Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [15.09.1973] Мир без любимого...


[15.09.1973] Мир без любимого...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

МИР БЕЗ ЛЮБИМОГО...


Закрытый на три оборота ключика

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/202/t314004.jpg

Участники: Клеопатра и Кингсли Шеклболт

Дата и время: 15.09.1973г вечер

Место: поместье Шеклболтов, комната Клео

Сюжет: Брак с юношей, которому улыбалось сердце юной Клео, невозможен. Сердце Клео разбито, а вместе с ним пара вазочек, безделушки и зеркало. Поправить ничего нельзя, но можно дать сестренке выплакаться.

Мир без любимого -
Солнце без тепла,
Птица без крыла.
Край без любимого -
Горы без вершин,
Песня без души.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/202/219219.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1248">Кингсли Шеклболт</a> </div> <div class="lztit"><center> 20; R 71 MM</center></div> <div class="lzinfo">28 священных<br>стажер аврората <br><br><a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1237">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Kingsley Shacklebolt (2022-01-13 03:07:04)

+2

2

Клео стояла у комода, глядя на свои руки, что судорожно сжимали очередную статуэтку, которую хотелось запустить в стену. Фигурка изображала счастливых пастуха и пастушку, которые, обнявшись, весело то ли танцевали, то ли просто кружились в какой-то бурной радости. Клео ещё сильнее сжала фигурку, чувствуя глупую и странную зависть к этим двоим, что были так беззаботно влюблены. А ей, ей  такого счастья никогда не видать!
Клео замахнулась и статуэтка, ударившись о стену, разлетелась на сотни мелких осколков. Пол ее комнаты уже был усеян разноцветными кусочками стекла и фарфора. Не одна фигурка и ваза уже оказались разбиты и расколочены благодаря ярости Клео. Но она ничего не могла с собой поделать - хотелось ломать, бить, слышать звон осыпающихся осколков, чтобы он заглушил звон ее разбивающегося сердца. Все ее существо требовало разрушения и под руку очень кстати попадались все эти безделушки, которыми был напичкан их дом.
Клео чувствовала себя глубоко несчастной и даже ее ярость не помогала справиться с этим ощущением пустоты, которое сейчас поселилось внутри. Будто душу вырвали и забыли вернуть на место. А ещё отныне у неё не будет сердца. Зачем, если оно все равно никому не нужно? Какая же идиотка она была! И наивная! Теперь все иллюзии рассеялись как дым, все надежды были растоптаны.
Клео привыкла с детства получать то, что она хочет. Она не знала отказа ни в чем, все ее желания всегда исполнялись. Родители всегда шли навстречу практически любым прихотям, никогда не давили на неё по поводу учебы или общения с теми или иными друзьями. Хотя чаще всего Клео проводила время с братом и с его друзьями. Ей всегда было интересно с теми, кто старше. И до определённого момента все было хорошо. Все было хорошо ровно до момента, когда Клео поняла, что хороший друг Кинга Шен нравится ей гораздо больше, чем друг. Вот тогда все и началось… И все было прекрасно даже тогда, потому что впервые Клео увидела насколько мир яркий, сколько в нем хороших людей, как прекрасен каждый день в жизни… Впервые она влюбилась. И это чувство настолько захватило ее, что она и не сомневалась, что все будет ровно как в тех самых сказках, которые ей читали в детстве перед сном.
Вот только никто не сказал Клео, что в сказках часто не такой конец как в жизни.
К концу школы Клео уже точно знала, что ее ждёт замужество, вот только ей хотелось самой выбирать своего суженого. Родители никогда не указывали ей в этом плане и потому девушка была точно уверена в том, что все сложится прекрасно.
После недолгих колебаний Клео набралась смелости и объявила родителям, что все ее желание - это быть частью семейства Чан. Родители пообещали поговорить и обсудить все со своими старыми друзьями и весь день Клео почти что летала по дому, окрылённая своими фантазиями. Вечером за ужином, Клео поняла, что что-то пошло не так… И впервые за все время мать отказала ей в ее желании. Поначалу Клео опешила, не понимая, что только что ей сказали, но потом до ее сознания дошёл ужасный смысл и это подняло в ней бурю негодования. А потом оказалось, что и сам Шен уехал. Вот так просто… Бросил ее, наивно надеявшуюся на то, что счастье возможно.. Клео никогда ещё не чувствовала себя настолько разбитой и обманутой.
Сначала она закрылась в своей комнате и никого не хотела видеть, потом она плакала, так долго, что перестала понимать, где день, а где ночь. Она ни с кем не разговаривала и отказывалась есть, потому что на это не было сил. Зато сейчас Клео ощущала в себе жгучую потребность выплеснуть всю свою злость куда-либо и в ход пошли все ненужные безделушки, которые раньше радовали ее глаз, а теперь только раздражали.
Прошла неделя или около того, Клео не знала, но никаких записок и писем от Чана не было. Не поверив матери, девушка сама отослала Шену письмо, но он не ответил на него и на второе тоже. Клео больше писать не стала, похоже ее мать и правда была права. Ее просто забыли вычеркнули из своей жизни настолько легко, что от этого было ещё больнее.
Ещё одна вазочка полетела в стену. За звоном разбитого стекла Клео не услышала, как в ее комнату кто-то постучался и вошел. Ей по прежнему никого не хотелось видеть, но после истерики матери, которая боялась за Клео и не могла вынести закрытых дверей в ее комнату, Клео перестала ставить запирающее заклятие. Мать не приходила, но ей было спокойнее, что дверь у девушки в комнату не запечатана. А сама Клео была рада тому, что ее чуть оставили в покое. Возможно, единственным, кого бы она все-таки приняла - был брат, но он тоже жил не близко, да и его работа не позволяла ему приходить и уходить, когда вздумается, так что если б он и смог прийти, то только через несколько дней. Оставалось крушить все вокруг себя, мучаясь от разбитого сердца и ощущения боли и одиночества…

+2

3

О том, что сестренка в глубокой печали, Кинг узнал не сразу. И сердце не подсказало. Откуда сердцу знать, оно для другого. Мама написала. Написала, плохи дела, плачет, целыми днями плачет, не ест, не разговаривает…
Понятно, сорвался сразу, едва закончились занятия, отменив пятничные посиделки с товарищами. Дома уже узнал, из-за чего плачет. Озадачился. Озадачился так крепко что минут десять просто стоял и смотрел перед собой, фигурально подбирая с пола челюсть.  То ли идти к сестре, то ли к Шену, а потом к сестре. Хотя… Зачем идти, там и так все ясно, как день. Даже если бы Чаны согласились на брак, то после выяснения всех обстоятельств отказались бы их родители. И результат был бы тот же.
Кинг постоял так еще немного, собираясь с мыслями, а потом все-таки пошел к сестренке.

Такого беспорядка отродясь не было у неё в комнате. Ну или это он такого не помнит. В последнее время он слишком редко бывал дома, будто хотел вычеркнуть его из своей жизни совсем. Будто хотел забыть. Хотел бы, если б мог. Если бы это было возможно - переписать заново всю жизнь и за себя, и за тех, кого любишь. Но вот как ты бросишь маленькую принцессу, когда у неё разбито сердце.

Кинг задержался в дверях, не зная, как ему быть. Как он может помочь Клео? Пойти к Чанам и приволочь Шена сюда - не вариант, вообще не вариант. Ни при каком раскладе. Позвать кого-то еще? Только не это. Он может говорить с ней только сам, от своего имени, от своего опыта. Но слова так мало значат, а иногда и ранят. Эти невесомые и острые, как капли осеннего дождя, слова…

-Милосердия, принцесса! - попросил, улыбаясь лишь совсем чуть. Просто потому, что даже яростную, даже в слезах, он все-таки рад был её видеть, его маленькую Клео. - Пожалей последнюю. Могу я войти?
Пол весь в осколках. Чудо что сестренка еще не поранилась. Но кто её знает, неловко ступит - и заденет ногой острый край. Упадет на колени, пнет что-нибудь… Он взмахнул волшебной палочкой, сдвигая разом все осколки в угол, те со звоном повиновались, отхлынув в сторону, подобно волне.
-Ты не поранилась? - очевидно, что нет, но не важно, вдруг он просто не видит. - Ты ела что-то сегодня? Поговори со мной.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/202/219219.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1248">Кингсли Шеклболт</a> </div> <div class="lztit"><center> 20; R 71 MM</center></div> <div class="lzinfo">28 священных<br>стажер аврората <br><br><a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1237">совиная почта</a></div> </li>[/info]

+1

4

Клео выискивала глазами, что ещё осталось уцелевшим, чтобы и это разбить. Хотя какая разница? Можно потом сказать «Репаро!» и снова все станет целым, и можно снова разбивать все. Жаль, что так нельзя сделать с сердцем, потому что никакое заклинание не соберёт его заново. Клео всхлипнула и схватила небольшую вазочку, стоявшую на ее прикроватной тумбочке. Когда-то там красовались цветы от Шена, подаренные ей на один из Дней рождений… Воспоминания пронзили болью и девушка уже развернулась, чтобы швырнуть ее в стену, но внезапно увидела Кингсли. Своего любимого брата, который уже давно не показывался в их доме, будто здесь его не ждали. Клео вот всегда ждала. Но уже поняла давно, что брат не хочет появляться здесь по какой-то причине, а теперь он стоял на пороге ее комнаты, подняв руки вверх, словно сдаваясь.
Милосердия, принцесса!
Клео раздумывала пару секунд швырнуть ли эту вазу ему в голову или же броситься обнимать? Второй вариант все же перевесил и она, выронив несчастную вазу, подбежала к Кингсли и крепко его обняла, давая таким образом понять, что он конечно же может войти. Спустя несколько мгновений Клео оттолкнула брата и яростно посмотрела на него.
Где ты пропадал столько времени! Я забыла уже, что у меня оказывается есть брат!
Она не заметила даже, как все осколки Кингсли смел в одну кучу в угол, чтобы Клео ненароком не поранилась, не наступила на стекло. Она часто дышала, слёзы ещё не все до конца иссякли.
Я не поранилась. — отрезала девушка, отводя глаза и пряча за спину руку с тонким порезом на запястье. Осколок от небольшого зеркала поцарапал кожу, когда то разбилось. Но Кингсли об этом знать не обязательно. Клео резко вскинула на него взгляд.
Тебя мама попросила прийти?
Девушка знала, что мать могла воззвать к брату, потому что Клео не хотела ни с кем разговаривать. А с Кингсли Клео всегда находила общий язык и всегда таскалась за ним хвостиком в детстве. Да она его обожала! Поэтому мать могла попросить его приехать, чтобы он повлиял на Клео.
Я не хочу есть.
Она снова почувствовала как в горле встал комок. Как она может есть, когда ее жизнь разрушена? Неужели никто не понимает?
Кинг, не о чем разговаривать. — ее голос предательски задрожал, но в глазах плескалась боль напополам с яростью. — Я ничего не хочу, потому что никогда не буду счастливой! Все разрушено! Все!
Она почти повысила голос снова. Это было не очень достойно леди, как и весь тот беспорядок, который она устроила, но Клео было плевать. Ей на все сейчас было плевать и она была уверена, что ничто ее никогда больше не порадует.
Клео бросилась на кровать, разрыдавшись снова, утопая в своём горе и даже приход любимого брата сейчас ее совершенно не радовал. Только раздражал, потому что скорей всего мать хотела найти с ней контакт через Кинга. А сам Кингсли пришёл к ней, когда стало все совсем плохо.

+2

5

Какая все-таки маленькая у него сестренка… маленькая и хрупкая. Хотя, конечно, это просто он большой, ему любая девушка будет маленькой и хрупкой. Вот только обнимает его так искренне и доверчиво одна только Клео, кому он еще нужен…
-Ты всегда могла написать мне, ты забыла? - напомнил с улыбкой.
Ну да, он съехал из родительского дома. Но это же совершенно нормально для парня его возраста - жить отдельно. Они же даже говорили об этом с Клео, еще тогда. Это совсем не означает, что он перестал их любить, просто живет поближе к работе, с друзьями, такими же ребятами, как он сам. В маггловском квартале, да.
“Врет!” - Кинг качнул головой. Возможно, пару лет назад она и могла бы его обмануть, но сейчас он наловчился видеть признаки сокрытия правды. Значит, поранилась. За спиной у Клео Кинг повел волшебной палочкой диагностируя. Ну да, вот!
-Да, мама позвала меня. Разве неправильно сделала?
Взял сестренку за пораненную лапку, залечил. Девочек раны не украшают. А шрама точно не будет. Не на руке. А что там с сердцем, они еще разберутся.
Девочка плачет, кричит, отказывается от еды. Может, оно и к лучшему, что кричит. Может, хуже было бы, если бы затаила горе. Он не слишком хорошо разбирается в этом. Хотя сам перенес отказ намного тише. Сейчас почти не помнит, как. Не помнит, когда же ушли боль и обида. Он просто утопил их в других событиях, в новых впечатлениях. Перестал чувствовать за толщей новых дней. Но - когда, уже не помнит.
Сестренка сбежала от него плакать на кровати, и Кинг, неловко потоптавшись, пошел за ней, сел рядом. Спрятал волшебную палочку в карман в рукаве, вряд ли она ему скоро понадобится. Погладил Клео по спине.
-Ну что ты, разрушено еще совсем не все…
Ох, что-то не с того он начинает. Возможно подает сейчас Клео дурацкую идею разгромить не только безделушку, но и всю комнату, а то и весь дом. Порушить весь мир она, разумеется, не сможет. Но зачем же направлять её мысли в эту сторону. Разрушение еще никого не спасало от горя. Спасает созидание, добрые дела. Или просто дела, если с добрыми напряг. Любые дела спасают.
-Знаешь, это ничего. Живут же люди без счастья…
Нет, опять он не о том. Куда-то не туда он думает от растерянности.
-Клео, скажи мне…
Пожалуй, он знает ответ на этот вопрос. Думает, что знает. Если на самом деле знает и Клеопатру, и Шена. Но ведь может так статься, что он ошибается, небольшая вероятность, что он что-то прощелкал, но есть.
-Скажи, он что-то обещал тебе? Что он тебе наговорил? И когда? Это важно, очень.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/202/219219.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1248">Кингсли Шеклболт</a> </div> <div class="lztit"><center> 20; R 71 MM</center></div> <div class="lzinfo">28 священных<br>стажер аврората <br><br><a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1237">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Kingsley Shacklebolt (2022-04-23 10:58:15)

+1

6

Кингсли утешал ее, что мол она всегда ему могла написать, могла напомнить ему, что ей не хватает общения с любимым братом. Но Клео знала, что даже если бы он и подучил письмо или записку от неё, то не пришёл бы. Или забыл бы, как чаще всего и бывало, или же его отвлекла работа или ещё что-нибудь. Это было нормально, что старший брат имел свою жизнь, уже отдельную от них, порой забывая о родных, но Клео все равно порой обижалась на него. Она настолько любила брата, что наверное пройди сотня лет, все равно она будет скучать по нему. И все равно обижаться.
Я могла написать, но ты мог забыть о моем письме через секунду, когда тебя отвлекла бы твоя работа! — выпалила Клео, слишком расстроенная, чтобы быть добрее к брату и понимать, что работа это не его прихоть.
Сейчас она вела себя ровно как в детстве, когда ей не понять было того, почему отец уходит на какую-то работу, а не посвящает время ей! Клео всегда была маленькой принцессой, вокруг которой обязан вертеться весь мир. Она была центром, она была солнцем этой маленькой вселенной и до сих пор это ощущение в ней осталось где-то глубоко внутри.
Мама неправильно сделала. — Клео огрызнулась, не желая ранить брата, но не думая об этом сейчас. — Ты ничем не сможешь мне помочь, да и никто не сможет!
Кинг выглядел убийственно спокойным, хотя Клео хотелось, чтобы хоть кто-то разделил ее ярость и горе, но все ее пытались успокоить. А это ещё сильнее выводило из себя. У неё не получилось обмануть брата, скрыв свой порез, он увидел все и залечил царапину, хотя она хотела вырвать у него руку и сказать, что даже пусть было бы у неё несколько царапин, ей все равно.
Он так же спокойно присел рядом с ней, когда Клео бросилась на кровать, утопая в своём горе и не видя ничего, что бы могло ее порадовать хоть когда-нибудь. А Кинг только подливал масла в огонь.
Живут без счастья? — девушка оторвала лицо от подушки, глянув на брата опухшими глазами от слез. — А зачем такая жизнь нужна?
Она с новыми рыданиями рухнула на постель, чувствуя, что действительно — жизнь утратила всякий смысл. Долгие годы быть просто пустой оболочкой? Просто красивой картинкой? Фасадом, за которым прячутся руины…
Кингсли внезапно замолк на секунду, а потом серьезно задал вопросы Клео, чем ещё больше разбередил ее раны. Она всхлипнула, а потом села, выпрямившись и с несчастным видом взглянула на Кинга.
Он… Он ничего не сказал… Он просто уехал и я не знаю куда, я не знаю где он, почему не отвечает ни на одно письмо и почему родители отказались. Мы же всегда были дружны, и Шен…
Клео снова почувствовала как горло перехватила судорога и снова в груди стало так больно, что она вся съежилась, желая куда-то исчезнуть, лишь бы не помнить… Не помнить? Это идея!
Клео вдруг крепко схватила Кингсли за руку, умоляюще и с надеждой глядя на него.
Я передумала, ты можешь помочь, можешь. Кинг, пожалуйста, используй на мне Обливиэйт! Или найди того, кто очень хорош в этом… Я не хочу помнить это, не хочу помнить его!
Ее глаза лихорадочно заблестели, почти как у безумца, решившегося на что-то очень жуткое.

+1

7

Вот это было несправедливо! Кинг мог бы возразить сразу и горячо: как это забыл бы? Никогда!
Да, он не смог бы прибежать немедленно. Скорее всего, ей и правда пришлось бы подождать хотя бы до конца дня, но он никогда не забыл бы о сестренке, не бросил её одну, не мог бы спокойно спать, когда ей так плохо.
Но теперь какая разница. Вот, ей плохо. Он тут. Все, остальное - ерунда.
Кингсли тихо вздохнул и промолчал. Он пытался припомнить, когда в последний раз говорил с Шеном. Когда и о чем. И когда вообще в последний раз говорил с ним о Клео… Мерлин, за последние два года - кажется, ни разу! Они говорили о чем угодно, но Шен ни разу не спросил о ней… ну или разок мимолетно, так, что не запомнилось вовсе. Это он что-то скрывал или правда ему нечего было сказать?
Он спросит Шена. Обязательно. Сегодня. Он придет и расспросит его так, как в аврорате не допрашивают темных магов. Вытрясет из него все, наплевать, что он хлипкий, что милый и безобидный, что нездоров, в конце-концов. И если окажется, что он хоть капельку виноват в страданиях Клео, придется ему навестить завтра колдомедика.
А он, конечно же, виноват! А то никто не видел, как он очаровывает девушек? Можно тебя нарисовать, такое лицо, такие ручки, садись сюда, повернись так, дай солнышку осветить твою неземную красоту… Да он с каждой, кого уложил на бумагу, имел за время рисования такую связь, будто он им как минимум лучший друг. А сколько раз он рисовал Клео? Ох…
-Убью скотину, - пробормотал тихо-тихо себе под нос.
Но он почти год не мог рисовать! Ходил полутенью, одной ногой тут, другой - на том свете. Потом засел в мастерской с глиной - и стал приходить в себя. Сейчас его ничего, кроме глины и живописи, не интересует. Ничего и никто. Сидит в заброшенном домике в саду, как сыч, и если бы не Черри и Джу, если бы не миссис Чан, питался бы одной корой с деревьев. Что-то не сходится.
Он не успел додумать, когда Клео сбила его с мысли.
-Ох, малышка, милая… - Кинг потянул сестру за руку и обнял её своими медвежьими лапами. Прижал её головку к груди, погладил, утешая. - Что ты говоришь. Я не буду говорить, что это незаконно. Если бы это правда помогло тебе, я бы сделал для тебя все. Все, понимаешь? Но, малышка, это плохая идея. Ведь если ты его забудешь, ты можешь полюбить его снова. Шрамы на наших сердцах делают нас сильнее. Но главное, оберегают от новых ошибок.
Усмехнулся. Вспомнил: два года назад сидел совсем рядом, у себя в комнате, на полу, прислонившись спиной к двери и обхватив руками голову. Как же было больно. И как стыдно. Как же хотелось забыть, просто забыть, смять и выбросить из сердца все три года щенячьего обожания. Чтоб можно было просто позабыть Моник навсегда. Ну да! Позабыть, исцелиться, снова приходить к друзьям в гости и - снова полюбить её? А ведь теперь она была еще красивее, чем когда они повстречались впервые.
-Клео, милая, понимаешь… - Кинг был совсем не уверен, что берет сейчас верный тон. Возможно, он чего-то и правда не знает. А может, чего-то не знает именно  Клео, так что стоило рискнуть. - Понимаешь, Шен сейчас не тот, что раньше. За эти два года он здорово изменился, и не в лучшую сторону. У него другая жизнь, очень далекая от нас. И в этой жизни у него нет места прежним отношениям. Что тебе сказала мама?

+2

8

Клео с надеждой теперь глядела на брата, на котором, кажется, теперь весь мир сошёлся клином. Она правда не хотела больше помнить Шена, который так поступил с ее сердцем. Растоптал, разбил, выбросил… И без единого слова объяснения. Зачем было с ней играть, если он знал, что не хочет ничего более серьёзного? Но почему же в его глазах она читала неподдельное восхищение и правдивые чувства? И снова каждый вопрос внутри вызывал новые судорожные всхлипы и слёзы бессилия. Клео ничего не сможет изменить и даже брат не может помочь ее горю! Только, если согласится лишить ее памяти о Чане. Клео не видела больше никакого выхода.
Брат что-то пробормотал себе под нос и Клеопатра отчётливо услышала только слово «убью». Она тут же забыла о своей трагедии и испуганно охнула:
Кинг, не делай глупостей, пожалуйста! Не нужно его трогать! Просто…
Она закусила губу, подумав, что с какой-то стороны она бы хотела, чтобы Шен понёс заслуженное наказание. Хотела бы, чтобы он испытал хоть долю тех страданий, что сейчас испытывала Клео, но с другой стороны… Она бы не хотела, чтобы ему было плохо.
Клеопатра опустила голову, зажмурив глаза. Почему именно она так несчастна? Почему сотни девушек могут выйти замуж по любви и все у них прекрасно, а ей так не повезло? Что ей теперь делать, когда больше ничего не хочется и жизнь кажется абсолютно потерянной?
Брат тем временем сгрёб ее в охапку и Клео почувствовала себя такой маленькой и такой несчастной. Вот только слова Кинга совсем ее не утешили, а сделали снова хуже.
И пусть незаконно, пусть плохая идея! Пусть! Пусть! — заколотила Клеопатра по груди брата. — Я не хочу его помнить! И я никогда в жизни его снова не полюблю, потому что он исчез! Не хочу помнить!
Ее руки бессильно опустились и она вздёрнула голову, посмотрев на Кинга. Теперь ее глаза горели протестом и это было опасно. Если Клео что-то задумала, то мало кто мог ее удержать от воплощения задуманного в жизнь.
Если ты не хочешь мне помочь, то я найду того, кто сможет. Я заплачу сколько потребуется, я сделаю все как хочу, я…
Внезапно она остановилась, услышав как поменялся тон брата. Клео нахмурилась, слушая что-то непонятное. В каком смысле Шен изменился и почему у него другая жизнь, и почему Кинг словно осторожничает?
О чем ты говоришь? — Клео мельком вытерла мокрые щёки ладонями. — В каком смысле он изменился не в лучшую сторону? Ты же о Шене говоришь, а не о ком-нибудь! Почему там нет места прежним отношениям?
Сердце замерло, предчувствуя какую-то новую беду, от чего Клеопатра даже успокоилась внезапно, сосредоточенная на словах Кинга.
Мама… — Клео попыталась вспомнить, что старалась ей донести мать и что она никак не желала слушать, в ярости расшвыривая хрупкие вазочки вокруг. — Она ничего мне не сказала, кроме того, что Шен уехал и причину отказа в браке она мне тоже не раскрыла. Просто сказала, что так будет лучше и для моего же блага лучше обратить внимание на кого-то другого…
Клео жалобно уставилась на брата.
Почему она так сказала? Она же знала, что я была влюблена в него и все было хорошо, почему вдруг все изменилось?
Она правда ощущала себя сейчас брошенной со всех сторон и никто не желал ее успокоить и сказать правду, пусть уже даже самую горькую. Это лучше, чем гадать почему ее так внезапно и грубо отвергли…

+2

9

И снова Кингу оставалось только вздохнуть. Ярость была недолгой. Она и так, сама собой, даже без заступничества Клео, постепенно меркла. Ну вот совсем не верилось ему, что тут дело в Шене. Когда-то он пользовался большим успехом у красивых старшекурсниц, многим хотелось заполучить напоследок портрет. И, надо было признать, он как-то умел так общаться с девушками, что располагал их, а не наоборот. Но, черт, черт, он уже два года как затворник!
-Да не буду, не буду…
Похоже, его сестренка уперлась в эту дурацкую идею со стиранием памяти. Маленькая своевольная принцесса, конечно, она всегда получала что хотела. А если что-то ей надоедало, могла выбросить без сожаления. А как тут выбросишь память? Кинг правда очень-очень пожалел её. Но позволить ей эту глупость не мог. Тут даже бессмысленно запрещать, потому как если что Клео вступило в голову, то просто так запретом не вынешь. Надо объяснить. Он усадил её поудобнее.
-С памятью все не так просто, как тебе кажется. Она напоминает ткань. Каждая ниточка - это даже не день, это кусочек впечатления. И каждое цепляется за другое. Ты чувствуешь запах сирени - и вспоминаешь мамины духи и маму. Залает звонко собака - ты вспомнишь об отце. Будешь есть мороженое - и подумаешь обо мне. Если стирать из твоей памяти Шена, то сколько нужно стереть? Вы же знакомы с самого твоего детства. Ты хочешь стереть всё детство? Всю школу? Половину твоей жизни? А ведь подпольные обливиаторы за твои деньги не станут разбирать, что тереть, что оставить, выжгут в твоей памяти дыру, останутся обугленные края. Будешь ходить как инвалид - того не помню, этого не помню… Так и до сумасшествия недалеко. А хороший профессиональный обливиатор, если бы стал вычищать такое из памяти, то выдергивал бы по ниточке, аккуратно, чтоб не задеть соседние. Тоже некрасиво выйдет, но лучше, чем дыра, верно? Вот только профессионалы не станут этого делать. Знаешь, почему? Бесполезно. Ты увидишь его картину у кого-то в гостях, кто-то напомнит тебе его, да просто увидишься с Джудит - и все, привет воспоминания, только уже будет тяжелее. Но есть другой способ. Он труднее, но он точно надежный. Я проверил его на себе. Если захочешь, я тебе расскажу.
Кинг ласково баюкал сестренку в руках. И думал, думал… Кто он такой, за неё решать, что ей лучше. Быть может, будет лучше как раз наоборот, чтоб рядом с его другом было горячее любящее сердце. Кто-то, кто его понимает, принимает любым, кто-то, кто поддержит его всегда. Может быть, Клео вовсе и не нужно то будущее, что прочат ей родители, как не нужно оно ему? Быть может, дать им этот шанс?
-Вот как? Мама знала? А я - нет… - заметил без ревности. Возможно, Клео и не могла с ним поделиться этим из скромности. Ведь и он не делился с ней своими сердечными делами. - Мама знает не все. Ты же знаешь, что такое быть художником? Наверное, нет?
Откуда ей! Это он у Чанов пасся дни и ночи и наблюдал друга за работой. Но сейчас ему придется соврать. Сказать так, как они с Чанами уговорились когда-то давно. Очень, очень трудно врать любимой сестре. Язык не поворачивается! Потому Кинг выбрал самые аккуратные, самый нейтральные формулировки.
-Жизнь богемы - не то, что подходит приличной девушке. Ты понимаешь? Поиск вдохновения, ночная жизнь, вино и яркие впечатления. Путешествовать не только по городам Европы, но и по её задворкам. И, Клео, ты ведь даже тогда не была единственной, кого он рисовал. Не будешь единственной и теперь. Если ты правда понимаешь, о чем я говорю.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/202/247738.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1248">Кингсли Шеклболт</a> </div> <div class="lztit"><center> 20; R 71 MM</center></div> <div class="lzinfo">28 священных<br>стажер аврората <br><br><a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1237">совиная почта</a></div> </li>[/info]

0


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [15.09.1973] Мир без любимого...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно