Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [15.09.1978] Great changes are coming unexpectedly


[15.09.1978] Great changes are coming unexpectedly

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Great changes are coming unexpectedly


Закрытый эпизод

https://img.freepik.com/free-photo/small-knitted-booties-for-newborn-in-the-palm-of-your-hand-on-blurry-background-concept-of-waiting-for-the-first-child-in-the-family_262398-185.jpg

Участники: Eloise&Charlus Potter

Дата и время: 15 сентября, вечер

Место: поместье Поттеров

Сюжет: некоторые события сваливаются как снег на голову, чтобы полностью изменить жизнь

+2

2

Начало осени в этом году выдалось картинное: влажная, пахнущая дождями прохлада с проблесками не сдавшегося ещё солнца, листья, уже слегка тронутые золотом, и непривычно много для Элоизы дел. Во-первых, её питомник ждал свой первый официальный помёт. В конце августа к ним в гости добрался, наконец, прекрасный по всем характеристикам кобель из Шотландии, выбранный для Каллиопы: костистый, правильного окраса, прекрасного размера. И сейчас по поведению шишуги хозяйка уже отчетливо видела, что всё прошло по плану и к концу октября она уже сможет официально именовать себя заводчицей. Конечно, Элли волновалась: раз в неделю Каллиопу осматривал лучший магический ветеринар Лондона, в шишужнике уже было готово отдельное помещение для матери с детьми, и Элоиза подумывала через неделю-другую перевести будущую мамочку из шишужника в дом, чтобы та была всегда на глазах. Уже становится прохладно, чтобы шишуги целый день носились в саду.

Другим пунктом её активности был Бал Всех Святых, который организовывал под Хэллоуин благотворительный фонд Чарльза. Мероприятие задумывалось семейным, чтобы присутствовать и найти досуг по душе могли и дети, и родители. Элоиза помогала с организацией и прилагала все усилия, чтобы не очень здоровые малыши чувствовали себя комфортно: составляла список разрешенных сладостей, договаривались с кондитерами, продумывала декорации так, чтобы они были яркими и безопасными. Плюс посещала уроки верховой езды на конюшне: она ещё не отказалась от идеи впрячь Лиру и Ориона в экипаж, оставалось лишь решить, будут ли они готовы покатать детишек к Хэллоуину, или придётся отложить затею до Рождества.

Особняком стоял Крауч. Нет, Элоиза пока не была знакома с ним лично, но сам факт его существования не где-нибудь, а в Министерском кресле, очень её волновал. Она была уверена, что победит дядя Эйдан. К слову, дядюшка расстроенным не выглядел, но… С недавних пор Элли начала ещё сильнее переживать, когда Чарльз отсутствовал дома. Она понимала, что после декрета от Крауча можно ожидать тотального закручивания гаек, и очень боялась, что его охота окажется успешной. Со всем своим внушительным списком дел Элоиза тоже начала часто отсутствовать дома. Не так часто, как Чарльз, но чаще, чем привыкла. Она по-прежнему исправно брала с собой Бамбера, и такой насыщенный событиями сентябрь ей даже нравился, так как помогал отвлекаться от собственных страхов… Но организм Элли никогда не отличался особой выносливостью и, кажется, начал протестовать против её «делового» графика. Последние несколько дней девушка чувствовала себя уставшей: мгновенно проваливалась в сон вечером, утром трудно просыпалась с тяжелой головой, прикладывала больше усилий, чтобы справиться даже с такими повседневными делами, как возня на кухне. А вчера даже забыла положить миндаль в вишнёвый пирог: такого провала с ней не случалось давно, хотя Чарльз, кажется, ничего не заметил, но она-то поняла, что фирменный вкус её пирога куда-то пропал.

Объяснение нашлось сегодня: кажется, она простудилась. В этом не было ничего необычного для Элли: сейчас она болела намного реже, чем в детстве, но осень и весна всё равно оставались её «слабыми» сезонами. Утром девушка проводила мужа на работу, затем с Меропой и Каллиопой вышла поработать в сад: нужно было придать форму дикому винограду и собрать урожай бузины, ягоды которой будут использоваться зимой как начинка для пирога. В обед Элоиза собиралась отправиться на конюшню, но почувствовала себя нехорошо: её то познабливало, то бросало в жар, и слабость стала почти нестерпимой. На конюшни она отправила Тинкера с извинениями и сообщением о том, что сегодня не придёт. Вместо тренировки на Лире Элли поднялась в спальню и забралась под одеяло: зачарованный термометр, едва прикоснувшись к её виску, показал 37.2 – достаточно, чтобы остаться отдохнуть в постели, но недостаточно, чтобы дёргать мужа или сразу хвататься за зелья. Вместо жаропонижающего Элоиза выпила чашку мятного чая и заснула, напрочь забыв отдать эльфам распоряжения об ужине.

- Хозяин! – часы пробили семь часов, когда обеспокоенный Тинкер встретил в холле Чарльза и выпустил в сад Меропу.
- Кажется, госпожа заболела. Она не пошла к лошадям, поднялась в спальню и почти совсем не ела – встревоженно пищит эльф. Элли в это время ворочается в постели наверху, просыпаясь и с удивлением глядя на часы: сколько времени?? Она садится в постели, трёт глаза, пытаясь сообразить, как умудрилась проспать полдня, и включить голову. Скоро придёт от пациентов Чарльза, а ей надо… Что-то надо было сделать… И, кажется, температура ещё не ушла, лёгкий жар всё ещё чувствуется.
- Дорогой? – Чарльз появляется в комнате раньше, чем Элоиза успевает толком проснуться. И она как всегда вздыхает с облегчением: день прошел спокойно, он вернулся домой, ничего дурного не случилось.
- Я, кажется, простудилась. Днём была небольшая температура, я легла поспать и совсем отключилась… Прости, даже ужином не занялась. Надеюсь, Тинкер что-то приготовил – а если нет, то нужно срочно что-то придумать. Совсем никуда не годится: сначала накормить мужа вишнёвым пирогом без миндаля, а сегодня вовсе оставить без ужина. И это они всего месяц с небольшим женаты! Элли садится в постели и тянется рукой в сторону, пытаясь нащупать халат, чтобы встать.
- Как прошел твой день?

+1

3

Лето с его июльским зноем и августовским звездопадом осталось позади, а в жизни Чарльза и Элоизы, казалось, ничего не изменилось — хотя все предпосылки к тому имелись. Разве что их теперь уже официально семейная жизнь постепенно входила в русло: в особняке установился свой распорядок дня, в котором нашлось время как для личных дел мистера и миссис Поттер, так и для совместного досуга. Принимать пациентов на дому, на чём, узнав об Ордене, настаивала Элоиза, Чарльз так и не начал — это было неудобно по ряду причин, в том числе чисто технических. Однако до сих пор питомцы Дамблдора никак себя не проявили, и Чарльз, не позволявший себе чересчур расслабляться, не успокоился, но привык жить с этой угрозой. В конце концов, он и раньше скрывал от общественности добрую половину своей жизни — нового тут было немного.

Элли, по счастью, с головой погрузилась в домашние хлопоты и решение бытовых проблем и была в достаточной мере при деле, чтобы не изводить себя надуманными страхами и переживаниями. Ей было чем заняться: с одной стороны, после свадьбы у них появились лошади, к которым она явно привязалась, с другой были шишуги, которым Элли уделяла много внимания. Кроме того, она энергично взяла на себя обязанности теперь уже полноправной хозяйки дома, что, конечно, тоже требовало времени и усилий. Мало того — Элоиза активно участвовала в делах фонда, и, кажется, все эти многочисленные хлопоты, которые кто-то другой мог бы счесть чрезмерно утомительными, приносили ей искреннее удовольствие: Элоизе явно нравилось участвовать в организации сложных процессов и чувствовать себя в центре событий.

Отставка Минчума и последовавшие за ней выборы министра магии также не принесли семейству Поттеров, как и всей магической Британии, значительных перемен: победу на них неожиданно (ой ли) одержал всё тот же Крауч, который и без того уже заправлял всем при Минчуме. Зачем вся эта кутерьма понадобилась Эйвери, в последний момент снявшемуся с голосования, и как к этой истории относился Риддл, Чарльз так до конца и не понял — но это были и не его проблемы. Пока лично его, Элоизу, Бенедикта и Элойшеса никто не трогал, всё было в порядке. В целом, всё шло своим чередом и, казалось, приходило в норму.

Очередной сентябрьский день едва ли чем-то отличался от своих предшественников: обычные хлопоты, рутинные дела — несколько часов в лаборатории, приём пациентов в клинике, подписание счетов и вороха накладных по инвентарю для предстоящего Бала Всех Святых. Только, вернувшись домой к ужину, Чарльз обнаружил, что Элли не вышла ему навстречу, как делала это обычно. Вместо этого в холле его поджидал растерянный домовик, и сердце Чарльза на миг сдавило беспокойством — не случилось ли чего? Тинкер, на его собственное счастье, не медлил с изложением сути проблемы, и его хозяин скоро смог выдохнуть с облегчением. Если Элоизе нездоровится — в этом, конечно, нет ничего хорошего, но он колдомедик и обязательно её вылечит — и это далеко не худшее, что могло случиться, если бы в дело вдруг вмешался злополучный дамблдоровский Орден Феникса.

Проходя в спальню, Чарльз старается не шуметь, но Элоиза уже проснулась, хотя и явно недавно: выглядит она, действительно, сонной и разбитой.

— Привет.

Чарльз подходит, садится на краешек кровати, целует Элли в висок и в губы. Она вся теплее, чем должна бы быть, но это не жар лихорадки, больше похоже на лёгкое недомогание.

— Не волнуйся, нам попались довольно сообразительные домовые эльфы, — с улыбкой отвечает Чарльз и проводит ладонью по слегка растрепавшимся от подушки рыжим волосам. — У меня сегодня всё спокойно. Мистер Морган передавал тебе привет. Он откуда-то узнал, что ты любишь лошадей, и приглашает нас как-нибудь посетить его ранчо.

Чарльз привык расспрашивать пациентов о здоровье, хотя редко полагается на ответы, — слова не всегда точны, а недуги имеют свойство ослаблять внимание и память даже у волшебников, поэтому проведение диагностики необходимо. Но как не поговорить с любимой молодой женой о том, что не может её не тревожить? К тому же, он уже не первый раз замечает за Элоизой некоторую рассеянность, которой за ней до сих пор не водилось. Может быть, просто переутомилась, взвалив на свои хрупкие плечики слишком много дел, а может, причина в другом.

— Что-нибудь ещё, кроме температуры и усталости? Ничего не болит? Тинкер сказал, ты сегодня почти ничего не ела.

+1

4

Чарльз садится на краешек кровати и Элоиза решает, что можно пока не искать халат, а немного понежиться рядом с мужем прежде, чем вставать и перебираться в кухню. Девушка отвечает на поцелуй мужа, прикрыв глаза от удовольствия, а мгновением позже прижимается к Чарльзу, уткнувшись носом в его ключицу и поцеловав в подбородок. Момент, когда он приходит домой - самый лучший момент дня, потому что подспудная тревога Элли затихает, когда он дома. Конечно, ей по-прежнему было бы спокойнее, если бы он согласился принимать пациентов дома... Но приходится напоминать себе, что её муж - не шишуга, которая может комфортно существовать в пределах поместья. Он привык вести свои дела определённым образом, и если до сих пор эта система работала - Элоиза доверяет ему, пусть даже ей приходится поволноваться. Она ни за что бы не хотела сделать Чарльза несчастным.
- Ранчо? Как здорово! С удовольствием. Надеюсь, мистеру Моргану лучше, не хотелось бы, чтобы наш визит его обременил - не то чтобы Чарльз много рассказывал дома о своих пациентах, всё-таки его связывала врачебная тайна, но про мистера Моргана пару раз обмолвился, потому что тот здорово разбирался в лошадях и, кажется, именно он посоветовал им конюшню, в которую они определили Лиру и Ориона. К сожалению, мистер Морган страдал от какой-то болезни лёгких, но от одного из зелий Чарльза ему становилось лучше, и Элли надеялась, что он сможет побороть свой недуг окончательно.

- О... Правда? - услышав о беспокойстве Тинкера, девушка задумчиво хмурит брови. Не могла же она ничего не поесть, она бы точно это заметила. Но если начать вспоминать... На завтрак был омлет, Элли ещё оставалась за столом с тарелкой, когда Чарльз собрался уходить, и съела совсем немного. А потом к тарелке так и не вернулась, хотя собиралась. Пошла проверить Каллиопу, отвлеклась на шишуг, потом сразу пошла в сад... И получается, что она не обедала, потому что легла вскоре после того, как левитировала из сада в кухню корзины с ягодами бузины, о которой должны были дальше позаботиться эльфы. И вот, только сейчас она проснулась. Может, дело было не только в занятости - аппетит у миссис Поттер действительно всю неделю был неважный. Но ничего страшного, ведь ещё есть шанс поужинать.
- Да, Тинкер прав, я даже не заметила. До обеда было много дел в саду, а потом я заснула - поясняет Элоиза, чтобы не вызвать излишнего беспокойства супруга. Домовик иногда излишне за неё переживал, но с другой стороны, их отношения ведь могли сложиться и противоположным образом, учитывая, что домовик до неё служил Дорее. Так что Элли была благодарна Тинкеру за его наивную заботу, и дома без него была совершенно как без рук.
- Ничего не болит, не волнуйся. Только сонливость и усталость. Может, это осеннее? Выпью тонизирующего зелья и буду, как новенькая. Рядом со мной ведь лучший колдомедик во всей Британии - Элли запечатлевает на губах мужа лёгкий успокаивающий поцелуй. Ей даже нравилось, когда Чарльз "включал" серьёзного целителя, хотя сейчас этот его образ вызывал совершенно иные эмоции и желания, чем в её детстве. Но заставлять мужа приносить домой работу - не лучший сценарий. Нужно бы действительно выбраться из постели и поесть, пока он не начал волноваться ещё больше:
- Тинкер! - зовёт Элли, чтобы убедиться, что им есть, к чему выбираться. Эльф тут же появляется на пороге комнаты, глядя на хозяйку своими глазами-теннисными мячиками:
- Извини, я ничего не сказала про ужин. Ты приготовил что-нибудь? - формулировка вопроса неловкая, ведь это её недосмотр, а Тинкер наверняка будет чувствовать себя виноватым, если не решился делать ужин самостоятельно, но Чарльз прав - домовики им достались сообразительные. Эльф шаркает ножкой и гордо пищит:
- Тинкер не стал вас беспокоить, госпожа, но ужин сделал. Мясное соте с овощами, отдельно свежий салат. Корзины с бузиной Тинкер и Бамбер перебрали и убрали в подвал. Собаки погуляли в саду - похоже, пока Элоиза спала, в доме не случилось ничего страшного, исключая разве что тот факт, что она любила готовить для мужа самостоятельно. И мысль о мясе отчего-то заставляет её поморщиться. Но Чарльз всегда "за" мясо на ужин, а она, если ей не захочется соте, с удовольствием поест салат.
- Спасибо, ты настоящий спаситель, Тинкер. Можешь идти накрывать на стол, мы скоро спустимся. И попроси Бамбера положить ужин шишугам - Каллиопе сейчас особенно важно получать еду по часам, хорошо, что Элли проснулась вовремя.
- Отпустите пациентку ужинать, мистер Поттер, или Вы ещё не завершили осмотр? - шутит девушка, возвращая внимание мужу и игриво пробегая ладошками по его груди. Ей нравится, когда дома он принимает менее строгий вид, например, расстёгивает пару верхних пуговиц у рабочей рубашки.

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [15.09.1978] Great changes are coming unexpectedly


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно