Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.12.1977] От тебя до меня долгая дорога


[25.12.1977] От тебя до меня долгая дорога

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

ОТ ТЕБЯ ДО МЕНЯ ДОЛГАЯ ДОРОГА


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/t90268.jpg

Участники: Мэри МакДональд, Северус Снейп

Дата и время: 25 декабря 1977 г.

Место: Лондон, тихий парк

Сюжет: Мэри очень беспокоилась о Снейпе и послала ему сову сразу, как только смогла...

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+5

2

Самое ужасное - это неизвестность. Теперь Мэри знала это совершенно точно.
Сначала не знать, что происходит и что вообще произойдет. Потом не знать, кого удастся спасти, а кого нет. Потом - тревожиться за самых близких. За маму - долго, мучительно, до дрожи в ногах. Пока не встретила доктора Чана и по живому выражению его глаз поняла - мамочка жива, он её видел, точно! А потом еще бледная девочка за стойкой регистрации крикнула ей вдогонку, вдруг вспомнив, что Мэри же спрашивала “Мэри, твоя мама здесь”. Спасибо, что вспомнила. В таком аду мудрено было уследить за такой мелочью. Отлегло от сердца. Потом увидела Тео - о нем она тоже волновалась. Потом, в течение ночи, одного за другим встречала однокурсников, или слышала о них, или ухаживала за ними - и отпускало натянутые, как струны, нервы: жива, живой, поправится! Но о Снейпе её никто новостей не приносил.
Под утро 24 декабря она спустилась в морг. Просто, на всякий случай. Заглядывала в мертвые лица, видела знакомые. Плакала. Но его там не было. Если бы был там, она даже плакать не смогла бы, она бы просто легла тогда там рядом с ним. Его не было среди мертвых - и это поддерживало надежду.
Мэри помнила, как под утро она пристроилась где-то на диванчике в коридоре - и уснула от слез. Помнит еще - потом проснулась от того, что её лечили. Оказывается, и она была пострадавшей. А она и не знала, бегала всю ночь с переломанными ребрами.
Милейший доктор Белби, кажется, не очень даже ругался. Или ругался, да она уже не поняла. Поняла только, что её гонят домой-домой, отдыхать!
А как отдыхать, когда неизвестность? Она пришла в пустую квартиру, легла, как было велено, честно попыталась уснуть. А как уснешь, когда от тревоги трудно дышать? Нет, умом она понимала, что дышать ей трудновато от фиксирующей повязки. Но то умом…
Поднялась, оделась. Написала на почтовой бумаге:

“Сев, как ты, я волнуюсь. Я видела всех наших, кроме тебя. Все в порядке, а ты? Просто напиши, как ты. М.
P.S. Или можем увидеться, если хочешь. Я так и не вернула тебе “Зельеварение сегодня”. М."

Едва дождалась утра. Сбегала на почту отослала сову по тому адресу, который помнила наизусть. Вернулась домой - и ждать… час, другой, третий… Сон не шел, голова болела, глаза превратились в горячие угольки - жгли огнем. Потом она уснула и проспала весь день. Проснулась вечером от стука в окно. Сова принесла ответ. Они встретятся завтра. Но это было уже не так важно. Важно, здорово - да, но не так. Главное - он был жив. Мэри прижала письмо к груди - и снова уснула, теперь до утра.

Назавтра от слез на лице не осталось и следа. Она еще была немного бледна, но холодный воздух быстро окрасил её лицо легким румянцем. Она пришла чуть пораньше, просто устала от четырех стен. И, конечно, ей не терпелось увидеть Северуса. Но какая девочка в этом признается даже себе! Потому она просто сидела на согретой заклинанием лавочке и делала вид, что читает. Свежий воздух очень полезен!

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+4

3

Когда я уйду и вернусь обратно, и постучу в нашу дверь
Скажу: "Это я". Но это неправда - ты мне не верь

Ночью ему так и не удалось толком поспать. В голове было слишком много мыслей для сна, и большую часть ночи он провел в глубоком кресле, уставившись в потрескивающий в камине огонь и прокручивая в голове детали прошедшего праздника.

Эта встреча надолго вытеснила из его головы произошедшее в поезде. Он и думать забыл обо всём, сосредоточившись только на этом человеке, его словах и том, что они значили. Все остальные проблемы отошли на задний план, и даже роскошный вечер воспринимался неуютно, точно мешающая декорация. Только когда миссис Мальсибер сообщила о том, что ему пришло письмо, он смог переключить внимание.

Глядя на домашний адрес в Коукворте Сев удивился как сова узнала где его искать - он не был дома с похорон матери. А потом, пробегаясь глазами по строчкам, испытал легкий укол вины - Мэри. Во всей это заварухе в поезде и даже после, он ни разу не вспомнил о ней. А ведь они вроде как считались друзьями. Сев и сам не замечал насколько в действительности порой был слеп к девушке, а она в свою очередь была крайне терпеливой.
Раздобыв перо он хотел было чиркнуть пару успокаивающих строк. Вместо этого на обратной стороне записки он приписал всего лишь время и место встречи, и отправил сову обратно.
Ему настоятельно требовалось выбраться наружу.

Несмотря на то, что в этом доме к нему относились с удивительной теплотой, Северус порой ощущал незримую черту между собой и семейством Мальсибер, и от этого чувствовал себя лишним. Иногда это ощущение становилось удушающе осязаемым, и он, словно призрак, исчезал на какое-то время, каждый раз глубоко в душе опасаясь, что его не примут обратно.

Вот и сейчас, едва дождавшись, пока забрезжит рассвет, он осторожно крался по сонному, тихому поместью Мальсибер в сторону выхода.
- Не забудь вернуться к ужину, - тихий голос Ровены, доносящийся словно из самых глубин дома, застиг его почти у порога. Сев вздрогнул.
Порой ему казалось, что в этом доме от этой женщины ничего не могло скрыться.
Он кивнул, хотя знал, что она его не видит, и уже не таясь покинул поместье. Оказавшись за порогом, он глубоко вдохнул морозный воздух и кутаясь в свою старую поношенную мантию не спеша прошел через сад. В такие моменты, когда свет только начинал разгораться, а холод бодрил и прочищал мысли чище любого зелья, он остро чувствовал новый день - как белизну снега,  как чистый холст на мольберте художника, на котором может отпечататься что угодно - стоит только занести над ним кисть.

Медленно удаляясь от поместья он раскладывал по полочкам в голове все, что произошло с ним за эти два дня. Казалось бы, такой короткий срок - но его было достаточно для того, чтобы мир вокруг юноши изменился, и сам он стал ощущать себя иначе. Он успел замерзнуть, подогреть  себя заклинанием и снова замерзнуть, прежде чем наконец наступило нужное время и Северус трансгрессировал в условное место.

Хрупкую фигурку, одиноко устроившуюся на скамейке с книгой, он заметил задолго чем оказался рядом. Сев направился к ней сам толком не понимая, зачем же он позвал ее. Узнать всё ли с ней в порядке? Это и так было ясно из письма. Была у него одна мысль, но он старательно прятал ее от себя. Джейд прав - он должен учиться жить без оглядки на Эванс.
Раскрасневшийся от мороза, со следами вчерашнего лоска - благодаря миссис Мальсибер, и каким-то новым выражением, появившемся на его лице, Северус мало походил на себя. Волосы, пусть уже порядком потрепанные, все-еще сохраняли укладку, и от них разило парфюмом. За полтора дня Сев уже почти привык к нему, хотя вчера этот аромат не вызывал ничего кроме неправильности и головной боли.
Подойдя к подруге он какое-то время просто смотрел на неё, выискивая следы ранений или травм. Удостоверившись, что с виду она невредима, Сев опустился на скамейку рядом.

- Рад, что с тобой всё в порядке, - без всяких приветствий, словно возобновляя некогда прерванный разговор, произнёс он.

+5

4

[icon]https://sun9-66.userapi.com/ZI8EYGJAYl7s6L3gt1sJyYj4VqF9wolMkNi4vQ/E4THBVOsXsc.jpg[/icon]
С его появлением сердце забилось чаще, а когда он сел рядом - и вовсе сошло с ума. Будь это в первый раз, Мэри бы растерялась, ей захотелось бы провалиться или убежать. Но это было нормально. Глупое сердце вытворяло это последние три… Мерлин, уже четыре! года. Останавливался ли он рядом, чтоб заговорить с Лили, садился ли рядом с ней, чтоб лучше видеть Лили, касался ли мимолетно, даже того не замечая, сердце вытворяло одно и то же. И еще одна иногда краснела. Но сейчас это не важно, сейчас холодно, отчего бы лицу не быть красным?
Мэри закрыла журнал и с улыбкой посмотрела на Северуса. Он был почти прежним - и другим, и Мэри трудно было сразу понять, что другое. Она всегда воспринимала его всего, целиком. Стал увереннее? Спокойнее? Когда? Уже давно, а она не видела?
-Я волновалась, - сказала она зачем-то. Это было лишним, кажется, она уже написала это в письме. - Ты долго не отвечал, и я… много о чем подумала. В Мунго было много волшебников в ту ночь. Было так… - она поискала слово, чтоб описать рождественскую ночь в госпитале. Но не нашла. Да и зачем? Он наверняка там был. Или - не был? Да, это возможно, она вспомнила: те, у кого были порт-ключи до дома, могли ими воспользоваться. Даже у неё был, но она не воспользовалась. А он?
Она снова на него оглянулась и ощутила слабый непривычный запах. То есть, сам-то запах он знала - так пахнут мужские одеколоны. Но Северус так раньше не пах. Пах травами, зельями, пах книгами и чернилами. И письмо это так долго шло… Это вообще он? Или он в беде, а кто-то пришел к ней под обороткой. Почерк на письме был его?
Рукам сразу стало холодно, и Мэри поднесла их ко рту, чтоб согреть дыханием. Как понять, он ли это? Только разговорить. А если не он, а кто-то другой - то зачем? Хотели бы её похитить, уже сделали бы. Да и кому она нужна, похищать её?
- Ты не пострадал? Было очень много переломов у ребят из поезда.
А за ночь - переломов, сотрясений, нервных срывов, рваных и кусаных ран, ран от заклятий, шоковых состояний и истерик. И - ей было не до праздника вчера. Она даже не развернула коробку с подарком. И понятия не имеет, где её сумка с подарком, что она приготовила для мамы. Где-то в поезде, в оставленном наспех купе. Она даже еловые ветки в доме не видела, проходя мимо них. Не то что нарядиться - вымыть волосы, сесть с мамой за праздничный стол, спокойно выпить чаю - ничего этого для неё не было. И для тех, кто был рядом с ней - тоже. Теперь она смотрела прямо и вопросительно.
- Северус… ты праздновал Рождество?

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+3

5

Северус привычно ссутулился, спрятав озябшие ладони в карманы мантии и стал похожим на большую нахохлившуюся птицу. Он совсем не обратил внимания на то, как взволновало его присутствие Мэри. Как вся она трогательно раскраснелась и с какой теплой улыбкой обратилась к нему - все эти маленькие детали, ясно указывающие на то, что он может быть кому-то небезразличен, ускользали от него. Словно он так привык быть ненужным, что перестал замечать обратного. Он и слова бы ее пропустил мимо ушей, если бы кое-что не резануло слух:
- Ты была в Мунго? - в его привычно-холодном тоне промелькнула нотка интереса. Черные глаза теперь в упор смотрели на девушку. - Кто-то из наших... серьезно пострадал?
Кто? - хотелось спросить ему. В груди тревожно дрогнуло. Она сказала бы, если с Лили что то случилось? Ведь сказала бы?
Сев поежился и почувствовал накатывающее раздражение. Долгие годы он волочился за Эванс, но когда решил покончить с этим - оказалось что сделать это не так то просто. Диким вьюнком проросла она внутри него, опутала корнями, оплела побегами. И когда ему казалось, что он обрубил все стебли, неизменно находились еще, в самых потайных уголках его души, которые заставляли остро чувствовать беспокойство за нее в самые неподходящие моменты, и особенно сейчас, когда всё стояло на грани. Это сбивало с толку и злило.
На вопрос Мэри о его собственном здоровье юноша равнодушно пожал плечами, пытаясь избавиться от навязчивых мыслей. Они с Джейдом отделались лишь ушибами, не смотря на то, что покидали поезд одни из последних и едва не попали под раздачу. Все это едва ли заслуживало внимания.
— Северус… ты праздновал Рождество?
Что-то в голосе Мэри заставило его пристальнее приглядеться к ней. Что это было? Неверие? Недовольство?
- Если это можно так назвать - медленно протянул он.  Ему показалось, что весь вчерашний вечер больше был похож на какое-то посвящение, чем на праздник. О, разумеется праздник был, Мальсиберы постарались на славу. Но после разговора с одним человеком торжество воспринималось как пустая яркая обертка. Да, собственно говоря, ничем иным оно и не было. Впрочем, Северус всегда слишком предвзято относился к праздникам. Что ее так задело? Что не смотря на случившееся на вокзале у кого-то все-таки было Рождество? - Мальсиберы устроили прием, если ты об этом.

+4

6

Мэри грустно улыбнулась и наклонила голову, пряча лицо от прямого взгляда
-Я всегда в Мунго, когда не в школе, почти всегда…
Она никогда этого не скрывала, и Лили, и Трис, и Пайпер - все знали, что она все лето и все рождественские каникулы проводила в Мунго, помогая лекарям и набираясь опыта. Но для Северуса это стало открытием. Ну что ж, по крайней мере, это взаимно. Она ведь тоже не так много о нем знает на самом-то деле.
Лили - гораздо больше. Лили всегда не нравился этот Мальсибер, она прямо об этом говорила и ставила Северусу в упрек дружбу с ним. Но Мэри не очень тогда понимала, что у них за конфликт, за что такая немилость. А теперь и сама поежилась от упоминания этого имени. Мальсиберы устроили прием… У неё в голове не укладывалось!
Мэри подняла глаза и встретилась взглядом с Северусом. И на этот раз не отвела взгляда.
-Лили сейчас в порядке, если ты спрашиваешь о ней. Я просто не знаю, кто еще для тебя тебя “из наших” и что значит “серьезно”. Переломанные ребра и руки? Раздробленные плечи и колени? Отрезанная колесами поезда нога? Для меня это все - наши.
Она умолкла на мгновение, чтоб справиться с собой, чтоб не начать рассказывать Снейпу все, что она видела в ту ночь в Мунго. Разорванные на куски тела, детей с остекленевшими глазами, детей с рваными ранами, детей, которым теперь вечно превращаться каждый месяц в монстров! Волшебников, что выли в приемном покое госпиталя, умоляя пропустить их к детям, волшебников, умолявших докторов “что-нибудь придумать, есть же выход”!
- Я не рада за тебя, Сев, не стану врать. Ни у меня, ни у Лили, ни у кого “из наших” не было Рождества. Из наших, понимаешь, с той стороны, которая пострадала.  И если бы вдруг Санта вчера постучал в мою дверь, я бы ему не открыла. Я бы сказала ему: “Уходи, Санта, у нас горе, приходи в следующем году”. А ты, Северус? Что чувствовал ты, когда Мальсиберы устраивали прием? Кто для тебя “наши”, Северус?

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+3

7

- Ты слишком много работаешь, Мэри. Тебе нужно больше отдыхать. - машинально, словно по правилу, что подобной фразой принято поддерживать тех, кто трудится наизнос, отреагировал Снейп.
Это было особенно странно от него слышать, учитывая, что он и сам дни и ночи напролёт, в свободное от школы время, только и делал, что занимался. Изучал школьную программу на год вперёд, постоянно и помногу читал, практиковался в различных заклинаниях, а пуще всего - в умении изготавливать те или иные зелья.
Его не удивило, что юная МакДональд рьяно посвящает себя больнице Святого Мунго и помощи нуждающимся. Он только не знал, зачем это ей. Зачем он сам постоянно был погружён в учёбу - он знал прекрасно. Это нужно ему для того, чтобы держать свой мозг в напряжении, контролировать свои эмоции и занимать свои мысли. Чтобы не думать об Эванс.
А Мэри? От чего она хочет отвлечься? Едва ли она терзаема чем-то так же, как он, так что на её месте он бы распорядился отведённым временем более разумно и приятно, чем целыми днями торчать в госпитале среди больных и раненых. И, тем более, погибших.

Северус, напротив, отвернулся от гриффиндорки, как только она заговорила о Лили и вновь напомнила об этой страшной кровавой бане, учинённой позавчера на вокзале Кинг-Кросс. Он трансгрессировал вместе с Мальсибером в числе последних студентов, но всё же большую часть времени, пока длилась бойня, он пробыл в обрушившемся поезде, а потому не знал, какие ужасы произошли с теми, кто оказался на платформе. Лишь видел мельком. Он не хотел об этом думать, хотя и задал Мэри вопрос не из праздного любопытства, а потому что искренне переживал.
В первую очередь за неё, конечно. Как бы ни старался он оставаться глухим и слепым в своём сердце, сколь важными бы ни были открытия, которые он для себя почерпнул за последние двое суток, он не мог не волноваться за Лили. И это бесило его.
Хорошо, что она цела.

- "Наши" - это твои для тебя, и мои для меня, - раздражённо буркнул Снейп, - У каждого ведь свой собственный круг общения…

Он, кстати, не был в курсе, случилось ли что-нибудь с Эваном Розье или Эйвери. С Трэверсом, с Яксли, с другими слизеринцами. Потому что всё время находился подле Мальсибера. Как ни странно, их судьба, в отличие от Лили, его не сильно беспокоила. То ли потому, что он был уверен в них, то ли потому, что они на самом деле не были ему особенно дороги.
До друзей Мэри ему и подавно не было дел, но из вежливости он всё равно решил спросить.

- Да ничего я не чувствовал, - вздохнул Северус, выпустив на мороз облачко пара. Сказать, что Рождество в особняке Мальсиберов явилось ему чем-то неожиданно трогательным и запоминающимся? Нет, он бы не сказал. Разве что, не таким одиноким, - День как день, ночь как ночь, ничего необычного. Ну хоть красиво. Торжественно. По крайней мере, уж точно лучше, чем дома.

От одних мыслей об этом гадюшнике в Паучьем Тупике, где недавно сгинула его мать, Снейпу становилось тошно.

Отредактировано Severus Snape (2022-02-03 05:46:44)

+3

8

Мэри улыбнулась в пустоту перед собой. Северус не увидит улыбки, не смотрит на неё, никогда не смотрел. Хорошо хоть слышит её. Кажется, не все слышит. О том, сколько же горя случилось в тот вечер - не слышит, пропускает мимо ушей. Но что-то все-таки - да, понять бы, что.
-Если бы на поезд не напали, если бы на Хогсмид не напали. Если бы все было как всегда, то меня встретила бы на вокзале мама. Мы бы пошли домой и стали готовиться к празднику. Мы бы пили чай и разговаривали…
Мэри потерла лицо подмерзающими ладошками. Слез у неё не было, хотя тоска по неслучившемуся была очень сильной. И привычной. Сколько у неё в жизни этого несбывшегося! Сколько она натыкалась на решительное “нет” от Судьбы. Нет, девочка, у тебя нет и не будет отца, даже не мечтай. И мамы, лучшей в мире, тебе будет достаточно, не требуй большего. И любовь твоя нужна лишь тебе, не фантазируй. Несбывшийся вечер - это такая ерунда. В этом мире слишком много настоящих бед.
То, что Северусу нет до них никакого дела, это её почему-то обижает. Мэри прислушалась к себе - правда, это обида? Она обижена? На то, что у него есть свой круг “своих”, и ему в этом круге спокойно. Не счастливо. Нормально. Равнодушно. Если бы она умерла, ему тоже было “день как день”. Он бы даже не узнал.
А ведь они были друзьями… Когда он давал ей этот номер журнала, они точно еще были друзьями. Им было интересно говорить, спорить, ей было интересно его мнение, а он, похоже, был совсем не против выслушать её. Он был не против принимать её дружбу, но сам - едва ли хоть сколько-то интересовался ею. Она сейчас отдаст ему этот журнал, и последняя ниточка между ними порвется. 
Ей снова обидно. Ревниво. Пусто. Правда все эти чувства теперь так слабы, как затухающий огонь. Просто от усталости, но куда от неё деться, она устала.
-Это неправильно, Сев, - сказала, чуть подумав. - Если уж ты выбрал себе настолько другой круг общения, то ты просто обязан быть счастливым. Не просто день, как другие. Не просто люди рядом. Не мишура, не видимость, не призрак признания. Если ты снова так упорно выбираешь не меня, а что-то настолько другое,  то, пожалуйста, хотя бы будь счастлив.

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+3

9

Снова этот ультимативный, шантажирующий тон. Снова в голосе сквозит обвинение. Снова всё это звучит так, будто он своим существованием отравляет кому-то жизнь и лучше бы его вообще не существовало.
Как же ему опостылело это. С самого детства Снейп только и делал, что выслушивал в свой адрес похожие изречения. Он старался понять Мэри, которой явно было обидно за что-то, что было недосягаемо его пониманию. Но, несмотря на всё своё самообладание, он не смог сдержаться, натурально взорвавшись от её слов.

- "Если ты выбираешь не меня", - резко повернувшись к МакДональд и повысив голос, зло повторил он за ней, - "Если ты не прекратишь общаться с этими людьми", - высказывала ему в лицо Лили, когда заходила речь о его круге общения, - "Если бы ты был нормальным человеком, а не подлым выродком", - так любил говаривать отец перед тем, как отвесить ему очередную затрещину, - Всю свою жизнь я слушаю ваши "если". Вы все вините меня в том, что я не такой, как хочется вам! - Северус крайне редко позволял себе подобную эмоциональность, но сказанное девушкой действительно задело его, - А вот они, Мэри, - чёрные глаза слизеринца, обыкновенно холодные, сейчас буквально полыхали, - Они не ставят мне условий и не предъявляют ультиматумов. Они принимают меня таким, какой я есть. И, что самое главное, они понимают меня.

Стоит ли упрекать Северуса за то, что его товарищи и правда были единственными, кто разделял его видение мира? Кто уважал его цели и всегда признавал его достижения. Ведь даже самый дорогой ему человек отверг его взгляды, осудил его мечту, да вдобавок и предал. И он ещё смеет за неё переживать!
И Мэри туда же. Возможно, он был к ней не вполне справедлив, возможно, она тоже целиком принимала его, несмотря ни на что. Но всё ещё слишком свежа была рана от расставания с Лили. Слишком похоже теперь вела себя с ним Мэри.
Наверное, именно сейчас Снейп невольно осознал, насколько дорожит общением с ней, раз её слова так всколыхнули его изнутри. Однако, вместо того, чтобы искренне сказать ей об этом, он ещё больше ощетинился, словно пытался спрятаться от собственных же добрых побуждений, которые непривычно наносили ощутимый укол его сердцу.

- Хочешь уйти? - с фальшивым безразличием бросил он, опять отвернувшись, - Давай. Иди. Я тебя не держу.

Отредактировано Severus Snape (2022-02-06 04:27:49)

+3

10

Мэри вскинула глаза и взглянула на Северуса удивленно и испуганно. Она правда так сказала? Нахмурилась, пытаясь сообразить - вот как можно было так её понять? А, ну если только… тогда, конечно…
-Знаешь, если самую красивую мантию вывернуть наизнанку, она будет совсем некрасивой. Надеть-то её будет можно, но - вид не тот, понимаешь, да? Так и ты сейчас взял и вывернул мои слова наизнанку. И они стали ужасными. И теперь я должна извиниться, верно?
Мэри отвернулась, глядя в землю перед собой. Просто засыпанная снегом дорожка. Её следы, его следы - рядом-рядом. Сотня ног утоптали эту дорожку, следуя в одну и другую сторону. Не они первые на этой планете сегодня не понимают друг друга, говоря на одном языке, не они последние. Но такое чувство, будто рушится целый мир, будто уже не вернуть.
Но Мэри так хочется его вернуть. Снова окунуться в то время, когда она только лишь узнавала его - и очаровывалась. Как ей нравилось в нем всё: профиль злого колдуна из арабских сказок - и его преданность Лили и их дружбе. Его независимые суждения, его быстрый, значительно превосходящий её, ум, его увлеченность. Он так выгодно отличался от безбашенных гриффиндорских хулиганов…
-Может и должна, но не стану. Я ведь дарила тебе открытки, помнишь?
Маленькие, глупые, нарисованные ею самой на плотной бумаге. То замок, то щенята играют, то… ох, она сейчас и не вспомнит, что там было еще. Что приходило ей в голову, что лежало на поверхности омута её мыслей.
-И там всегда было написано. Поздравляю - желаю! И это не чек на сумму, это то, что мне так хотелось, чтоб у тебя было. Сам подумай, что, если нет? Если ты не будешь солнечно счастлив - что я тогда сделаю? Что я вообще могу сделать? Ударю тебя? Что-то отниму?
Она прижала к груди журнал, что принесла с собой, обхватив его руками крест-накрест. Съежилась, замерла так. Подумала честно - хочет ли она сейчас уйти?
-Раз уж ты спросил, чего я хочу. Я хотела бы еще немного побыть с тобой. И еще очень хочу, чтоб ты меня понял правильно, но это уж как получится. И еще… хочу какого-нибудь волшебства, но здесь этого нельзя.

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+1

11

Что-то в нём сломалось. И уже довольно давно.

Северусу вдруг стало неловко за то, что он позволил себе сорваться. Тем более, на человеке, которого считал близким себе. Хотя… Ведь именно на близких людях мы чаще всего, по малодушию, и вымещаем свой гнев, свои обиды, свою досаду на те или иные жизненные неурядицы? И, чаще всего, вымещаем совершенно несправедливо.
Вот и сейчас Северусу показалось, что он, быть может, и впрямь перегнул палку, так исказив смысл того, что хотела донести Мэри.
Интересно, он всегда таким был? Или подобные изменения в сознании, реакции и поведении стали происходить лишь в последнее время? Что это, следствие их расставания с Лили, или нечто более глубокое, ниспадающее в потаённые уголки его души, которые потихоньку заполнялись пятнышками тьмы?
Всем своим нутром, да и умом тоже, он ощущал, насколько же добра эта девушка. Она не рассердилась на него. Наоборот, вновь постаралась поддержать, и даже как будто готова принять на себя удар, быть виноватой, пожертвовать собой ради того, чтобы их разговор не перешёл в ссору. Если бы Снейпу хватило на то чуткости, он бы не только откликнулся с благодарностью на такое отношение - он бы даже счёл, что не заслуживает его.

Но что-то в нём сломалось.
Он никак не находил подходящих слов для того, чтобы загладить резкость своего тона, и на её простой вопрос лишь понуро кивнул.

- Да… Помню.

Он действительно помнил все её открытки. Да и как можно забыть, ведь от них спасу не было с первых курсов! Она присылала их ему на Рождество, на Хэллоуин, на день Влюблённых, на день Основания Школы, даже на день Слизерина, да и вообще на все праздники, какие только существовали в календаре и какие отмечали в Хогвартсе. Это были довольно милые бумажные поделки, приправленные магией - порой для того, чтобы придать трёхмерности буквам, из которых складывались сердечные пожелания, порой для того, чтобы оживить картинки незамысловатых, но забавных сюжетов, которые девушка изображала на этих открытках. Ему даже приходилось нехотя их припрятывать - негоже, чтобы товарищи по факультету зубоскалили над ним в лучших традициях шуток про "друзей по переписке", "телячьи нежности", "когда на свадьбу позовёте", и прочих. А то ещё чего хуже - выкажут брезгливость и отделят от своей компании. Снейпу и так хватало их косых взглядов на его общение с рыжей маглорождённой гриффиндоркой.
И всё же он помнил. Помнил, как открытки Мэри Макдональд приподнимали ему настроение и помогали не чувствовать себя одиноким.
Хочу какого-нибудь волшебства… Северус повернулся и посмотрел на неё. Взгляд его заметно смягчился. Он видел, что Мэри съезжалась и чуть дрожала. Она замёрзла. Сам он был привычен к холоду и даже по-своему любил его. А вот Мэри…
Какое-то время он ещё молча смотрел на неё, словно бы решаясь на что-то. А вслед за тем неожиданно тесно придвинулся к ней. Одной рукой молодой человек плавно обнял её за плечо, а другой - накрыл её ладони и крепко сжал. Закрыв глаза, он сосредоточился, посылая сквозь пальцы сильную магическую энергию, призванную согреть и успокоить девушку. Приятное тепло лилось через его тело в тело Мэри - совсем безобидное волшебство без применения палочки, почти как в детстве, когда от прикосновения могли исчезнуть стены, и тому подобные вещи.

- Какого-нибудь такого? - с нехарактерно тёплой для себя улыбкой, словно в дополнение к рукотворному волшебству, спросил он, - Думаю, Министерство не будет нас за это осуждать, как думаешь?

Северус не был сейчас многословен. Ему вдруг просто захотелось посидеть вот так с ней. Когда ей тепло, а его голову не терзают ненужные мысли. Когда всё спокойно и нет обиды, нет непонимания, нет напряжения. Для него это было редкое чувство.

- С Рождеством, Мэри, - тихо добавил он.

Что-то в нём сломалось. Но, похоже, ещё не до конца.

Отредактировано Severus Snape (2022-02-16 04:08:00)

+4

12

Мэри не вздрогнула, а что-то наоборот. Хоть и не ждала такой нежности, не заслужила, не могла даже мечтать. Но не испугалась, а… что-то наоборот. Чуть повернула к нему голову, не резко, удивленно, но с улыбкой. И руки не отдернула, хотя от прикосновения Северуса не одни только руки, а она вся покрылась тонким слоем щекочущего огня. И сердце - ну куда ты, сердце, ты еще тут нужно!
Удивилась, но не испугалась. Доверчиво прильнула к нему. Как тепло. Как хорошо. Всю жизнь бы так сидела…
-Я думала о замке из снега. Или - помнишь, ты выращивал кристаллы… Но вот так - это лучшее волшебство, Сев, спасибо.
Прикрыла глаза. Помолчала, вслушиваясь и вчувствуясь в эту тишину, тепло и нежность. Как странно… она понимала, что сейчас ей достается не кусочек тепла, не отсветы и отзвуки, а что-то настоящее. И рядом нет Лили, нет больше никого, только они двое. Случись с ней такое парой лет ранее, она бы голову потеряла от счастья. Она бы навоображала. Когда же она перестала верить и мечтать? Когда смирилась? Почему сейчас чувствует вот это - теплое, светлое, долгожданное не как начало отношений, а как конец всего. Последние лучи лета, эхо улетающих птиц.
Чуть пошевелившись, она высвободила свои руки так, чтоб не только Северус теперь держал её руки в своих, а чтоб и она держала его. Так лучше.
-Так лучше… - проговорила тихо.
Они такие разные. И она сама, и мама, и её знакомые доктора, школьные друзья - почти все жили иначе. Им было дело до всего. До событий, что происходят в этом мире, до чужих несчастий и бед. Когда на вокзале случилась беда, мама, как ни тревожилась за неё, тут же стала оказывать помощь раненым. Тао - мог уйти портключом домой, а вместо этого всю ночь бегал по разным поручениям в госпитале. Анита, Томас, Дель, Трисс - они все могли отсидеться в надежном доме, когда Хогсмид наводнили оборотни. Но - всех их она в ту же ночь увидела в Мунго. Значит, не отсиделись. Но вот представить себе, что Северус, в минуту общей беды, стал бы надевать мантию волонтера или  за каким-то лешим оказался на крыше радио, или в горящем доме. Нееет, этого она не могла бы себе представить. Он готов был сделать все, даже умереть ради только одного человека, но не ради всего человечества и тем более не ради какой-то его части.
Он бережет лишь то, что считает своим, - подумалось Мэри. - А если ничего не его, то ничего и не жалко. Вот на столько хватает его сердца, не избалованного любовью. Кто может его за это осудить? Я - нет.
Она не смогла дать ему достаточно тепла. Но этого не смогут дать ему и Мальсибер с компанией. Что угодно: защиту, азарт, бог знает что еще. Но не сердечного тепла. А еще - она тоже ему ничего не сможет дать, если не попытается снова.
И она спросила его тихо и нетребовательно, все с той же улыбкой:
-Скажи мне, ты знал, что я всегда любила тебя? Честно, м? Ты ведь ужасно умный. Мне… просто интересно.

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+3

13

Мысли его путались. Как и чувства.
Он не вздрогнул, когда девушка чуть высвободила свои руки из его заботливой хватки - только затем, чтобы самой крепко сжать их. Не вздрогнул, но ощущение было странное. Непривычное, некомфортное. Словно само его нутро противилось нежности. Не той, которую он мог проявить по отношению к кому-то, а той, которую кто-то мог проявить по отношению к нему. Он столько лет жил, снедаемой внутренним холодным гневом и привычкой, что весь мир ополчился против него. Он просто не умел принять то отношение, которое сейчас искренне проявила Мэри.
Северус невольно спросил себя - это то самое, чего ты всегда хотел и ждал от Лили? То, чего она тебе не смогла дать?
И снова в голову полезли ненужные мысли.
Предатель. Самим фактом того, что ты сейчас делаешь, ты предаёшь то единственное, что всегда наполняло твою жизнь смыслом - верность. Ей. Лили. Которой, как сейчас казалось, он никогда не был нужен, но которая была так нужна ему.
Вопреки этим мыслям, он ещё ближе придвинулся к Мэри. Его лицо сейчас находилось так тесно с её лицом. Его губы почти касались её губ. Он чувствовал запах его тёплого дыхания. Оно особенно чувствовалось в эту секунду на морозе.
На твоём месте я бы постирала подштанники, Нюнчик.
Этот голос рыжеволосой гриффиндорки, эти слова вновь больно полоснули по его сердцу. Именно сейчас, когда он был так близко к Мэри. Он не хотел доверять. Она тоже ранит его. Тоже предаст. Они все одинаковые. Никто, кроме соратников, не способен его принять.
Такими были его мысли. И…
Он поцеловал её. Резко наклонив голову, сомкнул свои уста с устами Мэри МакДональд. Он поцеловал её крепко. Сильно. Так, как только можно поцеловать девушку, которая единственная с тобой осталась на всей земле, и больше нет никого. Это был его первый поцелуй. Он не знал, как это нужно делать, как пользоваться губами и языком. Но он поцеловал её по-настоящему.
И именно в этот момент в его голову заползли мысли ещё худшие, чем те, которые прорезали его сознание минуту назад.
Мальсибер сказал об этом ещё за столом, в Рождественскую трапезу.
Идёт война. Если раньше она откликалась для большинства несведущих лишь отзвуком - сейчас она пришла ко всем. Именно в этот момент он понял, насколько всё сложно.
Он не знал, как ответить на вопрос девушки. Он никогда не знал что вообще значит "любить".

- Мэри… - только и смог он выдохнуть её имя.

Их поцелуй длился одно крохотное мгновение. Так же быстро, как он только что сблизился с ней, Снейп отпрянул от неё. Бледный лик юноши снова помрачнел. Взгляд снова сделался холодным и колючим. Сказки бывают лишь в сказках. А трезвость иногда наступает ещё прежде, чем ты успел опьянеть.

- Скоро нам всем нужно будет выбрать сторону.

Их разговор начался с обсуждения того, что случилось в Кровавое Рождество, но вылился совсем в другое русло.
А теперь вернулся к истоку.
Это прозвучало неожиданно. Точно так же неожиданно, в этот миг чувственной близости с подругой, которая, может быть, являлась чем-то большим, чем просто подругой, взорвало голову Снейпа чёткое осознание.
Он смотрел в красивые, глубокие, серые глаза Мэри и очень точно понимал одну простую для себя истину, где зрели его тайные желания. Его победа над комплексами, отравляющими его жизнь с момента рождения.
Он смотрел в глаза Мэри и на уровне подсознания понимал, какую сам выберет сторону.
Сторону Лорда Волдеморта.

Отредактировано Severus Snape (2022-03-02 17:08:07)

+3

14

Как внезапно. Как долгожданно. Как сладко. Как больно…
Он очень быстро отстранился, и Мэри чуть прикусила губу, будто надеясь продлить волнующую сладость.
Поцелуй не был нежным. Он был как вопрос. Как испытание. Как вызов. Он был.
Мэри не отшатнулась и крепче сжала руки на ладонях Северуса. Хорошо, пусть вызов и испытание - она принимает. Пусть вопрос - она ответит.
Подняла взгляд, встретилась глазами с ним. Он уже переменился, он уже думал о чем-то другом. Мерлин великий, что же там сейчас творится в этой голове, за этим острым, как лезвие, взглядом? И что творится в его душе?
Ох, как же она заблуждалась, думая, что здесь нет Лили! Она всегда есть там, где Северус, всегда! Он одумался и уже пожалел о своем порыве? Пожалел, что откликнулся на её вопрос именно так? О чем ты думаешь, мой злой колдун?
И он сказал, о чем думает. Она ошиблась, не о Лили. Ах, лучше бы о ней…
Мэри прикрыла глаза, опустила голову. И не выпустила рук Северуса из своих, удержала, погладила его пальцы нежно.
Люблю тебя, все еще люблю. Я так тебя ждала. Так плакала. Столько сделала странного, такого, чего никогда бы не сделала, не любя тебя. Почему все не может остаться как есть? Почему я должна отпустить тебя? Я не должна! Я не хочу!
-А разве мы еще не выбрали? - спросила тихо, глядя на их сцепленные руки.
Как хорошо. Я знаю, что это не по-настоящему. Что это ненадолго. Это все равно хорошо.
-Я выбрала, чтоб люди не умирали. Чтоб поезда не сходили с рельс. Чтоб было не страшно. Хочу не бояться за тебя и не искать тебя по больницам и моргам. Я много чего выбираю на самом деле, - она улыбнулась и снова подняла глаза. В них, если внимательно смотреть, можно было бы угадать несказанное, затаенное. - Но меня никто не спросит, понимаешь? А что выберешь ты? Неужели что-то другое?

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+2

15

Он уже пожалел, что поцеловал её. Уже пожалел о том что сказал.
Ему вдруг стало не по себе от того, как крепко и в то же время нежно девушка сжала его ладони. Словно этот жест накладывал на него обязательство. Точно так же, как и взгляд, которым она твёрдо, ясно и тепло смотрела ему в глаза. Не бросить её, не предать. Не попрать их дружбу. Впрочем, отношения их как будто бы пересекли ту черту, где заканчивается обычная дружба, пусть и крепкая. Оттого на душе у Северуса стало вдруг ещё паршивее. Совестливо. Гадко.
Он знал, чего хочет от этой жизни. Он знал, к чему стремится его душа.
Эти желания и стремления были одной из ключевых причин, почему Лили его бросила. А Мэри? Она не отвернулась от него, даже несмотря на его тесное общение с теми, кого по праву могла считать своими врагами и врагами своих близких. Она не упрекала его, будучи прекрасно осведомлённой о его увлечениях тёмной магией и прочими зловещими секретами магического искусства. Но что она сделает, если он прямо сообщит ей, что намерен примкнуть к человеку, ответственному за бойню на вокзале Кингс-Кросс?
История повторится. Ещё один человек, к которому Снейп был неравнодушен, уйдёт из его жизни навсегда.
Он не хотел этого.

- Мэри, - тихо вымолвил он, - Ты…

Ты… Что ты? Ты должна меня понять? Ты для меня дороже, чем Мальсибер? Ты значишь для меня очень много, но не так много, как мои мечты? Что? Что?!

Осекшись, он не знал, как донести до неё то, что роилось у него внутри. Как подобрать правильные слова.
Он опустил глаза и тоже посмотрел на их всё ещё сцепленные руки.
А что если…
Он резко встрепенулся, опять подняв на неё взгляд. Внезапная мысль осенила его.

- Послушай! - Северус вдруг заговорил быстро и отрывисто, глаза его лихорадочно заблестели, - Послушай, Мэри, присоединяйся ко мне, - он специально сказал "ко мне", а не "к нам", - Мы будем вместе тренироваться, будем вместе расти и совершенствоваться, будем вместе постигать тайны, которые волшебникам нашего возраста и во сне не снились! Я кое-что знаю об этом, это глубоко и сложно, но вместе мы справимся. Я тебе покажу, я тебя научу. Ты ведь талантливая волшебница, Мэри! Только представь, чего ты могла бы достичь, если бы познала самые разные, даже тёмные и древние аспекты магии. Тебе бы больше не пришлось потеть в госпитале на износ в четыре руки. Представь, что ты сможешь изобрести зелье или научиться такому волшебству, которое моментально возвращало бы потерянные конечности, исцеляло даже страшные раны и лечило даже безнадёжные болезни? Представь, какую силу мы можем обрести. Мы сможем спасти гораздо больше жизней, чем самые опытные лекари Мунго. И тебе больше не нужно будет бояться. Никогда.

Снейп говорил сейчас как заведённый, фанатично преданный своей идее искатель истины. Но всё ещё не осмеливался открыто сказать девушке, что цена этим потенциальным знаниям и возможностям - верность Тёмному Лорду и его учению.

Отредактировано Severus Snape (2022-05-19 17:08:48)

+1

16

Он говорил о страшном. Мэри поняла это не сразу, и даже странное “присоединяйся” она только отметила, но то был еще не знак. Он был необыкновенно хорош - вот такой, порывистый, искренний, милый! Всем сердцем желающий исцелять и созидать, а не разрушать. Он был так хорош…
Но он манил её туда, куда нельзя, невозможно! Были слова-знаки, смыслы-знаки, теперь отрезвляющие мгновенно, дающие понять, в какую именно глубокую, черную и холодную пропасть он собирается упасть. И совсем не утешало, что вместе с ней… Хотя еще год или два, назад, ей казалось, что она готова на все, вообще на все, лишь бы быть с ним. Затмение, безумие!
Слова-знаки, слова-смыслы. Лили разговаривала с ним больше. Лили все поняла раньше. Решительная и сильная Лили сразу возвела барьер между собой и тьмой, оставив по ту сторону и Северуса. А Мэри - ей тоже не хочется в пропасть, она бы тоже что-нибудь возвела и разграничила. Но - как отказаться от Северуса? Невозможно! Невозможно!
Когда он после стольких лет он вдруг рядом с ней. Когда он говорит с ней, именно с ней. Когда их руки переплетены. Когда он Мерлин знает почему поцеловал её,  и она вдруг ощутила, какой он живой - вот теперь сказать ему, чтоб уходил в свою тьму?
-Что ты, Сев… - возразила она мягко и с улыбкой. - Талантливый - это ты. А я обыкновенная.
Сказать, чтоб уходил - и оказаться с ним по разные стороны? Никогда его больше не видеть и не знать, как он, что с ним? Вчера она хотя бы знала, где его искать… В больнице или в больничном морге. И если его там нет, значит, шанс, что он жив, еще есть…
-Прости, - проговорила с улыбкой, но не отодвинулась, не смогла бы. - Я не верю в моментально. Для всего нужно время. И силы. Природу можно обмануть, но цена может быть высока. Девять беременных женщин не родят ребенка за месяц. Цветок, что мы можем вырастить магией и заставить зацвести, долго не живет. Я очень хочу вместе, Северус. Очень хочу вместе жить, учиться и говорить с тобой об этом, работать - и тоже это обсуждать. Хочу не терять тебя из виду, хочу помогать тебе, хочу увидеть, как ты создашь что-то особенное, великое. Я… знаю, куда ты меня зовешь. Чувствую. Но я пока не вижу, чтоб там исцеляли. Зато видела наоборот. Я боюсь за тебя. Там не исцеляют…

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+1

17

Снейп и не рассчитывал на то, что она сразу согласится, польстившись на горизонты тех перспектив, которые он так пылко перед нею обрисовал.
Но она хотя бы выслушала его и не ответила радикальным отказом. Это давало надежду.
В его жизни по пальцам одной руки можно пересчитать людей, к которым он был привязан. Мэри являлась одним из них.
Он понимал что она имела в виду. Он и сам сомневался. Спрашивал себя, верной ли дорогой решил пойти. Но в одном его подруга однозначно права - он и правда по-настоящему талантливый волшебник, чья жажда могущества и природная предрасположенность к оному были сильнее моральных границ. Во всяком случае, таким было его нынешнее убеждение.

- Великие цели требуют великих свершений, Мэри, - он старался правильно подбирать слова, чтобы убедить её в справедливости своей позиции, - И часто они состоят в том, чтобы переступить через себя. Не принеся жертв, не достигнешь результатов.

Он снова мысленно перенёсся в тот кровавый день на вокзале Кингс-Кросс. Вспомнил чувства, обуявшие его в миг, когда поезд сошёл с рельс и началась бойня. Хаос.
Он не паниковал, но собственный шок помнил отчётливо. А ещё помнил неуёмное любопытство и трепет, в котором одновременно смешались страх и восхищённое возбуждение.

- Бессмысленно бороться против Него - чётко, холодно и членораздельно произнёс Северус уверенным тоном, - Гораздо умнее будет примкнуть к Нему. Вынужденные жертвы стоят обладания знаниями, которые Он сулит. Ты думаешь, что там не исцеляют. Но я уверен, что при должном усердии, совместными усилиями, там можно не просто исцелять. Там можно побороть саму Смерть.

Ну вот. Теперь он сказал это ей прямо, без обиняков.

Отредактировано Severus Snape (2022-06-03 18:53:03)

+2

18

Мэри больше не прятала глаз, и даже повернулась чуть так, чтоб все время видеть его лицо, его всего. И руки её сильно и нежно держали руки любимого. Она смотрела прямо широко открытыми глазами.
Неужели это происходит с ними? Неужели теперь, когда она она может говорить с ним, она должна сказать ему, что не согласна с ним? Что никогда не примет его предложения - пойти вместе, шагнуть во тьму во имя его мечты? На какой-то миг показалось, промелькнуло, как манящая идея, как хороший вариант: согласиться с ним, пойти вместе и оберегать его. Но - нет, на той стороне она будет бессильна…
-Да, ты прав. Великие цели могут требовать жертв. Но пожертвовать можно лишь собой - и лишь один раз, понимаешь? А жертвовать другими - это нельзя, это преступление. Какую жертву там потребуют от тебя, Северус? Твою жизнь? Или меньше? Твой ум, твое сердце? Ты же…
Смотрела прямо, немного снизу вверх, взглядом лаская его лицо, взглядом целуя его глаза, боясь разомкнуть руки, будто он сразу исчезнет, если она не будет держать. Смотрела и понимала: он увлечен этой идеей, его туда тянет, как светлячка на огонь. А её света слишком мало, чтоб переманить. Она просто Мэри…
-Ты же отдашь, - проговорила тише, чувствуя, что еще немного, и она заплачет. Глазам стало горячо, будто туда капнули кипяток. Сморгнула. Ему не нужно видеть слез. Её слезы недорого стоят…
Он отдаст всего себя ради того, что считает правильным и великим. И ей снова не останется ничего. Снова, как все это время с Лили. Но идти против Лили она не могла, не хотела. А сейчас другое дело. Северус и тот, о ком он говорит, были разделены, как молоко на сливки и сыворотку.
-Я буду бороться, Северус, - сказала твердо, быстро справившись со слезами. Сомкнула губы так, будто на них был мед, и она тайком собирала остатки. Этот поцелуй, даже если она проиграет, если потеряет его навсегда, этот поцелуй останется с ней. - Я просто обычная девушка. Я верю тебе, но не верю… ему… - проговорила шепотом. - Обещания - ничто, когда я видела только смерть и несчастья. Быть может, тебя он как-то убедил, но меня - нет. Если я что-то значу для тебя, хоть чуточку, хоть крошечку, прошу, убеди меня. Но до тех пор ты мой, я не отпущу тебя, я не могу, Северус, слышишь?

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+1

19

Нет, она всё-таки не понимала его, как он ни старался. Он надеялся, что поймёт, но надежды эти рассыпались в прах, едва задрожал её голос.
Мэри была искренней, не прятала свои истинные чувства за маской напускного бесстрастия, как это делали многие. Северус и сам был таким. Правда, только с теми людьми, которые ему были по-настоящему дороги.
Он внимательно смотрел на неё. От его проницательного взора и чуткого сердца не укрылось то, что Мэри сдерживала слёзы. Слёзы по нему.
И, странно, но, вопреки чувству сострадания и порыву крепко прижать её к себе, утешить, ободрить, - Снейп вдруг ощутил нечто совсем иное. Неприятие? Брезгливость? Нет, не то.
Злость. Злость на себя за то, что почём зря излил душу девочке, которая не была способна на решительные, волевые поступки (тут Снейп невольно обманывал самого себя, считая, что прикоснуться к тёмной стороне в угоду высших целей, переступая через собственные принципы и взгляды на мир - это и есть сила воли и решительность). Злость на неё. На то, что снова кто-то испытывал к нему сочувствие, в котором он не нуждался ни в малейшей степени и которое его только бесило. На то, что кто-то не доверял его уму, его силе, а самое главное - его осознанному выбору, как ему жить. Как будто считая его слабаком, неспособным самостоятельно справляться с трудностями.
Он сам отнял от неё свои руки, разомкнув их нежную близость. Внезапно сделался таким же холодным, как студёный воздух, от которого только что её согревал.

- Бороться против кого? - тихо и мрачно промолвил он, отведя от неё взгляд и устремив его куда-то туда, вперёд к своим свершениям, которые не мог разделить с ней, потому что им, очевидно, не по пути, - Против меня? - сказал, как отрезал, - И с чего ты взяла, что от меня потребуют жертвы? Я сам, лично, готов принести жертву. Я отдам всё, что у меня есть, и заплачу любую цену, лишь бы это помогло мне получить то, чего я хочу. За кого ты, Мерлин подери, меня принимаешь? Это моё дело, моё, слышишь!

Она просила убедить его. Но если она не в состоянии осознать всё величие того пути, который он избрал и попытался показать ей, любые его слова будут бессмысленны. Лили была такой же. Она отвергла друга, даже не попытавшись вникнуть, что шаг во тьму можно сделать не потому, что ты плохой, а наоборот, потому что ты хороший. Ради высшего блага.
Возможно, и в Мэри Снейп сейчас видел Лили. Как будто с ним сейчас говорила именно та рыжеволосая гриффиндорка, чьё упрямство всегда было сильнее любых рациональных объяснений. Это буквально выводило его из себя.

- Знаешь, Мэри, - раздражённо вздохнул Северус, - Я уже сказал всё, что мог. Ты не хочешь меня отпускать? Тогда идём со мной. Потому что я в любом случае пойду. С тобой или без тебя. Выбирай.

Отредактировано Severus Snape (2022-07-10 01:56:32)

+2

20

Он… злится?
Мэри не отводила глаз. Будто на огонь смотрела. Или на шторм. На что-то, что выше её разумения, но сильнее её сил, но - нельзя не смотреть. Потеряешь драгоценные мгновения, которые больше не вернутся.
Он злится, да…
Ни обиды, ни желания оправдаться. Желание понять. Отчего эта гроза? Откуда пришел этот шторм? Что же она задела такого, даже не заметив?
Она попыталась сунуть руки в рукава, но манжеты на пальто оказались узкими - это не школьная мантия, где в рукава может поместиться все. Зябкость возвращалась. Северус злился, и она оказалась отлучена от его тепла. От тепла, которое и так никогда ей не принадлежало. Она просто украла немного.
-Я поняла тебя, не злись… - сказала тихо. Помолчала, больше не пытаясь приблизиться - не твое, не трожь! - Позволь и мне пояснить. Это займет немного времени. Свое будущее я вижу просто. Я буду хорошо учиться оставшиеся полгода, потом сдам экзамены, потом подам заявление на стажировку в Мунго.  Я буду усердно учиться у моих наставников и со временем стану хорошим колдомедиком. Это путь прямой и бесхитростный, и целиком мне понятный. И на этом пути есть место для многого. Для друзей, для увлечений, для праздников. На нем есть место для тебя, Северус, ты даже не представляешь, сколько его. Но что изменится, если я выберу последовать за тобой? Если ничего, то о чем речь? Если многое, то что? Для меня это непрозрачно. Поэтому, прости, я выбираю свой путь, простой и понятный. И давай уж говорить прямо, как есть…
Совершенно позабыв о волшебной палочке, отчасти потому, что были они все-таки в магловском парке и мало ли кто что увидит, Мэри подняла озябшие руки к лицу и тепло  подула на них.
-Мы ведь сейчас говорим о темной магии?
За руками все-таки была видна её улыбка, одновременно и спокойная, и отчаянная. И глаза были такие же, глаза человека, которому, пожалуй, больше нечего терять.
-Я испытала её на себе лишь один раз, и ты это помнишь. Тот вечер, когда Мальсибер подчинил мой разум, а я даже не поняла этого. Была слишком глупа, слишком слаба. Если бы не ты, он сделал бы со мной все, что пожелал, а я бы думала, что захотела этого сама.
Это воспоминание очень долго было тем, что Мэри старалась спрятать даже от себя. Постыдное, ужасное! Но теперь она сказала об этом прямо и безжалостно, не щадя ни себя, ни Снейпа. Если отрицать, что было плохое, надо будет забыть и то, что Северус в самом деле пришел ей на помощь.
- Скажи мне, должна ли я узнать о темной магии что-то еще, чтоб принять её и восхититься? Что-то, кроме того, что раны от неё заживают тяжелее и дольше обычных. Что она может убивать исподтишка. Что она поднимает мертвых и ни в грош не ставит живых. Если есть что-то еще, кроме подлости, власти и вседозволенности, что-то  мне неизвестное, но хорошее, скажи мне. Но, Северус… - она отняла руки от лица, а глаз своих от него она не отводила вовсе. - Ведь этого нет.

Подпись автора

Милосердие выше справедливости!

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.12.1977] От тебя до меня долгая дорога


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно