Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [16.08.1978]I want to protect you


[16.08.1978]I want to protect you

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/t82820.jpg

+1

2

Накануне, ок. 21:30
Первым делом, Джудит проверила информацию - точно? не глупый розыгрыш? И, если все правда, то - насколько все правда?
В приемном покое госпиталя святого Мунго Джудит сообщили, что письмо подлинное, отослано ими по просьбе пациентки. Что та поступила к ним с места работы буквально только что, в половине девятого, и ей все еще занимается доктор Бэгнольд. Состояние при поступлении средней тяжести, угрозы жизни нет. Каковы прогнозы, это лучше спросить у доктора.
Вот, и как с этим идти к миссис Флинт? И - Мерлин! - что сказать Тао? Это ведь совсем не те люди, которые все это выслушают и скажут “ага, понятно, ну пошли спать!” У них же возникнет тысяча вопросов!
Джудит немного подумала - и решила заглянуть к Моник, в её ателье в Косом переулке. Это совсем недолго, но многое может прояснить. Ожоги и осколки! Ей сразу вспомнился тот вечер в феврале, когда к ней в дом постучались бандиты. Тогда от дома не осталось почти ничего, одни стены. Полыхнуло - будь здоров! Сейчас ей стало страшно, что то же могло произойти и с обитателями ателье.
Но здание стояло крепко в череде других зданий, снаружи, и если не знать, куда смотреть, пожалуй, что и не видно ничего. Оно, конечно, было оцеплено барьером, и там все еще работали неразговорчивые хит-визарды, но все-таки было цело. Как ей сказали свидетели из лавок по соседству, мадемуазель ушла переночевать у подруги, с ней все хорошо. А вот кого-то из сотрудниц увезли колдомедики. Разорвало на части, но, говорят, не насмерть.
Джудит выдохнула, привычно поделила слухи пополам, а потом еще разок пополам. Для верности перечитала письмо. Ни про какие части в нем не говорилось. Джудит, зная, что вечерами Тао скорее всего сидит за книгами и не отслеживает семейный почтовый блокнотик, зашла на почту и послала домой сову с запиской для племянника:
“Тао, пожалуйста, прямо сейчас зайди к миссис Флинт. Это касается Джины. Я буду ждать тебя у её дома.” И начертила иероглиф “ласточка” вместо подписи - признак достоверности.
Что же им сказать, чтоб они не волновались слишком сильно, но в то же время все поняли верно? Те недолгие несколько минут, что Джудит ждала Тао на улочке Хогсмида, она размышляла именно об этом. А когда дождалась, когда вместе вошли в дом, сказала, как поняла, почти так, как было написано в записке.
В ателье, где Джина работала, произошел несчастный случай. Юджина получила нетяжелые ранения и сейчас находится в госпитале святого Мунго. Её лечит доктор Бэгнольд, а это означает, что все точно-точно будет хорошо. Нет, миссис Флинт не нужно идти в больницу, туда пойдет Тао…
В этом месте Джудит выразительно посмотрела на Тао, взглядом давая ему понять, что важно сделать именно так, как она сейчас говорит.
…Он все разузнает подробнее, расспросит врача и медсестер и сегодня же пришлет нам полный отчет о состоянии Джины.
Договорились, что миссис Флинт погостит пока у Чанов, так им будет удобнее получать информацию от Тао. А уж чем чем занять и  развлечь будущую родственницу в эту ночь и, может быть, в следующие, Джудит уже придумала.
Пока миссис Флинт собиралась, Джудит следом за Тао вышла на улицу.
-Пиши мне, хорошо? Миссис Флинт плохо видит, так что логично, что ты пишешь мне. И, милый, пожалуйста, будь вежлив с персоналом. Отцу там еще работать, - добавила с мягкой улыбкой, чтоб немного развеять напряженность Тао. - Все будет хорошо.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

3

Когда в сердце и уме ясность, ты всегда знаешь что нужно делать. Письмо с прошением принять его в Министерство в качестве стажера хит-визарда  было написано сразу же после разговора с Кингом и Марлин, а на  его столе снова появились книги. Криминалистика, физиогномика, психология, административное и уголовное право, юридическое право, налоговое право... возможно список был избыточным, но Тао засыпая порой над нудятиной из налогового кодекса мысленно уговаривал себя - надо. А еще надо отточить рефлексы, надо безупречно владеть всем тем, чему учили на ЗОТИ. Поэтому утром он теперь проводил не только тренировку, но и возобновил занятия с оружием и уделял много времени отработке ударов на зачарованном манекене. А еще были бумаги, попытки разобраться в финансовых отчетах, помощь маминому приюту (хотя она практически никогда не просила, но кто-то должен подписывать счета).
Было в новой жизни Тао и приятное, например зайти к Джине, повидаться с ней и проводить домой. Купить мороженое или принести цветы, подарить украшения созданные по эскизу Шена. Миссис Флинт он смущался и немного робел, но старался победить в себе это ужасное чувство неловкости. Тао понимал, что ему это просто кажется, но порой она смотрела в его сторону, вслушиваясь в то, что он говорил или шутил и ему казалось, что миссис Флинт его сейчас выставит и скажет, что он позорит семью и никакой свадьбы не будет. Она была добра к нему, чем-то напоминала маму, но все же нет, она была мамой Джины, а значит могла в любой момент указать ему на дверь. Возможно, поэтому он нервничал и замыкался, стараясь молчать, и все равно не выходило. Ох уж этот его язык. Особенно когда он начинал закипать на тему того, что происходило в политике и террор Пожирателей. Будущая теща тоже не одобряла методов Пожирателей, но и не соглашалась относительно его взглядов на чистоту крови. Впрочем, она была куда мудрее и часто заканчивала их споры с Джиной, указывая на то, что важна не чистота крови, а то что у человека внутри. На этих словах она улыбалась, и Тао из “раненого тигра” снова становился сдержанной и спокойной версией себя.
Сегодня вечером Тао не планировал встречу в Джиной, но на завтра у него были большие планы. Завтра он планировал закончить пораньше, прихватить на встречу с Джи посылку, которую прислала мама (а сверху записка, что это только для Юджины Флинт). Было любопытно, что с там, были планы с пирожными от Черри и цветами от него самого. Но…
Почтовая сова чуть не вынесла окно, записка от Ласточки в такой час и с дежурной совой? Что происходит? Тао живо накинул пиджак и не тратя времени на метлу и аппарировал к дому Флиннов. Ключами от домов они пока не обменялись, но Тао носил в кармане кулон-портключ из белого нефрита, собираясь отдать на днях.
Новость о “несчастном случае” он смог выслушать сдержанно, только руки в карманах пиджака сжались в кулаки. Взгляд Джу он скорее почувствовал, чем увидел, мысленно уже нарисовав себе несколько неприятных картин. Он слышал, как она это говорит и понимал, одной частью сознания, в то время как другая часть его сознания боролась с паникой. Больше для себя, чем для миссис Флинт, он согласился, что его тетя права, что разумеется он сейчас отправится в Мунго и сразу напишет, что если Джудит говорит, что все будет в порядке, то так оно и есть. Даже улыбку из себя выдавить удалось и участливый голос…
Тихо, Чан Тао! Ты не имеешь права на страх. Ты никогда ничего не боялся, что поменялось? Почему сейчас этот липкий ужас вдруг заставляет тебя чувствовать слабость?
Джина… Только не она, только бы …
Он кивнул Ласточке, соглашаясь, да сделает, да все будет. Сделал пару спокойных и твердых шагов за ближайший угол, показывая что вполне владеет ситуацией и собой, а потом когда оказался вне видимости окон Флиннов сорвался на бег, чувствуя что сердце прыгает куда-то в горло и паника душит его. Нет… нет, нет… только не Джина. Только не она. Почему опять моя семья, почему снова те, кто мне так дорог?
До Мунго он добежал так быстро, как будто у него выросли крылья или пространство свернулось сократив расстояние. Возможно он аппарировал, возможно нет. Тао не помнил, просто раз… и он у крыльца.
Вошел, тяжело дыша, кажется не поздоровался.. или поздоровался. Представился, спросил про Юджину Флинт, попросил информацию о ее состоянии.
Пока ему поясняли, что ничего угрожающего жизни не случилось, он чувствовал что возвращается к жизни. Снова есть краски, есть звуки, есть усталость в теле, сбитая кожа на руке (когда, где?), ноют мышцы. Все эти сигналы смешивались с небывалым острым ощущением счастья, жива.. жива… остальное можно поправить. Он кивнул, да он понимает все, ожоги, покой. Да, разумеется ей нужна личная палата и присмотр, все самое лучшее, семья  Чан все оплатит. Доктор Бэгнольд? Роджер Бэгнольд? Это замечательно...
Теодор Чан заулыбался медсестрам, затряс головой.
Да, спасибо, да все отлично, воды не надо, просто можно… можно я побуду в ее палате?
Его пустили, медсестра Кингсли сопровождала, суровая и строгая, невероятная женщина, которая видимо готовилась спасать еще и мальчишку Чана, который наверное выглядит сейчас ужасно.
А Тао стоял над кроватью Юджины и смотрел, смотрел как она спит, завернутая в повязки и бинты, словно мумия, живая, дышит…Его Джина. Да… его Джина.
Я в порядке, мэм. Я посижу тут, ладно? Спасибо вам огромное, и доктору Бэгнольду. Можно мне воды? Просто воды, спасибо большое…
Он сел рядом, слушая дыхание Юджины и чувствуя как его переполняет радость, счастье. Она очнется, завтра он будет рядом с ней, он будет говорить с ней и она будет отвечать...
Записку он написал не с первой попытки, пару страниц пришлось выкинуть, чтобы не напугать никого из родственников творившимся на душе. Он подышал, как учил отец успокоился и наконец смог сформулировать хоть что-то достойное. " С Юджиной все в порядке, сейчас она спит. Джина пострадала от пожара, но доктор Роджер Бэргнольд зашил раны и наложил целительные чары, прогноз положительный.  Я собираюсь остаться здесь, так что не теряйте. П.С. Пока не снимут бинты, лучше бы миссис Флинт Джину не показывать".
Ночь прошла без происшествий, Тао смотрел как спит его невеста и думал о том, что чувствует. Ему казалось, что он не умеет любить, так как это обычно описывают в книгах, не умеет боятся за близких, что он в какой-то мере обделен в этом плане чувствами. Но нет... просто его любовь была иной. Сейчас это стало понятно очень ясно, после того как он ощутил угрозу. Он любил Джину, любил по настоящему, и ужас потерять ее сделал бы его жизнь поистине ужасающей. А с ней он будет счастлив, будет беречь ее и заботится.
- Я знаю, что ты спишь... знаю, что скорее всего не слышишь меня. Ну и пусть... я повторю позже еще раз. Я люблю тебя Юджина Флинт. И я буду защищать тебя всю свою жизнь.

Отредактировано Theodore (Tao) Chang (2022-07-18 11:01:16)

0

4

Успокоительных оказалось очень много для одной Джины - её сон был глубок, без тревог, без видений. Только под утро ей приснился Тао. Он что-то говорил ей. Слов она не могла разобрать, но интонации были такими мягкими… он точно говорил что-то ласковое.
Обычно она смущалась. Она не привыкла получать сразу столько внимания, любви и заботы, сколько дарил ей он. И мама, и Джудит, все говорили, что это нормально, что это правильно, так и должно быть, а Джина терялась, смущалась и собиралась с мыслями, чтоб сказать верные слова. Верные,  а не “не стоило, Тао, это лишнее”.
Ей нечего было подарить ему равноценного. Платья, украшения, красивые места - “Спасибо, Тао, это очень красиво!”
Но сейчас был сон, просто сон, и Джина приняла эти неразличимые слова нежности без смущения, легко. Были очень тяжелыми веки. Были очень тяжелыми и неповоротливыми губы, даже улыбнуться невозможно! И руки, такие тяжелые, будто их превратили в камни. Джина только вдохнула чуть глубже - и даже не поняла во сне, что и дышать стало легче. Зелья действовали медленно, но верно.
Проснулась она много позже, чем ухватила за хвост этот прекрасный и нелепый кусочек сна. Она не видела рассвета, мягко осветившего её палату. Не слыхала, как в двери заглянул отец Тао и позвал его за собой, а тот вышел. Не слышала, как Мэри в зеленой волонтерской мантии вошла в палату и тихо поставила на тумбочку простую белую вазу с полевыми цветами.
А когда проснулась, в палате было пусто и тихо. И она успела припомнить сначала все, что с ней произошло накануне, потом сон с Тао. Успела ужаснуться: вот только этого ему не хватало! Хорошо, что его здесь нет. Хорошо бы, ему еще не сказали про неё… К ней заглянул доктор Бэгнольд, осмотрел её раны и сменил бинты, и она даже успела немного поговорить с ним. Один его вид её успокаивал. Он не походил на волшебника, который стал бы врать только чтоб мимолетно и бессмысленно утешить. Ей даже принесли завтрак: полужидкую кашу и кофе с молоком, и Джина успела порадоваться, что ничего из этого не надо жевать: ожоги на левой стороне лица еще причиняли неудобство. И вот где-то между кашей и кофе вошел Тао…
Джина ахнула, выронила из забинтованных рук чашку и закрыла обеими ладошками забинтованное лицо. Через несколько мгновений сообразила: он не увидит под бинтами ожогов. Но опустить руки все равно было страшно.
-Тао! - прошептала испуганно. - Ты знаешь! Ты… был тут ночью?
Она лишь убрала руки от глаз, чтоб видеть его. Её яркие глаза тревожно смотрели на него меж бинтов.
-Тао… доктор сказал, я снова буду красивой. Не смотри сейчас! отвернись!

[nick]Eugenia Flint[/nick][status]была хорошей девочкой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/64/834627.jpg[/icon][sign] Была хорошей девочкой целый год![/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p102235">Юджина Флинт</a> </div> <div class="lztit"><center> 17; S 78 |N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровна <br>швея и модель в  ателье "Parfait"<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Anita McGonagall (2022-07-18 11:27:24)

0

5

Ночь шла мимо: звук ночных улиц за окном, шаги медсестер по коридору, дыхание Джины. Тао возвращался из своих мыслей, вслушивался в эти звуки и вновь нырял в думы. Казалось, что эта ночь дана лично ему, чтобы стать лучше и взрослей..
Чан Тао никогда не боялся, что что-то произойдет с ним. Риск падения с метлы, возможность травмы на тренировке, кровавое рождество, происшествие в вокзале, все виды бытовой боли - все это не научило его настоящему страху. Что там насчет смерти и боли? Не важно это, ибо все это проходит. Отец и мать, особенно мать, всегда беспокоились за него и Тао был уверен, что лишен страха смерти. Именно поэтому он думал о карьере хита, потому что эмоции и чувство самосохранения не смогут помешать ему выполнить опасную работу.
А сегодня, когда Ласточка сообщила ему о том, что пострадала Джина, он внезапно почувствовал это… что-то странное, что-то о чем только читал и во что не верил до конца, пока оно не настигло. И через испытанное страхом потери сейчас он понимал, насколько дорога ему стала Джина. Когда это случилось? Почему его любовь такая? Такая собственническая? Плохо это или хорошо? Чувствует ли что-то Джина к нему? И что будет, если окажется, что у нее нет к нему таких чувств?
Он смотрел как она спит, закутанная в бинты и вспоминал ее черты, выражение лица. Что там сейчас… и важно ли ему это?
Не важно.
Тао улыбнулся внутреннему голосу. Да, ты прав. Не важно. Я женюсь на этой девушке и она будет дорога мне при любом раскладе. Я буду беречь ее еще больше, ценить все, что будет происходить между нами. Потому что я люблю ее. Потому, что уже не важно, то кем она была раньше, важно то, что сейчас она живет в моей голове и в моем сердце. Вот как выглядит любовь, оказывается.
Это знание долго не давало ему уснуть, хотя перед самым рассветом он все же забылся, откинувшись на стуле. Но стоило открыться двери, как он тут же встрепенулся. От знакомого лица, это был отец, у Тао потеплело на душе и он тихо вышел, обнял его, не стыдясь ни радости, ни облегчения. Вместе с ним он ушел в кабинет, где они говорили о произошедшем. Тао не заметил сколько времени прошло, но этот разговор окончательно снял камень с его души. Джина поправится, ничего необратимого.
Взяв с отца обещание быть на свадьбе, Тао утащил из его кабинета кружку с кофе и снова отправился к своей невесте. И о радость, она проснулась! Вот только похоже не хотела, чтобы он видел.
Доброе утро, Джина! - он заулыбался, глядя на нее, фыркнул на внезапную панику, потом стал серьезным и поспешил к ней, чтобы спасти от пролившегося кофе.  - Что же ты там меня пугаешься? Словно василиска… кофе пролила…
Он поставил свою кружку на тумбочку рядом, достал палочку и убрал брызги кофе с одеяла.
- Конечно я был тут, не мог же я оставить тебя одну… Перестань прятаться, незачем переживать из-за ерунды. Ну правда, Юджи…
Тао снова фыркнул - Я очень рад, что ты проснулась.. и я уверен, что ты самая красивая девушка на свете... так что не придумывай пожалуйста и поешь. Я попрошу принести тебе новый кофе...
Он выполнил свое обещание, выглянув в коридор и снова вернулся.
Как ты, ничего не болит? Твоя мама сейчас гостит у нас, Джу обещала занять ее, чтобы она не переживала. Я обещал писать им письма о твоем состоянии. Так что можешь не волноваться ни о чеми сосредоточиться на своем здоровье. Хорошо?

0


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [16.08.1978]I want to protect you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно