Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [DEC'77]necessity has no law


[DEC'77]necessity has no law

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

NECESSITY HAS NO LAW


закрытый эпизод


https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/213/847589.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/213/94561.jpg

Участники: Amelia Bones & Benedict Potter[/abbr]

Дата и время: декабрь 1977

Место: Визенгамот

Сюжет: когда столь решительная, упорная, настойчивая и чётко себе представляющая, как-всё-должно-быть персона, как Бартемиус Крауч, берётся за дело и впрягается в законотворчество, исполнителям и оформителям остаётся лишь выдохнуть и запастись терпением. благо, его прорва) а что с теми, кому придётся учитывать нововведения в работе?

Отредактировано Benedict Potter (2022-04-14 13:28:51)

+3

2

Новости обрушивались лавиной, прибивая к земле окончательно останки праздничного настроения. Амелии было в крайней степени не до праздников и торжественных приемов, не говоря уже о покупке подарков, даже скромный диван в кабинете - кто-то поставил его сюда для красоты и уюта, а не для сна, это точно, уже не казался такой уж плохой идеей. Только самолюбие и гордость, а еще желание нормально принять душ, заставляли ее каждую ночь возвращаться домой, чтобы рано утром, еще затемно вернуться на работу. Амелия понятия не имела, какая погода стоит за окном - типичная Лондонская, вероятно, и почти не видела солнца, потому что декабрьские рассветы в Лондоне поздние, а дни - короткие и сумрачные. Работников Министерства Магии все эти капризы природы касались мало - пешком они не ходили, а погода за ненастоящими окнами зависела уже от капризов работников департамента магического хозяйства. Амелия была глубоко убеждена - это были самые капризные люди во всем министерстве.
Новый год был не за горами, но он уже предвещал много, очень много перемен. На определенных уровнях министерства тема этих самых перемен была горячей, общигающе горячей. Обсуждалась она, конечно, покамест только за закрытыми дверями - в министерстве было слишком много зорких глазок и любопытных ушек, а такой информацией раньше времени делиться нельзя, общество и так было настроено местами очень предвзято.
Новые декреты требовали четких формулировок, и заниматься всем этим приходилось Визенгамоту, и Амелии, как его непосредственной представительнице, в том числе. Папки с документами лежали высокими стопками и занимали большую часть ее стола, каждый день они сменяли друг друга, уходили из кабинета в кабинет, а затем снова возвращались - все должно было выглядеть идеально, максимально прозрачно и, главное, звучать так, словно все это делалось бы на благо обществу, каждому волшебнику от мало до велика обещалась теперь куда большая безопасность, чем когда бы то ни было во все последние годы. Будет ли это действительно так? Амелия не была в этом уверена. Очевидно, их маленькое сообщество стояло на уже не на пороге, а посреди самой настоящей и самой страшной войны, и такие страшные события требовали срочных мер. Но насколько все эти меры, щепетильно и подробно описанные, были оправданы? Да и были ли вообще?
Судя по всему, очень скоро они примут законы, позволяющие некоторым представителям власти если не абсолютно все, то практически все, и именно это "все" требовалось донести до народа - так, чтобы понял и услышал каждый, так, чтобы каждый был уверен - все это делается исключительно для их блага. Да, ограничения весьма болезненны и дискомфортны, да, им всем придется потерпеть, да, это не называется свободой. Но если на другой чаше весов будут чьи-то спасенные жизни - разве оно того не стоит?
Стоит, конечно же стоит. Но кроме всего этого Амелии очень хотелось бы, чтобы каждый, кто принимает эти новые законы, чтобы каждый, кому теперь достанутся почти безграничные полномочия, чтобы каждый, кто отвечает за безопасность точно помнил: если убить всех плохих людей - не останутся только хорошие. Останутся только убийцы.
В дверь постучали, и Амелия махнула палочкой, чтобы замок открылся.

+3

3

До конца года оставалось всего-ничего, а он, казалось, проспал пол-осени и теперь спешил вывалить на голову все, что готовил... весь ужас, который любовно пестовал весною и летом. А ужас-то сил набрался, соком налился, мерлиновы кальсоны, и такие корни, поди, успел запустить в самую суть всего их привычного мира, что выдирать. Будет. Сложно. Ох.
Бен бился бы об заклад, что всей дряни, которая у него скопилась на чердаке, семьдесят седьмой не выдаст. Верно, оставит в наследство семьдесят восьмому, а тот, поди, на чужих ошибках выученный, жахнет сразу.
Такая себе вышла зима. Не праздничная ни фига.
В такой сутолоке, кутерьме, в перекрестьях нервов, паутиной растянутых через министерские коридоры, Бен находил себе, создавал из воздуха маленькие незначительные дела, составляющие жизнь. Из них сплеталась цепь якоря, удерживающего его в реальности и придающего сил. Что-то, не связанное ни с войной - а это была война, - ни с тем, что было когда-то его семьёй - никогда не было. Нет, об заклад не бился, в нем никогда не нашлось бы столько цинизма. А вот свежий выпуск литературного журнала "Даст и Милдью" приволок в Визенгамот и вручил Келли, не без труда отыскав его среди заваливших кабинет консультанта свитков и фолиантов. На обложке красовалось нечто рогатое, шипастое и многоглазое, так что по расчётам Бена Келли должен был прийти в восторг. И, судя по шевельнувшейся рыжей брови, Трэверс просто готов был от счастья в обморок шлепнуться. Даже снизошел до пространных намёков относительно своей нынешней задачи.
Намёки Бену не понравились.
С этими намёками он не хотел идти сразу домой, хоть время тоже пыталось пролезть без очереди и понамекать что-то насчёт ночного дежурства.
Бен заглянул в кафетерий, вооружился круассаном и бутылочкой апельсинового сока. И в этой тёплой компании (испорченной намёками Келли) отправился в ещё один здешний знакомый кабинет.
Он даже проявил невиданную вежливость и постучал. Из-за тяжёлой двери донесся невнятный тяжёлый вздох, который Бен расценил как приглашение, а затем щёлкнул замок и открылась дверь. Дверь вздохнула еще тяжелее, скрипнула, охнула и пропустила его в кабинет мисс Боунс.
- Привет, - лучезарно улыбнулся Бен, разглядывая новые бумажно-пергаментные баррикады, похожие на баррикады Келли как родные: найти пять отличий.
- Элойшес сказал, ты ничего не ела с утра, - продолжил Бен, демонстрируя Амелии круассан и сок, символизирующие его добрые намерения.
Он прошёл к столу, - кабинет был свободен, хотя воображение не покидали незримые горы метафорического гранита законов, придавившего бедолаг-визенгамотцев.
Когда люди слышат "Визенгамот", им представляется обычно группа чинных, представительных магов в мантиях и традиционных шляпах, восседающих в амфитеатре и решающих судьбы.
Бену представлялся сумрачный коридор, двери, двери, двери, запах чернил и пергамента, мрачная физиономия Келли и мысль о напрасно потраченной жизни.
Бен осторожно сдвинул в сторону стопку пергаментов, освобождая место для ужина Амелии и пожалел, что не прихватил к круассану в компанию пару ломтиков ветчины: Амелия едва ли отличалась от своих пергаментов цветом.
- Готовится что-то очень серьёзное? - поинтересовался Бен, беззастенчиво заглядывая в её рукопись.

Отредактировано Benedict Potter (2022-05-10 22:13:22)

+3

4

Амелия никогда никому и ни на что не жаловалась, даже в детстве. Все проблемы она старалась решать сама, и постепенно это так прочно вошло в привычку, что никто уже особо и не пытался сделать это за нее - себе дороже, если честно, выходило. Кроме того, Амелия никогда - по крайней мере в слух, не ругала времена, выпавшие на их долю, правительство, им доставшееся, законы, такие жестокие и несправедливые. Зачем? Во-первых, не стоило обольщаться - жизнь была удивительно несправедлива вообще всегда: если вам так не казалось, то это лишь заблуждение. Когда тебе живётся хорошо, стоит лишь чуть лучше посмотреть по сторонам. Во-вторых, к любой критике нужно относиться с умом: критикует - предложи альтернативу, не доволен - действуй. Было ли это всегда разумно? Скорее безумно. И этим безумием приходилось жить. Жить и действовать, чтобы потом не ворчать на правительство и времена, законы и власти.
- О, - Амелия удивлена - и появлению Поттера, и ещё больше - появлению ужина вместе с ним. Или это обед? Или вовсе завтрак? В общем, не столь важно, круассан пах приятно и даже выглядел свежим.
- Да , такого, пожалуй, давно не было, - поразмыслив, кивает Амелия. Конечно, тяжёлые времена в их стране наступили давно, и очевидно это было тоже давно. И в целом об это даже говорили. Просто очень тихо и осмотрительно: словно тишина могла быть другом; словно от того, что проблемы скрываются, их не было вовсе. Но ведь они были, и такие явные, что пора было бить во все колокола уже очень, очень давно. И тогда, может быть, она не сидела бы сейчас здесь, утопая в бумагах. А их скоромный волшебный мир не ждало бы столько перемен разом.
- О чем ты уже слышал? Комендантский час? Непростительные? Ограничения путешествий? - интересуется Амелия. Поттер, вероятно, тоже мог уже быть в курсе если не всего, то многого. - И что думаешь? Очевидно, будет много недовольства. Как никогда много. Вы там как, уже готовы?

0


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [DEC'77]necessity has no law


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно