящего веяло чем-то запретным. Возможно, потому что ему не стоило представляться именем собственного отца, расспрашивая магглу о карьере в Министерстве Магии. Возможно, потому что никто из его знакомых никогда бы не оказался здесь. Не оказался бы и Эрлинг, если бы ему не претили столь сильно отчёты и бумажки. Стоило отметить, что младший Эйвери не жалел о своем выборе занятия на вечер.

Себастьяна не интересовали любовные вопросы. С дамами сердца у него никогда не было проблем, как и с отсутствием женского внимания. Это то, что получалось у него играючи, в отличие от исполнения поручений в Министерстве. Сидя на этом стуле, Эрлинг сформировал особенно смелую мысль: он ненавидел это. И чересчур наслаждался тем, что происходило у гадалки в будуаре в сомнительном районе маггловского Лондона.

Перед тем, как Медея заговорила, Эрлинг невольно обратил внимание на то, как она обращалась с шаром. В этом было что-то чарующее. Что-то... магическое. Эйвери старался подобрать слово лучше, но не смог. Единственное, настоящий магический шар явно не вписывался в концепцию местного заведения.

Эрлинг не сдержался, приподнимая брови насмешливо, когда гадалка объявила, что он добьется многих высот. Это, несомненно, льстило – и отчасти разочаровывало, потому что было именно тем, что ожидал Эйвери от предсказаний магглов.

Ровно до того момента, как Медея не начала говорить о родственнике. Разочарование, мелькнувшее на лице Себастьяна, сменилось тем же любопытством, что было в начале. Парень невольно улыбнулся шире.

– Отец, – послушно признал Эрлинг. Он разглядывал гадалку с большим интересом, потому что она явно что-то знала. Эрлинг начинал думать, что не даром выменял кольцо на этот сеанс.

– Мой отец планирует, чтобы я стал королем отчётов и бумажек, – весело фыркнув, подтвердил Эйвери.

– Что, признаться, совсем меня не прельщает, – откровенно отозвался молодой колдун.

Он оглядел сидящую перед ним девушку, внезапно интересуясь:

– Тебе нравится то, чем ты занимаешься, – в голосе Эрлинга чуялось что-то схожее с восхищением. Возможно, немного с удивлением тоже. Потому что он не мог сказать подобного о своей работе. Младший Эйвери переходит на "ты" легко, потому что они одного возраста. И потому что, кажется, нравятся друг другу.

– Почему ты выбрала... это место? – открыто поинтересовался Эйвери.

– Ты мастерски управилась с дамой, которая была передо мной.

– За шторкой многое слышно, – пояснил Эрлинг. Парень улыбнулся озорно, – если прислушаться.

+5

9

Медея осознала быстро, почему он интересовался именно работой. Желая спросить хоть что-то, Эйдан, кажется, спросил то, что волновало его всерьез. Это было занятным, как и было занятным то, что эту карьеру выбрали за него. Она оглядела его быстрым взглядом еще раз, чтобы убедиться в правильности выводов: золотой мальчик, которому внезапно вовсе не по нраву была участь, приготовленная ему, вероятно, еще до его рождения.

⁃ Однажды ты займешь его место.

Она знала это по многим причинам - видела, чувствовала и хорошо разбиралась в естественном ходе вещей. Это было банально логично, пусть с логикой у нее никогда не ладилось. Логичным было еще и то, насколько они в этом моменте были разными. Она уловила этот намек на восхищение и осознала отчетливо, чем он был вызван.

⁃ Я не буду говорить, что подслушивать неэтично, уверена, что ты и сам это знаешь.

Теодора задумалась на мгновение, не зная, как впрочем, объяснить, почему осела именно здесь. Вероятно, единственным подходящим ответом был ответ честный:

⁃ Мне же надо на что-то жить. И у меня к этому талант.

Она не видела смысла в лишней скромности, когда это было очевидно. Как и очевидны были грабительские условия, на которых она работала сейчас, отдавая часть дохода владельцам этого злачного места. В ее воображении она сама должна была быть хозяйкой подобного места. Впрочем, она могла бы добиться этого быстрее, если бы больше занималась делом, оказывая услуги тем, кто мог хорошо заплатить за них в магическом мире, чем развлекалась здесь с маглами.

⁃ Я открою свой салон, как только у меня на появятся на него деньги. Он будет в несколько раз больше, и обстановку, конечно, я бы сменила на более подходящую. С отдельными комнатами, чтобы никто не подслушивал.

Девушка усмехнулась дружелюбно, не ставя ему в укор, а после бросила на молодого парня внимательный, несколько серьезный взгляд. Она старалась воздерживаться от советов в своей работе, но сейчас действительно хотела помочь. Возможно, потому что за напускной легкостью чувствовала многое, что касалось взаимоотношений Эйдана с отцом и тем будущим, которое его ждало.

⁃ Если останешься на этой работе, проживешь не свою, а его жизнь. Ты правда многого добьешься, но счастья тебе это не принесет.

⁃ Помни, главное, что выбор всегда за тобой.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+6

10

Эрлинг не сомневался, что подслушивать было неэтично, и не умалял своих грехов.

– Новости об измене её мужа не выйдут за пределы этой комнаты, – заверил гадалку молодой колдун. Он выглядел чересчур серьезно, чтобы в самом деле серьезным быть. Впрочем, он начинал уважать чужое ремесло, как и уважал чужое право на личную жизнь. В отношении последнего в чистокровных кругах многие знали о многом, но, разумеется, помалкивали.

Эрлинг слушает Медею внимательно, искренне интересуясь её мечтами, когда она делится ими с ним. Этот мир был чертовски другим. Эйвери требовалось время, чтобы свыкнуться с происходящим. Его ожидания были гораздо ниже, когда он лихо направлялся в маггловский Лондон за приключениями, но в основном – за разочарованием. Потому что этого, несомненно, стоило ожидать от магглов.

Эрлинг ответил подозрительно непричастным взглядом, когда Медея снова припомнила о возможности подслушивания.

– Я не силен в предсказаниях, – отозвался Эрлинг, дружелюбно усмехнувшись, – но, я думаю, у тебя всё получится.

Он почувствовал, что желает ей этого, и коснулся привычным, скользящим жестом золотых запонок, подаренных матерью. Его амулет.

Эрлинг стал гораздо серьезнее, стоило ей сменить тему, продолжая говорить о его карьере. В глубине души он знал, о чем она говорила. Знал, но понимал, что в его мире все было не так просто.

Эйвери помолчал, давая себе время подумать. Он, разумеется, не собирался доверять свою жизнь гаданию, но его удивляло, что Медея озвучивала то, что он чувствовал давно. То, что не понравится его отцу, и что остальные в чистокровных кругах неизменно посчитают придурью. Мысль была освежающая.

– Слышал бы тебя мой отец, схватился бы за сердце, – не скрывая здоровой иронии, весело подытожил Эйвери.

Эрлинг поднялся, услышав шаги за занавеской. Приближался следующий клиент.

– Спасибо, – вдруг отозвался Себастьян, широко улыбнувшись. Подхватил шляпу, в которой пришел, и нацепил на макушку.

– Было приятно познакомиться, Медея Медичи.

+5

11

Медее он казался милым. В особенности, это искреннее желание, чтобы то, что она запланировала, сбылось. Она улыбнулась тепло, почувствовав это, как и похожее искреннее чувство в ответ. Ей хотелось, чтобы он нашел в себе смелость поступить так, как хочет сам, а не так, как от него требуют другие. Она знает, что вероятно не слишком компетентна в подобных вопросах, потому что на нее никогда не было давления, но вместе с тем сопротивляется всей своей натурой подобной покорности.

Девушка не сдерживается, позволяя себе рассмеяться на комментарий об отце Эйдана, которому несомненно вряд ли пришлось бы по вкусу ее заявление.

- Он переживет это. Возможно, захочет убить и тебя и меня, но на этот случай обещай, что не выдашь ему мой адрес.

Дея наблюдает за тем, как молодой мужчина встает, надевая шляпу, придающую его нахождению в этом месте еще большую абсурдность, и кивает дружелюбно в ответ на благодарность. Ей до чертиков интересно, как он поступит дальше и как сложится его судьба, но она разумно полагает, что судьба найдет способы рассказать ей об этом, если это будет суждено. 

- Мне тоже, Эйдан, - ведьма отвечает в тон, подытоживая заботливо, - заходи, если тебя будет что-то тревожить.

***

Когда ей предложили пообщаться с четой Хартов, волшебников со Скандинавского полуострова, она не раздумывала долго. К тому моменту она легкомысленно забыла фамилию молодого мужчины, спрашивавшего ее о карьере, поэтому не заподозрила ничего неладного. Ей обещали хорошо заплатить и обещали не занять много времени.

Они сошлись с Фридой, хозяйкой дома, на кофейной гуще, как самом интересном для них обеих способе. Она немного гадала на Таро, не любила магические шары, скептически относилась к чаинкам и питала особую страсть к кофе. Они дружелюбно болтали, распивая кофе и не обращали много внимания на время.

Медея не ожидала, что их спокойствие потревожат, и обернулась с любопытством, когда домовик объявил о прибытии господина Эйвери-младшего. Она чуть нахмурилась, подмечая знакомое лицо, и выгнула удивленно бровь, ловя его взгляд.

Он скрылся в кабинете Бальтазара, она же осталась с Фридой, чувствуя легкое недоумение, но все же быстро беря себя в руки. К моменту, когда мужчины вышли в гостиную, они с госпожой Харт болтали ни о чем и обо всем сразу.

- Мне кажется, мы с вами уже где-то встречались, - она не скрывала насмешки в голосе и во взгляде, обращаясь к Эйдану. – Простите, запамятовала ваше имя.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+5

12

Эрлинг спешил в поместье Хартов по одному из "таинственных" заданий отца. Таинственности в тех изрядно поубавилось с момента, как Эрлинг узнал, что это – часть пожирательской деятельности папеньки, но младший Эйвери не возражал. И особо не распространялся. От Бальтазара ему было нужно его экспертное мнение, не более того. Как общение с ним и не было указано в прямых инструкциях, данных Эйданом своему отпрыску. Эрлинг умел задействовать ресурсы для решения интересных проблем. Задачи для Пожирателей смерти казались игрой, делающей Эрлинга серьезнее в глазах взрослых, и не имели горького привкуса правды, пока дело не дошло об убийств. О зверствах Эрлингу же было особо невдомёк, за сим особо не было дела.

Эйвери дождался, пока его присутствие объявят, и собирался поприветствовать госпожу Харт, едва сойдя с лестницы, однако быстро заметил, что та была не одна. И компания Фриды внезапно захватила внимание младшего Эйвери целиком.

Последним человеком, с которым Эрлинг ожидал ненароком столкнуться, была Медея Медичи.

Ему не удалось сдержать собственного удивления, когда Бальтазар насмешливо посоветовал ему сделать лицо проще, едва они зашли в кабинет. В остальном Эрлинг отмолчался, не чувствуя себя достаточно комфортно, чтобы пояснять подробности знакомства с Медеей. Впрочем, зато он узнал кое-что о ней. Например, что та была волшебницей и что ей доверяли достаточно, чтобы приглашать в чистокровные дама. Даже учитывая, что чета Хартов придерживалась чуть более либеральных взглядов, нежели большинство аристократических семей Британии.

Они покончили с делами быстро, и Себастьян успел вкратце о том, как поживает его отец, прежде они с Бальтазаром вышли на свет.

Эрлинг взглянул на гадалку весело, когда та упомянула, что запамятовала его имя. Будь так, младший Эйвери был не против, в чем, впрочем, Себастьян сомневался. Вдвойне Эрлинг бы порадовался, если бы Медея забыла о фамилии, которой он представлялся. Та была чистым экспромтом, и у него не было желания объяснять ни Медичи, ни Бальтазару и Фриде о том, почему он заявляет о мнимом родстве с последними.

– Эрлинг Эйвери, – представился парень, после усмехнувшись. Он знал, что никто, кроме него и Медеи, не поймет, почему он об этом говорит:

– Эйдан – мой отец, – объяснил молодой колдун, все же отрицая, что она забыла его имя, раз так быстро вспомнила на лицо.

– Не ожидал увидеть вас... здесь, – отметил Эрлинг, разглядывая Медею с интересом пуще прежнего, когда она впервые показала ему свой магический шар. Под "здесь" младший Эйвери имел в виду не столько поместье Хартов, пусть те и без того поддерживали ограниченную связь с магической Британией, сколько магический мир в целом.

– Я знал, что магический шар был настоящим, – вдруг растянулся в улыбке Эрлинг, не сдержавшись.

Эйвери быстро оценил ситуацию, прежде чем предложить:

– Если вы уже закончили, я могу вас проводить, госпожа Медичи.

Эрлинг использовал "госпожу" намеренно, считая, что титул "мисс" мало подходил её таинственной профессии.

+4

13

Медея, вопреки желаниям «Эйдана» теперь хорошо помнила фамилию, которой он представился, и находила это занятным стечением обстоятельств. Она, впрочем, не осуждала. Были те, кто скрывал свои имена, считая обращение к «магии» постыдным ребячеством, о котором никому не стоило знать. Ей было, в общем-то, все равно на чужие комплексы. Имя в ее работе значило не так много, как магглы предпочитали думать, придавая порой ему сакральный смысл.

Тут все же было все иначе. Ведьма теперь осознавала отчетливо, чем было вызвано его любопытство и нежелание представляться истинным именем. Его фамилия казалась ей смутно знакомой - она несомненно слышала ее где-то, но не могла вспомнить. Впрочем, ее волновало это мало - за год жизни в Лондоне она все еще не могла признать всерьез того разделения по крови, которое царило в магической части страны. Для нее все делились привычно на богатых и бедных, в зависимости от того, сколько они были готовы заплатить за ее услуги.

⁃ Да, вы тоже не уточнили, насколько именно вы не местный, - девушка поняла правильно, что он вкладывал в слово «здесь», удивляясь ее присутствию, и была удивлена не меньше него. - Я повела себя как минимум честнее - в брошюрке черным по белому написано, что я владею магией.

Дея усмехнулась на мальчишечье заявление о его догадках относительно магического шара. Вероятно поэтому он и получил ответ на вопрос, который его интересовал - шар не любил, когда его принимали за подделку и реквизит шарлатанов.

Она бросила взгляд на Фриду, следом на Бальтазара, убеждаясь, что на сегодня все, и они оба не против, если она лишит их своего присутствия. Теодора обещала на прощанье зайти на днях, рассказать о необычных толкованиях совсем обычных, на первый взгляд, знаков вокруг, которым учили ее на родине, а после встала, прощаясь.

Они с Эрлингом прошли большую часть сада по тропинке, ведущей к воротам, прежде чем она нарушила молчание:

⁃ Ты не похож на того, кто обожает прогулки по маггловской части, - она перешла на «ты» вновь легко. - Что ты там делал?

⁃ И зачем пошел в этот салон? Очевидно, что у магглов своеобразные представления о магии.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+4

14

Эрлинг усмехнулся, когда Медея обратила внимание на то, что была с ним честнее.

– Если бы я знал, что могу трактовать ваши навыки прямо, оплатил бы нашу встречу в галеонах.

Впрочем, младший Эйвери не сомневался, что иная плата устраивала Медичи больше.

Эрлинг привычно чмокнул в щеку Фриду и кивнул Бальтазару, прежде чем распрощаться с четой Хартов, не скрывая своего стремления чуть больше времени с Медеей.

Слушая отчётливое шуршание гравийной дорожки под ногами, Эрлинг не мог сообразить, с чего начать разговор. Зато сообразила Медичи.

Он почувствовал странное облегчение, когда молодая колдунья снова обратилась к нему менее формально.

– Это был едва ли не единственный раз, – поспешил объяснить свое присутствие в маггловской части города Эрлинг. Эйвери замолчал, отчего-то подумав, что с ней спешить было необязательно.

– Мне нужно было проветрить голову после работы, – всё же добавил Эйвери.

– Министерство Магии, – пояснил Эрлинг, не дожидаясь возможного вопроса. Тем более, что Медея уже знала о том, как он относился к своим должностным обязанностям – он не стремился хвастаться.

Себастьян невольно улыбнулся, говоря о том, почему он зашёл в салон:

– Я плохо знаком с маггловским миром. Магический салон показался мне самым знакомым из того, что я видел.

Эрлинг шаркнул ногой по гравию, усмехаясь:

– Я знаю, это глупо.

Молодой колдун оглядел Медею, задавая интересующий вопрос в ответ:

– Почему ты не сказала, что ты – волшебница?

Эрлинг улыбнулся шире, заявляя:

– Неужели я сошел за местного?

В чем Эйвери сомневался, зная, что одевался претенциозно даже для магического мира.

Он бросил взгляд, вспоминая о том, что делала Медичи в поместье Хартов.

– О тебе знают чистокровные семьи. Почему ты работаешь в маггловском салоне, если можешь остаться в магическом мире?

Эрлинг был уверен, что счета от обеспеченных магов быстрее бы позволили осуществить её мечту о собственном салоне, чем то заведение, где они встретились.

+3

15

Медею забавляло, что он как-будто оправдывался. Словно ему необходимо было объяснить правдоподобно свое присутствие в маггловском мире, чтобы не дай Мерлин никто не заподозрил его в том, что ему было в самом деле интересно. В самом деле хотелось посмотреть. В самом деле, в этом не было ничего зазорного и кто-то должен был сказать ему об этом.

⁃ Я могла бы догадаться, - девушка бросила насмешливый взгляд, услышав о месте его работы. - Где еще найдешь такое количество бумажек?

Она знала, что далеко не все предпочитали верить в фатум и судьбу, но отчего-то сейчас не сомневалась в том, что ему, несомненно, было нужно оказаться в тот день в маггловской части города в самом абсурдном, по-маггловски магическом месте.

Теодора не собиралась щадить его чувства и тешить самолюбие, когда подтвердила легко глупость его выводов:

⁃ Ужасно глупо, - но вместе с тем улыбалась тепло, демонстрируя, что не находила в этом ничего плохого. Настоящей глупостью, пожалуй, было бы придумывать неправдоподобные оправдания. - Хотя с другой стороны, ты не ошибся.

Потому что как бы глупо это ни было, он все равно нашел то, что искал в тот момент.

У нее не было внятного ответа, почему она не была готова заявить ему с порога о том, что она волшебница. Он действительно выделялся из прочих магглов, но она предпочитала сомневаться во всем, пока не получит доказательств.

⁃ А почему не сказал ты? - она думала, что у них, в общем-то, были схожие причины. И они подыгрывали друг другу вежливо и учтиво, оставляя пространство для сомнений. Вероятности, что могут ошибаться.

⁃ Я говорила, но ты не услышал, - девушка возразила все же мягко, полагая, что ни на один его вопрос в тот день не соврала, объясняясь также, как если бы могла говорить совсем открыто. - Магглы вообще не могут делать то, что сделала я.

Медея растерялась на мгновение, заслышав вопрос, ответ на который она озвучивать обычно не хотела, как и не хотела вообще думать об этом, вдаваясь в подробности. Она знала, что семья, в которой она была сейчас, отличалась демократичными взглядами, схожими с ее и многих иммигрантов, которых она встречала, но вряд ли были по душе всей той закостенелой аристократии, правившей Англией. Дея всегда делала вид, что ее подобные проблемы не касались и коснуться не могли, но вместе с тем понимала, что в этом всегда был и будет корень многих ее проблем.

⁃ Не люблю работать со снобами, - Медичи улыбнулась несколько протокольно, стараясь сгладить резкость фразы. - Мы друг другу обоюдно не нравимся.

⁃ Люди в вашей стране почему-то не знают, что кровь у всех одинаковая.

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+4

16

– Если бы я знал, как гадают магглы, возможно, рассказал бы, – улыбнулся Эрлинг, когда она перевела стрелки на него. Он не возражал. Парень знал, что должен был послушать собственное чутье, но, похоже, не желал этого делать.

– Надеюсь, твой магический шар на меня не в обиде, – с напускной серьёзностью заметил Себастьян, глядя на Медею с озорным блеском в глазах.

Эрлинг почувствовал, что, похоже, задел за живое, спрашивая Медичи о способе её заработка. Он нечасто сталкивался с этим – с мнением о том, что среди магглов можно жить, или что магглы могут кого-то устраивать больше волшебников хоть в каком-либо из аспектов. Эрлинг заметил разницу между её улыбками.

– Ты мне нравишься, – легко признал вслух Эйвери, имея в виду ничего более сказанного. Ему в самом деле пришлось по вкусу то, что они случайно столкнулись сегодня снова.

– Моя семья чистокровна. Меня воспитывали по-другому, – озвучил вслух Эрлинг, тоже без прежнего энтузиазма, давая ей понять, что она общается в этот момент с одним из "снобов". Тема была неудобной. Он почувствовал остро, что они были выходцами из разных миров, даже если принадлежали по своим способностям одному – магическому. Себастьян также знал, кем был его отец, а также кем его отец хотел сделать его самого, но быстро отбросил эти мысли.

Парень вдруг изменился в лице, оставшись серьезным лишь намеком во взгляде, и улыбнулся шире:

– Погадаешь мне как-нибудь снова?

+4

17

- Магглы пытаются также и врут, что у них получается.

Медея усмехнулась, вспоминая свое первое знакомство с хозяйкой салона, «потомственной ведьмой, гадалкой и что-то там еще», практикующей с равным успехом черную и белую магию. Ей не нужно было быть ни эмпатом, ни провидицей, чтобы понять, что магии в этой грузной, слишком яркой и вульгарной женщине было не больше, чем в чайнике, но она промолчала вежливо, взглянула с поддельным восхищением и получила работу, в которой нуждалась. Девушка всегда умела правильно расставлять приоритеты.

- Я тоже иногда вру, - она признала открыто и легко, полагая, что ему это будет понятно. Потому что предсказания, в том виде, в котором они существовали на самом деле, не могли быть поставлены на поток, отрабатываясь механически. - Но тебе не врала.

- Ты ему понравился, - она помолчала мгновение, поясняя все же следом, - шару.

Медичи не любила говорить на такие темы. Те самые, которые воспринимались слишком всерьез в Великобритании и не имели никакого значения на ее родине. Ей это не нравилось. Не нравилась в этих аспектах чопорная, враждебная, холодная Англия, которая не шла ни в какое сравнение с совершенно живой и теплой Грецией. Она предпочитала не думать об этом. Избегать тех, кто мог обидеть, мог быть подстать - чопорным, враждебным и несомненно холодным.

Таких как Эрлинг, например.

- Главное, не говори отцу, что я тебе нравлюсь. Ему вряд ли это понравится, - ведьма шутила дружелюбно, стараясь перевести все в более легкую плоскость.

Медее нравился его энтузиазм в отношении гадания. Вероятно, он вряд ли когда-то раньше сталкивался с подобным, не интересуясь и не нуждаясь в этом, и она могла понять, почему его это в какой-то степени манило.

- Обязательно. Как только решишь, что делать с тем ответом, который уже получил.

- Предсказания - это не уличная забава из любопытства.

Ведьма бросила озорной взгляд на парня, добавляя деловито и как само собой разумеющееся:

- Ну, и конечно, тебе придётся оплатить мой кофе. 


- В Греции предпочитают гадать на кофейной гуще. Каким бы ни был итог, ты как минимум хорошо провел время.

отыгрыш завершен

Отредактировано Medea Medici (2020-07-22 21:56:35)

Подпись автора

В роднике твоих глаз
и виселица, и висельник, и веревка. ©

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » Оборотный город [13.11.1977]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно