Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » Tell me where do we draw the line


Tell me where do we draw the line

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Tell me where do we draw the line


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/42/t655279.gif https://66-media-tumblr-com.cdn.ampproject.org/ii/w560/s/66.media.tumblr.com/1e61d1cedd5dbdeb9382c0b6d84f387c/tumblr_inline_pbkdtx25VG1t8bm8b_250.gif

Участники: Лили Эванс, Сириус Блэк

Дата и время: октябрь 1976 года

Место: Хогвартс, замок и его окресности

Сюжет:
Что если бы Лили Эванс влюбилась бы не в Джеймса Поттера, а в его лучшего друга?

Отредактировано Sirius Black (2020-07-29 23:36:58)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+5

2

Кто-то сказал, что дружба - это любовь без крыльев... Наверное, тот, кто это сказал имел в виду, что такая любовь более земная, более настоящая и реальная, не заставляющая одевать на себя розовые очки? Но с другой стороны, кто сказал, что крылья не могут вырасти?
Лили никогда не интересовалась такими личностями как Джеймс Поттер или Сириус Блэк. Как для неё они были слишком задиристыми, слишком самодовольными, слишком болванами и слишком... притягательными. Как бы это не старалась отрицать Эванс, но все же нельзя было не признать, что эта злополучная парочка просто очаровательна!
Каждый из них был умён, красив, весел, да ещё и учитывая, что они были в команде по квиддичу - это автоматически делало их популярными.
Лили только фыркала, глядя на обезумевших девчонок, которые пытались разными способами привлечь внимание Поттера и Блэка - включая амортенцию и различные привороты. Особенно от этого «страдал» Сириус, так как не проходило и недели, чтобы кто-то не покусился на его свободу и сердце. И если бы не Эванс, которая всеми правдами и неправдами ухитрялась увести друга от зачарованных предметов и конфет, то Блэк бы уже давно бегал за кем-то с глазами, полными слепого обожания. При мысли об этом Лилс кривила недовольно губы, потому что почему-то ей было неприятна такая картинка в ее голове. И поначалу она сама не понимала, что же вызывает в ней такое глухое недовольство.
Вторая девичья часть школы, которая сохла по Поттеру, рьяно ненавидела рыжую старосту, которая так нахально и холодно реагировала на любые попытки Джеймса проявить к ней симпатию. Все считали, что он достоин большего, только никому было невдомек, что Лили игнорирует Поттера вовсе не из принципа или чего-то такого ещё... Просто ей давно уже запал в душу другой парень...
Тот, который сейчас сидел у камина в протертом кресле; тот, чей профиль был словно отчеканен на старинной монете; тот, за чьими ленивыми и аристократичными жестами Лили невольно наблюдала на некоторых уроках.
Они хорошо дружили с Блэком, в отличии от Поттера, с которым у Лили не ладились отношения. Но ей было трудно признать, что Сириус ей уже давно гораздо ближе, чем просто друг... Да и вряд ли его могла бы заинтересовать любовь всей жизни его лучшего друга. По крайней мере так пафосно выражалась Мэри, которая пыталась раскрыть глаза Эванс на несчастного Джеймса.
Лили вошла в гостиную, когда с лестницы, ведущей в девичьи спальни увидела, что Блэк и Поттер о чём-то оживлённо разговаривают. Ее чутьё старосты почему-то подсказало, что это какое-то очередное обсуждение их новой грандиозной выходки.  Они активно жестикулировали, но спустя всего пару минут Джеймс быстро встал со своего места и умчался в спальню. Эванс только мельком заметила, что он был не сильно доволен чем-то. Странно... Не сошлись в том, как лучше нарушить школьные правила?
-Привет! - Лилс опустилась в кресло, с которого совсем недавно встал Джим. Она заметила, что и Блэк был какой-то странно-задумчивый. - Что такое? Планировали очередной ночной патруль по коридорам Хогвартса?
Лили говорила серьезно, но уголки ее губ чуть дрогнули, едва не выдав ее улыбку. Потому что если они так повздорили из-за своей шалости, то это прямо таки детский сад, а не шестой курс! Она смотрела на Блэка и что-то внутри разливалось теплом, и вовсе не камин был этому причиной. Лили вдруг поняла, что слишком долго глядит на него и быстро перевела взгляд на огонь в камине.
-Учтите, что если вас поймают... - Лил запнулась, понимая, что говорит это уже в сотый раз, наверное, за все время их совместного обучения. Лили украдкой скользнула взглядом снова в сторону Блэка. Не похоже было по лицу Сириуса, что тут был разговор о шутках и веселье. Что-то было не так.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+8

3

-В этот раз все обязательно получится. – Убежденно говорил Джеймс Поттер и глаза его при этом горели лихорадочным блеском.
Они сидели в гостиной перед камином.
Сириус привычно устроился в любимом потертом кресле и вытянул длинные ноги в тяжелых маггловских ботинках. Его лениво-спокойное выражение лица не предвещало ничего хорошего.
Поттер был слишком возбужден. Его новая стратегия попахивала идиотизмом, но он не желал слушать лучшего друга и только повторял свой идеальный, по его мнению,
план. 
-Я уже говорил тебе…
Начал было Бродяга, но друга было уже не остановить.
-Нет, ты послушай. – Перебил Джеймс, активно жестикулируя, что очки сползли на самый кончик носа, он этого даже не заметил. – Я учел все предыдущие ошибки.
Он замолчал, что-то обдумывая. А затем заново начал рассказывать свой план по завоеванию одной рыжеволосой зазнобы.
Очередной план.
Блэк уже сбился со счета.
Но стоило отдать другу должное, его фантазия была просто неисчерпаема. Там, где у Сириуса давно бы пропал интерес, у Сохатого он только разгорался. Словно каждый ее отказ бросал его на новую ступень обожания.
Джим походил на психически больного, которому место в больнице Св. Мунго, его лихорадило.
И лихорадило очень давно.
А еще он не понимал слова: нет.
Думал, что Эванс с ним просто играет, как любая девчонка, любит, чтобы за ней приударили, сделали много красивых жестов.
И Поттер делал, он был рыцарем верхом на метле. Больше никого не видел вокруг только ее, больше ни о ком не мог думать.
Хотя вокруг было добрая сотня девушек. И большинство прехорошенькие.
Еще бы ловец сборной Гриффиндора, староста, да и просто мечта половины девчонок в замке.
Он их в упор не замечал, просто не видел. Ни одной.
В его голове была только Лили.
Сириус раз по сто за день рассказывал, что делала Эванс, куда смотрела, с кем говорила.
Он не собирался быть наперсником в любовных делах, только его не спросили.
В Большом зале, в подземельях, в теплицах, на уроках Защиты от Темных Искусств Блэк наблюдал за ней. Открыто, ему-то нечего было скрывать.
И рассказывал другу, тот собирал информацию, скрупулезно продумывая свой грандиозный план по захвату девичьего сердца.
Сириус делал все это спокойно, даже с привычной ему ленью, ровно до того момента, как стал замечать, что Эванс премило морщит носик, когда сосредоточенно мешает что-то в котле. Как она прикусывает кончик пера, прежде чем сделать запись.
Как ее волосы переливаются всеми оттенками меди в лучах осеннего солнца.
Только этого не хватало.
Сириус начал злиться, когда понял, что наблюдать за ней стало не просто досадной ежедневной работой, это начало ему нравится.
Бродяга не хуже Поттера знал Лили Эванс, а возможно и лучше, потому что в отличие от него не слепо восхищался ей, а вполне себе неплохо общался.
Их можно было даже назвать друзьями.
Они могли мило поговорить на уроках по Уходу за Магическими Существами, их почему-то часто ставили в пару, к негодованию Поттера.
Да и Блэка тоже, потому что ему приходилось потом весь обед рассказывать о чем же они болтали с Эванс весь урок.
А болтали они обо всем.
Несколько раз она засиживались допоздна у камина в гостиной, доделывая длинное эссе по заклинаниям или еще что-нибудь, а Сириус возвращался с поздней прогулки по коридорам замка.
Они сидели в темноте, освещаемые лишь всполохами огня и говорили.
Это было здорово.
По настоящему здорово, потому что у Бродяги в жизни было слишком мало людей, с которыми он просто мог поговорить, сидя у камина поздним вечером.
Хотя, возможно, у него была одна Эванс.
-Джеймс, послушай меня. Я не хочу больше в этом учавствовать. Серьезно, хватит. Тебе надо успокоиться.
Это было сказано чуть резче, чем Сириусу бы хотелось, но он не стал ничего добавлять. Объяснять, что ему это уже порядком надоело, что Джим просто теряет время, что все эти наблюдения довели до того, что он влюбился в Лили Эванс.
Вальбурга бы рыдала в свой идеальный изумрудный ковер, произнеси он такое вслух.
Но для него дело было не в том, что Эванс была маглорожденной, она была самой талантливой волшебницей из всех кого он знал.
А знал Сириус многих.
Дело было в том, что его лучший друг был безнадежно влюблен в нее уже несколько долгих лет.
Поттер странно дернулся, поджал губы и резко поднялся.
По его лицу было видно, что он хочет сказать Блэку что-то резкое, но вместо этого Джим развернулся и ушел.
Бродяга на секунду зажмурился, а затем откинулся на спинку кресла, в задумчивости касаясь пальцами губ.
Он только что отказал в помощи другу, тому, кто понимал его лучше всех в этом мире. Конечно, Джим обиделся.
Разозлился.
Был в бешенстве.
Чувствовал себя брошенным.
Но Сириус просто не мог сказать, уже давно наблюдает за Эванс без его понукания.

Кресло напротив скрипнуло, Сириус медленно открыл глаза. Ему даже хотелось, чтобы Сохатый вернулся и сказал, что все это глупости. Что ему действительно надо отпустить ситуацию и перестать вести себя как олень.
Но перед ним сидела Эванс собственной персоной.
Бродяга улыбнулся и откинул волосы назад.
-Привет, Лилс.
Ее глаза выражали озабоченность, а он отлично умел держать лицо.
-Шутишь, такое мы даже не планируем? Нет ничего проще, чем ходить по коридорам Хогвартса. Попробуй как-нибудь.
Он невесело усмехнулся, не отводя взгляда от ее лица. Подсвеченное камином оно было прекрасно.
Она тоже смотрела на него и на секунду Блэку показалось, что в ее глазах мелькнуло то, чего там совершенно не должно было быть.
Но в следующий миг она отвела взгляд.
Он закатил глаза.
-Да-да, если нас поймают… знаю. – Рассеянно, пробормотал Бродяга, думая о другом и не отводя от нее взгляда.
Он повел носом и почувствовал легкий аромат ее духов, едва ощутимый среди других запахов. Кожи и волос, легкий и почти невесомый.
Идеальный.
Сириус вдохнул глубже и пододвинулся к девушке, их колени соприкоснулись.
Она бросила на него быстрый взгляд. Что-то в нем было такое от чего парню на мгновение стало жарко.
-Я хотел поговорить с тобой.
Неожиданно для самого себя, произнес Блэк.
Кажется, она ничего подобного от него тоже не ждала, но позволила продолжить.
Они были так близко, что Сириус при желании мог разглядеть каждую ее ресничку.
Они были пушистыми и длинными.
Лили смотрела в его глаза, а он молчал.
-Джим совсем от тебя голову потерял.
И я тоже.

Отредактировано Sirius Black (2020-06-21 07:52:13)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+8

4

Хорошо зная эту неразлучную парочку - Поттер и Блэк, Лили почему-то ожидала, даже была уверена на все сто процентов, что Джеймс сейчас вернётся. Ну поссорились, с кем не бывает? Даже с лучшими друзьями такое случается...
Но Джим не возвращался, а Сириус был явно чем-то расстроен или озабочен, но его умение держать лицо позволяло скрыть это. Хотя он мог обмануть кого угодно, но Эванс обладала очень хорошей интуицией и проницательностью, поэтому она ни на секунду не поверила той улыбке, которая расцвела на лице Блэка, когда он ее увидел.
Он был из древней и аристократичной семьи, поэтому с детства умел быть сдержанным, с идеально небрежными манерами. Но только внутренний огонь прорывался иногда наружу вспышками эмоций или же их отблесками в глазах.
-Нет ничего проще, чем ходить по коридорам Хогвартса. Попробуй как-нибудь. - Блэк пошутил, но усмешка у него вышла совсем невеселой, и это подтвердило ощущение у Лили, что что-то не так. Но она постаралась поддержать легкость беседы.
-У меня нет мантии-невидимки, как у вас. А со мной вы никогда в жизни не пойдёте бродить по коридорам... Я же староста. - Лилс улыбаясь, возвела глаза к потолку, как бы намекая на то, что мальчишкам с ней будет скучно и что они думают, будто она их замучает наставлениями. Хотя она бы с удовольствием пошла...
И в следующий миг уже Блэк закатил глаза, в ответ на ее предупреждение до этого.
-Да-да, если нас поймают... Знаю. - он вдруг как-то странно посмотрел на неё и подвинулся ближе.
Лили показалось, что всему виной отблески огня, которые все вещи делали немного не такими, какими они есть на самом деле. Но от этого совсем невинного касания коленками по телу вдруг прошёлся будто лёгкий разряд тока. Лилс сглотнула, едва не дёрнувшись, но не отодвинулась. Умчавшийся отсюда Джеймс вылетел у неё из головы на пару секунд, пока она смотрела пристально в глаза Сириуса. Он будто раздумывал как ей сказать что-то важное или не очень хорошее.
Эванс немного занервничала, но виду не подала.
-Я хотел поговорить с тобой.
Ей хотелось тут же спросить о чем? Но голос словно куда-то пропал и она не могла ничего сказать - только продолжала смотреть на Блэка. Она чувствовала себя слегка неловко и понятия не имела о чем же таком хочет с ней поговорить ее друг-не-совсем-друг? Хотя не совсем друг это он для неё, а она...
Порой Лилс казалось, что она совершенно пустая и скучная, особенно, когда видела какие девчонки вьются вокруг Сириуса. Красивые, улыбчивые, без умолку болтавшие о каких-то милых пустяках...Хотя у неё с Сириусом было тоже столько тем для разговоров! Столько шуток! Ей захотелось улыбнуться от этой мысли, но она этого не сделала.
-Джим совсем от тебя голову потерял.
Эванс, услышав эту фразу, молча отвела глаза от лица Сириуса, уставившись в камин. И что ей с этим делать? Он сейчас будет уговаривать ее сжалиться над другом и пойти с ним на свидание? Будет тыкать ее носом в разнесчастного Поттера, как делает это Мэри?
-И что? - бесцветным голосом отозвалась Лили на фразу Блэка. Ей стало горько и противно, потому что так хотелось выпалить ему в лицо, что она не из попытки набить себе цену отвергает Джеймса, но она не могла этого сделать. Вешаться на шею парню, который никаких знаков внимания, кроме как дружеских, ей не оказывал, она не собиралась. Тем более, что это Сириус, мать его, Блэк!
-Что я могу с этим сделать, Сириус? - произнесла она уже сердито, откинув волосы за спину и сверкнув глазами снова в его сторону. - Я никаких поводов и надежд на взаимные чувства Джеймсу не давала. А идти с ним на свидание только из жалости...
Ситуация до боли напоминала Лили про ее собственные не взаимные чувства и от этого хотелось кричать. Сириус тоже ей не давал никаких поводов... В глазах предательски защипало, но Эванс почти никогда не плакала.
-Я не хочу... Мне нр...- Ты мне нравишься, Блэк!- В общем, Джеймс мне не нравится, так можешь потом и передать, если он снова спросит о чем мы разговаривали.
Она сказала резко, как отрезала, а потом в ее глазах на долю секунды промелькнуло несчастное выражение. Ей казалось, что если б Сириус умел читать мысли, то вмиг бы все понял... А даже если б и понял, то что тогда? Лилс хотела сказать, что ей нравится другой, но Блэк бы обязательно спросил кто, а ответ на этот вопрос сидел прямо перед ней сейчас - настолько близко, что Лили едва дышала, чтобы случайно не отодвинуться.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+7

5

Он вдруг с запоздалым удивлением осознал, что в гостиной больше никого кроме них не осталось.
Них.
Последний первокурсник, неловко собрав тетради и сдавленно пожелав спокойной ночи, ушел наверх, слишком громко топая по лестнице и направляясь в спальню мальчиков.
Они остались одни. Лишь он и Эванс в тусклом свете камина.
Их коленки соприкасались.
Почему-то это безобидное прикосновение казалось Блэку таким интимным, что он едва сдерживался, чтобы не начать ерзать на кресле, в котором сидел.
Прикосновение было таким правильным.
Правильным.
Черта два оно было правильным.
Ведь это была девушка, по которой сходил с ума его лучший друг, не спя ночами и изобретая нереальные планы по достижению своей цели.
Эванс.
Черт возьми, Эванс, перестань на меня так смотреть.
Только что она рассуждала о том, что им не стоит с Поттером ночами бродить по коридорам Хогвартса и что она староста, а теперь вдруг замолчала и смотрела не него своими невероятными глазами.
Успокойся, Блэк. Просто успокойся.
В свете камина ее волосы пылали, словно огонь. Он смотрел и смотрел, не в силах оторвать взгляда.
Его зрачки почти поглотили радужную оболочку, становясь совсем черными когда он смотрел на нее.
А ведь она не отодвинулась, не дернулась в сторону и не заявила, что ему совершенно точно не стоит трогать ее.
Ему совершенно точно не стоило трогать Лили Эванс.
Даже пальцем. Даже в мыслях.
Он слишком внимательно наблюдал за ней. Ее горло дёрнулось, когда она сглотнула.
Они были так близко.
Слишком близко.
Ее аромат обволакивал в темной пустоте гостиной.
Все звуки словно замерли и Сириус невольно стал говорить тише.
Чтобы ей пришлось приблизиться для того, чтобы расслышать его низкий полушепот.
Еще ближе.
Она тоже смотрела на него. Взгляд ее скользил по нему. Пристально.
Сириус почти не дышал.
Лили ничего не сказала, только продолжала смотреть своими глазами.
Пожирающими его насквозь глазами.
Перестань на меня так смотреть, Эванс.
Кажется, она этого не ожидала. Его слов. Взгляд Лили стал на секунду расстроенным.
Она отвела глаза, повернула голову, смотря на огонь в камине и позволив ему любоваться ее профилем.
Взгляд Бродяги был слишком жадным. Он всматривался в ее прямой аккуратный нос, упрямую линию подбородка, красивые губы.
Кажется, он забыл о чем хотел говорить, когда губы девушки шевельнулись.
Голос ее звучал глухо.
И что?
Действительно.
Простая фраза разозлила ее. Он видел по глазам, свернувшим в полутьме.
Блэк наблюдал лишь за тем, как взметнулись ее волосы, когда она откинула их за спину, вспыхнув янтарем.
Больше ни у кого на этом свете не было таких волос.
Бродяге отчаянно хотелось протянуть руку и зарыться в них пальцами, ощутить эту шелковистость и мягкость.
Он облизнул губы.
Она говорила, чеканила слова. Злилась, а Сириус все никак не мог оторвать от нее взгляда.
Интересно, понимала ли Эванс как была чертовски прекрасна сейчас, в своей злости? Настолько, что ему хотелось…
Он одернул себя, не позволив зайти слишком далеко даже мысленно.
-Я знаю. – Очень тихо, почти неуловимо.
Но был почти уверен, что она услышала.
Ведь действительно не давала, ни одного. Толко вот почему он почувствовал облегчение?
Он все же не удержался и подался корпусом вперед, опуская локти на свои колени и сдвигая лопатки.
Она была так близко.
Если бы Лили наклонилась немного вперед парень бы мог коснуться ее кончика носа своим.
Было даже хорошо, что она не наклонялась.
Хорошо ли?
Он только что думал о том, как здорово было бы коснуться ее волос, потянуть их слегка на затылке, заставляя повернуться к себе.
Ее взгляд. Он прожигал насквозь, никогда раньше Сириус не видел у нее этого взгляда.
Злость вперемешку с какой-оо безысходностью. Хотелось стереть это и больше никогда не видеть.
-Лилс
Это ее не хочу. Какого черта он только что вздохнул с облегчением?
Какого черта.
Блэк снова облизнул губы. Ему почему-то стало душно.
Их колени все еще соприкасались.
Он невесело усмехнулся. Про этот разговор Поттеру знать ни к чему, а в особенности о том, что сейчас думает Блэк.
В голове его бьется только одно.
Джеймс мне не нравится.
Джеймс. Мне. Не. Нравится.
Не нравится.
Но она хотела сказать что-то другое, почти сказала, но запнулась, зло тряхнув волосами.
Сириус поймал себя на мысли, что больше ему знать не нужно.
Его не задевала ее резкость. Она была не для него.
Слишком слабой, Вальбурга тренировалась на нем годами. Но вот выражение, что затаилось в ее глазах заставило его нахмурится.
Оно мелькнуло и исчезло, но он почувствовал его. Почуял словно пес.
Словно это делало ее несчастной.
Нужно было отодвинуться, поднять руки и сказать, чтобы больше никогда не станет заговаривать с ней на эту тему.
Но Бродяга не двигался. Она смотрела на него иначе, сейчас в этой пустой гостиной, где кроме них только потрескивающие поленья в камине.
Ему нужно было отодвинуться, подняться в спальню и печально просветить Сохатого, что у него ничего не получится ни с одним его грандиозным планом.
Так почему он продолжал сидеть на месте, касаясь ее острых коленок и неотрывно смотря в зеленые бесконечные глаза?
Почему он чувствовал облегчение?
С его губ сорвался вздох.
Она же почти не дышала, словно застыв.
Никто из них не отводил взгляда.
Сам не понимая что делает или не желая понимать, Блэк подался вперед.
Его пальцы коснулись скулы, уха и сжались на шее, зарываясь в волосы на затылке.
Невозможно мягкие.
Он не думал, просто рванулся к ней, его рот смял ее губы.
Словно он желал вобрать ее в себя. Всю, без остатка.
Нужно было уйти пока они не столкнулись.
Тьма и пламя.

Отредактировано Sirius Black (2020-07-04 08:18:08)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+8

6

...ведь твой наряд узорами пестрит, а руки пахнут розовым июлем, но главное, что ты теперь внутри, – как между рёбер всаженная пуля.
Все вокруг было таким правильным, странно правильным, потому что она сидела сейчас здесь у огня с Блэком. С тем самым Блэком, с которым она столько раз хохотала у этого самого камина, на плече которого плакала когда-то давно, когда Петунья прислала ей письмо, в котором сказала, что у неё больше нет сестры, с которым столько раз спорила, секретничала...и ни разу не задумалась о том, как же много на самом деле он для неё значит.
Поняла только, когда Джеймс стал активно доставать своими ухаживаниями, и только Сириус мог понять ее и угомонить своего друга. Поняла, когда увидела как за Сириусом стайкой бегут девчонки, заглядывая ему в глаза...Лили сначала думала, что она ревнует его по-дружески, но разве друзья снятся ночами напролёт? Разве глядя на друга с какой-то девушкой будет все внутри сворачиваться в тугой узел? Разве имя друга будешь выводить на углу пергамента, задумавшись о чём-то?..
Лили вздрогнула, когда какой-то первокурсник собрал свои учебники и громко ушёл к себе в спальню. Она огляделась и вдруг сообразила, что в гостиной больше никого не осталось. Наступила такая тишина, что слышно было, как потрескивают поленья в камине. Вязкая тишина, полная самых разных мыслей, витавших где-то в воздухе, которые Лилс никак не могла собрать в кучу.
Какой-то хаос поглотил сейчас ее всю, заставляя держаться только за одну стабильную точку - его глаза. Чёрные, казавшиеся сейчас огромными, в которых вспыхивали отблески огня, делая их почти дьявольскими. Эванс не могла отвести взгляд от них, чувствуя себя словно под гипнозом. Ей не хватало воздуха, но она чувствовала как часто дышит, почему же тогда здесь будто стало нечем дышать? Лилс с трудом оторвала взгляд, чтобы не утонуть окончательно.
-Я знаю. - он так тихо это говорит, что ей приходится чуть ли не наклонится, чтобы услышать его, но вместо неё наклоняется он.
Сириус оказывается слишком близко, слишком, чтобы продолжать мыслить здраво.
Он знает... Он знает, что его друг перегибает палку, что ей не хочется идти с ним на свидание, что она устала от бесконечных его завоёвываний. Только не знает истинной причины...
Ей показалось, что Сириус вздохнул с облегчением, когда она высказала все ему. Лили даже резко повернула голову, удивлённо вскинув брови. Да нет, ей же точно показалось... Но этот взгляд...Она никогда не ошибалась в таких вещах, но с Сириусом все было по-другому – она не чувствовала себя уверенной ни в чем!
Этого просто не может быть...Не может быть...Не может! Эванс, не будь дурой!
-Лилс..
Она не видела, но понимала скорее, что смотрит на Блэка с каким-то вызовом, будто снова решила обороняться от его новых уговоров. Неужели Сириус не понял, что ей плевать на то, что там придумал его друг?
-Что Лилс? Не надо меня снова пытаться уговаривать, Блэк! Нет, значит нет! - Лили пыталась оборвать все эти разговоры, потому что боялась, что не выдержит и вывалит все как есть Сириусу. А она твёрдо сказала себе, что не даст ему понять что она к нему чувствует!
Лили была близка к тому, чтобы резко встать и уйти, но взгляд Сириуса удерживал ее на месте.
Какого черта, Блэк?
Она злилась, в ее зелёных глазах запрыгали опасные искры. Почему он испытывает ее терпение и смотрит на неё так, словно видит ее впервые?
Лили не отводила взгляд, оставаясь здесь, хотя стоило бы уйти и никогда не заикаться больше с Блэком о Поттере и как-то ещё исправить свой промах, когда она чуть было не сказала, кто ей нравится на самом деле. Но...
Какого черта, Блэк?
Он продолжал на неё смотреть, от чего у Лили резко пересохло во рту. Она медленно сглотнула, внезапно понимая, что чувствуют те самые девчонки, на которых соизволил взглянуть Сириус. Он был слишком красивым, просто безбожно. Или она только сейчас это поняла со всей ясностью?...
Надо уходить... Но Лили не может отодвинуться.
Надо уходить...Только вот ноги совершенно отказываются слушаться.
Это длилось какую-то долю секунды, пока Эванс не услышала тихий вздох, который точно значил облегчение. Почему облегчение? Что-то и где-то Лили упустила, но не могла понять что именно...
И тут произошло то, что смыло все границы во времени и пространстве. Вселенная замерла в своём вечном беге и отразилась в темных глазах, стремительно оказавшихся так близко, что стало жарко. Все звёзды сложились в одно имя - СИРИУС, и вспыхнули в ее голове так ярко, что Лили показалось на мгновение, что она ослепла.
Эти его тонкие изящные пальцы..Лили даже не думала, что они могут быть такими нежными и сильными, одновременно. Ей не удалось увернуться от его губ, когда его рука мягко сжалась на ее шее. И это казалось совершенно правильным!
Землю выбили из-под ног, воздуха снова не хватало, в мире были только его губы, невозможно тёплые и такие...родные. Будто Лили вспомнила свою давнюю и забытую любовь. Но она же не забывала...
Ей стоило бы оттолкнуть его, сказать, что все это неправильно, что так не должно быть...Но кого бы Лилс могла обмануть этими словами? Врала она плохо, а Сириус всегда видел ее почти насквозь в попытке соврать.
Эванс ничего не могла поделать...Тонкими пальчиками неуверенно по щеке вверх, легкими касаниями по темным волосам, словно она не знала, можно ли ей так делать? У неё кружилась голова, а внутри разгорался пожар...
Жадно, порывисто, резко - Блэк будто думал, что она сейчас исчезнет, испарится. Лили чувствовала эту жадность, но она понимала... Понимала, потому что после минуты, когда она, оглушенная порывом Блэка не могла пошевелиться, после этой минуты она , сначала неуверенно, а потом с той же жадностью ответила на его поцелуй. Подаваясь навстречу его губам, касаниям...Их коленки давно были тесно прижаты друг к другу. Лили не осознавая сама стремилась навстречу роковой тьме, которая  отражалась в глазах Сириуса, поглощала ее..
И воплощение свершилось...
Воплощение всего того, что так хотелось сказать, а теперь не нужно было никаких слов.
Лили никогда не чувствовала себя настолько открытой, настолько смелой, словно Блэк открыл в ней какой-то потайной огонь, который всегда подспудно тлел в ее душе, но только сейчас превратился в пожар. И возможно этого огня хватит на них двоих, чтобы разогнать тьму. Или тьма поглотит их обоих...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+8

7

Сначала не было ничего, лишь вечная пустота и тишина.
Бесконечная, безжалостная.
Ничего. Пустота.
Он ждал, когда ее руки оттолкнут его, когда губы сожмутся, не пуская дальше. Когда она скажет, что он идиот и они просто друзья. Иного быть не может.
Но вместо этого нежные пальчики коснулись небритой щеки, невесомо.
По телу словно разряд тока прошел.
Много девушек касалось его так.
Но не так.
Ее прикосновения были такими… правильными.
С ума сошел, Блэк.
Это уже голосом Джеймса в его голове.
Он не должен был этого делать. Не должен был.
Пальцы словно кололо от прикосновения к ее коже. Электрические разряды. Кожа к коже.
И как он раньше не замечал?
Он не должен был этого делать, а она совершенно точно не должна была отвечать ему.
Но губы девушки шевельнулись, Сириус чуть не застонал, от этого крошечного движения. Сначала несмело, а затем все уверенне.
Он горел, но и она горела вместе с ним.
С тихим рыком он привлек ее к себе, пальцы сжались на ее тонкой талии, нога скользнула между ее колен.
Ближе, Эванс. Мне нужно ближе.
Она напряглась всего на секунду, но позволила.
Мысли вылетели из головы. Блэк выпихнул их оттуда, как незваных гостей.
Оставив лишь Лили и ее пальцы в его волосах.
Она пылала в его руках. Словно он целовал само солнце.
И это было прекрасно, черт возьми.
Лили подалась к нему, он усадил ее на свои колени, его пальцы касались ее поясницы, там где кофта приподнялась, оголяя нежную кожу.
Он чувствовал мурашки, что бежали по ней от его прикосновений.
От его, мать твою, прикосновений.
Это сносило крышу окончательно.
С губ Бродяги сорвался тихий стон, больше похожий на рык. Волна возбуждения прокатилась по телу, а она всего лишь отерла его плечи ладонями.
Эванс, ты меня с ума сводишь.
Интересно, понимала она это?
Сириус целовал ее, терзая горячую сладость ее рта и не мог остановиться.
Его пальцы коснулись ее поясницы, где джинсы соблазнительно оттопырились, забрались под пояс и погладили.
Это было сумасшествие.
Подлинное.
Еще пару секунд и ему точно не остановиться.
Блэк поднялся на ноги, побуждая ее встать тоже, за ним.
Это немного отрезвило, позволило собрать разбегающиеся мысли.
Его руки на ее пояснице.
Ему было тяжело дышать.
Сириус отстранился, видит Мерлин каких трудов это ему стоило. Сделал крошечный шаг назад, упираясь в кресло.
Его черный взгляд был направлен на ее губы, припухшие после его поцелуя.
Стоило больших усилий оторвать от них взгляд вместо того, чтобы снова припасть к ним.
Твою мать, Эванс.
Грудь парня тяжело вздымалась, он не скрывал этого, как и возбуждения, распирающего его штаны или немного дрожащих рук.
Он смотрел в глаза, боясь увидеть в них сожаление.
Бродяга облизнул пересохшие губы.
Время замедлилось, а затем остановилось, когда он вышел из гостиной и поднялся в спальню.
Джеймс уже крепко спал.

Утро субботы началось с отдёрнутого Ремусом полога и вопроса собирается ли Блэк проваляться целый день в постели или же соизволит явиться на тренировку по квиддичу, потому что игра уже в четверг.
Хорошо, что была суббота, Сириус не мог выкинуть из головы того, что случилось вечером в гостиной.
Хотелось бы думать, что это ему приснилось.
Но тело помнило.
Руки все чувствовали нежность ее кожи, мягкость огненных волос. И их запах. Он словно впитался под кожу.
Даже принятый душ не смог этого изменить.
Запах преследовал его на лестнице, когда он спускался в общую гостиную, был с ним в коридоре.
И явственно ощущался в Большом зале, когда он сел за стол Гриффиндора почти напротив Эванс.
Она вскинула голову, здороваясь с кем-то и чуткий нос Бродяги вновь уловил его.
Немного мятный и свежий.
Его ноздри затрепетали.
Рядом на лавку опустился молчаливый Поттер. Со вчерашнего вечера они не обмолвилось и словом. Когда Блэк поднялся Сохатого в спальне уже не было.
Он повернул голову, смотря как Джим кладет в тарелку яичницу с беконом.
Сириус же просто грел кружку в ладонях, забывая пить и слишком часто смотрел на сидящую напротив Лили.
Она же на него совсем не смотрела или же делала это, когда он отворачивался.
Он даже не заметил, как Поттер встал с места и направился к выходу из Большого зала.
-Ты идешь?
Сириус поднялся, опираясь обеими руками о стол и встретился глазами с Лили.

Это была самая длинная тренировка по квиддичу в жизни Сириуса Блэка. Он рассеянно летал по полю и даже не делал попыток слушать, что ему говорят ровно до того момента, как Поттер не угодил его в плечо квоффлом.
Конечно, он сделал вид, что случайно.
Конечно.
Только тогда он смог сосредоточится и хоть на несколько часов выкинуть из головы мысли об Эванс.
И это было круто.
Ощущение полета и ветер в ушах.
Свобода.
Если бы не начавшийся мелкий и холодный дождь, то они продолжали бы тренироваться еще пару часов.
Судя по всему именно так Поттер и собирался поступить, но когда у игроков руки начали отмерзать и соскальзывать с метлы, он все же сжалился и велел всем приземляться.
Джеймс отправился прямиком в душ даде не подождав Блэка, что означало – он все еще злится.
В любой другой день Бродяга бы подошел к другу, хлопнул бы по плечу и сказал, что поможет ему завоевать его зазнобу.
Но только не сегодня.
Пальцы все еще покалывало, когда он думал о вчерашнем вечере в гостиной.
Им с Эванс определенно точно нужно было поговорить.
Он думал об этом, шагая в расстегнутой кожаной куртке по коридорам замка, которые продували все осенние ветра. В Хогвартсе приходится одевать свитера большую часть года или ходить с мантиях, которые он терпеть не мог.
Сириус завернул за поворот и чуть не врезался в стайку девчонок, что шли из библиотеке, прижав к груди учебники.
Как раз туда он и направлялся, где горбились над эссе по травологии Люпин и Хвост.
Одна из них та, что оказалась на пути Блэка очаровательно улыбнулась и спросила, что он делает субботним вечером.
-Пишу эссе по травологии, очевидно. – Не очень дружелюбно отозвался парень, от чего она тут же надула губки.
Ему было плевать, он заметил огненную вспышку, направляющуюся к библиотеке, обогнул недоумевающих девчонок и схватил Эванс за локоть.
Она резко обернулась, ее волосы хлестнули ему по шее, обдавая восхитительным ароматом маты и чего-то теплого.
Взгляд Лили ничего хорошего не предвещал.
-Надо поговорить. – Сказал он, утягивая ее в пустой кабинет, которым не пользовались уже несколько лет, пока она не успела ничего возразить.
Блэк плотно закрыл дверь, на всякий случай поставил на нее заглушку и повернулся к старосте.
Зеленые глаза горели, она гордо вздернула подбородок, прижимая к груди сумку, что слетела с ее плеча.
Твою мать, Эванс.
Она была прекрасна.
Чертовски и невообразимо прекрасна, в своем свитере и обычных джинсах.
Он сделал шаг вперед, бросая сумку на ближайшую парту, глухо звякнула чернильница.
Им нужно было поговорить.
Очень нужно.
Но вместо этого Блэк преодолел разделявшее их расстояние в два больших шага, его руки обхватили ее лицо, а губы жадно прижались к губам.
Снова.
Мне это нужно, Эванс.
Ее сумка упала на пол.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+7

8

Так не бывает! Не может такого быть!Эванс, ты просто сходишь с ума!
Мир замер и замкнулся на Блэке - на его губах, дыхании, прикосновениях. Замер, а потом завертелся с бешеной скоростью, выбивая землю из-под ног Лили.
Она была несмелой, сначала, и он тоже. Будто каждое новое движение с опаской и оглядкой на то, что вот сейчас она точно все прекратит. Только ей не хотелось прекращать. Ей хотелось гореть, сгорать дотла вместе с ним, под его губами.
И слава Мерлину, Сириус не останавливался. По венам пробегали искры, кожа покрывалась мурашками от каждого, едва уловимого, прикосновения. Чистое безумие.
Мне это снится.. Да, точно снится..
В голове билась эта мысль, а Лилс отчаянно цеплялась за неё, чтобы не дать себе окончательно потерять голову. Но все в момент улетучилось, когда Блэк сжал ее за талию, а его колено оказалось слишком близко к ее бёдрам. Всего лишь на секунду, на каком-то отдалённом уголочке воспалённого сознания возник образ Мэри, укоризненно качающей головой, но и он оказался вытеснен жарким дыханием.
Лили не могла сопротивляться Блэку, даже если б и захотела. Это было выше ее сил, потому что их попросту почти не осталось.
Что ты творишь, Блэк? Что ты со мной творишь?
Он усадил ее на свои колени и одно касание, невесомое как дуновение ветра, всего одно касание его пальцев к оголенной коже - и Эванс ощутила прокатившийся по всему телу разряд тока. Она провела чуть уловимо дрожащими ладонями по его плечам. Да она вся дрожала, только не ощущала этого.
Губы Лили поддавались напору Блэка, ее тело стремилось стать ближе к его, мысли же совсем не участвовали в этом водовороте. Да это и не нужно было...
Они поднялись, хотя Лилс на мгновение показалось, что она упадёт, только руки Блэка крепко держали ее, давая ей точку опоры в этом зыбком мареве.
Он ВСЕГДА был ее точкой опоры, а поняла она только недавно.
И тут все будто померкло. Сириус сделал шаг назад, глядя на неё, тяжело дыша и Лили не могла понять, что произошло? Ее дрожь так и не прошла, только теперь это было от противного, липкого страха. Страха, что он пожалел о том, что сделал, о том, что сорвался, о том, что предаёт лучшего друга. Но разве Лили не сказала ему, что у Джима нет никаких шансов?
Эванс окинула взглядом каждую чёрточку Блэка, и прежде, чем она успела что-то сказать, он ушёл в мужские спальни.
Ее губы горели, дыхание ещё не пришло в норму, но хуже всего было то, что внутри бесновалось настоящее пламя. Ей хотелось рвать и метать, потому что страшно, потому что он вот так молча ушёл, ничего не объяснив, оставил ее посреди гостиной со своими чертовыми поцелуями, которые все еще пылали на ее губах. Под руку подвернулась кем-то оставленная вазочка из под конфет и Лили запустила ею в только что закрывшуюся дверь. Осколки рассыпались по лестнице, но староста даже и не подумала их убрать. Резко повернувшись, Лилс тоже исчезла в своей спальне.
Пошёл ты к черту, Блэк!

Утром она спустилась в Большой зал раньше остальных учеников. Она не могла спать. Ее преследовали эти тёмные глаза и горячие ладони, которые она все ещё так явственно ощущала на своём теле. Лили очень злилась, и впервые не на Поттера, а на Блэка! Тот, кто всегда наоборот мог ее успокоить, сейчас был ее яростью. Его тихий голос и жаркие губы не оставляли ее ни на секунду, едва она закрывала глаза.
Эванс мечтала не видеть его сегодня весь день, как и кого-либо из Мародеров.
Но утро началось с мрачного Поттера и Блэка, который украдкой поглядывал на неё, когда сел напротив.
Какого Мерлина именно сюда?
Лилс поздоровалась и демонстративно улыбнулась Дэвисону, который сел по левую руку от неё. Но спокойно есть и разговаривать она не могла - взгляд Блэка ощущала всей кожей. И снова этот разряд в самое сердце, но она умело игнорировала это. Раз или два она посмотрела украдкой на Сириуса, который задумчиво грел руки о свою чашку. И по прежнему он не разговаривал с Поттером. Все ещё вчерашняя ссора или что-то другое?
Лили посмотрела в спину удалявшегося Джеймса, а потом неожиданно встретилась глазами с Сириусом. Ее лицо жарко вспыхнуло, но она быстро поднялась и вышла из Большого зала.

Сегодня Джеймс устроил тренировку своей команде по квиддичу и Лили, хоть и не любила особо этот вид спорта, но частенько могла сидеть на трибунах, просто чтобы понаблюдать за Сириусом. Конечно, он этого не знал. А Поттер не мог спокойно летать, если она была на трибуне, что немало ее раздражало, отвлекая от истинной цели.
Но сегодня Эванс не пошла поболеть за друзей, она все ещё была зла и все ещё не могла отделаться от едва уловимых мурашек при воспоминании о вчерашнем.
-Лили! Ты сегодня какая-то хмурая, все в порядке? - ее догнала Амелия в одном из коридоров, когда Эванс шла в библиотеку.
-Прости, Ами, но я не хочу разговаривать.. - немного резче, чем хотелось, ответила Лилс. Девушка обиженно вздохнула, но дальше спрашивать не стала.
Да что это с ней? Почему она такая резкая сегодня? Лили выдохнула, глянув на небо за окном. Серость и холод. Тренировка наверное уже давно закончилась... Лилс была бы не против, если б она длилась целый день, так хоть можно было надеяться, что она не наткнётся на Сириуса где-то в замке.
Только она так подумала, как увидела его, лишь завернув в коридор, ведущий к библиотеке. Навстречу двигалась стайка щебечущих девчонок и как только Лили поравнялась с ними и Блэком, как услышала:
-Сириус! А что ты делаешь субботним длинным вечером? - девушка взмахнула длинными ресницами, обворожительно улыбаясь Блэку.
Меня сейчас стошнит...
Лили не смогла не скривить губы, когда промчалась мимо всей компании, спеша в библиотеку и не желая слышать эти слащавые речи, а тем более ответ Сириуса на них.
Но она не успела дойти до библиотеки, потому что ее кто-то схватил за локоть и бесцеремонно потащил в сторону давно забытого кабинета.
Сириус! Какого черта?..
Лилс смерила его как можно более презрительным взглядом.
-Ладно, пойдём поговорим. - холодно бросила Эванс, заходя в аудиторию. Она проследила взглядом за манипуляциями Блэка, который закрыт дверь и поставил заглушку.
Вздёрнув подбородок она выжидающе смотрела на него, чувствуя, что внутри все снова начинает плавиться только от одного его взгляда.
Эванс, держи себя в руках! Ему же плевать... Он за Поттера беспокоится!
Губы сами собой изогнулись в насмешливой улыбке, потому что это было невообразимо глупо! Ей нравится Блэк, она ему тоже, и даже несмотря на это все боятся задеть чувства Джеймса, которому Лили никогда не давала ни малейшего намёка или шанса. Ну ладно, она выслушает доводы Блэка, для которого она стоит на втором месте после всех его друзей...
-О чем ты хотел поговорить? - Эванс нетерпеливо вздохнула, прижимая свою сумку к груди. Находиться с ним в одном помещении...Становилось жарко. Она сглотнула.
Но Блэк не ответил, вместо этого он стремительно подошёл к ней и, обхватив ладонями ее лицо, поцеловал.
Сумка со звоном, свидетельствовавшим о разбитой чернильнице, упала на пол. Она не понимала Сириуса в эту секунду! Зачем он это делает снова, чтобы потом так же ускользнуть от неё, как вчера? Лили так долго не выдержит...
Какого черта, Блэк?!
Снова мелькает в голове, но руки, поначалу упиравшиеся в его грудь, слабели. Пальцы снова мелко дрожат, когда она сжимает ими его плечи. Это похоже на гипноз, на помешательство...
-Ты... Ты кажется хотел поговорить... - едва выдыхает Лилс, на миллиметр оторвавшись от его губ. - Хотя знаешь, мне плевать!
Эванс в секунду сокращает это неуловимое расстояние, не дав Сириусу ответить.
Ты мне нужен, Блэк!
А может к черту все разговоры, по крайней мере пока? Пока время замерло и стук их сердец разгоняет и без того горячую кровь...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+7

9

Теперь она отталкивает его.
Руки упираются в его плечи, но Блэку плевать.
Он целует ее.
И мир перестает существовать.
Снова.
Она зла. Ему это отлично известно.
Не на Поттера или Снейпа. Или кого-то ещё.
Она злится на него.
Впервые так сильно возможно.
Обычно это просто недовольство. За то, что он снова нарушил правила и МакГонагалл сняла очки с их факультета. Это было такое бесчисленное количество раз, что кажется, уже самой Эванс надоело выговаривать им с Поттером какие они безалаберные и не думающие о благополучии Гриффиндора.
Обычно она была недовольно или расстроена.
Но теперь все иначе.
И этот презрительный взгляд, которым она одарила его в коридоре.
Черт возьми, Эванс.
Сириус просто не смог сдержаться, когда повернулся и увидел этот гордо вздернутый подбородок. Этот взгляд, словно она и так прекрасно знала, что он там хочет сказать.
Он не знал, а она знала.
Бродяга просто не думал, его губы были жадными, ищущими.
А Лили…
Она отпихивала его, упираясь раскрытыми ладонями в его плечи. Ему казалось, что она оттолкнет его, даст пощёчину и заявит, чтобы он больше никогда не приближался.
А затем пальцы сжимают его плечи и по телу тут же пробегает сладкая дрожь.
Блэк чуть не стонет, когда она разрывает поцелуй, цепляется за ее талию, прижимаясь лбом ко лбу девушки.
-Да. -Бормочет он, слишком хрипло.
Не похоже на его обычный голос, она его точно никогда не слышала.
Другие да, но не она.
Ему не нравится это расстояние, что разделяет их.
Он чувствует ее сладкое дыхание на своих губах, кажется, она недавно пила чай.
Сириус хмыкает и тут же замолкает, когда Лили тянется к нему своими губами.
Его сердце бьется набатом где-то в ухе, заглушая все звуки кроме ее учащенного дыхания.
Мир вдруг сужается до пыльного кабинета и Эванс, в его руках.
Ее руки.
Ее губы.
Она сводит его с ума, заставляет забыть о том, что он собирался сказать.
Он видит лишь ее одну.
Яркую вспышку среди всей этой серости.
Его язык скользит в ее рот, Блэк чуть ли не стоит, когда она вбирает его. Ее руки забираются под его куртку.
Холодные пальчики касаются живота, который он невольно напрягает. После тренировки мышцы слегка ноют, он чувствует приятную усталость, которая сейчас не имеет значения.
Только Эванс.
Он прижимает к ней ближе, губы его скользят по шее девушки, Сириус несильно дергает ее за волосы, запуская в них пальцы и заставляя ее запрокинуть голову.
Обнажив изящную шею.
Бродяга целует крошечную веснушку прямо у нее за ушком, обводя горячим дыханием мочку.
Кажется, она что-то говорит ему, едва слышно.
Думать сейчас совершенно не получается.
Его руки снова на ее пояснице, поглаживают, чуть сжимают кожу, пока губы касаются нежной впадинки над ключицей, скользнув по ней зубами.
Лили словно соткана из огня.
Откликается на каждое его прикосновение, доводя своими до иступления.
Сириус задыхается, когда ее ногти скребут по его животу.
Вроде ничего особенного, но он остро ощущает, как закручивается тугой узел внизу живота.
Мерлин, он никогда так не желал ни одну девчонку.
Почему понял это только теперь?
Его рот вновь накрывает ее губы, никакой осторожности.
К черту.
Она исчезла в то момент, когда Эванс сама потянулась к нему.
Его касания больше не осторожные, страсти в них намного больше, чем нежности.
Пальцы Блэка забираются под пояс ее джинсов, гладят тазовые косточки.
Он не уверен, что в этот раз сможет остановиться.
Нет, точно не сможет.
Давление в штанах слишком сильное, кажется, сейчас они лопнут по швам.
А ведь он почти не касался ее, только несколько невинных поцелуев.
Что ты со мной творишь, Эванс?
Понимает ли она это?
Конечно, понимает. Лили же смотрится в зеркало каждый день и она не дура. Она, конечно, замечает, как парни смотрят на ее. Не только Джеймс.
Она, как яркая искра в тумане.
Все оживает, когда Лили появляется в гостиной или заходит в кабинет. Это трудно не заметить, ее волосы ярче солнца.
Он зарывается в них пальцами и вдыхает их аромат, что преследует его весь день. В коридорах, на поле, даже в раздевалке, под тугими струями воды, когда он просто не мог думать ни о чем другом, кроме ее губ.
И как он раньше смотрел на них и не видел?
Сириус отстраняется всего на какой-то дюйма, позволяя ей перевести дыхание и ухмыляется. Сам он тоже дышит так, словно двадцать раз оббежал квидичное поле.
Его раскрытые ладони гладят ее хрупкие плечи под большим свитером, опускаются вниз до запястий и поднимаются снова.
Большие пальцы задевают грудь, он поднимает на нее глаза.
Лили его не отталкивает.
-Эванс… - Шепчет Блэк, пытаясь собрать крупицы разума воедино.
Ничего не выходит.
Если честно, то он никогда не задумывал о том с кем общается Лили Эванс до того момента, как Поттер не решил сделает ее завоевание смыслом своей, а в добавок и всех Мародеров, жизни.
Блэк просто был ей другом, слушал о радостях и неудачах, рассказывал смешные истории, даже порой говорил про свое детство, что случалось с Блэком до крайнего редко.
Он все не мог понять когда это случилось с ним.
Когда он стал смотреть на Эванс другими глазами.
Не вчера.
Вчера она просто оказалась слишком близко.
Ее волосы пахли слишком хорошо.
А острые коленки касались его слишком правильно.
В ней все было слишком.
Слишком на излом.
Она была слишком красива.
Слишком внимательна и слишком хороша.
Поттер проговаривал ему все ее достоинства каждый день, что Сириус стал замечать в каждом ее движении.
Ее руки сводят его с ума, лишают рассудка. Ее губы словно созданы для греха, он припадает к ним, как жаждущий к воде.
Его руки забираются под ее кофту, пальцы обводят пупок, скользят дальше.
Эванс, что ты со мной делаешь?
-Я хочу тебя, Эванс. Прямо сейчас.
Мне нужно в тебя, немедленно.

Отредактировано Sirius Black (2020-07-07 15:00:22)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+7

10

Он не реагировал на то, что она его пыталась оттолкнуть. Знал. Знал, что она слабее, как минимум физически. И знал, что его близость делает с ней преступные вещи.
Его поцелуи это выстрел в упор, без суда и следствия. Без шанса на оправдание, на побег, вообще без единого шанса.
Лили злилась. На себя за эту слабость, на Блэка за его силу. Ей не нравилось то, как она тает в его присутствии, хотя она изо всех сил показывала свою злость.
А Сириус понимал отлично, почему и на кого она злится. Видела по его бессовестным глазам, что он понимает и едва ли чувствовал себя хоть на толику виноватым. Она на него никогда не злилась, разве что могла немного быть недовольной, ведь в его случае с его стороны были только школьные шалости. Зато Поттер часто получал от неё злостные выговоры, отчитывания, а по большей части она вообще с ним не разговаривала. А после ссоры у Озера Лилс отрезала и Снейпа от себя. Терпение лопнуло прощать раз за разом старого друга и видеть как он общается с жестокими придурками. Но это не имело никакого отношения к Блэку...
А вот сейчас Лили стояла и испытывала странную смесь злости, слабости и чего-то тёплого, что разливалось внутри от каждого его нового поцелуя.
Сириус жадничал, нетерпеливо ловя ее губы, дыхание. Эванс призывала всех богов, чтобы помогли ей сохранить ясный разум, но боги оставались глухи или просто отошли в сторону...
После ее вопроса Сириус хрипло говорит «Да.» и по телу Эванс снова бегут мурашки от одного звука этого низкого голоса. Такого бархатистого... Неужели у него такой приятный голос? Как она не замечала этого раньше?
Лили видела по его глазам, что он недоволен этими крошечными миллиметрами, которые разделяли их губы, пока она говорила. А когда она все же его преодолела, то вдруг Блэк замер, будто думал, что произойдёт все, что угодно, кроме этого. Она чувствовала как колотится его сердце, когда провела ладонями по его груди и забралась под куртку, под ещё что-то, чтобы добраться до горячей кожи.
Холодными пальчиками по разгоряченному телу. Он совсем недавно закончил тренировку, она ощущала, что мышцы не до конца расслабились или же это Сириус отчего-то напрягся. Ей хочется как-то его расслабить...
Но Лили не успевает даже подумать об этом, как Блэк зарывается пальцами в ее волосы и слегка оттягивает назад, заставляя откинуть голову. О, Мерлин, помоги ей это выдержать! Выстоять против этого темного пламени, которое пылает в его глазах. Она мельком видит этот дьявольский огонь, прежде чем Сириус касается губами ее шеи.
Ты просто сущий дьявол, Блэк!
-Сириус... - она едва-едва шепчет, удивившись, что назвала его сейчас по имени. Чаще Лилс звала его по фамилии, как и он ее. Имена произносились только в каких-то серьезных разговорах или в таких же серьёзных ссорах. Но сейчас не было ни того, ни другого, так почему же?.. - Сириус...
В голове плыл туман и ничего не существовало, кроме Блэка и такой горячей близости его тела. Черт бы его побрал! Как же можно быть таким...таким.. Только мысли путались, слова разлетались испуганными птицами.
Он внезапно отстраняется, усмехаясь, давая Лили наконец вдохнуть полной грудью. Ее глаза сейчас были похожи на зеленоватую мглу, когда яркость зелени впитала в себя часть ночной тьмы. Вдох, и его руки снова скользят по ее плечам вниз и наверх, как-будто невзначай задевая грудь, от чего где-то в животе сладко дергает. А Блэк следит за ее реакцией, глядя прямо в душу.
Бери ее всю, мне плевать..
Дыхание сбивается, словно Лилс забывает, как дышать. И то ли ей кажется, то ли это правда, но она слышит свою фамилию его голосом. Тем самым голосом, который вызывает дрожь по всему телу.
Где тот весёлый Сириус, с которым она хохотала с каких-то шуток? Где тот серьезный парень, который рассказывал ей о своей семье и то, каким было его не очень радостное детство? Где тот мальчишка, надменно вздёргивающий бровь, когда она пыталась высказать ему все о ночных прогулках по замку?
Лили видела его во всех этих ипостасях с первых курсов, но не могла найти тот миг, ту зацепку, когда среди множества его обличий для неё появился Сириус, который вызывал жар внутри и заставлял пылать щеки. Тот, кто невинным касанием тянущейся за пером руки, заставлял сердце замирать, а потом безудержно колотиться.
Его руки медленно, под кофту, чуть ниже пупка. Ее губы замирают, а его наоборот - жадно исследуют каждый их изгиб. Ее пальцы вжимаются в его усталые мышцы, его пальцы уверенней скользят ниже...
-Я хочу тебя, Эванс. Прямо сейчас.
Это не вопрос, это факт, властное утверждение. Фраза эхом гремит в голове у Лили, но прежде, чем сойти с ума окончательно она едва выдыхает, возвращая на секунду свой яркий зелёный цвет глаз.
-А потом ты уйдёшь молча и завтра я для тебя перестану существовать? Как сегодня?
Она не могла промолчать. Возможно, это было ее единственной проблемой - не уметь молчать. Но поведение Блэка ее задело, ранило в самое сердце. И не потому, что она стремилась его завоевать, как половина девчонок в школе, не потому, что хотела, чтоб все знали об их симпатии, чувствах, а просто потому, что ей важно было слышать его голос, чувствовать на себе его взгляд и эти жаркие прикосновения. Быть просто рядом. Ощущать его в себе.
Лили снова не ждала ответа на вопрос, слишком кружилась голова.
Я не выдержу, Блэк.
Эванс потянулась к нему всем телом, теперь как и он, жадно отыскивая его губы только для того, чтобы выдохнуть следом четыре слова.
-Я тоже тебя хочу.
И руки вокруг шеи, тесно - бёдрами, грудью к груди...
Забирай все - душу, сердце, тело...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+6

11

Мерлин, он пытался.
Всю ночь и весь день.
Блядь, он правда пытался.
Сказать ей, что между ними ничего не может быть.
Да, пусть она и не давала Джеймсу поводов.
Пусть она никогда не проявляла к нему симпатии или чего-то подобного.
И еще миллион этих пусть.
Это все было не важно.
Поттер сох по ней. Капитан сборной Гриффиндора по квиддичу и объект желаний половины девчонок в замке сходил с ума по Лили Эванс и ничего другого замечать не хотел.
А ведь за ним тоже ходили толпы.
Хогвартс разделился на три лагеря: одни нравился Блэк, другим Поттер, а третьи просто не могли выбрать.
Сохатому было плевать. Он видел только Лили.
Просыпался с ее именем на губах и засыпал с ним. Строил невероятные многоходовки, чтобы завоевать девичье сердце. И просто не хотел замечать, что его старания никуда не приводят.
А Блэк… он был частью этого.
Он был его лучшим другом, тем кто выслушивал все эти сумасбродные планы, в которых они непременно нарушали пару десятков школьных правил.
Он помогал ему. Узнавал Эванс лучше, хоть это было и не только по инициативе Джима.
Вот и узнал.
Черт.
Она действительно была невероятной.
Здесь Поттер оказался совершенно прав.
Умной, красивой, талантливой.
И совершенно безудержной.
Настолько, что Бродяга просто не смог сдержать себя, когда она смотрела на него этими изумрудными глазами.
Все в его доме на площади Гриммо было благородного изумрудного цвета, что так любила Вальбурга, фыркая на его алый.
Он думал, что ненавидит этот цвет, пока не утонул в глазах Эванс.
Он смог уйти.
Да, смог. Сам не зная зачем.
Думал, что дружба с Джеймсом – самое важное для него.
Они же были, как братья. Ближе, чем братья.
Но эти ее глаза, ее чертовы губы.
Они не давали покоя. Не отпускали всю ночь.
А потом и утром, стоило ему лишь открыть глаза.
Он пытался.
Пока не спустился в Большой зал и не отыскал взглядом копну огненных волос.
Пока не встретился с ней взглядом.
Зеленые глаза метали молнии и ее гнев предназначался ему, а не Поттеру.
Он пытался, когда летал над полем.
Даже когда Джим зарядил ему в плечо, не думать о ней.
И стоя в душе после тренировке, подставив тело под тугие струи. Он пытался не вспоминать ее руки.
Твою мать, Эванс.
А ведь она даже ничего не сделала. Почти ничего для того, чтобы его член встал колом и терся о ширинку.
Но ее припухшие от поцелуя губы, легкие касания пальце на его щеке, словно она не была уверена, что вообще может касаться его.
Пытался выкинуть из головы то, с какой готовностью она отвечала на каждое его движение.
Безуспешно.
Сириус целовался с большим количеством девушек в Хогвартсе, но мог поклясться, что ни одна из них не доводила его до такого состояния.
Это не помогало.
Даже хуже.
У него снова стоял.
Блядь.
У него был стояк только потому что он вспомнил поцелуй в гостиной с Лили Эванс.
И что сделал Бродяга?
Вместо того, чтобы найти тут же какую-нибудь девочку, что вечно ходили стайками и сидели на трибунах в любую погоду и трахнуть ее здесь же в раздевалке, он опустил руку и стал водить сомкнутой ладонью по члену, представляя руки Лили.
Блядь.
Он и не помнил когда в последний раз делал что-то подобное, предпочитая отдавать себя в умелые руки очередной девчонки.
Но нет, вместо этого он дрочил в душе.
На Лили, мать ее, Эванс.
Он откинул голову и хрипло застонал, когда сперма брызнула на кафельный пол и тут же скрылась в стоке, чувствуя себя полным идиотом и злясь.
На Эванс, на Поттера.
На себя самого.
И да, он хотел с ней поговорить.
Прекратить это все к черту и больше не вспоминать.
Желательно никогда.
Ни ее улыбку, когда в глазах что-то неуловимо меняется и они загораются каким-то притягательным блеском. Ни смех.
Ни сладость ее рта.
Именно с этими мыслями он шагал по коридору, с ними же он затащил ее в пустую аудиторию.
А теперь он не мог оторваться от нее и чуть ли не дрожал от желания, пока его пальцы скребли ее кожу, подбираясь к застежке не простых джинсов, что так любили магглы.
Ее руки на его животе почти лишали рассудка.
Внизу живота стянулся горячий узел.
Он хотел ее безумно, забыв обо всем, что хотел сказать.
Не важно.
Все это было не важно.
К черту Поттера, и все остальное к черту.
Она была нужна ему. Сейчас.
Ему нужно было в нее.
Нужны были ее руки и губы.
Она сама, вся без остатка. Все остальное потом.
Потом.
Он сжал в кулак руку, сгребая ее джинсы в районе ширинки.
Эванс замирает от его слов.
Он почти физически ощущает отчаяние.
Сейчас она скажет, что это ошибка.
Так и есть. Ее губы размыкаются и Сириус чуть ли не стонет.
-Нет, Эванс.
Он мотает головой и ловит ее губы, оставляя на них еще один жадный поцелуй.
-Нет.
Ты просто не понимаешь, Эванс.
Она тянется к нему, а он к ней. Они сталкиваются, разбиваются на осколки и соединяются.
Язык проникает девушке в рот, слова яркой вспышкой бьют у него в мозгу.
Конечно, все должно быть не так.
Не в пыльном кабинете, но на это нет времени.
Мыслей тоже нет.
Сириус стаскивает с себя куртку и бросает на ближайшую пыльную парту, усаживает на нее Лили, снова целуя.
Жадно. Жарко.
Его руки ловко расправляются с молнией на ее штанах, стаскивая их со стройных ног. Она помогает избавится ему от кофты.
Движения немного судорожные, скомканные.
Он целует ее снова и снова, расстегивая уже свои брюки, замечая, что руки трясутся.
У него трясутся руки.
Черт возьми, Эванс.
Но она льнет к нему со страстью, которая просто срывает крышу.
-Лили. – Шепчут его губы куда-то ей в шею, пока он расплавляется с ее трусиками.
Движения его слегка лихорадочные, он спешит, едва дышит.
Она такая горячая.
Как пламя.
Из сумки раздается привычное жужжание, это зеркало. Связь с Поттером.
Чувство вины раскаленной иглой пронзает мозг. Это Джеймс, наверное, хочет поговорить.
Лилс касается губами его шеи и Сириус отключается. Во всем мире никого, лишь Эванс.
Трусики у нее мокрые, он сглатывает слюну и вновь целует ее, заглушая губами стон от самого первого толчка, когда он нагло вторгается в отзывчивое тело.
Замирая от восторга.

Отредактировано Sirius Black (2020-07-08 17:54:24)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+6

12

Кажется, Лили поняла, что хотел ей сказать Сириус, и поняла это ещё вчера. Но так же остро поняла, что не согласится с ним, и даже будет спорить, если потребуется!
Он пытался выгородить своего друга - всегда. Какую бы фигню не творил Поттер, Блэк всегда находил для него оправдание и это были поступки настоящего друга. Эванс не могла сказать, что это неправильно, но когда все это стало крутиться вокруг неё, то тут она уже не могла молчать...
Ее раздражали все попытки Поттера привлечь ее внимание, его невероятные планы по тому, каким образом ее лучше всего завоевать. Некоторые детали она хитростью узнавала у Сириуса, или он сам решал ее предупредить как бы невзначай, чтобы она не была уж слишком удивлена и зла. Лилс не сразу поняла, почему лучший друг Джеймса иногда выдаёт некоторые его планы, пусть это были даже совершенные пустяки. И не сразу поняла, что Блэк следит за ней и выспрашивает какие-то ее предпочтения для своего друга. А когда узнала - разозлилась, Поттер тогда даже не понял за что получил.
Она злилась, потому что в какой-то момент почувствовала себя дурой, которая на миг поверила, что интересна Блэку. А когда вчера выяснилось, что ее интуиция ее не обманула и она действительно нравится Сириусу... Но он ушёл! Просто развернулся и ушёл! Оставил стоять ее с пылающими щеками и сознанием того, что она какого-то драккла должна уступить Джеймсу!
Почему?
Просто потому что Сириус не может с ней быть, пока она нравится его другу? Полный бред!
Лили не собиралась плевать на свои чувства и не собиралась дать это сделать Блэку. Только не сейчас!
У них не получился разговор вчера, сегодня тоже ничего не выходило. Лилс знала, что Блэк хотел сказать, что у них ничего не выйдет, что Поттер его лучший друг, что он собирался ему помочь влюбить в него Лили... Только Лили почему-то никто не спросил, а чего же хочет она? И Сириус пытался решить все за неё, сказав, что дружба важнее. Это вызывало у неё приступ глухой ярости. А особенно, когда Сириус решил с ней вообще не разговаривать, как сегодня утром.
И когда он затянул ее в эту аудиторию она приготовилась выдать ему целую тираду о том, почему она не собирается дать ему сломать все, что она только что обрела. И готова была заявить Поттеру открыто, что у него нет никаких шансов. Настолько она была зла до этого самого момента, пока не оказалась снова наедине с Сириусом в этом пыльном кабинете...
Он хотел ее забыть, но она не хотела. Она не говорила ему, что столько раз во сне она видела этот их поцелуй, столько раз просыпалась с гулко бьющимся сердцем и быстро оглядываясь, надеясь, что никто не влез в ее самое сокровенное...
Лили всю эту ночь промаялась без сна, так что под глазами были видны едва уловимые тени. А если и забывалась коротким сном, то перед глазами был только он, не давая покоя...
Но ей даже не пришлось высказывать Сириусу все, что у неё накипело, потому что он не смог начать разговор, он просто сорвался как и вчера, сводя ее с ума и сходя сам, накаляя  каждый ее нерв до предела.
Лили скользила пальцами по его животу, ловя губами горячее дыхание, так просто теряя голову. Ей казалось, что все эти восторженные рассказы девчонок про первые поцелуи, про первую близость - преувеличены. А сейчас поняла, что их россказни просто бледная фантазия по сравнению с тем, что она сейчас испытывала.
Все внутри дрожало от предвкушения чего-то... Чего-то, о чем слова не могут рассказать.. Сириус с силой стянул пояс ее джинс так, что у Лилс дыхание враз перехватило. Показалось, что сейчас он их просто разорвёт в клочья. Сердце колотилось где-то в районе горла и ей никак не удавалось собрать мысли в кучу.
-Нет, Эванс.
Краешек сознания вспыхнул фейерверком чувств, от того что он сказал, что не уйдёт. И не будет ее игнорировать. Не теперь.
-Нет.
Его жадный поцелуй заставляет ее с ещё большей страстью откликнуться на него, подстегиваемой сознанием того, надеждой, что он не уйдёт больше молча.
Она хотела его. Безумно, бездумно. Не оглядываясь ни на какие правила, ни на какие запреты. Эванс, староста, примерная ученица готова была наплевать на все, хотя по сути они ничего не нарушали.
Он был дорог ей, давно уже не как просто друг, но только сейчас она раскрыла все свои карты перед ним, признавшись в том, в чем долго не хотела признаться никому. Чертова гордость!
Лили вся дрожала, в глазах плыли смутные звёзды, все ее мысли, все желания сомкнулись на коротком имени - Сириус Блэк.
Его руки так неуловимо справляются с молнией на ее джинсах и так же неуловимо они оказываются не на ней. Она трясущимися руками дергает его кофту вверх, краем глаза замечая, что кожаная куртка Сириуса летит куда-то в сторону.
Все так быстро, так жадно, так спешно, будто вот-вот их кто-то прервёт, заберёт эту магию, оставив их снова разделёнными.  Ей казалось, что все впервые будет не так, но странно, ее никак не смущала шероховатая пыльная парта, на которую ее усадил Блэк, ни старый кабинет, ничего. Ничего не было сейчас главнее его.
Его глаз.
Его губ.
Этих рук, которые тряслись не меньше, чем у нее, пока он расстегивал свои джинсы. Ее порхающие пальчики помогают сделать это быстрее, пока их губы раз за разом сталкивались в смазанных поцелуях. Жарко. Неистово.
От Сириуса идёт жар, в котором Лили готова расплавиться. Она впервые осознаёт насколько он выше, насколько сильнее и сама себе она кажется такой маленькой рядом с ним. Лилс с наслаждением вдыхает его аромат - что-то горькое и свежее, а сверху налётом запах кожаной куртки. Это ещё больше сводит с ума, хотя кажется дальше некуда.
Как можно быть таким охрененным, Блэк?
Где-то в стороне раздаётся неясное жужжание, но нет ни времени, ни желания выяснять что это. Но Блэк слегка дергается, когда слышит этот звук. Лили же прижимается ещё ближе, скользнув горячими губами по его шее, что тут же переключает внимание Сириуса.
Его пальцы уже давно расправились с ее бельём, а она почти этого не заметила. Хриплый шёпот, растекающийся на коже ее именем и мурашки по спине.
Боже, Блэк!
Глубокий поцелуй, который поглощает ее негромкий вскрик от нетерпеливого вторжения. Лили задыхается от боли и острого нового ощущения, которое нельзя назвать неприятным.
Ее руки сжимают неосознанно плечи Блэка, она вся натянута, будто струна, но какое-то подсознательное ощущение доверия помогает ей расслабиться. И когда ее пальцы ослабляют хватку, легкие делают рваный вдох и она сама подаётся навстречу Сириусу, вбирая в себя весь этот огонь, которым он горит и распаляя его ещё больше, так, чтоб он сжёг их обоих.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+6

13

У него руки трясутся.
У.него.трясутся.руки.
Сириус чувствует себя мальчишкой, словно сам не знает что делать и поэтому очень волнуется.
Он уже забыл каково этого, когда каждый поцелуй сводит с ума и если не коснешься ее еще раз – умрешь.
Какая там к черту Авада Кедавра. Если его пальцы не коснуться ее – он труп.
Он силой сжимает челюсти, сглатывая ком в горле.
Словно мальчишка, у которого крышу сносит окончательно.
Окончательно и бесповоротно.
Эванс, что ты со мной делаешь?
Он невнятно мычит, когда она прижимается к нему так близко, так тесно.
У него стоит колом.
Его разорвет на части, если он прямо сейчас не войдет в нее.
Немедленно.
Он спешит. Очень глупо спешит. Как прыщавый подросток, что впервые трогает грудь девушки, боясь, что еще немного и он спустит в штаны.
Про Блэка ходят слухи, что он уверенный и хороший любовник. Внимательный. По школе вообще ходят много слухов, про все и всех.
Но про него говорят постоянно, обычно в Большом зале за завтраком, кидая быстрые или долгие взгляды и рассказывая подружкам что и как было ночью, думая, что все может продолжится. Иногда так оно и есть.
По школе ходит несколько девчонок, которые с периодичностью попадают к нему в объятья. Они словно считают себя особенными. А он обычно лишь снисходительно улыбается.
Сейчас Бродяга лихорадочно стаскивает с нее одежду, покрывая кожу горячими поцелуями.
Ему, блядь, надо.
Сейчас.
Это помешательство. Он дрожит, по телу пробегают волны удовольствия и низ живота тянет, пульсирует.
Его поцелуи смазанные, глубокие, он проникает в нее языком и тихо стонет он жара, что разливается по всеми телу.
Ее пальчики помогают расправится с ремнем, чуть касаясь взбученной ширинки и Блэк почти рычит от бьющего через край возбуждения.
Он торопится.
Слишком.
Ее пальцы пробегаются по животу, груди, плечам.
Сириус уже не может.
Она не возражает.
Хорошо.
Он раздвигает длинные ноги, подтягивая ее ближе, Лили смотрит ему в глаза.
Они горят ярче всех факелов в замке, словно вобрали в себя весь свет, растворились в его тьме. Той, что следует за ним всегда и везде, неразделимо.
Как бы он не боролся с ней. Годами.
Она накрывает его с головой, не дает дышать иногда.
Но этот взгляд…
Он словно свет в этой непроглядной тьме, глоток кислорода.
Ему нужно ухватиться за него, навсегда.
Сириус слишком поспешен, он его выдержки и следа не осталось. То, что в нем годами воспитывала Вальбурга отступило от одного лишь ее взгляда.
Такого проникновенного, в самую его суть.
В саму его тьму.
Зеркало все еще вибрирует, тихонько, словно поняв, что Блэку сейчас не до чего. Блуждающее эхо на фоне бьющегося в ушах набатом сердца.
Не сейчас.
Он не будет думать об этом сейчас.
Сейчас лишь ее руки, тонкие пальцы по его плечам.
Сейчас лишь ее губы, влажный поцелуй на небритом подбородке.
Он ловит ее взгляд, притягивая к себе за шею.
Его поцелуи жадные, он не собирается делиться.
Никогда.
Ее руки как огненное клеймо.
Теперь уже навсегда.
Его руки на ее ягодицах, пальцы сжимаются слишком сильно. Возможно, у нее останутся следы от его страсти.
Он вторгается в нее без предупреждения, сразу и на всю глубину.
Чувствует, как напрягается хрупкое тело в его руках.
Блядь.
С губ Эванс срывается крик, он вбирает его поцелуем, руки на его плечах сжимаются.
Почти до боли.
У него тоже, наверное, останутся следы. Он даже не станет их сводить.
Она вся сжимается, инстинктивно пытаясь свести бедра.
Блэк чертыхается, удерживая ее.
Нужно было раньше думать.
Он не двигается, замирает.
Она такая тесная, горячая, необходимая.
Лили тяжело дышит. Бродяга поглаживает ее спину, запоздало приходит мысль, что ему стоило подумать об этом.
Заранее.
Быть нежнее. Сделать все иначе.
Ведешь себя, как мудак.
Ее натянутое тело подрагивает в его руках. Ей больно.
Он знает.
Но, черт возьми, то как ее плоть сжимается вокруг его члена… от этого крышу сносит лучше, чем от самого хорошего огневиски.
А Блэк в нем разбирается.
-Прости… - Выдыхает он ей в губы, чуть дрожащие.
Обычно он с девственницами не связывается, слишком много мороки.
Отвественности чтоли.
Да и потом они слишком сильно привязываются, думают, что это на всю жизнь и обязательно с фамильным кольцом на безымянном пальце. Им всем невдомек, что Вальбурга скорее себе палец отгрызет, чем отдаст ему кольцо.
И потом с ними скучно. Обычно.
Да, можно, конечно, научить девочку под себя, но у Сириуса на это нет ни времени, ни желания. Да и яркого и дикого секса с девственницами никогда не бывает, они зажатые, неуверенные и слишком стараются.
Он этого всего не любит, оно ему не надо.
Никаких счастливых финалов с обручальным кольцом.
Но Эванс….
С ней другое. Он едва дышит от осознания, что никто не касался ее до него.
-Прости меня. – Его пальцы в ее волосах, он гладит ее плечи, проводит открытыми ладонями по животу.
Аккуратно укладывая на свою куртку, хоть об этом позаботился. Нависает над ней, забираясь на парту.
Она вздрагивает, когда он покидает ее тело и хватается за его плечи, словно думает, что он уйдет.
Сириус улыбается, целуя нежную впадинку над ключицей.
-Я здесь. - Шепчет он едва слышно, опираясь на руку около ее головы. – Все хорошо?
Она быстро кивает, и он наклоняет голову в ответ.
Хорошо, Эванс.
Его почти разрывает от возбуждения, но Сириус медлит, в этот раз входя в нее медленно, чувствуя как отзывается ее тело.
Ему таких трудов стоит эта неспешность.
Она смотрит на него, зеленые глаза широко распахнуты, но страха в них нет.
Он двигается в ней, медленно, придерживая ягодицы, пока не чувствует, что она расслабляется.
Руки больше не вцепляются в его плечи, они гладят, она выгибается навстречу, подставляя поцелуям беззащитную шею.
В его движения проскальзывает жадность и необузданность, но он сдерживается, балансируя на грани.
Впервые в жизни ставя ее удовольствие выше своего и ускоряясь против воли.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+5

14

пальцы губами дышат
мне тебя мало, слышишь?
уже невозможно ближе.
твой пульс у меня в висках.

Сириус казался таким нервным, таким необузданным.. Вернее, не казался, так и было, и Лили почти никогда его таким не видела. Ей было сложно представить, что такой расслабленный, с ленивой грацией движений, уверенный в себе Блэк может так нервничать, до беспощадной дрожи в руках.
Ей казалось, что он был во всех этих вопросах непревзойдённым мастером, потому что Лили уже наслушалась всякого, едва всем им стукнуло лет по 15. Говорили такое, от чего у Эванс возникали мысли в голове совсем не об учебе... И она отчаянно завидовала тем девчонкам, хотя сама себе в этом не признавалась. Тем девчонкам, которые проходили мимо Блэка с такими масляными улыбками, что все сразу становилось ясно и понятно. Сириус же обычно не обращал на них особого внимания, по крайней мере в присутствии всех Мародеров и ее. И Лили боролась с дурацким желанием жадно выпытать все подробности у этих, таких уверенных в своей неотразимости для Блэка, девочек. Но она просто молчала и пылала изнутри, ни словом, ни взглядом, никогда - не давая понять Сириусу, что он для неё не только друг и что ей не все равно, когда она вечером видит его вваливающегося в гостиную со смятым галстуком в руке, в полурасстегнутой рубашке и с горящим взглядом...
Лили думала, что Сириус никогда ей не светит, как та самая яркая звезда, в честь которой его и назвали. Но все оказалось иначе...
Она чувствовала как он сжимает зубы, как воздух, едва попадая в легкие, снова их покидает. Как он спешит - горячо, неосознанно. Его невнятные слова, которые Лилс ощущала каждым миллиметром кожи. Каждое содрогание внутри него и внутри себя, болезненным спазмом толкающих их друг на друга. Два трепета, которые вот-вот сплетутся в танце теней.
Говорили, что Блэк нежен, внимателен, идеален.
Да, черт возьми, он идеален!
Даже сейчас, когда в нем ни капли нежности, ни капли внимательности и уж тем более идеальности. Ей нравилась и эта его темная сторона. Лили не искала принца, не мечтала о сказочных замках, ей нравился Сириус с его мрачной стороной, которую он мало кому показывал. Но она знала о ней и ее не пугала эта темнота. Эванс смело ныряла за ним туда, она никогда не была трусихой. Она сама готова была стать тьмой, если это означало, что его руки будут касаться ее всегда вот так.
Так сильно, грубо и властно, что на ее коже завтра будут виднеться лилово-синие пятна. Как печать, слишком громко говорящая о том, кто хозяин этих отметин. Плевать!
В стороне что-то продолжало тихо звенеть, но в ее ушах билось только его дыхание и невнятные стоны. Ей он нужен. Как воздух, как тепло огня.
Ты как наркотик, Блэк!
Она давно зависима, не может избавиться от этого уже несколько лет. Слишком под кожу, слишком в крови - разве что перерезать вены, чтоб избавиться навсегда. И то не факт.
Пальцы по тонкой коже, возбуждение, перекрывающее кислород, рука, так по-хозяйски лежащая на затылке, чтобы она не смела оторвать свои губы от его губ. А она и не собиралась, заглушая свой вскрик этим долгим поцелуем, переключаясь на его горячий язык и мгновенно чувствуя языки пламени по всему телу.
Ей больно, но не так, чтобы отстраниться от него. Отодвинуться будет больнее, не физически, по-другому.
Сириус замирает и она замирает, слушая его тихие ругательства и в этот момент ей хочется улыбнуться. Лили чувствует, как он шепчет:
-Прости меня. - а она только едва качает головой, давая понять, что не стоит извиняться. Губы ее дрожат, но тело постепенно расслабляется. Она доверяет ему. Чуть шершавые, но мягкие ладони по ее спине, по животу и боль как по-волшебству исчезает.
Лили вдруг ощущает лёгкий страх, а что если Блэк привык быть с какими-нибудь опытными девицами, а она почти совсем ничего не знает, слушает только сердце и древние инстинкты.
И будто услышав ее мысли, Сириус выскальзывает из неё, кладя медленно на спину. Ее руки неосознанно впиваются снова в его плечи, будто пытаясь удержать.
Нет! Ты не можешь снова уйти!
Видимо, на секунду в ее лице отразился этот страх, потому что Блэк улыбаясь, целует ее куда-то между ключиц и это вдруг в момент ее успокаивает. Конечно, он здесь...
-Да, все хорошо, - чуть хриплым и красивым грудным голосом, быстро кивая. Он будто чужой, Эванс удивляется, что этот голос ее собственный.
Сириус на этот раз сладостно-медленный, жарко томительный, а ей неожиданно не терпится ощутить его в себе до конца. Боль совсем почти незаметная, ее затмевает что-то более горячее и неистовое, что заставляет Лили широко распахнутыми глазами наблюдать за лицом Блэка.
Она видит, что ему сложно сдерживаться - по потемневшим ещё больше глазам, по губам, которые он чуть прикусывает, будто это может помочь удержаться.
Лили отзывается на его ласки, всем телом впуская его в себя, разрешая владеть всем и без остатка. Ей хочется, чтоб складка, залёгшая от напряжения, между его бровей, исчезла. Ее руки больше не цепляются за него, а легко скользят по его плечам и напряженной спине. Ощущать жар его кожи  под своими ладонями и его жар внутри - это какая-то новая магия.
Ее захватывает этот незнакомый ещё пока ей водоворот, который заставляет так гибко отвечать на его движения, так в унисон биться пульс, таким неясным, глухим и томным голосом произносить его имя..
Сириус ускоряется и эта грань между нежностью и дикостью медленно стирается. Лилс срывает его с этого лезвия необузданным поцелуем, открывая ему какой-то свой внутренний и дикий огонь. Она сама о нем не знала.
Ее тело раскрывается под ним как пьянящий и дурманящий цветок, сладким ароматом укутывая Блэка, заставляя терять голову. Движения становятся тягучими, словно мёд, а в глазах будто просыпаются в танце демоны.
Что-то по волшебству постепенно меняется в Лили, хотя она сама об этом не подозревает. И поцелуи все жарче, а стоны все ярче...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

15

Это чертов диссонанс.
Мыслей в голове нет, ничего нет.
Он непозволительно пуст. Его разум. Впервые за долгое время.
Он не думает о семье, долге и прочем, что как бы оставил позади. Но что постоянно напоминает о себе.
В жестах, действиях, мыслях.
В нем столько того, что искоренить никак не выходит, это раздражает.
Словно Сириус пытается это выжечь в себе, но не выходит.
Оно снова приходит еще сильнее, чем раньше.
С ней все не так, все не так, как до нее.
Словно новая глава, чистый лист, последний шанс.
Называйте как хотите.
С ней все иначе.
С ней он другой.
Возможно, тот самый настоящий, что до нее видели лишь Мародеры да и то не в полной мере.
Потому что…
Черт, потому что это просто она.
Он сходит с ума, но и она сходит рядом с ним.
Это массовое помешательство.
Как наркотик у магглов.
Полная чушь. Ее губы лучше.
Сириус хватается за это чувство, как за последнюю соломинку. Словно и не было никогда другого.
Его каменное сердце, разбитое очень давно упреками и желанием его изменить как будто вновь оживает.
Она не хочет меня его. Она желает его таким, какой он есть. Без притворства, без лжи.
Это подкупает.
Она не боится.
Эванс ничего не боится. Прыгает в омут с головой, его за собой утягивая.
Он сходит с ума или наконец-то обретает смысл.
Как знать.
Ее губы ищущие.
Прикосновения его на грани боли. Блэк, наверное, неправ, но иначе просто не выходит.
Она не похожа ни на одну девчонку, с которой он спал за всю его недолгую жизнь. Она другая.
Эванс само пламя.
Сириус старается сдерживаться, быть аккуратнее, трепетнее, но страсть накрывает с головой, ему ее мало. Мало.
Мало до дрожи.
Он зависим.
Зависим от Эванс.
Ее рук, что сжимают его плечи, не давая съехать окончательно. Ее губ, что произносят самые правильные слова на свете.
Она принимает его и он берет. Берет, не задумываясь, будто так и надо. Всегда.
И трепет без конца.
Жар солнца в его руках.
Лили смотрит на него бесконечно долго, бесконечно смело, он уже давно сдался. Уже давно послал все к черту и понял, что без нее никак.
Ему все это нужно, он уже не может.
Вчера что-то перемкнуло и по другому уже нельзя. Лишь жар ее тела под его руками, лишь ее губы.
Она качает головой. Говорит, что все в порядке, ее голос почти вышвыривает его из этого мира.
Бесконечно прекрасный. Такой чуткий и смелый. Гортанный, мягкий, страсный.
Он дышит ей, даже когда на секунду покидает ее тело и тут же жалеет об этом. Они должны быть едины. Это так и все.
Другого не надо.
Бродяга старается сделать все медленно и не спешить, но она словно сама подгоняет его.
Время ее подгоняет, дышит в затылок.
В ней так тесно, так жарко.
Так правильно.
Блядь, в ней все так правильно.
Словно она это то, к чему он шел все эти годы.
Островок спокойствия в бесконечном океане агонии.
Словно это должно было случится, словно сами звезды совпали так, приведя их именно в эту точку в определенный отрезок времени, где его губы ищут ее губы.
И они откликаются.
Беззаветно.
Его пальцы на ее бедрах.
Угомонись, Блэк, у нее останутся синяки.
Словно он хочет заклеймить ее, навсегда всем сказав, что предъявил свои права на нее.
И точка.
Она его.
Занавес.
Сириус больше не сдерживается. Возможно, стоило бы.
Нужно было. Было бы правильно. Плевать.
Он чувствует что-то в ней и забывается.
Лили трепещет в его руках, выгибая спину ему навстречу, чтобы стать ближе. Еще ближе. Врезаться под кожу, в темную кровь.
Чистую и древнюю.
Ее руки на его плечах спине, притягивают ближе, не дают забыться и одновременно заставляют забыть обо всем.
Это космос, притяжение.
Бесконечная сила гравитации, они как спутники вращаются вокруг друг друга, норовя столкнуться и уничтожить весь хрупкий мир ко всем чертям.
Он сдавленно стонет, когда ее губы произносят его имя.
Его имя.
Сколько раз он слышал его в минуты страсти, столькими разными голосами. А нужно было всего одним, чтобы выкинуть его за эту грань.
Разбить в дребезги, пережевать.
Он исторгается в нее, вторгаясь глубже, на максимум.
И перестает дышать. Воздуха нет, легкие сейчас разорвет от отсутствия кислорода.
Ничего нет. Только она.
Яркие вспышки и мысли на краю сознания. Похоже на бред.
Ты теперь моя, Эванс.
Теперь моя.
Моя.
Эта мысль бьется в мозгу. Дыхания не хватает, он цепляет зубами ее плечо, прикусывая.
Она стонет ему в ухо.
Хорошо.
Просто хорошо. Без мишуры. Без лишних слов.
Ее пальцы на его плечах, остро, почти больно.
Он не против. Впервые.
Впервые ему плевать на отметины на своем теле. Они его не заботят, не трогают. Никакого протеста, все так, как должно быть.
Она все еще тяжело дышит и смотрит на него своими зелеными глазами, бесконечно долго.
Сириус улыбается, утыкаясь лбом в ее лоб и тоже тяжело дыша.
Твою мать, Эванс.
-Что ты со мной делаешь?
Кажется, это он произнес вслух. Не важно, они дышат сейчас в унисон.
Что еще надо.
Блэк скользит по ее лицу взглядом, припухшие губы, щеки красные от его щетины, расплывающийся синяк на бедре и капли крови на его лобке.
Все так.
Все правильно.
Она хватается за его плечи, но он покидает ее.
Его лицо сосредоточенно, когда он застегивает брюки.
Ее вещи валяются по пустому кабинету.
Он отходит на шаг.
Она сидит на его куртке в пыльном кабинете, такая хрупкая и обнаженная.
Бесконечно прекрасная.
Даже не пытаясь закрыться от него.

Отредактировано Sirius Black (2020-07-10 08:26:25)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+4

16

Ей никогда было и невдомек, что такие чувства вообще можно испытывать, что тело может ощущать, словно касание звёзд, словно поток раскалённого ветра, который уносит куда-то далеко от этого пыльного кабинета.
Лили не знала такого Блэка, она только о нем слышала, а вот сейчас все слухи разбились о настоящую, жаркую реальность, которая оказалась более невероятной, чем в любых сплетнях. У неё разом вылетело из головы все, что, когда-либо она о нем знала - Сириус сейчас был совсем другой. Он другой. С ней другой. И она где-то внутри была уверенна, что только с ней такой.
Ее тянуло в эту тьму его глаз, затягивая космической чёрной дырой, внутри которой нет ничего, а вот за его блестящими зрачками расцветали целые Вселенные. Лили знала, что это обратная сторона сарказма, холодности, пренебрежения, высокомерия...
Зачастую его знали именно таким, хотя на самом деле.. На самом деле Эванс просто знала, что у Блэка творилось в семье, хотя бы приблизительно и после этого ей стало ясно его такое поведение. Но Лилс реагировала спокойно, если Сириус бывал раздражён, если начинал безжалостно язвить и насмехаться. Многие не выдерживали. Только она и, пожалуй, Мародеры могли это вынести. Хотя и у последних иногда сдавали нервы.
Эванс знала, что он ненавидит жалость, так что когда она узнала немного его ближе, просто сказала, что понимает. Это было искренне, ведь ее саму ненавидела ее родная сестра. Она знала, что это больно. Но тоже не любила, когда ее начинали жалеть. Они были в каких-то моментах так похожи...
И одновременно такие разные. Тьма и свет. Огонь и лёд. Яркое солнце и холодная луна. Чистая кровь и «грязная».
Только сейчас это все не имело никакого значения.
Тьма и свет смешались в их жарком дыхании. Лили ныряет ярким лучом вглубь этой ночи и теряет голову. Ей хочется прижимать его к себе до потери пульса. Пальцы запутываются в волосах Блэка, когда его губы ищут ее.
Огонь и лёд столкнулись в их дрожащих телах, разбивая, сминая и уничтожая всякие преграды. Пальцы до боли сжимают ее бёдра, и пусть на ней горят эти отметины, плевать! Эти следы будто горящая метка, выжженная его касаниями - она его, и Лили хочет быть его каждой клеточкой.
Ее яркий солнечный свет смывает с лица Сириуса часть холодной лунной бледности, которую все называют «аристократичной». Эванс хочется верить, что она дарит ему тепло, жар, необузданность и пронзительность солнца. Такого, которое компенсирует ее «не такую» кровь, в отличии от его бесконечно древней и чистой. Хотя Лили знает, что ему плевать на эти различия, он идёт другим путём, мыслит не так, как он мог бы...
Стон Блэка разбивает шум в ее ушах, заполняя все ее мысли, она неосознанно выгибается так, чтобы его стон стал ещё отчётливее. Мягкая в его руках, но не податливая, как глина, потому что она растворяется в нем, но не теряет себя.
Теперь уже легким эхом доносится до Лили ее собственный стон, складывающийся в его имя - звук, так сладко перекатывающийся на языке.
Ещё теснее к нему, ещё больше в себя. Дарить и принимать. Открываться навстречу. Откликаться на каждый вздох. Отзываться на малейшее движение. Она так остро чувствует Блэка, и не только физически.
Мир вокруг вдруг взрывается яркими фейерверками, огонь жарко пульсирует по всему телу - его огонь, и она пальцами с силой по его спине, чувствуя как сейчас он заполняет ее всю, каждую клеточку. Лили кажется, что воздух выбили из ее легких, она разучилась дышать и видеть, слышать хоть что-то, кроме его хриплого дыхания.
И снова пространство и время яркой точкой сжимаются в одно имя Сириуса.
Только спустя несколько мгновений ее взгляд начинает различать его лицо, его улыбку  и негромко:
-Что ты со мной делаешь? - она слабо улыбается в ответ.
Волшебство? Я с тобой сойду с ума, Блэк..
Эванс так же тяжело дышит как и он, и в первую секунду язык совершенно ее не слушается, поэтому у неё нет слов - только горящий взгляд, который гораздо больше говорит за неё, чем любые слова. Их дыхание в унисон, биение сердца в такт, будто все у них одно на двоих.
Сириус проскальзывает взглядом по ее лицу, а она молча и легко дотрагивается до его щеки. Ее губы саднят, на лице кожу жжёт от его щетины, но это ей нравится, какой-то мазохизм! Ей от него рвёт крышу ежесекундно и так будет всегда..
Не хочется ладони убирать с его плеч, но они соскальзывают, когда Блэк отходит от неё, полностью сосредоточенный теперь на ремне своих брюк.
Лили наблюдает за ним, осторожно, ещё часто дыша. Она забыла, что вся ее одежда на пыльном полу и даже не пытается стыдливо закрыться от Блэка. Это глупо.
Она наблюдает. С растрёпанными волосами, мерцающими глазами, губами, распухшими от долгих поцелуев, от неё все ещё будто исходит жар. Что-то древнее и бесконечно прекрасное сквозит в каждом ее жесте сейчас, но в себе она этого не видит, а видит в Блэке.
В ее мыслях сейчас гудит колокол, отбивающий ритм радости от произошедшего и заунывный перезвон. Наверное, любовь невозможна без привкуса боли? Сириус сейчас ещё красивее, чем ей казался раньше, сердце сжимается от какого-то нового переизбытка эмоций, чувств или чего-то ещё.
Но она не собирается вешаться ему на шею, как делали многие девчонки после совместных ночей. У неё в голове и мысли нет о том, что это теперь запорука свадьбы или как минимум кольца на безымянном пальце, свидетельствующим о помолвке. Эванс всегда отличалась трезвостью ума и не собиралась виснуть на руке у Блэка, каждую минуту подобострастно вглядываясь в его лицо. Не собиралась каждую секунду следить за ним и контролировать, менять под себя. Он ей нравился таким, какой он есть. Ей он нужен как воздух - без всякого титула, без знатной фамилии, без чистоты крови, без груд золота на его счетах...Просто он сам. Его глаза, руки, губы, улыбка, поцелуи и объятия, обжигающее единение душ и тел...
Лили соскальзывает с края парты, кончиками пальцев по холодному полу на пару шагов вперёд к Сириусу. Она готова была и как в той магловской сказке про Русалочку - по кинжалам и отдав голос, только бы к нему...
Его глаза снова так близко, она повторяет его же фразу, ту, которую хотела сказать всего несколько мгновений назад, чуть изогнув губы в улыбке, но ее взгляд серьезный:
-Это что ты со мной делаешь?
Я с тобой сойду с ума, Блэк...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

17

Он привычно поводит плечами, расправляя их и чувствует неудобство. Кожа сопротивляется.
На лице Сириуса проскальзывает понимающая улыбка, короткая, как солнечные дни в это время года. Ее пальчики на плечах и спине оставили отметины, он сводил такие десятки раз, но сейчас даже не тянется за палочкой. Словно так и надо.
Впервые отводит взгляд от ее лица, закончив со своим ремнем. Кофта его валяется где-то в пыльном углу, наверное.
Блэк скользит по помещению взглядом пока не переводит его снова на Лили.
Она не двигается, грудь ее все еще сильно вздымается и опадает. Волосы ее растрепанны, следствие его пальцев, что он запускал в них с таким удовлетворением.
Губы у нее припухшие, а глаза томные и довольные.
Она похожа на кошку.
На нее можно смотреть часами, любуясь ленивой грацией, что наполнено прекрасное тело.
Что он и делает, отмечая то, на что раньше не обращал внимания.
Крошечный шрамик на коленке, кажется, она рассказывала что-то про домик на дереве, который был у них с Петуньей.
Родинка над левой грудью, про которую Бродяге было неизвестно по понятной причине.
Она вроде бы все та же Лили Эванс, а уже не та.
Ее взгляд изменился.
Да и его тоже.
Он смотрит на нее с жадностью, словно и не было только что тягучей страсти между ними.
Словно ему всегда ее будет мало.
Она тоже смотрит, теперь уже совсем иначе, открыто, рассматривая его словно видит впервые. Возможно, так и есть, ведь такими они друг друга не знали. С горящими глазами, рваными вздохами и севшими от страсти голосами.
Сириус засовывает руки в карманы, чтобы не подойти к ней и не коснуться той самой родинки губами, с упоением начать изучать ее тело. Теперь уже медленно, 
Она такая манящая, что сдержаться трудно, но у него как-то выходит.
Не успевает он привести мысли в порядок, как она спускается с парты и и проходит несколько шагов к нему.
Босая.
Она совершенно обнажена, а он почти полностью одет.
У них, кажется, все на контрасте.
Лили встает напротив и эхом повторяет его же фразу. Сириус улыбается и протягивает к ней руку.
Касается костяшками пальцев предплечья и ведет наверх пока не останавливается на подбородке.
Кажется, вопрос серьезнее, чем бы ей хотелось.
Он бы мог отшутиться. Ответить вопросом на вопрос, сморозить глупость или еще что-то подобное, но вместо этого Бродяга пожимает плечами.
До боли простой жест вызывает у нее улыбку. Он тоже улыбается.
Так они и стоят посреди пустой и пыльной аудитории, смотря друг на друга, при этом Лили так вызывающе обнажена.
Сириус облизывает свою нижнюю губу и наклоняется к ней, на секунду задумываясь, что просто отлично что Эванс среднего роста, а не метр в кепке.
Он наклоняется к ней, а не сгибается в три погибели, чтобы поцеловать.
Губы ее все еще пахнут мятой, наверное от чая. Ей приходится встать на носочки.
Недолго думая он ставит девушку на свои ботинки, так удобнее.
Проводит ладонями по ее бокам, задевая тазовые косточки, по ее телу пробегают мурашки.
Здесь совсем не жарко, камин в углу, конечно, не горит, из других источников света лишь окна, что выходят на школьный двор. За ними уже почти темно, Сириус должен был быть в библиотеке пару часов назад.
Но не вышло, сначала задержался в раздевалке, потом здесь.
Словно в подтверждение его мыслей зеркало в сумке снова начинает вибрировать .
Он вновь игнорирует его.
Хорошо, что Поттер скорее всего подумает то единственное, что вообще можно подумать и не станет искать его по замку.
Хотя…
На секунду его касается липкое и неприятное чувство, густо смазанное тем, что называют предательство.
Джим просто может взять карту и искать никого не придется.
Он все еще держит Лили в объятьях, зеркало все еще жужжит.
Карта все еще у Сохатого.
Плевать.
Это потом.
Сейчас его руки на ее плечах, ее кожа вся в мурашках.
-Ты замезла.
Эванс все смотрит на него своими зелеными глазами, бесконечно долго. Сириус приманивает ее одежду. Она летит из разных углов кабинета, порой самых неожиданных.
Кажется, ей это не очень важно, он прижимает ее к обнаженной груди и Лилс утыкается носом в его ключицу, ее волосы щекочут. Он перебирает их пальцами.
Непривычно долго.
Обычно Блэк более прозаичный, он уходит до того, как девушки начинают говорить всю эту чушь про то, как им понравилось и что это бы лучший секс в их жизни.
Он это уже слышал, слишком много раз.
Слишком много слов.
Больше ему не надо.
Сириус и так все знает, он хорош, у него было чертовски много практики. Ему не нужны доказательства.
Он уходит, чтобы избежать ненужных разговоров, что разрушат очарование момента. Он уходит, чтобы не говорить то, чего ни одна из них не хотела бы слушать.
Это просто секс.
Иногда очень хороший секс.
И это значит, что Сириус вернется еще раз или несколько.
Иногда нет.
Не угадать заранее.
Но Бродяга обычно редко ошибается, а затем покидает их, чтобы избежать всей этой милой и сладкой мишуры. Долгих лобзаний, объятий и прочего.
Возможно, он просто не такой. Что-то в нем сломалось очень давно.
Он так много лет хотел любви всего одной женщины, что не получив ее, стал искать во множестве других, но не находил.
Он себя любить не позволял. И сам не любил.
И от этого было неплохо.
Но Лили…
Блядь, с Лили все было иначе.
Она стояла перед ним такая хрупкая снаружи, но он знал очень хорошо насколько она сильна.
Эванс была смелой.
Она не боялась трудностей.
А Блэк был трудностью.
Одной большой трудностью.
У него постоянно были неприятности. И не потому что он любил их, он просто их не боялся.
Но это все меркло и бледнело перед тем, что сейчас творилось глубоко внутри, там где древняя кровь неслась по венам, сосредотачиваясь в сердце. Где, как он считал, ни для кого нет места.
Кажется, Эванс пробила там дыру.
Огромную такую дыру.
И теперь оно рвано билось и сочилось кровью.
А вместо того, чтобы привычно одеться и уйти, Сириус стоял и прижимал к себе гибкое девичье тело.
И что ты теперь собираешься делать, Блэк?
Он не знал.
Не имел ни малейшего понятия.
Зеркало снова требовательно завибрировало, Сириус оглянулся, сжав зубы.
-Акцио, куртка.
Он накинул свою куртку ей на плечи, наверное, впервые кто-то кроме него касался ее, а уж тем более одевал. У него был какой-то пунктик на этот счет.
Бродяга бросил быстрый взгляд на Лили и отошел, поднял свою кофту и быстро нацепил через голову.
-Да.
-Наконец-то. Я уж думаю, куда тебя занесло.
-Я в замке.
-Вижу. Ты с Эванс? – Поттер даже не пытался скрыть заинтересованности. 
-Да. С ней. – Лицо Блэка оставалось совершенно бесстрастным, только рука, что держала зеркало сжалась сильнее.
-Не пойму где вы, я уже близко, сейчас подойду.
-Нет. -Слишком быстро, он постарался исправится. – Встретимся в библиотеке.
Поттер кивнул и прервал связь.
А Бродяга повернулся к Эванс, она все еще стояла, кутаясь в полы его куртки.
Кажется, впервые за их долгое знакомство на лице у гриффидорца застыла растерянность.
Он сделал шаг к ней, но остановился и засунул руки глубоко в карманы.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+4

18

Сириус долго не решался поднять на неё взгляд, словно избегал этого, хотя она сидела и смотрела в упор на него. Только на него. Какое-то странное мимолетное ощущение, что в мире кроме Блэка никого больше не было. И двоякое ощущение от его боязни поднять на неё глаза...
А она смело смотрела на него и ей казалось, что даже если бы сейчас сюда зашёл, например, тот же Джеймс, то ей бы и дела не было до того, что б он подумал, увидев всю эту картину.
Взгляд Блэка скользил по аудитории, пока Лилс с каким-то неуловимым вызовом следила за ним. Ей не страшно было сказать ему или тому же Джеймсу, что она все сделала правильно, что Блэка она видит во снах, Блэк теперь в ее крови, в ее душе и царит там давно и безраздельно. Наверное, это и называют влюбленностью, любовью, страстью... Какими ещё эпитетами можно описать это чувство? Чувство, апогеем которого было это столкновение Вселенных в пыльном кабинете?
Наконец Сириус смотрит на неё и она видит в его глазах какую-то жадность, жажду, будто он в первый раз на неё смотрит. А она смело встречает его взгляд. Она проскальзывает зелёными глазами по его лицу, телу и по коже снова идут мурашки, только от одних воспоминаний о том, как он ее касался несколько мгновений назад. И разряд электрического тока сквозь все тело - Лили снова хочется ощутить его поцелуи и вообще его. В себе.
Судорожный вздох, так как такими темпами можно сойти с ума. Они не вышли из кабинета, а ей уже остро нужны его руки и губы. Это невозможно.
Его руки в карманах и она видит, что Сириус думает почти о том же, что сдерживает себя. Так правильнее, нет пресыщения. Хотя кажется, что Лилс никогда не пресытится им, будто он теперь какая-то часть ее самой. Но об этом она ему не скажет.. По крайней мере пока.
Когда Эванс стоит перед ним босая и обнаженная, с его же вопросом на губах, он всего лишь пожимает плечами. Она улыбается, видит, что у него просто нет слов. И это лучше. Ей без слов понятнее, потому что все видно по глазам.
По этим темным, бездонным глазам, откуда ей уже назад дороги нет.
Сириус проводит костяшками пальцев вверх по руке и до подбородка, а Лилс смотрит на него снизу вверх, но не слишком задирая голову и она тянется к нему, становясь на цыпочки, влекомая каким-то невероятным магнетизмом. И в какой-то новый волшебный момент она уже стоит на кончиках его ботинок, так Лили выше и не босиком на полу. Его губы касаются ее и руки касаются все ещё обнаженного тела, от чего у неё перехватывает дыхание и снова мурашки по спине.
Кажется, что проходит вечность, но магию момента разрушает снова жужжание зеркала, от чего Лили вдруг словно вышвыривает из тёплого кокона рук Сириуса и она уже дрожит больше от того, что озябла, а не от его близости. Легкое раздражение шевельнулось где-то глубоко, но Эванс понимает, что скорее всего Блэка уже обыскался кто-то из друзей. И она даже знает кто.
-Ты замёрзла. - его голос как-то странно успокаивает ее и пока он палочкой приманивает ее вещи, Лили стоит, прижавшись к его груди, вдыхая его запах. Запоминая, врезая в мысли, как до этого невольно гравировкой выводила каждый его поцелуй и вздох, вместе с движением.
Сириус касается ее волос, а она молчит, потому что ей и так хорошо. И она не из тех восторженных дурочек, которые будут говорить как он хорош и что это было нечто! Он об этом знает, теперь знает и она. Этого достаточно. Лишь бы не исчезал этот огонь между ними, в все остальное не страшно.
Даже это молчание, которое сейчас между ними, оно какое-то особенное, поэтому Эванс не хочется нарушать его. Она ощущала, что внутри Блэка что-то происходит, но не мешала этому процессу, не спрашивала, не выпытывала, не восхищалась... Лили просто готова была с ним быть рядом, когда нужно, быть против целого мира, стоя с ним вместе. Ей не страшно, она вообще редко боялась как и редко плакала.
Блэк приманил куртку и накинул на плечи Эванс, и в этот момент снова завибрировало зеркало. Сириус отошёл, бросив на неё взгляд, а Лилс закуталась в его куртку, зарывшись лицом, вдыхая ее аромат. Она надела джинсы и туфли, но не выбралась из куртки.
Он разговаривал с Джеймсом. Вездесущий Поттер. И Джим даже не сомневался, что его друг с ней. И кажется, у него даже никаких подозрений не возникло. Но ей нужно будет с ним поговорить, потому что ей не хотелось, чтобы у Поттера оставались ещё хоть какие-то надежды. Лили наблюдала за Сириусом, который выглядел растерянным и не знал, что сказать.
-Я хочу поговорить с ним и все объяснить.. - тихо произнесла Эванс, подходя к Блэку, который стоял, засунув руки в карманы. - Я не боюсь рассказать все как есть и мне не стыдно. Я просто сделала свой выбор и не хочу, чтобы у него осталась надежда и тем более не хочу, чтобы он винил тебя.
Джеймс поймёт, если все скажет она. Ей совершенно не хотелось, чтобы у него возникло неправильное представление, поэтому ей придётся говорить все честно и прямо.
-Я давно сделала свой выбор, я просто не знала, что могу рассчитывать хоть на долю взаимности.. - ее голос звучал мягко, в нем слышалась и улыбка, и грусть. Лили дотянулась до губ Сириуса, оставляя на них горячий поцелуй.
Ей все равно было, что будет дальше, она готова была шагнуть в эту тьму с ним, провалиться сердцем. Ей не страшно, она же смелая...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

19

Эта слепая заинтересованность в голосе Джеймса.
Она бесила.
Выводила из себя.
Раздражала.
Как и мерзкое, липкое чувство внутри, словно Блэк очень сильно испачкался. Ему было необходимо отмыться.
Сириус злился не на друга, на себя самого.
Блядь, он злился на себя. И объяснения этому не было.
Он собирался сказать ей, что всего этого просто не может быть и то, что случилось в гостиной просто случайность.
Ему было одиноко, а Эванс слишком красива. Эти ее волосы и глаза колдовские.
Они с ума сводили, лишали рассудка и способности связно мыслить. И то, как она с готовностью отвечала его поцелуям.
Это было не ново.
Но это же была Лили Эванс.
Бродяга должен был прекратить это пока еще было возможно.
А теперь…
Теперь Поттер широким шагом шел по коридору, держа перед глазами карту Мародеров и, вероятно, очень сильно желал узнать отчем говорили Блэк и Лили в пустом кабинете все это время.
Блядь.
Ему хотелось что-нибудь разбить.
Злость поднималась волнами, била в черепную коробку. И от чувства растерянности становилась еще сильнее.
Вместо того, чтобы сказать Эванс, что между ними быть ничего не может, он занялся с ней сексом.
Гениально, Блэк.
Прямо на пыльном столе, где до сих пор виднелись отпечатки их рук и ее волос.
И это было просто отлично.
Лучше, чем отлично.
Идеально.
Она подходила ему идеально.
Каждая впадинка.
Бродяга на секунду зажмурился, прежде чем повернутся к ней и зря.
Очень и очень зря, потому что все правильные и логичные мысли из головы вылетели в два счета.
Он видел только ее припухшие от поцелуев губы, несколько отметин оставленных им на ее шее.
Лили была греховно-прекрасна. Она была само пламя.
Его руки буквально ныли, желая прикоснуться к ней снова.
Она успела одеть джинсы и влезть в туфли, но куртку не сняла, полы ее были распахнуты и сквозь них маняще открывалась ее высокая грудь.
Блэку стоило больших усилий отвести глаза и поднять взгляд. Кажется, Эванс прекрасно понимала его желания, на ее лице скользнула такая соблазнительная улыбка.
Она подошла ближе, вплотную.
На каблуках она была значительно выше, ей почти не приходилось задирать голову, чтобы заглянуть в его глаза. Ему это нравилось. И даже очень.
Но вот ее тихий голос, то что она говорила.
Бродяга помотал головой до того, как успел подумать.
Она продолжала говорить, делая только хуже, сама этого, кажется, не понимая.
А кого ему еще винить, Эванс?
Сириус облизнул нижнюю губы, сжав зубы.
Да, Эванс всегда была смелой.
Ей хватало смелости давать отпор Поттеру перед всей школой в Большом зале или когда он в сотый раз подходил к ней во дворе. Не обращая внимания на то, что она делает и с кем она.
Ему собственно было плевать, он желал ее любой ценой, пусть даже самой высокой.
Лили отшивала его раз за разом и становилась от этого лишь Джеймсу желаннее.
Ни он, ни она не понимали этого.
Сириус очень аккуратно пытался достучаться до друга, тот не слышал, он говорил, что у него теперь свое солнце и имя ему – Лили Эванс.
Тогда Блэк пытался поговорить с Лили, обычно она просто злилась и уходила, ничего толком ему не говоря.
Но вчера…
Вчера перечеркнуло все. Она сказала слишком много, а он слишком много сделал.
И сейчас, вместо того, чтобы остановить все это Сириус прошел точку невозврата.
И теперь пути назад точно не было.
Кому ты врешь, Блэк?
Его не было очень давно, когда он понял, что ищет общества старосты не потому чтобы помочь своему другу узнать ее лучше, а потому что ему просто нравится.
Нравится, черт возьми, как звучит ее голос, как она смеется, как откидывает назад длинные рыжие волосы когда злится.
А в них пожарами горят тысячи солнц.
Он высматривал хрупкую фигуру в аудиториях, на трибунах, в Большом зале. И вовсе не потому что это нужно было Джеймсу.
Бродяга каждый чертов раз напрягался, стоя рядом с Джимом и смотря на Эванс, когда друг спрашивал ее пойдет ли она в этот раз с ним в Хогсмид.
Почему каждый раз он отводил взгляд, когда она говорила нет?
Чтобы никто не увидел блеска в его глазах. Совершенно неуместного.
Он не знал как давно.
Просто в один момент понял, что Лили ему больше не друг.
Этого не достаточно.
Он хочет большего.
Ее всю.
Без остатка.
Проблема состояла в том, что этого хотел и Поттер.
До отчаяния дико.
До безумия сильно.
-Нет.
Произносят его губы и Эванс смотрит на него странно, Сириус останется на месте, он протягивает к ней руки.
Горячие пальцы касаются прохладной кожи ее живота. По ним пробегает разряд.
Похожее чувство Блэк испытывал в магазине Олливандера, когда взял в руки свою волшебную палочку.
-Лили… - Он смакует ее имя, словно произносит ее впервые. – С Джеймсом должен поговорить я. Когда пойму как это сделать.
Его пальцы продолжают свое продвижение, касаясь ее бока и спины, он запускает под куртку вторую руку и гладит раскрытыми ладонями ее спину.
Касаясь губами ее волос.
-Поттер действительно ослеплен тобой. – Очень тихо и спокойно говорит Сириус. – Ему будет тяжело понять…
Бродяга замолкает, ему самому тяжело понять. Ведь Сохатый сделал для него больше, чем вся его семья вместе взятые.
Он чувствует себя предателем. И кажется, его взгляд говорит намного больше, чем слова.
-Надо идти, у Джима карта.
Он говорит это так просто, а потом улыбается, кажется, про карту он Лили никогда не говорил. Как и про анимагию, как и про Ремуса.

Отредактировано Sirius Black (2020-07-15 08:26:23)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+4

20

Наверное только Лили могла понять эту драму, дилемму, которая сейчас развернулась перед ними во всей красе. И больше перед Сириусом, нежели перед ней.
Только она знала, пусть и не полностью, то, в какой семье вырос Блэк и то, что почти каждое лето он гостил у Поттера так долго, как только мог. Она понимала, что они словно братья и такая дружба - редкость. Они готовы были всерьёз отдать друг для друга жизни, в этом Лили не сомневалась и только молила Мерлина, чтобы никогда такого испытания с ними не случилось...
Но зато случилась она.
Ничего не подозревая, не привлекая к себе специально внимания, не прося любить ее. И все равно каким-то невероятным образом Поттер выбрал именно ее в качестве своего объекта воздыхания! За ним носилось по школе полсотни поклонниц, как минимум, но он никого не замечал. Поначалу она терпеливо реагировала на его выходки, думала, что это блажь, а когда ему надоест, то он переключится на другую. Но время шло, а Джеймс не унимался...
Тогда же она обратила внимание на Сириуса, который вечно был рядом с другом, иногда урезонивая его, за что Лилс была ему благодарна. Потом они чаще стали разговаривать, чаще общаться, вне присутствия Поттера. И все было прекрасно, пока она не выяснила, что часто все общение было по просьбе Джеймса.
Она тогда с ними долго не разговаривала...
И снова все уладил Блэк. Лили попросту не могла ему противостоять...
И вроде все вернулось на круги своя, но в мозгу Эванс образ Сириуса возникал чаще, чем должен был. А он все говорил о Джиме и ее это раздражало. Как и раздражало то, что она часто видела его в коридорах с какими-то девицами, раздражало, что те могут его касаться своими тонкими пальцами, а она нет...
Сириус не мог добиться от неё причины ее угрюмости на следующий день после очередного такого случайного подглядывания. Она злилась на себя и уходила от разговоров.
Она влюбилась в чертова Сириуса Блэка! Лучше б уж и правда в Поттера... Но нет.
Но при всём этом Эванс и правда восхищалась их дружбой и то, какое участие принимает Сириус в том, чтобы помочь другу завоевать ее. Хоть ей и хотелось завизжать от того, что ее не понимают. Ни один, ни второй..
А сейчас все складывалось так, что хотя бы один ее понял. И ей хотелось, чтобы он и не переставал ее понимать.. Лилс вообще казалось, она чуяла каким-то неуловимым образом, что им с Блэком даже не нужны слова для того, чтобы знать, что у каждого в голове.
Она прекрасно видела сейчас, что Сириус разрывается между братским чувством к Джеймсу и каким-то чувством к ней. Ему сложно было бороться с собой, особенно, когда она просто подошла к нему. Блэк даже зажмурился перед тем, как повернуться к ней. А когда он открыл глаза, то в ту же секунду поняла, что они оба пропали.
Окончательно и бесповоротно.
Их утянуло в омут, в чёрную дыру, в зыбучие пески.. В общем туда, откуда никак не выбраться.
На ее лице мелькнула улыбка, она чувствовала то же самое. Ей до боли хотелось снова его обнять и коснуться его губ своими губами. Даже если бы в этот момент вошёл Джеймс... Возможно это было бы и к лучшему.
Сириус помотал головой, выслушав ее и она ощутила легкое раздражение. Почему он не хочет ее послушать? Неужели считает, что Джеймсу и дальше нужно оставаться в слепом неведении? Эванс чуть было не вспыхнула, вовремя себя осадив, чтобы услышать мнение Блэка.
Он протянул к ней руки и Лили доверчиво шагнула к нему, внимательно глядя ему в глаза. Она поверить не могла, что наконец-то смотрит в его глаза без утайки, не нужно притворяться, что ты просто подруга, не нужно отводить взгляд, потому что друзья так не смотрят...
Лилс смотрела прямо в душу, хотя и не специально делала это. Просто это был ее такой дар, способность - видеть и смотреть глубже, чем другие. Чувствовать острее. Она его чувствовала очень ярко... Как и его горячие пальцы на коже ее живота, от чего снова огонь по венам и ей хочется гореть этим пламенем в его руках снова..И снова.. И снова.
-И как же ты это поймёшь? - допытывается Лили, заглядывая в его лицо. - И разве меня не должно быть при этом разговоре? Я же главная виновница его помешательства..
Она невесело усмехнулась, но ладони Блэка на спине, ещё обнаженной, действуют успокаивающе и странно внушая ощущение, что все будет хорошо. И Лили разрешает себе раствориться в этом тепле, веря, что все и правда образуется.
Лилс утыкается носом в ключицу Сириуса, чувствует, как его губы касаются ее волос и слышит его спокойный голос.
Поттер ослеплён... Она не хотела. Не просила этой слепоты для него. Да, ему трудно будет принять, но она же ничего не может поделать со своим сердцем, которое теперь точно уже в руках Блэка.
-Я не собиралась сводить его с ума.. Я столько раз его отшивала, что любой другой бы меня возненавидел. - она слабо улыбнулась, качая головой. - А он все делает наоборот!
Сириус же смотрит на неё таким взглядом, что у неё внутри все сжимается. Лили прекрасно видит, что тот чувствует себя последним предателем, хотя на самом деле это не так. Брови Лилс чуть сдвигаются и она целует его легко в губы.
-Даже не смей так о себе думать. - будто читая его мысли, произносит она.
У Джима карта... Черт, а ведь точно. Хотя Сириус ей не говорил, но она прекрасно знала от Ремуса, что у них есть такая штука. Равно как и то, что Люпин оборотень - в этом ему тоже пришлось сознаться, потому что Лили точно так же сумела угадать, что парня что-то гложет...
И Джеймс сейчас точно знает где они и что они вместе уже достаточно долго, в пустом кабинете. Лили сняла куртку Блэка и одела свой свитер, приманила палочкой сумку. Боги! Как ей не хотелось расставаться с его курткой, которая так приятно касалась ее голого тела, но она протянула вещь Блэку.
-Я знаю о карте.. - слегка улыбнулась Лили и медленно направилась к двери. На полпути обернулась, протянув руку Сириусу. Не для того, чтобы показательно выйти вместе за ручки, а просто жестом, приглашающим за собой.
-Идёшь?- в ее улыбке сквозила и радость, и грусть, и досада, и что-то едва уловимое, но яркое и необъяснимое, что предназначалось только Блэку.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

21

Лили так близко, что он не может думать толком не о чем, только лишь как коснуться ее снова.
И что ты собираешься с этим делать?
Он не имел ни малейшего представления.
В Большом зале, в гостиной Гриффиндора, на занятиях, в промозглых коридорах замка.
Как заставить себя не коснуться ее?
Хоть бы мимолетом.
Ни малейшего представления.
Сириус выпустил из легких воздух.
Кажется, он только что сам вырыл себе очень глубокую могилу.
И ей заодно.
Он смотрит на свои руки, темные на ее бледной коже. Сириус усмехается.
Они разные, совершенно.
Верно?
Блэк никогда не слышал сказок, что она знала с детства про русалочку и принца, за которого она отдала голос или про девочку с кожей белее снега.
Лили никогда не приходилось сидеть в неудобной одежде на длинном приеме в честь непонятно чего своего какого-то очень дальнего родственника, слушая разговоры о кишечном зелье, которое этот самый родственник обязательно пьет по утрам вместо утреннего кофе.
Их семьи, воспитание были совершенно разными.
Но что-то притягивало их друг к другу.
Словно магниты.
Сириус читал про них в маггловском журнале время летних каникул. Он почти ничего не понял про физику тел и магнитные поля, но запомнилось ему, что противоположности притягивались. И уже не желали разъединяться.
Магниты.
Или что-то похожее, он был не уверен в правильности слова.
Знал только, что не хочет убирать руки и переставать касаться ее. Ни сейчас, никогда.
Кажется, она это понимала, потому что тоже старалась быть ближе.
Ее дыхание на его шее.
Он протянул руки и она не раздумывая сделала шаг.
Просто к нему.
Это подкупало.
Внутри разливалось непонятно откуда взявшееся тепло.
Да, она была виновницей помешательства Поттера. И не только его.
Сириус улыбается на ее такую серьезную усмешку.
Она правда, конечно.
Лили имеет права присутствовать и говорить то, что считает правильным. Но Блэк не может ей позволить делать это одной, а если они пойдут вдвоем, то удар будет слишком силен.
Джеймс не заслуживает этого.
На самом деле Поттер всего этого не заслуживает.
В его истории все должно быть иначе. Счастливее.
Лучше.
Лили должна была рано или поздно ответить ему взаимностью, а затем все как в сказках.
Но тут влез он и все испортил.
-Не знаю, Лили. – Он привычно откинул назад волосы. – Я не знаю.
Он кладет подбородок ей на макушку и касается пальцами волос. Ее голос звучит глухо, но он понимает.
Кивает, она чувствует его движение.
Он мог бы много сказать ей, но она и сама все прекрасно знает. Каждый ее отказ лишь подстегивает его, она словно трудная задачка, которую Сохатый хочет решить не смотря ни на что.
Это стало буквально навязчивой идеей.
Грани стерлись.
Уже не понятно, нужна ему Лили или сам факт ее согласия.
Бродяга старался об этом не думал.
Он должен был помогать Поттеру, а сделал все точно наоборот.
Нагло взял то, что ему принадлежать было не должно.
И почему, собственно, не должно?
Лили отстранилась и смотрела на него очень серьезно, словно могла заглянуть в самую его душу. Ее взгляд был пронзительным, но его не хотелось закрыться или сбежать, прежде чем все станет слишком серьезно.
Она хмурится и целует его, приподнявшись па носочки. Легко и очень нежно, как-то уютно.
Уютно.
Такого Сириус еще не испытывал.
-Как думать? Что… соблазнил возлюбленную лучшего друга и она была совсем не против?
Его пальцы коснулись ее щеки, поглаживая.
Фраза про карту отрезвила, девушка сделала шаг назад и нехотя стянула куртку, протянула ему.
И черт возьми, Блэку это понравилось.
Он с жадностью смотрел, как она одевается, даже не думая побороть желание раздеть ее обратно.
Ему явно нужно было собраться.
А не думать о том какого цвета соски у Лили Эванс.
Но не выходило.
Сириус скривил губы в усмешке.
Но она его снова удивила, вот так просто сказал, что знает о карте.
Словно это было чем-то совершенно обычным и такие карты есть у каждого встречного.
Он и думал про нее примерно так, не относился с тем трепетом, как Питер или аккуратностью, как Люпин.
Они с Джимом были потребители.
Эванс направилась к двери, вот так просто, как будто не несколько минут назад задыхалась от страсти, смотря на него и хватаясь за его плечи.
Но она обернулась и протянула к нему руку, Сириус оказался рядом в два шага.
Их пальцы переплелись, он притянул девушку к себе и поцеловал.
Кажется, он делал это всегда.
Чувство было одурительным.
Она засмеялась прямо в его губы.
-Что ты еще знаешь? – Спросил Бродяга и огладил ее бедра, прежде чем выскользнул из кабинета.
Буквально за поворотом ему встретился Джим, который тут же взял его под локоть и утянул в сторону, требуя подробностей.

Он не видел Лили все воскресенье, но постоянно чувствовал ее присутствие, а может, дело было в том, что его куртка все еще пахла ее духами.
Утро понедельника началось с мелкого противного дождя, который так часто бывает в это время года.
У них была травология в теплице номер три и старшекурсники с нетерпением ждали профессора Спраут, чтобы нырнуть в теплое, пахнущее землей и навозом помещение.
Сириус не любил травологию, он всегда говорил, что во время этих занятий в нем слишком явно просыпается аристократ.
Ему не нравилось копаться в земле, а уж тем более пересаживать мандрагор.
Но самое неприятное состояло в том, что у них был спаренный урок со Слизерином.
Джеймс сегодня пребывал в отличном настроение, отпускал в сторону зелёного факультета острые шуточки и при этом косился на Эванс, которая сегодня собрала волосы в косу.
Когда она наклонялась, обнажая затылок, Блэк видел нежные рыжие пряди и мог думать ли о том, как было бы здорово коснуться ее кожи губами.
Он с трудом дождался конца занятия, специально провозившись с сумкой дольше необходимого пока Эванс разговаривала о чем-то с профессором.
-Я догоню. – Кивнул он друзьям. 
Сохатый, конечно, не смог пройти мимо девушки спокойно и ляпнул очередной комплимент, она посмотрела на него долгим взглядом.
Когда в теплице никого не осталось, Сириус схватил ее за руку и утянул в подсобку, где профессор Спраут хранила инструменты.
Прижал к стене и поцеловал, держа ее лицо в ладонях.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+4

22

Она не могла себя заставить отодвинуться от него, оторвать руку или хотя бы взгляд. Черт! Это было так сложно! Лили и правда чувствовала себя той самой Русалочкой, что проходила через боль, только бы быть рядом с Принцем.
Только Блэк не был Принцем, да и она не была Принцессой. Хотя по праву рождения он  был гораздо выше ее  по положению, по статусу крови... Эти его аристократические манеры, эта внешность с тонкими чертами, которые выдавали за сто миль, что в его жилах течёт не простая кровь. А она.. Что она? Лили росла в обычной семье. Ее рыжие волосы и зелёные глаза с бледной кожей свидетельствовали разве что о том, что кто-нибудь из ее предков был сожжен на костре. Она не была аристократкой до кончиков пальцев, но внутреннего достоинства у неё было не занимать. И она не всегда умела сдерживать свой пылкий характер, что тоже не добавляло ей налёта знатности..
Они такие разные, но слились в одно целое. Как? Одному Мерлину известно! Наверняка это его шутка - столкнуть их вместе, ткнуть носом, как провинившихся котят в то, что они сами никак не желали видеть и признавать. Лили не знала, что бы с ней было, не услышь она вчера их громкий разговор, не спустись она вниз и не реши она поговорить с Сириусом. Вчера слетели все маски и нечего было скрывать. И кажется, не разозлись Эванс сегодня, то Блэк бы так и думал как бы подойти к ней и поговорить о Джеймсе.
Лилс смотрит на его руки, вздохнув, мечтает, чтобы они касались ее постоянно. Только как это будет? Как Поттер, Люпин и Питер вообще это воспримут? И ладно Люпин и Питер, главная загвоздка была в Джеймсе.
Он был сумасшедше-одержимым ею. Это походило на безумие, то рвение, с которым он ее добивался. А ей не нравилось слепое обожание. То самое, которое иногда сквозило во взгляде у Северуса. Лили сначала не понимала причину, а в какой-то момент все стало ясно. И с того дня Эванс держалась с другом очень аккуратно, чтобы ненароком не дать ему повода. Но все равно, Снейп, равно как и Поттер, смотрели на неё тем взглядом, которым смотрят прозревшие слепцы на солнце. А ей становилось неуютно. И если Северус молчал об этом, то Джеймс готов был кричать о своём обожании всем, кто желал его слушать. Поэтому сейчас ему придётся выдержать взрыв его личного Солнца, которое погаснет именно для него...
-Как думать? Что...соблазнил возлюбленную лучшего друга и она была совсем не против? - его горький смех прорвался и Лили вздохнула.
-А может быть и эта самая возлюбленная мечтала соблазнить лучшего друга своего воздыхателя, да только никак не решалась? - на ее губах заиграла усмешка, потому что она не видела ничего преступного в том, что произошло. Она бы чувствовала себя ужасно, если бы бегала на свидания с Джеймсом и при этом запиралась в этом кабинете с Блэком. Но ничего такого не было, Лили давно уже знала, кто украл ее сон.
Пока она одевалась, то прекрасно видела, что украла покой сама тоже у Блэка. Тот не сводил глаз и будь они не в школе, то ее одежда бы снова полетела на пол. Лили подавила в себе желание также снова содрать с Блэка его футболку. Этот костёр внутри вообще когда-нибудь утихнет немного, чтобы дать ей здраво мыслить и думать о чем-нибудь другом, кроме губ Сириуса, скользящих по ее груди и кроме...
Она тряхнула волосами, на ее лице можно было увидеть мимолётное выражение томления, но оно тут же исчезло, когда она так просто протянула руку Блэку.
Он не думал, что она знала про карту, но, кажется, это его развеселило.
-Что ты ещё знаешь? - Сириус переплетает свои пальцы с ее и притягивает к себе, целуя. Эванс чуть не сходит с ума снова. В который раз. Но смеётся в его губы, пока его руки касаются ее бёдер и это заставляет ее быстрее выйти из кабинета, чтобы не захлопнуть снова дверь, даже если за ней будет стоять Джеймс.
-О, поверь, о вас многое..- Лилс улыбается и едва успевают руки Блэка убраться от неё, как из-за поворота появляется Джеймс.
Лили успевает напустить на себя привычный, чуть высокомерный вид, прежде, чем отделиться от мальчишек и направиться в противоположном направлении, но ей кажется, что Джим мог заметить ее улыбку...

Они не виделись все воскресенье. Лили не думала, что все эти присказки про то, что ты скучаешь по человеку, не видя его даже пару часов - правда. Эванс смеялась над этими высокопарными словами, но теперь ей было совсем не смешно. Лёжа в тот день в постели она долго не могла уснуть, потому что в голове вспыхивали картинки всего, что было в кабинете и Лили сама вспыхивала от этого. Мэри что-то заметила в лице подруги и начала было уже задавать вопросы, но Лилс быстро скрылась за пологом кровати, не желая сейчас делиться своим сокровенным даже с близкой подругой.
В общем воскресенье прошло в рассеянных мыслях о Сириуса и о том, поговорил ли он с Джимом или нет. Она бы знала, если бы увидела хоть кого-то из них в выходной, но они все куда-то словно пропали. Пришлось уйти спать с полной головой мыслей.
В понедельник Лили так же не видела никого за завтраком, но наконец-то встретила всех уже в теплице, так как первым уроком была травология. Если бы не было Слизеринцев, было бы идеально, но увы, урок был спаренным. Едва Эванс увидела Блэка, ее сердце подпрыгнуло, остановилось на пару мгновений и потом жарко заколотилось. Но на ее лице не дрогнул ни один мускул. Лили только прятала пылающие щеки, когда пересаживала очередную мандрагору.
Поттер пребывал в прекрасном настроении, а это точно значило, что Сириус ничего ему не сказал. Она даже почувствовала некоторое раздражение - неужели ей все же придётся сделать это самой, хоть Блэк и не хотел этого? Но с другой стороны, если все время у них не было возможности остаться с глазу на глаз, например, из-за того, что не хотелось вызывать подозрения у Люпина и Питера...
За всеми этими мыслями Эванс даже не заметила, каким взглядом на неё иногда смотрел Сириус. Джеймс бы сам спокойно мог догадаться, если б не пялился на неё так же.
Лили только к концу занятия ощутила кожей на себе взгляд Блэка, быстро подняв глаза, в которых вспыхнул огонёк. А потом она увидела рядом Джеймса, который улыбался во все тридцать два, довольный тем, что отмочил очередную шутку и думая, что это он привлёк не внимание.
-Да, очень смешно, Поттер, - сухо сказала Лилс, даже без обычной своей язвительности в голосе. Черт, Джеймс не заслуживал такой реакции от неё, но она ничего не могла с собой поделать.
Когда занятие закончилось, Лили уже понимала, что должно быть выдала себя с головой, бросая невольные взгляды на Сириуса. Но тем не менее, весёлый Джим прошёл мимо неё, отметив ее новые духи и сказав, что именно так пахнет его Амортенция. Лилс только закатила глаза:
-Тебе просто показалось, Поттер, не стоит принимать желаемое за действительное..
Она бросила беглый взгляд на Блэка и отошла к профессору Спраут, чтобы уточнить у неё детали заданного эссе.
Когда все уже разошлись и Лили собиралась выйти из теплицы, снова чьи-то руки настойчиво утянули ее за собой куда-то в тесное помещение.
-Эй! Что за...
Кажется, это была подсобка. Лили не слишком удалось увидеть, равно как и вскрикнуть от неожиданности, потому что в мгновение ее лицо обхватили знакомые ладони и на губах ее были тёплые губы Сириуса.
Сумка Лили упала на пол и колени чуть не подогнулись от внезапной слабости.
-Ты что творишь?- она едва проговорила ему в губы, глядя в глаза. Ей отчаянно захотелось вдруг, чтобы Джеймс это увидел и им не пришлось бы особо ничего объяснять. - Мадам Спраут может вернуться и зайти сюда..
Словами Лили сопротивлялась, но губы отвечали на его поцелуй, а тело льнуло к нему даже против ее воли. Она скучала. Пусть даже всего одно это чертово воскресенье, но оно было таким долгим для неё!
Лили не сказала Сириусу этого вслух, но произнесла касаниями горячих пальцев, поцелуями вглубь и дрожью по коже. Она даже забыла, что немного злилась на него за то, что он не поговорил с Джеймсом. Она должна спросить его, но пару мгновений спустя. Ей не хотелось сейчас думать о нем.
-Нас могут увидеть!- ее глаза взглянули строго, но уголки губ дрожали из-за сдерживаемой улыбки.
Я скучала!
Это было похоже на игру, правила которой были известны только им двоим и игроками были только они вдвоём. Остальные - наблюдатели и проигравшие...и один из них Джеймс.
-Ты не сказал, да? - просто констатация факта. Она не собиралась терроризировать Сириуса вопросами и допросами. Знала, что он найдёт нужный момент, как и пообещал. А она верила. Верила и сейчас сходила с ума от того, что он снова так близко к ней.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

23

Он скучал по ней.
Очень.
Для человека, который вообще был малознаком с этим чувством подобное было в новинку.
Сириус не скучал по родственникам, скорее наоборот. После его ухода из дома он почувствовал облегчение.
Он больше не был тем, кто проваливает все возложенные на него чаяния и надежды. Бродяга никогда не желал становится главой рода, выполнять требуемые для этого неблагодарного дела условия.
Поддерживать хорошие отношения с другими чистокровными семьями и женится на девушке с кристально чистой кровью и полным отсутствием собственного мнения.
Теперь это его не волновало. Он сложил все обязательства и засунул их так далеко, что достать будет очень непросто.
Вальбурга и он много сказали друг другу на прощание, но хоть в одном один сошлись впервые в жизни – ноги Блэка в доме на площади Гриммо больше не будет.
Порой Сириус скучал по друзьям, но случалось это крайне редко. С Джеймсом они уже давно проводили все каникулы вместе. Этому все были рады и Вальбурга в особенности.
Ремус порой захаживал к Поттерам, которые были рады большим компаниям. Что же касается Хвоста, то здесь Сириус никогда не был особенно близок с мальчишкой, что буквально смотрел им с Сохатым в рот.
Джеймсу такое обожание льстило, Блэка же раздражало.
Вот и сейчас, когда Поттер подошел к Эванс и заявил, что его Амортенция пахнет, как ее духи Питер чуть не запрыгал от удовольствия, едва сдерживаясь, чтобы не захлопать в ладоши.
Сириус хмыкнул и сжал губы, ошеломленный резким чувством раздражения, направленным на обоих. Ладно Пит, но Джим.
Он-то явно был не при чем и вел себя так же, как и обычно. Отчаянно флиртовал с Эванс.
С этим надо было что-то делать и срочно.
Но вместо того, что пойти с Поттером и рассказать ему то, что собирался рассказать весь вчерашний день – он потащил Эванс в подсобку.
Кажется, Лили становилась его слабостью и не сказать, что Бродяга был очень сильно рад этому.
Он не дал ей шанса испугаться и жадно поцеловал.
Ее сумка с грохотом упала на пол, ему на секунду показалось , что на этот шум сбежится весь Хогвартс во главе с профессором Даблдором. Что, к сожалению, никак не изменило его поведения и он продолжил целовать девушку, прижав ее стене, между тяпок и мотыг, которыми они только что орудовали.
Кажется, она пыталась протестовать.
Что-то говорила прямо ему в губы. Он почти не слушал.
-Я соскучился. – Пробормотал Блэк между поцелуями и сам на секунду опешил.
Слова звучали странно ново, он совершенно точно никому и никогда не говорил их.
Уж не Вальбурге точно, даже Регулусу даже в раннем детстве. И уж точно не Поттеру. Это было бы минимум странно.
Это было странно и ново.
И он не знал, чего больше.
Кажется, Лили на мгновение замерла, а потом заговорила снова.
-Плевать. – Отозвался Блэк, покрывая жадными поцелуями ее шею.
Весь вчерашний день он думал об Эванс, Поттеру пришлось даже несколько раз дёргать Бродягу за рукав, чтобы вернуть его из мира Грез на бренную землю.
-В каких облаках ты витаешь?
Спрашивал его проницательный Люпин и взгляд его очень Сириусу не нравился. Ремус смотрел так, когда знал то, чего знать ему совсем не полагалось.
Вчера им пришлось делать запланированную выползку в Хогсмид и, кажется, Сириус впервые жизни был не слишком рад этому.
Обычно полнолуния он ждал, чуть ли не дни считал. Но не вчера, в его взгляде буквально сквозило сожаление. Хорошо, что Лунатик был занят своей мохнатой проблемой, иначе раскусил бы его в два счета.
Блэку казалось, что в их вчерашней прогулки сквозило какое-то отчаяние, при чем было оно у всех разом. Кажется, лишь Питер был счастлив выбраться из замка.
Все прошло бы неплохо, если бы они не подошли слишком близко к деревне волшебников, где в предрассветный час по идее никого не должно было быть.
Но конечно, кому-то не спалось.
Повезло только, что уже начинало светать и луна давно ушла из зенита, а еще что Поттер и Блэк быстро отреагировали и оттащили оборотня на безопасное расстояние.
Ну повезло это как посмотреть, на утро оба парня были помяты, на шее Джима красовался приличный синяк, а на плече Сириус был не менее внушительный порез. Неглубокой, к счастью, так что за помощью в Больничное крыло не обращались.
Кажется, Лили говорила что-то еще, но Бродяга был занят ее теплым свитером крупной вязки, который она одела сегодня спасаясь от осеннего холода.
Он запустит под него горячие пальцы, пробегаясь по ее животу и ребрам, едва балансируя на грани, чтобы не сорвать его и не уложить ее на лопатки прямо здесь на полу.
Возможно, будь это кто-то другой, а не Эванс, он бы именно так и поступил. Но в необузданном желание, что появилось тут же стоило ему коснуться нее было даже что-то привлекательное.
Он никого так не хотел, как эту рыжеволосую девчонку, чьи губы сводили его с ума.
Она прижималась к нему всем телом, пока он оттягивал ворот ее свитера, добираясь до беззащитного горла, оставляя на ее шее быстрые поцелуи.
Его колено втиснулось между ее ног, раздвигая их в стороны.
-Тебя это возбуждает?
Прошептал он ей на ухо, опаляя дыханием и касаясь языком мочки, посасывая.
Чувствуя, как она дрожит в его руках.
Это было лучшее, что он испытывал в жизни, конечно, после ощущения его члена в ее горячем теле.
Мерлин, Эванс.
Он замер, знал, что придется отвечать на этот вопрос. Знал, что он неизбежен, Эванс всегда была смелой и очень честной.
Она не желала лгать.
Кому-либо. И Джеймсу тоже.
Он этого не заслуживал. Он был невиноват, что их так сильно влекло друг другу и противостоять этому было буквально не возможно.
Сириус отрицательно покачал головой. Он мог бы сказать, что вчера у них совсем не было времени, а утром оба были так вымотаны, что и думать с трудом получалось.
Но вместо этого просто покачал головой.
Он не собирался лгать ей.
Не собирался лгать ему.
И лгать самому себе тоже было не в его привычках.
Он знал, что Лили не будет мучать его расспросами.
Не станет вести себя, как все остальные девчонки, что хотят от него то, что он не может им дать.
Между ней и ними целая пропасть.
Сириус вновь поцеловал ее, прижимаясь всем телом, когда сзади скрипнула дверь.
Блэк резко обернулся, но в проеме уже никого не было.
Он бросил быстрый взгляд на Эванс и выскочил за дверь.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+3

24

с ним...быть с ним - это плыть по быстрому, опасному течению, без спасательного круга, пройти все круги ада и снова вернуться в жизнь. уходить глубоко в тоску, когда его нет рядом. скучать до безумия по его рукам и касаниям. не знать, что будет завтра, будет ли оно, но у нас всегда есть сегодня, здесь и сейчас. он не идеален, нет. ведь в нем бесы бесятся и огни пылают в океане глаз.(с)

Это было что-то невозможное. Так невозможно скучать. Но тем не менее Блэк подтвердил ее же чувства. Он тоже скучал, так же сильно, как и она. И Поттер был не виноват в том, что получил сегодня пару сухих ответов от неё и раздражённый взгляд Блэка. Лили заметила его, когда Джеймс сделал ей комплимент о духах. Мимолетный, быстрый, но отчаянно недовольный.
Она вообще часто и много чего подмечала в других. Лилс никогда не ошибалась в том кто и что чувствует, что прячет внутри и что самое болезненное или самое счастливое у человека в сердце. Она и сама не знала откуда у неё такая интуиция. Но Эванс легко могла сказать, что вот Боунс давно нравится Кармайклу, только тот слишком не уверен в себе, чтобы об этом ей сказать; что Гловер ненавидит Кэтрин, так как та считает ее предательницей или чем-то вроде того; что Роберт влюблён в Ариадну, как и та в него, но пока они все никак не признаются друг другу... Лили не нужно было слушать чьи-то досужие сплетни, она была молчаливой свидетельницей этих чувств, угадывая их безошибочно. Но что касалось себя и того, что происходило в ее жизни - тут ее преследовала поразительная способность ошибаться. Не во всем, конечно же... Но тем не менее.
Как она могла ошибиться в Сириусе? Не заметить чего-то, что давно бы уже дало ей надежду? Но Лили понимала, что скорей всего Блэк был тем человеком, которого она понимала лучше всех и одновременно не понимала..
-Я соскучился. - он выпалил и следом Эванс тут же заметила растерянность, как-будто эти слова были чем-то новым для него или непонятным. Она не стала спрашивать, но ей показалось, что он редко говорил эти слова, особенно девушкам. Если ее догадка была верна, то Лили была не меньше удивлена, чем он сам. Поэтому она даже замерла на мгновение, пытаясь понять, что Сириус сказал то, что для него совсем не характерно.
Долго думать ей не пришлось, потому что мысли мгновенно вылетели из головы, когда Блэк жадно целовал ее шею, кажется чуть не разрывая на ней тёплый свитер. Его руки коснулись обнаженной кожи и у Лили снова чуть не подкосились колени. Она прикрыла трепещущие веки, так же плавно запуская свои ладошки под его одежду, каким-то краем сознания понимая, что ещё немного и их увидит целая группа учеников, которые придут на следующий урок. Но как устоять?...
-В этом определённо что-то есть, - она усмехнулась, отвечая на его вопрос возбуждает ли ее опасность быть обнаруженными. - Но мне бы не хотелось ещё дольше не видеть тебя из-за полученного наказания...
Лили судорожно вздохнула, когда его колено оказалось между ее разведённых ног. Блэк, мантикора тебя задери, зачем ты это делаешь?! Она сделала слабую попытку сопротивляться, но зачем? Ей так не хотелось отталкивать его, потому что Сириус сейчас заслонил собой все остальное, что было в ее голове. Даже то, что он ничего не сказал ещё Джеймсу. Она не сердилась, доверяла и никогда бы не стала истерить по этому поводу. Он просто покачал головой и снова поцеловал ее так, что Лили чувствовала эту уже не легкую, а опасную дрожь по телу, когда голова совсем отключается...
Внезапно дверь в подсобку скрипнула, чуть приоткрывшись и Лилс показалось, что там мелькнуло знакомое лицо. Но когда они с Сириусом присмотрелись, там уже никого не было. Блэк как-то странно мельком посмотрел на неё и в мгновение ока умчался из подсобки. Лили нахмурилась и ей стоило огромного труда вдохнуть и выдохнуть, поднять сумку и тоже быстрее уйти отсюда...

Урок зельеварения проходил для неё трудно. Ей не удавалось собрать мысли в кучу и Лили поглядывала в сторону Мародеров, которые почему-то вели себя необычно тихо. Они даже не переругивались в шутку между собой, не шептались о чём-то... Лицо Сириуса было каменно-непроницаемым, Люпин был бледнее обычного с плотно сжатыми губами, Питер весь сжался, став ещё меньше, а Джеймс такими кусками рубил корень фиалки, что Эванс казалось, что он вот-вот отхватит себе кусок пальца. И все молчали. Это было очень странно... Словно, когда в доме есть маленькие дети, которые всегда шумят, а когда внезапно наступает тишина, то ты понимаешь, что что-то не так. И Лили сейчас остро это ощущала, догадываясь, что причиной тому скорее всего была сцена в подсобке. И ей показалось в проеме знакомое лицо, но она настолько была далеко от всех и вся, что с трудом могла сказать, кто именно их увидел. Говорят же, бойся своих желаний.. Она хотела, чтобы их заметил Джеймс, вполне возможно это был он...
Лилс, кусая губы, поглядывала на парней, когда урок окончился. Конечно, она не считала никого виноватым в том, что происходит, но ощущение какой-то надвигающейся грозы не покидало ее. И тем не менее, она не могла отделаться от ощущения того, как горела ещё ее кожа там, где коснулся ее Блэк совсем недавно...Остро. Опасно. Безумно. Только почему-то от этого горит кровь.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

25

Еще минуту назад все было хорошо, его пальцы скользили по ее коже.
Так правильно.
Так нужно.
Он почти терял голову от этих простых прикосновений.
Кончиками пальцев к ее животу и словно искры между ними.
Словно ничего похожего до этого не испытывал и все ощущения были лишь блеклой прелюдией к этим.
А затем, скрип двери…
Бродяга выскочил из подсобки до того, как успел подумать что делает, проклиная себя, что не запечатал дверь, как делал это обычно.
Как будто с Лили все обычно переставало действовать и Сириус вел себя как мальчишка, кем по сути и являлся. Забывая об осторожности.
Напрочь.
Не успел он выбежать из теплицы, как увидел Люпина и остановился.
Парень стоял, оперевшись плечами о теплицу и кажется, совершенно не замечал мерзкого мелкого дождика, что норовил вот-вот перерасти в самый настоящий ливень. Привычного для этого времени года, вечно навевающего тоску и скуку.
Он хмуро смотрел на Блэка, что в нерешительности застыл на дорожке.
Блэк и нерешительность само по себе было странным явлением.
Дождь стал накрапывать сильнее, долбя по земле и плечам юношей тяжелыми каплями. Ремус был в тонком свитере, местами довольно потертом, он говорил, что это его любимый, но Мародерам давно была известна истинная причина такой любви.
Лунатик не хотел принимать их помощь.
Не такую.
Его даже злили предложения улучшить его финансовое положение. Хотя бы минимально. Они-то уж знали его положение и в какую сумму обходиться обучение в Хогвартсе, или думали, что знали.
Он поёжился и тут же расправил плечи, заметив взгляд Блэка. Ремус терпеть не мог жалость и Сириус убрал это выражение из своих глаз, делая шаг навстречу другу и отмечая темные тени под его глазами.
Вчера не прошло без последствий. Для них всех.
Хорошо еще было то, что Люпин больше не наносил себе повреждений, как раньше, когда он терзал Визжащую хижину и свою плоть от бессилия. Теперь разум почти всегда оставался с ним, но порой его, как и всех остальных, заносило на поворотах.
-Хреново выглядишь.
Начал было Бродяга, но друг только мотнул головой, говоря, что это совсем не то, что волнует его сейчас. И тут же подтверждая это словами.
- Обсудим это в другой раз.
Он кивнул в сторону и Сириус проследив за его взглядом, увидел Эванс, что шагала в замок под начинающимся дождем, вероятно, воспользовалась другим выходом из теплицы.
Умница.
Хотя, судя по взгляду Лунатика, эта предосторожность была лишней. Она могла выйти сразу вслед за ним, это бы ничего не изменило.
-Лучше поговорим об этом.
Слишком деловой тон.
Сириус не пытался отвертеться или прикинуться дураком, сказать, что и малейшего понятия не имеет о том, что говорит Люпин.
Блэк только кивнул и тоже прислонился к теплице, кинув сумку прямо на землю.
Благодаря разыгравшемуся дождю она тут же оказалась в луже.
Он не обратил на это внимания, рассматривая друга и пытаясь понять сколько ему было известно.
-Не о чем здесь говорить. – Очень спокойно сказал  Бродяга, переводя взгляд на холмы, где рос вереск.
Люпин только вскинул светлые брови и покачал головой:
-Скажи ему сейчас. И лучше сделать это до следующего урока.
Они потащились в замок уже под проливным дождем, когда добрались до ворот, попеременно поскальзываясь каждые пару минут, то были мокрыми до нитки.
С волос Блэка ручьем стекала вода прямо за шиворот, заставляя зябко ежится.
Люпин выглядел не лучше в своем тонком свитере, что можно было выжимать.
Они высушили одежду и волосы, греясь под струями теплого воздуха с концов своих палочек уже после того, как вещи стали сухими.
В такую погоду хотелось сесть у огня в общей гостиной и есть сладости из Зонко и вообще ни о чем не думать.
Блэк пригладил излишне пушистые волосы и привычным движением откинул их со лба, смотря на главную лестницу, по которой спускался Поттер и Петтигрю, оба выглядели несколько озадаченными.
-Где вас носит? Зельеварение сейчас начнется и Слизнорт с нас шкуру снимет, а потом оставит после занятий, чтобы наконец-то затащить в свой мерзкий клуб.
Джеймс улыбнулся, довольный собой, но не увидя улыбки на лицах друзей, остановился, потерев затылок.
-Да что с вами такое?
-Надо поговорить.
Джим наконец-то спустился и встал рядом с Сириусом, они были почти одного роста, Блэк спокойно встретил взгляд друга и добавил:
-Это на счет Эванс.
В глазах Сохатого тут же загорелся огонек. Призрачная надежда. Каждый раз, когда Бродяга говорил что-то подобное он надеялся, что староста передумала наконец-то и приняла его приглашение сходить в Хогсмид или на Черное озеро, или хоть в совятню.
Куда угодно.
Когда угодно.
Он сам отвел Блэка в сторону, нетерпеливо переступая с одной ноги на другую. Всем своим видом показывая крайнюю степень нетерпения.
Сириус долго смотрел на него, а затем произнес.
-Она сказала мне два дня назад, что ей кое-кто нравится и поэтому она не хочет идти с тобой на свидание.
Поттер чуть не застонал, возводя глаза к потолку. Словно говоря, что они уже это все проходили.
Действительно, проходили. Сириус не раз пытался достучаться до друга.
-И кто же он?
-Я.
У Джима на секунду сделалось очень странное лицо, а затем он откинул голову назад и захохотал, хлопая Бродягу по плечу.
Кажется, он посчитал это очень хорошей шуткой.
Лицо Сириуса оставалось серьезным, он прямо смотрел в глаза Джеймса пока тот смеялся и водил рукой в воздухе. Он не поверил.
Блэк бросил быстрый взгляд на Люпина, тот выступил вперед.
-Джим, это правда. Я видел их вместе в теплице только что.
Не успел он договорить, как кулак Поттера вырезался в скулу Блэка, рука пострадавшего дернулась, но пальцы так и не сжались на палочке.
-Ты чертов сукин сын. – Проревел Поттер, пытаясь наброситься на неподвижного Сириуса, но его опередил Лунатик и оттащил в сторону, негромко приговаривая, что они сейчас же должны пойти в подземелья на урок.
Питер только крутил головой в разные стороны, явно не успевая за происходящим.

Урок проходил в напряженном молчании, Ремус сел между Блэком и Поттером, которые оба избегали даже смотреть друг на друга. На скуле Сириуса медленно, но верно расползался синяк.
Бродяга смотрел в учебник и не видел там ни одного слова. Так же он совершенно не слышал то, что говорил профессор Слизнорт.
Он совершенно машинально мешал что-то в котле, что кидал туда Питер, а зная его успехи в Зельеварении вполне возможно это было опасно для жизни. Люпин выступал добровольным буфером между ними, стараясь одновременно следить и за Блэком и за Поттером, что очень уж зло орудовал ножом.
Кажется, Сириус знал кого он представляет вместо корня фиалки, что должен был порезать аккуратными кусочками.
Профессор, проходя мимо стола Мародеров кинул брезгливый взгляд на котел, что парил каким-то зеленым цветом и пах болотной жижей.
Он тут же ушел подальше, хотя обычно очень любил стоять около их стола, рассказывая тонкости приготовления зелья, что они изучали на уроке.
Он тянулся бесконечно долго, а когда прозвенел желанный звонок Джеймс схватил сумку и умчался из подземелья словно его мантикора в задницу укусила. Ремус устремился за ним, бросив напоследок на Блэка быстрый взгляд.
Но Сириус на него не смотрел, впервые за все время он встретился глазами с Эванс.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+3

26

Лили никогда не хотелось становиться той, из-за которой ведутся войны. Как в том мифе о Елене, по причине любви к которой развязалась страшная война. Эванс не казалось это романтичным или прекрасным, но обычно те, которые так считают оказываются не у дел. А те, кто как она избегает этого - вращаются в центре событий. Она не хотела, но получилось так, как получилось...
Ещё по пути в аудиторию она слышала взволнованный шёпот и чувствовала на себе косые взгляды. Она уловила что-то вроде «драка», «опять Эванс», «убьют друг друга» и уже тогда напряглась. Только зайдя в кабинет все Мародёры были убийственно спокойны. И это то и пугало больше всего.
Она не хотела быть поводом для сплетен, а о ней судачили всегда - с того самого момента как за ней стал приударять Поттер и как она подружилась с Сириусом. Лили осуждали, ненавидели, смеялись.. Ей было все равно по большому счету. Она презрительно смотрела на фанаток двух популярных гриффиндорцев и ухом не вела в их сторону. Всем нельзя нравиться, особенно, когда на твоем месте мечтает оказаться любая. Но дело в том, что Лили не мечтала...Просто так случилось.
Лилс не собиралась быть причиной ссоры между друзьями, но так случилось. И от этого ей было тяжело на душе, отвратительно паршиво.
Слизнорт был удивлён ее состоянием и невнимательностью, хотя Эванс была одной из его любимейших учениц и, к тому же, блестящих. А сегодня ее зелье было ничем не лучше варева Мародёров, которые тоже всегда готовили зелья прекрасно. Он подозрительно глянул на них, потом на неё, от чего Лили тут же уткнулась в свой котёл. Не хватало ещё, чтоб учитель что-то себе надумал.
Сириус упорно избегал ее взгляда, а когда возможно, смотрел на неё он, то она не замечала. Пару раз Джеймс бросил на неё страдальчески-злобных взоров, но Эванс была увлечена зельем и потому не видела этого.
Что бы он не говорил, это я должна была поговорить с Джеймсом.. Поттер думает, что это вина Блэка, хотя это не так.. Но.. Что ему сейчас ни говори - он не услышит.
Поттер в ярости был не способен что-то понять или услышать голос разума. Легче от каменной стены добиться понимания сейчас...
Когда урок окончился, Лили чувствовала себя опустошённой, хотя в голове ни разу не возникло мысли о том, что все неправильно. Как раз таки все было чертовски правильно! Это правильно, а не то, когда она сгорала от бессильной ярости и от невозможности просто коснуться руки Блэка. Это правильно, а не то, когда приходится раз за разом лгать Поттеру, отшивать его и самой чуть ли не орать ночью в подушку от злости на саму себя, на него и на весь белый свет. Но эта правильность досталась сейчас очень дорогой ценой... Ей необходимо их помирить, только как это сделать? Она придумает, но ей тоже будет необходимо поговорить с Джеймсом.
Весь класс почти уже высыпал из аудитории, а Лили впервые встретилась взглядом с Блэком и ощущение паршивости ещё больше накрыло. Но она не позволила этому скользнуть в ее взгляде. Лил украдкой увидела, что Слизнорт, не утруждая себя проверить остался ли кто-то в кабинете, вышел. А Эванс в это время впервые заметила, что на скуле Сириуса проступил огромный синяк.
Значит, про драку правду сказали.. Лили вздохнула, пробираясь среди столов к Блэку. У неё сдавило горло от того, что все должно было пройти не так. Она до конца все же не осознавала насколько Джеймс сходил с ума. Никогда. Даже сейчас. Лили казалось преувеличением все, что он делал, что говорил, что чувствовал... И она ничего не могла с этим поделать. Разве она виновата в этом?
Лилс подошла к Сириусу, и достав палочку направила ее на его скулу, в одну секунду сняв боль. Устранить синяк полностью могла только мазь у мадам Помфри.
-Легче? - она мягко коснулась пальцами его скулы. В ее взгляде не было жалости, безумного беспокойства, с которыми так часто заглядывают в глаза девушки в глаза парням, когда у тех что-то хоть чуть-чуть болит. Была тёплая спокойная забота, понимание, что он мужчина, а они иногда пускают в ход кулаки прежде палочек, и это неизбежно.
Лилс провела кончиками пальцев вниз к подбородку и опустила руку, пряча палочку. На самом деле нервный ток и дрожь никуда не делись. Ей стоило оказаться к нему ближе, чем на расстоянии вытянутой руки и ее всю охватывало волнение.
Безумие какое-то... - снова пронеслось в голове.
-Это он нас увидел? - Эванс показалось, что она спокойно это спросила, но голос выдавал и ее волнение, и ее интерес. Хотя не в характере Джеймса подглядеть, да ещё и уйти. Он бы скорее сразу же распахнул дверь и врезал Сириусу.
Лили подняла глаза на Блэка, кусая губы. Где-то внутри затаился страх, что он скажет, что она виновата, что теперь у него нет друга...Хотя Эванс была уверена, что он такого не скажет, но страх все равно леденил сердце.
-Мне тоже нужно с ним поговорить, а там пусть обижается, но мне оправдываться незачем.. - Лили пожала плечами, думая, что возможно это жестоко, но она понимала, что проявив мягкость она скорее даст Поттеру малейшую надежду, а этого нельзя было делать.
-Я ни о чем не жалею. - в ее глазах читался почти что вызов, подбородок снова слегка воинственно вздернулся. Ее руки слегка дрожали, когда она нервно поправила ворот своего свитера. Нужно было идти, звенел колокол на обед, но она почему-то не двигалась с места, сама этого даже не понимая...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

27

Она спокойно встретила его хмурый взгляд. Все же она была смелой.
Гриффиндоркой.
Профессор вышел из кабинета, даже не потрудившись удостовериться, что ученики покинули кабинет.
Они остались одни, котлы уже давно были опустошены, ингредиенты убраны в шкаф.
Сириус сидел за столом, смотря на открытый перед ним учебник и даже не пытаясь понять что они сделали не так.
Их зелье было максимально далеко от того, что в итоге должно было получиться.
Взгляд Лили изменился, когда он поднял на нее глаза, она вздохнула и направилась к нему.
В ее руках была палочка, которую девушка направила на его лицо, боль тут же исчезла.
Словно ее и не было вовсе.
Бродяга вздернул подбородок, когда ее прохладные пальчики коснулись его скулы, пробежались вниз к подбородку.
Он почти потянулся следом за ее рукой, но вместо этого закрыл книгу.
В тишине кабинета этот звук прозвучал, как выстрел.
-Спасибо.
Сказал Сириус и поднялся. Ее глаза влажно блестели, выдавая ее интерес. У нее, конечно, не было такого опыта, как у Блэка в умение делать из лица непроницаемую маску.
Она была настоящей, живой. Горячей.
И это ее мимолетное прикосновение оставило горящий след на его коже, будто бы каленым железом.
Он целовал ее каких-то два часа назад, а казалось, что вечность. Внутри тут же что-то сжалось, Сириус хотел дотронуться до нее. Провести по щеке, ощутить бархатистость кожи. Запустить пальцы в волосы, распутать их, чтобы они медной парчой падали ей на плечи.
Но вместо этого он стоял и смотрел, с жадностью, с которой путник смотрит на воду в пустыне, засунув свои руки глубоко в карманы.
Блэк покачал головой.
-Нет, не он. – На его лице появилась такая привычная улыбка, он убрал мешавшие волосы, откинув их назад. – Это был Люпин.
Сказал Блэк, ему собственно, нечего было скрывать. Да и хорошо, что это был Ремус, а не кто-то из Слизерина, иначе бы слухи о нем и Эванс уже наполнили бы всю школу.
О них и так говорили в коридорах, постоянно. Сириус привык к шепоткам за своей спиной и давно научился не обращать на них внимания. А слухи?
Это были всего лишь слухи, большинство из них были так далеки от реальности, сто оставалось лишь диву даваться откуда у людей такая богатая фантазия.
Чего только про Блэка не говорили. Даже пару раз проходили слушок, что у него и Черная метка на предплечье имеется, не смотря на его привычку закатывать рукава рубашек до локтя.
Болтали о Мародерах, невесть что. Глупости по большей части.
Говорили и о Лили, особенно о ней и о Поттере. Даде ставки делали, пять к одному, когда Бродяга узнал об этом одному из Когтевранцев не поздоровилось.
Тогда он думал, что защищает честь друга.
Был уверен в этом.
Теперь, смотря на ее спокойные движения уверенность куда-то улетучивалась.
Ему не хотелось, чтобы говорили о ней, распускали слухи и болтали глупости. Делали ставки как быстро он ее бросит или на что там их делали?
Сириусу никогда не было дела.
А теперь вдруг стало.
Стало важно, чтобы имя Эванс не трепали.
- И хорошо, что он. Иначе, Поттер бы разнес подсобку.
Он вроде как шутил, но улыбки на лице не было, Лили подняла на него глаза и губу прикусила, словно хотела спросить что-то или сказать, но не решалась.
Их взгляды встретились, зацепились.
Его глаза мигом потеплели.
Он хмыкнул, Эванс была упрямой.
Очень упрямой.
И он знал это.
Конечно, знал.
Бродяга широко улыбнулся, видя как она пожимает плечами. Она уже все решила еще там, в кабинете, когда неведомая сила толкнула их в объятья друг друга, не дав времени на размышления.
- Тебя не переубедить, да?
Негромко проговорил он, вытаскивая правую руку из своего кармана и делая шаг к ней.
Ответ ему в общем был не нужен.
Особенно, когда она вздернула подбородок, как будто каждый раз вызов ему бросала.
И Блэку это нравилось.
Чертовски.
Он наблюдал за ее пальцами, что одернули ворот свитера, который был идеален, кажется, она слегка дрожали.
Он сделал еще шаг вперед. К ней.
Нависая, почти касаясь губами ее волос, пахнущих свежестью и немного холодным морем, что бьется о неприступные скалы раз за разом, такое же упрямое, как она.
Он точно знал, что такого не испытывал.
Никогда и не к кому.
Это было не просто влечение, хоть сердце каждый раз пропускало удар, когда Эванс просто смотрела на него.
Это было не просто желание, хоть его пальцы покалывало от острой нужды коснуться ее прямо сейчас.
Это было не просто вожделение, хоть дыхание сбивалось и во рту разом становилось сухо.
Это было не просто.
Сириус смотрел на нее и не мог перестать этого делать.
Прозвенел колокол и все факультеты устремились в Большой зал, а он все стоял и продолжал смотреть на нее. Словно не мог насмотреться.
Ее слова висели между ними в воздухе.
Его ножом можно было резать.
И он готов был. И платить был готов.
Синяками на лице, если потребуется.
- Знаешь, думаю это было … - Очень медленно проговорил Блэк, растягивая слова, а потом засмеялся привычным лающим смехом, смотря в ее изменившееся лицо. – Ты этого ждала? Слов, что все это было ошибкой?
Бродяга облизал нижнюю губу.
- Это не было ошибкой, Эванс. – Твердо заявил он. – И я ни о чем не жалею.
Шепотом ее же слова, а пальцы наконец касаются ее волос, зарываясь в пряди цвета заката.
Он наклоняется и вдыхает ее аромат, еще более сильный из-за дождя, поворачивает голову и его губы накрывают ее губы.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+3

28

Когда она только подошла к Сириусу, то он будто ее и не слышал. Он был полностью увлечён тем, что уставившись в книгу, пытался понять, в каком месте они все допустили ошибку. Слизнорт никаких объяснений никому не дал, заявив, что им нужно самим провести работу над ошибками. Он покачал головой, сказав, что Лили сегодня где-то витает мыслями, а Мародеры совсем его разочаровали. Но Лилс точно не могла думать ни о чем, кроме того, что что-то сегодня пошло не так, что их увидели, что снова пойдут какие-то слухи... Как минимум из-за того, что была драка. Не трудно было догадаться из-за чего, а точнее из-за кого, подрались два самых лучших друга, никогда не ссорившиеся...
Лили чуть вздрогнула, когда Сириус захлопнул книгу. Он как-то доверчиво потянулся за ее рукой, когда она коснулась его скулы пальцами - так собаки или коты тянутся за ласковой рукой человека. Она слегка даже улыбнулась этому, но когда Блэк поднялся, улыбка куда-то исчезла, Эванс сама не поняла почему. Зато он усмехнулся своей обычной усмешкой и Лили готова была растаять, любуясь тем, как он изящно отбрасывает волосы с лица.
Вообще толпы девчонок млели от этой его привычки, совсем невинной. И вряд ли он не знал, какой эффект имеет его улыбка в этот момент. Лили споймала себя на мысли, что ее губы чуть приоткрылись, а ее взгляд вперился в его губы. Ей пришлось опустить взгляд и снова поднять его.
-Это был Люпин. - ну да, кто же ещё? И хорошо, что он, а не кто-то другой. Люпин был дипломатом в этой компании и Эванс была уверена, что он сумел сказать Блэку все спокойно и без лишних обсуждений. Поэтому он и сидел сегодня между друзьями, выступая этаким буфером. Правда, она хорошо общалась с Ремусом, и как он отреагирует на неё теперь совершенно не знала.
-Да, хорошо, что он..- негромко сказала Лили. - Иначе с синяком была бы и я..
Она невесело усмехнулась. Нет, конечно бы ее никто не стал бить, но мимоходом она вполне могла огрести.
Плюсом было то, что Люпин не болтлив, а значит то, что он увидел никто больше не узнает, кроме Питера и Джима. Все остальные могут придумывать себе самые невероятные истории - Лили не привыкать. Сколько лет уже за ее спиной шепчутся и ее это никогда не трогало.
Ей было смешно, когда говорили, что у Сириуса Чёрная метка, когда будто видели как она поила Поттера Амортенцией, а ещё, что с десяток парней она тоже приворожила, не довольствуясь двумя друзьями.
Тогда Эванс страдала от того, что ничего из этого не было правдой. Всем казалось, будто Сириус тоже помешан на ней, хотя на самом деле ничего такого не было! Лили было даже время, когда избегала Блэка, так как боялась вспыхнуть и высказать ему все, что у неё на сердце. Но очевидно другие люди видели что-то лучше, чем она, раз теперь она стоит напротив Сириуса и смотрит в его темные глаза, неожиданно потеплевшие, когда он взглянул на неё.
-Переубедить? - Лили вздёрнула бровь, губы чуть изогнулись в улыбке. - Нет, Блэк. Но можешь попытаться, если не боишься потерпеть поражение..
Она замерла на месте, когда он сделал шаг к ней. Потом ещё один. Лили будто приросла к полу, а в ушах зашумело, будто она услышала рев моря где-то далеко. Но это была ее собственная кровь, обжигающей волной хлынувшая по всему телу, стоило Блэку приблизиться к ней ещё на шаг.
-Знаешь, думаю это было... - он растягивал слова, не зная, что они вонзаются лезвиями ей под кожу.
Лили будто сжалась вся, боясь услышать то, что сама нарисовала в своей голове. Она побледнела, так как вся кровь в одну секунду отхлынула от лица. Ее глаза стали почти огромными и цвета темных глубин моря.
В голове уже успели пронестись мысли, что это ошибка, что она ему не нужна, что он не знал, что на него нашло... Куча взглядов и слухов, которые поползут за ней, и теперь мысль об этом больно ранила. Презрительный взгляд Джеймса и Люпина, безразличие Блэка. В какой-то момент Эванс показалось, что она вот-вот упадёт, пальцы судорожно сжались на вороте свитера, но потом Сириус рассмеялся своим обычным смехом, похожим на лай собаки и Лили охватила злость.
-Ты этого ждала? Слов, что все это было ошибкой?
-Идиот! - выпалила она, стукнув его в плечо, но на лице против воли проступила улыбка. Нервы сегодня сдали.
Облегчение... Она не ошиблась, он не испугался, их тянет друг к другу с каждой минутой сильнее.
-Ни о чем.. - Эванс что-то хотела спросить, но губы Сириуса коснулись ее губ и все вопросы вылетели из головы. Просто потому, что этим прикосновениям она доверяла больше, чем словам.
Ей пришлось ухватиться левой рукой за его предплечье, чтобы не упасть от этого облегчения, а пальчики правой запутались в его чуть влажных волосах, пока она сама всем телом тянулась за поцелуем. Вроде бы совсем недавно они так же почти стояли в подсобке, но с того момента прошла вечность и кое-что навсегда изменилось.
Ее сердце окончательно выбрало Блэка, сделав его ее демоном, ее тьмой, ее полюсом притяжения. И снова в какой-то момент было абсолютно все равно кто сюда зайдёт и что увидит...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

29

Он видел, как его слова били по ней.
Словно пощечины.
Слишком сильно.
Тонкие с силой сжали ворот свитера, ее лицо стало белен снега. А ее глаза, он никогда не видел таких глаз, темных и неизведанных, как самые насыщенные подводные глубины. Хотя, пожалуй, в природе не было такого цвета.
Это было жестоко и Сириус не выдержал, сдался раньше, чем хотел.
Сказал, что это все было именно тем, что ему нужно.
Тем, что он желал.
Правду.
И время вдали от нее подтвердило это.
Эванс стала ему вдруг отчаянно нужна, как никто никогда раньше.
Это Бродяге, который вечно подтрунивал над Поттером, что страдал по Эванс. Которому вообще в жизни кроме друзей больше никто не был нужен. У него не было больше привязанностей, а значит и слабостей.
Жизнь – дама с очень вредным характером.
Она назвала его идиотом и Блэк только усмехнулся, да и еще в плечо получил, ощутимо так.
Попробовала бы сделать это любая другая.
Это его развеселило. Он с деланной суровостью потер ушибленное место, все же в Бродяге пропадал гениальный драматический актер.
Но все это меркло и бледнело по сравнению с тем, что Эванс в гневе была просто обворожительна прекрасна, кажется, он только что принял решение доводить ее почаще.
Хорошо, что она об этом еще не догадывается.
Она хотела что-то сказать, но он заткнул ей рот весьма недвусмысленным способом – поцелуем.
Руки ее пришли в движение, как и тело, она прижалась к нему, поднимаясь на носочки, пальцы запутались в его еще влажных после дождя волосах.
Он даже не подумал высушить их, теперь уже было не важно.
Мир снова сузился до крошечного. В нем была лишь Лили. Ее руки, что тянули его к себе, губы, такие манящие и горячие, от них голова шла кругом и гибкое тело, которое так отчаянно прижималось к нему в пустоте кабинета зельеварения.
Все перестало существовать, колокол, что вновь звонил, оповещая, что обед скоро закончится.
Даже синяк не его лице, которое он обычно оберегал.
Глупо, да?
Какое это имеет значение, если она в его руках?
Он прижал ее сильнее, в голове крутилось столько мыслей. Тех, что вообще не место в его голове.
Сириус Блэк никогда не терял голову из-за девчонки, даже такой отчаянно горячей, как Эванс.
Но происходило именно это.,
Он ничего не видел и не слышал.
Да и не желал слышать.
Какое ему вообще дело до того, что происходит в мире?
Плевать, что его семья и знать не хочет о чем он думает.
Плевать, что мать жалеет, что он не такой, как младший брат, ее удобный и правильный мальчик.
Плевать, что замок гудит, как разоренный улей, потому что после драки, что была в холле Эванс и Блэк не явились на обед в Большой зал.
Вместе.
Ему сейчас было даже почти плевать, что там подумает Джеймс. Как будет пытаться исправить ситуацию Люпин.
Хотя как здесь ее исправить?
И что на все это скажет Хвост, потому он, конечно, примет сторону Джеймса. Как обычно.д
Ему было плевать, что скажут за спиной.
Он лишь не хотел, чтобы трепали ее имя.
Сейчас и это было не важно, ушло на второй план, а на первом осталась лишь она.
И искры, что словно звезды сыпались между ними.
Острое возбуждение, что дарили ее губы, такие жадные и ищущие.
Безумные.
Такого Блэк никогда еще не испытывал. Никогда и ни к кому.
Каждой клеточкой своего тела.
Всеми фибрами своей черной души.
Дверь за его спиной скрипнула и открылась, в небольшой прагал просунулась голова Питера, он громко прочистил горло, чтобы на него обратили внимания.
Сириус нехотя оторвался от губ Лили, что почти потянулась за ним. Он улыбнулся, прежде оторваться от нее и дотронулся до ее лица, пробежав по нему кончиками пальцев, лаская.
Лишь затем обернулся, отходя на полшага от девушки и вскинул брови.
-Чего тебе, Пит?
Бродяга специально напустил на себя такой обыденный вид, широкими плечами закрывая Эванс от любопытных глаз друга, в которых читалось осуждение.
Ремус хотя бы, будучи человеком крайне тактичным, обошелся без него.
Блэк был уверен, что он еще услышит мнение Лунатика и не раз, но он точно не станет бросать на Лили осуждающие взгляды исподтишка.
-Поттер просил передать, что хочет поговорить с тобой, прямо сейчас.
Сириус бросил на него прищуренный взгляд.
-В выручай-комнате.
Пропищал Петтигрю и весь сжался.
-Гонца не убивать. – Пробормотал Блэк, задумчиво оборачиваясь к Лили. – Иди. Я сейчас.
Это уже через плечо Питеру.
Минуту ничего не происходило, а затем дверь с таким же тихим скрипом захлопнулась.
Он переплел пальцы с пальцами Эванс, поражаясь вдруг какая маленькая у нее рука по сравнению с его рукой. Длинные, изящные пальцы с аккуратными красивыми ногтями удлиненной формы. А кожа светлая, как алебастр. Их них двоих она намного больше подходила на наследницу древнего и чистокровного рода нежели он.
Даже забавно.
Свободной рукой он коснулся ее волос, заправляя ей их за ухо.
-Иди в Большой зал, а то пропустишь обед. – Сказал он и не дав возможности ей возразить, наклонился и поцеловал , прижимая к себе за затылок. – Я найду тебя позже, у нас окно перед Историей Магии. Хорошо?
Их лбы соприкасались и Сириус улыбался. Где это было видано, чтобы Блэк советовался, а не раздавал указания.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+3

30

Ещё бы чуть-чуть, ещё бы пару его жестоких слов и она бы рассыпалась на осколки, разбилась на сотню кусочков. Лили бы пришлось неизвестно сколько собирать себя заново и латать огромную дыру в своей душе. Он бы забрал ее часть навсегда с собой и даже не догадался бы об этом... Возможно и унёс бы весь жар сердца и она бы превратилась в ледяную Королеву, которой чужды любые эмоции.
Она чуть было не разлетелась на лоскутки - Сириус вовремя прекратил свою пытку. Жестокая шутка, за которую Эванс в какой-то момент готова была сильно и больно его искусать. Кажется, ей стало ясно откуда появились первые оборотни или вампиры...
Блэк потёр плечо, хмурясь, но Лили видела в его глазах веселые искорки, от чего и она улыбалась, хоть все ещё и немного сердилась. А ему кажется просто таки нравилось когда она мечет взглядами
молнии, когда ее щёки горят от гнева.
Колокол гудел набатом, но Лили подумала о том, что это скорей всего ее кровь стучит в голове так гулко, всего лишь от поцелуя Сириуса, которым он так бесцеремонно заткнул ее. Только Эванс была совсем не против.
Ее пальцы мягко и аккуратно трепали его волосы, пока поцелуй набирал обороты. Не было никаких сил, даже сил притяжения Земли, которые бы могли теперь оторвать Эванс от Блэка.
Такие влажно-горячие поцелуи, такие крепкие руки, эти глаза, в которых она улавливала огонь, который медленно растекался по венам, ровно как и у неё...
Он кажется становился ее вечностью. Ворвавшись в ее мир и перевернув там все вверх дном, тем не менее Блэк принёс удивительную правильность и легкость в него. Да, была и тьма, но Лили была так же в неё влюблена, как в неотъемлемую часть Сириуса. Ей было все равно, если она когда-нибудь поглотит и ее полностью.
И так же ей было все равно, что обед кажется уже почти подошёл к концу, и что их, вполне возможно искали, обсуждали, осуждали, ненавидели... Они были слишком яркими, чтобы их игнорировать. Как две звезды, которые вместе падали вниз.
А Лили готова была падать вслед за ним, без лишних вопросов, без лишних истерик, не пытаясь переделать, подогнать под себя. И Сириус был одним из тех сильных людей, кого так и не переделаешь. Ей это было попросту не нужно...
Дверь кабинета еле слышно скрипнула и Эванс разочарованно простонала сквозь поцелуй - кажется все решили им сегодня мешать.
На этот раз это оказался Питер. Сириус не сразу отодвинулся от Лили, будто нарочно для Петтигрю, проводя по ее щеке кончиками пальцев. А потом обернулся к другу, но так, чтобы тот не видел лица девушки и вообще ее. Эванс решила не лезть вперёд, оставшись за спиной Блэка.
-Поттер просил передать, что хочет поговорить с тобой в Выручай-комнате прямо сейчас.
Лили сжала губы. Очередная драка? Зачем им это? Зачем Поттеру это? Почему он не поговорит и с ней тоже?
Блэк тем временем взял ее за руку, переплетая пальцы и потом просто не дал ей ничего сказать, предложить, снова закрыв ей рот поцелуем. И как всегда ее решимость растаяла. Да и не было смысла с ним спорить, ведь это собирался чисто мужской разговор, вмешиваться туда, не уважать своего мужчину.
Лили оставалось только кивнуть на его предложение, глядя в темные глаза.
-Ладно.. - она тоже чуть улыбнулась, но в секунду ее глаза опасно сузились. - Хотя я не понимаю, что ещё нужно от тебя Джеймсу. Если все было и так уже понятно...
Она выдохнула и снова овладела собой, отпуская Сириуса, хотя внутри Эванс переживала, но никак не показала этого.

В Большом зале, несмотря на конец обеда, было много народу. Лили направилась к своему месту и впервые половина людей замолкли при ее появлении, поворачивая головы ей вслед. Она с размаху опустилась на скамью, рядом с Ирри и Дениз, двумя главными Сплетницами их факультета.
-Что замолкли, как стайка птиц при грозе? Давайте, продолжайте, я с удовольствием послушаю, что я же сотворила с Блэком и Поттером на этот раз!
Лилс больше не собиралась терпеть этих гадких слухов, а их распространительниц следовало наказать. Она краем глаза глянула на другие столы, большинство недовольно замолчали, но Лили знала, что они продолжат трепаться о них и дальше. И это вызывало у неё глухую ярость...
А ещё она едва досидела обед, гадая, что же происходит там, в Выручай-комнате...
Наконец-то отзвонил колокол, все умчались на занятия, но у гриффиндорцев было окно, поэтому они разбрелись кто куда.
Лили не хотела идти в гостиную - наблюдать косые взгляды не хотелось. Поэтому она направилась в библиотеку, но и там от шепотов не удалось избавиться. В конце-концов Эванс попыталась писать своё эссе по травологии просто на подоконнике в коридоре, но мысли ее были совсем не об этом, уносясь то в подсобку и кабинет, то в Выручай-комнату...

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » Tell me where do we draw the line


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно