Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.06.1978] поговорим о том, о сем


[25.06.1978] поговорим о том, о сем

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ПОГОВОРИМ О ТОМ, О СЕМ


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/9/402975.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/9/391340.png
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/9/539537.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/9/587591.png

Участники: Эйдан Эйвери, Минерва МакГонагалл

Дата и время: 25 июня, вечер

Место: Лондонский Тауэр

Сюжет: экскурсия по подвалам от лучшего экскурсовода в мире или как поговорить, чтобы никто не мешал

Подпись автора

sanctum andromeda

+1

2

В жизни Эйдана Эйвери присутствовало множество совершенно лишних, на первый взгляд, официальных мероприятий. Таковыми, в некотором смысле, можно было назвать добрую половину совещаний в министерстве, особенно пока их проводил Минчум; таковыми же, по мнению Эйдана, являлись и многие заседания Визенгамота, на которых он время от времени должен был присутствовать как глава международного департамента. К этой же череде, как ни странно, относились даже некоторые собрания в Ставке — и это при всей любви Риддла к нездоровому прагматизму. Что уж говорить о рутинных заседаниях Попечительского совета Хогвартса? В очередной раз потребовать от господина директора отчёт о том, как именно расходуются собираемые попечителями средства; в очередной же раз получить заверения в том, что школа соблюдает принцип целевого использования пожертвований и в ближайшем будущем представит уважаемым попечителям всю интересующую их информацию; намекнуть, что Попечительский совет хотел бы принимать более активное участие в жизни школы; получить в ответ волну наигранного непонимания или россыпь благосклонных слов о такой похвальной инициативности. В общем, ничего интересного — и поставить вопрос о соответствии господина директора занимаемой должности, о чём Эйдан ещё полгода назад говорил с Элфордом Яксли и, чуть позже, с Кассандрой Малфой, так до сих пор и не удалось.

Впрочем, среди рутины попадались и полезные моменты. Том, к примеру, во время их последней встречи обмолвился о том, что узнал от Эдгара Боунса парочку новых имён, как минимум одно из которых Эйдана весьма заинтересовало. Потому что иногда в жизни, конечно, случаются совпадения, но и трезвого сопоставления фактов пока никто не отменял. Профессор Трансфигурации и декан Гриффиндора как нельзя лучше подходила на роль той дамочки, которой Эйдан был обязан тем, что едва не попался Ордену в пылу во всех смыслах жаркой схватки. Аврорское связывающее заклинание немного выбивалось из общего ряда, но, во-первых, в ту ночь волшебница показала, что способна и не на такое, а во-вторых, Эйдан выяснил, что Минерва когда-то проходила стажировку в ДОМП — могла и научиться у авроров «плохому». К тому же, МакГонагалл, совершенно очевидно, была правой рукой профессора Дамблдора в Хогвартсе. И эти выкрутасы с превращением земли в лёд явно из области трансфигурации… Всё сходилось. И это означало, среди прочего, что он сам тоже оставил чародейке «гостинец» в память о себе во время той схватки.

Однако к заседанию Попечительского совета Минерва уже была в полном порядке, несмотря на сильное и так удачно сработавшее заклинание слепоты, которым в неё швырнул Эйдан. У Ордена Феникса, по всей видимости, имелся хороший штатный колдомедик. Эйвери испытывал по этому поводу смешанные чувства: с одной стороны, он абсолютно не раскаивался в том, что мог основательно и надолго повредить зрение декана Гриффиндора, с другой — не в его интересах было собственноручно выводить из строя лучших людей Альбуса. Особенно теперь, когда у них с Томом всё стало так сложно. В таких условиях никакие союзники не будут лишними. Тонкая ниточка контакта с Дамблдором у Эйдана потихоньку начинала вырисовываться; возможно, следовало попытаться навести мосты и с другими представителями его команды. Тем более что, если он всё рассчитал верно, профессору МакГонагалл уже должны были стать известны определённые аспекты его теневой занятости. Словом, риск невзначай выдать ей слишком много информации был невелик.

Поэтому, по завершении заседания Совета, когда попечители и присутствовавшие представители преподавательского состава Хогвартса начали расходиться, Эйдан дал себе труд проследовать за Минервой и окликнул её, прежде чем она успела активировать портключ или аппарировать восвояси.

— Профессор! Надеюсь, вы не слишком торопитесь, — сдержанное дружелюбие, которое Эйдан вкладывал в свои слова, не очень-то хорошо коррелировало с безапелляционно утвердительным тоном, но ведь и он оставался тем, кто он есть. — Мне хотелось бы обсудить с вами один вопрос. И, желательно, не здесь.

Эйдан лёгким кивком указал на пару двигавшихся параллельным курсом и оживлённо что-то обсуждавших попечителей, которые уже начали бросать на него и декана красно-золотого факультета заинтересованные взгляды.

— Что вы скажете насчёт небольшой совместной экскурсии в тёмное сердце Лондона? — относительно того, можно ли считать Тауэр сердцем чего бы то ни было, Эйдан и сам здорово сомневался, но сейчас суть заключалась в том, чтобы увести МакГонагалл отсюда, а для приглашения подходили любые красивые слова. — Не бойтесь, я верну вас в целости и сохранности.

Хотя на её месте он бы таким обещаниям не верил.

+2

3

[indent] Собрания Попечительского совета Хогвартса были пустой тратой времени. За эти часы можно было проверить стопку домашних работ, подготовиться к следующему дню, и закончить вечер чашечкой чая и парой капель цветочного бальзама Помоны. Но вместо этого Минерва была вынуждена сидеть и слушать острый обмен любезностями, переполненный ехидства, между благообразными членами Попечительского совета и директором. Альбус, конечно же, умело справлялся со всем, Минерве же было строго-настрого приказано молчать. И в общем-то, разумно. Каждый раз, когда начинались подобные беседы, ее так и подмывало растерять все профессорское достоинство, наработанное годами и сказать все, что она думает об этих людях, ни дракла не понимающих в обучении детей. Хоть бы одно совещание прошло без претензий, но нет, каждый раз имелся список, который выдвигали директору. Дамблдору помощь была не нужна, Минерва даже задавалась вопросом, что она здесь делает, но все равно присутствовала и внимала и раздражалась, продолжая хранить каменное выражение лица.
[indent] Сегодняшнее собрание ничем не отличалось от предыдущих, разве что МакГонагалл отчаянно жалела, что зрение вернулось, так бы у нее хотя бы был повод остаться вне этого развлечения. Беседа шла по плану: претензии членов совета, ответ Альбуса, и снова по кругу. Пару раз Минерва ловит на себе взгляд Эйдана Эйвери, но так хотелось поскорее уйти, что никакого значения этому она не придавала.
[indent] Наконец, пытка бюрократией заканчивается. Приходится приложить усилие, чтобы не подскочить с места. Альбус кивает Минерве, не задерживает ее, и прекрасно. Ведьма уже разворачивается уйти, когда слышит как ее зовут. Удивленный взгляд натыкается на мистера Эйвери. Снова Эйвери. Полшага за порог, одну ногу Минерва уже перенесла, вторая так и остается в комнате. Хочется вежливо, но твердо ответить, что, дескать, работы много, пишите письма мелким почерком, но подавив вздох незаметно, отзывается:
[indent] - Если это не займет много времени, мистер Эйвери.
[indent] Конец учебного года означал лишь то, что школа опустеет до сентября, но дел пока хватало. Хотя теперь Минерва будет спать в своем домика чаще, а еще у нее есть Анита, у которой все только начинается. А мистер Эйвери вызывает лишь подозрения, уже который месяц, а то и год. По всем исходным данным он должен был входить в кружок по интересам Темного Лорда, но уверенности у Минервы не было, и никто пока не мог подтвердить. А вот имя Минервы, как члена Ордена Феникса, могло уже стать известно всем тем, кто носит маску, и Эйвери в том числе.
[indent] - Интересные места для бесед вы выбираете. Только для меня такая любезность или вы всех приглашаете в Тауэр?
[indent] Здравый смысл говорить отказаться, но гордость упрямится. Минерва уже дала понять, что согласится побеседовать. И давать задний ход просто не солидно, ей же не двадцать томных лет, полных сомнений по любви или как. Ну что он сделает с ней? Убьет? Пусть попробует. Устроит засаду? Мерлина ради, столько усилий ради Минервы МакГонагалл, кажется, таким настойчивым не бывал даже Урхарт.
[indent] Хотя нет, это другая история.
[indent] - Что ж, я не бывала в Тауэре ни разу, все времени не находила. Ведите, мистер Эйвери. И давайте постараемся без травм, а то вряд ли директору будет приятно искать другого заместителя. Знаете, хорошие профессора бесценный ресурс.
[indent] Минерва протягивает руку Эйдану, предлагая провести аппарацию и надеясь, что все-таки обойдется.

Подпись автора

sanctum andromeda

+1

4

«Если это не займёт много времени». И это всё, что её беспокоит? В самом деле? Эйдан ожидал услышать более замысловатый отказ. А это и не отказ вовсе — так, напускная строгость. На школьников она, наверное, должна действовать неплохо, а вот руководитель международного департамента министерства видал зверьков и пострашнее — и это не считая своих коллег по пожирательскому цеху. Но если с ним всё понятно, то с МакГонагалл — уже не очень. Почему она не отказалась? Хвалёное гриффиндорское бесстрашие не позволяет? Не зря они в детстве шутили, что студентам на Гриффиндоре в качестве посвящения на факультет проводят ритуал, отрезающий инстинкт самосохранения.

— Не займёт, — заверяет Минерву Эйдан с любезной улыбкой, одной из десятков в его арсенале — той, которая допускает чуть больше личных эмоций, чем позволено на дипломатической службе, и в которую добавляется щепотка насмешливого понимания всей забавности затеянной игры: «я знаю, что вы знаете, что я знаю», и так далее. И ведь правда — знают.

— Боюсь разочаровать вас своим ответом, но дело не в вас. Нас, выпускников Слизерина, инстинктивно тянет к подземельям. Ну, или хотя бы к казематам. Если, конечно, речь не идёт об Азкабане, — с лёгкостью переводя всё в шутку, Эйдан принимает протянутую ему руку — и, вопреки собственным словам, галантно касается её губами. Посылать противоречивые сигналы — верный способ сбить с толку или, по меньшей мере, заинтриговать. Эйвери чувствует себя в этих играх, как рыба в воде, это его стихия. Он знает, что делать, знает, как и когда — и, едва выпрямляясь, проводит парную аппарацию.

С точки зрения Эйдана, меняется не так много: из одного каменного мешка они попадают в другой. Да, возможно, и Хогвартс, и Тауэр было бы уместнее назвать оплотом истории и шедевром архитектуры, но что это изменит по сути? Главное, что магглов тут сейчас нет, однако Эйдан всё равно на всякий случай накладывает чары невнимательности. Возможно, кому-то могло бы показаться смешным, что Пожиратель смерти с богатым послужным списком злодеяний заботится о соблюдении Статута о секретности, но для Эйдана это вещи принципиально разного порядка. Да и магглов он, мягко говоря, недолюбливает.

— Итак, профессор, как вы уже могли догадаться, мы с вами находимся в одной из внешних стен Лондонского Тауэра. Сами по себе эти камни не представляют ничего интересного, и всё-таки они пользуются большой популярностью среди туристов — в основном благодаря давно сгнившим трупам тех, кто ещё много лет назад стал частью истории. Я нахожу в этом некоторую иронию. А вам не кажется странным, что один из главных символов Лондона на протяжении веков служил преимущественно тюрьмой? Как будто до Вильгельма Завоевателя в нашей стране никого не держали в заточении.

Разумеется, они здесь не для того, чтобы осматривать экспонаты крепости, превращённой в музейный комплекс, или вести исторические дискуссии, но Эйдан сознательно начинает издалека: игра в кошки-мышки тоже весьма увлекательна, перед таким соблазном трудно устоять. Поэтому он говорит о Тауэре, предоставляя Минерве возможность осмотреться после аппарации и игнорируя до поры её в высшей степени странную в разговоре двух нормальных волшебников просьбу. Но теперь, пожалуй, пора уделить внимание и этому.

— Верно ли я расслышал, вы сказали — «без травм?» Но я ведь уже пообещал, что верну вас в целости и сохранности… — совсем короткая пауза лишь оттеняет, подчёркивает продолжение, — даже если наша прошлая встреча без повреждений не обошлась.

Довольно прозрачный намёк, согласитесь. Но скрывать секреты полишинеля бессмысленно и нелепо: если уж начал играть в открытую, остаётся только придерживаться этой тактики до конца. Впрочем, никто не говорил, что это непременно должно быть до занудства скучно. А потому Эйдан не отказывает себе в удовольствии задать ненужный, но приятный вопрос.

— Почему вы согласились? Я мог перенести нас куда угодно. И потом, вы же знаете, Минерва: любопытство сгубило кошку.

0


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.06.1978] поговорим о том, о сем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно