Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [03.07.1976] Million Reasons


[03.07.1976] Million Reasons

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Million Reasons


тотально закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/525359.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/859293.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/384001.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/44549.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/528990.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/961722.gif

Участники: Bellatrix Lestrange, Sirius Black, Walburga Black

Дата и время: 03.07.1976

Место: фамильное поместье Блэков "Blackwill"

Сюжет:
You're giving me a million reasons to let you go
You're giving me a million reasons to quit the show
You're givin' me a million reasons
Give me a million reasons
Givin' me a million reasons
About a million reasons

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-10-16 20:45:47)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+7

2

Прошло уже две недели с последнего экзамена и начала каникул, а Бродяга так и не появлялся в родовом гнезде Блэков, стараясь оттянуть этот момент как можно дольше. Он погостил у радушных Поттеров, что всегда были рады его появлению в их доме и не делали даже намека на то, чтобы он уезжал. Они относились к нему так же, как к собственному сыну. Миссис Поттер по вечерам касалась губами его макушку прежде чем идти спать и говорила какие прекрасные у Сириуса волосы, не то что у Джима, топорщащиеся в разные стороны, куда Мерлин пошлет.
Уехать все же придется, он это отлично понимал. Как бы так ни было Блэки были его семьей, другой у него не было, а он все еще не мог разобраться в своих чувствах.
Буквально к каждому из них.
Рядом с гневом и отчаянием всегда рука об руку шло острое желание, чтобы его любили и принимали таким, каков он есть.
Но Блэк смалодушничал и вместо того, чтобы с гордо поднятой головой войти в двери фамильного поместья, где обычно проводили лето все ветви семейства, он поперся в Нору.
Конечно, ему неуютно было смущать Молли и Артура, но они были слишком хорошими людьми, чтобы сказать ему об этом.
Таким образом Бродяга задержался на целых две недели и когда ждать больше уже было невозможно, все же поехал. Аппарировать на территорию особняка было невозможно, каминную сеть он если честно терпеть не мог. Да и не в стиле Сириуса Блэка было тихонько выходить из камина и отряхивать маггловские джинсы, из которых он не вылезал последнее время от золы.
Он прикатил на мотоцикле, который как раз закончили, разобравшись со всеми недостающими деталями. И теперь это чудо техники могло летать по небу, становиться невидимым, даже не смотря на жуткий рев, что воспроизводил его двигатель.
И вызывало у парня неподдельный восторг. Как и любая вещь в неполных семнадцать лет, что заставляет чувствовать себя круче и взрослее.
В резным воротам он подъехал уже в темноте производя невероятный грохот, мотоцикл пришлось, впрочем, оставить у ворот и дальше идти на своих двоих, хрустя гравием под тяжелыми ботинками. Охранные чары на него не сработали, в нем все же текла так же самая кровь, древняя и густая. Черная.
Конечно, он предполагал, что в такой час Вальбурга сочтет ниже своего достоинства спускаться из спальни или кабинета, библиотеки, да где бы она не была, чтобы приветствовать своего не слишком ответственного старшего сына.
Кажется, в этом их планы отлично сходились. Сириуса намеревался провести в доме, что помнил с самого детства как можно меньше времени, хотя даже самому себе он бы никогда не признался, что порой с нежностью вспоминает все эти комнаты и коридоры, буквально напитанные древней магией. Она ощущалась везде и ему нравилось это чувство, а еще нравилось ходить там, где это делать не полагалось.
Особенно его тянуло в конюшни, все детство, словно магнитом, что используют магглы вместо вместо манящих чар, правда, кажется, это действовало на металлические предметы.
Теперь он направлялся прямиком к главному входу, полной грудью вдыхая привычные ароматы, что всегда окутывали это место. Такие знакомые, что это даже немного злило.
Он постучал кованным молоточком и тут же был пущен внутрь, а домовик со старым и сморщенным лицом и несуразными ушами, на которых пучками рости белые волосы, услужливо кланялся ему, касаясь этими самыми ушами пола.
-Мастер Сириус, как приятно снова видеть вас. – Эльф говорил скрипучим голосом и одет был в непонятную одежду, похожую на ливрею с гербом Блэков на груди. Он посторонился, пропуская молодого человека внутрь. – Позвольте принять вашу куртку.
-Не нужно. – Отмахнулся Блэк, коротко улыбаясь. Он не слишком любил домовых эльфов, но стоило признать, что порой они чертовски упрощали жизнь.
Он уже взбегал по парадной лестнице, когда эльф проговорил ему в спину:
-Ваша комната готова, как и всегда.
Сириус не обратил на его слова должного внимания, хотя, безусловно, он никому не сообщал когда именно собирается посетить поместье, он привычно поднялся на третий этаж, повернул налево и прошел по знакомому коридору, со стен которого на него взирали сонные портреты его предков.
Бродяге даже не нужна была палочка, чтобы освещать себе путь, к тому же в начале и конце коридора горели замысловатые светильники для таких полуночников.
Не успел он дойти до двери в свою комнату, как натолкнулся на кутавшуюся в изящный халат Нарциссу. Ее светлые волосы были рассыпаны по плечам, на губам мелькнула нежная улыбка, она на секунду протянула белую в темноте руку и коснулась его уже несколько дней не бритой щеки, а затем ушла так ничего и не сказав.
Блэк помнил, как будучи мальчишкой любил перебирать ее волосы так не похожие на его собственные.
Он толкнул дверь в спальню, в ней привычно горел камин, Сириус не обратил внимания на слова эльфа, но сейчас вдруг вспомнил их, плотно закрывая за собой дверь и прижимаясь к ней спиной. В этом месте он так остро ощущал, что не смотря на то, что вымахал под два метра ростом все равно оставался тем же мальчиком, что так хотел добиться похвалы от своей матери.
Возможно, это и была причина по которой он так оттягивал свое появление в этом доме.
Он разделся и лег в постель, ориентируясь настолько хорошо, что ему вполне хватало блеклого и мерцающего света камина.

Утром он спустился к завтраку позже остальных. Не намеренно. Впервые за долгое время Бродяга спал так хорошо, без сновидений, которые заставляли его просыпаться среди ночи и хватать ртом воздух. Это случалось с ним с самого детства, ему снились страшные и гнетущие сны, обычно темные, которых он не помнил, но неизбежно просыпался с замершем криком на губах, иногда рядом оказывалась Белла, чья спальня находилась рядом.
Она садилась на его постель и перебирала его волосы, а он хватался за ее тонкие руки.
С этими воспоминаниями он и открыл глаза, чувствуя себя невероятно выспавшимся. За окном слышалось щебетание птиц и ржание лошадей, окна его комнаты выходили на конюшню, что так манила его раньше.
Он открыл сначала один глаз, тут же щурясь от яркого солнца, что било в окно, шторы он естественно закрыть забыл.
Затем он сел на постели и потянулся, а после открыл второй глаз, прислушиваясь к звукам, что разносятся из малой столовой, что была предназначена для приемов пищи в узком кругу.
Когда он спустился вниз, то почти все уже закончили свой завтрак и вели неспешную беседу, попивая чай из драгоценного фарфора, что был старше этого дома. На его появление никто не поднялся, не похлопал в ладони и вообще особо никаким способом не высказал удивление.
Ни одна вещь в этом доме не случалась без знания об этом его владельцев.
Поэтому все уже знали, что Сириус прибыл ночью в поместью и рано или поздно соизволит спуститься вниз.
Лишь Мелания ему радушно улыбнулась и указала на привычное место возле себя, когда он опустился на предложенный стул она на мгновение сжала его пальцы. Кажется, Вальбурга на это привычно поджала губы, Блэк старался не смотреть на собственную мать весь остаток завтрака.
Он не слишком охотно отвечал на заданные ему вопросы, был вежлив, но не более. Несколько раз ловил на себе взгляды кузин и матери, но никак на них не отвечал, лишь намеренно коснулся бедром ноги Беллы один раз.
Ему пришлось посмотреть на мать, когда она поднялась и аристократически промакивая рот салфеткой, как бы между делом где-то посредине от дифирамбов прекрасному завтраку, произнесла, что помолвка ее старшего сына состоится в этом месяце и им просто необходимо подготовиться к приему. После чего без промедления удалилась, не обращая внимания даже на то, что Сириус чуть опрокинул стул, когда поднялся.
Его чашка звякнула о блюдце и хозяйка дома готова была схватиться за сердце, когда юноша откинул салфетку на средину стола, что ударилась об антикварную вазочку тонкого хрусталя.
Она пытался остановить внука, невесомо положив пальцы на его рукав, но он откинул руку и размашистым шагом направился за матерью, что уже успела скрыться из виду.
Он почти был уверен куда она направлялась, входная дверь осталось открытой.
-Какого черта?! – Взревел Блэк ей в спину. Но она даже не обернулась, лишь остановилась на секунду, повела головой в сторону и пошла дальше, шурша юбками. – Я не стану жениться.
В каком-то отчаяние крикнул он, безуспешно стараясь задержать ее, а потом со всей дури саданув по косяку от чего руку тут же пронзила острая боль.
Это было мальчишеством, но он зашагал в противоположную сторону, прижимая к себе ладонь с которой на землю падали темные капли.
Впрочем, наскучило это ему довольно быстро, он прошелся по территории, избегая конюшен и стараясь обуздать свою злость, не слишком успешно и вернулся в дом, намереваясь подняться наверх. Говорить и видеть никого особенно не хотелось, но как назло в пролете лестницы на подоконнике у огромного во всю стену окна, сидела Беллатрикс, задумчиво перелистывая страницы книги. Она скорее обводила взглядом горизонт, чем читала, но Сириусу сейчас было плевать.
Он остановился около нее, ни чуть не менее злой, чем час назад.
-Ты знала об этом?

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+4

3

Стены великолепного Блэквилля снова приветствуют меня. Еле слышимый гул магического поля цепляется за моё сознание и звучит томным шепотом: волшебство заклинаний тысячей предков давно смешалось в этом доме единым фоном, и этого невозможно не замечать, невозможно не прочувствовать в каждый визит сюда. Нереально игнорировать, в особенности когда в моём втором доме, Лестрейндж-Холле, в это жаркое время года начинают крутиться перекати-поле от одиночества. Поэтому, едва заметив их систематическое появление, я отчаливаю в родительское родовое гнездо под неоспоримым предлогом общения с родственниками, некоторые из которых имеют уже довольно почтенный возраст. Весомая причина и безотказный ответ свекра, который сам в тук пору становился темнее тучи - Лестрейндж-старший патологически не выносил жару, даже английскую. А может быть, причина была в чем-то ещё...

Практически весь клан в сборе, празднует летние дни рождения, играет сезонные охоты и поздравляет наследников с хорошими отметками... честь и хвала Регулусу, блеск и поцелуи рук моим сестрицам, что на выдане. Однако без старшего наследника Первой Ветви Блэков эти праздники кажутся куцыми и неполными - Сириуса опять где-то носит, и это неуважение не раздражает разве что глухонемого. Бабушка Мелания тише всех говорит на эту тему: "Холостует, не нагулялся, право...", но тетушка Вальбурга знает в чем причина - и вовсе не в том, что Сириусу снова некуда себя деть... Она догадывается. Её лицо сегодня похоже на выбеленный алебастр, хотя я вижу, что на холеном лице нет ни грамма пудры, а меж фамильных бровей залегает очень нехорошая складка морщин. Тебе стоило хотя бы написать, Сириус, а не томить нас деланным ожиданием. Письмо, хоть и фигурально, но выпилило бы на закипающем чайничке под название "Древний и Благородный род Блэков" маленькую дырочку, через которую, медленно, но верно вышел бы весь пар.

Но, к сожалению, увы...

Я уже чувствую, что как необратимость семейного скандала обжигает мне глотку, ведь моё слово, - слово волшебницы, перешедшей в другой род шесть лет назад, - весомым здесь уже не будет. Тем не менее, это вовсе не значит, что подобное слово сегодня не прозвучит - просто не сейчас. Нет-нет, ещё не время.
Твоё касание бедром воспринимаю, как приветственную поддержку и еле сдерживаюсь, чтобы не вмешаться в разговор не нужными репликами.
Блэки расходятся по своим делам, и я тоже решаю обновить в уме пару строчек из старой песни о Моцарте, что мы с сестрами хотим представить семье сегодня, музицируя и играя за старинным роялем в четыре руки.

Ноты на старую манеру спрятаны в твёрдую обложку так хитро, что этот томик легко можно спутать с простой книгой. Но нет, это не книга вовсе. По крайней мере, читают её совершенно по-другому и вовсе не обязательно приковывать свои глаза к пожелтевшим страницам надолго. Достаточно только понять темп, тональность...

- Ich mochte Ihnen eine Geschichte erzahlen... Es war einmal ein Konig der lebte mit seinem Sohn in einem Schloss das lag in einem Zaubergarten... - нараспев начинаю я, едва завидев тебя. Ты выше меня уже на целую голову, хотя я совершенно не могу пожаловаться на низкий рост. - Мне не говорили напрямую с твоей матерью, но право я догадывалась.

Эта песня невероятно подходит тебе, она словно олицетворяет всё твоё противоречивое естество, твой внутренний мир, что ты не хочешь раскрывать другим, но который уже давно видно мне. Пол года прошло к того момента, когда ты простился с тем единственным, что может покинуть юное тело лишь раз. Мы не виделись с тех пор, и мои редкие письма едва ли долетали до Хогвартса совами... не знаю.

- Послушай... Und weil der Konig alt und von der Welt enttauscht war, war die Mauer sehr hoch und das Tor immer zugesperrt. Es gibt, sprach der Konig keinen besseren Ort. Doch die Sehnsucht sprach zum Prinzen: Du musst hier fort! - я веду ровно и у меня хватает силы продержать всю строку. Но на последней фразе - "Тебе нужно уходить!" - немного срываюсь. Прикрываю глаза, кладя ладонь на горло... Нужны репетиции, как и во всем, но этот знак, словно намёк на складывающуюся ситуацию в семье Блэков пробегает зыбким холодком по моей спине. - И? Даже если бы и да, Сириус... Ну хорошая же девочка.

Я в одно движение забрасываю обе ноги на подоконник, и легко расправив длинный подол летнего льняного платья цвета кофе с молоком, опираюсь туфлями из драконьей кожи в дубовый откос и продолжаю. Я уверена - ты понимаешь или хотя бы догадываешься о том, что я хочу тебе сказать, хотя эти умения вовсе не для Гриффиндорца. Однако красное, синее, зеленое - лишь оболочка нашего естества, не так ли? То, что есть истинное мы не вытачивается семилеткой в общеобразовательной школе, а рождается вместе с нами и развивается уже с первыми криками рождения.

- Manchmal nachts falt Gold von den Sternen. Du kannst es finden da draussen, wo noch keiner war. Sein heisst Werden, Leben heisst Lernen. Wenn du das Gold von den Sternen suchst, musst du allein hinaus in die Gefahr... - вдруг я касаюсь твоей ладони и притягиваю ближе к себе, садись рядом, братец. Я начинаю распеваться, и мне нравится мощь и тот воздух, который сгущается в лёгких, давай выход чистому звуку моего голоса. А ведь когда-то у меня было три с половиной октавы... - Что в ней не так? Не кровная Яксли, ну так что же?

Я открываю одну длинную ставню, и томный летний ветер обнимает мои плечи утренней лаской, что ещё не переходит в зной. Показываю тебе текст, ведь раньше мы часто сидели вместе за повестью или иностранными языками, и возможно, наша разница в возрасте тогда становилась значительно меньше. Делался ли ты старше или я падала в образ той маленькой ворчливой девочки с хитринкой во взгляде, сейчас уже нет смысла рассуждать. Нам было тогда хорошо вдвоём, однако это не то, что может продолжаться вечно. Всегда...

- Lieben heisst manchmal loslassen konnen. Lieben heisst manchmal vom Geliebten sich trennen. Lieben heisst, nich nach dem eignen Gluck fragen. Lieben heisst unter Tranen zu sagen. - я улыбаюсь простой извиняющейся улыбкой, ведь едва ли смогу поспособствовать решению семьи. - Тем более, это всего лишь помолвка, свадьба наступил лишь с твоим совершеннолетием. За это время многое что может случится...

[status]сато[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/326426.png[/icon]

musik

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-10-30 13:11:50)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+3

4

Они не виделись полгода. Для кого-то короткая вспышка, в то время как для другое целый век.
Да и последняя их встреча отложила значительный отпечаток на Бродягу, чья злость никак не желала испариться. Превратиться в ничто.
Он злился. Даже не помнил, когда был так зол в последний раз. И сам не мог понять почему именно так. Ведь Сириус не был дураком и простофилей не был, пусть он не разделял догмы, пусть не верил в идеалы, но он же знал к чему это все ведет.
Он был наследником рода и как бы мальчиков не старались обучать вместе, не разделять, между ними была пропасть хотя бы потому, что Регулус мог распоряжаться судьбой по своему усмотрению, а старший сын такой привелегии был лишен.
Частично.
Блэк знал чего от него ждут, догадывался хоть и смутно, когда выходил из камина в доме Яксли. Ему было всего лишь шестнадцать и он был вспыльчив, прямолинеен и слишком самонадеян. А еще он был мужчиной, поэтому тонкие интриги были не его коньком, чего греха таить, его  методы были слишком топорными порой.
Но чего у него точно было не отнять, как и природного обаяния, которое обычно доставалось Блэкам. Всем Блэкам, бе изключения, такая семейная черта, как прямой нос или высокий рост, или королевский наклон головы, высокие скулы, например.
Сириуса злил сам факт, принуждение. Он сам не знал что да и не сильно-то хотел разбираться. Просто злился, как мог злиться любой мальчишка, у которого любимую игрушку пытались отнять. Больше всего сейчас он хотел попасть в свое собственную комнату, ту что он так хорошо знал с самого детства и принять ванну. Погрузиться в теплую, почти горячую воду, на уровне последних остатков терпения. Смыть с себя все это ощущение грязи и темноты, что заволакивала его, стоило приблизиться к родным ближе чем на полметра. Возможно, поэтому он медлил. Поэтому сюда не стремился, за полгода в замке, рядом с Гриффиндорцами и Мародерами тьма отступала. Нет, не пропадала совсем, для этого ее было слишком много, но она забивалась в самый дальний угол и терпеливо ждала своего часа.
Вот теперь. Час настал.
Но Белла.
Она всегда другой была. Для него другой. Смотрела иначе, говорила иное. Не давала поблажек.
Те редкие письма, что она писала он не читал, складывал немой стопкой в чемодан и иногда доставал, проводя пальцами по своему имени, написанному ее быстрой рукой, там где она на букве «и» особенно сильно вдавливала перо в пергамент.
Сам как-то пробывал ей писать, но мешали воспоминания. Слишком яркие, чтобы обличить их в слова, а уже тем более записать на бумагу. Такие вещи нужно говорить тихим шепотом, на ухо в темноте, когда можно коснуться дыханием волос, темных прядей, что почти ничем не отличаются от его собственных.
Конечно, он так ничего и не отправил. Строчки получались или слишком скупыми, или наоборот чрезвычайно пошлыми.
Писать , что он скучает было глупо – не признавать этого еще глупее. Он не писал ей.
Но сейчас, пылая от злости ее он никак не ожидал увидеть.
Думал, что она играет в бридж с тётушкой иди ангажировала Регулуса на теннис, который теперь избегал он, по понятным причинам.
Но Беллактрикс неожиданно нашлась у окна, подставив его жадному взору свой точенный профиль. У нее была совершенно идеальная форма губ.
И забыть об этом было весьма сложно, особенно ночами в спальне, в башне Гриффиндора.
Воспоминания слишком тесные и жаркие, толкались в голове, наскакивали друг на друга, теснились.
Хотелось закрыть глаза и рукой с силой по лицу провести, отталкивая их.
Не выходило.
Слишком остро. На разрыв.
Она в задумчивости листала страницы и даже не смотрела на него, остановившегося рядом, против воли.
Беллс всегда была его слабостью, давно ли он понял это?
Ее голос звенит в тишине коридоров, дом построен так, что звуки здесь разносятся очень далеко, в каждой комнате, где бы ты ни был. Нам всегда приходилось быть слишком осторожными не только словах.
Сириус несколько не аристократично хмурит брови, хотя ему всегда крайне нравился ее голос, особенно старинные колыбельные, что кажется, пришли к волшебникам от друидов, которые верили в духов и были едины с природой.
Мелодичный голос ее легко ноты выводит, заставляя замолчать и слушать.
Немецкий никогда не был его сильной стороной и Белле много времени потребовалось, чтобы Бродяга наконец-то сносно заговорил на нем. Они часами просиживали в семейной библиотеке, склонив головы над тяжелыми фолиантами и плечами друг друга касаясь.
Помнит ли она это так же хорошо, как и он?
И имеет ли это для нее такое же значение?
Вопросы без ответов.
Он их не задаст никогда.
Незачем.
Ее слушать модно вечно. Почти все Блэки невероятно музыкальны, наверное, слух передается им с молоком матери. Кроме Сириуса, конечно, он так старательно промахивался мимо клавиш столько лет, что, вероятно, одна лишь Беатрикс знает, что все это притворство чистой воды. Слух у Блэка идеальный, а голос чистый баритон.
Но он всегда молчит.
Вот и сейчас, смотрит на нее угрюмо, руки глубоко заложив в карманы и молчит.
Она здесь, конечно, совершенно не при чем. Вальбурга не из тех, кто советы просит и к мнениям прислушивается. В этом они со старшим сыном, пожалуй, похожи слишком даже. Он тоже все решает самостоятельно и ответственность на других не перекладывает.

Она просит послушать, все так же на широком подоконнике сидя и он слушает. Внимательно, плечом к стене прижимаясь, взгляд его отрывается наконец-то от ее лица и устремляется вдаль, в бескрайний простор природы. Слова проникают в самую его суть.
Глубоко.
Голос ее немного дрожит, последний выдох сильный.
Бродяга смотрит на нее слишком долго. Белла всегда говорила прямо, а теперь вдруг эта песня.
Да и слова слишком ему подходят.
Он давно думает об этом. Все, кто знают Сириуса достаточно хорошо легко поймут, что здесь ему совсем не место. Не нужны ему привилегии, что выпали по праву рождения, он их не хотел, он о них не просил.
И деньги не нужны, и громкое имя, если за это все придется отдать свободу.
Он головой качает и слегка прикусывает нижнюю губу.
И что?
Голос ее железом каленым.
- Хорошая. – Соглашается он.
Он не до конца уверен в важности этого утверждения. Да, девочка неплохая, даже красивая, если снять с нее все эти старомодные тряпки и позволить выбрать то, что ей самой по душе. Позволить говорить и думать то, что хочется, а не то, что должно. И не краснеть при виде парня в расстегнутой на верхние пуговицы рубашке.
Это не имеет значения.
Неужто нужно произнести это вслух, чтобы она поняла?
Кто угодно, но не она же.
Белла его понимала, возможно, не до конца, невозможно понять человека до конца. И он понимал ее, насколько это было возможно. Насколько она позволяла ему понимать.
Самый краешек.
Ну и пусть.
Он повел плечами. Жест такой привычный.
Сириус смотрит за ней, внешне лениво, поза его кажется расслабленной, если в глаза не всматриваться. За ними можно заметить напряженность плеч, сжатые в кулаки руки, сомкнутые губы.
Она вдруг протягивает руку к нему и дергает к себе, заставляя рядом усесться. Подоконник широкий, конечно, но раньше им двоим на нем было не так тесно. Теперь они крепко бедрами соприкасаются и Бродяга на секунду перестает ее слушать, впуская в себя такой до боли знакомый голос.
Вместо слов песни ему слышится иное, что так долго терзало его под пологом кровати. Этот же голос и столь же мелодичный.
Он снова облизывает губы и жмурится на мгновение, порочные образы из головы силясь выбросить.
Никак.
На вопрос Блэк не отвечает, ему плевать на кровь и Беллс это отлично известно. Дразнит.
Он брови скидывает и смотрит на нее в немом вопросе, а она нет. Ставню отковывает, впуская в их крохотное убежище глоток свежего воздуха. Сириус подставляет ему лицо.
Она пододвигает к нему текст и юноша быстро скользит по нему глазами, читая строчки, что срываются с ее губ.
Это своего рода наваждение. Ему всегда нравилось как ее голос звучит.
Их щеки в миллиметре друг от друга, он жар ее кожи чувствует, такой знакомый.
Никогда не знаешь, согреет или опалит.
Беллатрикс улыбается и он смотрит на нее неотрывно.
Да, она пожалуй, ничего сделать не может. Это не ее битва, свою она проиграла не подняв оружия.
Но порой, чтобы выиграть войну нужно проиграть битву. Стратегия.
Сириус же Гриффиндорец, он сдаться не может по своей сути. Это выше него, сильнее.
Его пальцы касаются ее ладони, скребут по линиям.
-Нет. Не могу. Это не для меня.
Слишком отрывисто. Так обычно говорят только правду.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+4

5

[status]сато[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/326426.png[/icon]
Июльский ветер щекочет лопатки и хочется просто откинуться назад - выпасть из окна и падать, падать вниз, вдоль каменной стены, забыв обо всем до последней секунды, когда хруст позвонков не прервет нашу жизнь... Что есть она? Мгновение существования, составленное из желаний и коротких моментов, когда ты хоть на секунду становишься счастливым, в остальном же - полная задница...
Я бы это сделала, в миг, одним рывком. Чтобы не думать, не сожалеть. Не прикидывать, что лучше и какие последствия бы возымел мой поступок. Плевать, сейчас просто плевать, но рука сама тянется к палочке и призывает метлу. Ей нужно какое-то время, чтобы долететь до нас, и эти минуты мы потратим на диалог, шевеление губами с изрыганием простых и не очень слов. Не сложно же ведь, верно?

Я вдруг перестаю петь и начинаю говорить о твоем будущем браке, о малышке Яксли, которая и не Яксли вовсе. Тебе чихать на это, но нам, женщинам из рода Блэк, не чихать вовсе! Глядя на тебя, я не могу поверить, что ты можешь принадлежать кому-то ещё, однако - кого я обманываю?! Я сама давно ношу другую фамилию, и, возможно, когда-нибудь выношу для неё ребенка. Внешне в нём будет мало от Блэков, но внутренне это будет истинно моя копия, сознание, отношение к миру, моё истинное естество... Я начинаю задумываться об этом всё чаще и чаще.

- Прости меня. За то Рождество... - с этими словами я уже лечу в пропасть внутри себя, хотя на виду лишь аккуратно закрываю книгу и поднимаю на тебя взгляд. Мы должны поговорить об этом, но так, как сейчас, одни. Чтобы никто нам не помешал. - Я не должна была так делать. А ты не должен был... - вдруг легко касаюсь двумя пальцами твоих губ, чтобы пресечь возражения, - уже чувствую этот резкий порыв всё отрицать, не опускай глаза, - ноты летят под ноги и с гулким стуком ударяются о каменным пол. - ...мне поддаваться!

Твоя деланная расслабленность вовсе не пугает меня, но настораживает. Очень нехороший знак, в котором ты замыкаешься, а я уже не в том состоянии, чтобы биться до сломанных крыльев в закрытую дверь. Прости меня... Для меня это была лишь забава, эксперимент разгоряченного рассудка, исповедь к какой-то непонятной, неправильной любви, а для тебя же открыло целый мир новых ощущений. Мне не мерзко от этих воспоминаний, не совестно, - Моргана Хранительница, у меня совсем не было стыда! - и даже сейчас я ровно смотрю в твои глаза и в глаза твоей матери. Да она с остервенением разорвет меня на части, сожжет мои останки и втоптает их в пол, если узнает об этом.

Прости, но...

- Всему когда-нибудь приходит конец, Сириус, ты не можешь вечно жить только для себя. Это невозможно в нашей семье.
Я улыбаюсь расслабленно и немного грустно, и пусть ты думаешь, что я сдалась Лестрейнджу без боя, просто наши боевые кампании с ним случились намного раньше официального предложения. Кампании без залпов и победителей, но очень информативные, мы присматривались друг к другу, а тот решающий диалог в фойе Святого Мунго, как раз после моего возвращения, когда твоей матери стало плохо в дороге - нет, я бы точно не назвала бы его провальным.

Твой взгляд не ровный, ты будто бы вспоминаешь - зачем? Не стоит срывать коросту с зажившей раны, снова заставляя показаться кровь. Зачем? И пусть эти глубокие тени, сплетенные, то ли в страсти, то ли в бою, силуэты и ритм звона моих сережек останутся в чертогах нашей памяти, под толщей темной воды, которая так и не стала гигантской волной цунами... Она никогда бы не стала цунами без крыльев тех бабочек, которые порхают в животе, когда ты чувствуешь именно то, чего боишься больше всего признать. Мы жили желанием, моментом, нам было вовсе не до признаний, и едва ли они вообще слетят с наших губ. Мы чувствуем одинаково и совершенно иначе, и наши жизненные пути словно идеальные параллели, которые никогда не соприкоснутся.
Стоит ли вообще пытаться? - Да. Стоит.
Но я буду расплачиваться за эти попытки снова и снова, пока моя судьба резким росчерков самого страшного из Непростительных не прервет их.

Метла послушно касается моего запястья, приглашая к полету, а твои пальцы смыкают мою ладонь. Я присаживаюсь впереди и едва успеваю подобрать ноги и пригнуться, как ты уже толкаешь метлу волевым "Вверх". .

Это не для меня.
И не для меня...

- А значит - и выхода нет!

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-05-06 20:42:05)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+3

6

Голодные взгляды, холодные стены. Все это молчаливо встает перед ними, когда они смотрят друг на друга. В глазах отражается все увиденное раньше. То, что было можно и то, что всегда оставалось под запретом.
Конечно, для нее все было иначе.
Он не питал надежд. Не был настолько наивен.
Не он был первым и не ему все заканчивать. Всего лишь очередной расчерк в списке имен. Побед. Название можно дать любое, ему до этого дела нет.
Но ее глаза — они бы ему не солгали.
То темное, тревожное, что всегда витало между ними, не смотря на родство, на разницу в возрасте — не дало бы. Слишком сильным было притяжение. И он был бы глупцом, если бы старался игнорировать ее и дальше.
Он смотрит на нее долго. Слишком долго, за все рамки выходя, раздвигая их к чертовой матери. У него в душе пожар, а на деле пальцы лишь легонько касаются ее кожи.
Безусловно, она уже даже Блэкам не принадлежит. И ему бы никогда не стала, даже если бы обстоятельства поменялись. Он и не настаивает. Но помечтать же можно?
Всего лишь дать полет своей фантазии, всему тому скрытому, что горит изнутри. Наружу пробивается бешеными толчками, когда она рядом.
Но нет, для нее все другое. Он ее писем не читал, а вероятно, следовало. Чтобы не придумать то, что у него в голове месяцами выстраивалось нестройными рядами. Вроде и запрещаешь себе об этом думать, а все равно думается.
Он думал.
Много, часто. И слишком жадно, пожалуй.
Слишком.
Белла свою руку убирает, так просто, он лишь ладонь разжимает. Не возражая.
Наблюдает за ее руками, изящными пальцами, что книгу захлопывают, а перед глазами воспоминания, такие яркие, что выкинуть их из головы почти самоубийство.
Она смотрит на него, так долго, пронзительно. И Сириус почти знает, что она хочет сказать. Он хорошо ее знает, даже слишком, пожалуй.
Не успевает ничего сказать, как Беллатрикс губы размыкает.
Смысл фраз и так уже ясен, но ему хотелось, чтобы она их произнесла. Мазохизм чистой воды.
Плечи Бродяги напрягаются, но понять это можно лишь коснувшись. Он же Блэк, черт возьми. Губы его плотно сжаты и он решить не может хочет ее слушать или нет.
Нужно бы встать и уйти, но ничего подобного он не делает.
Это же Белла.
Мерлин.
Ему с трудом дается спокойствие, у него нрав не такой, слишком буйный. Вскочить, бежать, все сметать на его пути — это для Сириуса, но он остается.
Это же Белла.
Его Белла, пусть всего лишь на несколько мгновений.
Губы сжимаются в тонкую полоску.
-Не нужно. - Просит он, выдыхая.
Она не дает ему такой возможности, резко подаваясь вперед и его губ пальцами касается. Что ему стоит не приоткрыть губы, знаете?
Он лишь делает глотательное движение, кадык дергается, Сириус прикрывает глаза. Они горят слишком ярко, он же не согласен.
Но ее пальцы на губах охлаждают пыл или скорее наоборот.
Пусть думает как хочет.
Они оба знают как именно.
Сириус плечами поводит, воротничок скользит по шее, ямку на шее оголяя. Он всегда не любил галстуки и застегнутые рубашки, потому что Вальбурга их любила.
Их взгляды зацепляются и все. Он все же размыкает губы, до того, как она руку убирает. Кончик языка касается ее кожи и, кажется, она вздрагивает или он просто хочет, чтобы это было так.
Воображение больного рассудка.
Он усмехается и облизывает губы, медленно.
Она права, конечно, в их семье это невозможно. В их семье нужно все делать по правилам, жить по правилам, дышать, даже думать. Чтобы не дай Мерлин не появилось каких-то лишних мыслей.
Сириус сам как лишняя мысль.
Хоть и выглядит как истинный Блэк и ведет себя тоже. Может легко притвориться частью древнейшего и чистокровнейшего семейства. Но это не так. Осталось лишь озвучить. И кажется, они оба чувствуют приближение конца. К чем тогда этот разговор.
-Белла. - Лишь шепчут его губы.
Воспоминания его выкидывают в другой момент, где губы так же шептали ее имя, только ее губы ему вторили. Она не может отрицать, что сама желала этого. Не меньше его, а там кто знает.
Игра? Пусть. Он совсем не против поиграть.
Но у нее мнение другое. Она же часть семьи, неотъемлемая. Она та, кто выполнит долг во чтобы то не стало.
В отличие от него, но остальным это пока не известно.
Метла останавливается около них, легко касаясь ее запястья, он перехватывает древко твердой рукой. Годы тренировок, все же не зря он увлекается квиддичем.
Масса плюсов.
Второй рукой он сжимает ладонь Беллатрикс, не долго, но сильно. Она ошибается лишь в одном — считая его все тем же мальчишкой, с которым так любила играть в теннис и которого заставляла вставать на колени перед ней, проползая под сеткой. Тогда он считал это глупым и даже унизительным, сейчас его мнение изменилось.
Бродяга ждет лишь когда она сядет, бедрами к нему вплотную прижимаясь и взмывает вверх.
Ветер отбрасывает волосы назад. Его и ее, он перехватывает кузину поперек талии, поднимаясь выше и выше.
Его губы около ее ушка, дыхание опаляет, резко контрастируя с прохладным воздухом.
-Выход всегда есть.
Он не пытается перекричать ветер, но твердо уверен в том, что она его слышит.
Он не пытается придвинуться к ней ближе, но точно знает, что она остро ощущает его присутствие.

Их полету не суждено длиться долго, между ними ничему не суждено длиться долго. Сириус коротко улыбается и протягивает ей руку, помогая спуститься с метлы.
Она принесла их к небольшому озеру на самом краю владений Блэков, почти на границы. Бродяга с детства любил это место, часто сбегал сюда ото всех. Наверное, дедушка знал где он, но никогда не показывал виду.
Здесь тихо и очень спокойно.
Ивы купают свои ветви в прохладной воде, она никогда не нагревается, потому что здесь почти нет солнца. Оно только касается верхушек деревьев, ласкает их, но до воды не доходит.
Так даже лучше, учитывая погоду.
Сириус небрежно откидывает метлу в сторону и расстегивает пуговицы на своей рубашке, одну за одной. Так же небрежно бросает ее на траву.
-Белла... - Зовет он, заставляя ее обернуться на свой голос. - Я  не жалею. Я хотел этого. - Он широко, совершенно мальчишески улыбается. - И  ты не жалей.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+2

7

[status]сато[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/326426.png[/icon]"...Хотел этого." - о уши бы мои не слышали сейчас твоих слов.
Это же было как преступление.
Предающее.
Аморальное.
Преступление против всех границ и дозволенностей.
И пусть бы некотрые предки бы смеялись над нами, но сейчас за такое вообще можно легко продефилировать под белы рученьки в Азкабан и засесть там надолго. И пусть даже старшие в роду мужчины закрыли бы глаза за раскрытие этой тайны, но наши матери, и... общественность. Нет, матери, пожалуй, куда страшнее. Годы спустя я буду возвращаться к этому эпизоду своей юности, пытаясь разгадать первопричину своего поступка, ведь уже сейчас он кажется мне истинным насилием воли над волей. И не только качели наших сознаний, а вопрос почему именно я пошла на это? Из-за чего и зачем мне нужно было соблазнить тебя? Я увижу в этом отголоски своей эмоциональной несостоятельности и невозможностью доминирования над волшебниками, которыми я дорожу более всего. Но как я могла выбрать тебя, подвергнув таким эмоциям, ведь это мог бы быть кто-то совершенно другой. Тот, кто не значил бы для меня ничего.
Жестоко, я очень жестоко поступила с тобой. Тебе было всего пятнадцать, а мне? Мы оба свидетели этого сладкого злодеяния, и даже если ты был полон желания и не отрицаешь этого, для меня это явно намеренное преступление всех моих внутренних и фамильных границ, то, чему я поддалась сама и чего жаждала из-за того состояния, в котором была. Обучение у Милорда, не всегда проходившее гладко и безболезненно, мой брак по любви, но не всегда сотканный из светлых полос отношений, где все всё понимают и все на всё согласны, мои победы и поражения на поле боя, где противниками всегда были мужчины - всё это связалось в таком запутанный узел причин, что я уже и не вижу главной. И это осознание своей никчемности в анализе действий сводит меня с ума сильнее Второго Непростительного.
Я не знаю, почему я тогда пришла к тебе.
Я просто... пришла.
- Когда-нибудь нас настигнет возмездие, и тогда придется платить со счетам. - тихо говорю тебе я на ухо, едва метла начинает снижаться к Последнему, - так мы его позвали с сестрами, - озеру*. Вечно прохладное, вечно темное, оно чернильное кляксой, в которой отражается зелень листвы, очерчивает границы фамильных владений. Ивы окутывают это место томными объятиями, и мне кажется, что не мы одни любим это место, что каждый из Блэков нет-нет да приходил сюда в минуты счастья и печали, когда на кону стояли важные вопросы.
- Вопрос только в том, велики ли будут проценты... - я намекаю на то, что мы будем по разные стороны баррикад. Ты ничего не знаешь о моей Метке, но я уверена, что ты никогда не примкнешь к Милорду, хоть я и сделаю попытки завербовать тебя. Не сейчас... или же - вот он, шанс. Ты снимаешь рубашку и я медленно прикрываю свои глаза.
- Сириус, я хотела сказать, что...
Что.
Если не сейчас, то момент будет уже упущен. Вдруг я слышу за спиной звук хрустящей под подошвой ветки и спонтанно оборачиваюсь на него.
И тут я понимаю, что... наш разговор окончен.

*

*Last Lake - красиво же звучит, в игре слов на Lust Lake.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-08-14 23:20:22)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+2

8

[indent] Вечер обещает блеск бриллиантов и цветовые изыски в сочетаниях бирюзы и обсидиана, что даже такое паршивое утро, каким сделал его ты, мой милый первенец, этими своими громкими воплями и неуклюжим поведением за столом, не станет основой для чудесного приёма. Не испортит его. Неофициальный, без объявления в газетах, скорее дружеские посиделки и даже не смотрины. Пока ещё... Просто реверансы к вашим таким разным характерам, дети, и вашим возможным чувствам, которых нет, но, возможно, которые расцветут яркими красками соцветий позже, когда ваше супружество будет связано нитями древнего фамильного ритуала. Он действительно работает, поверь мне.
[indent] Ведь хорошая же девочка, Сириус... Хорошая.
[indent] Даже лучшее из того, что есть. Мне ли не знать.
[indent] Приготовить этот дом оказалось легче всего, эльфы не стали сегодня мучаться с десятью пробными десертами, ограничившись пятью самыми популярными на мой выбор. Уборка заняла всего сутки, а декоратора решили вообще не приглашать. Убранство и интерьеры Блэквилля всегда говорили сами за себя изысканной отделкой и заморским декором, тем самым справлялись с задачей украшательства самостоятельно. Я не знаю, почему Мелания не сказала тебе о прибытии Яксли, видать просто не успела. Стоит отдать дань возрасту или её привычке сбавлять обороты не вовремя. Но всё быстро раскручивается как всегда, по уже заезженному сценарию, что бешеными псинами начинающегося скандала пытаются догнать меня в лице тебя. Но куда там, ты как и в детстве бежишь за моей юбкой, не в силах совладать с эмоциями! Поздно, дорогой, мы уже давно друг от друга сепарировались, чтобы быть полегче на виражах и тщательно подбирать слова к разговору. Я уже даже не хочу говорить и убеждать тебя, доказывая свою правоту - просто стремлюсь вперед к заявленной цели. Ведь я заранее знаю, что ты мне скажешь. Твоё "Не хочу и не буду" в уже давно знакомых вариациях и тональностях понятны моему сознанию, чье дело-то маленькое: впустить их в одно ухо, чтобы в следующую секунду выпустить в другое.
[indent] Время идёт и до приезда гостей становится всего ничего времени. Кричер находит тебя в считанные минуты и рассказывает мне, где именно и в чьём обществе ты сейчас находишься. Я не беспокоюсь за Беллатрикс, ведь супружество научило её готовиться к подобным приёмам мгновенно, поэтому в идеальности облика своей старшей племянницы я совершенно не сомневаюсь. Что же до тебя....
[indent] Да ты только посмотри на себя!
[indent] Я не слышу тех слов, что вы говорите друг другу, но мне не нравится то, как это всё выглядит. Как вы выглядите вместе. Не по-родственному, неправильно.
[indent] - ...Что ты сейчас же одеваешься и возвращаешься в поместье. - дополняю я фразу Беллатрикс своим категоричным повелением. На её вопросительный взгляд поясняю лишь...
[indent] - Прибыли Яксли.
[indent] Пару секунд мы с тобой смотрим друг на друга, и в это мгновение я предчувствую весь шквал эмоций, что волной сокрушающего цунами собирается в твоём взгляде. Пора повзрослеть, малыш, и стать, наконец, тем, кем тебе предстоит по праву рождения. Ты так хотел самостоятельности - так вот же она, в руках, бери же её поскорее! Я не хочу, чтобы наш разговор слышала Белла, поэтому моя следующая фраза полностью обращена к ней.
[indent] - Дорогая, тебе прислали письмо из Лестрейндж-Холла, - возможно даже и да, скорее всего да, ведь мне запомнился подчерк Рудольфуса с момента нашей короткой переписки в 70-м, - оно лежит на консоли в главном коридоре.
[indent] Едва Беллатрикс покидает берег озера, я спускаюсь ближе к тебе, и очень хорошо понимаю, как мой строгий силуэт из темного серебра с узором турецкого бута по подолу резко контрастирует к таким мягким, томно-зеленым окружением вокруг. Я словно стальное лезвие в этой летней идиллии для двоих, и не надо так на меня смотреть, будто я не знаю, что это. Будто не была здесь когда-то давно в сопровождении имени, которое тебе ни о чем не скажет. А может, наоборот, скажет слишком многое...
[indent] - Сириус, идём.
[indent] В целом, я даже готова к диалогу, но да, дорогой - даже сейчас я делаю с тобой всё, как принято в нашей семье.
[indent] Ведь так я хочу.
[indent] Могу.
[indent] Должна...

Отредактировано Walburga Black (2021-11-01 11:40:39)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+2

9

Он только поводит плечами, все еще чувствуя ее шепот около своего уха. Из них двоих Белла, несомненно, рассудительная. Единственная из них двоих. Конечно, он не мог не принять факта, что она права. Безусловно.
Но Сириус всего лишь Сириус в конце концов, он пожимает плечами, что и так означает то, что он говорит:
-Мне все равно, Беллс.
Блэк улыбается, видя как она прикрывает глаза. Если бы она не хотела смотреть - отвернулась бы, но она не отворачивалась.
Смотрела.
Он был доволен.
Она подается вперед, начинает говорить и он дышит глубже, но ей не суждено закончить предложение, за спиной Беллатрикс хрустит ветка, она оборачивается, если бы Бродяга не отвлекся, то заметил ее раньше.
Парень сжимает челюсть, упрямо вздергивая подбородок.
Она спускается ниже, даже сейчас оставаясь изящной, как всегда.
Белла застывает, не смея обернуться к нему, Сириус смотрит ей в спину, слишком тоскливо, затем убирает это зенячье выражение из глаз. Но слишком поздно. Вальбурга всегда видела его насквозь, была слишко проницательна.
Сириус машинально потянулся за рубашкой и замер.
-Яксли? - Переспросил Блэк, все еще полунагнувшись смотря на Вальбургу и прищурился.
Мелания, очевидно забыла сообщить ему об этом или не посчитали нужным. Как и все остальные. Белле это тоже было явно известно, но и она молчала. Лишь пыталась неловко завести разговор, убедить его что девочка, которую подсовывали под него так старательно хорошая. А теперь ретировалась по одной дишь фразе Вальбурги, даже не бросив на него беглый прощальный взгляд. В этой семье все делали то, что должно, кроме него.
Хорошая же девочка…
Девочка была неплохой. Если судить объективно. Он так не мог. Рассматривал ее лишь как угрозу своей свободе и независимости. Как инструмент в весьма дальновидных и жестоких руках. Всего лишь метод, чтобы привязать его к семье навсегда. Если он согласиться, конечно. И она, хотя кто у нее спросит. В них было кое-что общее - у них обоих просто не было выбора.
Но она. Маленькая нежная дурочка с ослепительно скромными манерами, что бледнела и краснела под его полупрозрачными шутками. Сириус нарочно вел себя настойчиво и нагло, неучтиво. С ней, конечно, миссис Яксли он очаровательно улыбался, говоря что-то очередное на грани. И заставляя присутвующих дам опускать глаза, он был из тех кому это прощалось и прекрасно знал об этом. Сириус был даже рад, что с ним не было Вальбурги. При ней его поведение скорее всего изменилось. И не в лучшую сторону, возможно, он был стал груб. Она всегда действовала на него так, выясляя самые мрачные стороны его натуры.
Хоть общение с ней, Сириус даже не удосужился запомнить имя, хотя, конечно, отложил его в памяти, не хотел запоминать, думал это что-то изменит. Это было все напускное, воспитание Вальбурги как бетонная стена, пробиться через нее было чрезвычайно сложно. Даже ему самому.
Разумеется, он не рассчитывал, что его отказ собьет матушку с цели. Это же была его мать, эта женщина имела план относительно всех членов семьи на годы вперед. Он был уверен.
И понимал, что тот визит к чете Яксли не пройдет для него так просто. Вальбурга просто сделала вид, что забыла об этом, на время, оставив его в покое. Было невероятно глупо решить, что она отступишься и забудет о своих планах.
Это же Вальбурга.
Он начинал злиться. Такие изящные интриги были ему не по плечу. И дело было даже не в возрасте и опыте. Он отлично знал, что женщинам нет равных в интригах. А его матушке в особенности. Она заранее готовилась, интриговала, расставляла ловушки. Вероятно, делала это за годы вперед, он бы никогда не поверил, что она делала это на чистой импровизации. Бродяга слишком хорошо знал как готовятся званные обеды пусть и совсем скромные, в кругу друзей, он варился в этом котле слишком долго. Даже учитывая несомненный талант его матери. Сириус скрипнул зубами.
Пусть он и считал, что сделал все возможное, чтобы чопорные Яксли отказались от своих намерений в отношении его. Вероятно, он допустил грубейший промах и породниться с семейством Блэк было для них куда важнее, чем иметь в затьях зазнавшегося и неуправляемого мальчишку. Или они считали, что его можно изменить. Все еще. Кажется, она тоже так думала.
Все еще.
-Они не передумали? - Хотел спросить он, но вовремя прикусил язык, прокрутив вопрос лишь в своей голове. Вальбурга бы, несомненно, нашла его озадаченность очень забавной. И посчитала бы это победой нам ним.
Сириус выпрямился, делая вид, что не замечает недовольной тени, что скользнула в ее взгляде. Он часто это делал, пора было ей привыкнуть.
Рубашки в его руках так и не оказалось. Сириус вполне уверенно чувствовал себе полуобнаженным, не перед матерью, конечно.
Он поддел большими пальцами ремень брюк, даже удивительно, что она не замечала этого. Скорее всего просто не хотела замечать. На Бродяге была рубашка, пусть не застегнутая под самое горло и без галстука, что он так нелюбил, но все же не футболка с очередной кричащей картинкой. И брюки. Классические, не джинсы и тяжелые ботинки, что он так любил.
Неужели она считала, что он надел все это случайно?
Их взгляды скрестились словно шпаги и пусть он был не так хорош в этом, как она, но все же понять, что парень задумал по его взгляду было трудновато.
-Им придется подождать. - Заявил Сириус слегка пожав плечами, позволяя улыбке скользнуть на свое лицо. Глаз она, правда, не затронула. - Я хотел освежиться.
Его заявление было встреченно не так, как он рассчитывал. С ней всегда было так, они словно кружились в танце и вела она хоть парень всеми силами старался перехватить инициативу, сложность еще заключалась в том, что он знал только шаги  да и то не все.
Вальбурга же…
Она умудрялась выбесить его несколькими вроде бы незначительными фразами. По щелчку.
Ему нужно было стать мудрее, чтобы тягаться с ней. Но пока это не представлялось возможным, Сириус был слишком вспыльчивым, слишком свободолюбивым. Слишком.
Кажется, она вскинула бровь. Проверяя его на твердость.
Сириус не мог отступить. Он ловко расстегнул ремень брюк, вытащив его полностью быстрым и хлестким движением, и бросая куда-то к рубашке и метле. Он проделывал это много раз для пущего эффекта, правда, обычно перед ним была какая-нибудь очередная сокурсница. Никто не сказал ему, что этот способ выкинуть Беллактрикс из головы не сработает. Поэтому он экспериментировал снова и снова. Не сработал, как показало сегодня, но это отнють не значило, что он перестанет пытаться. Его, очевидно, очень увлек процесс.
Матушка не двигалась, лишь смотрела, застыв словно статуя.
-Не отвернешься? - Спрашивает он и в глазах вызов. Безусловно, Сириус не думал делать что-то подобное, но отступать сейчас было бы уже глупо. Да и уже невозможно.
Она ничего не делает и Блэк механически избавляется от вещей. Ботинки из дорогой кожи, носки. Он бросает все небрежно, не заботясь о сохранности вещей, прекрасно зная, что она учила его иначе.
Минуту он смотрит на нее, оставаясь в одних расстегнутых брюках. Она ждет от него другого, разумеется. Его грудь тяжело вздымается, все же раньше он не позволял себе ничего подобного. Но всегда нужно идти дальше, это намного лучше, чем возвращаться назад.
Он прищуривает глаза, губы трогает кривая усмешка. Вероятно, она считает, что он не готов зайти так далеко, а он просто не готов быть марионеткой в чужих руках. Пусть даже в ее.
Не дернув и мускулом он все же снимает брюки и не смотря на мать, идет к воде. Это слабость, но хотя бы минимальная.
Ныряет.
Холодная вода принимает его в свои объятья. Он уже забыл насколько холодно может быть в этом озере, но все равно плывет вперед большими и сильными гребками. Не оборачиваясь на берег, зная что раздражает ее только одним своим видом.
Неужели она думала, что он сдаст свои позиции так просто?
Бродяга заплывает на середину и понимает, что надо возвращаться, не смотря на всю его броваду вода в чертовом озере слишком холодная, еще немного и ему сведет судорогой ноги и вместо бунтаря он превратиться в мокрого идиота, которого нужно будет спасать.
Конечно, пес продержался бы в холодной воде дольше и он с удовольствием предвкушал бы вытянутое лицо матушки, но тайна Ремуса того не стоила.
Сириус возвращается, возможно, не так гордо и не так изящно, как бы ему хотелось. Откидывает со лба влажные волосы и зачесывает пальцами их назад, облизывант губы.
Вальбурга все так же невозмутима. Его это страшно бесит.
Блэк поднимает вещи и начинает неспешно одеваться. Глупо стоять обнаженным, к тому же он чертовски замерз. Он надевает брюки, накидывает рубашку, но застегнуть ее лениться, когда поднимает голову и сморит ей в глаза.
Ему хочется спросить ее зачем она делает это с ним, ведь всем понятно, что он не предназначен для этой роли. Увы, время вопросов давно осталось в прошлом.
Она считает, что он должен исполнить долг перед своей семьей, он же считает иначе.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+3

10

[indent] Зато мне не всё равно.
[indent] Я бы смотрела и смотрела на тебя в упор, ведь ты навсегда останешься для меня воспоминанием детства, и то, что происходит сейчас означает неимоверное расставание с ним. О, я слишком долго оставалась в этом ласковом омуте, сознанием, мировоззрением внутри себя, ты же выпрыгнул из него непозволительно быстро. С моей помощью или без - это уже даже не важно. Но я не смотрю на тебя, как на мужчину, нет, хоть ты и красуешься передом мною. Этот мой взгляд - он расставания, сожаления, и вины, - о, безусловно, огромной вины. И чего-то ещё... такого важного, что может понять только Блэк, ведь быть Блэком - это тоже самое, что и... Продолжение дальше ты знаешь. Это как обладание алмазом неогранённым, вертишь в руке, хочешь придать ему огранку, но твоего мастерства не хватает сломить твердость камня, ведь не тебе, а другим женщинам, людям, и, возможно, даже событиям суждено сделать это. И эта жажда творения именно своей формы из самородка присуща каждому из Блэков. Именно поэтому мы так кичимся своими наследниками, именно поэтому дети для нас самая мощная гордость из всех благ земных.
[indent] Важно только то, что я вижу, знаю, предчувствую - то, как было раньше, уже не будет никогда.
[indent] Ведь прибыли Яксли...
[indent] Ведь прибыло письмо из Лестрейдж-холла, которое всегда прибывает вовремя, по одному велению момента и желанию мерзавки Судьбы. Письмо, весточка, каминный вызов, и я рада буду любому явлению, что унесет меня отсюда словно техасский ураган маленькую девочку, в страну где all your dreams come true. И этим ураганом выступает фраза тетушки, на которую я могу ответить лишь.
[indent] - Да, миледи. Благодарю Вас.
[indent] И ничего больше. Я поняла намек, о моя дорогая, что вы хотите остаться наедине с сыном и вам неприятны чужие уши. Даже мои. Несмотря на то, что я вхожа во многие ваши тайны, намеки и мне дозволено многим больше, чем остальным Блэкам, вы не видите здесь союзника во мне. И это даже жаль, это расстраивает, я могла бы помочь. И даже неважно, что я уже шесть лет ношу совершенно другую фамилию. Но на этом ринге вы с Сириусом всегда стремитесь быть один на один, играя вашу партию, где каждый сам за себя.
[indent] Не оглядываясь более на тебя, я оборачиваюсь вокруг и стремительно аппарирую к поместью, используя вверенный мне когда-то доступ туда.
[status]сато[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/326426.png[/icon]
[indent] -->  выход из эпизода.

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+1

11

[indent] Мерлин Великий, ниспошли мне сил выдержать все это, дай выдержки не сорваться и не привести всё в упадок, зарастить все трещины моей души и не обменяться ролями с сыном. Мы всегда были склонны к саморазрушению, но сейчас... Сейчас не должно все пойти крахом, не должно испариться, словно иллюзия. Я не дам тебе такого удовольствия и совершенно не отвожу взгляд, ведь не меня смущает твоя голая задница, а тебя. Как и то, что я не отвернулась. Вот и терпи.
[indent] - Не маленькие - обождут. - едва аппарацию Беллатрикс закрывает звуковой хлопок я спускаюсь ближе к берегу и одним движением палочки велю метле подлететь ко мне, после чего присаживаюсь на неё, как на скамью. - Но аромат озерной тины, безусловно, тебе сегодня необходим.
[indent] Я не томлюсь ожиданием, я наблюдаю, как ты погружаешься в воду, стараясь выиграть время, словно надеясь, что моё упорство выйдет будто пар через дырочку в кипящем чайнике. Увы, мой дорогой, все эти дырочки, раны, трещины, давно заросли, ведь сквозь них медленно, но верно утекала моя жизнь. Незалеченные раны, - как сквозные дыры, - являлись капканами, ловушками сознания, и они сковывали, отнимали силы, в них можно только провалиться и застрять, но никак не обрести опору. А мне она сейчас там нужна. Начинаю говорить, как только ты возвращаешься на берег.
[indent] - Сириус, ваш первый разговор с мисс Яксли прошел относительно хорошо. Чем она тебе не понравилась?
[indent] Нет, мне правда интересно, ведь в твоем возрасте принято мыслить лишь одной частью тела, а тут для этих дум целое раздолье.
[indent] - Неужели ты ещё не понимаешь, что только женитьба сделает тебя свободным. Как отца, как деда и даже как твоего дядю, ведь только после брака от них все... Навсегда. Отстали. Неужели это не очевидно?! - я никогда не считала тебя глупым. Буйным, недальновидный, резким, возможно, но глупым - нет. И это неверие дает мне силы продолжать. Вот она- моя опора. Я всё ещё надеюсь образумить тебя. нащупать в твоих рассуждения хоть какой-о объем серого вещества.
[indent] - Ты можешь заниматься делами Компании, как дед, можешь путешествовать или заниматься бизнесом, как твой отец, или пойти служить Родине в Министерстве Магии, как дядя. Или просто проматывать состояние под видом занятий магической наукой, как Альфард, - резкий жест ладонью в сторону, -  это неважно, - но, пожалуйста, пойми ты одно: есть девушки, с которыми встречаются, а есть те, на которых женятся! - самое забавное, что с мужчинами точно также, но я не собираюсь рассуждать об этом сейчас. - На мисс Яксли тебе нужно жениться и зачать с ней детей, а после этого можешь хоть уехать из страны и никого из нас не видеть. При соблюдения всего одного правила, чистоты наследия, никто и слова тебе не скажет. Думаешь, твой дед всегда был верен Ирме, а твой отец, думаешь, всегда по-лебединому верен мне?!
[indent] Хрустальной верностью супруге в нашем роду может похвастаться лишь Глава, ведь при всех сопутствующих недостатках, лорд Арктурус никогда не чтил прелюбодеяние.
[indent] В мундштуке загорается фитиль, и я делаю небольшую затяжку, чтобы только выиграть время. И нет, снова не отворачиваюсь от тебя.
[indent] Никогда не отвернусь, ведь...
[indent] - Я не страж тебе, Сириус. И не надзиратель за твоей практически взрослой жизнью. Но я навсегда останусь твоей матерью и всегда буду желать для тебя лучшего. И отойду в тень, едва тебе исполнится семнадцать. Может тебя удивит, конечно, но и у меня есть своя собственная, личная жизнь, не зацикленная на воспитании вас с братом. Поздно подкладывать подстилки, чтобы вы не разбили нос - вы взрослеете, и пора вам самим ступать по мужским тропам и свершать мужские дела, как делали ваши предки. Но заметь - все они это делали после женитьбы.
[indent] В целом, супружество всегда замыкает только женщину, мужчину оно, наоборот, делает свободней, статуснее, взрослее. Пред ним открываются те двери, которые раньше были ему недоступны, как желторотому юнцу. Так в чем же дело?
[indent] - Никакая девушка из другой, менее привилегированной, чем Яксли, семьи не ступит на моё место. А правильных девушек сейчас очень мало: нужно заниматься поместьями, общественной деятельностью, репутацией, детьми, в конце концов. Если с последним, допустим, справится любая, то на первое нужны годы образования, кои есть не у всякой твоей знакомой. Встать позади тебя во главе великой династии - не только огромная честь, но и колоссальный труд. Бремя. Плюс, она не будет никого раздражать, что на руку и тебе и общей погоде в этом Доме.
[indent] Что же ты?!
[indent] Молчишь?
[indent] - В последний раз в жизни - просто сделай, как я прошу!

Отредактировано Walburga Black (2021-11-05 20:08:04)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+3

12

После ухода Беллы осталась звенящая пустота, заполнить ее было нечем. Пусть он кичился, пусть вел себя так словно ему было на все и на всех наплевать, но на самом деле большую часть времени Сириус чувствовал себя одиноким.
Это пугало его. А все, что его пугало — он старался искоренить. Вырвать с корнем и больше никогда не вспоминать.
Но бороться с одиночеством было невозможно, оно подстерегало везде. Даже в наполненных до отказа людьми залах, в гостиных, рядом с тем кто знал его с самого детства. 
Вальбурга сама невозмутимость, присаживается на метлу с невероятной грациозностью и совершенно безучастно смотрит на воду.
Он отплыл еще не слишком далеко, чтобы слышать ее слова, на лице появляется мимолетная ухмылка.
-Радуйся, что не мокрой псины. - Думает он, делая большие и сильные гребки. Конечно, он не говорит этого вслух, только три человека на всем белом свете могли бы понять эту острую шутку и сейчас их здесь нет.
Они оба понимают, что он тянет время, а еще оба понимают, что в этом нет никакого смысла, ему все равно придется одеться и пойти в дом. Так или иначе. Его матушка не из тех, кто легко сдает свои позиции.
Сириус упорно плывет дальше, пока зубы не начинает сводить от холода. Он поворачивает к берегу, ему бы совсем не хотелось, чтобы ей пришлось вытаскивать его из воды, к тому же голого.
Так себе победа.
Ему приходиться вернуться, вылезти из воды и начать одеваться пока окончательно не замерз, его палочка в кармане брюк, но он не притрагивается к ней.
С его волос тонкими струйками стекает вода.
Он порой был глуп в своем упрямстве.
Голос Вальбурги звучит удивительно спокойно, словно она действительно пришла сюда просто поговорить. Она даже доброжелательна, так могло бы показаться тем, кто ее плохо знает. Но Бродяга был не один из этих людей.
-Да совершенно прекрасно в своей невероятной скуке. - Соглашается он, неспешно застегивая пуговицы, но по привычке оставляет ворот раскрытым. Ему самому не слишком нравится запах его кожи, но он готов потерпеть.
Упрямый.
Сириус делает издевательски задумчивый вид, постукивает себя пальцами по губам и сморит на мать с легким прищуром серый глаз.
На самом деле девушка была не так плоха, как могло бы показаться с первого взгляда.
Особенно его очень придирчивого взгляда.
Не смотря на сомнительное происхождение, о котором, впрочем, никто не говорил, она держалась как особа голубых кровей. Походка, осанка, наклон головы — с ней было легко появиться на любом мероприятии, как с красивым аксессуаром. К тому же она была объективно прекрасна, достаточно высокая для девушки с тонкими чертами лица, изящными руками и копной светлый волос. К тому же ее фигура была крайне привлекательна, если бы не ужасный наряд, полностью ее скрывающий.
-Дай подумать. - Растягивая слова проговорил он, подходя к женщине, что подарила ему жизнь, ближе. - Полным отсутствием собственного мнение. Но, думаю, сейчас ты скажешь, что это даже лучше в нашем случае, потому что ей можно помыкать. - Сириус сделал паузу и доверительно наклонился к матери, засовывая руки в карманы своих брюк, что неприятно прилипли к телу. - Я не хочу помыкать.
На лице парня заиграла беззаботная улыбка, он привычным движением откинул влажные волосы назад, почти осыпав сидящую холодными брызгами.
Он отошел и повернулся к озеру, созерцая темные воды.
Этот разговор не должен был привести ни к чему хорошему хоть и начинался так спокойно и даже хорошо. Сириус знал, что они не могут разговаривать как долго, вскоре кто-то начнет доказывать свою правоту, спорить, кричать. Возможно, это будет он, как более несдержанный из них. Просто мальчишка, которому по воле судьбы угораздило родиться в этом семействе.
Он обернулся, его брови иронически выгнулись.
-Свободным? Ты сейчас серьезно? - Он хрипло рассмеялся и облизнул губы.
Свободным. Это слово было не совместимо с семейством Блэк. Никогда.
Вальбурга повышает голос. Начинает злиться?
Он пожимает плечами. Это совершенно не очевидно.
-Отстали... - Этом повторяет он, смакуя это слово. - И никто не требовал от них наследников, непременно мужского пола, чтобы продолжить наш древнейший и благороднейший род?
Это даже не вопрос. Он и так знает, что да. Наследники были для Блэков чем-то обязательный, вложением в будущее. Мальчики особенно, но и девочек можно было дорого продать. Беллу, например, невероятно выгодная партия, просто блестящая. Нарцисса, тут тоже все схвачено и уже давно. Для Андромеды тоже был подобран избранник или осеменитель, называйте как вам больше нравится, но она не захотела такой жизни и вышла замуж за Тедда, как подсказывало ей сердце. За это ее вычеркнули из семьи, лишили всего, наследства, связей, поддержки в назидание другим.
Не стоит идти против воли Блэков.
Ее дальнейшие слова вызывали у него брезгливость. Сириус вернулся к ней, его лицо было непроницаемой маской, но скрыть блеск глаз он не мог.
-Послушай же себя! Мы словно племенной скот, который собираются случить, чтобы вышла чистая порода.
Он ненавидел это чувство, будто стоял на базаре в полуденный день обнаженный, а проходящие мимо чистокровные тетушки изучали его тело, рост, размер члена, чуть ли не в задницу залезали, чтобы удостовериться в его чистокровности.
Он скривил губы при упоминание о верности и закатил глаза.
-Ради Мерлина, убереги меня от этих подробностей, я не евнух и не идиот. - Огрызнулся Блэк, размышляя как здорово она спланировала его дальнейшую судьбу, предлагая ему варианты. Компанию, которой он не интересовался, путешествия из которых все равно придется возвращаться домой к жене, которую выбирал даже не он, Министерство, где его засунут на какой-нибудь очень почетный и невероятно скучный пост.
Выбор без выбора.
Бродяга желал сам распоряжаться своей судьбой.
-Почему именно она? - Вдруг спросил парень, потирая ноющий висок, подобные разговоры вызывали у него приступы головной боли. - В Лондоне мало девушек?
Черт возьми, это было совершенно не важно. Она просто не хотела слышать его, а он не собирался слушать ее. Это был очередной бесполезный разговор, Сириус хотел уйти, он уже жалел, что все же приехал в этот чертов особняк. Лучше бы проводил время с Поттером или чинил мотоцикл с Артуром и досаждал Моли или играл бы с малышкой Нимфадорой, которая просто обожала когда Сириус приходил в гости. Это было обоюдно, он оставался с ней с большим удовольствием, давая Меде возможность выдохнуть и заняться своими делами, пока дочь занята плетением косичек своему любимому дяде.
Но этот разговор, убирать драконий навоз было бы  легче.
Он ценит предприимчивость матери, она умеет зайти с разных концов. Теперь она играет в игру под названием: я желаю для тебя только лучшего.
-То есть, чтобы быть самим собой мне нужно жениться и в кратчайшие сроки обрюхатить милую выбранную тобой девицу? Так? - Он делает глубокий вдох и сжимает челюсти. - Ты себя слышишь?!
Она пытается показать ему, что это благо. Сириус только зажмуривается. Им, кажется, никогда не понять друг друга.
Для него свобода — выбирать свой путь, падать и снова подниматься. Обжигаться, страдать от любви, которой у него никогда еще не было. Совершать необдуманные поступки, а не делать правильный выбор ради чести семьи продолжения рода.
Он проводит рукой по лицу.
-Зачем сейчас? - Спрашивает он то, что волнует его больше всего. Плевать на девушку, она не виновата в конце концов, он не может ненавидеть ее только потому что Вальбурга не выбрала любую другую. Она ничего не решает, возможно, он даже неприятен ей и она с ужасом думает о том, как ей придется переносить его ласки на брачном ложе. А ведь придется, Блэкам нужны наследники.
Матушка подкрадывается к самой сути, выдыхая в воздух сизое облачко дыма.
Никакая другая.
Он смеется.
Это ведь очень смешно, если подумать. Только что Вальбурга пела соловьем о том, что у него есть миллион возможностей, неограниченный выбор как распорядиться собственной жизнью, но сейчас...
Матушка всегда добивалась того, чего желала.
-Вот что тебя заботит. - Ухмыляется он. - А я уж было поверил, что ты радеешь за мою судьбу.
Не уступит свое место, здесь пахнет огромным эго, но ему и так это было известно.
-Быть замужем за мной бремя. Ты готовишь девочке незавидную судьбу. И как только Яксли согласились на такое.
Сарказм так и сочиться из него. Волнами.
-Плюс она не будет никого раздражать. - Повторят он ядовито. - Конечно, она не будет. Потому что будет занята вынашиванием младенцев и их воспитанием, а в оставшееся время общественной деятельностью, конечно.
Он выходит из себя, но и она далека от спокойствия. Ей явно надоели уговоры.
-Нет.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+1

13

[indent] Мы все чувствуем себя одинокими, дорогой. Властвуя и развлекаясь в этой жизни, используя и подчиняясь кому-то, нас всегда объединяет одно: глубоко в внутри себя, мы всегда, навечно одиноки. Именно одиночество души объединяет все поколения Блэков в единый целостный образ из минуэтов, гравюр и вечных ментальных терзаний. Я уже давно смирилась с этим, а ты?
[indent] - Надо быть хитрее. - говорит змея льву. Из этого можно было сложить начало недурного анекдота, да вот только некому будет смеяться. Конечно, я слышу тебя и то, что касается моих ушей словно вырвано из какого-то главного контекста... какого же - не могу уловить. Этот твой прищур не сулит нашей беседе ничего хорошего, но я знаю тебя как облупленного, чтобы понять куда двигаться, чтобы продлить сей диалог. - Девица же не клоун, чтобы тебя развлекать... Да Мерлина ты ради - ну не помыкай ей тогда! Пусть эта девушка говорит тебе всё, что думает, возможно, даже станет твоим другом, а не только женой. Дай ей шанс.
[indent] По правде говоря, отношения между супругами в их крыле могли быть в принципе любые, и Семья отчасти закрывала на эти нюансы глаза, ссылаясь на благоразумность и благодетель супругов. Так было со всеми - на людях надо было играть идеальную пару в должной светской упаковке, что при их чистокровной врожденной сноровке практически ничего не стоило. Семье было важно подать любой свой брачный союз, как деликатесное блюдо в усладу высшему обществу, и чтобы ни случилось внутри его, - любовь или насилие, истязание или забота, - на это бы закрыли глаза. Между собой супруги всегда разбирались сами. Что же до детей...
[indent] - Наследники могут быть и женского пола, это можно решить кровным ритуалом.
[indent] Ты, конечно, борешься за свою свободу, и я прекрасно вижу, что тебе вообще рано любое супружество, - не мисс Яксли, а в принципе брак, - и лояльные родители бы ждали, пока ты не нагуляешься, однако... отпусти тебя сейчас, мы не наверстаем момент влияния, не соберем тебя в Блэка, каким ты гипотетически являешься. Война бы отрезвила твой разум, но идея отдать тебя Ему не вяжется ни в какие рамки. Да и не пошел бы ты...
[indent] - Почему мисс Яксли? Потому что, на мой взгляд, она не помешает тебе быть собой. Кем и как ты привык себя вести - на людях и наедине. Она где-то смолчит, а где-то поддержит, возможно. Если конечно же, ты не будешь разговаривать с ней в таком тоне, как сейчас со мной.
[indent] Фамильный излом бровей приобретает иронический вид - твои ухмылки уж слишком тупые шпильки для моей брони, придумай что-нибудь новенькое, скучно. Тем не менее, я отвечаю на твои восклицания и вопросы, но наверное зря - какие-то из них были риторическими и не нуждались в ответе.
[indent] - Сейчас лучшее время, ведь ситуация в стране ухудшается и, возможно, через пару лет нам всем будет уже не до свадеб.
[indent] Фитиль догорает и я, стряхнув последний пепел на землю, вдруг встаю во весь рост, и вдруг совершенно случайно это движение совпадает с этим твоим твои "Нет". Я выдерживаю паузу, поправляя манжеты, и вдруг взглянув на тебя, просто спрашиваю.
[indent] - В смысле "нет"? Сейчас ты говоришь мне это, но хватит ли тебе смелости, чтобы сказать это отцу, деду - всей семье, м? Быть в браке - в принципе бремя, так что давай не накидывать драмы на твои манеры и характер. Все и так видят, что они далеки от идеальных.
[indent] И тут я понимаю.
[indent] Нахожу контекст. Проблему.
[indent] Моргана Хранительница, как же было всё просто! Мой тон становится тише и я даже делаю какой-то  бессознательный шаг тебе навстречу.
[indent] - Сириус, есть кто?
[indent] Волны твоего сарказма ещё не цунами для моего континента, но ты выдаешь себя сам.
[indent] - Конечно же есть. Я же по глазам вижу, твои никогда не обманывают...
[indent] Не помню, когда я так смеялась - тихо, почти торжествующе. Недобро.
[indent] - И кто же она?

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+3

14

Он может закатывать глаза, паясничать сколько угодно, но оба они понимают, что обратного пути нет.
Пусть он пытается вывести ее на эмоции самым не наесть грубым и глупым образом, но важно ему ведь только одно — чтобы она наконец призналась, что он не просто ценная монета, козырной туз или хорошая лошадь, что он важен ей.
Но горечь пробирается в его улыбку, темная и вязкая.
Этого не случится и им обоим это очень хорошо известно.
Сириус смотрит на нее долго, неотрывно. В какой-то момент чувствуя дикую усталость. Все его ужимки, все эти гримасы, провокации и их ссоры. Он уже на грани, он уже хочет сдаться и проиграть.
После поспешного ухода Беллы это все больше не имеет значения. Она отказалась от него — последняя, на кого он надеялся. Юноша плечами пожимает и делает шаг к матери, его лицо больше похоже на маску становится. Он бледен не смотря на загар, что окрасил его скулы на заднем дворы Поттеров.
А еще он устал.
Эти нескончаемые битвы истощили его, лишила запала и огня.
Он чувствует себя стариком, а ему едва ли шестнадцать.
Вальбурга смотрит на него тяжело, он знает, пожалуй, на этот раз она не отступит и ему больше не спрятаться от долга, который он так старательно избегал долгие годы. Блэк поводит плечами, влажная ткань облепляет контуры его тела, неприятно липнет к коже. Совсем иного он ожидал от этого полета на озеро, но не свершилось.
У него часто так. И всегда это непременно связанно с Блэками.
Он смотрит туда, где за деревьями скрылась хрупкая фигура Беллатрикс, он больше не таиться да и какой смысл, если матушка все всегда читает по его глазам. Вот и сейчас, наверное.
Он переводит взгляд на мадам Блэк и усмехается.
-Мне до тебя не дотянуться. - Говорит он не без горечи.
Возможно. Это признание не ново и она сама уже давно знает, что все в этой жизни он буквально делает для того, чтобы она его заметила, наконец-то поняла, что он представляет из себя нечто большее, чем просто наследник рода.
По лицу Бродяги скользит невеселая улыбка, он вытаскивает руку из кармана и растирает шею, закрывая глаза. Этот разговор не имеет смысла, она желает, чтобы он сделала так, как хочется ей, а он все равно в конечном итоге все сделает по-своему.
-Дело видишь ли в том, что я не хочу давать ей шанс. Да и она, уверен, этого не хочет.
Сириус, конечно, эгоист и плевать он хотел по большей части на чувства девушек, что оказываются с ним рядом и позволяют пользоваться собой, но ему претит мысль мучиться самому да еще и в добавок мучить другого человека, который не хотел ничего этого. Его в том числе.
Он даже не заикается, зная что она скажет. При желание он мог расположить к себе любого, быть учтивым, обаятельным, заставить малышку Яксли влюбиться в себя без памяти.
В этом не было никакой хитрости, лишь усталость. Но встреча с ней дала прекрасно понять — он ей был безразличен, а вот свобода, состояние и положение в обществе вполне. Это мог бы получиться весьма удачный союз. Нет ничего более крепкого, чем взаимная выгода. Но Блэк этого не хотел. Плевать на любовниц, о которых вела речь мать. Плевать на долг и все прочее.
Он хотел иного, не того, что долгими годами видел в обществе — потухшие взгляды, не желание супругов даже мимолетно касаться друг друга, нелюбимые дети.
Все это могло бы быть, будь он хитрее, как говорила она ему.
Очаровательной Шарлотте он был совершенно не нужен. Ни как личность, ни как мужчина. Был нужен как муж, дающий ключи к дверям, которые раньше были для нее закрыты. К модисткам, которые шили бы ей платья по последней моде и ее желанию, к высшему обществу, в котором она могла бы блистать, а не скромно стоять в сторонке и быть благодарной, что попала в это скопище бриллиантов и громких фамилий.
Только вот проблема состояла в том, что она ему совершенно не была нужна. Он бы мог заполучить ее, если бы хотел угодить матери, выполнить свой фамильный долг, занять место в обществе, но он не хотел.
Угождать матери, как он еще в детстве понял было весьма бессмысленно да и бесполезно, что греха таить.
Для угоды у нее уже был Регулус и Сириус не собирался занимать его место.
Ему же досталась роль белой вороны в этой черной семье.
Он все же не сдержался и закатил глаза. Они действительно сейчас обсуждали наследников?
Сириус хмыкнул и завернул прилипшие к телу рукава рубашки, он бы мог высушить ее, но хотел еще немного насладиться своим упрямством, в конце концов они наконец-то выходила на финишную прямую их многолетней борьбы.
-В нашей семье все можно решить кровным ритуалом, не так ли?
Он нагибается, чтобы зашнуровать ботинки, негоже встречать дорогих гостей без обуви и пачкать озерной тиной ковры Мелании. Она ему, конечно, это простит.
-А в каком тоне я разговариваю с тобой, мама? - Он уже много лет не называл ее так, слово отскочило от языка и повисло между ними в воздухе. Такое обычное и в тоже время такое горькое.
Юноша сглотнул, кадык дернулся вниз и застыл, он задержал дыхание, а затем вскинул голову, расправляя плечи и спину.
Они сверлили друг друга взглядами несколько минут в тишине, разбавляемой только шумом ветра в кронах деревьев, плеском в темных водах и стрекотанием кузнечиков в траве.
Вальбурга выглядит усталой, ей точно так же надоели все эти разговоры. Они никогда ни к чему не ведут.
Она поднимается и губы поджимает, поправляя и без того безупречные рукава. Ни морщинки.
-Сомневаешься? -  Он выгибает темную бровь, точно так же, как и она. Ей прекрасно известно, что отец никогда не вдавался в подробности, его участие в жизни Сириуса было минимальным. Дед дело другое, но Блэк все равно упрямо вздергивает подбородок. - Тогда подождем пару лет и мои не идеальные манеры погрязнут в хаосе и крови.
Бродяга усмехается, конечно, здесь ничего смешного, но он просто не может сдержаться. Ему уже порядком наскучил этот разговор, наскучил этот дом и вечные правила, по которым он никогда не желал играть.
Он вообще не хотел всего этого: чистокровности, богатства, обязательств.
Он был чужим среди своих.
И так было всегда, с самого рождения.
Но Вальбурга не привыкла отступать, она  давит пока не будет слышен хруст. Делает шаг ближе и голос ее становится более вкрадчивым, тихим.
Сириус замирает, как загнанный в угол зверь, губы его сомкнуты в жесткую линию, он смотрит только на нее, выдерживая тяжелый и пронзительный взгляд. Потом на его лице появляется улыбка, он на секунду рисует в своем изображении рыжую копну волос и тут же отбрасывает эту мысль подальше.
Он не будет отрицать, не собирается оправдываться и тем самым тешить самолюбие матушки такой прозорливой и догадливой.
-Это же не имеет никакого значения.
Он пожимает плечами и прикрывает глаза, глубоко вдыхая ароматы, окружающие его. Запах духов Вальбурги привычно щекочет его ноздри, знакомый с детства.
Он открывает глаза и делает шаг к матери, протягивая ей руку, теперь они стоят совсем близко и он с удивление замечает, что она достает ему едва до плеча. Он смотрит на нее сверху вниз, непривычно.
Обычно он строго держит дистанцию.
Теперь это уже не имеет никакого значения, коли ему не оставили выбора и Яксли уже здесь.
-Ты говорила, что нас ждут.
Негромко напоминает он и все еще держит протянутую руку, фамильное кольцо поблескивает на пальце, они оба смотрят на него. Сириус чуть поворачивает кисть и рассматривает минуту черный камень, затем на его лице снова появляется широкая улыбка. Он может быть крайне очаровательным, когда хочет этого.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/90ca743eceb115ef476fc269aa2fb36d/tumblr_inline_nk2vioCg881skr0w7.gif

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [03.07.1976] Million Reasons


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно