Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [02.09.1978] cute faces, acute minds


[02.09.1978] cute faces, acute minds

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

CUTE FACES, ACUTE MINDS


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/266/386329.gif

Участники:
Элли Поттер,
Долли Амбридж

Дата и время:
2 сентября 1978 // сб
между завтраком и обедом

Место:
безымянный парк
где-то в Суррее

На девичьих прогулках только и разговоров, что о политике.

+5

2

Друзей у Элоизы было немного, но и с теми, что имелись, ей было трудно найти время для встреч: в будние дни, когда время было у Элли, её друзья по большей части работали, а в выходные, когда время было у них, Элоизе хотелось проводить время с Чарльзом. Но в эту субботу всё совпало удачно для встречи с Долорес: Чарльз ещё несколько дней назад сказал, что в субботу ему придётся часть дня поработать в лаборатории, чтобы закончить какое-то редкое зелье, необходимое одному из его пациентов. Может быть, зелье было необходимо для чего-то иного, Элли старалась не задавать слишком много вопросов. Но поняв, что у неё высвободились пара-тройка часов выходного дня, отправила сову Амбридж, с которой они давно хотели поболтать и так же давно откладывали встречу.

Не сказать, чтобы они с Долорес были очень близки… Но всё же разделяли общие школьные воспоминания. Кое-что их роднило: их обеих не очень-то жаловали слизеринцы из числа школьных заводил, и для Долли это обстоятельство было ещё более тягостным, ведь она училась на Слизерине. Элли могла уйти в гостиную Рейвенкло, спокойно заняться домашними заданиями или провести время с братом, а Долорес этих передышек была лишена, и поэтому Элоиза испытывала к ней сочувствие и симпатию. К которым сейчас прибавилась даже некая гордость за то, что Амбридж трудный опыт не сломил, и её карьера в Министерстве, насколько Элли в этом понимала, складывалась весьма неплохо. Секретарь Министра Магии – это ведь очень ответственная должность, правда? Почти как жена при муже: может ненавязчиво навести на нужную мысль, например. Учитывая результаты выборов – общаться с кем-то, обладающим такими полномочиями, вложение более чем выгодное. Нет, Элли, конечно, совершенно лишена корысти. Она просто… Видит преимущества.

- Меропа, Каллиопа, рядом! – сегодня в руках Элоизы «двойной» поводок, и по парку её тянут сразу две шишуги. Каллиопа уже освоилась на новом месте и девушке казалось несправедливым всё время держать собаку, пусть и купленную в разведение, в рамках сада и шишужника. К тому же, совсем недавно к ним в гости приезжал выбранный в шотландском питомнике «муж» Каллиопы, и теперь Элли с волнением ждала, получился ли ожидаемый результат встречи и усиленно приглядывалась к поведению шишуги. Меропа, лишенная пока материнских обязанностей, привычно требовала мячик и пыталась выучиться идти с кем-то в связке, не унося хрупкую хозяйку в кусты. Девичью идиллию слегка портит семенящий чуть позади миссис Поттер Бамбер – Элли всё ещё нельзя выходить за пределы поместья без эльфа и она честно следует этому правилу, не желая повторять их с Чарльзом пока единственную ссору.

- Я надеюсь, у Каллиопы скоро будут щенки. Если вдруг тебе или кому-то из твоих знакомых захочется завести шишугу – знаешь, кому слать сову. Малыши должны быть прекрасными, отец тоже очень породный – как всегда жизнерадостно щебечет Элоиза, поглядывая на Долорес. Интересно, а если бы министр поменялся – она бы всё равно осталась секретарём? Или каждый министр приходит со своим «штатом»? Кто был бы секретарём, приди к власти, как этого ожидала Элли, дядя Эйдан?
- Здорово, что мы всё-таки выбрались, в поместье сейчас так много дел! Особенно в саду, скоро пора будет собирать урожай бузины. И Чарльз планирует благотворительный вечер для ребятишек из своего фонд на день Всех Святых, я помогаю – очень хочу устроить малышам хороший праздник. Чтобы он был развлечением не только для взрослых. Ну, ты понимаешь, сбор средств — это всегда важно, но ведь позитивные воспоминания для детей не менее важны. Будет здорово, если Ориона и Лиру успеют натренировать везти экипаж… Это наши лошади. Я не говорила? Лестрейнджи подарили нам на свадьбу пару этонских коней, я пока только учусь с ними обращаться, навещаю их в конюшне. За ними очень интересно ухаживать! – слова сыплются из Элоизы горохом, а уж о новой волшебной твари она готова была вещать без перерыва, пока не опишет каждое пятнышко на шерсти. Но она ещё в школе заметила, что Долли такие разговоры доставляют не очень много удовольствия и старалась быть вежливой, вовремя ловить себя за язык. Сегодня вот… Почти получилось. Элли хихикает смущенно, цокает языком, ещё раз одёргивая поводок активно несущихся шишуг, и даёт подруге возможность вклиниться в поток её болтовни:
- В Министерстве, наверное, сейчас не менее суматошно? Крауч даёт тебе много работы? – в отличие от темы о волшебных тварях, здесь расхождений нет – тема министра и министерства в кои-то веки интересна самой Элоизе. Но учитывая близость Долли к Краучу, палка получается о двух концах – нужно постараться не переусердствовать в своём любопытстве, что по жизни даётся молодой миссис Поттер нелегко.

+3

3

Эта мисс была из тех, кто просто любит шик. Иначе бы ни туфельки, ни шляпки её не было в этом маглом забытом месте. Ведь роскошь – это не про красивые вещички с драгоценными камнями в ярких витринах. Это про правильные имена с видными фамилиями в записной книжке. Тут уж или родился у кого надо, или улыбками и реверансами выбивай себе местечко под солнцем внимания первых. Долорес Амбридж родилась у кого попало, а потому ей чрезвычайно льстило давнее знакомство с Элоизой – некогда Трэверс, а теперь уже Поттер. Возможность неспешно прогуливаться в подобной компании на аукционе не купишь. Долорес Амбридж вот уже шесть дней как секретарь – личный помощник! – министра магии, а потому и сову от Элоизы посчитала подтверждением высоты своего нового статуса. Для птицы такого полета и свободное субботнее утро мигом найдется, не так ли?

Предлагая встречу на природе, Долорес ни секунды не сомневалась. Не пугал её ни опасный для прически ветер, ни грязные лапы шишуг, ни даже банальная необходимость шевелиться в первый с июня спокойный выходной. Много важнее было оказаться вдали от любопытных глаз и ушей – никогда нельзя недооценивать интерес желтой прессы к разговорам о мальчиках и мантиях, если вы личный помощник министра магии, а визави - самая обсуждаемая невеста прошлого месяца. В дирижировании диалогом правила не сильно отличаются от свадебных – комфорт невесты превыше всего. Любовь Элоизы к существам разной степени пушистости и зубастости была заметна невооруженным глазом и ухом ещё в Хогвартсе. Предлагая встречу на природе, Долорес ни на секунду не забывала – в естественной и привычной среде все живые существа чувствуют себя наиболее комфортно, а не скованные необходимостью глаза в глаза смотреть, поют особенно беззаботно.

Однако – будто проклятие какое на этих парковых дорожках – с каждым шагом её горделивый азарт становится всё тише. Осанка, улыбка, походка – будто пластиком скованы. Новинка для магловской малышни – кукла Долли, успешная, но не самая. То ли дело Элли. Идёт себе и не ведает, что словно кривое зеркало отражает и приумножает всё то, чего Долорес не смогла – не успела! – добиться. Амбридж делает глубокий вдох, изображая тихий восторг от единения с природой, и буравит горизонт тяжелым взглядом из-под шляпки. Следит, чтобы не сползала с губ улыбка, обнажая истинную натуру мыслей. Крохотное безымянное чувство скребётся на душе, ноет хуже воспаленного зуба, бормочет гадости издевательским шепотом за спиной.

И муж у Элли с приличной родословной, и поместье имеется. Нет-нет, отгоняет Долорес невидимую муху от лица, к этому она была готова, это можно было пережить, переждать, перетерпеть. Даже, если повезет с погодой, и не заметить с высоты своего карьерного Эвереста. Но домовик! Далёкая детская мечта, ставшая одним из пунктов в контрольном списке выгодной партии. Долорес то и дело бросает взгляд на покорно следующее за Элоизой существо – чтобы ни в коем случае с ним не поравняться. Если бы она чуть хуже разбиралась в людях, то решила бы, что Поттер то ли издевается, то ли рисуется.

- Породный – это отлично, - радостным эхом отзывается она, сдерживая возмущенный смешок. Даже у собаки есть муж. Муж с приличной родословной. У собаки. Муж.

- Праздник – это прекрасно, - разумом Долорес находит и сад, и благотворительность не делами, а детским лепетом на фоне прошедшей предвыборной гонки. Но крохотное чувство давит меж ключиц, заставляя голос взмывать выше парковых елей.

- Лошади! – это уже перебор. Восклицание вырывается раньше, чем Долорес успевает облагородить его восторгом, и звучит практически претензией. Амбридж спешно прижимает перчатки к губам – будто бы в восхищении не рассчитала запала. Спешит рассмеяться, вновь будто довольный попугай: Лошади – это чудесно.

Стыдно – ужасно. Не перед Элоизой, но за себя. Подумать только, такая важная леди и так плохо держит удар. Должно быть, сказывается переутомление. Возможно, не стоило прогулку предлагать. Хвала шляпке и разнице в росте – хмурые брови надежно спрятаны под полями. Хвала опыту и четкой цели – разум побеждает крохотное чувство, так и не разобравшись, чего больше в нем: зависти или ревности.

Долорес успевает лишь улыбнуться, искренне радуясь, что идея с прогулкой оправдала себя. Элли, рассуждает она, вдоволь нащебеталась и самое бы время перейти в наступление… но вопрос о жизни в Министерстве сбивает с ног, подобно тысяче фанфар, задирает нос и расправляет плечи. Напоминает, что спутника жизни найти не проблема, даже шишуга справилась, а вот к эпицентру власти есть допуск не у всех. А идти к нему… о, она сейчас им всем покажет.

- О, Элли, ну что ты, право слово, - Долорес смеется, точно услышала уморительную шутку, - я в Министерстве уже восемь лет, и не припомню и дня без суматохи. А сейчас – и подавно. Всё-таки весь магический мир на нас надеется, - голос её довольный льётся патокой, наиболее значимые гласные тянутся вместе с улыбкой. Она даже кивает Элли, приложив ладонь к груди – от лица всего Министерства благодарит за доверие. Такая она милая со своим урожаем бузины.

- Мистер Крауч работает больше всех нас, я лишь стараюсь не отставать, - она разводит руками, демонстрируя этих необъятных «нас», но не спешит сыпать подробностями, - сейчас иначе нельзя, Элли. Это не просто «работа», на кону общее спокойствие и безопасность. Полагаю, мы все сможем отдохнуть, когда будем уверены, что все опасности устранены.

Она замирает на мгновение, оценивая произведенный эффект. Всё ещё чрезвычайно гордая своей причастностью к благому делу, Долорес бескомпромиссно отказывается от самолюбования в пользу самопродвижения.

- Но что же я в выходной и о работе! Тебе, верно, уже скучно, -  хлопок в ладоши объявляет «нет» скуке, «да» веселью: Ваш вечер благотворительный… такая прекрасная затея, такое дело важное – вы с Чарльзом большие умницы. Я бы очень хотела вам – и детишкам, конечно – как-то помочь, что скажешь? Найдется у вас дело для лишней пары рук?

В конце концов, благотворительность всегда привлекала богачей, отчаянно нуждающихся в поддержке, одобрении и оправдании. Мечтающих искупить вину перед скелетами в раритетных шкафах. А мисс Долли Амбридж была как раз из тех, кто таких любил.

+3

4

- Не знала, что ты так любишь лошадей – радуется Элоиза реакции Долли. Если подруга нашла своих любимых животных – это ведь замечательно, такие открытия делают нашу жизнь лучше и приятнее. Может, Долорес когда-нибудь заведёт себе питомца – лошадь не нужно выгуливать самой и, если арендовать конюшню – питомец не заметит того, что хозяйка пропадает в Министерстве.
- Хочешь как-нибудь отправиться со мной на конюшню? Покатаешься на Лире, она спокойнее Ориона, и им обоим полезно привыкать встречать новых людей – Элли совершенно не жадная и охотно тем, что имеет, если считает, что это доставит кому-то удовольствие: познакомит с лошадьми, пригласит в гости, разрешит погладить шишугу и угостит пирогом. Некие шероховатости, возникающие в эмоциях Амбридж во время их общения, она, конечно, чувствует, но никогда не воспринимала всерьёз, принимая за некоторый внутренний дискомфорт, на который безусловно имела право полукровка, попавшая на Слизерин. Их общение оставалось неизменно лёгким и приятным, Элоиза не видела никакого негатива от Долли и старалась не лезть лишний раз в её личное пространство, справедливо полагая, что ей самой бы на месте Долорес это не понравилось. По крайней мере, пока нет веской причины для иного поведения.

- Восемь лет… Как быстро летит время – замечает Элли задумчиво, чуть одёргивая поводок шишуг. На самом деле, её задумчивость вызвана скорее иной фразой подруги: об опасностях и их устранении. Она чуть поджимает губы, думая о том, что одна из таких «опасностей» ждёт её дома, и они проведут вместе чудесный вечер. Другая «опасность» - добрый дядя Эйдан, поддерживающий её и организовавший им с Чарльзом чудесный медовый месяц. И если кто-то попытается их «устранить», Элоиза, несмотря на всю свою доброту, не моргнув глазом пустит такого доброхота к бузине, на начинку для своих фирменных пирогов. Её спокойствию и безопасности не угрожала ничего, кроме всеобщей неоправданной паники. Как не угрожало бы и безопасности грязнокровок, если бы они не стремились переделать под себя мир, который им не принадлежит. Конечно, она никогда не разговаривала о таком с Долли. Даже с Беном – он бы не понял, несмотря на принадлежность к громкой фамилии и родство с Блэками. Чарльз, дядя Эйдан и Келли – единственная аудитория, с которой эти темы возможны. И, конечно, Элли не ждёт, что Долорес способна это понять – для этого нужно было как минимум расти в Багровой Лощине или каком-то ином из мрачных мэноров, одновременно пугающих и заставляющих чтить свои традиции. Для других Пожиратели, наверное, в самом деле олицетворяют опасность. Элоизе только обидно немного, что она, с тех пор, как об этом задумалась, чувствует себя в меньшинстве.

- Чарльз – самый лучший – твёрдо говорит Элли, больше для себя, но в разговор вписывается удачно, как раз к похвале Долли в их адрес. Миссис Поттер снова расцветает радостной улыбкой:
- Конечно, можешь помочь мне, например, с оформлением. Там нужно учесть много нюансов, декорации должны быть достаточно сказочными для детей, но безопасными, чтобы никто из малышей не ушибся, никуда слишком не влез, чтобы ничто не спровоцировало аллергии. Они ведь… Ну… Не совсем здоровы – грустно вздохнув, как всякий раз при мысли о больных детях, Элоиза тем не менее не теряет благотворительной хватки, пока возможность предоставилась. Ей нужно организовать идеальное мероприятие, оно будет первым для неё в статусе жены Чарльза, и она не хочет, чтобы её усилия сравнивали с приёмами первой миссис Поттер, идеальной, по общему мнению, светской леди. Покойной, о чем Элли до сих пор напоминает себе не без тщательно скрытого удовлетворения.
- Мне в любом случае понадобится подстраховка на случай, если Каллиопа решит родить прямо под праздник. А если вдруг твоё начальство тоже заинтересуется – у меня есть списки подарков, которые хотели бы получить дети, и записи о необходимом им лечении. Кому-то нужны сложные артефакты, контролирующие состояние здоровья, кому-то зелья с очень редкими ингредиентами, которые приходится закупать из-за границы, а это сейчас нелегко и недешево – о зарплате секретаря министра (и о зарплатах вообще) Элоиза имеет понятие весьма смутное, поэтому не предлагает Долорес напрямую поучаствовать пожертвованиями, чтобы не ставить подругу в неловкое положение. Оставляет ей выбор и пространство для манёвра.
- Сказать по правде, я надеялась хотя бы на частичное открытие границ. У дяди… мистера Эйвери в программе были хорошие аргументы на этот счет. И даже фонду Чарльза это пошло бы на пользу, многим другим наверняка тоже – закидывает пробный крючок Элли, тактично умалчивая о том, что больше всего в продлении закрытых границ её расстроила необходимость отложить поиск летнего дома в Ирландии. И если бы это было единственным, чем потенциально насолил им Крауч!

+2

5

Никто не знал, что Долорес любит лошадей. Включая саму Долорес. Несмотря на то, что скакуны были верным маркером неприличного богатства родословной, теплых чувств они не вызывали. Амбридж в целом не жаловала существ, не способных прибирать за собой, но способных прикончить взрослую волшебницу одной левой. Лошади, помимо этих неудобных качеств, обладали также весьма специфическим запахом (в условиях которого тяжело поддерживать вежливость улыбки) и очевидным сходством с кентаврами (встреча с этими вздорными тварями на одной из портальных разведок навсегда отпечаталась в памяти).

Словом, даже издалека наблюдать за ними не хотелось, но… Долли старательно изображает смущенный румянец: «Право, как неловко навязываться». Насколько вообще нескладно-накладно будет отказаться? За шесть дней в новом статусе она ещё не успела нащупать новые границы, а потому терзалась в сомнениях. С другой стороны, она дама теперь непростая и занятая, проще согласиться - «Если тебе не в тягость, как-нибудь обязательно хочу» - и динамить эту дурно пахнущую затею до особо выгодных обстоятельств. Когда помогаешь рулить целой страной, время не просто летит – оно мчится шустрее любых скакунов. Притормозить Амбридж готова только ради благоухающих золотом и джентльменами вечеров:

- С удовольствием! Конечно, помогу.

Ей кажется, что наиболее действенным решением всех переживаний Элоизы были бы обитые мягким плюшем клетки. Наиболее разумным – положиться на законы судьбы и естественного отбора. Она припоминает, как родители оставляли их с братом на весь день один на один против спичек, ножниц и крутой лестницы. И никто не умер. А ведь они были абсолютно здоровы – когда тебе нет и десяти, это веский повод для синдрома бессмертия. Но нет, вели себя прилично (за исключением мазни Феликса на обоях), пальцы в камин не совали (ввиду отсутствия камина как такового), праздники считали достаточно сказочными, если был торт. Если же детишки, вокруг которых с пелёнок квохчут семьи, целители и фонды, не в состоянии избежать угрожающих жизни соблазнов, то, возможно, это недвусмысленный намёк Вселенной? «Уверена, вдвоём у нас точно получится всё-всё предусмотреть. Да-да, пришли мне сову с подробностями, я переговорю с коллегами. В целевую помощь всегда вкладываются охотнее», - Долорес подмигивает, намереваясь потратить на сердобольное мероприятие внушительную сумму… в валюте её драгоценного терпения.

Детей она не любила ещё больше лошадей. С ними те же проблемы, за тем лишь исключением, что убивали дети не копытом в лоб, а веру в светлое будущее. Если сберегут их от смерти семьи, целители и фонды – они же вырастут. И будут питать глупые надежды, будто правительство тоже должно быть озабочено их аллергией на запреты и непереносимостью порядка. Долорес отворачивается, придерживая шляпку – любуется пейзажем, закатывая глаза. Элоиза сама как ребенок, таких тоже от политики, как от греха – подальше. В поместье, к мужу, в глушь Суррея, прочь от декораций большого города и важных решений, в сказочный и безопасный коробок плюшевой семейной жизни, чтобы не дай Мерлин не ушиблись, не влезли по колено в кровь, не спровоцировали гнев закона.

- Да-да, программа мистера Эйвери… - Долорес задумчиво щурится, приложив пальчик к приоткрытым губам. Будто вспоминает. Словно не знает назубок проспекты всех конкурентов. На деле – подбирает правдоподобную и благовидную словоформу для своих весьма скептических мыслей, - …при всём моём почтении, несколько опередила время.

Долорес удовлетворенно улыбается – вышло весьма лестно, стоит запомнить на случай визита мистера Эйвери в приемную Министра. А то и гляди – Элоиза обмолвится дяде при случае. Социальные связи – не бузина. Что посев, что сбор: круглый год, каждый день, без передышки.

- Как и ты, пожалуй, торопишь события, - вежливый смешок служит трамплином для покровительственного, практически материнского, тона: Программа министра Крауча включает в себя перспективы открытия границ. Постепенного.

В медовом голосе нет-нет да поблёскивает сталь, но улыбка всё так же снисходительна. Дивным детям не нужно помнить программы чужих дядь. Дивным детям нужно на канате летать над бурными реками до рассвета, не страшась ни скал ни бугимена.

- Только безумец открыл бы границы в первую же неделю у руля, тебе не кажется? Наша страна сейчас тоже не совсем здорова. На материке об этом прекрасно знают и, вполне вероятно, только и ждут возможности, чтобы добить. Ты же не стала бы бездумно, без плана и подготовки подвергать ребенка, которого болезнь грызет изнутри, излишней угрозе снаружи, правда?

Улыбка исчезает с лица. Глаза перестают гипнотизировать горизонт. Долорес смотрит на Поттер – предельно серьезна, неуютно внимательна.

- Слабость манит дураков. Чуть приоткрой дверь – хлынут как тараканы. Особо идейные придумают новый мотив для световых инсталляций в небе. Так и заживем среди костров и фейерверков. А ради чего?

Сказать по правде, она искренне не понимала, почему взрослые люди, с определенным грузом ответственности, за восемь месяцев не смогли свыкнуться с занавесом. И не до конца смирилась с идеей даже постепенного открытия. Чего такого там на чужой земле есть, чего нельзя найти или переизобрести в старушке Англии? Альтернативные преступники, разве что.

- В таких условиях стране нужен генерал, а не дипломат. Мистер Эйвери, вероятно, это тоже понял – было весьма разумно с его стороны снять свою кандидатуру. Не время сейчас для личных амбиций.

Если, конечно, это не амбиции Долорес Джейн Амбридж, что вновь дарит лучезарную улыбку горизонту.

- А, мистер «дядя» Эйвери, кстати, почтит благотворительный вечер своим присутствием?

Отредактировано Dolores Umbridge (2022-07-22 02:54:13)

+2

6

Вот и замечательно. Элли широко улыбается собеседнице, весьма довольная первыми итогами их прогулки: Долли поможет ей с организацией праздника, а Элоиза поможет подруге поближе пообщаться с лошадьми и приятно провести время с полюбившимися животными. Разве не здорово? Элли очень любит, когда получается доставить другим радость, поэтому и праздником этим так сильно озабочена. Что может быть приятнее, чем порадовать детишек, от рождения некоторых радостей лишенных? Как бывший болезненный ребёнок, Элоиза знает об их ограничениях побольше многих.
- Бамбер, напомни мне составить подробный план, чтобы отправить сову мисс Амбридж, когда вернёмся домой – просит Элли, не оборачиваясь, зная, что эльф в любом случае идёт где-то рядом, и домовик отвечает послушным:
- Бамбер запомнил, госпожа – позволяя миссис Поттер переключить внимание на новую, но не менее увлекательную тему разговора. Программы прошедших выборов, до сих пор ещё не вышедшие из активного обсуждения.

Ей нравится, как звучит – «программа опередила время» - Элоиза не совсем понимает, хорошо это или плохо, но звучит вполне гордо и подтверждает ум дяди Эйвери. Может, обычные люди пока просто не готовы воспринимать его идеи? А она, Элли, готова, и даже метка на его руке её скорее восхитила, чем испугала. У руля должен стоять кто-то, кто заботится о мире магов как о родном, а не как о приобретённом, разделяемом с миром магглов. Крауч, конечно, чистокровный, но он из тех чистокровных, кого Элоиза не понимала. Из тех, кто свои традиции и ценность рода недооценивает.

- Если больного ребёнка постоянно держать в замкнутом пространстве, его иммунитет окончательно придёт в негодность и добивать даже не понадобится – возражает она, но мягко, чтобы для Долорес это не было похоже на критику её начальства.
- Мне кажется, мы должны больше прислушиваться к опыту других. Например, тех, кто боролся с Гриндевальдом – некоторые из этих людей ещё живы, могли бы оказать нашему Министерству реальную помощь. Если долго отгораживаться от других, когда захочешь вернуться в строй – о тебе даже не вспомнят – это Элоизе тоже известно на собственном опыте. После лет, проведённых в Австрии, она какое-то время по возвращению ощущала себя чужой. Не Англии, нет, она была счастлива увидеть родные места, природу, даже поместье, но люди, казалось, вспоминали её медленно, неохотно, с удивлением. И если бы не поддержка Чарльза, вытаскивающего его на свои мероприятия, она бы, наверное, окончательно осела дома, чтобы не чувствовать себя неуклюже. Элли бы предпочла генералу дипломата: генерал лишь разжигает пламя войны, потому что в мирное время станет не нужен и не умеет ничего, кроме как воевать. Дипломат умеет найти выход, устраивающий обе стороны с минимальными потерями. Поэтому Элоиза до сих пор не вполне понимала, почему дядюшка Эйвери снял свою кандидатуру с выборов, но доверяла ему, надеясь, что он бы не сделал ничего такого, что может быть опасным для всех Пожирателей в долгосрочной перспективе. И всё равно, не волноваться из-за Крауча, рыскающего неподалёку, девушка не могла.

- О, наверняка дядя Эйдан придёт – Элли улыбается чуть смущенно, поняв, что Долли заметила её оговорку, но радуясь, что можно вернуться к привычному «дядя» - на период выборов она старалась называть дядю Эйдана мистером Эйвери при других, чтобы не создавать впечатления, что она хочет голосовать за него только из-за их не очень близкого родства. Дядя-то он ей, если разбираться, всего двоюродный. Тем более ценно, что он так помогает Элоизе.
- Конечно, ещё слишком рано, чтобы рассылать приглашения, но я всегда приглашаю его в числе первых, и он понимает, как важны такие мероприятия – ситуация, конечно, могла несколько осложниться после того, как Чарльз подрался с дядей Эйданом, но они ведь взрослые мальчики и наверняка уже всё обсудили между собой. По крайней мере, при Элоизе дядя Эйдан об этом не упоминал, хотя и избегал некоторое время иных тем кроме обустройства Ганнибала.
- Из министерских, конечно, я ещё приглашу Келли, а в остальном положусь на список от Чарльза или на твои советы, я там мало кого знаю – смущенно потупилась Элли, понимая, впрочем, что и родства с Эйвери более чем достаточно. От недостатка контактов или невозможности выйти на потенциально полезное лицо она не страдала никогда – ещё одна врождённая привилегия тех, кому посчастливилось относиться к Золотому списку.

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [02.09.1978] cute faces, acute minds


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно