Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [март 1978] Стойкий оловянный солдатик


[март 1978] Стойкий оловянный солдатик

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

СТОЙКИЙ ОЛОВЯННЫЙ СОЛДАТИК


Закрыто на ключик, никому не рассказано!

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/22/t215589.jpg

Участники: Роджер Бэгнольд, Джудит Чан

Дата и время: март 1978

Место: квартира Саважа в маггловском районе

Сюжет: Роджер оказывается в кромешной тьме, Джудит - не хочет оставлять его одного, оба они в чужой квартире учатся жить вместе

Отредактировано Judith Chang (2022-09-17 17:25:26)

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+2

2

На новом месте приснись жених невесте…
Эта примета не работала! Не потому, что Роджер оказался настолько не любезен и никак не снился Джудит. Может, он бы как раз и приснился, потому что думала Джудит о нем постоянно. Все время держала в голове, во внимании, все-все время, чем бы ни занималась. Просто она никак не могла уснуть. Она лежала в пустой темной комнате - совершенно чужой - и иногда следила глазами за полосами света пробегающими по потолку. Где-то неподалеку время от времени проезжали машины. Их не было слышно, волшебник, живший в этой комнате, видимо, поставил отличную шумоизоляцию от внешнего мира, но было видно свет их фар.
Здесь все было чужое. Даже запах. В пустом шкафу оставленная или забытая клетчатая рубаха, в которую Джудит могла бы завернуться дважды. А если подпоясаться, вышел бы отличный халатик. Ни одной книги, только стопка тонких папочек - её работа, взятая на дом. Ни одной игрушки. Кошка… тут проходила вечером одна рыжая одноглазая гостья, но совершенно не ручная и не обнимательная. Джудит с тоской вспомнила СяоСяо. Та охотно откликалась на зов, приходила, ложилась рядом, давала себя гладить, а когда ей надоедало, то легким покусыванием намекала, хватит, мол, трогать мех, не казенный, но не уходила, а просто лежала, мурча и щурясь.
Джудит не знала, что останется тут сегодня на ночь. Когда она говорила Роджеру, чтоб платил Дункану и за неё, она то ли шутила тогда, то ли не отдавала себе отчета в том, что говорит, то ли вообще была вся не в себе! Она правда это предложила сама - остаться ночью в совершенно чужом, тем более, в Дункана Саважа доме? Она, конечно же, имела в виду, что будет просто часто приходить!
Она правда пришла и развлекала Роджера беседой, и вовсе не испугалась, когда к ним присоединился Саваж, а напротив, когда все преодолели первые минуты неловкости, было здорово разговаривать. И даже ужин у парней уже был, и завтрак, и  можно было не волноваться, что они тут за ночь умрут от голода. Она только немного украсила ужин салатиком - когда бы это авроры и колдомедики заботились о здоровом питании?
А потом оказалось, что Саважу на смену. И даже тогда еще думала, что уйдет. Ну в самом деле, Роджер не маленький, ночь, наверное, один пережил бы? Это она умом так думала… А ноги не смогли уйти. Даже обуться и то не смогли…
И вот теперь, здравствуйте: “Что я тут делаю?” И ведь знала же, что будет неловко…
Джудит села на кровати и несколько раз приложила себе кулачком по лбу. Не помогло. Разумная часть её все еще считала, что поступила она импульсивно, неприлично, по-дурацки и никогда не поздно все исправить. Но другая часть была совершенно уверена, что все делает правильно и никуда она от Роджера не уйдет даже под страхом смерти.
Не спалось. Совсем. Голова была ясной. Невыносимо!
Джудит поднялась, нащупала на тумбочке волшебную палочку. Из шкафа достала забытую рубашку и накинула её поверх трнсфигурированной в ночнушку блузки. Это было проще, чем возиться с обратной трансфигурацией, надевать широкие расклешенные брючки… Они очень удобны для кабинетной работы, но ни капли не удобны даже в чужом доме.
Выскользнула из комнаты в ту часть гостиной, которая уже была кухней. Свет зажигать не стала. Пока она лежала на кровати, её глаза совершенно привыкли к темноте и легко различали предметы. Чтоб не шуметь, магией наполнила чайник водой, а потом так же магией вскипятила его. Где Саваж хранил чай, она уже выучила…

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

3

Глупо было бы говорить о том, что с полной пропажей зрения у Роджера резко обострились все остальные органы восприятия. Тем более, что пропажей этой - полной - всего-то неполные сутки. Так что, нет, он не начал слышать шаги прохожих в квартале от квартиры Саважа. Не стал внезапно разбирать на мельчайшие составляющие ароматы проплывавших мимо него запахов духов. И отличал на ощупь одну свою рубашку от другой, если те не были уж совсем из разных тканей. Никаких таких сказочных трансформаций восприятия, о которых иногда писали авторы романов. Однако одновременно обретений полной слепоты - и даже чуть незадолго до этого печального события - Роджер действительно стал внимательнее к тому, какая информация поступала к нему через слух, нюх, осязание и вкус. Ну просто потому что от основного источника информации о мире пришлось отказаться по не зависевшим от него, Роджера, причинам.

Поэтому он слышал, как Джу ложилась спать в бывшей комнате Финна. Слышал, как в доме наступила почти полная тишина, которая по контрасту воспринималась бы почти зловеще, если бы не отчетливые шорохи то тут, то там, если бы не свист ветра за окном, если бы не все прочие звуки, на которые раньше Роджер просто не обращал внимание и к которым теперь прислушивался, просто чтобы не сойти с ума от полной потери ориентации в пространстве. В полной темноте, да еще и в полной тишине... Ощущение - будто находишься вне времени, вне пространства, в каком-то вакууме. И совершенно не представляешь, что со всем этим делать. И с состоянием вакуума, и со своей жизнью в более глобальном смысле.

Он уговаривал Джу уйти - но не слишком настойчиво. И отсутствие этой настойчивости пытался объяснить себе тем, что Джудит будет переживать и плохо спать, если он ее выставит под тем или иным предлогом, как бы ласково он это ни сделал. На деле же ему действительно было неуютно сейчас оставаться одному. После ухода Саважа в доме стало совсем неуютно, хотя Роджер, по-прежнему, предпочитал эту ситуацию нахождению в Мунго. Квартира, пусть и та, которую он не был способен увидеть, приятнее больницы. В любом случае, приятнее. Но с присутствием Джудит было психологически легче, пусть даже через какое-то время она затихла - и он перестал ее слышать.

...А потом снова услышал. Ее ли? Или он задремал - и проспал возвращение Саважа. Или воров? Хотя нет. Роджер сел на постели и тряхнул головой. Ну какие воры в квартире такого занудного аврора, как Саваж? Тут был сейчас были либо вопли благим матом, либо гробовая тишина, явись сюда кто незваный.  Так что, нет, не воры. А шаги у Саважа более тяжелые. Значит, все-таки, Джудит? И чего ей не спится? Специально же оправдывал свое такое легкое согласие на ее ночевку тут ее же более спокойным сном. А она - колобродит! Непорядок. Так у него оправданий перед собой вовсе не останется. Даже совсем хлипких и неубедительных.

Так что он встал, на ощупь натянул рубашку, благо, на кровать завалился в джинсах, не раздеваясь, чтобы не усложнять себе жизнь переодеваниями, и на ощупь же двинулся на кухни. Здесь ему помогало то, что квартиру он исследовал еще до прихода Джудит, и запомнил. Сколько шагов, до какого помещения - и какие препятствия на пути. Двигался он верно, но ничего по ходу движения не сшибая и не налетая на стены, которые, впрочем, все равно приходилось нащупывать для верности. Впечатается в какую-нибудь дверь лбом - вот будет для Джу развлечение в ночи, синяки лечить или спорить с ним на тему путешествия в Мунго, на которое он все равно не согласится. Нет. Обойдутся без этого.

В общем, до гостиной он добрался благополучно, хотя, наверное, шумел так, что разбудил бы всю квартиру, если бы тут были спящие. Остановился на пороге, пресекая желание чисто по привычке повертеть головой, чтобы оглядеться, и просто замер, как пришел.

- Джудит, это ты?

"Интересно? Свет горит или нет? Вот дурацкие вопросы у слепого!"

+1

4

Что касается открытых пространств, то глаза Джудит уже совсем привыкли и видели нормально. Очертания мебели, предметы крупнее кружки - без проблем. Тусклого света от окна было более чем достаточно. Но стоило открыть шкаф в поисках заварки - и прозреть его глубину оказалось ей не по силам. Это был куб сплошной густой тьмы, и искать там банки пришлось на ощупь, больше никак. И их оказалось две одинаковых. И нужно было вынуть аккуратно каждую по очереди, открыть и понюхать…
Почему ей не пришло в голову включить свет, вот кто бы спросил. Но спросить было некому, и Джудит беспрепятственно продолжала священнодействовать в полумраке, будто жрица какой-нибудь спятившей богини, исполняющая заведенный ритуал.
Она старалась не шуметь, но то она, а чайник ей не шуметь не обещал… Звуки от комнаты Роджера она услышала не сразу. Оглянулась, застыла. Разбудила! А может, ей показалось? Подождала. Нет, не показалось…
Он появился  в дверях, и косая полоска света от уличного фонаря выхватила из темноты его фигуру. Красивый… Создает же природа мужчин. Совершенство в каждой черте! Если у них все будет хорошо, когда-нибудь потом у них будут очень красивые дети.
Она снова заметила в своих мыслях и своих ощущениях это странное “если”. Не “когда”. Не “обязательно”. “Если”. Оно было в её мыслях и до их ссоры - и осталось теперь. Осторожность, боязнь сглазить? Или все-таки сомнения? Их отношениям - недели, даже не месяцы. Но как Джу не думала, отмахивалась от этих мыслей и вчера, и позавчера, так тем более, без сожалений отмахнулась и сейчас.
Будь с Роджером все в порядке, Джудит смотрела бы на него подольше. Просто стояла бы и смотрела, любуясь. А отвечать вовсе было бы не обязательно, ну кто еще, кроме неё, может шарашиться среди ночи на этой кухне. Но ему сейчас трудно, вокруг него темнота, и тянуть с ответом жестоко. Джудит откликнулась немедленно.
-Это я. Прости, я тебя разбудила…
Она так старалась не шуметь. Она ничего не уронила, ни по чему не громыхнула. Но Роджер все-таки услышал. Наверное, стоило поставить глушащий щит, а она никогда такого не делала, надо будет потом попрактиковаться..
- Хочешь чаю? Раз ты все равно проснулся. Я заварю так, чтоб не бодрил.
Ему завтра не на работу, может спать хоть до полудня, хоть до послеполудня. Но сбивать режим нельзя. Хотя бы для того, чтоб не терять ориентации еще и во времени.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

5

Ответа какое-то время не было. Наверное, совсем недолго, но Роджер напрягся. В полной темноте мир воспринимался совсем иначе. И это "иначе" включало в себя и восприятие времени. Тем более, сейчас, когда он еще и не был привязан к привычному рабочему графику. И когда нет привычной возможности взглянуть на часы в любой момент. И не просить же Джу или Саважа зачаровать ему часы, чтобы те напоминали ему о времени каждый час. Хотя что-то похожее, наверное, стоило придумать. Если слепота окажется не временной проблемой, а долгосрочной, если и вовсе не пожизненной.

- Не разбудила. Я не спал, - честно ответил Роджер и мысленно выдохнул, когда девушка, наконец, заговорила.

Все-таки, она, а не кто-то другой. Вариантов, конечно, было немного. Но все-таки. Он забыл уточнить у Саважа, кто может приходить в эту квартиру свободно. А стоило. Оставалось только надеяться, что о ком-то важном или заглядывающем к нему регулярно Саваж бы его сам предупредил. Наверное, раньше таким человеком была Кэт. Но не теперь.

- Хочу. Спасибо, - отозвался Роджер, все еще не двигаясь с места.

Эх. Подаренную Саважем трость он очень неосмотрительно забыл в спальне. И, конечно, он помнил, сколько шагов от этого угла до стола. Успел потренироваться до прихода Джудит. Но все равно опыта у него еще было мало. И было бы крайне  неловко сейчас во что-то влететь.

- Погоди, - остановил он девушку, хотя даже не знал наверняка, начала ли она что-то делать после его слов. - Ты не могла бы подойти? Пожалуйста.

+1

6

Такой потерянный… Нет, не растерянный совсем, но без привычной ему уверенности. Милый, милый… Джудит сделала шаг, другой, а потом он позвал её. Пожалуй, в этот момент она осознала всю-всю неоглядную глубину проблемы. Не видеть лиц, не добраться до работы, не суметь прочитать - да. Но вот так, до таких мелочей!
Замерла всего на мгновение, перевести дыхание, и тут же:
-Да, конечно!
Надо менять всё. То, как она ходит, например. Вот как она привыкла ходить? Как учил Старший, а она невольно перенесла в жизнь, потому что именно так ей было удобно. Тихо, будто скользя, делая больше упора на внешний край стопы. Разумеется, когда она надевала туфельки с каблучками, было совсем не тихо, но даже мягкие плоские подошвы летних мокасинчиков уже делали её шаг неслышным на улице. Она ходила тихо, и Кэт иногда сердилась, что она появляется за спиной, как привидение. Дэри - та как-то её всегда слышала, но Кэт иногда пропускала.
Но за миг, и даже за два, походку не изменишь, и если начать пытаться, она точно застрянет на полпути. Приблизившись, коснулась Роджера, положив руку ему на плечо, как касаются в детской игре. И - кажется, можно? кажется, он совсем не против? - коротко обняла его, прижавшись к груди щекой.
И - ну какая же она дура! Остаться с Роджером - и уползти в другую комнату. Это глупо, в этом нет смысла. Смысл есть, когда рядом. Вот сейчас, например, этот смысл вот он. И никакой неловкости, теперь вот все правильно.
То, что они не женаты, то, что ей неприлично тут быть - это все такая ерунда, придуманная кем-то давным давно для совсем других людей. Для кого-то, кто никогда не знал, что такое потеря зрения. И что такое - не быть рядом, когда она правда может быть рядом, когда это нужно.
-Я оставила тебя одного, - пробурчала она. - Так не должно быть. Пойдем. Когда не спится, чай - это самое то.
И ещё поговорить. Это тоже помогает. Хотя они сегодня уже много говорили - разве этого может быть достаточно? Или слишком? Если не спится, значит, что-то тревожит. Её вот тревожило. Теперь она понимает, что. А что - Роджера? Даже не что… скорее - какие слова не дают ему покоя? В какие колючие мысли они складываются, в какие змеиные клубки сворачиваются?
Подвела его к кухонному столу. Не стала отодвигать стул. Он справится. Это он может сам. Не надо делать то, что он правда может сам. Надо просто не быть бесшумной. И Джу отошла включить свет, на этот раз стараясь ступать на всю подошву.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

7

Джу какое-то время молчала - скорее всего, совсем недолго, но у Роджера сейчас были довольно сложные взаимоотношения со временем и с тишиной. Постоянно казалось, что времени проходит больше, чем на самом деле. Вероятно, просто от того, что тишина сама по себе теперь стала некомфортна и субъективно ощущалась очень продолжительной, даже если длилась всего несколько секунд.

"Да, конечно!"

А потом были едва слышный шорох и почти беззвучный шум шагов. Если бы Роджер не прислушивался с особым вниманием, второго точно бы не услышал.

Так, направление, откуда должна была подойти Джу он, вроде бы, определил верно. Уже хорошо. Значит, если бы пошел к ней первым, сильно бы не промахнулся.

Он крепко обнял девушку в ответ, крепче, чем, наверное, стоило. Но чье-то живое присутствие рядом придавало некоторой уверенности. Хотя потребность в этой уверенности, Роджера несказанно напрягала, не испытывать благодарности к Джудит он тоже не мог. Да и просто не радоваться ее присутствию рядом - тем более. Но и в этом кое-что пугало. Сейчас, когда другие органы чувств начали постепенно обостряться, контролировать себя вдруг стало труднее. Джудит - ее запах, ее волосы и кожа на ощупь, да вся она целиком, когда он ее не видел - одурманивала его теперь куда сильнее, чем раньше. Или - так же, но способность видеть раньше просто помогало четко ощущать реальность, видеть границы дозволенного, осознавать последствия. Сейчас же все казалось чуть-чуть ирреальным. И это... это действительно пугало.

Не то чтобы он не был готов при необходимости на ней жениться. Да и без необходимости он был уже почти готов. Был бы. Если бы не потеря зрения. Не было бы момента менее подходящего для скорополительного брака во имя приличий, чем сейчас.

А Джу будто ничего и не замечала!

- Я всего лишь ослеп, а не превратился в младенца, - беззлобно, но смущенно проворчал Роджер на ее слова. Знала бы она, что у него сейчас в голове происходит! И не только в голове! - За мной не нужно приглядывать, чтобы я не убился о ближайший острый угол.

Но он позволил ей довести себя до стола, а затем отодвинул стул и сел. Да, сам он бы тоже справился. Возможно, не вовсе без приключений - но справился бы. И это радовало. А то теряться в нескольких квадратных метрах квартиры, пусть и чужой... Хуже можно было бы придумать, но не хотелось!

+1

8

Да, как-то так же она сама и рассуждала, почти слово в слово. Джудит даже улыбнулась тому, как совпали их мысли.
- Да, я знаю, - откликнулась легко, ничуть не задетая его ворчанием. - Просто мне тоже надо привыкнуть.
Повернув выключатель, она пару секунд постояла, привыкая к разнице в освещении. Глаза резануло, но Джу быстро проморгалась и вернулась к кухонному столу. Похоже, у Роджера этой проблемы не возникло. Сомнительное, конечно, преимущество.
-Должно быть, ты услышал, как закипает чайник… - проговорила задумчиво. - Я думаю, на моей комнате стоит барьер, не пропускающий звуки, потому что я не слышу ничего, что происходит на улице. Но я не знаю, везде ли так.
Она неторопливо заваривала чай, но думала о чем-то о другом, не о чае, не о звуках за окном. Ей было трудно уловить, что же за мысль вилась вокруг неё, как назойливое насекомое, пока она не села возле Роджера. Он в торце стола, она - по правую его руку. Как жена…
Ей нравилось так думать, так ощущать себя. Пусть даже они и не были женаты. Пусть даже Джудит суеверно добавляет про себя каждый раз, как коснется этого мыслью: “может быть, и не будем.” Будто бы слишком смелые мечты могут рассердить кого-то сильного, он разозлится и накажет. Смешно!
-Я сейчас скажу кое-что, а ты не сердись сразу, ладно?
Джу невесомо коснулась руки Роджера, обозначая: я тут, рядом - но отняла руку. Если он пожелает, он сам её коснется. Если ему это будет нужно.
-Ты не вернулся в свой дом, а пришел сюда, потому что знал, что я все равно ни за что тебя не оставлю одного. Я помню, что ты об этом говорил. Не хотел меня компрометировать. Но я же вижу: тебе тут незнакомо, неудобно, странно. И мы все равно с тобой наедине. И это было бы ужасно компрометирующе, если бы кто-то знал. Ты не жалеешь, что выбрал этот вариант? Тебе тут правда лучше?

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

9

- Нет, я услышал не чайник, а твои шаги, - отозвался Роджер. - И, нет, из своей комнаты я достаточно хорошо слышу то, что происходит за ее пределами. Возможно, в твоей раньше жил человек, который не любил постороннего шума. И, видимо, это был не Кингсли.

Он не уточнил у Саважа, в какой комнате кто жил раньше. Судя по всему, тема того, что бывшие соседи по квартире съехали, была достаточно чувствительной. А Роджер пока еще не был готов обсуждать чужие чувствительные темы, не видя при этом собеседника. Но вряд ли бы Кингсли поставил на спальню такую защиту, чтобы не слышать происходящего за пределами спальни. Авроры - те еще параноики. Скорее уж, усилили бы эти посторонние шумы на всякий случай. Но никак не наоборот. Хотя сам Роджер считал, что вызов они и так, и эдак не проспят, а свободное от службы время - для сна, что бы там вокруг ни происходило, пока их не вызвали. Но наверняка большинство авроров бы с ним не согласилось.

Вопрос Джудит его не рассердил. Его, в принципе, мало что могло рассердить, если это не касалось мамы и оборотней - потому что те имели прямое отношение к маме.

- В плане ориентации в пространстве мне не слишком важно, где находиться сейчас, - ответил он, чуть подумав, нащупал руку Джудит и рассеянно погладил ее пальцы. - Да, возможно, в собственно квартире я бы быстрее стал ориентироваться, но необязательно. Удивительно, как много вещей, на которые не обращаешь внимания и совершенно не запоминаешь, когда имеешь возможность видеть их постоянно. В общем, в этом смысле - Мунго, моя квартира, квартира Саважа, ваш дом - почти без разницы. Я не могу сказать, что тут мне сейчас более незнакомо, неудобно или странно, чем было бы где-то еще. Непривычно, да. Но без возможности видеть везде становится непривычно. Да, в Мунго не так уютно было бы, но в остальном...

Он пожал плечами.

- Да, я все равно считаю, что в доме, в который в любой момент может вернуться его хозяин...

Саваж, хоть и был квартиросъемщиком, а все равно воспринимался Роджером хозяином жилья, а не как-то иначе.

- ...у нас меньше шансов сделать какую-нибудь глупость, чем было бы, к примеру, в моей квартире, которая, к тому же, совсем не приспособлена для двоих. И шансы, что кто-то узнает, что мы жили в одном доме, ниже, чем если бы я принял твое предложение. И жить у Саважа, будучи инвалидом, мне тоже морально проще, чем принимать твое приглашение. Так что, нет, я не жалею.

Он помолчал.

- И еще... Я рад, что ты сегодня осталась здесь. Правда. Ночевать тут в самую первую ночь в одиночестве, это действительно далеко не самые приятные ощущения, - все-таки, добавил он. - Но я надеюсь, что ты не будешь делать так всегда. А то это, ну, выглядит как сиделка у постели больного. А мне бы не хотелось, чтобы наши отношения превратились во что-то подобное.

+1

10

Занятно… Джудит задумалась, как по-разному они воспринимают мир. Для неё, наверное, было бы проще в давно знакомом пространстве. Она снова прикрыла глаза и вспомнила, как несколько дней назад шла по своему дому. Нет, было совсем не так же, как если бы она все видела. Но все-таки она чувствовала себя спокойно и уверенно. Она могла ошибаться в длине шага, в расстоянии, но знала, где что лежит и стоит. Пожалуй, так же уверенно ей было бы в том доме, что сгорел. Она там знала все, узнала за два счастливых, беззаботных года. Но в чужом доме ей было бы неуверенно и тревожно. Но Роджер чувствовал иначе! Джудит могла бы спросить, но почему-то не стала сразу, а потом момент был упущен. Она подумала, но не спросила: а в доме, в котором ты вырос, тебе было бы проще? Было бы увереннее? Но она предполагала ответ: наверное, нет. Наверное и там ему было бы “без разницы”...
У нас будет дом, где тебе будет легко и уютно. Где ты сможешь протягивать руку и не глядя брать то, что тебе нужно. Где ты будешь ходить уверенно и свободно, не боясь ни на что наткнуться… У нас обязательно будет такой дом!
На эту мысль ей хватило мгновения, и она даже не смутилась своей смелости. Еще вечером смущалась. Еще вечером были “если”, и “может быть”, и “вдруг он передумает и не захочет”... Сейчас этого не было, будто бы ночь стерла все лишнее мокрой тряпкой. Будто бы все было немного не на самом деле.
Не смутила она и услышав про “глупости”. Тихо обрадовалась. Он думает об этом! Он… чувствует это! Нет, они часто обнимались, они целовались, порой целовались так нежно, что захватывало дух и казалось, вот сейчас еще немного - и “глупости”! Но оба они останавливались где-то у самой черты, совершенно ясно её осознавая. И вот это немного её пугало.
Будто я недостаточно хороша для этого, - подумала она с улыбкой, не переживая, а давая имя своему невидимому страху.
Пришло время разливать чай. Джудит поднялась и снова отошла за чашками, но вдруг застыла и строго посмотрела на Роджера, совершенно на мгновение забыв, что он не видит её взгляда.
-Сейчас я стукну тебя чем-нибудь тяжелым, Роджер Бэгнольд! - предупредила почти серьезно. Оглянулась: чем бы? Половником больно. Сковородка… смешно! Ложкой? - Я стукну тебя рукой!
Так себе угроза. Рука у Джудит совсем не была тяжелой. Если бы Роджер мог нормально видеть, она бы даже не стала приводить угрозу в исполнение, достаточно было сообщить о намерении. Но тут другое дело. Пообещала - надо выполнять! - Сейчас, только чай налью. Ты же доктор! Почему ты игнорируешь период адаптации? Поставил на себе крест и решил, что я тут утопаю в жалости?
Поставила две чашки на обеденный стол, но так, чтоб ни один из них не мог бы даже случайно смахнуть их на пол.
-Я немного  не та девушка, чтоб жалеть тебя. Да я выросла на сказках про слепых воинов, уделывавших армии. Драться вслепую - часть базовой подготовки в нашей семье. А ты, даже и без зрения всё тот же Роджер Бэгнольд. У тебя ясный ум, очень хороший слух, чуткие руки. И прошло совсем мало-мало времени, чтоб ты освоился в новом пространстве. И не бью я тебя сейчас не потому что жалею, а потому что ты красивый, зараза, я залюбовалась и забыла!
Она пододвинула к нему чашку и придержала, пока Роджер не коснется ручки. Не жалость - просто новая реальность, в которой им жить.
-Так что считай, что я просто нашла предлог лишний раз побыть с тобой. А про глупости еще поговорим отдельно! - пробурчала, пододвигая вторую чашку к себе.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

11

- Рукой, - заметил Роджер, - может выйти недостаточно эффективно. Все равно что привязать буйного аврора веревкой, которая минут через десять сама спадет. Вроде как, для устрашения, а по факту - совершенно неубедительно. Уверен, у тебя под рукой есть достаточно увесистые предметы, чтобы вышло эффективно и устрашающе. А пока не страшно. Совсем.

Но, Мерлин, это же Джу. Кому он пытается лекцию прочесть об эффективности прикладывания предметов к людям? Она дальше угроз не способна пойти. По крайней мере, не с ним.

- И не в жалости дело, Джу, - возразил он. - Высококвалифицированная сиделка как раз должна бы быть далека от жалости. Конечно же, в идеале, ей нужно уметь сочувствовать и сопереживать своему подопечному, но главные ее функции - это качественно оказываться необходимую помощь. И это самое несе... несоблазнительное явление в жизни. Даже если в нашем случае, помощь мне нужна в том, чтобы не облиться чаем и не снести на своем пути какой-нибудь кофейный столик, а не в каких-то, кхм, неаппетитных вещах. Так что, с какого угла ни посмотри, выходит что-то не то. Либо мы рискуем-таки глупостями, либо рискуем тем, что тебе вовсе расхочется ими заниматься, потому что воспринимать ты меня станешь уже как-то... ну совсем иначе. ба варианта... Ну что-то не то!

А надо, чтобы было то - идеально и по правилам. Потеря зрения тут ну прямо вообще все ломала! Роджер даже о чае забыл.

- Джу, и, к слову, я-то не самурай. И базовой подготовки драться вслепую у меня не было, - проговорил он. - Впрочем, оно и к лучшему. Вряд ли бы я в этой науке преуспел. Склонность к дракам в моей жизни была непродолжительна и не слишком богата на результаты. А целителю, помимо рук, ума и слуха, все-таки, нужны глаза. Большая часть диагностики требует зрения. Пульса мало, как и физического осмотра. Ты же сама это отлично понимаешь. Многие вещи можно и диагностировать, и вылечить, только видя их.

Не бьет она. Может, бить как раз эффективнее и вышло бы. По крайней мере, им стало бы не до обсуждения того, что делать с ним и его слепотой, потому что возникли бы проблемы посерьезнее. Еще серьезнее, то есть.

- И нет, я не ставил на себе крест. Но пока я не знаю, в каком направлении мне адаптироваться. Если Дафна Чан или кто-то из других колдомедиков, найдет, как это вылечить, то адаптация потребуется только базовая, на период лечения, чтобы не нуждаться каждые две минуты в помощи в самых простых вопросах. А если это навсегда, то и адаптироваться придется капитально. Включая смену профессии, - закончил он. - И, да, мне несколько неловко адаптироваться у тебя на глазах.

Чашки он, впрочем, коснулся, потому что кожей чувствовал, как Джу следит, чтобы он не потерялся на полпути к чашке. Ну вот! Опять! Оно! Как может нравиться мужчина, которому ты чашечку пододвигаешь, чтобы он не потерялся по пути к ней?! С другой стороны, конечно, и глупостями это чревато куда меньше.

Роджер нахмурился и подумал, что, похоже, основательно запутался в своих же рассуждениях.

+1

12

Роджер рассуждал так серьезно. Чуть смягчая  шуткой, но все-таки очень-очень серьезно, и Джудит его понимала. Не соглашалась, но понимала. Вот эта суровая и непреклонная линия - это твердая основа, которая его не предаст. Внутренний стержень. И ему не важно сейчас, что где-то в его строгую стальную логику вкралась ошибка. Но ей важно… Хотя бы понимать это, не обязательно убедить его. Главное, не поддаться его уверенности. Потому что чаще всего он бывает прав, и вот только сейчас - нет.
-А кто говорит про драки, Роджер? - возразила сначала на это. Это было проще всего. - Драться - это лишь небольшая часть. Я говорю об умении владеть телом и духом. Базовая подготовка - эту внутреннее равновесие, умение быстро сконцентрироваться и успокоиться, это самодисциплина и готовность сражаться, но не обязательно кулаками.  И давай предупрежу сразу. Меня вовсе не царапает, что ты вспомнил про самураев, я понимаю, что Китай и Япония отсюда видятся очень похожими. Но для Старшего разница очевидна и болезненна. Те, кто убили его маму и брата и едва не убили его - это были самураи. Не думаю, что рассердится или подаст виду, если ты так скажешь, но зачем нам неловкости. Извини, это я на всякий случай, это к делу не относится.
Джудит совершенно расхотелось его лупить, пусть даже он был не прав и говорил ужасные вещи.
-Помогать друг другу - это нормально. Даже некоторые животные заботятся о тех, кто попал в беду. И вообще, взаимопомощь - это основа нашей цивилизации. Вот скажи мне, потому что я часто об этом думаю: окажись я на твоем месте, если бы это я потеряла зрение, разве ты думал о себе как о сиделке? Тебе было бы трудно подержать меня за руку? Побыть со мной тогда, когда можешь, не все время!
Она закусила губу, сама испугавшись того, что сказала. Вдруг он сейчас скажет: я бы тебя бросил. Это она верит, что он её любит, это для неё он самый лучший, самый милый, самый справедливый и чудесный. А вдруг для него все иначе?  Тогда, конечно, пусть он скажет прямо. Но как же страшно!
Вот этот момент замешательства и сомнений Джудит была бы рада скрыть от Роджера. Хорошо, что он не видит - не вообще, а только вот сейчас. Мысль о том, что зрение к нему вернется, была счастливой и придавала бы  сил, если бы была хоть маленькая, хоть крохотная надежда. А пока об этом тоже лучше не думать. Ни о том, что это временно, ни о том, что навсегда - это одинаково выбивает почву из-под ног. Только “будь что будет”, только так!
-И, знаешь, я не буду подглядывать за тобой постоянно, честно-честно! Но имей в виду, что мне совсем несложно иногда помогать тебе. У меня в самом деле, сейчас более-менее свободный график.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

13

- Да, прости, - поспешно отозвался Роджер. - С самураями, это я перегнул. А какое у вас слово правильное для воинов? Или нет особого?

Джу, впрочем, действительно явно интересовали не его пробелы в истории и географии Азии, а куда более приземленные и насущные вещи.

И ее вопрос был бы куда более сложным, чем, возможно, она полагала, задавая его. Нет, конечно же, он бы ее не бросил. И любить бы не перестал. И хотеть - тоже. Хотя, пожалуй, в их случае снижение сексуального интереса было бы только во благо. До тех пор, пока он, наконец, не сподобится-таки сделать ни в чем не повинной девушке предложение.

- Нет, побыть рядом и подержать за руку, я бы, конечно, мог. Но. Очень может быть, что я был бы с тобой так же суров, как с любым другим своим пациентом, - чуть усмехнувшись, проговорил Роджер. - То есть, никакого чая или никаких поцелуев, пока не начнешь ориентироваться, допустим, на кухне так, будто тебе вовсе не нужны глаза. Ну, это если очень грубо выражаться, навскидку.

Но, пожалуй, суть была бы именно такая. Сначала позаботиться о том, что она не убьется, налетев на какой-нибудь угол, в одиночестве, а затем уже все остальное. Было бы это слишком жестоко с его стороны? Тут он не мог сказать с уверенностью. Может быть, Джу решила бы, что жестоко.

- А вот когда убедился бы, что ты точно, если что, сможешь выжить и без зрения, и без меня, тогда, да, тогда стал бы заботиться более... ласково, - закончил он.

Конечно, многое бы зависело в подобной ситуации от морального состояния и поведения Джудит. Всех подряд, не глядя на детали и особенности, Роджер, конечно же, не муштровал, не тиранил и не привязывал, хотя был способен на все три варианта поведения - и даже не только подряд или отдельно друг от друга, а одновременно. Но общий подход все равно был бы именно таким. Другое дело, что Джу - не он, а он - не Джу. Может, и не хватило бы у него решимости или жесткости гонять ее ночью по кухне, вокруг мебели. Или у нее не хватало сейчас в отношении него. Или, возможно, ей просто не приходило подобное в голову.

+1

14

Джудит перебрала в уме знакомые слова: настолько же распространенного, как “самурай”, пожалуй, не было.
-Воин - это достаточно универсально, вне зависимости от эпохи и типа вооружения, - откликнулась легко. И тут же коротко подумала о другом.
Что когда-то ей пришло в голову научить Роджера хотя бы сотне иероглифов. Не потому, чтоб ей так хотелось распространить на него больше влияния. Просто чтоб можно было иногда писать ему что-то тайно, оставляя понятные одним им послания. Чтоб можно было подписывать записочки, оставлять в конце милое “люблю”, “целую” и даже “вся твоя”. И теперь это совсем-совсем невозможно? Если он не вернет себе зрение, ему будет еще долго не до того. Как жаль…
Она положила голову на руку и так смотрела на Роджера, немного снизу вверх, и какое-то время молчала, представляя себе это. Строгий суровый Роджер заставляет её снова и снова повторять одни и те же движения, пока не доведет до автоматизма. И, если что-то будет не так, даже её не поцелует? А она, лишенная возможности видеть его лицо, его глаза, она бы стала думать, что он как раз разлюбил её и досадует, потому что… как еще она поймет, если не увидит глазами и не ощутит кожей?
Она молчала дольше, чем обычно, и, чтоб Роджер не гадал, отчего она молчит, тронула пальцами его пальцы и осторожно погладила: я тут, тут, просто думаю…
-Это очень похоже на то, как нас учил Старший, - проговорила она задумчиво. - Растяжка, стойка на руках, и еще ловить предметы вслепую. Я так и слышу его голос: “Еще! еще раз! снова!” - это она проговорила по-китайски, резко, холодно, отстраненно. Прозвучало все так, что и не нуждалось в переводе.- Иногда ты мне очень его напоминаешь. И это всегда меня удивляет и восхищает.
Она отняла руку и задумчиво повертела на столе кружку - раз по часовой стрелке, раз - против.
-Но ты со мной так не поступай. Даже если ты думаешь, что и я должна поступать так же. Я не смогу. Сделать вид, что люблю тебя меньше, чем всегда, даже ради пользы - не смогу.  Для меня это выглядит как наказание без вины. Это не придает сил. Совсем…
От этого стало грустно. Вот глупая! Ведь это лишь модель возможного будущего, не само будущее! Просто предположение. Ведь сейчас проблемы у Роджера, а не у неё! А грустно ей, пожалуй, от того, что он так суров. Это у неё мимолетное, пройдет!
- То, что мы сейчас называем глупостями, это совсем не глупости для меня. Когда-то давно ласковые объятия вытащили меня из самой глубокой печали и дали силы жить дальше.

Отредактировано Judith Chang (2022-07-23 00:39:20)

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

15

- Джу, ну не просто же так твой брат был мне практически наставником, - усмехнулся Роджер. - А если бы Кэт не пошла в авроры, я бы точно пошел стажироваться в отделение магических вирусов, а не в травмы от заклятий.

И тогда они бы с ней наверняка встречались чаще. И Джу была бы не просто одной из подружкой Кэт и родственницей бывшего преподавателя Роджера, но сестрой его наставника. Конечно, никаких семейных посиделок в обществе всех Чанов Роджера бы не ждало: доктор Чан был не из тех, кто особенно сильно сокращал на работе дистанцию. Но шансы начать общаться более близко раньше точно были бы выше. Хотя не факт, конечно, что это бы к чему-то привело. В стажерские годы Роджер был сконцентрирован только на учебе, а позднее - на работе. Пожалуй, чтобы обратить на Джу внимание, ему и правда надо было оказаться похищенным ею. Забавно.

- Джу, это ведь не про "любить меньше". Это лишь про награду в финале и про непотакание глупостям в голове, - заметил он, когда девушка закончила говорить. - Другим глупостям. Упадническим. Потому что мне от избытка заботы хочется погрузиться в них еще больше. И постоянно с тобой спорить, что нет, все будет плохо и даже еще хуже. Чисто на рефлексе. Но это, конечно, не твоя вина.

Это уже его дурость.

- Но я буду иметь то, что ты сказала, в виду, если мы вдруг когда-то поменяемся местами, - серьезно сказал он, а потом резко нахмурился и особенно сильно пожалел, что не видит сейчас ее лица. - Так. Стоп. Какие еще ласковые объятия?! Когда?

Ну не то чтобы он видел нечто предосудительное в том, что в жизни Джудит могли быть другие отношения, до него. Просто ему раньше вовсе не приходило в голову, что они могли быть. По факту. Весь облик Джудит категорически не вязался в какими-либо романтическими связями серьезнее поцелуя в щеку и прогулок за ручку. Он где-то крепко просчитался? Или, может, она имела в виду что-то несколько иное?

+1

16

Джудит улыбалась совсем по-весеннему, мягко и ласково, и вокруг сердца образовывалась весенняя цветочная нежность. Ей нравилась и схожесть Роджера со Старшим, и их различия. Нравилось, как он говорит, молчит, хмурится, улыбается. Нравилась его прямота - это не пугало, а, напротив, обнадеживало. И возносило Роджера ну ладно, не к небожителям, но куда-то близко к ним. Потому что таких во всем мире, наверное, единицы. А он выбрал её… И она снова вспомнила их первое свидание и герберы. Кажется, это было так давно… Будто полгода назад. А посмотришь в календарь - всего месяц!
Она тихо фыркнула, когда он поправился про другие глупости. Нет, она и без этого все верно поняла, по общему смыслу. Но это прозвучало так мило…
И немного грустно. Это она тоже отметила. Та безусловная любовь, в которой она живет, как золотая рыбка в аквариуме, и без которой задыхается - для него может быть наградой. Если она - рыбка, то он как бедуин… И ей захотелось не просто прикоснуться к нему, а обнять - всего-всего! Нет, пусть даже просто обнять, только это! Не потому что он чем-то заслужил, потому что ей это нравится…
Она почти дотронулась до его руки, когда он вдруг нахмурился и переспросил. И Джудит даже испугалась - ой, я что-то не то сказала? Лишнее, да?
Нет, сказала она очень аккуратно. Но ведь как раз про то, что вообще трудно как-то еще назвать, кроме как аккуратными, округлыми словами. Это было в её жизни - это невероятное переживание, о котором она вспоминала часто, а говорила - никогда вообще. И вспоминала так аккуратно, будто подглядывала краем глаза.
Это было волнующе и смущающе. Это было…
И теперь Роджер решит, что она отняла у него что-то важное. То, что дается, как награда. Будто бы это ограниченный ресурс. Он снова рассердится? Прогонит её? Снова станет холоден. Пожалеет о том, что они помирились - и теперь уже навсегда!
Джудит закусила губу, чувствуя, как пересохли у неё не только губы, но и язык. Чтоб он совсем отсох!
Джудит протянула к Роджеру обе руки и взяла его ладони в свои. Он спросил - она ответит. Быть может, у неё получится не ранить его.
-Это было давно. Мне было пятнадцать. В то лето погибла мама. В доме стало тихо-тихо… Я грустила по ней. Да еще Шен. С ним невозможно было говорить. Если бы он не отталкивал так, если бы не притворялся вечно спящим - может быть, было бы легче.
Она вспомнила то лето - и тень горя снова коснулась её сердца.
-Я так устала, что тоже легла на кровать и притворилась, что сплю.
Эта огромная комната, пустая, как террариум. Ей хотелось забиться в шкаф или под кровать. Но не было сил. И плакать сил не было.
-Наверное, все бы прошло и так, я не знаю. Но тогда мне казалось, что на этом все и закончится. Я наконец-то перестану дышать.  И просто погасну, как лампа. А потом почувствовала, что меня обнимают. Как плюшевую игрушку. Оказывается, Дэри пришла ко мне, и её пустили. И она легла рядом и обнимала меня. Обнимала, пока я не расплакалась, а потом - пока не успокоилась. А потом…
Вот это-то она и не умеет рассказать. А теперь еще и не хочет. Боится.
-Потом я ожила. - Она смущенно улыбнулась. - Время пошло дальше. Это очень важно, когда тебя любят и обнимают. Это важно - не только знать об этом, но и чувствовать. А еще, это важно говорить о чувствах сразу, прямо сейчас. Потому что завтра может оказаться поздно. Я не могу об этом не думать.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

17

Пятнадцать. Давно. Задолго до него. Роджер почти физически выдохнул. А уж он-то подумал! Что Джу какой-нибудь Кингсли или Грэм утешал во время их непродолжительной, но болезненной ссоры. Глупость, если вдуматься, да, еще одного порядка глупость, но в голову она ему все-таки пришла. И хорошо, что оказалась в корне неверной. Роджеру даже стало немного стыдно. Джу ему о печальных событиях в своей жизни, а он тут с ревностью своей.

Однако и облегчение, и неловкость быстро сменились настороженностью и озабоченностью иного характера. Потому что то, как говорила Джу... Как звучал ее голос при этом...

- Погоди-ка, погоди-ка, - нахмурившись, пробормотал Роджер и безошибочно нащупал ее пульс.

Держала девушка его за руки очень удачно, но, кажется, сейчас он бы смог поймать ее за запястье, чисто интуитивно и задавшись целью, лишь потому, что ему было очень важно узнать наверняка.

- По-моему, вы с ней не исключительно по-дружески обнимались... - произнес он не раздраженно, но удивленно и озадаченно.

Нет, если вдуматься, то это вообще не его дело было. То, чем и с кем Джу занималась до знакомства с ним. Тем более, таак давно. Уж чем только он ни занимался в школьные годы. И она же его не спрашивает. И действительно, будь на месте Джу любая другая девушка, он совсем не заинтересовался ее прошлым в этих вопросах. По той, которая вела откровенно разгульный образ жизни, это было бы очевидно и так, а вещи более скромные... Мало ли, кто за кем ухаживал в прошлом? Другое дело, что именно Джу-то совсем не ассоциировалась у него с чем-то сравнительно серьезным и интимным до брака... И, тем более, экспериментальным. А Дэри... С Дэри это правда больше походило на эксперимент, случайный опыт юности. И вот это... Если было правдой. Поражало. Так, что Роджер на какой-то момент даже забыл о своей слепоте.

+1

18

Джудит не отняла руку, касание Роджера было приятным. И, кажется, отчасти компенсировало ему зрение. Потому что он понял по пульсу то, что не видел глазами: её смущение.
Она пожалела о том, что сказала об этом. Но среди объятий всей её жизни эти и в самом деле были наиболее яркими, такими, что не забываются. Другое дело, что она и правда не собиралась рассказывать всё! И вот теперь она молчала, кажется, еще больше добавляя пищи для его подозрений.
Молчала, не зная, что сказать. Рассказать как есть? То есть, как было? Но это вообще непонятно, как рассказывать, потому что было как-то безотчетно, её память не успела зафиксировать, как вообще это все произошло. Как её всегдашнее обожание подруги стало таким физическим. Кто первым коснулась другой с не дружеской лаской. О чем думали. Джудит до сих пор даже если и задавалась этими вопросами, то уже через минуту торопливо заталкивала их подальше.
Рассказать - и снова объявить, что кто-то в этом мире был ей ближе Роджера? Она уже знает, как болезненно Роджер к этому относится. Он не мучает её ревностью, это правда, но конкуренции он не потерпит. Даже если в этот раз он не уйдет сразу, то есть, если не прогонит её… Если он почему-то сдержится. Зачем ему этот удар от неё?
Но и соврать она не могла. Нет, она отлично врала, если Кэт просила сказать миссис Бэгнольд, что она на дежурстве. Могла соврать братьям, куда идет, чтоб не волновались за неё. Мало ли случаев, когда Джудит Чан могла соврать не моргнув глазом. Но соврать Роджеру не могла. Он бы поверил. А она потом всю жизнь себя презирать будет.
-Мы с Дэри просто друзья, - проговорила тихо.
Вот это было правда. С того августа они больше этого не повторяли. Хотя им и случалось ночевать и в одной комнате и даже в одной кровати. Не повторяли и даже как будто не вспоминали, не говорили об этом. Разве что иногда виделась Джудит какая-то лукавинка в улыбке подруги, так наверное, такая же была и в её.
Мягко высвободила руку, но не отняла их. Погладила пальцы, теперь избегая смотреть Роджеру в лицо.
-Ты умеешь дозировать нежность, а я нет. Приберечь на потом, оставить в награду. Когда ты прерываешь поцелуй и отстраняешься с улыбкой,  я должна еще вспомнить, что это не от того, что ты больше не хочешь, а потому что бережешь меня. Ты отстраняешься и говоришь об этом так, будто это что-то плохое. Ты будто идешь краем озера по щиколотку в воде и не хочешь ступить дальше.
Потому что дальше - омут, Роджер?
Подняла на него глаза и снова смутилась. Будто бы он мог её видеть, будто бы снова видел больше, чем она пыталась ему сказать.
-Я хотела тебя попросить. В следующий раз, когда ты поцелуешь меня, не останавливайся у кромки.
Будь храбрым, нырни!
Ведь она сейчас была очень храброй…

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

19

"Просто друзья". На вопрос Джу все-таки не ответила, обошла его, хотя то, что у них сейчас, Роджера не слишком волновало. В том смысле, что он верил ее в словам про сейчас. Про сейчас у него и вопросов-то не возникало. Как и с теми подарками от Грэма и Кингсли. Он ревновал к перспективе, а не к тому, что там реально могло что-то происходить в настоящем. Впрочем, уже сам факт того, что возражать на его предположение или вообще как-то говорить о прошлом с Дэри, Джудит не стала был своего рода ответом. Было. Точно было. Удивительно!

Роджеру требовалось время это переварить. Но какое там? Небесное создание уже поскакало дальше. По полям и прериям того, что ее, оказывается, беспокоило.

Роджер вздохнул и даже не стал спорить. Он не приберегал и не оставлял в награду в том смысле, в котором это имела в виду она. Он просто не отвлекался. Или заботился о репутации. А не берег. Что там беречь? Оно либо есть всегда, либо его нет, в принципе. То, что имела в виду Джудит в широком смысле слова. Просто у Роджера действительно не было этой острой потребности делиться - или обладать. Должно быть, он был слишком хладнокровен, сдержан и расчетлив, хотя и не холоден по свой сути.

Не останавливаться. Он не мог обещать ей этого. Как не мог и просить прощения за и то, что из желания соблюдать приличия он заставлял ее сомневаться в своем к ней отношении.

Поэтому поступил он иначе. Цапнул ее за руку и настойчиво потянул к себе на колени. На пути могли оказаться стол, стулья и что угодно еще, но он надеялся, что Джудит сама с ним разберется и не пострадает в процессе. Ей-то видно, как оказаться у него на коленях, не ударившись ни обо что по пути.

- Милая Джудит, ты же понимаешь, что при такой постановке вопроса мы не будем с тобой даже целоваться до тех пор, пока я не съеду от Саважа или пока ко мне не вернется зрение, чтобы я смог найти подходящее для нас место, смотря что произойдет раньше? - чуть ехидно уточнил он, когда Джудит оказалась "в пункте назначения". - Потому что Саваж может быть сколь угодно гостеприимен и сколь угодно стабильно задерживаться на службе, но не останавливаться в его квартире, мне представляется некорректным по отношению к нему. Да и к тебе - тоже. И дело во все не в глубине моих чувств к тебе.

Попробуй объяснить женщине, что важное для нее для него возможно практически с кем угодно. И разница для него будет лишь в чувствах и в серьезности намерений. И ради того, чтобы сделать все правильно, он-то вполне готов подождать.

+1

20

В первый момент она испугалась. Причем, вовсе не того, что Роджер её обидит. Вот о том, что он может причинить ей физический вред, у неё даже мысли не возникло. Зато появилась мысль: он оскорблен!
…Нет? Точно нет?
Он все так же ласков, неприступно-ироничен и… предсказуем…
Ох, она знала все эти очевидные аргументы. Она с каждым из них была даже согласна. Но это не означало, что Роджер был прав.
В то очень короткое мгновение, когда она боялась, в её голове пронеслось множество мыслей - что же делать! как его убедить, что волноваться ему не о чем? Самый простой и доступный способ для неё закрыт. Когда Роджер злится, он очень колюч…
Но едва она поняла, что нет, все в порядке, это не злость, это наоборот, успокоилась, улыбнулась и прильнула к нему. Обняла без попытки соблазнить, больше ласково, чем интимно. Прикрыла глаза.
-Вот только не надо мне угрожать, - проворчала с улыбкой. - Все-то ты понял правильно. Именно то, что я и хотела сказать.
Лукавый глазок всего на миг глянул снизу вверх, будто убедиться, что мир стабилен, Роджер все так же красив - и снова скрылся под ресничками.
Не стала возражать. И провоцировать не стала. Чувствовала, не всегда понимала целиком, но чувствовала, что ой не все зависит от Роджера. Что и были, и будут еще моменты, когда и она может не только ждать и подчиняться, но и действовать. И после их ссоры и примирения она даже стала ощущать это яснее - оттого, что теперь больше знала Роджера. И - нет, сейчас она его не станет уговаривать, не станет испытывать или что-то ему доказывать. Тем более - не станет принуждать или капризничать. Ломать человека - вообще последнее дело…
-Так хорошо… - промурлыкала тихо. Ей и правда оказалось в его руках так спокойно и безмятежно, как не было полчаса назад под одеялом. Наверное, окажись она сейчас в объятиях Роджера на кровати, не факт, что она стала бы ластиться, может быть, вот так бы и уснула сразу. - Я чуть-чуть посижу так.
Она и правда сидела так не очень долго. Конечно, хотелось бы всю ночь - устроиться и уснуть. Но это нельзя. Даже часик или полчаса - неудобно на стуле. А встать с ней на руках и перейти на диван, чтоб сесть там удобно - Роджер сейчас не в том состоянии. Так что, может, минуту, может, три… Потом выпрямилась и заглянула в лицо.
-Если не смогу встать утром пораньше, то и с работы вернусь попозже, чем собиралась. Чем будешь заниматься? Я слышала или мне показалось, Саваж говорил про какой-то читающий артефакт? Он его уже принес? Можно посмотреть?

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

21

На самом деле, даже просто сидящая на коленях девушка, - это уже, своего рода вызов. Роджер давно научился контролировать свои порывы, но, конечно, искушение было. Большое. И все же оно было совсем не так велико, как когда Джудит проявляла какую-то инициативу первой, не давая Роджеру полностью проконтролировать ситуацию. Так что - не страшно. Все приличия на сегодня были спасены. И Джу, в общем-то, сама это подтвердила, очевидно, решив, что на сегодня хватит изощренных провокаций (провокаций, которые она, к слову, скорее всего, провокациями не считала) и сменила тему, встав с его колен.

Роджер, пожалуй, был ей за это благодарен, хотя где-то, почти на уровне подсознания, тлела мысль, что он бы, пожалуй, не возражал, если бы она продолжила. Ему вдруг стало искренне любопытно, как далеко она смогла бы зайти. А еще - смогли бы он, в конечном итоге, все-таки устоять. Но это, конечно, были нехорошие и в чем-то жестокие желания. Любимая женщина - не подопытная ласточка, чтобы эксперименты проводить. Пусть даже ты сам тоже - собственный подопытный.

- Буду продолжать учиться жить в темноте. Еще надо наведаться в больницу. Там у целителей были какие-то новые идеи по поводу моего случая, - ответил он. - И да, артефакт Саваж действительно принес. Правда, я еще не дошел до того, чтобы как следует его опробовать. Сиди тут. Издавай достаточное количество шума. Я сейчас его принесу.

Сказав это, Роджер решительно поднялся, вспоминая про себя количество шагов в разных направлениях. Ну, в конце концов, налетит на что-нибудь, и ладно. Зато запомнит, что тут есть что-то травмоопасное.

...Впрочем, по факту он все-таки шел достаточно осторожно и медленнее, чем обычно, и, видимо, именно поэтому добрался до спальни без приключений.

+1

22

Как после ночи наступает рассвет, так после слов губы смыкаются - и наступает тишина. А за тишиной приходят мысли. Джудит опустилась на свой стул и замерла на минуту. Если бы слышали её старшие - осудили бы. Сказали бы, что она была несдержанна и вышла за границы приличия.  И тогда, пожалуй, ей стало бы очень-очень стыдно.
Но сейчас ожидаемое чувство стыда не подступало. Было чувство правильности: она все сказала Роджеру верно. И даже, пожалуй, мало.  Достаточно ли, чтоб он мог понять её правильно?
Взглянула на него, удаляющегося в спальню.
Понимаю ли тебя правильно я?
Было грустно. Было светло. Было обожание. Но стыда так и не наступило.
Ах да, он же просил её шуметь. Джудит недоуменно оглянулась: как тут пошумишь? Стучать пальцами по столу, или ложечкой по чашке? Она тихонько запела простую китайскую считалочку, одну из тех, какими обучали детей запоминать дни недели. Не слишком громко, достаточно, чтоб Роджер слышал и мог сориентироваться в пространстве. К тому же эта глупая песенка немного отвлекала от глупых мыслей, хотя и не приводила к умным.

Ну чем еще заняться двум рейвенкловцем посреди ночи, мужчине и женщине, сидя рядом? Конечно, изучать артефакт!
Артефакт поначалу читал немного неуклюже, путаясь в ударениях интонациях, но не в буквах.  И он точно учился. Или то учились они с Роджером? Было пока непонятно. Он вполне начал привыкать к руке Роджера, но  в руках Джудит снова стал путаться. Он замечательно читал английские книги, а у Джудит осилил даже несколько китайских иероглифов, но в осмысленные слова научился сводить их не сразу. А вот на руке Роджера уже никаких иероглифов не читал, видимо, воспринимая их как картинки.
Это было увлекательно, но не могло же продолжаться всю ночь! Джудит положила руку на стол, а голову на руку и какое-то время с улыбкой смотрела, как Роджер изучает артефакт. Как хорошо было бы - не расставаться. Кому бы они навредили, если бы не расстались?
Джудит представила себе, как Роджер водит рукой в тонкой перчатке по строчкам, сидя удобно на кровати, а рядом бы тихо спала она. Или притворялась бы, что спит. Или даже не притворялась бы! А они бы тихо иногда переговаривались…
И нет, она не уснула, просто притихла

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

23

Джу его просьбу издавать достаточное количество шума восприняла серьезно и исполнила ее со всей тщательностью. Еще не дойдя до спальни, Роджер услышал, как она что-то напевает. Непонятное, но позволяющее найти ее - при необходимости - без особых проблем. Собственно, на обратном пути Роджер ее и нашел быстро, не заблудившись по дороге и не пересчитав все углы, и даже двигаясь при этом во вполне сносном темпе, хотя и не так быстро, как было ему привычно.

...Артефакт оказался очень любопытным, хотя и явно еще "экспериментальным образцом". Что Роджера, конечно же, совершенно не смущало. Рейвенкло дай только с чем-нибудь поэкспериментировать. Злополучные очки тому пример. Но наушники были штукой безопасной. Иначе бы Саваж их не принес. Да и изобрела их племянница профессора МакГонагалл, а у этой семьи здравомыслие и человеколюбие в крови. А чего не хватило в крови при рождении, то довпитывается с молоком матери.

И, хотя первое время был сложновато - водить по строчкам, не видя текста, Роджер не привык, - получилось здорово и интересно. И Роджер уже представлял, как много пользы эта штука может в будущем принести слепым. Да и просто детям (и даже некоторым взрослым), которые любят послушать сказку на ночь, но по тем или иным причинам читать эти сказки им некому.

И да, артефакт явно изначально было англоговорящим, потому что с китайским путался. Это замечал даже Роджер, второго родного языка Джу, конечно, не знавший. Интересно, другим языкам он бы обучался быстрее, чем китайскому - все-таки, европейские по структуре к английскому, чем к китайскому, - или так же? А если читать будет тот, кто их не знает, так же, как китайский? Будет та же история или в силу большего сходства и, в некоторых случаях, возможности угадать смысл тех или иных слов будет попроще? В общем, ему явно было над чем поэкспериментировать в обозримом будущем. Особенно, если удастся найти пару книг на иностранных языках...

В какой-то момент Джу притихла. Роджеру даже показалось, что она уснула. Но уверен он не был - и не мог посмотреть на нее, чтобы убедиться. Исходить пришлось из того, что она не спит. Иначе прозвучало бы совсем странно. Хотя будить ее Роджер не хотел бы. Но, опять-таки, спать головой на кухонном столе - то еще удовольствие в плане последствий утром. Нет, спать нужно в постеле. Тем более, такой славной и изящной девушке.

А еще... Время же шло. Как давно они тут сидят? Да. Потеря ориентации в пространстве раздражала, пожалуй, даже несколько меньше, чем потеря ориентации в пространстве.

- Который час, Джу? - спросил он. - По-моему, тебе все-таки пора спать. Иначе ты не просто придешь на работу попозже, а проспишь ее целиком.

Как бы он хотел взять ее на руки и отнести в спальню. Необязательно свою. Можно и в ее. Да, в ее было бы правильнее. Но сейчас он не мог этого сделать. И если останется слепым, не сможет это сделать уже никогда. Когда жаль. Как безумно жаль такой, казалось бы, мелочи. Нет, решение точно должно было найтись. Не могли эти очки оказаться настолько уникальными, чтобы магическая медицина совместно с магловской не могла с ней справиться. Тем более, когда проблемой занимались такие опытные и неординарные колдомедики, как Дафна Чан.

- Пойдем? Давай, я тебя провожу.

"И очень постараюсь не потеряться на обратном пути, да".

+1

24

Время… Джудит автоматически ответила. Да, у неё были все шансы завтра проспать. Но это её вообще не беспокоило. Вот ни капли! На самом деле в данный момент её гораздо больше огорчало, что волшебное время, когда можно просто смотреть на Роджера, положив голову на руки, истекло. Когда еще она поймает его на полном погружении в дело, так, чтоб он даже на время забыл о ней и совершенно был собой. С его мимикой, светом чувств, с его потаенными мыслями, которые она, конечно же, не могла прочитать, но могла пытаться разгадать… Когда же он говорил с ней, то был уже немного иным, будто бы надевал доспех. Впрочем и она с ним, наверное, несколько отличалась от той, что была без него.
Джу тихонько вздохнула, поднялась, заглянула ему в лицо. Сможет ли он привыкнуть к тому, что он не видит? Сейчас кажется, что нет. Сейчас, когда есть надежда. И это будет еще… долго? какое-то время? какое? Ему, возможно, придется менять все. Учиться чему-то новому. Искать, привыкать… Это большие перемены. Это перелом, куда больший, чем несут ему отношения с ней. Что там какая-то возможная свадьба по сравнению с тем, что несет ему перелом? И что ему то… другое…
Какой-то миг она была очень серьезна, глядя снизу вверх на Роджера - и вдруг улыбнулась, совершенно освоившись в новой мысли и сделав её частью себя.
-Предлагаю другой план!
Она по обыкновению подняла вверх палец, совершенно не соотнося это с тем, что Роджер не видит жестов. Но он и улыбку не видит…
-Для разнообразия в этот раз я провожу тебя. Не волнуйся, это недалеко. По дороге обратно со мной точно ничего не случится, обещаю. И когда дойду обратно, я пожелаю тебе доброй ночи. Идет?
Это был очень простой план. И очень не хотелось исполнять его именно так, как она сказала. И все-таки она исполнила. Вымыла чашки и прибралась - на это ушли минутки. Выключила свет. Зашла в комнату и сняла рубашку. Снова легла и хотя и с трудом, но уснула. И конечно же, проспала! Собиралась на работу второпях, даже не позавтракав. Вот это не страшно, там было где поставить чайник и сделать кофе. Да и опоздала так, что никто и не заметил… И все-таки тихо посмеивалась над собой. Роджер был прав! Опять прав! Как он там?..

Больше она к тому странному разговору не возвращалась - зачем? все слова сказаны, они друг друга поняли. Она даже как будто стала немного осторожнее Или ей просто так казалось теперь? Не напрашивалась на ласки, н провоцировала, не шутила больше с ним таким образом. Будто приняла его сторону, будто совершенно с ним согласилась…
Зато времени  с Роджером проводила много. Не важно, был ли Саваж с ними или нет. Она часто звала Роджера на прогулки - днем ли, вечером, утром ли в выходной. Не то чтоб нарочно хотела развлечь его, но и это тоже.  Звала бродить по весеннему парку, по набережным, звала за город. Там весна наступала медленнее, но и в этом была своя прелесть. Учила его простым китайским словам и рисовала у него на ладони иероглифы. Водила ночью в закрытый музей искусств, чтоб можно было делать то, что никогда не позволили бы днем - трогать статуи. Ничего, камень стерпит, от одного касания не испачкается и сотрется!  Они катались на лошадях, на этот раз совершенно на обычных. Гуляли в морском порту и слушали его гул и гудки, и волны бьющие в обшивку кораблей. И если налетал ветер, Джудит пряталась в объятиях Роджера и тихо улыбалась. И было такое глупое чувство, что они вместе уже давно.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+2

25

К новой жизни приноровиться было не так уж просто, но Роджер искренне старался. Он не знал точно, в его ли характере ныть и в падать в депрессию от ударов судьб. В конце концов, некоторой манерой зацикливаться на плохом он все-таки обладал. Вон, сколько лет не может простить матери непростое детство нехватку внимания от нее. Хотя давно можно было бы либо простить, либо просто забыть, что у его есть мать. А он ни туда ни сюда - и все обижается. Так что, может, и было в его характер лечь на кровать и лежать, слепо уставившись в потолок, пока все как-нибудь само не исправится. Однако категорически не в его характере было становиться обузой для окружающих. А именно ею он бы и стал, если бы впал в депрессию. Это во-первых. А, во-вторых, на депрессию не особенно оставалось время между посещениями целителей и магловских врачей, попытками научиться-таки быть самостоятельным и без проблем ориентироваться в пространстве хотя бы на бытовом уровне, а также - далеко не в последнюю очередь - из-за прогулок с Джу. Роджер только и успевал, что поворчать с самим собой, что бриться, хоть и магией, все равно неудобно, да попереживать о том, всю ли зубную пасту с губ смыл, а затем проваливался в сон. А там уже и новый день наступал. И так на протяжении нескольких недель. А там уже и... дело неожиданно начало двигаться с мертвой точки.

Не то чтобы Роджер не верил в подобный исход. Верил. Если уж слепоту от темномагического заклинания умели излечивать, то на слепоту от этой фигни с очками должны были найти управу. Проблемой мог стать, разве что, вопрос времени. Не все открытия делаются мгновенно, далеко не все. И если магическая специфика очков сильно отличалась от Macular Oculus, то создание нового заклинания именно против них могло занять прилично времени. Так что Роджеру бы пришлось проходить слепым до старости.

Но нет - решение нашлось-таки. Медленное, правда, а не такой, как при Oculus Rasa, которое за пятнадцать минут возвращало пациенту зрение, оставляя по себя лишь легкие неудобства на пару-тройку дней. Магичить колдомедикам предстояло не день и не два, и эффект от этой магии был небыстрый. Но Роджера радовал уже сам факт того, что начались подвижки. Даже если зрение не восстановится до конца, хоть какое-то зрение - это лучше, чем никакого вовсе.

Как минимум, он уже несколько дней сам определял, светло на улице или темно, пару дней назад начала различать и смутные силуэты, а сегодня силуэты стали уже достаточно четкими для того, чтобы Роджер не опасался случайно налететь на кого-нибудь, потому что не заметил. До четкости, конечно, уже было далеко. Но если приблизить лицо к зеркалу в ванной очень близко, оказывалось вполне возможно разглядеть свое лицо и даже причесаться не только на ощупь. Сколько дней щетине на лице и не запачканы ли губы в пасту Роджер пока, правда, все равно плохо различал - слишком мелко. Но это же явный прогресс!

Теперь оставалось радостях не перепутать Джу с какой-нибудь очень похожей на нее девушкой, потому что черты лица он пока был способен увидеть только с очень близкого расстояния и то - не очень четко. Впрочем, рядом с пещерами девушка оказалась одна-единственная. Там, вообще, в этот час было пустынно. И Роджер, аппарировав и оглядевшись, чтобы убедиться, что точно больше никого нет, довольно уверенно направился в ее направлении. Благо, идти было недалеко.

- Привет, Джу.

+2

26

Что-то в Роджере было иным. То ли выражение лица, то ли интонация, с которой он приветствовал её сегодня. У Джу сжалось сердце. Понять сразу, что по-другому, ей было не по силам, а вот почувствовать - запросто, она вся сейчас была, как настроенная на прием антенна.
Он видит? Он просто привык? Нет, видит, видит! Поверить в это было страшно, но из двух вариантов: ему сказали, что слепота навсегда навсегда и он начал видеть, второй был… правдивее, что ли. Он улыбался. И он казался увереннее. В незнакомом месте!
А других мыслей у неё почти и не осталось, все оказалось так или иначе связано с тем, будет Роджер видеть или нет.
Джудит приблизилась и обняла Роджера. Прижалась щекой, прислушалась, будто могла что-то услышать ухом. Но, разумеется, не услышала даже сердцебиения, сквозь столько-то слоев одежды!
-Ты видишь? - уточнила сразу, не размыкая объятий. - Что ты видишь?
Это было как: ты пообедал сегодня? тебе тепло? все нормально? Только важнее!
Да, видел он пока не очень много, но - это же только начало? Ведь раньше было хуже, а теперь будет лучше! Даже слезы на глаза навернулись! Но слезы на её глаза - частые гостьи, по поводу и без, из-за плохого и из-за хорошего.
Они шли по единственной на этом берегу узкой дорожке, проложенной к пещерам, и им не встречалось людей, хотя Уик был туристический городок, и гостей в нем даже в марте хватало. Было еще не поздно и даже светло, но Джу понимала, почему они тут одни. Вечереет. Темнеет. Холодает. Через час поднимется ветер и может быть, судя по тучам, будет дождь. А на море еще и шторм. Дорожка намокнет и обледенеет, и пройти по ней обратно будет совсем не легко. Для обыкновенных людей, не владеющих магией. Им же идти обратно ногами смысла нет, они аппарируют. В магической гостинице “У камина” их ждут два номера, один с видом на море, другой - на город. Там они сегодня, что бы ни случилось, обсохнут, согреются, поедят, послушают волынщика, а утром выпьют легендарного местного кофе и пойдут слушать весну в Уике. А если будет дождь и ветер, то они придумают что-нибудь еще, благо завтра выходной, и их никто нигде не ждет.
Джудит радовали такие вылазки не только потому, что они не давали заскучать Роджеру. Она сама недавно стала понимать, как ей стало не хватать поездок. Границы-то закрыты. Не то чтоб их департамент совсем перестал выезжать, но реже и малыми делегациями. Если можно не брать в дорогу секретаря-переводчика, то - ладно, черт с ним со статусом, не берут. А она уже привыкла хотя бы раз или два в год “менять картинку”, это как минимум. Свежие впечатления давали сил и вдохновения на долгие недели после. Ну, что поделать - война. И Уик - это, конечно, не Португалия и не Куба. Но тоже ужасно интересно.
-Сегодня мы вглубь пещер не пойдем. Там и тебе будет плохо, и мне. Летом…
Летом он, наверное, уже будет видеть! - Джудит чуть сжала руку Роджера, загадывая: - Пусть так и будет!
-...там намного лучше, и тоже много интересного. Но сегодня - нет. Там есть одна пещера на берегу, напоминает немного уличную эстраду. Там… будто сидишь в морской раковине! Мы немного постоим там и послушаем.
В самом деле, звуки моря, берега, крики птиц, шум ветра - все в этой пещере концентрировалось, смешивалось  и превращалось в причудливую мелодию, напоминающую арфу, но регистром-другим пониже. Своды пещеры защищали их от ветра, и было так странно-инопланетно уютно, как не ожидаешь, что может быть вечером, в ненастье, у Северного моря.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+2

27

- Вижу, светло или темно. Вижу четкие силуэты и очертания крупных предметов, - ответил Роджер, обнимая Джу в ответ. - Достаточно, чтобы ни на кого не налететь. Недостаточно для привычной жизни, но уже что-то.

Чуть отстранил Джу от себя, а затем привлек обратно, чтобы поцеловать. Вблизи в некотором полумраке четко ее лицо он все еще не видел, но и того, что видел было достаточно, чтобы не требовалось искать ее губы на ощупь. Хотя, наверное, "поиски" доставили бы ей удовольствие. Возможно, когда-нибудь, если все для его зрения закончится хорошо, в это можно будет играть, закрыв глаза. Но сейчас свою теперь уже почти-слепоту Роджер не воспринимал поводом для игр. К тому же, в темноте - в субъективной, его личной, не настоящей - они могли зайти слишком далеко. Тем более, что Джу, похоже, была готова пойти на это, несмотря на то, что для девушки ее положения это было бы очень плохо. И несмотря на то, что и с предложением он все еще медлит. Хотя пора бы, пора бы... Но не раньше, чем к нему до конца вернется зрение. Да, так будет правильнее, корректнее, потому что он все еще не считал, что решение связать свою жизнь со слепым окажется для Джу верным решением. Хотя она совсем не сомневалась, в отличие от него. Но ей простительна легкомысленность. А вот ему - нет.

Оторвался от нее, выслушал предложение - кивнул. Они пойдут туда, куда она скажет. Разве может быть иначе?

- Хорошо. Веди, мое небесное создание, - сказал он, давая Джу прокладывать путь, как она всегда делала в последнее время.

И сегодня, пусть он и видел, а не был слеп полностью, это продолжало быть необходимостью. В незнакомых пещерах без проводника он бы точно потерялся.

0

28

Хороший, очень хороший день! Даже счастливый! Джудит была оживлена и легко находила, о чем поговорить: спросить, поделиться… Он видит! Даже если все остановится на этом, это намного-намного лучше кромешной тьмы! Но об этом она не говорила. Говорила о чайках, о цвете волн, о каменистом, неудобном для прогулок, береге. Все время держала Роджера за руку - это было здорово. Даже если скоро не понадобится…
…червячок сомнений, такой крохотный. Они как брат и сестра. Все так и будет всегда…
К тому времени, как они  дошли до пещеры, она загнала этого червячка поглубже в норку. Сели на согретые магией камни в небольшом проеме. И все слышно, и ветер не сдувает их. И снова говорили под музыку этого мира. И Джудит снова была самой счастливой.
Все закончилось в один миг, когда собравшиеся над морем тучи разразились не дождем, а грозой. Острыми просверками молний и приглушенным, в вышине, громом. Вот только в этой пещере гром раздавался очень-очень явственно, не как далекий весенний над морем, а как густой летний, который гораздо, гораздо ниже.
И в первый же удар Джудит умолкла, втянув голову в плечи и зажмурившись. И понадеялась тогда, здравым смыслом подсказало: это не может быть надолго, не в это время… Следующий удар, последовавший почти сразу снес остатки здравого смысла.
Она боялась грома. Знала, что он безопасен, посмеивалась потом над собой, когда все проходило - и панически боялась, когда громыхало.
Джу не пряталась в этот раз в объятиях Роджера, не показывала страха, загоняла его внутрь, но только на это её и хватало.
-Пойдем в тепло? - попросила только. Но портключ - брелочек от гостиничного номера - в её кармане, а у неё дрожит рука, не может нащупать. Нащупала, обняла Роджера за руку, перенесла обоих. И уже в холле гостиницы, где светло, уютно, где небо так далеко, что не то что грома не слышно, а кажется, что вообще нет никакого неба, уже не улыбнулась снова.
Она все испортила! Трусиха и дурочка! Так хотелось побыть там подольше, послушать, поболтать наедине. А теперь вот снова не будет наедине. Они разбредутся по номерам, переоденутся. Потом ужин и музыка, но это на людях. Потом опять врозь. И утром снова, хотя и за руку, вдвоем, но вокруг снова целый мир. И даже если они завтра вернутся в этот грот, там уже будут люди! И… ну да, это огорчает только её. Даже плакать захотелось! Но Джудит, разумеется, не расплакалась, а только сказала:
-Прости, не ждала, что будет гром. Пойдем… У нас комнаты рядом.
И полно времени до ужина…

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1

29

В число страхов Роджера ни гроза, ни гром, ни молнии, ни иные проявления стихии, будь то зной или шторм, не входили. Особенно, если те находились от него на приличном расстоянии. А именно так и случилось сегодня в гроте. Шума много, а реальной опасности примерно ноль. Напротив, было в этом даже нечто вдохновляющее и даже немного романтичное. В грозу воздух ощущался более освежающим, дышалось в такие моменты очень по-особенному. Вероятно, как раз по этой причине, а так же потому, что зрению Роджера еще было далеко до четкости и ясности, он не сразу понял, что Джудит напугана. Казалось бы, за прошедшие недели он научился улавливать ее настроение по движениям, но нет - опыта ему явно не хватало, чтобы замечать столь тонкие нюансы. А нюансы были именно что тонкие: явно Джудит своего страха не показала. И Роджер осознал, что что-то не так лишь в тот момент, когда девушка резко захотела уйти в теплое помещение. Существовала согревающие чары, которые Роджер легко мог скастовать даже сейчас, объятия, в конце концов, но Джу захотела вернуться. Ясно, что не из-за того, что замерзла.

И то, что она напугана, Роджер понял только по дрожанию ее рук, когда они уже перемещались порт-ключом в гостиницу. Остановить не успел - да и к зачем? Сказать, что ему нравится и что он бы хотел остаться? Это было бы жестоко и эгоистично. Полюбуется на грозу когда-нибудь в одиночестве. Не велика потеря. Главное, чтобы Джудит было комфортно, а не страшно.

Вот только как обеспечивать ей комфорт, когда теперь они окажутся в разных комнатах? Нет, разные комнаты - это пристойно, правильно, уважительно по отношению к Джу. Но при этом удивительно неправильно в данный конкретный момент. И как ради своего комфорта и спокойствия Роджер бы никогда не стал сомневаться в своих действиях для блага Джу, так и сейчас - ради ее комфорта - тоже не сомневался, хотя его предложение, несомненно, могло привести к тем последствиям, которых они все-таки успешно избегали все время с момента его слепоты. Но иногда... Иногда приходится рискнуть одним правильным ради другого правильного, пусть и правильного - в моменте.

- Пойдем ко мне, - твердо сказал Роджер, не выпуская руки Джу.

0

30

Дочь генерала Чана не может бояться! Она и не боялась. Мышей, пауков, лягушек - всего, чего так боятся девчонки. Не боялась спрашивать и возражать в школе. Не боялась заступаться и проказничать. Не боялась огромных и сильных лошадей, высоты, крови… И только гром, а особенно если с молнией, практически лишал её здравого смысла.
Старший хмурился и качал головой, не говорил ничего, но точно не одобрял. Шен - тот понимал и даже не подшучивал над этим. Но Джу в эти моменты не думала ни о том, что может вызвать осуждение, ни о том, что заслуживает понимания, она просто будто бы исчезала из этого мира, превращаясь в маленькую горошику, которая не прочь куда-нибудь закатиться. В этот раз у неё хватило сообразительности быстренько сбежать, и вот - отпускает… Она снова человек, а не горошинка. Но человек, прислушивающийся.
Голос Роджера звучит так уверенно и сильно, и Джудит сначала кивнула, а потом сообразила, что, наверное, не стоило соглашаться. Надо было сказать, что с ней уже все в порядке. Но она уже кивнула. Ах да, он же не видит. Но тихий, будто оборванный на середине, звук согласия, все-таки был.  И она уже даже пошла следом. И руку его не выпустила.
Окна этого номера выходили на город, и даже если над морем и продолжала бушевать стихий, тут уже не было видно отсветов, они сливались с огнями домов. А звуки, их отсекли уже надежные стены гостиницы.
Джудит остановилась за порогом и порывисто и благодарно обняла Роджера. Прижавшись к нему щекой, она могла услышать его сильное спокойное сердцебиение - и почувствовать себя увереннее, а его - центром мира. Хорошего, надежного, живого мира, который не разрушается от громких ударов.
-Должно быть, в прошлой жизни я была злым водяным духом, что обходит стороной звуки барабанов и подчиняется богу грома и молний, - проговорила с улыбкой, будто и не боялась только что, и не дрожала, как осинка. - Давай я заварю нам чай…
Тут все для этого было: чайник и чашки на столе, и для любителей живого огня - камин, и поленья перед ним. И она не то чтоб замерзла, но попав в тепло, ощутила: да, снаружи было прохладно, и похоже, у неё замерзли ноги. Все-таки сапожки, в которых славно гулять по Лондону, совсем не так хороши для Уика.
Набирая магией воду в медный пузатый чайник, она вдруг звонко чихнула. Ну все… теперь расчихается. Это уж точно… И какой черт понес её весной на север?
-Со мной все в порядке, - уверила она Роджера на всякий случай. Она вовсе не надеялась обмануть колдомедика, с ней и правда было все в порядке, просто когда у неё остывали ноги, она чихала. Но Роджер плохо видит, еще решит, что она заболевает. А у него и так забот хватает.
-Думаю, мы можем сходить в тот грот завтра утром, пока не набежали туристы. Мы уже знаем дорогу. И грозы уже наверняка не будет, это было бы ужасным невезением, если бы была!

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [март 1978] Стойкий оловянный солдатик


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно