Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [21.06.1978] Пока Боунс спит


[21.06.1978] Пока Боунс спит

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Пока Боунс спит


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/139/t74428.jpg

Участники:
Элфинстоун Урхарт
Доркас Медоуз
Эдгар Боунс в роли спящего зайца

Дата и время:
21 июня 1978 года
утро

Место:
дом Боунсов
(не тот, который сгорел, другой)

Сюжет:
Едва-едва отпущенный Темный Лордом на волю Эдгар не придумывает ничего лучше, кроме как заявиться на работу. Там с ним сталкивается Доркас, выдает ему второй принудительный и неоплачиваемый отгул, препровождает к месту отбывания этого отгула, укладывает спать и вызывает туда Урхарта, чтобы обсудить ситуацию. Собственно, Доркас и Элфинстоун над спящим зайкой Эдгаром.

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+2

2

[indent]21 июня 1978 года обещало стать трудным и долгим днём, который Урхарту вовсе не хотелось усложнять дополнительно. Достаточно было бы и одного объявления Минчума об уходе в отставку в присутствии толпы журналистов и любопытствующих в министерском Атриуме, но жизнь департамента правопорядка протекала слишком насыщенно, чтобы ограничиваться одним большим событием за день. Помимо всего прочего, Урхарту предстояло аккуратно вызволить из-под лавины рутинных рабочих задач парочку авроров из Ордена, чтобы продолжить поиски Боунса — скорее всего, уже напрасные. В то, что они найдут его живым, Урхарту верилось с трудом. Риддл был не тем человеком, который способен простить предательство, — и не тем, который в принципе способен на прощение. Но искать всё-таки было нужно — поэтому они искали.
[indent]Шум вокруг отставки Минчума мог бы сыграть Ордену даже на руку: меньше внимания к их делам. Но это с одной стороны. С другой ДОМП рисковал снова очутиться под микроскопом общественного любопытства из-за кадровых перестановок и официального возвышения Бартемиуса до министерского кресла — можно было даже не сомневаться, что каждый уважающий себя писака захочет обозреть все былые промахи ДОМП, допущенные под руководством Крауча. А где былые промахи, там и поиски новых косяков. Впрочем, всё как всегда. Ошибаться они больше не имели права в любом случае, независимо от того, просочится ли это в прессу или нет. Рецепт тут мог быть только один: работать, работать и ещё раз работать. И в этот график совершенно не вписывалась полученная ещё до полудня записка от Доркас, из которой недвусмысленно следовало, что Боунс нашёлся. Сам.
[indent]Новость, казалось бы, была хорошая. Настолько хорошая, что она не могла не настораживать. Судя по тому, что записку принесла сова, а не министерский самолётик, Доркас в момент её написания была с Боунсом. Более того, она просила о помощи (читай: вызывала его к себе, явно не обращая внимания на мелочи вроде того, что Урхарт не являлся её подчинённым и мог оказаться элементарно занят душеспасительными беседами с тем же Краучем, к примеру). Однако ситуация в целом была настолько щекотливая, что Элфинстоун не раздумывал. Он даже не стал тратить время на написание ответа — просто предупредил секретаря, что должен срочно отлучиться по делам, чтобы как можно скорее аппарировать по указанным координатам.
[indent]Медоуз он нашёл в жилом доме, в котором сейчас было непривычно тихо, — и неудивительно, потому что это был дом Боунсов, в целях безопасности временно сменивших место обитания.
[indent]— Доркас? — негромко позвал Урхарт, проходя вглубь помещения. Прямо по курсу располагалась гостиная, и Элфинстоун заглянул туда. Картина, представшая перед его взором, могла бы сойти за обычную домашнюю сценку, если бы не состав её участников: Боунс распластался на диване с закрытыми глазами и, по-видимому, пребывал без сознания, тогда как его непосредственный начальник и глава Департамента катастроф по совместительству сидела в кресле неподалёку, ожидая прибытия третьего «гостя».
[indent]— Что с ним? — без предисловий поинтересовался Урхарт, кивком указав на Эдгара и непроизвольно понижая голос. В рамках Ордена им с Боунсом пока пересекаться не доводилось, и Элфинстоун не считал необходимым что-то менять в этом вопросе без особой надобности.

+3

3

Наверное, предыдущие сутки Доркас бы рвала и метала, если бы не события вокруг нее. Потому что это надо же было так попасться! И кому?! Нет, лица одного она не видела из-за пожирательской маски, а про второго не могла быть на сто процентов уверена - не находился ли он под обороткой. С одной стороны, на поле боя заявляться, светя своим родным лицом, - это надо совсем мозгов не иметь. С другой стороны, про второго она не знала точно, был ли он среди тех, кто напал на дом Боунсов в лесу. Мог и не быть, а просто так в гости в тот дом забежать. Ну и, откровенно, про наличие у него мозгов тоже нельзя было сказать ничего однозначного. В любом случае, Доркас была почти уверена, что угодила она в лапы к условному молодняку, сто процентов - моложе нее. Просто потому, что те, кто старше, обычно действуют несколько благоразумнее, не так эмоционально и порывисто. Если, конечно, эти "старшие" не она сама. Так что, всякое могло быть, конечно, если вдуматься. Но для себя Доркас сделала вывод, что с большой вероятностью проиграла молодняку. Видимо, чтобы погрызть себя посильнее. Ибо это было ох как обидно и даже немного стыдно! Обиднее, чем потеря орденского артефакта, палочки и инкогнито. (Спасибо, что хоть значок удалось забрать обратно). Первое и второе подлежало восстановлению. Третье было бы все равно потеряно - рано или поздно. Доркас знала, что относится к тем, кто нарывается. Она не то чтобы не просчитывала последствий. Просчитывала - и все равно шла ва-банк. Просто потому что иначе ее жизни категорически не доставало красок. Но проигрыш все равно злил. С ее опытом так попасться было просто недопустимо, на какой бы риск она ни шла. Она просто не имела права позволять себе таких ошибок.

Возможно, еще и поэтому для ярости осталось не так уж много места. Потому что Доркас - дракклы подери Боунса и всю его семью заодно! - беспокоилась и чувствовала себя виноватой. А злиться, беспокоиться и винить себя в пропаже подчиненного одновременно - это уже перебор. Это будет заметно на работе, где заметно ничего не должно быть. Ни ее внутренних метаний. Ни, например, того, что она осталась без палочки. Поэтому утро двадцатого началось с раннего визита к Оливандеру. На счастье, среди готовых палочек нашлись палочки из того же дерева и с той же сердцевиной, что и отобранная накануне Пожирателем. Так что не пришлось долго выбирать или делать заказ. Последнее было бы особенно печально, потому что это обозначало бы необходимость таскаться на работу с посохом. А это - все равно, что стрелять из магловской пушки по воробьям. Хотя, возможно, разок поустрашать подчиненных и было бы неплохо. Но - разок, а не несколько недель, пока создается палочка.

На работу из-за всего этого Доркас, конечно же, опоздала, но дел оказалось невпроворот. В частности, потому что именно ее отдел тушил - очередной, да когда ж они закончатся?! - пожар в лесу и остатки хижины Боунсов. И даже от вопроса "а что где вы были накануне?" удалось отбиться всего лишь довольно едким "а вы, стало быть, без меня один маленький деревянный домик потушить не в состоянии?". В общем, работа быстро вошла в колею. Никому не хотелось связываться в горомовержицей в дурном настроении.

Вот только Эдгара не хватало категорически. И его неприятных, утомительных, буйных эмоций, которые так утомляли и раздражали ее последний месяц - тоже! Вокруг будто стало в разы тише и - кто бы мог ожидать? - некомфортнее. Удивительное дело, к каким странным вещам люди иногда привыкают - а потом еще и скучают по ним!

И да, она понимала, что с каждой минутой надежды остается все меньше и меньше. Она прекрасно осознавала: жти люди не прощают предательства. У Ордена есть шансы разве что изуродованный труп найти, подброшенный им под нос в качестве устрашения и предупреждения, но никак не живого и здорового Эдгара. Однако надежда все равно теплилась. Слишком мало прошло времени для того, чтобы она могла исчезнуть. И Доркас эту надежду ненавидела отчаянно и - безнадежно, потому что не могла от нее избавиться, хотя еще раньше, в далекой молодости, успела прийти к выводы, что надежда - один из самых страшных пыточных механизмов. Однако попробуй от нее избавься, если она никуда не желает уходить! Можно заглушить ее, отвлечься на дела, но совсем выжечь ее - нет. Сутки - это слишком мало. Мало даже для смирения не то, что для надежды.

А потому Доркас надеялась. Надеялась, что Орден Боунса найдет. Сильно пострадавшего - но хотя бы живого. И тем больше было ее удивление, когда следующим утром Боунс явился на работу. Определенно - живой. И что поражало куда сильнее - очень относительно, но невредимый.

"Вымуштровала на свою голову трудоголика!"
- проворчала Доркас про себя и даже с облегчением не выдохнула. И уж тем более не смогла обрадоваться.

Потому что рано было и первое, и второе. И оттого Доркас переживала теперь еще больше, чем накануне. Слишком много вопросов возникало, далеко не на все из которых Эдгар мог - или хотел - дать ответы.

...И теперь, она смотрела на вполне мирно спящего подчиненного, ждала Урхарта и думала о том, что с удовольствием бы придушила Темного Лорда собственными голыми руками. То, что меньше двух суток назад она не то что ему - а двух куда более мелким его приспешникам проиграла, сейчас не имело никакого значения. Один проигрыш ничего не значит!

Но дверь скрипнула, и Доркас пришлось усмирить свои эмоции. Предстоял разговор о деле. И, вне всякого сомнения, весьма неприятный.

- Я тут, - отозвалась она на голос, на всякий случай сжимая палочку покрепче. Ибо - мало ли что.

Но нет. Это действительно оказался всего лишь Урхарт, и женщина едва заметно расслабилась.

- Извини, что выдернула тебя. Но у Альбуса, как всегда очень "вовремя", то ли педсовет, то ли совещание в Министерстве. Дож сказал, что надо позвать именно его, и умыл руки. А к Минерве обращаться по этому вопросу себе дороже. Проще тогда уж сразу сдать Эдгара дементорам, - усмехнулась она и покосилась на спящего подчиненного.

А этого она бы очень не хотела. Столько сил потрачено на уговоры и усыпление. И все зачем? Чтобы скормить его обиженной на весь свет Минерве? Нет уж!

- Сейчас всего лишь спит под моей колыбельной. Часа два должен проспать, как минимум, не просыпаясь, - ответила Доркас, поднимаясь. - Но можем поговорить, например, на кухне. Потому что Мерлин его знает, что конкретно с ним сделали и не перекрывает ли это "что-то" мою магию.

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+3

4

[indent]Доркас встретила его настороженно, с палочкой в руке. По нынешним временам — не лишняя предосторожность. Однако быстро она успела обзавестись новым артефактом! И это тоже было к лучшему.
[indent]— Ничего, я почти не занят. На сегодня у нас запланирована всего лишь отставка действующего Министра Магии, — ответил Урхарт, принимая извинения, таким тоном, что по нему невозможно было разобрать, иронизирует он или говорит серьёзно. Доркас, впрочем, оставалась эмпатом и, как следствие, могла распознать, что факт наличия извинений Элфинстоун, как минимум, оценил, что никоим образом не отменяло завуалированного сарказма в его словах. Однако сарказм этот был довольно поверхностным: Урхарт прекрасно понимал, что Доркас не хуже него знает, каково это — руководить значимым министерским департаментом в нынешние времена. Работы сейчас хватало всем, с их общими орденскими делами — тем более.
[indent]Но последовательность озвученных Доркас вариантов он на всякий случай принял к сведению и запомнил. Занимать в ней место сразу после Альбуса и Элфиаса было неплохо, особенно где-то наравне с Минервой, на аргумент против присутствия которой Урхарт предпочёл никак не реагировать. Отправить Боунса в Азкабан они не имели права, даже если бы захотели. Кроме того, его ситуация отличалась неприятной двойственностью с того момента, как они, стоявшие где-то в верхних рядах ответственности Ордена, дали ему добро (какой чудовищный каламбур!) на убийство Роуэн Росс во имя высших целей, сделавшись соучастниками страшного преступления.
[indent]Урхарт бросил взгляд на Эдгара. Спящим он выглядел абсолютно безобидно, но даже сейчас казался, фигурально выражаясь, убитым. Как он вообще выжил? Этот вопрос тревожил Урхарта больше всего — уж слишком много тут крылось вариантов и подводных камней. Он кивнул на предложение Доркас и мотнул головой, призывая её отойти на кухню: безопасность у ДОМП всегда оставалась в приоритете.
[indent]Переместившись в пространстве на достаточное расстояние, чтобы иметь возможность говорить спокойно, Урхарт облюбовал себе высокий кухонный табурет и расположился на нём, свободно положив одну руку на стол.
[indent]— Рассказывай.
[indent]Да, ему было прекрасно известно, что обычно это слово убивает у собеседника все мысли, — в том случае, когда тема не определена достаточно чётко. К их ситуации это не относилось. Тем не менее, Урхарт не удержался от уточнения.
[indent]— Он пришёл сам? Ты уверена, что это он?
[indent]В то, что Лорд Волдеморт вот так запросто отпустил предателя на вольные хлеба, верилось с трудом, равно как и в побег из пожирательского плена. Здесь должен был скрываться какой-то подвох. Или Риддл сделал с Боунсом что-то, о чём они пока не имели ни малейшего представления, или то спящее тело вообще принадлежало не Эдгару, а скрывало какого-нибудь засланного агента под обороткой. В любом случае, Доркас поступила разумно, когда уложила его спать, потому что выиграла для них время.
[indent]— Хорошо, что ты его усыпила. И что не оставила одного, — одобрительно заметил Урхарт. — Передать не могу, как мне всё это не нравится.
[indent]Возможно, Риддлу нужна была только информация. Или он, к примеру, ещё не наигрался с Боунсом, наверняка являвшим собой замечательный экспериментальный образец для оттачивания навыков психологического садизма. В такой вариант — с натяжкой — ещё можно было бы поверить. Но слепо довериться ему — никогда. Отправить Эдгара к ним, зная, что все будут смотреть на него, как на неведомое зло, — да, в этом тоже что-то было. Что-то в духе так называемого «Тёмного Лорда». К сожалению, даже предполагая подобный расклад, пренебрегать осторожностью они не имели права — и ничего хорошего для Эдгара это не означало.
[indent]Несмотря на все риски, сопряжённые с раскрытием собственной личности, Урхарт с удовольствием пообщался бы с ним лично, чтобы прощупать почву. Однако не исключено, что это решение было не лучшим. При всём опыте проведения допросов, в отличие от того же Эдгара, он не владел легиллименцией на таком уровне и не смог бы проломить ментальную защиту специалиста в этом деле. Соответственно, с гарантией обнаружить подкинутые Боунсу «подарочки», если они были заложены в его сознание, мог только Дамблдор — ещё одна ситуация среди вереницы многих других, подтверждавшая, что без Альбуса им в этой борьбе никак не обойтись.

+3

5

Отставка, значит. Ну не то чтобы это не было ожидаемо. Не будучи сотрудником ДОМП, Доркас, конечно же, знала об обстоятельствах исчезновения и освобождения министра, теперь, видимо, уже бывшего, лишь немного больше, чем простые граждане, черпавшие информацию о события в стране из "Пророка", "Придиры" или "Грозного Гласа". Но Минчум ей никогда не нравился. Не видела она в нем характера для столкновений с серьезными неприятностями. В мирное время он, возможно, и показал бы себя с самой лучшей стороны, но Рождество и Опера явно были ему не по зубам. Хотя в то же время, а кому - были?

- Минчум, все-таки, показал себя трусом, да? - тем не менее, скривилась Доркас. - Даже не знаю, к худшему это или к лучшему. Исполняющим обязанности остается Крауч? Будет объявлена дата новых выборов или твой самоотверженный начальник планирует узурпировать себе власть во благо магической Великобритании под почти молчаливое согласие Визенгамота?

Не то чтобы она была категорически против Крауча. Не самое страшное зло он, если вдуматься. И, как минимум, зло, вполне искренне желающее избавиться от Пожирателей. Но Доркас представлялось, что слишком много власти в его руках приведет их всех не к лучшей жизни, чем та, что могла бы ожидать их в случае победы Пожирателей. Да, немножко под другим ракурсом. Да, гонениям подвергаться будут другие люди. Но и только. В общем, Крауч - из лучших побуждений, несомненно - упорно перегибал палку. И никогда бы этого не признал - ни вслух, ни самому себе. Иными словами, Крауч был хорош как глава ДОМП, но над ним должен был стоять кто-то с несколько более широким пониманием ситуации. Другое дело, что не очень понятно, а есть ли такой человек, который, к тому же, смог бы составить ему реальную конкуренцию. В смысле, донести свое видение до простых людей, а не только быть правым и умным где-то в сторонке. Альбус, конечно же. Но Доркас не сомневалась, что он не станет выдвигать свою кандидатуры. А кроме него... Бэгнольд, разве что, если снова решит подавать свою кандидатуру. А так... И все. Из известных ей личностей общебританского масштаба Доркас никого подходящего сходу припомнить не могла.

Впрочем, сейчас было не время для длительных политических дебатов. У них в гостиной лежала куда более конкретная и ощутимо менее масштабная проблема.

- Сам, сам. На работу пришел, - проворчала Доркас, усаживая на диван на кухне и откидываясь на спинку, чтобы было удобнее смотреть на взгромоздившегося на высокий табурет Урхарта. - Начинаю подозревать, что я слишком хорошо взращиваю в своих подчиненных трудоголизм. Не то чтобы я шутила, когда говорила ему, что исполнение функции "наживки" не повод прогуливать работу, но и не то чтобы подразумевала необходимость бросаться в крайности.

С другой стороны, конечно, у Эдгара было не так много вариантов, куда ему идти. Но он мог бы пойти к Дожу, а не к ней. Доверял ей больше, чем ему? Потому что бояться Эдгар ее точно не боялся. Ну не всерьез точно. Доверие - это было бы мило и трогательное, если бы Доркас не приходилось думать о том, что у всей ситуации было полно подводных и куда менее милых камней.

- Уверена... Ну. Насколько в современном мире можно быть уверенной хоть в чем-то, - поморщившись, ответила она. - Допустим, сейчас я тоже могу - чисто теоретически - разговаривать не с тобой, а с Пожирателем под обороткой. И сама могу быть этим самым Пожирателем. Но если не впадать в крайности, то такое чувство вины, как у Эдугара, на каждом шагу не валяется. Так что это крайне вряд ли осознанный вредитель под обороткой.

Она фыркнула. Она могла бы ответить короче и четче. Но серьезный, напряженный, подчеркнуто суровый, застегнутый на все пуговицы в прямом и в фигуральном смысле Урхарт вызывал желание поддразнить, даже несмотря на то, что они - оба занятые люди, которым есть, чем заняться, да и вся ситуация совсем не располагает к шуточкам.

- Нет, конечно, можно пофантазировать о том, что это кто-то, чувствующий себя ужасно виноватым по какой-то другой причине - и вот так вот прямо "удачно" совпало или было специально ориентировано на мою эмпатию, - продолжила Доркас. - Но, на мой взгляд, слишком сложная схема. Ну и мы какое-то время разговаривали прежде, чем я его усыпила. Если это все-таки не Боунс, то какая-то уж слишком качественная подделка под него. К тому же...

Она достала из кармана мантии значок Эдгара и положила его на стол.

- У меня было это - и значок его признал. Так что если Пожиратели не научились взламывать наши значки, то да - я уверена, что это он, - закончила она, так и быть - без театральный пауз во имя эффектности, мимолетно и чуть насмешливо улыбнулась, но затем уже вздохнула и продолжила абсолютно серьезно. - Мне тоже не нравится. И со всем остальным, помимо достоверности его личности, все сложнее. У него, очевидно, не только в эмоциях, но и в голове полная каша, насколько я могу судить без легилименции. Но это не значит, что "кашей" все ограничивается.

Ей, на самом деле, было очень грустно. И очень жаль Эдгара. Было все всей это истории нечто крайне несправедливое, несмотря на то, что изначально подчиненный вляпался сам. Все равно такого он не заслуживал.

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+3

6

[indent]Новость об отставке Минчума Доркас не удивила, хотя и явно заставила её задуматься о чём-то помимо их общей проблемы, мирно посапывавшей на диване в гостиной. Мыслительный процесс незамедлительно вылился в череду вопросов, заданных с заметным интересом и оживлением, и Урхарт понял, что отделаться парой односложных ответов не получится. Это, разумеется, не помешало ему начать в своей классической лаконичной манере.
[indent]— Крауч, — подтвердил он, подавил вздох и продолжил, — у Минчума бы не хватило фантазии назначить кого-то другого. Кроме того, он не идиот, чтобы ссориться с человеком, собравшим в своих руках максимум законной власти в магической Британии.
[indent]Уходя с высокого поста, любой постарается прикрыть тылы — разными будут только способы. Минчум свой нашёл. Урхарт подозревал, что уходящий Министр заключил с Бартемиусом своего рода сделку, которая должна была позволить обоим сохранить лицо — а Краучу ещё и получить приятный бонус в виде прямой рекомендации от главы магического сообщества.
[indent]— Однако чтобы сделать такое заявление тоже нужна смелость, — возразил Урхарт. — Особенно если учесть, что для этого Минчуму пришлось пережить разговор с Бартемиусом после того, как он несколько недель прятался ото всех, включая ДОМП. Уверен, беседа была не из приятных.
[indent]Удивительно, как Крауч вообще не порвал Гарольда на лоскуты. Но всё хорошо, что хорошо кончается, а безопасность Минчума теперь будет оставаться их проблемой ещё очень недолго.
[indent]— «Мой самоотверженный начальник» с удовольствием взял бы бразды правления в свои руки, — с непогрешимой серьёзностью произнёс Урхарт, дословно процитировав наиболее пикантную часть фразы Доркас. — Но по закону в случае досрочного ухода Министра в отставку он не может просто назначить своего преемника. Так что выборы, как я понимаю, будут.
[indent]Урхарт бросил на женщину взгляд, прочитать в котором заинтересованность можно было разве что при помощи эмпатии.
[indent]— Интересуешься из праздного любопытства или уже примеряешься к креслу повыше? Не советую: адская работёнка — наши министерские департаменты возглавляют самые несговорчивые бараны в мире, — бесстрастно констатировал Элфинстоун, будто бы не замечая закравшейся в его слова маленькой двусмысленности. Впрочем, про овец он точно ничего не говорил. — Хотя у вас в Катастрофах и так что ни день, то пожар.
[indent]Молодец, Урхарт, чувство юмора из тебя сегодня так и прёт. А самое смешное, что Доркас в теории вполне могла претендовать на должность Министра Магии. Да, этот пост чаще всего переходил к бывшему главе ДОМП — но это вовсе не было непреложным правилом. Сесть в кресло Министра с равным успехом мог любой из руководителей департаментов или даже человек, к их числу не относящийся. Основная проблема, как это виделось Урхарту, состояла в том, чтобы в этом кресле удержаться. А в нынешние времена — хотя бы выжить. Но Доркас никогда не жилось спокойно. Во всяком случае, всерьёз отговаривать её он точно не собирался.
[indent]Итак, Боунс пришёл к ней сам, на своих ногах. С утра пораньше, как и положено. Просто заявился на службу. Это было настолько обыденно и естественно, что казалось вопиющей фантасмагорией и квинтэссенцией сюрреализма в одном флаконе.
[indent]— Что ж, одно мы можем утверждать со всей определённостью: рассудком твой подчинённый точно повредился, — прокомментировал Урхарт явление Боунса министерству. Без толики ехидства в голосе, само собой разумеется.
[indent]На следующий короткий и простой, по сути своей, вопрос Доркас предпочла дать обстоятельный, развёрнутый и довольно бессмысленный ответ. Вернее, так Урхарту казалось первые несколько мгновений, пока он не напомнил себе о том, что перед ним не какая-нибудь не обременённая избыточным интеллектом блондинка со склонностью к стихийному словоизвержению, а значит, смысл во всех этих вербальных нагромождениях всё-таки был. Просто не тот, которого он искал.
[indent]— Очень смешно, — оценил он, сохранив непроницаемое выражение лица, потому что, в сущности, отнёсся к этой маленькой выходке суровой руководительницы Департамента катастроф достаточно спокойно. Очевидно, что всем иногда требовалось куда-нибудь сцедить избыток переживаний, и Доркас тоже не была исключением из этого правила.
[indent]Каша в эмоциях и каша в голове — так себе характеристика для профпригодности волшебника, возглавляющего штаб-квартиру стирателей памяти. Урхарт задумался на мгновение. Пробежавшись подушечками пальцев по поверхности стола, он кивком указал в направлении гостиной.
[indent]— Выглядит целым. Что он тебе рассказал? Как ему удалось выбраться?

+3

7

У эмпатии при общении с Урхартом - помимо того, рядом со спокойным человеком ей всегда было комфортнее, чем рядом с эмоциональным - был еще один, но ощутимый плюс, благодаря ей Доркас понимала, когда тот шутит. Потому что без эмпатии, нет, ничего бы она по его лицу прочитать не смогла, даже если бы они были не просто коллегами по работе и соратниками в общем деле, но и более близкими друзьями.

- Нет, откровенно говоря, меня вполне устраивает должность главы катастроф. Так что я пока ни к чему не примеряюсь, - качнув головой, сказала Доркас. - Мерлин с тем, что работа адская. Она сейчас везде такая. Но это гораздо больший уровень публичности. Просто так без охраны на очередной пожар уже не явишься. В неприятности с Орденом не ввяжешься. Просто приятно провести время - и то будет сложнее, учитывая то, что многое в своей жизни я предпочитаю не афишировать. К тому же, уровень моих способностей к дипломатии в общении с баранами весьма ограничен. Ты представь меня в одном кабинете с Краучем и Эйвери без рефери? Два барана и одна коза с эмпатией. У отдела катастроф через пять минут резко прибавится работы.

Она усмехнулась и тут же поморщилась. Шутки шутками, но.

- Но правда то, что от кандидатуры Крауча я не в восторге категорически. Пока ему был подконтролен только ДОМП, это было одно. Там он на своем месте. А если он с такими взглядами получит власть над всем Министерством... Даже при том, что формально его будет ограничивать Визенгамот, картинка рисуется не очень. Из войны мы, может, и выберемся. Но последствия могут оказаться хуже нынешних реалий. Место Пожирателей просто займет какая-нибудь новая напасть, фундаментом к появлению которой станут его Декреты. В общем, я надеюсь, что Краучу найдутся достойные альтернативы среди кандидатов. Иначе как-то печально все. Я считаю, что на посту Министра должен быть кто-то с несколько более широким взглядом на происходящее.

И это она еще мягко выразилась, потому что на личном уровне вполне себе питала к Краучу симпатию, которая до определенной степени была взаимной и несколько раз приводила их в постель. Бартемиус имел массу достоинств, несмотря на категоричность взглядов. Иначе бы просто не стал главой ДОМП. Но Доркас не хотела видеть его Министром. Нет, точно нет.

...Урхарт отнесся к ее витиеватой и слишком длинной шуточке весьма философски, но Доркас все равно решила, что немного переборщила. И дело было даже не в самой шутке. Урхарт действительно был настолько суров - больше внешне, но и внутренне тоже, что на нее эта его манера держаться порой действовала лучше любой сознательной провокации. Так что, ничего нового, она и раньше иногда его цепляла. Сейчас дело было в том, что лимит ее эмоциональной устойчивости, похоже, подходил к концу, потому что она почувствовала, что еще чуть-чуть - и она начнет смеяться. И отнюдь не весело и не насмешливо. А так и до истерики недалеко. Очень ее раскачивало общение с Боунсом, да и вся ситуация вокруг него. Не должно было - но раскачивало. Где-то она незаметно перешла для себя барьера, сократила внутреннюю дистанцию сильнее, чем было разумно и безопасно для ее способности сохранять самообладание и здравый рассудок.

- Прости, - Доркас мимолетно улыбнулась и достала из кармана мантии, которые у нее, как у самой обычной женщины, были совершенно бездонными, пачку дамских магловских сигарет. Сколько она не курила? Больше двенадцати лет точно. Незадолго до того, как они с Артуром решили, что хотят ребенка, бросила. По его настоянию. А потом так и не курила. Вплоть до этого мая. - Это были нервы. Ну, процентов на тридцать.

Больше. Но неважно.

- Физически он действительно вполне цел, - кивнула она, прикурила от кончика волшебной палочки, удовлетворенно отметив, что руки все-таки не дрожат, и продолжила говорить уже сухо и спокойно. - Кроме того, что Лорд содрал ему с руки метку. Вместе с кожей, как ты догадываешься, наверное. Так что там еще кровопотеря была ощутимая, но не критическая. Ну и выглядит рука сейчас жутковато. На это бы Белби посмотреть. У меня не настолько хорошие навыки в колодмедицине, да и метка - не простая татуировка. Мало ли, как оно все заживать будет. Но это не горит. Сию минуту я бы не рисковала с лишними контактами без необходимости. А как удалось выбраться...

Доркас повела плечом, затянулась и палочкой подозвала к себе ближайшее блюдце, чтобы стряхнуть пепел.

- Не поверишь... - сказала она с мрачноватой усмешкой. - Его... отпустили. У этого их Лорда весьма извращенное чувство юмора. Даже если рискнуть предположить, что там нигде нет дополнительных подводных камней.

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+3

8

[indent]Руководить серьёзным оперативным департаментом — дело ответственное. Но, вместе с тем, не настолько изматывающее, как руководить всей магической Британией. Доркас, по всей видимости, это понимала. Схематично обрисованная ею картина бесперспективного спора между ней, Краучем и Эйвери, во всяком случае, намекала именно на это. Описанная ситуация, несомненно, была попыткой пошутить, но Урхарт тут же проиграл её у себя в голове в различных вариациях, попеременно подставляя на место министра магии каждое из трёх действующих лиц. Ничего хорошего не выходило ни при каком раскладе.
[indent]— В самом лучшем случае вы мирно друг друга поубиваете, пока будете находиться в изоляции от широкой общественности. Тогда, возможно, обойдётся без глобальных разрушений, — ну, не мог он сейчас говорить об этом серьёзно. Им всем и без того хватало реальных забот, чтобы прикидывать варианты решения гипотетических.
[indent]Строго говоря, Урхарт считал Крауча на должности Министра Магии вполне рабочей версией. Бартемиус был суров и решителен — настолько, что его порой заносило в радикализм, которого он не всегда замечал, — но в его расчётах присутствовала логика, он стоял на правой стороне истории, действовал из лучших побуждений и искренне хотел зачистить Британию от пожирательской кодлы. Никто не идеален, а посыл у Крауча был в целом верный. С другой стороны, при мысли о необходимости взять на себя руководство ДОМП при Бартемиусе на роли министра Урхарт чувствовал себя, как кот, которого погладили против шерсти. Казалось бы, расклад менялся незначительно, потому что до сих пор он пребывал в должности заместителя Крауча. Но различие всё-таки представлялось Элфинстоуну существенным: зная Бартемиуса, он был уверен, что тот не ослабит своей хватки, а настоящий руководитель у департамента правопорядка может быть только один. В общем, им всем в ближайшее время предстояла весёлая жизнь.
[indent]— Верно, — согласился Урхарт. — Особенно насчёт Ордена. Министру Магии было бы непросто вот так отлучиться посреди рабочего дня, чтобы уложить нашу общую проблему отсыпаться на диване. При лояльном руководстве ДОМП это ещё можно было бы как-то провернуть, но, если Бартемиус не встанет во главе Министерства, он вернётся на свой пост — а ты сама знаешь, как трудно с ним бывает договориться по принципиальным вопросам.
[indent]Откуда именно это должна была знать Доркас, Урхарт не уточнял, но не сомневался, что она вполне осведомлена о специфических особенностях характера Крауча. Как глава Департамента катастроф и его коллега, разумеется. Между тем, выдвинутая Доркас идея о дальнейшем развитии событий в случае, если Бартемиус станет министром, оказалась настолько мрачнее его самых смелых предположений, что между строк в пору было заподозрить что-то личное. Не удивительно, учитывая всё тот же характер Крауча: если им с Доркас хоть раз довелось схлестнуться на почве работы, это наверняка была история из серии «нашла коса на камень».
[indent]— Мне нравится твой оптимизм, — не изменяя своей традиционной сдержанности, заметил Урхарт. — Я-то думал, хуже Пожирателей Смерти у нас уже ничего случиться не может. Но, если говорить серьёзно, мне кажется, ты сгущаешь краски. Крауч действует жёстко, но он неплох. Ему просто не хватает исходных данных. В том числе тех, которые есть у нас.
[indent]Элфинстоун был далеко не в восторге от этой ситуации. Во-первых, Бартемиус действительно мог бы использовать информацию с максимальной эффективностью (к сожалению, вполне вероятно, даже с избыточной, потому что с него сталось бы устроить настоящую охоту на ведьм и сгореть в этом огне вместе с половиной Британии). Во-вторых, сокрытие релевантных данных об опасных преступниках граничило с должностным преступлением, что касалось не только его лично, но и всех входивших в Орден авроров: за их благие намерения им светило, при самом удачном раскладе, пожизненное отстранение от службы. Аластор, Лонгботтомы, даже маленький стажёр МакКиннон — все они балансировали на грани, и единственным шансом выйти из этого подвешенного состояния без потерь было грамотно и своевременно легализовать свои действия. Урхарт отчётливо представлял себе, как это можно осуществить, и по всему выходило, что сделать это может только он сам. Однако он, как и все в Ордене, был связан клятвой. Кроме того, выводя из-под удара сотрудников ДОМП при режиме Крауча, он бы неминуемо подставил других орденцев, непричастных к министерской работе. И Минерву в том числе. Щекотливая ситуация, что ни говори.
[indent]Пока Урхарт размышлял об этом, Доркас извинилась за собственную шутку и достала сигарету, и он понял, что дело плохо. А когда всё по-настоящему плохо, лишние «остроумные» комментарии не нужны. К тому же, не прошло и минуты, как Доркас дала более развёрнутые разъяснения о состоянии Боунса, и всё стало на свои места. Брови Урхарта чуть сильнее сдвинулись к переносице. Грёбаный садист.
[indent]— По всей видимости, он сделал это забавы ради, магический контракт так не снимешь.
[indent]Несгибаемая глава Департамента катастроф, похоже, сильно привязалась к своему непутёвому подчинённому, — что, опять же, не поражало воображения. Трудный ребёнок всегда получает от родителей больше внимания, а Доркас была не просто наделена даром эмпатии, но и основательно погрузилась в эмоции Эдгара, помогая ему добровольной «терапией». Их сближение было неизбежно.
[indent]Однако оказалось, что это было ещё не всё. «Не поверишь…» — сказала Доркас. Продолжение заставило Урхарта замереть, впившись взглядом в её лицо, и выдержать невольно затянувшуюся паузу.
[indent]— Ты права. Не верю. Если только он не сделал из Эдгара ходячую бомбу замедленного действия. Или не пережевал и выплюнул его, как отработанный материал, посчитав, что это хуже смерти.
[indent]Плохо, очень плохо.
[indent]— Дамблдор уже знает?

+2

9

"Ну почему же? - усмехнулась про себя Доркас. - По принципиальным вопросам постели мы с ним вполне договариваемся".

Но вслух, конечно же, она этого озвучивать не стала. И потому, что о своих связях, тем более, на таком высоком уровне, никогда не распространялась, и потому, что прекрасно знала, что Урхарт имел в виду на самом деле. Бартемиус был человеком упрямым, упертым даже - в тех вопросах, которые считал не подлежащими обсуждению. Она его даже понимала: с ней - временами - тоже спорить было себе дороже. И у нее тоже были принципиальные взгляды, от которых она не считала возможным отклоняться. Беда тут была в том, что эти принципиальные позиции с текущей ситуации однозначно шли вразрез с принципиальными взглядами Бартемиуса. А закинуть туда и еще и Эйвери. В общем, кому-то придется подвинуться - в теории. Но, так как каждый из них будет считать, что двигаться должен кто угодно, кроме него самого, как раз и получится то, о чем они с Урхартом сейчас то ли шутили, то ли говорили всерьез. В лучшем случае, тихое взаимное умерщвление, следствием которого станут новые выборы и обезглавливание двух департаментов министерства.

- И почему-то Альбус не стремится его просвещать по поводу этих исходных данных. Интересно - почему? - хмыкнула Доркас. - Я расхожусь с Альбусом по многим пунктам, но тут я почти уверена, что если бы он считал безопасным и обоснованным предоставлять Краучу такие сведения, он бы это уже сделал. А раз нет... Значит, ей достаточно веские причины. В частности, вполне оправданные опасения, что этой информацией Крауч воспользуется далеко не самым лучшим образом. Поэтому мне и не нравится перспектива увидеть его на посту министра, хотя я и допускаю, что на безрыбье - тут на кандидатов надо уже смотреть - лучше он, чем никого, или кто-то, не способный на решительные действия. Или кандидат от Пожирателей. Уверена, что они кого-то из своих захотят протолкнуть.

Она сделала еще одну затяжку, подумав, что сигарета убывает как-то слишком быстро, и снова стряхнула пепел на блюдце. Еще чуть-чуть - и она начнет чувствовать тут себя, как дома. А если она тут еще задержится - то и вовсе начнет хозяйничать. В голову полезли совсем уж странные мысли: например, что там есть в холодильнике, потому что Боунса, когда тот проснется, надо будет чем-то покормить. Чего бы в него Лорд ни запихнул лишнего, а трехразовым питанием там даже не пахло.

- Наверняка, ради забавы, - кивнув, согласилась она и вздохнула. - Если по порядку и, опять-таки, если верить Эдгару, с поляны его утащил с собой Эйдан Эйвери, бывший там под оборотным, и доставил к Лорду в какое-то заброшенное здание. А там уже его допрашивал сам Лорд с применением интересного такого зелья. По описанию воздействия, похоже, что-то новое. По крайней мере, я никогда об именно таком раньше не слышала. Либо модифицированный веритасерум, либо что-то вообще новое, упрощающее задачу легилиментов. Я тут до конца не поняла. Маловато информации. Но, в любом случае, зелье с подвохом. В том смысле, что оно как-то связано с магией крови - сопротивление Эдгара влияло на его родственников. У него часы есть, зачарованные, которые показывают состояние членов семьи. И все они оказались в смертельной опасности. Ну и оставались в таком положении, пока он не стал отвечать на вопросы Лорда. Ничего критически важного он, если не соврал мне и если Лорд не потер ему на эту тему память, не сообщил, но в твою версию про отработанный материал мне, увы, верится. Хотя исходить из нее было бы слишком неосмотрительно.

Из такого состояния, в каком Эдгар сейчас находился, легко не выходили. Не то чтобы не выходили вовсе. При наличии стимула - будь то семья, какая-то серьезная цель или нечто в этом роде - и помощи это было вполне возможно. Но требовались время, терпение - и очень много всего другого. Но начинать надо было с Альбуса, который бы убедился в том, что Эдгар не опасен ни для кого, кроме самого себя, и нервной системы своей начальницы.

И мерзкая штука, это зелье. Пожалуй, после рассказа о нем Доркас впервые стало действительно тревожно за дочь. Раньше ей казалось, что достаточно обеспечить ее физическую безопасность, спрятать где-нибудь подальше, и все. Можно не переживать. Насколько, в принципе, тут можно не переживать, конечно. Оказалось, нет. Где бы ни находилась Кортни, попадание Доркас в плен будет грозить дочери смертью. И это - странным образом - только добавляло Доркас решимости. Раз от этой угрозы нельзя ни спрятать, ни спрятаться, надо идти до победного, потому что ее семье при Пожирателях не светит ровным счетом ничего.

- Должен узнать, как только проверит свой орденский артефакт, - сказала она. - Я не шутила, когда говорила про педсовет или совещание в Министерстве. Альбус где-то вне доступа, судя по отсутствию быстрой реакции. Дож ему написал. Надеюсь, что уж дальше, как только - так сразу. Но пока Альбус не пообщается с Эдгаром предметно, я бы его из поля зрения или хотя бы слуха не выпускала.

Она затушила сигарету о блюдце и выглянула в гостиную, просто на всякий случай, хотя и была уверена, что они бы услышали, если бы Эдгар проснулся и надумал куда-нибудь направиться. Например, снова на работу!

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+1

10

[indent]Сизоватый дым расплывался по кухне. Урхарт находил в этом нечто ломкое, на грани фатализма и уюта: сигареты Доркас, на его вкус, были не особенно крепкими, даже приятными, но клубы дыма ассоциировались со следственной работой, недосыпом и непрерывным потоком чернухи, бюрократии и рутинного стресса — в общем, с тем, что составляло существенную часть его жизни. Кухня Боунсов к такому, вероятно, не привыкла, но её хозяин сейчас мирно спал за стенкой и вряд ли стал бы возражать, даже если бы бодрствовал. Для Урхарта Эдгар во многом оставался загадкой. Возможно, им всё-таки стоило бы хотя бы раз побеседовать лично — но сейчас пусть уж его сначала осмотрит Альбус.
[indent]— Потому что тогда нас всех с высокой долей вероятности обвинят в попытке государственного переворота и отправят в Азкабан. Достаточно веская причина?
[indent]Доркас, наверное, была права: у Дамблдора имелись и другие основания не посвящать Крауча в деятельность Ордена. К примеру, тот же радикально целеустремлённый характер Бартемиуса. И банальное понимание законов природы, которые не позволили бы двум альфам ужиться в одной стае. Иными словами, причин могло быть множество.
[indent]— Судя по тому, что мы с этой информацией тоже не особенно преуспели, распорядиться ею наилучшим образом не выходит и у нас, — скептически заметил Урхарт. — Не то чтобы я настаивал на необходимости поделиться данными с Бартемиусом. Просто хочу сказать, что корень проблемы кроется не в нём. Сейчас несладко придётся любому, кто займёт кресло Министра Магии, и я почти сочувствую тому пожирателю смерти, который может получить это место в комплекте с Краучем во главе ДОМП. Впрочем, они уже не раз дали понять, что цивилизованные меры — не их конёк, так что нам в любом случае стоит готовиться к бурным акциям протеста с их стороны. Потому что я здорово сомневаюсь, что население магической Британии выберет кого-то из особенно ретивых поборников чистокровия — они ведь считают себя элитой, а элиты по определению малочисленны.
[indent]Хотя лучше бы не проверять эту теорию на практике. Пожиратель Смерти в кресле Министра будет марионеткой в руках Риддла, а это очень, очень плохой расклад. Следовало признать, предположение Доркас было вполне реалистичным. Они могли попытаться. Нотт или тот же Эйвери, имя которого уже успело набить оскомину — так часто оно вертелось на языке в связи с делами Ордена. И вот опять. Наверняка он из кожи вон лез, чтобы выловить Боунса и доставить его своему патрону. Риддл наверняка должен был быстро найти виноватого в «предательстве» Эдгара, и Эйвери подходил на эту роль идеально — вот и старался выслужиться, чтобы отвоевать утраченное доверие. Это понятно. Но, выходит, приказа убивать Боунса у них не было? То есть, их распрекрасный лорд с самого начала замышлял что-то другое…
[indent]Урхарт нахмурился, поднялся и следом за Доркас глянул на их Спящую Красавицу, да так и остался стоять в проходе, скрестив руки на груди и подпирая спиной дверной косяк.
[indent]— Неосмотрительно — это точно. Так и жди сюрпризов… И ещё это зелье. Мы не можем знать, как в точности оно действует. Что если Лорду достаточно было один раз сломать волю Эдгара, чтобы потом получить возможность в любой момент взять её под свой контроль? Хорошо, что у него не было много информации о составе Ордена.
[indent]Это, впрочем, было очевидно с самого начала: чем меньше известно агенту, обретающемуся в стане Пожирателей Смерти, тем меньше шансов, что данные утекут противоборствующей стороне.
[indent]— Ничего критически важного, значит? Тёмному Лорду и без всякого зелья не составило бы труда вытянуть из сознания твоего главы обливиаторов всё, что его интересовало. А больше всего он наверняка хотел получить максимум информации про Орден. — Урхарт в упор посмотрел на Доркас. «Некритичной» в её интерпретации могло быть только то, что касалось лично её. Но Элфинстоуну как-то не верилось, что Риддл стал бы ограничиваться одним маленьким шажочком, когда легко мог перейти целую улицу. — Кого ещё знает Эдгар, кроме тебя и Дожа? Кто-то был с ним в доме в момент нападения?
[indent]Урхарт, в общем, догадывался, каким будет ответ: общий состав участников ночного действа с пожаром был ему уже известен. Зря он рассказал Минерве про Роуэн. «Ничего критически важного»…
[indent]— Боюсь, мы действительно не можем оставить Эдгара одного. Придётся установить дежурство до тех пор, пока Альбус его не посмотрит. Начальница Департамента катастроф может позволить себе внезапный отгул посреди рабочего дня?
[indent]Потому что он сам остаться тут надолго не мог. Точно не в день икс, когда Минчум решил официально объявить о своём уходе.

+2

11

- Достаточно, - согласилась Доркас. - И это много говорит о Крауче, на мой взгляд.

На следующий комментарий она только кивнула, почти одновременно с этим пожав плечами.

- Очень сложно эффективно распоряжаться информацией, когда приходится держать в голове, что организация, в состав которой ты ходишь, нелегальная и грозит Азкабаном. Ужасно отвлекает, - хмыкнула она. - Нет, конечно, это не единственная причина, но жизни нам это не упрощает. Однако рассказывать об этом всем Краучу я бы все равно не рисковала. И да, я согласна, что корень проблемы не в нем, однако и не он - гарантия решений. Хотя он как раз в этом и убежден. И это тревожит более всего. Человек, далекий от сомнений, не готовый к дискуссиям, рано или поздно ошибется по-крупному.

Разумеется, позволять себе озвучивать сомнения на публике - это большой риск. Публика любит не только "хлеб и зрелища", но и убежденность в своей правоте. Однако Доркас была убеждена в том, что первое и второе можно совмещать. При достаточной смелости, конечно же.

- И я бы не была так уверена в том, что ты говоришь про потенциальное распределение голосов. Да, чистокровная элита составляет сейчас меньший процент от населения Магической Великобритании. Однако у нас есть достаточно большая прослойка тех, кто желал бы до этой элиты дотянуться. Для начала - обрести статус чистокровных, за счет выгодных браков, а там уже и утверждать, что в них пара десятков колен чистокровных. Я утрирую, но моя мысль в том, что те, кто хочет войти в чистокровный круг, вполне станут голосовать за чистокровного, потому что им близки эти ценности. Опасения, что чистокровный министр может начать проводить такую политику, при которой им может перестать светить даже спокойная жизнь простых обывателей, посетят далеко не всех из них. А если представить избирателям кого-то достаточно харизматичного и не замеченного в открытой демонстрации своего чистокровного превосходства, обещающего, к тому же, хотя бы умеренную политику, то на это могут купиться даже обычные полукровки маглорожденные, не имеющие чистокровных амбиций. Это же нам с тобой известно, что, допустим, Эйвери - Пожиратель. А так-то на нем это не написано. И для непросвященных он - само очарование. И он такой не один среди чистокровных. Учитывая то, что, допустим, Лонгботтомы или Бэгнольды, несмотря на чистокровность, весьма либеральны, убедить избирателей в том, что не они одни такие, может оказаться куда проще, чем ты думаешь.

Она злорадно усмехнулась.

- Знаешь, а я бы даже на такое посмотрела. Страдания министра от Пожирателей о необходимость сотрудничать с Краучем и не палиться, - мечтательно проговорила она и даже не стала закуривать вторую сигарету, потому что настроение на несколько секунд сильно улучшилось. - Однако это все равно не повод допускать подобное развитие событий, если это будет хоть как-то в рамках наших возможностей.

Красивые фантазии красивыми фантазиями, а ведь кандидат от Пожирателей может оказаться деятельным и не дураком, способный тихим сапом существить в Магической Британии политический переворот методами "сверху". И уж тогда не только Орден окажется вне закона, но и добрая половина Министерства.

- Обычно человек видит то, что вытаскивает из его головы легилимент, - заметила Доркас на слова Урхарта про их спящую проблему. - Да, когда это стремительный поток информации, можно и самому что-то заметить или пропустить. Но в этом плане и легилименту, как бы он ни был умел, не намного проще переваривать и осознавать увиденное. Я к тому, что важное Эдгар должен бы был запомнить, даже если не говорил, а это из его головы вытащили. Но гарантий никаких, да.

Она хмыкнула, снова потянулась к сигаретам, но передумала. Хватит пока. Ей нужны здоровые голосовые связки.

- Он точно рассказал Темному Лорду, что я состою в Ордене и что я - эмпат. Первое не было тайно Мадридского двора, а второе - после моей ошибки позапрошлой ночью уже не актуально. - Доркас чуть нахмурилась, размышляя. - Ну, Альбуса знает, разумеется. Минерва к нему, насколько я помню по тому, как она заходила в дом и какие эмоции я от них "ловила", заходила к нему без маскировки. Малышка МакКиннон должна была принести тем вечером ужин. Но я не знаю, видел ли он ее без маскировочного. Если он знает кого-то еще, то я об этом не в курсе.

Она негромко усмехнулась.

- Глава Департамента катастроф может. И тем заставит подчиненных напрячься: что такое? Никогда такого не было, - пояснила женщина свою реакцию. - С Боунсом вот вопрос более сложных. Я ему дала два принудительных неоплачиваемых отгула под предлогом решения проблема с пожаром в лесу. Но дальше, если Альбус и Белби посчитают, что ему пока нельзя к людям, я либо отпуск должна ему подписать, либо кто-то должен выдать больничный. И этот кто-то - только Белби, по очевидным причинам. Иначе пойдут слухи. Особенно учитывая то, что я - строгий начальник.

Она вздохнула.

- И если его состояние будет вызывать беспокойство - с любых точек зрения, кто-то должен будет находиться с ним постоянно, - добавила она. - Если в наши планы, конечно же, не входит от него избавиться, как это уже сделал Лорд. И родственникам его передать, конечно же, не вариант. Ни у кого из них просто нет соответствующей подготовки.

Подпись автора

В каждой женщине живет: стерва, дура, ведьма, ангел и принцесса.
Кого разбудите, того и получите. (с)

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [21.06.1978] Пока Боунс спит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно