Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [20.06.1978] Гостеприимство


[20.06.1978] Гостеприимство

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ГОСТЕПРИИМСТВО


закрытый эпизод

https://64.media.tumblr.com/c6a0612537622450099999977d01ffd7/b378ae8acc6c0296-1a/s1280x1920/ebe44c6fe09da354bf3a5786b893bbea890d54dc.jpg

Участники: Maverik Goyle, Tomas Kafka, Eloise Travers

Дата и время: ночь, 20 июня 1978

Место: дом Поттеров

Сюжет:
Если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдет не так. Например, мистера Поттера не окажется дома.

Подпись автора

MRAZEUS

+3

2

Предыдущий час, как и некоторое время до этого, Маверик провел сидя на этом небольшом диванчике на крохотной кухне. В мучительных попытках вспомнить в малейших деталях произошедшее с ним за этот вечер. Он хорошо помнил как они с Пожирателями апарировали на поляну в лесу, горящий дом Боунса и едкий дым, адское пламя, начало боя, шорохи ночного леса и даже крик совы за секунду до того как он бросил свое первое заклинание… а вот дальше, дальше в его сознании все перемешалось в какой-то странный калейдоскоп из реального и того, что, на первый взгляд, совершенно точно должно быть плодом его воображения. Не мог он привести сюда постороннего человека, но все-таки привел. Это факт. Кафка даже любезно продемонстрировал ему виновницу торжества, сейчас мирно лежащую в гостиной. А потом сюда же и явились Пожиратели, которых, если опять же верить Томашу, Гойл сам же позвал. Но, что хуже всего, даже, если бы сейчас сюда заявился сам Темный Лорд и спросил, зачем он это сделал, Маверик бы не смог ответить. Ему просто так захотелось. «Мерлин». Гойл согнулся пополам и запустил пальцы в волосы, надеясь, что это хоть немного избавит его от головной боли, а проклятое зелье все-таки подействует. Но то ли зелье было старым, то ли по голове его все-таки били, просто он не помнит, но голова болела просто невыносимо. Но заснуть при этом тоже не получалось, словно он принял тонизирующую настойку или что-то из тех замечательных зелей, которыми приторговывали умельцы из лютного, обещавшие своим клиентам «райское наслаждение». Только в его случае действие началось сразу с побочек, а «блаженство» закончилось в тот самый момент, когда с него сняли «империо». О, это он тоже помнил. Правда, довольно смутно и какими-то урывками. Но это хотя бы объясняло, почему он ощущает себя так, словно его переехала телега, причем несколько раз.
Сначала приворот, потом империо. И одно магическое воздействие, скорее всего, противоречило другому.

«Ну, и скотина же ты, Томаш».

Но злиться на Кафку у Гойла просто не было сил. Больше всего на свете ему сейчас хотелось просто как следует выспаться, и отдохнуть, а потом уже попробовать вспомнить все с ним произошедшее. Но поскольку ни первое, ни второе пока осуществить не удавалось, он занимался тем единственным, чем мог – пытался восстановить в памяти события этой ночи.

- А сам-то просто красавчик, - огрызнулся Маверик на фразу Томаша о том, что мол, он, Гойл, как-то «нехорошо выглядит». Выглядел он точно также, как и ощущал себя – довольно паршиво. Бледное и какое-то серое, осунувшиеся лицо, под глазами темные круги. Складывалось впечатление, словно он не спал несколько дней к ряду, и столько же не ел. Впрочем, последнее было недалеко от истины. Последний раз он ел утром, чему на самом деле даже был рад. Иначе бы его непременно стошнило.

Маверик собирался улизнуть при первой же возможности и как только Кафка вернет ему его волшебную палочку, но тот не слишком с этим спешил. То ли у него были дела поважнее, то ли не считал нужным возвращать ее вовсе. Но все-таки вернул. Сам. И даже без  напоминания.

Маверик уже мысленно перебирал в уме список зелий из домашней аптечки раздумывая о том, сколько «сна без сновидений» ему принять так, чтобы не заснуть навсегда и при этом оно на него подействовало. По-хорошему, следовало обратиться к целителю, а не заниматься самодеятельностью. Но в Мунго обращаться было глупо, если всплывет «империо», то весело будет всем. А вот из знакомых колдомедиков, которые практиковали частно, он тоже сразу не мог никого вспомнить, к кому бы можно было обратиться. И тут на помощь пришел Кафка.
«Действительно, Чарльз Поттер мог бы помочь»

А учитывая то, что он о нем слышал, лишних вопросов он бы тоже не задавал. Даже, если бы вся помощь Поттера свелась к тому, чтобы тот просто дал ему хорошее обезболивающее зелье, Гойл был бы ему благодарен.

Но отвязаться от Кафки не получилось. Тот или проявлял излишнюю заботу о своем товарище, либо присматривал чтобы «товарищ» никуда не сбежал.

На удивление их впустили. Вот только домовик мистера Поттера практически сразу пробубнил что-то вроде «мистера Поттера нет дома». Дальше следовали дежурные извинения, которые Маверик уже не слушал.

- Прошу прощения, за поздний визит, мы уже уходим, мисс… - его взгляд задержался на идущий к ним рыжеволосой девушке. «Элли. Училась на курс младше». – Трэверс.

Отредактировано Maverik Goyle (2022-02-10 19:59:23)

Подпись автора

MRAZEUS

+4

3

"Всякий раз, когда я встречаю человека с кедровой палочкой в руках, я нахожу силу характера и необычайное понимание. Мой отец, Джервейс Олливандер, постоянно говорил: «У кого кедровая палочка, того не одурачишь». И я с этим согласен: кедровая палочка находит свой идеальный дом только там, где царит проницательность и понимание. Однако я пойду еще дальше своего отца и скажу, что еще не встречал ни одного владельца кедровой волшебной палочки, у которого можно стоять на пути, особенно если вы причинили вред кому-нибудь, кого он любит. Колдунья или волшебник, которому хорошо подходит кедр, несет в себе потенциал грозного противника, который часто становится потрясением для тех, кто неосмотрительно бросил ему или ей вызов".
[indent]
Мастер волшебных палочек Олливандер

[indent]
[indent]
[indent] Схватка с главой департамента оказалась недолгой. Пожиратели действовали эффективно, и это дало результат. После того как Томаш передал судьбу Доркас Медоуз вместе с сывороткой в руки старших участников лесного сражения, их с Гойлом плоды уже пожинались другими.
[indent] Тем не менее, Кафка чувствовал себя превосходно. Этим вздыбленным чувством собственного превосходства преисполнились все манеры алхимика. Самодовольство искрилось в поступи, в жестах и в тоне, которым тот напевал бодрую мелодию вне себя, кажется уже по третьему кругу, словно та прилипла где-то на изнанке его языка, что определенно выводило Маверика из себя. Но Гойлу была позарез нужна его палочка, так как без нее он попросту не мог аппарировать. И тот молчал. А возвращать ее Кафка не торопился, так как еще с ней не наигрался. Закончив высекать ею пятна на потолке напоминающие очертаниями Темную метку, Кафка как ни в чем не бывало спрятал ее обратно за пазуху принявшись изучать вторую. Ту что останется с ним и, возможно, будет служить ему как хозяину.
[indent] Томаш был рад отобрать палочку у полукровки. Факт владения доставлял ему удовлетворение хищника. Правда, в этот раз несколько гипертрофированное. Не иначе, все это – побочные эффекты зелья удачи. Маг принял больше чем следовало, но это обеспечило ему то чего он столь сильно желал. Признания собственной силы. Умей Томаш высвободить патронуса, в данный момент ему бы было под силу превратить эту маленькую темную кухоньку в курятник набитый стаей кукарекающих серебристо-дымчатых петухов. По крайней мере, сейчас он ощущал что способен на все.
[indent] Гойл же чувствовал себя отвратительно. Это так же считывалось в мимике и в движениях. Точнее, в их практически полном отсутствии. Сейчас, сидя скрючившись от усталости с подрагивающими ладонями в шевелюре, своей мрачной позой Маверик походил на горгулью. В его облике почти не осталось оттенков живого. Он был бледен и словно весь несколько постарел.
[indent] В свете настольной лучины было не разобрать, прибавилось у напарника седины или нет, – Кафка лишь изредка поглядывал в сторону Гойла, причем с нескрываемым ехидством от собственных действий. Внимание мага полностью сосредоточилось на трофеях, которыми стало оружие заполученное по праву давешнего поединка.
[indent] С палочкой Доркас мужчина поступил иначе нежели с палочкой Рика. Оружие последнего оставалось игрушкой срок годности интереса к которой составляет десять минут. Ко второй маг применил заклинание обратного воспроизведения чар*. И тогда перед его глазами из воздуха вырос рыжий пузырь, – щит в котором ведьма попыталась укрыться от оглушающего. Сильное светлое заклинание, – оно было алхимику неизвестно. Однако, тот собирался узнать у Маверика побольше об этой палочке в обмен на его собственную. Гойл безусловно разбирался в тонкостях артефактологии как Лорд в Непростительных, так что Кафка надеялся что тот мог рассказать о ней что-нибудь любопытное.
[indent] Соскочив с барной стойки по которой расхаживал словно животное, алхимик наконец-таки приблизился к Рику.
[indent] – Что-то какой-то ты невеселый, Гойл – с долей ликующего упрека обратился Томаш.
[indent] – А сам-то просто красавчик – голос Маверика был разбитый и слабый, сообщающий о необходимости сна. Обо всем этом Томаш побеспокоится, но сперва пусть Гойл окажет Кафке услугу. Возможно, беседа даже несколько его отвлечет.
[indent] – Не я это произнес – хохотнул маг в ответ, а затем швырнул палочку Доркас в обруч света на скатерти – Я верну тебе твою. Но прежде, поведай об этой – вскинув подбородок в сторону артефакта Кафка сложил лапы у себя на груди – Что за палочка? Чем хороша?

***

[indent] При мысли о том, что Гойла придется волочить на ночь к Алекто, поперек горла Томаша наступила гордыня. Эта ведьма зачастую слишком сильно вымораживала алхимика, чтобы тот обращался за помощью к ней. К тому же, маг сомневался в ее опыте. Собственно, как и во всем остальном. Но лишь постольку, поскольку в глазах Лорда она была лучше Томаша в самом главном, и в связи с этим уже заполучила татуировку. А к ней впридачу список приземленных острот в исполнении младшего по званию Кафки.
[indent] В опыте Чарльза сомневаться не приходилось. Видит Мерлин, тот был способен по щелчку пальцев починить Рику мозги. Однако, маг словно чувствовал, будто в поместье мастера не окажется. И все же, они с Гойлом аппарировали туда.
[indent] Интуиция Томаша оказалась права. Их встретила Элоиза. В ночнушке.

*

*Речь о Priori Incantatem

Отредактировано Tomas Kafka (2022-02-12 22:16:50)

+4

4

Этим вечером Элоиза чувствовала, что Чарльз напряжен больше обычного. Он не нервничал явно, но от внимательной Элли, знающей его жесты до мелочей, не могло укрыться ничто: вот он постучал пальцем по столу дольше обычного, вот пару раз прошел туда-сюда по гостиной, вот бросил взгляд на часы… И отказался от виски за ужином. На вопрос Элоизы ответив, что сегодня ему может пригодиться вечером трезвая голова. Девушка смутно подозревала, что это может быть связано с той стороной его деятельности, о которой он предпочитал не распространяться, поэтому не задавала лишних вопросов, но и сама тоже разнервничалась. Что-то происходит? Что-то, чего она не видит? Может ли это повлиять на них с Чарльзом? На всякий случай, Элли не отходила от жениха далеко, держала его в поле зрения, устроившись с книгой на диване в гостиной. И час назад за Чарльзом действительно пришли…

Но это был обычный домовик. Не тёмная метка, не люди в масках, не страшный тёмный волшебник. Встревоженный эльф одного из постоянных пациентов Чарльза, чью фамилию Элоиза слышала от него несколько раз. Эльф смущенно лепетал, что его хозяина приступ, и мистеру Поттеру надо отправиться с ним. Чарльз быстро схватил свой целительский чемоданчик, добавив в него пару необходимых по случаю зелий, и отбыл, сказав Элли, чтобы ложилась спать без него, если он задержится. Элоиза слегка успокоилась (потому что Чарльз ушел к «обычному» пациенту), но мысли всё ещё нервно метались в голове, и после ухода жениха она отправилась в ванную – полежать в тёплой воде, полюбоваться пенными пузырьками, расслабиться…

Нежиться в воде Элли могла долго. Сначала ждала, пока вода наберётся хотя бы на треть, потом открывала краны с пеной, неспеша выбирала масла, если хотела их использовать, опускалась в тёплую воду по самый затылок и расслаблялась, думая о своём. Сегодня она пробыла в таком состоянии с полчаса прежде, чем вымыла волосы и тело, добавив в воду немного бодрящего эфирного масла лимона. Засыпать без Чарльза она, конечно, не хотела, максимум – полежать в постели с книгой (и может быть взять на свою сторону кровати Меропу, пока жениха нет). Выбравшись из ванной, Элоиза оделась в ночную рубашку и принялась сушить тёплым воздухом из палочки волосы. Поэтому перезвон сигнальных чар услышала не сразу. А услышав, торопливо поспешила вниз, убедившись лишь, что надёжно закрыла шишугу в спальне.

Она понимает, что пришел не Чарльз – он бы просто аппарировал в дом, и сигнальные чары на него бы не сработали. Но гостей они не ждали, и визиты в поздний час всегда заставляют насторожиться, особенно с учетом тревожных мыслей, которые Элли успела передумать за вечер. Девушка появляется на лестнице в тот момент, когда Тинкер объясняет гостям, которых впустил в холл, что мистера Поттера нет дома. Сначала Элоиза, конечно, узнаёт Томаша – вот почему эльф впустил визитёров внутрь, узнал ассистента хозяина. Затем переводит взгляд на второго гостя и с небольшим промедлением, но вспоминает его лицо. «Маверик Гойл, был на курс старше» - они не общались в школе, но он не задирал странную рыжую девочку с Рейвенкло, что для Элли уже было синонимом хорошего отношения.

- Томаш? Мистер Гойл? – девушка достигает нижней ступеньки лестницы и оказывается в холле. Когда она подходит ближе, то начинает улавливать нечто странное. И от Кафки (хотя не будет преувеличением сказать, что он всегда ощущался странным), и от Гойла. Нечто, похожее на перепутанный клубок пряжи для вязания, за которую непонятно, с какого конца взяться. И ещё Гойл выглядел более мрачным, чем Томаш, хотя и невредимым на вид. Поэтому Элли предположила, что Чарльз (ну не к ней же они пришли) нужен скорее ему. Может, это то, чего Чарльз ждал весь вечер? При мысли об этом у Элоизы почему-то засосало под ложечкой:
- Ничего страшного. Чарльз отлучился к пациенту, не могу точно сказать, когда он вернётся. Могу я чем-то помочь? Томаш, что случилось? – если это «то самое», то остаться в стороне и не в курсе любопытная Элли не хочет. И смотрит в первую очередь на Кафку, испытывающего к ней дружеское расположение и не очень умеющего молчать. Он ведь ей расскажет? Не прогонит?
- Тинкер, зажги камин в гостиной - подразумевая, что гости задержатся, просит Элоиза эльфа.

ну если вы настаиваете, ночнушка

https://i.pinimg.com/originals/8c/86/a7/8c86a7ff5757a6c723759f662416238b.jpg

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

5

- Тем, что ты ее забрал, - огрызнулся Маверик, но все-таки подошел к столу. – Ну, или это сделал я. – Как бы он сейчас не относился к Томасу, но любопытство и желание наконец-таки получить назад собственную палочку все это пересилило. Конечно, он мог бы просто попросить его вернуть свою собственность, но совершенно не хотел этого делать, так как не был уверен, в том, что Кафка просто выполнит его просьбу, а не придумает что-нибудь еще. – Кедр. – Произнес Гойл аккуратно проводя пальцем по древесине. – И думаю что-то из нейтральных основ в качестве сердцевины. – На его губах появилась легкая усмешка. – Для светлой слишком специфический выбор заклинаний. – Он, конечно, же имел ввиду ментальную магию. – Но могу ошибаться, - Маверик пожал плечами. – Я все-таки не Олливандер и чтобы сказать что-то более конкретное мне нужно больше времени и кое-что из моих инструментов. – Он еще немного покрутил в руках палочку из кедра (предположительно), но произносить никаких заклинаний не стал, просто положил ее на стол, откуда и взял. То, что Медоуз как и любой адекватный волшебник бережно относилась к волшебной палочке не вызывало никаких сомнений. Волшебные палочки были очень интересными артефактами и многое могли рассказать о характере своего владельца. Но палочки со склонностью к чисто темной или чисто светлой магии встречались достаточно редко, у большинства были палочки с нейтральной сердцевиной, подходящие как для темной, так и для светлой магии. Но как мы знаем, что все эти деления весьма условны. И лишь от мага зависит как он применяет свои таланты.

***

Сегодня определенно был не его день. Ко всем его не самым приятным приключением добавилось еще и это – Чарльза Поттера не оказалось на месте. Признаться, к такому повороту событий он не был готов, он-то надеялся, что Поттер поможет ему избавиться от головной боли, а там возможно удастся вспомнить события минувшего вечера. Больше всего его интересовало то, что происходило после момента апарации и до появления Кафки. Рассказал ли он что-то Доркас Медоуз или нет? И если рассказал, то, что именно?

- Спасибо, за участие, Элоиза, но думаю, что вы мне помочь не сможете. – Гойл как мог, выдавил из себя добродушную улыбку, только сейчас задумавшись о том, а кем же она приходится Поттеру. Вариантов, учитывая, как свободно она себя чувствовала в доме Чарльза, ровно, как и то, как она была одета, оставалось не так много. Точнее он был всего один – невеста. Если бы отношения имели неофициальный характер, то она бы к ним попросту не вышла. Зачем афишировать, то, что хочешь скрыть. Но с другой стороны он сам был настолько далек от всех этих светских сплетен, что не слишком бы удивился, если бы пропустил новость о чьей-то предстоящей свадьбе и даже о последующем разводе, не говоря уж о рождение детей и тому подобном.

- Я пойду, - но едва он сделал шаг, как голову пронзила острая боль, словно ему в висок вбили гвоздь, а коридор перед глазами начал расплываться. Чтобы не упасть он вцепился Томасу в плечо. Ему хватило нескольких глубоких вдохов, чтобы очертания предметов вновь приобрели четкость. – Все нормально.

Подпись автора

MRAZEUS

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [20.06.1978] Гостеприимство


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно