Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [sept` 78] something is rotten in the state of...


[sept` 78] something is rotten in the state of...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[nick]Charles Montague[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/650079.jpg[/icon][sign]Never hate your enemies. It affects your judgment.(c)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Шарль Монтегю </a> </div> <div class="lztit"><center> 70 лет; S|1928|MM </center></div> <div class="lzinfo">чистокровный <br> Посол Магической Британии в Париже <br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info][status]in the national interests[/status]

SOMETHING IS ROTTEN IN THE STATE OF...


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/248249.jpg

Участники:Лилит Монтегю и Шарль Монтегю

Дата и время:вторая половина сентября 1978, утро

Место: Посольство Магической Британии в Париже

Сюжет: Куда мы катимся, дорогая?! Да прости мой французский...

Отредактировано Ludwig Wilkins (2022-10-04 21:58:43)

+3

2

[nick]Charles Montague[/nick][status]in the national interests[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/650079.jpg[/icon][sign]Never hate your enemies. It affects your judgment.(c)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Шарль Монтегю </a> </div> <div class="lztit"><center> 70 лет; S|1928|MM </center></div> <div class="lzinfo">чистокровный <br> Посол Магической Британии в Париже br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Не  смотря на совершенно не английское произношение его имени, Шарль Монтегю был британцем от  самих, чуть округленных кончиков его замшевых ботинков до распоследнего из тщательно причесанных, русоватых волос на голове. Именно Британия по его мнению порождала на свет самых достойных волшебников, выдающихся политиков, законников, садоводов, мастеров-зельеваров, алхимиков и артефактологов, а так же само собой наилучших игроков в квиддичь. Эти факты был просто не возможно оспорить, что бы там не пытались в качестве контр-аргументов предоставлять ему представители других магических наций.
Увы, в одной крохотной сфере, он все же был готов, пусть даже не громогласно, уступить британское первенство. Это касалось еды, а в  данном конкретном случае — завтрака, который он предпочитал на совершенно не патриотичный, французский манер.
- Доброе утро, дорогая, - поприветствовал он, зашедшую в столовую чуть позже самого, супругу и сделав глоток кофе, притянул к себе лежавший до сего мига в углу стола, аккуратно выглаженный домовиком и столь же аккуратно сложенный, утренний выпуск "Le parisien magique". Центральное место на титульном листе занимала тяжба о наследии Гастона Гертена, владельца Киберонских Кваффдаров, тема более чем актуальная для озабоченных судьбой одной из лучших команд страны французских болельщиков.
Монтгею просмотрел статью по диагонали и достигнув нижней трети страницы, громко втянул в легкие воздух. Местных, быть может в первую очередь и волновал квиддичь, а вот его…
Мужчина поджал губы и схватив газету уже обеими руками, принялся читать статью, под несколько саркастичным названием « И их осталось только двое...»  На титульном листе, впрочем, была лишь краткая затравка, а сама статья в своей глумлительной полноте, расположилась на странице номер 3. Монтегю раскрыл газету и углубился в чтение. И чем дальше он читал, то смурнее становилось его настроение. И даже не от насмешливого тона, коим французский комментатор позволял себе разглагольствовать о новостях по ту сторону Канала, а в куда большей мере от того, что саму новость, он, посол Магической Британии в Париже, узнавал вот так. Не из посольской переписки, а из газетенки лягушатников.
О какой вообще грамотной дипломатической работе можно было говорить, если подобные новости до журналистов доходили в разы быстрее, чем до него?
- Уму не постижимо, - наконец изрек мужчина и сложив газету, несколько более раздражительно, чем то возможно полагалось опустил ту на стол и тут же потянулся за колокольчиком, чтобы позвать прислугу.
Через мгновение в дверях появился дворецкий.
- Каннингем, никаких срочных писем из Лондона мне не доставляли?
- Кажется, нет, сэр, - степенно пробасил дворецкий, - но я попрошу мистера Сеймура проверить еще раз.
- Попросите, - недовольно подогнув уголки губ, посол махнул дворецкого снова прочь.
- Сущее безобразие, - сообщил он супруге и, кивнув в сторону газеты, соизволил чуть расширить собственную мысль, - Эйвери тоже сошел с дистанции. В пользу Крауча, - многозначительно глянув на супругу, добавил посол.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2022-10-04 21:58:02)

+2

3

Утро миссис Монтегю оказалось чуть более заполнено хлопотами чем это обычно бывает: Элиза (вместе с супругом) накануне отпросилась до полудня, что бы навестить своих родственников проживающих в Бретани. Право, превосходной помощнице, каковой была миссис Сеймур невозможно было отказать в такой малости. Но личную корреспонденцию пришлось разбирать самостоятельно. Лилит как раз закончила отвечать на одну из записок, которую планировала отправить позже, когда Хигс доложил хозяйке, что завтрак сервирован в столовой.
- Доброе утро, Шарль. Доброе утро, Каннингем.
Женщина кивнула дворецкому, буквально незримо возникшему за ее спиной, проходя на свое место находящееся на другом конце стола. Здесь все было, как бы сказали французы, омерзительно по-британски. Овсянка, яйца всмятку, поджаренные тосты и многое другое (включая чай с молоком), от чего у месье Лероя развивался нервный тик. Разве что бекон был заменен ветчиной, ибо миссис Монтегю пребывала в уверенности, что по-настоящему хорошего бекона в окрестностях Парижа не достать.
- Мистер Сеймур будет к полудню - внесла элемент интриги в разговор мужчин Лилит, расстилая на коленях белоснежную салфетку с вышитыми на ней розами, увы, уже весьма старомодную и ветхую, что бы было позволительно подать ее к званому ужину. - Они с Элизой обещали успеть к обеду. Ты ждешь каких-то важных новостей, Шарль?
А как же иначе? В Британском посольстве на французской земле неважных новостей не существовало. По крайней мере когда речь заходила о после, его супруге, его секретаре, его жене, их дворецком и всех прочих обитателях этих стен. Ей богу, политические перевороты и заговоры вершились при куда меньших вводных.
- Каннингем, будьте так любезны открыть окно, прежде чем уйдете, здесь совершенно нечем дышать.
Кофе миссис Монтегю тоже осуждала. Но прощала эту маленькую слабость супругу, помня о его французских корнях, закопанных под истинно британской чопорностью и тщеславием.
Дворецкий покинул их, в тот момент, когда Лилит с увлечением намазывала джемом тост, а ее супруг с чувством ругал неведомые ей, пока что, обстоятельства.
- Эйвери? - не скрывая удивления воскликнула женщина, откладывая нож на тарелку - Ты уверен? - она мельком бросила взгляд на газету в руках мужа, та, вне всякого сомнения, была французской - С чего бы ему сниматься, он с самого начала уверенно шел вперед. Конечно в какой-то момент мне показалось, что у госпожи Медоуз есть шанс перехватить пальму первенства, особенно когда все стали обсуждать эту нелепую статью в Пророке. Быть может местные энтузиасты что-то неверно поняли?
Буря мыслей и возмущений на мгновение обуяла рассудок супруги посла, но она быстро взяла себя в руки. Завтрак не будет ждать вечно, как и множество дел, с которыми ей еще предстоит управиться. Она сняла крышку с дымящейся овсянки.
- Ты потому ждешь писем? Надеешься, что мистер Эйвери как-то прокомментирует эту новость?

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/675385.gif[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+2

4

[nick]Charles Montague[/nick][status]in the national interests[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/650079.jpg[/icon][sign]Never hate your enemies. It affects your judgment.(c)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Шарль Монтегю </a> </div> <div class="lztit"><center> 70 лет; S|1928|MM </center></div> <div class="lzinfo">чистокровный <br> Посол Магической Британии в Париже br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

- Что значит к полудню? -  поднимая на супругу полный удивления взгляд осведомился Шарль. Бурлящее внутри возмущение вспыхнуло с новой силой. Заботы организации посольского персонала в первую очередь, конечно, ложились на плечи Лилит, но не до той же степени, чтобы он оставался в неведение насчет отсутствия собственного секретаря под рукой. И из всех дней в году в именно этот?! Хотя, говоря по правде, в работе посольства в последнее время было не так уж много дней не похожих на этот. Британия словно застряла в каком-то не переходящем состоянии напряжения, где один кризис тут же сменялся следующим, а потом следующим, и следующим. Но то, что Сеймур мог взять отгул даже не проинформировав об этом его, казалось чем-то умом не постижимым. Пожалуй, даже в еще большей мере, чем прочитанная им в «Parisien» новость.
Посол автоматически бросил на распластавшуюся в углу стола газетенку уничижительный взгляд и недовольно поджал губы. Этот мир определенно катился в бездну. Упадок нравов и ценностей просачивался буквально от о всюду. Тут тебе и Сеймур со своими внезапными пропажами, кряхтящая при каждом движении и готовая вот-вот развалиться дипломатическая служба. Еще лет десять, определенно пятнадцать назад было совершенно не вообразим такой упадок рабочей культуры и эффективности. И винил в этом Монтегю всех этих борцов за права всевозможного отребья и швали. Сегодня ты им пару сиклей по доброте душевной, а завтра они уже и вовсе будут считать, что могут сесть тебе на шею и требовать дармового содержания. Дармоеды. И эти их защитнички только всему этому потакают. И потом удивляются, что все становится лишь хуже и хуже.
- Да, Эйвери, - подтвердил посол, хватая пальцами ручку кофейной чашечки и несколько яростно поворачивая чашку вокруг своей оси.
- Я буду уверен, когда получу подтверждение из Лондона, - сухо заметил мужчина,  - Но эти, - Шарлю сильно хотелось согласится с супругой насчет местных энтузиастов, но это означало бы кривить собственными убеждениями, по этом на момент недовольно изогнулся лишь его рот, - едва ли опубликовали подобную новость не будучи в ней уверенными. Детали, - мужчина чуть повел плечами, - жидковаты. «Цитата», - по лицу Монтегю снова пробежала тень неприятия, как самой цитаты, так и все ситуации в целом, - из отставного обращения совершенно ничего не поясняет и не объясняет, но в самом факте скорее всего сомневаться не следует.
- В остальном, я полностью с тобой согласен, - добавил он спустя тяжело опустившейся посреди столовой момент тишины.
- Это какой-то бред, добровольно упускать подобное большинство и отдавать его кому? Этому.., - бледная ладонь посла взметнулась над столом в отталкивающем невидимую глазу мерзость по дальше от всего, - ратнику, возомнившего себя гением политики.
Не то, что программа Эйвери у посла не вызывала вопросов. Чего только стоили эти намеки, не намеки, что Эйвери обещал гоблинам вернуть волшебные палочки. И пусть даже Монтегю ни на один момент не верил, что глава дипломатического корпуса мог и правда пойти на подобную сделку с дефективными карликами. Залить их в  уродливые уши по больше сладкого сиропа о том, что когда-то он возможно внесет этот вопрос список рассматриваемых, это да. Эйвери был хорошим дипломатом и умел создавать впечатление, что обещает вам одно, когда на самом деле, утверждал практически обратное. Но даже намек на подобные разговоры был чем-то почти невообразимым. Палочки — гоблинам, от одной этой мысли у Монтегю пробегали мурашки по спине. И сколько вопросов ему пришлось выслушивать от коллег по цеху. Сплетни, сплетнями, но даже те успели переполошить практически все дипломатические представительства Парижа. И это после заразившей буквально всех и каждого кандидата жажды протянуть руку помощи «бедным» оборотням. И это после Рождества? После похищения Минчума?  От ядовитых замечаний по этому поводу тут не удержался разве-что ленивый. Даже Трембли, поинтересовавшийся, стоит ли ождать, что несколько оплошав в этот раз, в следующих выборах, британцы порадуют Магическую Европу министром-оборотнем?
Хотя, возможно, это был бы не столь ужасно как министр Бэгнольд, ехидно подумал Монтегю.
- Я не жду комментария Эйвери, я жду комментария хотя бы кого-то, кто не потерял последнюю связь с реальностью, - кого-то кто мог объяснить, что же настолько изменилось по ту сторону Канала, что самый опытный и достойный, по мнению лично Шарля, кандидат внезапно выбросил на поле белое полотенце.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2022-10-04 21:57:24)

+2

5

Мысль о происходящем в Британии на какую-то долю секунды захватила Лилит настолько, что она отложила нетронутый тост и задумалась. Но уже спустя секунду решила, что мешать завтраку сенсации не должны. В конце концов следом за такими новостями можно ожидать чего угодно, даже и не знаешь, когда сотрудниками дип. корпуса (включая мужа и ее саму) удастся поесть в следующий раз. Миссис Монтегю не сомневалась, что если бы Сеймур был тут, то самое большее через пять минут, благоверного сдуло бы из-за стола вместе с секретарем.
В отличие от мужа, доверять газетам Лилит не спешила. Можно подумать первый раз издания публиковали недостоверную (или не совсем достоверную) информацию. Тем более когда речь идет о стране изрядно отрезанной от внешнего мира в силу обстоятельств. Но все же новости просачивались даже через закрытые границы. И супругу посла пугало даже не то, что кандидат, которому она симпатизировала в самом начале гонки пошел на попятную, а то что брожения в предвыборных штабах настолько масштабны, что информация потоком лилась на страницы иностранных изданий.
- Прости если разочарую, Шарль, но в таком случае, комментариев ты едва ли дождешься.
В голове у Лилит роились мысли и строились планы. Пожалуй через пару часов здесь уже окажется несколько любопытных, жаждущих получить комментарии от посла и его супруги на тему происходящего в Лондоне. Кто-то будет в праве их требовать: например, уполномоченные представители французского министерства. Кто-то как бы случайно упомянет их за чашкой кофе в малой гостиной. А кто-то просто кинет все силы, дабы разнюхать что угодно, лишь бы пахло сенсацией.
- Ты прав - со вздохом отметила женщина - Джон и Элиза чрезвычайно неудачно решили отлучиться.
Впрочем, какой прок было от страдания на тему сего факта? Даже сова с запиской к Сеймурам долетит аккурат в тот момент, когда они будут собираться обратно, что ускорит их появление едва ли на пару секунд.
- Стало быть, новым министром будет Крауч. Признаться, я понятия не имею, кем нужно быть, что бы проиграть выборы этой сумасшедшей Бэгнольд. Подумать только, она намеревается отменить Статут.
Дав волю своему негодованию Лилит отшвырнула в сторону салфетку.
-  Но пока у меня не сильно получается утешать себя мыслью, что Бартемиус - меньшее из двух зол. Но я не могу предположить, что заставило мистера Эйвери отказаться от борьбы. Разве что Крауч собрал на него внушительный список компромата, в стремлении устранить конкурентов? По твоему Бартемимус производит впечатление человека, который рвется к власти любой ценой? Ходит много слухов о его влиянии на Минчума, но, боюсь, до Франции доходят самые нелепые из них.
Озвученная мысль казалась ей дикой. Но отнюдь не невозможной. Сейчас Лилит жалела, что плохо знала Крауча и почти не имела контактов с его супругой. Это бы многое прояснило.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/675385.gif[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+2

6

[nick]Charles Montague[/nick][status]in the national interests[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/650079.jpg[/icon][sign]Never hate your enemies. It affects your judgment.(c)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Шарль Монтегю </a> </div> <div class="lztit"><center> 68 лет; S|1928|MM </center></div> <div class="lzinfo">чистокровный <br> Посол Магической Британии в Париже br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Губы посла сжались и мужской рот вытянулся в тоненькую, раздосадованную ниточку.
Годы и годы проведенные на службе дипломатического корпуса требовали от него немедленно опровергнуть замечание Лилит. То было слишком голословным и категоричным, чтобы он мог просто так отказаться от буквально пропитавшей его природу нужды сгладить острые углы, и тем более необходимости не позволить осквернение безусловно светлого и безупречного образа департамента. Делать выпады по своим, тем более, казалось Шарлю недопустимым.
Обычно.
Но, то ли прожитые им годы или быть может интенсивность последних месяцев начали подтачивать непоколебимость Монтегю, и иногда, буквально против воли, его невозмутимость начинала трескаться, накатывая то чувством усталости, то раздражения. То, что сейчас творилось по ту сторону Английского канала, ему казалось просто невообразимым. Оно противоречило прошитой через его жилы веры в английскую эффективность и трезвомыслие. Он просто не был в состояние даже допустить мысли, что то, что происходило дома, являлось чем-то по настоящему ключевым, а не лишь временными трудностями. Британия, которую он знал, которую он боготворил, просто не могла начать распадаться у него на глазах, как не мог столь сильно начать сбоить и тщательно налаженный дипломатический аппарат Министерства Магии.
Или мог?
- Ты преувеличиваешь, дорогая, - степенно возразил супруге Шарль. Выведенный из собственный головы наружу, спор о происходящем в чем-то вернул ему чувство твердой почвы под ногами. Не соглашаться с кем-то вне было куда проще, чем не соглашаться с теми же мыслями, возникшими в его собственной голове, и Шарль мягко и практически бездумно улыбнулся супруге.
Он несколько небрежно и лишь самую малость недовольно отмахнулся от замечания насчет Сеймуров. Что сделано, то сделано, не рвать же теперь волосы на голове и топать ногами. В конце концов, помимо секретаря, у него был еще и Эдвардс. Возможно еще слишком зеленый и даже слишком старательный для того, чтобы его оставлять совершенно без присмотра, но в достаточной мере исполнительный, чтобы посол мог временно обойтись без секретаря.
Монтегю едва-едва примирил себя с этой мыслью и даже успел протянуть руку за булочкой с шоколадом, когда снова заговорила Лилит.
В тем, что касалось Бэгнольд, он полностью поддерживал супругу, хотя возможно выразился бы несколько иначе. Эта женщина была откровенно опасной и уже само то, что она повторно посягнула на кресло Министра вызывало на душе Монтегю волну возмущения, но словно этого было мало, у нее как будто даже нашлась кое какая поддержка в обществе. И какая поддержка... Абракас Малфой.
- Я.. не знаю, - после недолгих размышлений насчет Эйвери и Крауча, признался Шарль. Слова, которые едва ли мог от него услышать кто-то помимо Лилит. Не знать, при том, ответы на вопросы подобного калибра, было слишком дорогим удовольствием в его профессии, но последнее полугодие сломало столько нерушимых барьеров, что он начинал сомневаться в том, осталось ли вообще хоть что-то целое, знакомое и привычное. А Эйвери за эти выборы успел его удивить аж дважды. Сперва, выдвинув свою кандидатуру, и теперь, сойдя с дистанции, оказавшись в фаворитах. Мог ли его на это принудить Крауч?! По мнению Шарля, определенно мог попытаться, уж слишком видной стала фигура Бартемиуса в последние пол года-год в Министерстве. Мог ли при этом Эйвери быть настолько неосторожным, чтобы дать Краучу столько материала на себя, вот в это Шарлю верилось с трудом. Но сошел же… И пусть даже, какой-то крохотной дольке сознания посла все еще хотелось верить, что Лилит не доверяя французским писакам, оказалась права, по настоящему себя в этом убедить, он так и не мог.
- Управлять Минчумом едва ли было так уж трудно, - и прикрываться им же тоже, мысленно добавил Монтегю. Что до самого Крауча, его образ одновременно в голове Шарля существовал, и одновременно словно размывался по краям. В чем-то он был уверен, - Дипломатом умеющим находить компромиссы, Крауча едва ли назовешь, - будто уже предчувствуя объем работы, которую это качество нового министра ему создать, выдохнул Шарль, - А в остальном.., - мужчина стих, пробуя на языке слова, которыми можно было бы описать предмет их разговора, а потом отбросил всякую осторожность, ведь если кому он тут  доверял, то определенно собственной супруге, - он мне кажется одержимым идеей и власть в ней лишь идеальный инструмент.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2022-10-04 21:56:43)

+2

7

Категоричность суждений в их семье целиком и полностью принадлежала Лилит. Дипломатическая натура Шарля и здесь являла свое лицо, порой, на вкус его драгоценной супруги, излишне отчетливо. Лилит нуждалась в возможности без реверансов обсуждать событий, которые даже в стенах посольства порой приходилось преподносить степенно и осторожно. Шарль, годы брака и царящая в нем атмосфера сгладили решимость, с которой она бросала свое мнение окружающим. Она давно уже поняла, что в полной мере может быть откровенной только с мужем.
Она не была уверена, что он столь же откровенен с ней, но это он состоял на государственной службе, он вникал в детали и нюансы, он отчитывался перед вышестоящими инстанциями в Лондоне и получал от них распоряжения. Иными словами, Лилит находила вполне уместным, что некоторые детали касающиеся государственных интересов проходят мимо нее. У нее хватало собственных тайн, которые следовало хранить от посторонних и Лилит нисколько не возражала, что бы количество чужих тайн, которые она вынуждена была хранить немного уменьшилось.
Лилит успехнулась, обращая свое внимания от супруга к тосту с вишневым джемом. Преувеличивает, как же. Нынешняя предвыборная гонка напоминала Лилит магический цирк. Начиная от обстоятельств которые привели к отставке министра: "Мадам Лилит, а это правда, что месье Министр несколько недель провел в бегах в Шотландии, бросив свою страну?" через самые омерзительные формы либерализма: "Оборотни такие же жертвы как мы!" и заканчивая тем, что все кандидаты выдерживающие хоть какую-то критику отказались от борьбы добровольно. Лилит не жаловала ни одну из кандидатур, но в программах Медоуз и Эйвери ей порой попадались здравые мысли. Безусловно их перевешивал тот факт, что первая намеревалась вводить квоты и практически откровенно говорила о притеснениях чистокровных, а второй намеревался выдать палочки гоблинам. Но видимо в глубине души супруга посла тешила себя мыслью о том, что подобные заявления в дебатах были скорее продиктованы желанием обратить на себя внимание общественности. По крайней мере она еще не встречала ни одного политика, который был успел выполнить обещанную программу.
Бартемиус Крауч на фоне всего этого был мрачной фигурой. Он означал отсутствие каких-либо перемен в обществе. Это его милостью одни живьем горели на кострах, а другие были заперты по обе стороны от Британских границ. Никаких подвижек. Никаких перемен. События Рождества так и остались висеть мрачным грузом на душах простых британцев, покуда глава ДОМП, а теперь без-пяти-минут-министр гонялся за призраками, которых, возможно, сам себе придумал.
- Меня пугают идейные люди. В своих стремлениях они не видят берегов. Это роднит Крауча с миссис Бэгнольд. С той единственной разницей, что Миллисент производит впечатление человека чьи мотивы и стремления лежат на поверхности.
Попытки этой странной женщины уровнять в правах всех до кого дотянется и, до кучи, отменить Статут, Лилит были решительно непоняты. Магглы уже доказали свою ограниченность и готовность истреблять всех отличающихся от самих себя. И женщина не видела причин, почему спустя несколько веков они должны были как-то измениться.
- А цели и намерения Крауча покрыты мраком. Он вещает о защите и поиске виновных в событиях прошлого Рождества - миссис Монтегю почувствовала, как ее пробирает холод от одной мысли о произошедшем - Но минуло больше полугода, а от него только и слышно, что все происходящее покрыто военной тайной. Мысль генерала, но не политика. Едва ли с такими заявлениями он долго продержится у власти.
Эйвери куда больше подходил на человека чья цель - лгать и красиво изворачиваться. Впрочем его карьера и должность целиком к этому располагали. Пожалуй, из всех четырех Лилит признавала Эйдана наиболее годным для роли министра в силу личных качеств. Обе дамы слишком увлекались идеями о том, что политик может быть честным или, по крайней мере, делали вид.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/675385.gif[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Emma Farley (2022-10-04 21:58:21)

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+2

8

[nick]Charles Montague[/nick][status]in the national interests[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/650079.jpg[/icon][sign]Never hate your enemies. It affects your judgment.(c)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Шарль Монтегю </a> </div> <div class="lztit"><center> 68 лет; S|1928|MM </center></div> <div class="lzinfo">чистокровный <br> Посол Магической Британии в Париже br><br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

У Лилит без сомнения оставались еще облаченные в колкие слова аргументы, чтобы не согласится с ним или миром в целом, но Лилит с которой он прожил в почти бессменном мире и согласии более четырех десятков лет, была уже не той, всегда готовой вставить едкое замечание школьной подружкой Конни, которую он выбрал себе в спутницы жизни много лет назад. Она и тогда, в свои неполные двадцать, знала цену каждому произнесенному или не произнесенному слову, просто придавала чуть больше значение тем, что были изложены в слух, а еще лучше глубоко вогнанные в мягкую плоть чужого сознания безжалостным и точным выпадом прямо в цель. На быстроту суждения и провозглашение приговора окружающим она никогда не могла жаловаться, а мудрость, сгладившая наиболее острые и непримиримые с несовершенством мира вокруг углы и позволяющая иногда промолчать, пришла с годами.
Умение не обострять тем более было ценно сейчас, когда приходилось непрестанно «переводить» громкие и далеко не дружелюбные новости о происходящем по ту сторону Английского канала, на нечто позволяющее сохранить лицо и статус Магической Британии в международном сфере. Десятилетиями они были голосом здравого смысла в мире, их уважали и к ним прислушивались, но с каждой новой катастрофой по ту сторону, сохранить эту позицию становилось все труднее. Смена Министра и вместе с ним и смена политики Магической Британии породили надежду на изменения к лучшему, сегодняшняя новость, как с совершенно не свойственном ему упадничестве думал про себя Монтегю, практически сводила эту надежду на ноль.
И кажется Лилит придерживалась примерно того же мнения. Но было еще нечто, что-то, что Шарлю пожалуй надо было произнести в слух. Услышать самому и проверить, как оно отзовется у Лилит.
- В не меньшей мере меня пожалуй пугает так же возможность, что за всей этой внешней твердостью и решимостью, на самом деле не стоит ничего. Что Крауч может оказаться таким же пустым и совершенно никчемным сосудом, каким оказался уже Минчум. Что весь тот хаос, который мы лицезреем, есть не олицетворение отсутствия хребта у Гарольда, а у тех, кто стояли у него за спиной.
Слова прозвучали, но в своей кощунственности все еще звучали у Шарля в ушах. Мир видел полно никчемным политиков и в этом не было большой беды в большинстве случаев, потому-что на самом деле сглаженное функционирование системы обеспечивали совсем не они, а люди подобные самому Монтегю, Эдвардсу и Каннингему. Бюрократический аппарат не знающий сбоя и умеющий перемолоть и исправить почти-что бесконечное количество глупых и излишне амбициозных затей свыше. Проблема состояла в том, что порой этот механизм все же сбоил, и тогда стране был необходим настоящий лидер или хотя бы человек на отлично разбирающийся как эта система работала, но был ли Крауч подобной персоной Монтегю сомневался. О том, что таким человеком не являлась революционерка Бэгнольд, не заходило даже речи, но ровно по этому, ее система уже изрыгнула из своих недр и едва ли сповадиться на такую несусветную глупость, чтобы принять ту обратно. Даже для толпы, этого безмозглого создания, идеи этой женщины были слишком радикальны и это посла самую малость успокаивало. Но лишь самую малость, потому, что долгие сорок лет в службе приучили его так ж тому, что неприятных сюрпризов в этой жизни хватало с излишком.

+2

9

Тем временем, на противоположном конце стола было покончено с яйцом и тостами и в распоряжении супруги посла осталась лишь булочка, уже разрезанная и намазанная джемом, да вышеупомянутая чашка чая с молоком. Количество углеводов, которые поглощала миссис Монтегю вразрез шло с ее худосочной конституцией, сама же она списывала все на обилие нервной работы. Разве может быть работа с людьми иной? Женщина так и не сумела понять, как ее благоверный умудряется работать на пустой желудок: перехваченная наспех французская слоеная булочка залитая чашкой кофе не признавалась ею за еду.
Если отбросить все личное и сентиментальное, то все прошедшие годы миссис Монтегю ценила Шарля за то что его образ мыслей развивал ее собственный, внося разнообразие или иную точку зрения там, где ей хотелось уцепиться за собственную версию, как наиболее удачную. Вот и сейчас, слова мужа относительно Крауча заставили ее задуматься. Крауч как глава ДОМП виделся обществу по разному. Где кого-то он был источником неотвратимого зла, которое он выпустил, подобно джину из бутылки, своим Декретом. Для кого-то смелым и решительным человеком, готовым на радикальные меры, не растрачивая время, силы и ресурсы на всякие политические реверансы и избыток бюрократии. Сама Лилит считала его ограниченным солдафоном (что, впрочем, к делу относилось мало), но сейчас мистер Монтегю высказал странную мысль, которая, тем не менее, нашла отклик где-то глубоко внутри Лилит.
Что Крауч мог оказаться пустышкой. Еще большей чем Минчум, ибо у последнего всегда наготове были улыбка и манеры.
- Мне очень хочется, что бы ты оказался неправ, Шарль - наконец резюмировала она, делая глоток чая из своей чашки - Ибо в таком случае, окажется, что сделанный выбор, если не сказать "выбор навязанный", окажется даже хуже, чем все остальные кандидаты. Возможно даже вместе взятые.
Насчет последнего она все еще сомневалась. Мысль о том что ситуация хуже нынешней возможна - утешает даже в самые тяжелые моменты. Для британской политики момент точно был таким.
- Учитывая, что все имеющиеся кандидаты намерены открыть границы как только представится такая возможность, я думаю нам стоит отправиться в Лондон, как только это будет возможно, что бы оценить ситуацию лично. Мысль по какой причине Эйвери сошел с дистанции так внезапно все еще не дает мне покоя.  Быть может в министерстве и светских гостиных насчет этого имеются какие-то догадки.
Разумеется от своих приятельниц и родственниц Лилит не рассчитывала услышать глубокий политический анализ на тему происходящего. Но по себе она знала, что женщины наблюдательны и порой готовы заметить и растрепать деталь, которая проливает свет на происходящее в мужских кругах.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/675385.gif[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Настоящее время » [sept` 78] something is rotten in the state of...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно