Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [15.06.1978] duty of care


[15.06.1978] duty of care

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

DUTY OF CARE


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/264318.jpg

Участники: Шарлотт Денбрайт(нпс-Амелия Боунс), Людвиг Уилкинс

Дата и время:15.06.1978. утро

Место:дом Л.Уилкинса и окрестности

Сюжет: Дети это цветы жизни, ну вы помните, как там дальше...

+4

2

Шарлотт ехала в поезде обратно в Лондон и не понимала, как это все теперь называть. Всего полгода назад, возвращаясь этим же поездом и даже в этом же купе на рождественские каникулы, Шарли точно знала, что едет домой. А теперь вот не знала. То есть, конечно, ей есть, где жить, но ведь это не ее дом! Совсем не ее. Девочки спросили у нее вчера вечером, куда ей теперь отправлять письма, и Шарли только осталось дернуть плечами - она, если честно, не знала своего нового точно адреса. Так они и решили: она напишет первой и все-все расскажет. Всем же было интересно! Шарли, конечно, тоже было интересно, но и очень тревожно тоже было. Что, если ей не понравится?
А потом поезд приехал, Шарлотт прощалась с подругами - все спешили по своим делам, всех встречали родители, все возвращались домой. Ее родители больше не встречали, и девочке пришлось собрать в кулак остатки воли, чтобы не разреветься на глазах у всех. Вот еще! Она никогда не ревела, никто этого не видел. И ее родители тоже никогда не плакали. Мама говорила, что плакать - это не стыдно, и все равно же, сама она никогда не плакала. Вот и Шарлотт решила, что не будет. Тем более, что ее ждал Тигр. Наверное, он совсем вырос. И, может быть, ужасно растолстел. Шарлотт с нетерпением ждала встречи с питомцем - она ведь видела его только на каникулах, уж скорее бы сентябрь, в этот раз она непременно увезет Тигра с собой в школу.
Но пока до школ были еще целые летние каникулы. Это были ее первые летние каникулы, но Рождество родители пообещали ей, что они обязательно куда-нибудь отправятся, может быть даже на целый месяц. Теперь этим грандиозным планам на каникулы не суждено было сбыться, от этого тоже было немного грустно, но что же поделать. Шарлотт не знала, много ли книг в доме у дяди Людвига, поэтому набрала с собой столько, сколько школьный библиотекарь позволила увести с собой. Вышел почти целый чемодан, забитый книгами о драконах, драконьих яйцах, помете, свойствах волшебных палочек из когтей и жил дракона ("это святотатство", кричала Шарли, когда читала об этом). Когда она вырастет и станет драконологом, она обязательно сделает все, чтобы ни один дракон больше не пострадал.
Вчера все прошло гладко и спокойно, Шарли было непривычно в чужом пока что доме, девочка не знала, как себя вести и чем себя занять, и, хотя у нее была тут своя комната, и ее Тигр тоже был здесь, сад и отличная библиотека и много чего еще, даже эльфы.
Утром Шарлотт проснулась как всегда рано - в доме было тихо, Тигр куда-то ушел - наверное, на охоту или куда-нибудь еще, он же давно здесь жил, наверняка обзавелся своими делами. Шарли же пока что делать было нечего - ей даже не нужно было разбирать школьный чемодан, потому что вчера вечером это сделали эльфы. Девочка решила прогуляться - она никогда раньше не гуляла по саду, да и по деревне, в которой теперь жила. Вот ведь странно - наверняка там одни только магглы. Шарлотт, если честно, мало себе представляла, как они живут. Стоило бы пойти и проверить. Так Шарли и поступила - тихонько оделась и вышла. Прошлась сначала по саду, попыталась найти Тигра, но кота нигде не было, а потом оказалась за воротами. Деревня, вернее, другие дома, виднелись где-то очень далеко, и Шарлотт подумала, что так уж быстро она не управится... Впрочем, стоит просто начать. И Шарлотт пошла.

[nick]Charlotte Denbright[/nick][icon]https://www.hollywoodreporter.com/wp-content/uploads/2013/04/raffeycassidy1.jpg?w=681&h=383&crop=1[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Шарлотт Денбрайт </a> </div> <div class="lztit"><center> 12; G</center></div> <div class="lzinfo">Hb <br>школьница <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

+3

3

Изначально Людвиг собирался забрать Шарлотт домой прямо из Хогсмида, воспользовавшись камином в их тамошнем офисе. Так он мог бы проконтролировать весь путь практически от самых ворот Хогвартса, так он мог хотя бы попытаться убедить себя в том, что сделал все возможное и нужное, чтобы не подвергать Шарли никакому риску. Сама мысль, что он может где-то и что-то недоглядеть, вводила его в состояние непреходящей тревоги и беспокойства. Он просто не мог, ни в коем случае не мог допустить, чтобы с Шарлотт что-либо случилось. Ровно по этому ни о каких поездах из Хогсмида в Кингс-Крос речи быть не могло. Просто нет и все. Точка.
Таков был изначальный план, каким же образом тот в итоге все же поменялся, Людвиг был не до конца уверен, но винил в этом Гейнсов. Винил в прямом смысле слова, в конце концов он был взрослым человек и более чем был способен принимать решения самостоятельно. Просто, они.., в первую очередь, конечно, Грейс, нашли какие-то доводы, весьма смутные, по крайней мере, именно такими эти аргументы казались Людвигу позже, уже стоя в ожидании поезда на платформе в Лондоне. Так вот, Грейс говорила что-то о том, как важно для ребенка иметь эту дольку самостоятельности, что совместная поездка домой в конце года — часть приобретаемого опыта в Хогвартсе, это еще один шаг на пути к взрослению, это закрепление дружеских уз найденных за первый, самый страшный и волнительный учебный год, это в конце концов приключение, опыт разделенный с десятками сверстников и с нескончаемыми поколениями до и после. Белиберда, словом, но в тот момент она казалась Людвигу более чем убедительной, потому-что в отличие от Грейс до сего года никаких детей у самого Людвига не было, а сейчас, когда такой все же появился, уж очень хотелось все сделать как надо. Вот только то самое как надо оказывалось слишком расплывчатым и непонятным, оно менялось с каждым новым «экспертом» и с каждым новым ребенком. Это было откровенно пугающим, а Людвиг едва ли считал себя легко паникующим человеком, но все, что касалось Шарлотт вызывало в нем именно это, совершенно не управляемое чувство.
Наверное, если бы появление Хогвартс-экпресса в Кингс-Кросе он ждал в одиночку, досталось бы буквально всем его работникам. Потому-что Уилкинса не устраивало буквально все. На вокзале было слишком мало охраны и слишком много людей, вместо того, чтобы бдить и вникать, пригнанные министерством хиты и авроры выглядели скучающими и не заинтересованными. Ему казалось, утверждала Грейс, и иногда он ей даже верил, а потом замечал как миссис Гейнс исподтишка бросает взгляд на часы отсчитывающие минуты до прибытия поезда и с легким злорадством отмечал про себя, что не смотря на внешнее спокойствие, Грейс нервничает не меньше его самого. Единственный, кого как будто совершенно не трогала царящая на платформе общая нервозность был Галлахер. Ну, или быть может он скрывал это лучше других, потому, что вид у ирландца был особенно грозный, а взгляд, которым он то и дело шерстил собрание народа, предельно пронзительным.
В конце концов поезд прибыл  на вокзал даже на пару минут раньше положенного срока и через несколько минут платформу затопило школьниками. Облегчение, казалось бы пришедщее к нему при виде поезда, целого и невредимого, тут же снесло новой волной паники, как он в этом хаосе найдет Шарли? Но девочка нашлась, нашелся и ее багаж и они могли, наконец, отправляться домой.
Он почти ничего не делал, но уже безмерно устал. Оказывается самое бытие родителем было крайне изнурительным. А это был всего лишь день один из целой вечности ждущей его впереди. Но другие справлялись, а значит и Людвиг Уилкинс справиться и справится на отлично, потому, что иначе быть просто не могло. Так он пообещал сам себе и так он пообещал Нику у его могилы.
После изматывающего ожидания на вокзале сам первый вечер дома по оценке Людвига прошел вполне себе успешно. Наверное, не в последнюю очередь потому, что Шарли в доме ждал Тигр, а потом им предстояло вместе ознакомится с самим домом. Вернее Людвигу надо было с ним как следует ознакомить новую обитательницу. Ему, казалось, что он более менее справился. Даже слегка зависшее в повторе одних и тех же действий и слов пожелание доброй ночи в самом конце, Людвиг в целом себе засчитал.
Он даже по по настоящему расслабился. Настолько, что всю ночь проспал крепким, здоровым сном без сновидений, а утром позволил себе поваляться в кровати несколько дольше обычного. В конце концов у него был выходной, они так договорились с Феликсом, что первый день каникул Людвиг полностью посвятит Шарли, а там они уже будут смотреть, что да как.
Вдоволь выспавшись, а потом еще немного повалявшись в кровати, Людвиг неспешно встал, столь же неспешно привел себя в порядок, оделся и направился вниз, на встречу новому дню.  День, по его мнению, задался уже с самого первого мига и Людвиг был намерен продолжать в том же духе. И пунктом номер один в этом намерении, было позволить Шарли от души выспаться. Для чего в конце концов еще были каникулы, если не для того, чтобы несколько выпасть из школьной рутины. На этом великодушным решение, мужчина добрел до столовой и заказав по дороге у Моне чай и тосты с джемом, довольно плюхнулся в кресло за столом. Людвиг сладко зевнул, потянулся и протянул руку за утренней газетой.
Он расправил титульный лист и мгновенно выпрямился струночкой.
Первая полоса «Пророка» кричала громадным заглавием на треть страницы - «ПОЖАР В ХОГСМИДЕ. ДЕСЯТКИ СОЖЖЕННЫХ»
Людвиг смачно выругался и принялся читать. Утро еще мигом ранее казавшееся столь волшебным, внезапно заволокло тьмой, а во рту появился неприятный привкус чего-то горелого. У горелого мяса.., тела был совершенно определенный запах. Людвиг даже слишком хорошо мог представить, что именно нашли на месте пожарища.
Как хорошо, что более младшие курсы отправились домой из Хогвартса еще вчера. Как наивно было позволить себе поверить в то, что лишь от того, что ничего не произошло с ними, не произойдет вообще ничего. Ублюдки! Просто больные ублюдки!
Мужской взгляд наткнулся на упоминание в статье имени Бобби Дрейфус, девочки, чье имя стало нарицательным еще после Рождественского нападения оборотней, и клокочущая внутри Уилкинса злость внезапно сменилась на страх. Захотелось тут же убедиться, что уж с кем, но с Шарли точно ничего не произошло. Глупо, нелепо, ведь что с ней могло случится в его доме, но сделать с собой Людвиг ничего не мог, да и убедится было так просто.
- Шарли еще спит? - каким-то почти нарочно небрежным, хотя какое эльфу было до этого дело, спросил у раскладывавшего на столе завтрак Мане мужчина.
- Нет, сэр, - помахивая огромными ушами отозвался домовик и подвинул чуть дальше блюдце с джемом. - Молодая леди ушла примерно час назад, сэр.
Мужчина бездумно кивнул эльфу и даже вернулся к газете. Он ожидал услышать лишь подтверждение собственного убеждения, что девочка сладко спит, по этому смысл сказанного дошел до него с опозданием.
Газета в руке Людвига дрогнула.
- Куда ушла? - сам не веря собственным ушам и словам, которые он сейчас произносил, рявкнул мужчина.
- Леди не сказала, сэр, - замерев с чашечкой для чая в руках, почти-что стеснительно произнес Мане.
Людвиг откинул газету и вскочил из-за стола. Рука автоматически потянулась к чехлу с палочкой, вот толку от нее сейчас. Есть ли вообще заклинания поиска людей? Наверное есть, но ничего даже мало мальски на это подходящего в голову ему сейчас не приходило. Нет, ну, хорош опекун, потерял ребенка еще суток не прошло!
- В какую сторону хоть она ушла вы видели? - бросил он Мане по дороге к выходной двери. Особой надежды на то, что эльфы смогут дать ему внятный ответ, Людвиг не испытывал. И не ошибся. Мане лишь печально помахал большими ушами, - Нет, сэр.
Людвиг обозвал домовиков нехорошим словом и выскочил в сад. Вот почему, почему ему даже не пришло в голову, что надо устанавливать защиту периметра не только на вход, но и на выход?! С котом ведь сразу подумал, что надо озаботится. А с ребенком нет. Ему просто в голову не пришло, что девочка может захотеть уйти из дома. Вот совсем уйти, а не лишь погулять по саду.
А что если ей не понравилось и она сбежала?
Людвиг шагнул за ворота и оглянулся по сторонам. Шарли нигде не было видно, вообще никого не было видно. Никого у кого спросить, не видел ли маленькую девочку?
Мужчина сделал пару шагов в право, туда куда дорога уходила прочь от дома и поселка на краю которого расположилось его жилище. Сделал и остановился, затем резко развернулся и направился в сторону деревни.
«Прости, Ник! Прости, прости, прости! Я обещаю, что я ее найду, что с ней все будет хорошо, все, все будет хорошо...»

+3

4

[nick]Charlotte Denbright[/nick][icon]https://www.hollywoodreporter.com/wp-content/uploads/2013/04/raffeycassidy1.jpg?w=681&h=383&crop=1[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Шарлотт Денбрайт </a> </div> <div class="lztit"><center> 12; G</center></div> <div class="lzinfo">Hb <br>школьница <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Шарлотт не выписывала газет, поэтому о ночном трагическом происшествии девочка, конечно же, пока ничего не знала. В последнее время случалось очень много всего плохого, и школьники, она в том числе, обязательно обо всем узнавали – что ни день, в Хогвартсе снова и снова говорили о том, что кого-то убили или кто-то пропал, что ни день – кто-нибудь оказывался с ней в одном ряду, в ряду тех, у кого кто-то умер. Шарли это очень не нравилось, но гибель ее родителей вызвала у однокурсников некоторый интерес. Кто-то считал нужным спросить у нее, как прошли похороны – Шарлотт только таращилась и пожимала плечами в ответ, хотя вообще-то очень хотела дать в нос. Кто-то откровенно обсуждал деятельность ее папы и мамы, и Шарлотт ничего не оставалось, как гордо задрать нос и все это игнорировать. Кто-то пытался поддержать и выразить сочувствие, но, если честно, девочке и этого не хотелось. Ей совсем, совсем не хотелось говорить о родителях – это было слишком больно и грустно, каждый раз Шарли с ужасом думала о том, что все – они больше никогда не увидятся. Вообще никогда, и ничего она не может изменить. Шарлотт совсем немного завидовала тем ребятам, кому приходила почта из дома – письма и посылки со всякой всячиной, добрые новости, колдографии. Она даже старалась приходить на завтрак чуть позже, а иногда и намеренно его пропускала, чтобы не видеть, как другие радуются своим совам. От этого было немного стыдно, но разделить эту радость девочка не могла. Жаловаться же Шарлотт не привыкла, поэтому если кто-то и прашивал, почему ее снова не было на завтраке, приходилось врать, что она не голодна, или что проспала, или что делала домашнее задание по трансфигурации… Причины Шарлотта придумывала каждый раз.
Так вот, выходя сегодня из дома, девочка ничего не знала о случившемся в Хогсмиде. Она знала, что не очень, наверное, хорошо – уходить никого не предупредив. Но дядя Людвиг еще спал, а его эльфийки были заняты чем-то еще, да и не хотелось ей перед ними отчитываться, вот еще! К тому же Шарли не собиралась пропадать на долго – прогуляется по деревне, посмотрит, кто там живет, да и вернется. Кажется, эта деревня должна была быть совершенно и полностью маггловской, и это было даже любопытно – раньше она никогда не видела, как устроены поселения у магглов. То есть, конечно, она бывала в Лондоне и все такое, но обычно это были просто вынужденные походы в чужой и незнакомый мир, а потом раз – и она уже была в Косой аллее или где-нибудь еще, где ни одного маггла на мили вокруг. Так что прогулка, во всяком случае, девочка на это надеялась, должна была быть интересной. Может быть, у этих магглов даже найдется магазин или какая-нибудь лавка – у нее, конечно, нет с собой денег, и уж тем более нет с собой денег маггловских, но всегда можно будет вернуться, если она встретит что-нибудь интересное.
Идти было довольно далеко, дальше, чем Шарлотт могла предположить – забрался, конечно, дядя Людвиг. Она, выходя, как-то не обратила внимания на то, что дом стоит совсем уж особняком, что соседей нет, что высокий забор не впустит ее обратно. На всякий случай Шарлотт взяла с собой и палочку, хотя прекрасно знала, что колдовать они могут только в школе. Но мало ли, что может статься. К тому же ей всегда хотелось узнать наверняка, что будет, если колдовать где-то еще. Конечно же не на глазах у честного народа, ну уж нет. А, например, в своей комнате. Школьные правила, запрещающие пользоваться магией на каникулах, казались Шарлотт совершенно глупыми и недальновидными. Как, скажите на милость, ей стать хорошей волшебницей, если колдовать можно только на уроках? В общем, Шарлотт была совершенно не согласна с этим глупым порядком, и – разумеется, не афишируя – намеревалась его исправить.
А пока что девочка шла в деревню, еще только-только просыпающуюся.

+2

5

Олух. Идиот. Кретин. Тупица. Лох. Дубина. Остолоп. Бестолочь. Дурак. Олух.., или это уже было? Не важно, ибо второго такого барана еще надо было поискать.
Один день, он не мог уберечь Шарли даже один полный день! Как ему ее только доверили! Лучше бы ее забрала тетя Бекки, там девочка хотя бы была бы в безопасности. Где угодно была бы.., Людвиг вспомнил о статье в «Пророке» и осекся.
Не была. Не была. Не была.
Черт. Черт. Черт.
Только найдись. Пожалуйста, пожалуйста найдись целой и невредимой. Потому-что я даже думать не хочу, что я буду делать, если ты не найдешься.
Не хотел, но все равно думал. Вперемешку с очередной тирадой самобичевания в голову лезли разные, как он пытался себя убедить, совершенно нелепые сцены. А что, если Шарли не просто ушла, что если ее кто-то подстерег под воротами, кто-то выманил наружу, схватил и аппарировал прочь. Вдруг, кто-то хотел таким образом свести с ним какие-то неведомые счета. С ним или с Обероном. Людвиг был уверен, что тщательно хоронил тайну своей другой жизни, но в последние пол года эти две стороны его существования уж слишком часто начали пересекаться, что если он проглядел что-то? А нападение на Бекки и Ника, это ведь было целенаправленной попыткой уничтожить не просто охотников, но и их семьи. Что если, все еще неведомые убийцы надумали довести дело до конца? И еще вчерашний пожар.., что если это было лишь началом, не единственной подобной атакой?
О Мерлин, Моргана и Нимуэ, ну, почему он не подумал об о всем этом раньше, ну, почему ему даже в голову не пришло закрыть защитный контур дома изнутри. Почему он не сделал для девочки парный амулет, наподобие того, что сделал когда-то матери?
Ну, почему он был таким остолопом?!
Последнее Людвиг почти-что провыл в слух. От отчаянья, от бессилия и от боли, которая начинала расползаться по левой ноге. А он еще трость дома оставил. Дебил. Должен же был знать, что перед тем как что-либо предпринимать, надо сперва подумать. Только думать у него никак не получалось. В виски беспощадно колотила одна единственная мысль, вся та же, только найдись, только, пожалуйста, найдись целой и невредимой.
Пара милей, которые разделяли его дом от магловской деревеньки в обычный день не представлялись бы ему хоть в какой-то мере значительным расстоянием, просто достаточным, чтоб он и маглы не мешали друг другу жить своей собственной жизнью. Мама, пока жила у него, любила туда прогуливаться, а в выходной иногда к ней в этом присоединялся. Никогда еще этот путь ему не казался столь бесконечным, вдвойне, втройне или вчетверо от того, что Людвиг был совершенно не уверен, что Шарли ушла именно этой дорогой.
Или не ушла вовсе, а ее ушли…
Мужчина яростно задушил на корню, очередное мелькнувшее у него в голове видение каких-то темных фигур, уволакивающих дочку Ника прочь. Она бы сопротивлялась, она бы кричала, это привлекло бы внимание домовиков. Она просто ушла, Людвиг. Куда-то. Зачем-то, но просто ушла. С ней все в порядке.
С ней все в порядке, упрямо повторил себе Людвиг и, напрочь игнорируя, буквально заковавшую его ногу в стальные тиски, боль, упорно продолжил путь.
Вот уже за небольшим поворотом появились первые дома. Ему всего-то надо пройти еще немного и он непременно ее найдет, найдет целой и невредимой.

+1

6

[nick]Charlotte Denbright[/nick][icon]https://www.hollywoodreporter.com/wp-content/uploads/2013/04/raffeycassidy1.jpg?w=681&h=383&crop=1[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Шарлотт Денбрайт </a> </div> <div class="lztit"><center> 12; G</center></div> <div class="lzinfo">Hb <br>школьница <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Деревня оказалась большая, больше, чем Шаром могла предположить. Пожалуй, это было даже здорово - хотя бы что-то интересно тут должно происходить! Шарлотт, никогда не бывавшая в маггловских деревнях, понятия не имела, как именно тут устроена жизнь, чем занимаются люди и как они отдыхают. Если честно, девочка даже весьма смутно представляла себе, как и где они работают, как выживают без магии.
Шарли не читала утром газет, поэтому ничего не опасалась и об опасностях не думала - она, к тому же, собиралась очень скоро вернуться обратно. Позавтракать, поиграть с Тигром, заняться чем-то ещё - у дяди Людвига наверняка было много работы. Шарли пока не знала, что она будет делать все лето - ну, конечно же, учиться, но ведь это скучно - целое лето только учиться. Если бы ее родители были живы, они бы куда-нибудь обязательно поехали все вместе, навестили бы друзей, посмотрели бы, как живут волшебники в других странах. Шарли обожала лето за эти путешествия - родители, всегда много работавшие, старались побольше бывать дома, брали отпуск, было весело. Шарлот вздыхает - ей не хочется думать о том, что как раньше уже не будет, но эти мысли лезут в голову так упорно, от них становится так грустно, что начинает щипать в носу. Но нет! Она ни за что не будет рыдать. Мама бы никогда не расплакалась, а папа уж и подавно.
Дома в деревне самые разные, большие и поменьше, аккуратные и не очень. Перед некоторыми стоят - кажется, это называется машиной. Шарли на таком никогда не ездила, поэтому иногда девочка останавливается, чтобы, открыв рот, полюбоваться этим огромным чудом. Ну уж нет. Лучше летать. Ничего не может быть лучше, чем летать!
Людей на улице нет, наверное, потому что ещё рано. Магглы спят до обеда? Или что? Интересно, у них тут есть какие-нибудь лавочки? С продуктами, книгами, игрушками (хотя вообще-то она уже не интересуется игрушками). Интересно, что у них тут вообще есть? Шарли идёт вперёд, пока, проходит мимо здания с острым шпилем и крестом на крыше - это, должно быть, церковь. А за ней Шарли находит небольшое кладбище. Она бывала на кладбище толкто несколько раз, у родителей. Это было ужасно, ужаснее всего. Ей не показали родителей перед тем, как похоронить их. Шарли даже не знала наверняка, был ли в гробах вообще кто-то. Может быть ничего? Она читала, что так бывает: от человека ничего не остаётся.
Шарли невольно заходит на кладбище. Такое маленькое, с ровными аккуратными памятниками. Кое-где горят свечи или лежат цветы. Все эти люди ей не знакомы, но Шарли манит как магнитом.

+1

7

Достигнув первого жилого дома, а вернее его каменной ограды с нависающими через ее край россыпями мелких цветов, чье название Людвиг не знал, мужчина остановился и оперся рукой о неровную каменную стену. Нога ныла все сильнее и сильнее, вот-вот грозясь сделать всякое движение вперед невозможным.
Как он ненавидел эту, видимо, навсегда прилипшую к нему слабость. Ненавидел и ничего не мог с нею сделать. Не мог ее контролировать, отложить или хотя бы перебороть на время. Изредка ему поддаваясь и вроде как даже сделав вид, что ушла в небытие, боль постоянно возвращалась, делая его недееспособным. Это злило, это бесило, это выводило из себя, но ничего из этого не могло помочь даже теоретически.
Людвиг с силой ударил краем сжатой в кулак ладони по каменной ограде. Неровные края кладки впились в плоть, но облегчения толком не принесли.
Как он ненавидел бессилие. Это паршивое, гнилое чувство, которое подбиралось к горлу, чтобы задушить само желание продолжать бороться. За что-то. За кого-то. Или просто сразу против всех.
- Вот только не дождетесь! - просипел сквозь зубы Уилкинс, отлепляя себя от ограды.
Вынужденная остановка слегка прочистила голову от изначальной паники. Страх за Шарли не исчез, просто стал менее острым и сфокусированным. Он, наконец, мог думать и чем-то помимо всех тех кошмаров, которые рисовало ему воображение.
Людвиг оглядел улочку, заглянул и поверх цветастой ограды, и не приметив ни одно любопытное лицо, негромко позвал, - Мане!
Эльф появился мгновенно.
- Принеси мою трость. И обезболивающее. Синюю бутылочку из спальни, - велел он домовику и тут же махнул того прочь.
Эльф исчез с характерным хлопком и Людвиг тут же сварливо подумал, что надо было дать ему еще одно задание. Возможно даже куда более практичное, чем два первых.
- Моне, - рыкнул он по второму разу. Эльф, точь-точь похожий на своего брата, возник на мостовой перед хозяином.
- Отправься за Галлахером и приведи его ко мне.
Фергус, конечно, этому не сильно обрадуется, но платил ему Людвиг более чем щедро и дергал вот так вот, внезапно, очень редко.
Дожидается телохранителя или хотя бы трости, он впрочем не стал, продолжил ковылять дальше. Ведь в какой-то момент ему должна была попасться хотя бы одна живая душа, быть может способная ответить на вопрос, не проходила ли тут где-то маленькая девочка. Вот только сегодня маглы все как сговорившись куда-то запропастились. Час точно было уже давно не таким ранним, чтобы те все еще спали. Те, кому надо было, вполне вероятно уже разошлись по работам и учебным заведениями, но не все же?! Должна же была быть в этом поселке хотя бы парочка домохозяек, школоты, у которых как и у Шарли успел закончится учебный год, и дюжина-другая увлеченных садами, безупречными газонами и сплетнями пенсионеров. Вот только никого, почему-то не было и это уже начинало действовать Людвигу на нервы.
Под самым его боком раздался хлопок аппарации и перенервничавший Людвиг выхватил волшебную палочку.
Всего лишь Мане с тростью.
- Спасибо, - пробурчал волшебник, забирая трость, а затем и пузырек с обезболивающим зельем. Где-то за его спиной скрипнула дверь, Людвиг поспешно развернулся и шикнул в сторону домовика, - Исчезни. Только тихо.
Привычное чувство набалдашника трости в ладони, успокаивало и как будто даже уменьшало жгучее чувство боли. Вот ровно настолько, чтобы Людвиг мог приветливо улыбнутся вышедшей на крыльцо дома женщине, - Доброе утро.
- Доброе, - отозвалась женщина, слегка подозрительно его разглядывая.
Ну, да, мысленно признал Людвиг на миг скосив взгляд вниз, для магла он был одет несколько странновато. Скажем так, экстравагантно, но не настолько уж, чтобы его тут же полностью сбрасывать со счетов как умалишенного.
- Извините за беспокойство, - лицо Уилкинса приобрело чуть заискивающее выражение. С привычкой английских маглов извинятся по три раза за каждое предложение тоже приходилось считаться, в особенности, если он надеялся на хоть какой-то позитивный результат, - вы случайно не видели тут девочку. Лет двенадцати?
Женщина отрицательно покачала головой и снова смерила его придирчивым взглядом.
- Спасибо, все равно, - глубоко вздохнув, расшаркался Людвиг.
Не то, что он особо ожидал другого ответа, но все равно разочаровывал. Мужчина продолжил путь, а отойдя еще на пару домов, оглянулся. Магла снова исчезла внутри дома, а значит он мог особо не привлекая внимание выпить и обезболивающее.
Поперечная улочка. Еще одна. Женщина выгуливающая собаку и тоже не видевшая никаких незнакомых ей девочек. Не уж-то он настолько ошибся в выборе направления поисков?
Страхи, на какое-то время его отпустившие, по новой начали возвращается.
- Сэр? - раздалось почти-что одновременно с еще одним хлопком аппарации,  на этот раз явившему Людвигу Фергуса.
- Шарли пропала, - сообщил телохранителю Уилкинс. - вышла из дома, где-то час назад. Куда и зачем ушла, не известно.
Фергус, будучи профессионалом, без сомнения тут же просчитал в голове все те бреши безопасности, которые допустил Людвиг, но все еще будучи профессионалом мгновенно расставил приоритеты и разборки промахов и ошибок оставил на потом.
- Есть причина считать, что она тут?
- Ни малейшей,  - признал Людвиг.
Галлахер никак это не прокомментировал, лишь оглядел улочку с одного конца до другого.
- Тот конец уже осмотрели? - кивнул он в сторону с которой явно шел Людвиг.
- Вроде того, - странно, но появление ирландца его одновременно успокаивало, но так же сызнова пробуждало чувство бессилия. Он, Салазар подери, не мог найти Шарли даже в такой маленькой деревеньке, а что будет, если ее тут нет и вовсе? Если она ушла куда-то в лес, если.., если.., если… Вызывать хитов или магловскую полицию? Просить помощи с поисками у Гейнсов?
Черт, черт, черт, ну, каким же надо было быть олухом, чтобы настолько оплошать?!
- Я начну прочесывать боковые улочки с той стороны, - в мысленный процесс Людвига врезался голос Галлахера. Ирландец указал рукой в сторону с которой собирался начать поиски и Людвиг согласно кивнул.
- Вы продолжайте по главной улице, а потом боковые с этой стороны, - Галлахер вырисовал примерный план так же для Уилкинса. Людвиг еще раз согласно кивнул.
Ирландей действовал с такой спокойной уверенностью, что она хотя бы частично передалась и Людвигу. Все это ведь не по настоящему, так? Всего лишь дурацкая игра. Шутка. Может даже сон. Вот он пройдет еще немного, вон до того дома, или до следующего, и проснется. И все будет хорошо. Шарли будет играться в гостиной с Тигром, домовики накрывать стол для завтрака, а новости в газете будут самые обыкновение и скучные. Так ведь?! Так?
Сколько прошло времени до мига, когда его вынесло к местной церквушке с кладбищем, Людвиг даже не был в состоянии оценить. Может прошло минут пять, может пятнадцать, а то и вся половина часа. В обычный день, старые, спрятанные подле церквей кладбища он находил в чем-то даже умиротворяющими. Кривоватые, а иногда и вовсе упавшие на землю каменные плиты с полустершимися и еле читаемыми надписями были скорее выходцами со страниц истории, чем реальной памятью реальных людей. Иллюзия, конечно, а может просто нелицеприятная правда. Пока ты был живой, все что тебя окружало, все, что ты переживал было реальным, а потом.. потом оно исчезало и растворялось, в лучшем случае сохраняясь в качестве чьих-то россказней и полузабытых семейных историй. А если нет, ты просто исчезал с земли так, словно тебя на ней никогда и не было.
Внимание Людвига привлекло какое-то движение в дальнем конце кладбища. Там кто-то был. Кто-то кто возможно видел Шарли. Людвиг шагнул через приоткрытую калитку внутрь кладбища. Растущие тут и там, кривоватые деревья, с ниспадающими над землей густыми ветвями, скрывали от него фигурку в глубине. Какой-то момент Людвигу даже начало казаться, что фигурка ему всего лишь привиделась, но потом он увидел ее снова. Маленькую, хрупкую фигурку двенадцатилетней девочки. Шарли.
- Шарли! - воскликнул Людвиг, переходя на жалкое подобие полу-бега.
- Шарли, - выдохнул он почти с облегчением, когда чуть ли не споткнувшись об упавшее и поросшее травой надгробие, наконец оказался почти рядом с девочкой.
- Ты меня напугала. С тобой все в порядке? - пытаясь не-то отдышаться, не то подавить лезущую на лицо улыбку облегчение, выпалил Людвиг.

+1

8

Шарлотт была на кладбище, где похоронили ее родителей, всего однажды - собственно, на самих похоронах. Это было не слишком продолжительным мероприятием и оно девочке, несомненно, не понравилось - там было слишком много людей, которых она не знала и никогда раньше не видела, все они хотели ее обнять, пожалеть и сказать пару слов о том, какая она теперь бедная. Шарлотта и без всех этих сердобольных родительских знакомых испытывала такую гамму ранее неведомых ей эмоций, что справлялась едва-едва. Но ничего не оставалось, и Шарли говорила "спасибо" каждому, кто подходил к ней. Конечно, девочка понимала, что кем бы эти люди не были, все они имели право попрощаться с ее родителями. Даже там, на кладбище, Шарлотт так ими гордилась! Если столько людей пришли проводить их, значит их любили и уважали. Думать о том, что все эти незнакомые ее люди тоже будут скучать по ее маме и папе было немного приятно - она будто бы не была больше одна в этом своем горе, и странно в тоже время - особенно когда произносились речи.
Так или иначе, с того зимнего дня Шарли на кладбище у родителей больше не была. Во-первых, все это время она жила и училась в Хогвартсе, во-вторых, Шарлотт туда и не тянуло - для нее это место не стало тем связующим звеном, где можно, в тишине и покое, подумать о родителях. Кладбище было настолько не похоже на них живых и настоящих, что Шарли никак не удавалось связать все воедино, родители для нее были не там, а где угодно ещё - в их доме, которого теперь тоже уже не было, или у лесного озера, где они часто отдыхали с палаткой, или в парке, или...
Шарли, которая стояла, уставившись на могилу незнакомого ей маггла, вырвал из размышлений голос дяди Людвига. - Все в порядке, - запоздало кивнув, сообщает девочка. Конечно, Шарлотт сразу понимает, почему он так переживает - она же ушла, никому ничего не сказав. Но было ещё так рано! Только теперь Шарли думает о том, что о ее прогулке никто не знал. О том, что что-то могло случиться Шарлотт все ещё не думает - эта маггловская деревня кажется ей сейчас последним местом на Земле, где вообще что-то да случается.
- Я думала, что ты ещё долго будешь спать, я бы просто прогулялись и вернулась обратно.

+1

9

Ответ Шарли звучал деловито, даже безучастно на слух Людвига, но мужчина не был уверен, что это ему не кажется. Он сам был все еще слишком на взводе. Внутри, тело и разум продолжали куда-то мчаться и от этой, внезапной для них, остановки, от царящего на кладбище упокоения и уже надвигающееся на них всех дневной жарой, у Людвига слегка кружилась голова.
- Хорошо, - кивнул он девочке. Вот только слово было не более чем дежурным, вместо изначального облегчения, пришли очередные сомнения и беспокойства. И вызваны они были именно, что спокойствием Шарли. Было ли это хорошим знаком или плохим? Людвиг не был уверен, он почему-то никак не мог вспомнить, какой была Шарлотт до смерти родителей. Она была, это все, что он мог теперь сказать. Ему казалось, что тогда это было достаточно. Зачем ему, взрослому, занятому мужику, было концентрироваться на маленькой девочке?! Ник само собой, что-то рассказывал, чем-то делилась и Бекки, но в голове Людвига осталась лишь пустота. Лишь общий образ самой обычной маленькой девочки. И теперь, он не имел ни малейшего понятия, хорошо ли самой Шарли или нет. Она казалась нормальной, но было ли это нормально? Было ли нормально то, что в школе она заработала отработку за драку? Должен ли он был об этом беспокоится? Что-то с этим делать? Декан еще писала что-то про снизившуюся успеваемость, и это определенно было поводом для беспокойства, что-то с чем он должен был что-то делать. Вот только Людвиг понятия не имел что и оно продолжало громоздится и толкаться в его голове, создавая там лишь дополнительный хаос, и приумножая и так почти не покидающее его опасение, а что, если он ошибся? Что если, взял на себя опеку над Шарли, он сделал только хуже? Не себе, Шарлотт, а через нее и Нику с Бекки.
- Я не настолько люблю спать, - полушутливо ответил мужчина, делая шаг в сторону своей опекаемой. На него сызнова нахлынуло ощущение, что он говорит не то и не так. До чего-же это было трудно, быть в ответе за ребенка.
- И прогулки это хорошо, но сейчас гулять одной опасно, - попытался сказать чуть строже Людвиг. На миг в голове промелькнула мысль, стоит ли говорит Шарли о ночном прошествии в Хогсмиде, но мужчина тут же решил, что стоит. Хотел ли он уберечь девочку от этой правды или нет, она так и так до нее дойдет, если не сегодня, то завтра или послезавтра. Подсмотренная в газете или в письме от школьного приятеля.
- Прошлой ночью в Хогсмиде был большой пожар, погибли люди, - смуро сообщил он Шарли, - По этому от ныне, все прогулки только в обществе меня или Фергуса. И еще я сделаю тебе медальон или браслет, чтобы мы с тобой могли найти друг друга в случае чего-то непредвиденного. Договорились?

+1

10

- Я это запомню, - улыбается Шарлотт. Ей и в самом деле полезно будет запомнить, что и как происходит в доме у дяди Людвига. Хорошо, все же, что обитателей в нем так мало, а места так много! Чужие привычки были ей неведомы, до школы она всегда жила одна в комнате и никогда не заботилась о том, чтобы добиться спать в одно время с другими, вставать вместе со всеми, делать уроки, когда их делает кто-то еще. Это было очень сложно - привыкать делить спальню, привыкать к расписанию, привыкать, что вокруг много людей. Общение само по себе давалось Шарлотт легко, а вот ограничения и правила - не очень. Разве кому-то они вообще могут нравится?
- Ладно, - легко соглашается Шарли, опасно так опасно, она больше не будет гулять одна. Эти ограничения, которые накладывались теперь всеми, всегда и везде, не раздражали и не обижали девочку - Шарлотт, как и большинство, давно к ним привыкла. Она лучше многих других знала, что такое оказаться в опасности, она уже лишилась всех, почти всех, кого могла лишиться, поэтому глупыми вопросами вроде "почему" не задавалась. Конечно, сегодня утром Шарлотт ушла без разрешения, но ей не приходило в голову, что в забытой людьми деревне может что-то случиться. Тут же даже других волшебников нет! Такие деревни вообще кто-то наносит на карты? Наверняка о том, где живёт дядя Людвиг, даже не знает толком никто.
- Кто-то из твоих знакомых тоже там был? А кто-нибудь из Хогвартса? - осторожно интересуется девочка. Ей нужно теперь тоже прочитать эту свежую газету и узнать все подробности. Может быть, погиб кто-то, кого знала она? Некоторые ребята с ее курса жили в Хогсмиде круглый год, да и другие школьники. Шарли хочется спросить, что теперь будет, но девочка этого не делает. Откуда им всем знать, что теперь вообще будет. Но кое-что она все же спрашивает:
- Думаешь, осенью мы сможем вернуться в Хогвартс? Некоторые говорят ещё с зимы, что школу могут закрыть. Но, чтобы не случалось, все равно она работает, - Шарлотт, если честно, не знала, что было бы лучше. Ей хотелось обратно в школу, и представить себе было сложно, что в Хогвартс она может не вернуться. Но некоторых ребят ещё в прошлом учебном году забрали домой, а кто-то не вернулся с каникул. Наверное, и дальше их будет становиться все меньше.

[nick]Charlotte Denbright[/nick][icon]https://www.hollywoodreporter.com/wp-content/uploads/2013/04/raffeycassidy1.jpg?w=681&h=383&crop=1[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Шарлотт Денбрайт </a> </div> <div class="lztit"><center> 12; G</center></div> <div class="lzinfo">Hb <br>школьница <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [15.06.1978] duty of care


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно