Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [12.09.1978] Fire on fire


[12.09.1978] Fire on fire

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

FIRE ON FIRE


закрытый

https://s4.gifyu.com/images/6C7C6646-25C2-4506-9CCA-C2CCAECC2BB9.gif https://s4.gifyu.com/images/BB0B81AE-F166-4E0A-B680-64F5A8976DB0.gif

Участники:Эйдан Эйвери, Клеопатра Забини

Дата и время:12.09.1978, вечер

Место:магический Лондон, дом в центре города

Сюжет:
Fire on fire would normally kill us
But this much desire, together, we're winners
They say that we're out of control and some say we're sinners
But don't let them ruin our beautiful rhythms

Отредактировано Cleopatra Zabini (2022-07-27 14:18:09)

+1

2

Выборы обернулись провалом — как могло показаться со стороны. Эйдан видел в этом тройной успех. Во-первых, их закулисная договорённость с Краучем сыграла, да ещё как: выстрелила, как пресловутое ружьё на стене в третьем акте. Разумеется, их джентльменское соглашение подразумевало, что действовать они будут по ситуации, и победу мог одержать либо один, либо другой. С учётом обстоятельств, Эйдан полагал, что рассчитал всё достаточно точно. В итоге кресло министра досталось Бартемиусу, а он сам получил весомый бонус к деловому доверию Крауча, потому что сдержал своё обещание и сделал всё красиво. Так что теперь этот страшный зверь в министерской мантии был ему уже не так страшен — ведь они стали, в каком-то смысле, соучастниками. Теперь, если некоторые аспекты теневой биографии семьи Эйвери вскроются слишком громко, у него будет шанс договориться с Бартемиусом снова, в уплату честного долга.

Во-вторых, ещё один веский плюс вынужденной необходимости сняться с выборов заключался в том, что в итоге можно было не переживать о реакции Тома. Они так ни разу и не поговорили об участии в выборах прямо и предметно. При этом Эйдан нырнул в этот омут, не предупредив Риддла заблаговременно, а потому у него были основания опасаться самых неожиданных последствий в случае, если бы пост министра достался ему. Договориться с Томом, не стать марионеткой в его руках и остаться в живых — это была задачка, пугавшая Эйдана куда больше, чем перспектива управления магической Британией как таковая. Теперь обо всём этом можно было не беспокоиться благодаря сохранению статуса-кво, и это было хорошо.

В-третьих, предвыборная гонка, даже не приведшая к желанному, казалось бы, финалу, принесла Эйдану немало пользы в том, что касалось общественной жизни. Он довольно долго был постоянно на виду, и это добавило ему очков, позволив встряхнуть и оживить старые связи и обеспечить им новое развитие — как случилось, например, с Клеопатрой. Одна маленькая судьбоносная встреча обернулась полноценным приключением с продолжением. Помочь энергичной и привлекательной молодой женщине организовать собственный благотворительный фонд было делом благим и одновременно приятным. Эйдан до сих пор не мог вспоминать свой разговор с мистером Забини без довольной ухмылки. Супруг Клеопатры поначалу искренне верил, что кандидат в министры магии явился с визитом именно к нему и был обескуражен, когда узнал об истинной сути предложения Эйдана. Потом он пытался возражать — не хотел выпускать свою жёнушку из дому (и правильно делал, в некотором смысле), но не смог устоять под напором опытного дипломата и авторитетом видного политического деятеля. Разумеется, он дал Клео своё согласие — пусть и неохотно и, возможно, устроив ей сцену за закрытыми дверями, но это уже было дело десятое. Факт оставался фактом: теперь Эйдан мог беспрепятственно встречаться с Клео под предлогом решения деловых вопросов, которые очень скоро перестали играть роль центрального звена в их бурно развивавшихся отношениях.

Вечера, которые они порой проводили вместе, заканчивались в постели. Не испытывая к мужу тёплых чувств, Клео всё чаще пренебрегала его мнением, а Эйдан — что ж, он всегда был ходоком, а сейчас мог позволить это себе с чистой совестью: по завершении предвыборной гонки Магдалина отправилась в Испанию, и они оба понимали, что возвращаться оттуда она не собирается. Эйдан не хотел ничего чувствовать по этому поводу, а потому внезапное появление в его жизни Клеопатры стало для него настоящим даром небес. Их отношения, помимо того, что носили удобный характер для обоих, позволяли ему не зацикливаться на уходе жены и не испытывать одиночества. Жаркая южная страсть, которой у Клео было с избытком, отличалась от испанской разительно и кардинально и захватывала Эйдана ощущением новизны и манящим соблазном. Кроме того, будучи замужней женщиной, Клеопатра не стремилась подчинить себе всю его жизнь, и это дополняло их связь живительным воздухом свободы.

…Она пришла через камин, прямо в Эйвери-мэнор. В этих стенах им не от кого больше было таиться, а мистера Забини, возможно, и вовсе не было дома, когда уходила его супруга. Эйдан уже встречал её в холле — и первым делом окинул женщину взглядом ценителя. На ней было вечернее платье, которое очень ей шло. Немаловажно было и то, что оно отлично подходило по стилю к его костюму: они должны были хорошо смотреться вместе.

— Клео, — произнёс Эйдан, подходя ближе и призывно вытягивая вперёд руку: он считал возможным притянуть её к себе и поцеловать в знак приветствия, когда их никто не мог увидеть. — Ты всегда выглядишь прекрасно, но сегодня — особенно.

Приятно было осознавать, что она наряжалась и, вероятно, провела несколько часов перед зеркалом для него. Это Эйдан тоже умел ценить.

— Мы, конечно, могли бы остаться здесь — как тебе известно, нас тут никто не потревожит — но такую красоту грех прятать от чужих глаз. Поэтому я взял на себя смелость выбрать место для этого вечера самостоятельно. Надеюсь, тебе понравится, — Эйдан предложил своей даме локоть. Он всегда любил впечатлять женщин и умел это делать, а потому его надежда была подкреплена солидной долей уверенности, но у романтики свои законы. В любом случае, порт-ключ он заготовил заранее — благо, его положение и связи позволяли приоткрывать границы, даже когда это не было дозволено всем и каждому.

— Готова?

+2

3

Наконец-то настала настоящая жизнь! Клео наконец-то ощутила этот вкус к жизни, который давным-давно пропал у неё, в тот самый день, когда объявили о том, что Шен уехал, и ей с ним лучше не видеться. Все в один момент оказалось разбито и растоптано, так что только спустя долгое время Клеопатра ощутила себя в состоянии вернуться к более или менее нормальной жизни. Она была как кукла, которая жила на автомате и делала, что должна была, только и всего. Родители настояли на замужестве, чтобы увидеть дочь счастливой, но их надежды не сбылись. А сердце Клео ещё больше ожесточилось, когда дражайший супруг оказался еще тем тираном и абьюзером. Не желая беспокоить мать, девушка не рассказывала о крутом нраве мужа и его тяжёлых кулаках. Просто молча подстроила его безвременную кончину.
Выждав положенный срок, сдалась под настойчивые ухаживания Забини, подумав, что он неплох и вроде бы ее любит, а значит бить не будет. Но снова все оказалось не так. Руку Забини на Клео не поднимал, но морально пытался давить. Его растущая с каждым днём ревность ещё больше раздражала девушку. И в конце-концов этот брак повис на волоске, но Клео не боялась. Вряд ли он что-то мог бы сделать…
Она едва не рассмеялась, когда увидела лицо мужа, когда к ним впервые зашёл Эйдан и обьявил, что визит его обращён к Клео, а не к мистеру Забини. И ещё большее его удивление, когда жена все же добилась основания своего благотворительного фонда, о котором часто говорила ему. Он скрипел зубами, но не перехватил инициативу у Эйвери. Клеопатра только заговорщицки улыбнулась Эйдану и поблагодарила мягким кивком, обжигая при этом взглядом светлых глаз. Он фактически вырвал ее из клетки и дал в руки своё дело, подстегивая Клео активно заниматься им и советуя как это лучше сделать.
Забини устроил после ухода Эйвери в тот вечер крупный скандал Клео, на который ей было абсолютно плевать. Он ничего не мог сделать. И не сделал даже ничего, чтобы самому помочь жене.
Что ж… Если ты не желаешь считаться с моими устремлениями и желаниями, то с ними с удовольствием посчитаются другие!
Клео мило улыбнулась мужу и вышла из его кабинета, громко хлопнув дверью.
Теперь Клео и Эйдан виделись гораздо чаще, обсуждая вопросы по фонду и не только. Довольно быстро эти вопросы перестали быть главной повесткой дня, будучи отодвинутыми растущим интересом друг к другу у обоих. А вскоре и интерес стал слишком жарким и не терпящим отлагательств… Деловые разговоры заканчивались все чаще в одной постели и Клео не испытывала по этому поводу ни малейших угрызений совести. Ей нравился Эйдан, во всех смыслах, да и к тому же он не ограничивал ее свободу, он подталкивал ее к тому, чтобы быть смелее, делать то, что ей хочется и никого не бояться. Клео будто снова почувствовала себя той шестнадцатилетней девочкой, которой было все можно и вокруг которой вращался весь мир. Плюс ко всему их встречи всегда были неким праздником, щекочущим нервы и заставляя приятно и взволнованно биться сердце.
Прошли выборы, победил не Эйдан, хоть девушка за него и голосовала, но Крауч был хорошим знакомым Эйвери, Забини тоже имел с ним какие-то дела, а Клео не вникала особо в эти политические перипетии. Ее больше заволновало то, что муж по какой-то причине начал устраивать ей скандалы все чаще, не желая выпускать ее из дома. Клео впала в ярость, но ей даже в голову не пришло испытывать чувство вины или страх того, что их встречи с Эйданом были раскрыты. Они встречались в разных местах, соблюдая всю осторожность. Но с недавнего времени, когда жена мистера Эйвери уехала в Испанию, они стали видеться Эйвери-мэнор. Клео наперекор всему выходила из дому, откровенно уже совсем не считаясь с мнением Забини. Своей попыткой ограничить ее, он только сделал хуже, ещё сильнее толкнул ее в объятия к Эйдану, хотя она уже и так давно была там. И наслаждалась этим со всей нерастраченной страстью своей горячей крови.
Сегодня Клео выбирала наряд дольше обычного. Хотелось как-то по особенному поразить Эйвери, который точно отметит ее старания. В отличии от супруга, Эйдан никогда не забывал отметить малейшие изменения в нарядах или во внешности Клео и конечно же это подкупало. Для него хотелось выглядеть королевой.
Поэтому, когда Клеопатра прибыла в мэнор через камин, Эйвери сразу же бросил на неё блеснувший взгляд и она довольно улыбнулась. Заметил. Но и от ее взгляда не ускользнуло как он хорош в своём костюме.
Спасибо, я очень старалась. — с благосклонностью той самой королевы кивнула Клео. — И похоже не зря, так как твой наряд не менее шикарен, впрочем как и ты сам.
Она вложила ладонь в его руку и позволила себя поцеловать. Наверное, было слишком нагло приходить в Эйвери-мэнор так свободно, но какая разница, когда здесь никого нет, кто бы им помешал? Но, кажется, на сегодня они покинут мэнор, так как Эйдан намекнул, что у него в планах другое место. Клео заинтересованно вскинула брови.
Оо, мне уже не терпится увидеть, что за место ты выбрал… — она улыбнулась и положила руку на его локоть, сияя как самая настоящая звезда. С Эйданом она и чувствовала себя звездой. Никакого напряжения или раздражения, никаких ограничений.
Хоть один мужчина не стремится запрятать меня в темную башню. — усмехнулась Клеопатра в ответ на слова Эйвери о том, что грех прятать такую красоту.
Я готова! — интерес все сильнее завладевал Клео: куда же сегодня решил отправиться Эйдан с ней?
С ним было всегда так: интересно, непредсказуемо, горячо и возможно даже чуть опасно. Но Клео никогда не боялась рисковать…

Отредактировано Cleopatra Zabini (2022-08-05 23:26:10)

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [12.09.1978] Fire on fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно