Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [06.03.1978] What the hell?


[06.03.1978] What the hell?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

What the hell?


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/120/t69386.jpg

Участники:
Энжэл Харт
Сандрин Сэллоу

Дата и время:
6 марта 1978 года
начало 9 утра и дальше

Место:
аврорат и как получится

Сюжет:
Когда в твоей жизни внезапно появляется бывшая коллега и подруга, главное - не прибить ее с порога.
Особенно, если ты знаешь, что дружбу сама придумала.
...Или эпизод о том, как прошел первый день полноценного возвращения Энжэл в аврорат.

+4

2

Странное ощущение. Те же стены, запахи, звуки, вездесущие сообщения-самолетики, так и норовящие испортить прическу. Словно Энжэл никуда не уходила, и последних семи лет просто не было. Как будто другая жизнь ей приснилась – долгий, долгий летаргический сон.
Просыпаться было… с этим она пока не определилась.
Думала, что прошлые визиты, несколько экспресс-тренировок, пересдача должны были подготовить ее к возвращению. Оказалось, что ошибалась.

Тогда, в 1970-м, она психанула. Даже не так – Психанула. Едва не сломала палочку, сжимая так крепко, чтобы только не начать крушить все вокруг. Очень хотелось, но понимала – в этом нет никакого смысла. Сломанными столами и стульями, выбитыми заколдованными окнами не вернуть к жизни двух молодых женщин.
Некромантия вообще сомнительная дисциплина, и жертв требует совсем не деревянных.

Сейчас Энжэл полыхала другим огнем, точнее направлен он был на другое. Не смирилась с теми смертями, но научилась жить с чувством вины. Совсем недавно поняла, что большую вину на свои плечи взваливать не готова. Потому и вернулась.
Кто, если не она?

Да, она никогда не была лучшим аврором, и семилетний хиатус не способствовал оттачиванию мастерства. Зимним днем полчаса искала волшебную палочку, надежно спрятанную на одной из верхних полок. Коробочка, в которой палочка хранилась еще в лавке Оливандера, успела припасть многими слоями пыли.
Нет, Энжэл не думала, что с ее возвращением все в магическом мире враз станет на свои места, но знала, если каждый выберет остаться в стороне, будет хуже.

Вон, что за семь лет наворотили.

В отличие от стен, людей почти не узнавала – одни успели повзрослеть, другие – состариться. А она не слишком стремилась их вспоминать все эти годы. Лица постепенно стирались из памяти, имена становились легендами, сказками, которые рассказывала сама себе, когда не могла заснуть из-за очередной смены часовых поясов.
Встреча со старыми коллегами не будет простой – даже не надеялась. Потому думала о том, чтобы прийти вовремя, выглядеть соответствующе, не начать спорить на первом же брифинге.

Сложно.

Энжэл сделала глубокий вдох и вошла.

Отредактировано Angel Hart (2022-01-16 10:25:24)

+3

3

О том, что Харт решила вернуться, Сандрин узнала накануне. Слухи о внезапной возвращенке, наверняка, поползли по аврорату чуть раньше, еще когда та подала заявление о восстановлении в звании и стала готовиться к сдаче нормативов, но Сандрин, очевидно, вопреки обыкновению, как-то пропустила эту информацию мимо ушей.

Мстительная матушка погибшей много лет назад девушки. Подозрения в отношении Алекто. Внутренние метания на тему родного отца и принесенного ему Обета. Ожидание возвращение мамы от врачей в Скандинавии, уже без сомнений - не чтобы жить дальше, а чтобы умереть. Новая стажерка. И работу никто не отменял. В общем, Сандрин как-то хватало дел и событий. И про возвращение бывшей коллеги она узнала вместе с информацией о том, что возвращается не абстрактно куда-то в аврорат возвращается, а распределяется конкретно в их группу. Вот, уже и приказ подписали.

Прелесть какая.

И, на самом деле, Сандрин очень сложно было объяснить себе, почему ей это все настолько неприятно. В школе она с Харт знакома не была. Большая разница в возрасте, разные факультеты. До поступления на стажировку Сандрин даже о существовании этой девушки не знала, и та - о ее, скорее всего, тоже. Еще Харт была маглорожденной, что с самого начала порождало со стороны Сандрин напряжение и недоверие, хотя она и старалась не демонстрировать их всем и каждому. Если только это не О'Уайнд. Но Эллейн вообще отдельной песней была. Особенно в молодые годы. Эдаким олицетворением всех страшных фантазий Сандрин о маглах и маглорожденных. Харт такого впечатления никогда не производила. Скорее, она Сандрин понравилась. И в группе, где старший аврор, бывший по совместительству ее наставником, не слишком стремился скрывать свою позицию "женщина в аврорате - к беде", держаться в первые месяцы поближе к девушке не в разы старше ее самой казалось самым разумным и естественным. Та, как минимум, не спотыкалась о внешность Сандрин так, как мужчины, и, вроде бы, воспринимала ее всерьез. Тогда Сандрин, видимо, показалось, что это уже много и не просто так.

Тем не менее, в какой момент она посчитала доброжелательное, ровное общение в рабочие часы, чем-то более близким и дружеским, чем обычные деловые отношения, оставалось загадкой, не имевшей под собой никаких объективных фактов. И тем более жалким теперь ощущалось то, что внезапный уход Харт стал для Сандрин в тот момент почему-то настоящим шоком. Фотографии трупов погибших девушек - на места преступлений смотреть на живые картины произошедшего наставник ее тогда ни разу не пустил - произвели на нее куда менее угнетающее впечатление, чем это вот событие. Ну не глупость ли?

"В смысле, больше в группе не числится?" - "А так. Ушла". - "То есть... Совсем ушла?" - "Совсем".

Больше вопросов Сандрин в аврорате не задавала. Зато нашла возможность заглянуть в личное дело, вытащить оттуда домашний адрес Харт и послать сову. И не получить ответа. Послать еще парочку с некоторым интервалом во времени. Прогуляться в свободный день по тому же адресу. Близко, правда, не подходя. Подходить - тогда показалось Сандрин ниже ее достоинства. Если ей не хотят отвечать, значит, не хотят видеть и слышать. Почему? Мерлин его знает? Но обидно было ужасно. Да и беспокойство, опасения, что случилось что-то серьезное, улеглись далеко не сразу. И не столько улеглись полностью, сколько оказались придавлены и смазаны другими жизненными событиями, не оставлявшими времени зацикливаться на человеке, который наверняка двно забыл о ее существовании.

...И теперь вот выяснялось, что ничего-то не улеглось. И обида не прошла. Стала только сильнее. Ведь выходило-то что? Что ничего прямо-таки такого серьезного не случилось тогда. Раз спустя семь с лишним лет можно спокойненько заявиться назад, как ни в чем не бывало.

Мерлин. Нет, честное слово. Лучше бы Гидеон взял ее с собой на срочный вызов, а встречать "новенькую старенькую" оставил того же Кингсли. Жаль, старший решил иначе.

"Вы же работали вместе раньше. Вот и прекрасно".

Угу. Прекраснее некуда. Объяснять своему старшему аврору, что стукнуть Харт ей хочется куда как больше, чем вводить в курс дела, Сандрин, конечно же, не стала. Не она ли последние семь лет проповедовала позицию "мы только коллеги, а остальное неважно"? Вот и будет - неважно. Наверное.

Но дверь в общий зал хлопнула, Сандрин подняла голову, увидела хорошо знакомое лицо - и, вставая, не глядя, случайно смела локтем кружку с кофе. На пол. Разбившуюся с довольно громким звоном, который, к счастью, оказался несколько приглушен привычным гулом голосов вокруг.

- Scourgify! Reparo! Accio! - недовольно проговорила Сандрин друг за другом заклинания, поймала восстановленную кружку в руку и поставила ее на стол, сожалея о кофе, который только-только пригубила.

Но делать было нечего. Кофе можно было сварить еще раз, а вот куда-то деться от бывшей коллеги до окончания едва начавшейся смены - нет.

- Харт, - холодно проговорила она, подошла ближе и смерила бывшую коллегу максимально сдержанным взглядом. - В группу старшего аврора Пруэтта, правильно?

"Мерлин. Ну пусть нет. Пусть они там что-нибудь переписали со вчерашнего вечера!"

Магия

*Reparo (лат. reparo – «восстанавливать»)
Восстанавливает целостность вещей, приводя их в первоначальное, «новое» состояние, но починенные с помощью магии вещи быстрее и легче ломаются. Для починки артефактов непригодно. Многократное применение чар на один и тот же объект с каждым разом все менее эффективно.
*Scourgify
Отмывает объект от грязи, с водой и мыльной пеной. По завершении действия заклинания вода и пена пропадают, объект остается сухим и чистым. Может быть использовано на живое существо.
*Accio (лат. accio — "привлекать, призывать")
Призывает какой-либо предмет к магу. Предмет должен либо находиться в пределах видимости, либо маг должен добавить к заклинанию название предмета, а также знать, где этот предмет находится и достаточно точно визуализировать именно его, а не любой с таким же названием. Вызванный предмет немедленно начинает быстро приближаться к произнесшему заклинание, минуя все препятствия. На живые существа не действует.

+3

4

Удивительная штука память. Энжэл так старалась забыть коллег, старых друзей, свою жизнь в магическом мире, и ей – казалось – это удалось. Но, стоило вернуться, и воспоминания всплывали, словно титры в конце фильма – непрошенными. Как заклинания вернулись, стоило взять в руки палочку, так и имена – когда видела старые лица.

Сандрин в семидесятом только пришла на стажировку и отказывалась воспринимать слова старшего аврора со здоровой долей скептицизма. Тот был хорошим специалистом, но словно родился в позапрошлом веке. Еще и в маггловском мире, где патриархат цвел буйным цветом до сих пор. Энжэл считала, что новеньким нужно вливаться в коллектив как можно скорее, даже если они только стажеры, и ничего слишком опасного на первом году обучения им не поручали. Команда – есть команда и должна работать слажено, без оглядок на предубеждения, или особое отношение.

Если обоняние не подводило, нынче в аврорате стало еще больше волшебниц, чем было при ней.

Знакомство с ними могло подождать.

– Правильно, Сандрин, – всегда предпочитала первые имена, – доброе утро.
Не могла не чувствовать колючести в интонациях, во взгляде старой-новой коллеги. Если окажется, что все ей настолько не рады…
День определенно не будет простым.
Гидеон дослужился до старшего аврора. Никогда не сомневалась, что он далеко пойдет, если останется жив. Отличная новость – была на днях, когда ей сообщили, когда приступать, и под чьим началом предстоит работать.

– Ты тоже в его группе? – спросила все так же вежливо, позволяя только легкому интересу отразиться в интонациях. Все, кто был хорошо знаком с Энжэл, знали, что такое ее отношение все равно, что зажженная спичка в руке у человека, стоящего на опушке леса жарким летним днем.
Сегодняшний день только начался, и она обещала себе не взрываться с порога, даже если ждала другой встречи. Но у авроров такой график, что полагаться на летучку каждое утро не приходилось. Преступники совсем не уважали чужое расписание.

+2

5

На мирно произнесенное "Сандрин" захотелось зашипеть. Очень так по-змеиному зашипеть. Остановило только то, что она сама, буквально пару дней назад втолковывала Грин, к которой формальная манера поведения, похоже, была прибита еще крепче, чем к самой Сандрин, что правила общения внутри конкретной группы важнее общепринятой вежливости. По фамилиям у них, конечно, через раз обращались. И тот же Саваж для Сандрин был уже много лет больше Саважем, чем Дунканом, хотя связывали их на фоне того, как она общалась с другими коллегами, едва ли не дружеские отношения. Короче, существовали нюансы. Но откусить Харт голову за то, что та обратилась к ней по имени, было бы крайне глупо и неуместно. И еще это значило бы откровенно показать, что ей это почему-то важно.

- Тоже, - сухо кивнула Сандрин. - Пруэтты и Шеклболт на вызове. Меня оставили тебя встречать.

Она старалась, чтобы ее слова и тон звучали максимально нейтрально. Но, наверное, начни она привычно говорить гадости, это выглядело бы и то дружелюбнее, чем эта сдержанная манера. Жаль, что выбор был не велик. Конкретно здесь и сейчас Сандрин не была уверена в том, что в своем привычном ехидстве не зайдет слишком далеко. И в том, что сможет вовремя остановиться, тоже сомневалась. Холодность хотя бы позволяла удерживать дистанцию на безликом уровне. Вот только Мерлин его знает, как при этом им работать вместе. Даже тогда, когда их с Эллейн взаимная неприязнь была сильной и ни от кого не скрываемой, именно работать было проще. Эллейн была надежна как аврор. В Харт же подобной надежности Сандрин пока не была готова увидеть. Как ты будешь доверять напарнице, которая несколько лет назад взяла и ушла. Что мешает ей сделать это снова?

- С графиком работы нашей группы, как я понимаю, ты ознакомлена? - продолжила Сандрин и кивнула на четыре стола с именными табличками в общем зале. - Мы втроем - теперь вчетвером - сидим тут. Во второй половине дня к нам периодически присоединяется моя стажерка. Кабинет Гидеона дальше по коридору.

+2

6

Шеклболт при ней не работал. Возможно, с ним будет проще, но, конечно, не факт. Зайчики в аврорат не шли, а если пытались, то проваливали нормативы, или просили о переводе в первые месяцы стажировки. Да, день определенно будет занимательным.
– Я рада, что оставили именно тебя, – вся та же спокойная вежливость и безмятежный взгляд. Энжэл не ждала теплого приема, на нее, с тех пор как переступила порог Министерства в феврале, все почему-то смотрели с нескрываемым осуждением. Она бы поняла, если бы в прошлый раз оставила после себя пепелище, но только хлопнула дверью. Та даже не слетела с петель, хотя с противоположной стороны кто-то определенно пытался помочь.

Только один из столов стоял равнодушно пустым, так что на табличку смотреть не пришлось. Подойдя, Энжэл мазнула взглядом по собственному имени, но сразу обернулась. Положила на столешницу теплую мантию, которую до сих пор держала в руках, рядом пристроила сумочку от Шанель. Вчера полвечера накладывала на нее чары, в том числе, модифицируя весьма непрактичный внутренний дизайн, рассчитанный, казалось, только на пудру и тюбик помады. Аврору требовалось немного больше.

В прошлый раз, уходя, не потрудилась забрать вещи – ни чашку, ни суккулент, стоявший на углу стола, ни рамку с колдографией их тогдашней группы. И сегодня ничего с собой не принесла. Собиралась вечером заглянуть в Косой переулок, запастись перьями, присмотреть новую сову. Старую еще до Рождества отправила с письмом в Хогвартс, просила, чтобы о птице позаботились – в совятне ей должно было найтись место.

– Если у тебя нет срочных дел, предлагаю пройти в зал для тренировок. Там ты сможешь высказать все, что сочтешь нужным, – использовав любые заклинания.
Потому что с таким отношением они поставят под удар всю группу, если пойдут на вызов. Энжэл, как никто, понимала необходимость выпустить пар.

+2

7

"Рада она. Вы только послушайте!"

Ровный, вежливый тон не раздражал сам по себе. Едва ли у Харт было много вариантов поведения в нынешней ситуации, если ее целью было влиться обратно в коллектив максимально безболезненно. Злило тут то, что такая манера могла оказаться не напускной, а совершенно искренней.

- Да что ты говоришь? - все-таки не выдержав, ехидно спросила Сандрин. - Может быть, еще и имя мое с первого раза вспомнила?

Если вообще вспомнила, а не узнала заново, взглянув на табличку на столе. Действительно, да с чего бы ей помнить-то? Это у Сандрин память такая, что порой запоминается даже то, что хотелось бы забыть. Но не все же такие... вдумчивые. И злопамятные.

Зал для тренировок? Предложение оказалось неожиданным. Там обычно высказывались исключительно заклинаниями. Не совсем то, чего Сандрин хотелось бы сейчас. Высказаться ей хотелось сугубо по-человечески, без магии, на словах, экспрессивно и... довольно-таки неадекватным и нелогичным образом. Здравого смысла на то, чтобы оценить свои желания, у нее пока хватало. Как и на то, чтобы их обуздать. Правда, ценой всех остальных составляющих здравого смысла. В плане - работать так, конечно, было совершенно невозможно. Станет ли возможно, если она выскажется, вот тоже был большой вопрос. Возможно, да. А, возможно, станет еще хуже.

Но делать было нечего, надо было соглашаться на предложенное. Тем более, что слова Харт как бы намекали на то, что та в курсе: на нее злятся. И что она находится подобное хотя бы частично обоснованным. Или бы повела себя сейчас иначе. Было ли Сандрин от этого легче? Так сразу определить не получалось.

- Спарринг предлагаешь? - снова ровным тоном уточнила Сандрин, а затем кивнула. - Хорошо. Пойдем.

Отчет по одному из завершенных дел мог подождать еще пару часов, а заключение с места преступления по другому криминалисты пока не прислали. Время на спарринг у них имелось. А вызвать их по значкам Гидеон мог откуда угодно. Так что необходимости ругаться с Харт посреди общего зала не было. Впрочем, не факт, что она была вовсе.

+1

8

Ехидством Энжэл не пронять, но оно только подтвердило предположение, что Сандрин недовольна. Чем и почему – хотелось надеяться, скажет между заклинаниями.
На зал для тренировок, если ничего не поменялось за последние годы, были наложены, в том числе, чары звуконепроницаемости, чтобы авроры и хит-визарды своими тренировками не мешали работать нормальным волшебникам. Идеальное место для выяснения отношений, и можно обойтись без битья посуды и крушения мебели.

Еще только готовясь к пересдаче, Энжэл планировала спарринги с будущими коллегами. Ей практика пойдет только на пользу, и ей необходимо понять, какую тактику предпочитает каждый отдельный волшебник, или волшебница, оценить сильные и слабые стороны. Решить, как она сама сможет лучшим образом дополнить группу.
Но все это могло подождать.

Потому что подобный прагматизм мог разозлить Сандрин еще больше.
Такой задачи Энжэл перед собой не ставила.

Хотела понять, какие претензии к ней могут быть у человека, которого семь лет не видела, и с которым когда-то были просто коллегами. Может чуть чаще ходили выпить кофе, чем с другими – преимущественно мужчинами более старшого возраста. Кажется, раз или два заглядывали к мадам Малкин пооткрывать рот на новые расцветки мантий.
Тем меньше причин злиться сейчас – так Энжэл казалось.

Она позволила Сандрин показывать дорогу, хотя помнила каждый поворот.
Подумала, вместо Косого переулка придется заглянуть в Мунго, потому что атаковать она не собиралась, только защищаться, и то в крайнем случае. Жаль, ей нравилось, как сегодня получился макияж.

Когда дверь за ними закрылась, Энжэл прошла на противоположную половину зала – не слишком далеко, но оставляя достаточно места Сандрин.
Чуть развела руками, одновременно демонстрируя пустые ладони.
– Я слушаю.

+1

9

На вопрос про имя Харт не ответила, а Сандрин, вообще-то, несмотря на ехидный тон, спрашивала на полном серьезе. Но уточнять повторно не стала. В принципе, она вполне допускала, что бывшая-нынешняя коллега действительно помнила рыжую стажерку почти восьмилетней давности по имени. Женщин в аврорате тогда было меньше. Из рыжих, кажется, только О'Флаэрти еще, но с Сандрин они - минимум - отличались ростом. И существенно. Это сейчас запросто можно спутать Грин с МакКиннон со спины. А тогда - нет. Вариантов было немного. Так что и заданный вопрос Харт искренне могла воспринять как риторический. И не стоило цепляться по мелочам. У Сандрин имелись более крупные претензии, какими бы глупыми они ни были.

В тренировочный зал они шли в молчании. Так что у девушки было время обдумать ситуацию чуть более спокойно, хотя, конечно, делать это в присутствии раздражающего элемента оказалось не так чтобы совсем уж просто.

- Харт, если мне захочется потренироваться на ком-то без палочки, я воспользуюсь одним из тренировочных манекенов, - хмыкнула она, когда та продемонстрировала ей пустые руки.

"Трансформирую их в нечто, похожее на твой облик, и потренируюсь, ага".

Хотя, скорее, все-таки, не потренируется. Она была зла, но не настолько зла, чтобы физически бить кого-то, кто не оказывает сопротивления. В Слизерин ее в свое время определили явно не за склонность бить лежачего в любом из смыслов этого слова. Соответственно, и бить манекен с внешностью неприятного человека она не стала. Было бы в этом нечто неправильное, на ее взгляд.

- К слову, Гидеон как-то подзабыл сказать, почему ты решила вернуться, - добавила Сандрин, пока доставала из чехла внутри рукава палочку и активировала брошь-артефакт на три заряда протего. - Так... С чего бы вдруг спустя столько лет?

Помедлила, чуть подумала и достаточно ядовито добавила:

- И надолго ли?

+1

10

– Какие у тебя проблемы с тем, что я решила вернуться? – миролюбиво спросила Энжэл.
Не старалась казаться спокойнее, чем была на самом деле, держать себя в руках. Ситуация ее огорчала, а не раздражала, и приводила в недоумение. Если у кого-то были старые обиды, разве прошло недостаточно времени, чтобы у них вышел срок годности? Злятся обычно на тех, кто вывел из себя только что, потому что злость – слишком энергозатратная эмоция, чтобы пылать нею годы спустя.

Сама Энжэл явно остыла, все еще считала, что жизнь людей важнее бюрократических формальностей, но больше не хотела ни крушить все вокруг, ни хлопать дверью. Заставляя себя думать о тех, кого удастся спасти, если она будет делать свое дело, а не переворачивать дни, словно страницы модного журнала, пытаясь чем-то заполнить пустоту.

Палочку все еще не доставала. Вчера долго тренировалась, осваивая забытый фасон форменной мантии и новые ножны. К тем каждый раз приходилось привыкать – это помнила еще со времен стажировки.
Готова была к атаке, но предпочла бы дать Сандрин высказаться – пока та согласна была говорить. Даже если исключительно вопросами.

Формулировку «что вы тут без меня допустили» оставила для внутреннего пользования. Не авроры виноваты в нынешней ситуации – в той пыталась разобраться, выискивая информацию по старым номерам Пророка, которые удалось достать – виновато магическое общество в целом, позволяющее вести себя все ближе к пропасти. Магглы грешили ровно таким же попустительством, и ничем хорошим оно не заканчивалось.

– Потому что здесь я могу быть полезнее.
Делать загадочный вид перед объективом фотоаппарата могут и другие, многие даже лучше, чем Энжэл.
Она пожала плечами:
– Пока я жива, – прежде не задумывалась, но сейчас такая формулировка показалась единственной честной, – или пока ситуация не изменится к лучшему.

+1

11

- У меня проблемы с твоим уходом, - сухо ответила Сандрин и, раз уж Харт все не доставала палочку, решила продолжить. - Вернее, с тем, как именно ты это сделала.

Сам по себе уход аврора или хита из ДОМП мог иметь самые разные причины. И не всякого и не всегда Сандрин бы осудила, даже не зная подробностей. Да, в восемнадцать лет уход того же Виктора Стюарта в криминалисты она воспринимала как трусость. Но, как и уход Энжэл, больше из-за контекста всей ситуации. Напал на парня один разок зверский артефакт - и он сразу же в кусты. Однако же со временем она и тут стала относиться сдержаннее. Если человек хорош на том месте, которое он выбрал, пусть и не сразу, то стоит ли относиться к нему плохо, потому что он отказался от - формально - более героической сферы? Даже если он и сделал это из страха. Пожалуй, смотреть свысока было просто нерационально. То же и с Энжэл. Уйди та по всем правилам, спокойно; и даже пусть, не по правилам, но ответь она хотя бы на одно письмо, Сандрин бы сейчас не злилась. Не факт, что поняла бы такой выбор в прошлом. Не факт, что не задала бы тот же вопрос, что задала минуту назад. Но обиды и злости не было бы. Или их - хотя бы - было бы меньше.

- Пока ветер не переменится, да? - едко уточнила она, услышав сперва пафосное "пока жива", а затем весьма расплывчатое и куда как менее бойкое "пока ситуация не изменится к лучшему". - И кто может гарантировать, что ты не сбежишь снова, как только что-то пойдет вразрез с твоим представлением о том, как надо делать правильно?

Мерлин Великодушный, уж сколько раз она за эти восемь лет считала что-то неправильным, слишком рискованным, глупым или неразумным! В январе и вовсе от обиды почти дров наломала. Хотя какое "почти"? Непреложный Обет отцу - это не "почти".  Это "наломала". Но она все равно не ушла. И все равно осталась в том месте, которое выбрала с самого начала. Это никогда не было просто. И Сандрин была не из тех людей, кем двигали - и могли когда бы то ни было двигать - только альтруизм и желание спасать мир. Она была амбициозна и временами цинична. Но она бы никогда не сбежала, хлопнув дверью и даже толком не попрощавшись. Даже с людьми, которых сознательно никогда не называла друзьями. А если бы ушла - уж точно не рискнула бы вернуться вот так вот, просто. Харт же сделала и первое, и второе.

- Я прекрасно понимаю, что нашу "дружбу" я тогда придумала себе сама. А потому едва ли моя обида на то, что ты не посчитала нужным ответить ни на одно мое письмо, заслуживает внимания в рабочей среде. Однако как тебе можно доверить прикрывать спину, Харт, если один раз ты уже сбежала?

Говорила Сандрин сдержанно, старательно следя за тоном и формулировками. Срываться было ни к чему.

+2

12

С уходом, значит, что ж, это кое-что проясняло, наверное. Хотя уходила Энжэл по всем правилам – подала заявление, его подписали, она сдала значок и все остальное, кроме палочки.
Только на повышенных тонах. И не зашла попрощаться. В тот момент это была попытка защитить коллег, тогда уже бывших, потому что полыхала праведным гневом, и понимала, что они не виноваты. Было бы стажистке-Сандрин легче, если бы она повторила в общем зале то, что только что высказала начальству?
Энжэл сомневалась.

Письма… письма она помнила крайне смутно. Весь первый год после ухода из магического мира был словно в тумане. Нет, она не пыталась спиться, но общее состояние позволяло разве что функционировать. Только казаться нормальной. Говорить, работать, улыбаться, когда этого ожидали, или просил фотограф.
Письма, написанные чернилами на пергаменте, даже не распечатала. Не всматривалась в почерк, не подозревала, что они от Сандрин. Не ждала, что ей кто-то станет писать и совершенно точно не хотела никаких новостей из прошлой жизни.
Та еще слишком сильно болела.

К тому же письма нашла, вернувшись после окончания почти полугодового контракта в Штатах.
Получи Сандрин ответ через несколько месяцев, вероятно, злилась бы не меньше, чем сейчас. Энжэл сомневалась, что объяснение ее убедит, потому не стала оправдываться. Она за собой вины не чувствовала.
В конце концов, они не плевали в ладошки и не давали друг другу клятву дружить до гробовой доски.

– Прошу прощения, что не ответила на твои письма, – Энжэл приходилось прикладывать усилия, чтобы не вспыхнуть.
Криком сейчас она добилась бы не больше, чем в 1970-м.
– Я попрошу о переводе в другую группу.
Потому что от своих не ждут удара в спину – такой ход мыслей деморализует. Как следствие, плохо сказывается на работе всего коллектива.
Неважно, что аргумент Сандрин был в корне несправедливым – Энжэл ушла не посреди задания, а после завершения дела. Неприкрытые тылы она бы не оставила.
Только доказывать, что ты не олень, заведомо проигрышное занятие. Особенно когда злость успела настояться восемь лет. Все-таки Сандрин феноменальная личность.

Отредактировано Angel Hart (2022-01-24 12:36:17)

+1

13

Извинения не показались Сандрин искренними, но не то чтобы она вообще на какие-то рассчитывала. Так что хоть бы и такие. Пусть будут. Наверное.

В ответ Сандрин, впрочем, только пожала плечами, и понять, приняла она их или нет, было, пожалуй, сложно. Тем более, что и она сама не была уверена в том, как к ним относится, учитывая то, насколько сухо и формально они прозвучали. С другой стороны, действительно ничего, кроме формальности, ожидать было бы глупо. Если бы для Энжэл те письма имели хоть какое-то значение, она бы на них ответила - хоть когда-то.

Можно было бы предположить, что по каким-то причинам сова ошиблась все те несколько раз не адресом, так адресатом, и письма до Энжэл просто не дошли. Маловероятно, но возможно.

Но сильно удивленной словам о письмах новая-старая коллега не выглядела. То есть, получить их она получила. То есть, что-то о том, что письма были, помнила. Возможно, не так хорошо, как Сандрин, которая даже, пожалуй, смогла воспроизвести их содержание очень близко к тексту, но помнила. Иначе бы реакция была иной.

А дальше Харт выдала действительно удивительную вещь. Которая, впрочем, если вдуматься, вполне укладывалась в особенности ее характера. Вспыльчивого и порывистого. Захотела - ушла. Захотела - вернулась. Захотела - перевелась в другую группу. А об ответственности кто за нее думать будет?

- То есть, снова сбежишь? - полувопросительно резюмировала Сандрин. - А если тебе в новой группе снова "повезет" на кого-то такого же злопамятного, как и я? Не сказала бы, что аврорат прямо-таки кишит злыднями, вроде меня, с долгой памятью, но на меня же тебе как-то "повезло" сказочным образом. Иногда такое "везение" бывает хроническим.

А еще на нее саму некоторые коллеги тут несколько месяцев косились за то, что она оказалась в отпуске во время рождественского нападения за пределами страны и не успела вовремя вернуться. Печальное невезение, учитывая то, что Сандрин обществу бабушки предпочла бы бой с любым, самым страшным темным магом. Но разве этого кого-то интересовало. Впрочем, не то чтобы она что-то кому-то тогда пыталась доказать. После драки кулаками не машут. Только заново доказывать, что ты не трусиха, не предательница и все такое прочее. И это - всего за один день, пусть и крайне неудачны. А Энжэл не было восемь. Лет.

+1

14

Использовать гендерный аргумент Энжэл не стала. Старалась отстаивать свой пол. Женщины ни в чем не уступали мужчинам. Талант, ответственность, пунктуальность, умение держать себя в руках не зависели от того, какой фасон мантии кто предпочитает.
Но мужчины обычно избегали затягивания конфликтов.

Тогда так сложилось, что женщин в аврорате было немного, естественно старались держаться вместе, чтобы, если придется, заступиться друг за друга. И общие темы для разговора находились проще. Кроме того, не нужно было балансировать между естественным желанием нравиться и необходимостью сохранять дистанцию, чтобы потом не обвинили, что сама спровоцировала.

Энжэл всегда смотрела на их с Сандрин взаимоотношения именно так – они вместе работали в коллективе традиционно мужском. Со всеми вытекающими.
Упустила из виду, что со стороны могло показаться иначе.

Сделала глубокий вдох, расслабила ладони, в которых все еще не было палочки.
– Сандрин, – она сделала шаг навстречу, но между ними оставалось еще достаточно свободного пространства, в том числе для атаки, – в твоих глазах я буду виновата априори, что бы не сделала – перевелась в другую группу, осталась, ушла. И я буду продолжать тебя раздражать, сидя за столом напротив. Со всем этим можно смириться в стенах Министерства, но на задании раздражение и недоверие может поставить под удар всю группу. Я этого не хочу и сделаю все возможное, чтобы избежать травм, или потерь в коллективе. И, пожалуйста, не говори, что мне на всех наплевать, потому что это не так.
Хотела сказать «ты меня знаешь», но нет, они не знали друг друга. Были знакомы восемь лет назад, но это не помогало. Наоборот.
– Мне жаль, что я обидела тебя. Если бы я могла все переиграть, но я не могу. И, что бы я сейчас не сказала, мои слова едва ли смогут изменить твое отношение. Я не хочу усугублять ситуацию, и сделаю со своей стороны, что смогу.
В данном случае этим «что смогу» была просьба о переводе.

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [06.03.1978] What the hell?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно