Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » Формула счастья


Формула счастья

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ФОРМУЛА СЧАСТЬЯ


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/t853721.jpg

Участники: Кейн и Гера Гарднер

Дата и время: Рождество

Место: Хогсмид

Сюжет: ...Она прошла босая по студёной земле
Назло ветрам, погромам, волкам
И заслужила право на счастье в семье
С тобою, очарованный Кай...

[nick]Cain Gardner[/nick][status]холодное сердце[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/222199.jpg[/icon][sign]--[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p83664"> Кейн Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27; G 76 N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>не юное дарование<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+1

2

Утро двадцать четвертого декабря было светлым и почти прозрачным. Небо изгибалось высоким нежно-голубым куполом, осыпая мир сияющей мелкой порошей. Воздух пах пряничными домиками и глинтвейном. Кейн Гарднер остановился посреди улицы, снял перчатку и попытался поймать снег на ладонь. Но он был так мелок и невесом, а рука внезапно такой горячей, что снежинки не долетали до кожи, таяли на лету. Можно было попытаться поймать снег на перчатку, но это совсем не так интересно.
Вместо этого он сунул руку в карман и нащупал письмо. Там же лежала смятая квитанция. Но квитанция уже была не нужна, он сегодня получил ответ. Письмо! Он даже уже прочитал его. Никогда! Никогда еще он не улыбался так, читая чье-то письмо. А сейчас - улыбался, неяркой светлой улыбкой.
Его труд получен, прочитан, выкладки проверены, высоко оценены, приняты в работу. То, над чем он трудился последние несколько лет, пригодится, облегчит труд тысячам ученым по всему миру, будет жить дальше, даже когда его уже не станет на свете.
Кейн оглянулся, будто теперь заметил, где он находится. Хогсмид, центральная улица, недалеко от почты. Мимо спешат волшебники со свертками, коробками и пакетами в руках. Некоторые с ним здороваются, а он им расеянно отвечает. Столько частливых лиц, будто все знают о его триумфе. Конечно же, нет, откуда им. Просто Рождество…
Рождество. Гера любит этот праздник, всегда к нему так готовится, будто к чему-то серьезному. Что-то готовит, украшает дом, кладет под елку подарки. А для него Рождество - это просто один из дней, чуть более шумный и бестолковый, чем все остальные. Надо порадовать Геру. Приготовить и положить под елку подарок для неё. Он никогда еще так не делал, всегда забывал, спохватывался уже, когда было поздно. Надо порадовать. Но что подарить? Что вообще люди дарят женам?

Кейн не был похож на других людей и всегда считал, что это хорошо. Он быстрее и шире мыслил, быстрее жил, не разбрасывался эмоциями. В Хогвартсе ему было скучно, заклинания он схватывал на лету, книги прочитывал взахлеб, по три за ночь, полностью осваивая весь материал. И, нет, он не думал, что спешит. Это другие опаздывали, тянули, тупили, задерживались. Это раздражало. И с каждым годом раздражало все больше. Он добился позволения сдать экзамены за седьмой курс в пятом. Он их сдал. А мог и в четвертом… И - что делать дальше? В Британии не было места для приложения его ума, все было не то, мелко, серо, медленно. И он отправился искать свое место в этом мире, оставив дом, друзей, бабушку. Ничего этого ему было не нужно и не интересно.
По-настоящему счастлив он был только в Гренландии, в магическом университете, когда сначала учился, а потом работал под началом доктора Сноуквинн, высокой синеглазой блондинки, совершенно совпадающей с ним по складу ума. Минимум эмоций, четкие задачи, океанический простор мышления. Задача, которую они перед собой поставили, казалась тогда неразрешимой. И они разбили её на кусочки, как разбивают  ледяную глыбу на прозрачные острые осколки - и шаг за шагом, не отрываясь, не отвлекаясь, последовательно…
Бесконечные полярные ночи, высокое темное небо, прямая дорога в космос с его мириадами звезд, северное сияние - он полюбил бы все это, если бы умел. Он не отдал Гренландии сердца. Он оставил там свое здоровье. Если бы не Гера, он бы умер там, три? четыре? сколько же? лет назад. Как она нашла его? Он же никогда не писал ей! Он оставил её - соседку, подругу детства, милую, добрую, ласковую Геру, так же, как и все остальное. Все, что мешало бы ему работать.
Но она плакала, умоляла, она звала его домой. И она сказала: если ты сейчас здесь умрешь, ты ничего не сможешь сделать! И это ему пришлось признать: правда. Слишком часты были приступы лихорадки. И мутилось в голове. И силы иссякали. Она была права. Ему нужно было вернуться на родину, чтоб просто не умереть слишком быстро и успеть закончить то, что они начали.
Милая, добрая, ласковая, терпеливая. Она сносила все эти годы его мрачный характер. Его отчужденность и холодность. Она накидывала ему на плечи плед, ставила перед ним горячий чай, обнимала его своими горячими руками. Она так похудела за это время - он только сейчас это заметил.
Что же подарить ей в это Рождество? Платье? Книгу? Шоколад? Все так банально и скучно. Он подарил бы ей свой труд, но она ничего не понимает в арифмантике… Ледяные лабиринты и серебряные просторы Гренландии? Все звезды Северного полушария и переливы его ночного неба? Она должна все это ненавидеть.
Так ничего и не решив, Кейн зашел в ближайшую лавку, надеясь подсмотреть, что же выбирают для подарков другие.

[nick]Cain Gardner[/nick][status]холодное сердце[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/222199.jpg[/icon][sign]--[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p83664"> Кейн Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27; G 76 N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>не юное дарование<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+1

3

[icon]https://i.yapx.ru/MAuHF.gif[/icon][nick]Gera Gardner[/nick][status]сломленная[/status][sign]—[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Гера Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27 лет; G’70, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровна <br>разводит редкие цветы <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Рождество… Гера так любила этот праздник и одновременно он всегда вгонял ее в печаль. Снежные хлопья всем приносили радость, а для Геры снег был тем, что навсегда останется в ее памяти как нечто ужасное и то, чего она все ещё смутно боялась. Она никогда не любила зиму, но после определенного периода своей жизни — особенно.
Каждое Рождество девушка возвращалась мыслями в прошлое и каждый раз у неё стыла кровь в жилах. Особенно, когда Кейна не бывало дома, когда он куда-то выходил и ей снова казалось, что он не вернётся…
Гера сегодня с утра крутилась по дому, вся в предпраздничных приготовлениях. Она уже упаковала подарок Кейну — огромную книгу по арифмантике, которую он так любил. Девушка не знала понравится ли она ему, ведь Кейн знал все в этой области, но все же надеялась, что ее подарок окажется полезным для него. Это было дело всей его жизни, его любовь, поэтому книга должна была быть пусть может быть и не полезной, но тем, что успокоит его разум в холодные зимние вечера.
Про подарки себе она даже не думала. Она давно привыкла, что Кейн не дарит ей ничего. Либо забывает, либо покупает то, что у неё уже есть.. Гера ничего не требовала от него, понимая, что это бесполезно. Настоящим подарком для неё сегодня было то, что розы, которые давно уже не цвели, сегодня внезапно распустили свои тугие бутоны. Одна белоснежная, как нетронутый снег, а вторая алая, словно летняя заря.
Розы не цвели уже очень и очень давно. С тех пор, как Кейн уехал на учебу. Но Гера никогда не сдавалась и рука у неё не поднималась выбросить просто зелёные кустики, без бутонов. Ее бабушка вздыхала, качая головой и говорила, что это бесполезно, но Гера упорно продолжала поливать и ухаживать за розами, смирившись, что цветов она и вправду может не увидит, но сегодня случилось чудо. Гера даже чуть не заплакала, глядя на невероятной красоты цветы. Эти розы символизировали для неё очень многое и в том числе то время, когда Кейн был другим, когда он любил ее и эти цветы…
Это так давно было, что Гера уже и не помнила Кейна таким. Они были с детства неразлучны, они были всегда вместе, пока не произошло что-то, что сломало их обоих. По разному, но сломало. Он забыл свою Геру, а она так и осталась помнить того милого и доброго мальчишку. Он стал по своему счастлив, а Гера осталась с разбитым сердцем.
Кейн всегда был умным, даже слишком, всегда все схватывал на лету и даже школу закончил гораздо раньше их всех. Гера осталась одна в школе, а Кейн уехал осваивать новые области науки. И конечно же Гера не была против, но затем Кейн уехал совсем далеко — в Гренландию и обещал давать ей знать хотя бы изредка, что с ним все хорошо.
Но прошёл месяц, два, полгода, а от Кейна не было вестей. Гера не находила себе места, даже не зная, что Кейн был счастлив без неё. Она умоляла ведь не уезжать его, но он настоял, а кто она была такая, чтобы удерживать его? Но когда Гера почувствовала неладное, то помчалась искать Кейна, оставив и свои розы, и старую бабушку дома.
Один Мерлин знал, чего ей стоило добраться до Кейна, найти его. Только Мерлин знал, что ей пришлось вытерпеть и холод, и голод, прежде чем ей удалось собрать концы разных ниточек воедино и приехать в Гренландию. Оказалось, что Кейн остался после учебы в работе на некую профессора Сноуквинн. Гере высокая и красивая женщина не понравилась с первого же взгляда. Было что-то в ней такое, что пробирало холодом до самых костей, и это не имело никакого отношения к зиме за окном.
Гера увидела Кейна совсем похудевшим, мрачным, с лихорадочно блестящими глазами и у него была горячка. Как оказалось впоследствии, то его постоянно мучили лихорадки, но он упорно работал, а профессор Сноуквинн лишь подбадривала его, не обращая внимания на самочувствие Кейна. Гера поняла, что ещё немного и Кейн погибнет в этих льдах, холодную красоту которых девушка ненавидела. Только когда она сказала ему, что мир не увидит его трудов, если он умрет здесь, Кейн согласился уехать вместе с ней.
Вернувшись, Гера обнаружила, что бабушки давно уже нет, розы так и не расцвели и Кейн так и не вспомнил то, кем они были друг другу.
Было странно, когда они поженились. Гера даже не помнила тот день, потому что она мечтала совсем не о таком празднике. А Кейн так и не понял, что же он сделал не так. Но она ни разу за все время после возвращения из Гренландии не сказала ему и слова упрёка. Гера просто была рядом с ним, заботилась, готовила горячий чай и обнимала его покрепче, когда чувствовала его ледяные пальцы на своих руках. Она плакала ночами, чтобы он не слышал, потому что ей было больно. И ей казалось, что он так и не забыл эту Сноуквинн, и не вспомнил ее, Геру. И все же она продолжала любить Кейна, хоть это забирало ее силы. Она потеряла надежду и веру в то, что он вспомнит ее, но продолжала быть рядом, потому что по-другому не могла.
Украсив дом к праздничному вечеру, Гера положила свой подарок под ёлку, подготовив и небольшой ужин в честь Рождества. Оставалось только дождаться Кейна, который немного задерживался и это невольно вызывало в Гере смутную тревогу и она нетерпеливо выглядывала в окне знакомый силуэт…

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+1

4

Первым же магазином на его пути оказался “Зонко”. Кейн едва мог вспомнить, что вообще там продается. Кажется, игрушки… Зашел и убедился: да, точно. Дурацкие игрушки, всякие штуковины с подвохом, которые никак нельзя дарить Гере. Она совсем не заслужила с его стороны насмешек и издевательств, ей и так досталось. Он бы сразу ушел, как только понял, что тут, если бы не вспомнил что-то…
…как они были тут тринадцать лет назад. С Герой. С ребятами. Как стояли у прилавка, который был им тогда по грудь, пытаясь еще больше подняться на цыпочки и вытянуть шеи, чтоб досмотреть до самого края. Переговаривались между собой и считая кнаты в ладошках. Он тогда считал быстрее всех и лучше всех мог сообразить, на сколько же горстей икотных ирисок хватит их несметных детских сокровищ. Нет, сами ириски его не привлекали даже в детстве. Но зачем-то же он ходил сюда со всеми и погружался в сладкую атмосферу невинного детского вредительства. Он вспомнил друзей - где они теперь? Он забыл о них на долгие годы и даже имена их почти стерлись из его памяти.
Мимо него с извинениями протиснулась стайка ребятишек школьного возраста. Такие маленькие и нелепые - он тоже таким был? Отчего-то защемило сердце, но Кейн отмахнулся от этого нелепого чувства. Это было проще всего.
Из лавки “Зонко” он вышел, так ничего и не купив. Напротив, через дорогу “Головные уборы МакХэвелока”. Скучнейший магазин, в детстве он их совсем не привлекал. Но теперь он куда лучше понимает жизнь. Тот, кто мерз в ледяных хоромах Гренландской Альма-матер, никогда не пройдет мимо такого магазина. Он вошел и некоторое время перебирал всевозможные шапки, размышляя, какая бы подошла к милому лицу его Геры.
Но он вовсе не был уверен, что угадал с подарком. Вдруг шапочка Геру не порадует? Вдруг это что-то будничное? Он не знал. И пошел искать дальше. Он зашел в зелья Пиппина, в Сладкое королевство, в Тимофиллы и поганки, в какие странные места с труднопроизносимыми названиями.
Его везде знали и обращались по фамилии, уважительно “мистер Гарднер”. А он понятия не имел, откуда они все его знают. Он говорил с ними и понимал - это все Гера, пока он был в работе, создавала убедительный образ счастливой семьи. А он, растерянно ищущий теперь, что же ей подарить, возможно все это рушит и портит. Помня об этом, он очень старался быть осторожным в словах, чтоб ничем не навредить ей, а сам думал о том, что она не только создавала видимость, но и семью… Маленькую, странную, холодную изнутри - она согревала её теплом своих рук, слов и поступков.
На сколько еще хватит горячего огня его сердца? Ведь даже небесные светила однажды гаснут, отдав всю свою энергию в холодную пустоту космоса.
Домой поспешил, так и не завершив круга по улицам Хогсмида. Вошел в дом, окликнул жену, боясь, что вдруг не ответит. Сложил все коробочки, свертки и пакеты на лавку в прихожей, а сам прошел в комнаты, не разуваясь.
В доме что-то изменилось. Он не помнил, как давно, и не понял, что. Ощутил лишь смутную тревогу: а Гера - она тоже изменилась? Он вообще узнает её?

[nick]Cain Gardner[/nick][status]холодное сердце[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/222199.jpg[/icon][sign]--[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p83664"> Кейн Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27; G 76 N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>не юное дарование<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+1

5

Гера ждала. Ждала и ждала. Полдня уже прошло, а она все кружила по дому в ожидании Кейна. Все было готово к празднику, но сидеть на месте Гера не могла, потому что иначе в ее сердце нарастал страх, хотя она понимала, что это абсолютно иррационально. Кейн просто пошёл по магазинам, она точно это знала. Да и в Гренландию его никто не заберёт… А вдруг он сам решил спустя столько лет туда вернуться? Ведь он так и не привык к дому, к ней. Его постоянно тянуло к высокой и холодной блондинке и к северному сиянию, что радугой иногда отражался в его глазах.
Гера видела порой в его взгляде те самые высокие и ледяные звёзды, полярную ночь и снега. Это все было красиво, но абсолютно без души. Словно Кейн побывал не только в Гренландии, но и в лапах дементоров. Но она терпела, пытаясь раз за разом отогреть этот лёд в сердце Кейна, растопить хоть самую малость. Бабушка бы сказала ей, что Гера понапрасну тратит своё время. Ее единственная подруга, что знала часть истории,  тоже говорила ей, что все бесполезно и лучше бы она направила огонь своего сердца туда, где его оценят, пока он совсем не погас. А Гера упрямо продолжала создавать хрупкую семью с Кейном, который даже может этого и не осознавал. Все в Хогсмиде уважали их семью, все вежливо обращались к Кейну, так как все же он был выдающимся умом их небольшой деревни и не только. Гера была со всеми мила и приветлива и у неё были самые прекрасные цветы, как ее можно было не любить? И вдвоём они были такие прекрасные, просто загляденье! Все их любили и восхищались ими.
Но никто не знал чего стоит Гере поддерживать этот имидж и заставлять всех думать, что в их семье все идеально. Хотя на самом деле все было сложно. Правда, Кейн этого не замечал - всю боль Гера взяла на себя, всю тяжесть за сохранение мира и любви.
Вот и очередное Рождество, а она все пытается сохранить этот уют и тепло. Каждый год, раз за разом устраивает праздник, надеясь на чудо, но чуда не происходит. И в этот год Гера потеряла всякую надежду.
Кейна все ещё не было и в какой-то момент Гера ощутила как глаза щиплет от слез, что теперь солеными дорожками сбегали по щекам. Она не могла, не могла больше сдерживаться и держать себя в руках. Ради кого? Ради чего? Она так устала…
Огни на елке утешительно переливались, а в камине пламя даже загудело тише, будто подстраиваясь под настрой хозяйки. Гера спрятала лицо в ладони, отходя от окна. Нет смысла нетерпеливо выжидать того, кто никогда не оценит этого. Надежда стремительно таяла в ее сердце, уступая место отчаянию. Но когда от надежды уже почти ничего не осталось, внезапно раздался звук стремительно открывающейся и закрывающейся двери, холодный воздух метнулся в тёплый коридор дома. А затем раздался голос Кейна, который звал ее - Геру.
Он никогда ее не звал. С тех самых пор как вернулся. Гера была всегда рядом с ним сама, а если что-то было и нужно, то Кейн молча приходил к ней, но никогда не звал. Девушка выпрямилась, отнимая ладони от лица, повернувшись ко входу в комнату и застыв на месте. Кейн стремительно появился в комнате, что-то неуловимо изменилось в его лице или же это просто игра воображения Геры и она принимает желаемое за действительное? Да, так и есть… Он молчит и ее плечи снова поникли. Она махнула рукой в сторону накрытого стола, не глядя на Кейна. 
-Проходи, все уже готово, - Гера попыталась улыбнуться, только улыбка вышла горькой. Ни слова упрёка о долгом отсутствии в его адрес. Она не ждала никаких подарков, никаких поздравлений, ни крепких объятий с искренней улыбкой. Уже ничего не ждала.

[icon]https://i.yapx.ru/MAuHF.gif[/icon][nick]Gera Gardner[/nick][status]сломленная[/status][sign]—[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Гера Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27 лет; G’70, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровна <br>разводит редкие цветы <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+1

6

Его взгляд скользил по комнате. Это же простая задача: найти отличие: было - стало. Рождественские украшения - они утром были, он точно их видел, когда уходил на почту. Елка, хрустящая чистота, запах праздничного пирога… Он так и не понял. Зато понял, что слишком долго молчит, что Гера ждет чего-то от него,  аон… он снова её разочаровывает!
Кейн протянул к ней руку и коснулся - какая она зябкая…
Она точно изменилась. Он помнил её другой. Её лицо было светлее и глаже, глаза круглее и яснее, она была такой яркой и живой. И частенько даже раздражала его этой веселостью, живостью и беззаботностью. Будто птаха небесная с яркой грудкой и сладким голоском. Но он никогда не мог сердиться на неё всерьез. Тогда, еще когда они были детьми, он чувствовал тепло, когда глядел на неё. Было ли то её тепло или его, он не знал, не задавался этим вопросом, это было совсем неважный вопрос. А теперь - очень, очень важный.
Сейчас она померкла, как притушенная до ночника лампа. И сейчас в её глазах были слезы. Кто её обидел? Кто посмел?
Да он же и обидел! Шляется весь день черт знает где…  опять все оставил на неё!
-Нет! Ничего не готово!
Кейн протянул вторую руку. Надо было раздеться и снять обувь. А то снег с одежды и обуви начнет таять и испачкает пол большой некрасивой лужей.  Но отходить от Геры не хотелось, и Кейн сбросил пальто на пол и вышагнул из ботинок, а потом коротким точным движением волшебной палочки приказал им отправляться на место. Они послушались.
Он остался в домашних брюках и тонком свитере, и теперь можно было обнять жену, не опасаясь её испачкать, замочить или расстроить еще больше. Обнял, вдохнул её запах - она пахла далеким детством, огнем из камина, булочками с изюмом, солью… это от слез…
-Прости, что только сейчас, но - спасибо тебе, милая Гера. Я задолжал тебе тысячи спасибо. Как ты это все терпела? Тебе следовало огреть меня горячей сковородкой!
Теперь он не искал перемен в доме. Какая разница, что изменилось в комнате. Важнее, что изменилось в них. Он навсегда её потерял?

[nick]Cain Gardner[/nick][status]холодное сердце[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/222199.jpg[/icon][sign]--[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p83664"> Кейн Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27; G 76 N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>не юное дарование<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

+1

7

Гера ничего не понимала. Она смотрела на Кейна и не понимала, что вдруг изменилось. Это было похоже на какую-то шутку и чью-то злую издевку. Неужели эта Куинн появилась в Хогсмиде и потому ее муж такой радостный? Ей показалось, что от этой мысли в сердце вонзилась тысяча ледяных игл, ноги чуть не подкосились. Гере не выиграть вторую битву. У неё нет уже той надежды, что жила в ней прежде. Нет веры и стремления что-то изменить в отношении Кейна. Если он хочет снова уехать, пускай, она не будет его держать, не будет упрекать, а просто отпустит его с миром и потом… Гера не знала, а что тогда потом, потому что будущее в таком случае терялось во тьме. Он заберёт ее бедное сердце с собой и она станет ничем не лучше тех несчастных, к кому применяли Поцелуй Дементора.
Гера настолько разуверилась в том, что Кейн когда-то вернётся к ней таким каким был, что сейчас предположила только самое худшее. Не осталось у неё надежд и сил надеяться тоже не осталось.
Он протянул к ней руку и коснулся ее, но это прикосновение было каким-то другим, не таким, как обычно в последнее время. Гера вздрогнула, поднимая глаза на мужа, словно пытаясь понять это он перед ней или кто-то другой? Она походила на настороженного зверька, к которому относились все с жестокостью, а потом решили погладить. В ее взгляде застыла настороженность и тщательно скрытая боль. Потому что она скучала по объятиям и прикосновениям Кейна. Не вынужденным, холодным и отстранённым, а искренним и тёплым. У Геры уже не хватало тепла на двоих.
-Нет! Ничего не готово!
Девушка вздрогнула от его восклицания, болезненная надежда снова застучала в сердце, но Гера не позволяла ей добраться до него и разбить окончательно.
Она молча смотрела на Кейна, слёзы сами по себе катились по щекам, и Гера ничего не могла понять. Он стремительно снял пальто, ботинки, отправил их взмахом палочки на место и так же быстро обнял ее.  И это не было похоже на те холодные, ничего не излучающие объятия. Это были тёплые руки того Кейна, которого она когда-то знала, это был не ледяной голос, а яркий, тот, что так ей нравился. Его сердце билось не ровно, а подпрыгивало, горячо стуча в груди и Гера ощущала каждый удар. Она отстранилась слегка от него, чтобы заглянуть в его глаза. На неё смотрели не льдинки, а живые, полные чувств глаза. Девушка осторожно коснулась его щеки, все ещё сомневаясь в том, что она видела и слышала.
-Кейн, это правда ты? Тот Кейн, которого я и полюбила так давно? - Гера чуть не всхлипнула. - Мне это не кажется?
Внутри заметалась какая-то буря эмоций и чувств. Да, она бы с удовольствием огрела его сковородкой, да и не только. И не один раз. Но и в то же время ей хотелось улыбаться ему, но слёзы душили ее и поэтому она так и застыла, вопросительно глядя на него, касаясь ладонью его щеки, такой тёплой даже после морозной улицы, и не веря самой себе.
-Если я не права и я приняла желаемое за действительное, то не издевайся надо мной, умоляю. - Гера прошептала это едва слышно. Слишком сложно было поверить в то, что ледяные оковы наконец пали…

[icon]https://i.yapx.ru/MAuHF.gif[/icon][nick]Gera Gardner[/nick][status]сломленная[/status][sign]—[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Гера Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27 лет; G’70, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровна <br>разводит редкие цветы <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+1

8

Слезы, как всегда, подействовали на Кейна удручающе. Хотя он их и ожидал. Да, он обидел Геру, она и должна плакать, логично. Но вот что делать с этими слезами, он не знал. Надо ли их как-то прекращать, вытирать, что-то говорить? Область чувств всегда была очень, очень далека от него. Ему были чужды как глубочайшая скорбь, так и искристая радость. Пожалуй, он стабильно находился в золотой середине, изредка незначительно о неё отступая, как например, сегодня.
И постановка вопроса - он ли это… Как же нерационально мыслит, говорит, а главное, чувствует Гера. Какая она… И в этом месте кейн всегда вздыхал и невольно улыбался. То, что он мог поставить в упрек любому человеку на этой земле, никак не становилось упреком для Геры. Она могла быть обычной. Могла плакать, обижаться, говорить глупости, творить что угодно. Он прощал, позволял и находил милым абсолютно все, хоть это и было абсолютно нелогично. И даже не знал, почему. Потому что это была Гера, наверное.
Совершенно нормальная, совершенно обычная, при этом почему-то единственная. Когда-то, еще в школе, в минуты отдыха Кейн пытался разгадать это противоречие, но не преуспел, слишком много было в этом уравнении переменных. Впрочем, последняя версия казалась ему очень жизнеспособной. Мысль о том, что Гера была таким тонким, хрупким, таким последним мостиком между ним и всеми теми обычными людьми, которых он не знал, не любил, но ради кого работал и с кем не мог бы порвать всех отношений.
-Не знаю, как во всем мире, не проверял, но в Хогсмиде сейчас есть только один Кейн Гарднер, и это я, - сообщил он Гере с достоинством.
“Доктор Гарднер” - если уж совсем официально.  Таких молодых докторов арифмантики уж точно больше не было ни в Хогсмиде, ни во всей Британии.
-Вот, смотри, - он потянулся в карман домашних брюк, но письмо, разумеется, было не там, и пришлось воспользоваться акцио, чтоб приманить. Оно подлетело и послушно легло в ладонь, совсем не такое уже гладкое и пафосное, каким было на почте. Но некоторая смятость совершенно не меняло того, что было внутри. - Видишь? Тут зачарованная печать университета Гренландии. Никому, кроме меня, оно не далось бы в руки. Прочитай, если хочешь. Теперь можно. Работа окончена.
Улыбнулся счастливо и виновато - все вместе.
-Мне нравилось то, что мы делали. Это занимало все мысли. Но теперь - все кончено, и будто оковы спали. Ты… как будто стала меньше. И бледнее.
Забыв про письмо, потянулся взять руки Геры в свои, чтоб согреть их. Как раньше.

[nick]Cain Gardner[/nick][status]холодное сердце[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/61/222199.jpg[/icon][sign]--[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p83664"> Кейн Гарднер </a> </div> <div class="lztit"><center> 27; G 76 N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен<br>не юное дарование<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

Бесплатная доставка люлей в любой район Магической Британии.
Без перерывов и выходных.
Мы работаем, чтобы вы отдыхали!

0

9

[nick]Gera Gardner[/nick][sign]———[/sign]

Они сошлись: вода и камень,
Стихи и проза,
Лёд и пламень…

Гера раньше думала, что только похожие люди притягиваются друг к другу и им проще идти по жизни, нежели тем, кто является разными. Ей казалось, что будучи разными невозможно построить что-то общее, удовлетворяющее обоих… Но вот она, и вот Кейн. Совершенно разные, хотя и в чём-то схожие.
Гера всегда была живой, яркой, эмоциональной; Кейн же рассудительным, логичным; Гера все делала быстро, спеша куда-то, а Кейн с толком и с расстановкой подходил к любому делу. Она всегда была открытой книгой и по ее лицу можно было прочесть все, что угодно, по Кейну не всегда можно было сказать что он думает или чувствует. Настолько разные, но при этом они черпали друг в друге то, чего каждому не хватало. Гера делилась с Кейном теплом и живостью, а Кейн с ней делился рассудительностью и спокойствием.
Поэтому когда Кейн пропал, когда совершенно потерял все свои эмоции, став не лучше ледяной статуи, Гера словно бы потеряла опору. Земля больше не казалась чем-то надеждным, а мир незыблемым. Он забрал с собой все ее тепло, а когда она вернула его, то уже не могла его отогреть. Ни у неё не было сил, ни у него желания тянуться к теплу.
А сейчас что-то произошло, какой-то перелом, будто ледяная корка треснула, обнажив под собой бурные воды реки. Ещё сонной, но уже набирающей силу, чтобы затем разметать все остатки льда. Гера, которая уже потеряла всякую надежду, чувствовала невероятный подъем сил, но при этом ее ноги подгибались от облегчения и радости. Сердце радостно трепетало, но страх еще покалывал холодными иглами, не позволяя еще раскрыть свою душу надежде.
Конечно же, ты здесь такой один, но… — Гера не договорила, любуясь тем, с каким достоинством он произнес фразу. А потом отвлеклась на то, что показал ей Кейн.
В его руках было письмо, чуть измятое, с печатью, которую она слишком хорошо знала и внутри снова что-то неприятно сжалось, но она все же взяла письмо и пробежала глазами все, что там было написано. Гера подавила в себе желание вышвырнуть бумагу в огонь — не потому что там было написано что-то плохое, а потому что это напоминало ей обо всех муках, через которые она прошла. И все же она крепко обняла Кейна и прошептала ему на ухо:
Поздравляю! Я так горжусь тобой!
Гера и правда им гордилась. Для него это много значило и она была рада слышать, что работа окончена и что он сам ощущает, будто с него спали оковы. Это дорогого стоило. Она отстранилась и заглянула к нему в лицо, снова будто проверяя он ли это?
Теперь ты вернулся ко мне? — она тоже улыбнулась в ответ на его улыбку, пряча в глазах робкую надежду и давя страх, что ошиблась.
Кейн потянулся к ее рукам и Гера охотно позволила ему сдать ее ладони, ведь она так скучала по его вниманию, его прикосновениям. Вот таким - тёплым, не церемонно-холодным.
Это ничего, это просто много было здесь работы, — ответила она на его замечание о том, что она похудела и побледнела. Ведь он же не вспомнит о ее слезах в подушку и о том, как тосковала она по нему, даже будучи рядом. И все же Гере было интересно, а что Кейн помнит?…
Ты был так увлечён своей работой… Мне казалось, что ты даже не помнишь как вернулся сюда и кто я такая. — она усмехнулась, пряча серьёзный вопрос под шутку.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » Формула счастья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно