Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [16.06.1978] Привет! Ты как?


[16.06.1978] Привет! Ты как?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Привет! Ты как?


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/67/t656708.jpg

Участники:
Эмма Фарли
Марлин МакКиннон

Дата и время:
16 июня 1978
вечер

Место:
дом Ройсов

Сюжет:
Эпизод о том, как Марлин решила проведать Эмму вскоре после пожара в Хогсмиде и что из этого вышло.

+3

2

Утром 16-го Эмму наконец-то накрыло осознание, которое упорно отсутствовало сутками ранее. Осознание, что все уже кончено, но легче от этого, разумеется, не становилось. Да и кому могло бы стать? Уходя в фонд, она слышала как бабушка Агата плачет у себя в комнате. Бабуля и прежде не стеснялась пускать слезы по значимым поводам, но именно сейчас это заставило сердце Эммы сжаться и на работу она пришла с четкой установкой попросить выходной на следующий день, что бы провести это время с семьей.
Миссис Бэгнольд, разумеется, не возражала.
Работы было много и неожиданно она показалась волшебнице очень тяжелой. Видимо потому что никак не получалось полностью абстрагироваться от ситуации, которая стала слишком личной. Но сейчас она еще не до конца представляла, как тяжело ей может быть. Но бросить Миллисент сейчас Эмма не могла. В конце концов не только ее семье важна была поддержка в эту страшную минуту. Девушка вспомнила о матери и пожалела, что сейчас Джейла не может приехать, как это было на Рождество. При всех ее недостатках, мать глубоко любила свою семью и была способна приложить огромное количество сил для поддержания ее морального духа. Но матери не было и почему-то Эмма решила, что теперь это - ее обязанность.
Пусть даже временная.
Время текло как-то рвано. Стрелки часов то не двигались вовсе, то стремительно неслись вперед, наверное именно по этому в какой-то момент счет времени она потеряла и вынырнула из вороха бумаги только когда Миллисент напомнила ей, что работа закончена.
Она поблагодарила начальницу и бросив ей на прощание ободряющий (насколько это было возможно) взгляд покинула "Бонифациус", аппарируя куда-нибудь поближе к дому. Очень хотелось пройтись, но переноситься в Хогсмид прямо сейчас Эмма не захотела. Под ворох личных соболезнований которые она еще получит было решено отвести следующие два дня. А сейчас хотелось побыть подальше от толпы. По этому волшебница оказалась на небольшом холме, с которого открывался чудесный вид на окрестности, включая Хогсмид и Хогвартс, а оттуда, по небольшой тропинке начала спускаться вниз, где светлой точкой виднелся дом Ройсов.
Она свернула два или три раза, прежде чем наконец-то дошла до порога и толкнула дверь, громко возвещая о своем возвращении.
- Это Эмма, я дома.
Дома. Ей показалось, что в доме было тише, чем обычно. И только звук собственных каблуков как-то оживлял происходящее. Сдернув с головы шляпку прямо в прихожей, волшебница отправилась в кухню. В этом доме чай всегда был спасением от многих проблем.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+4

3

Костер в Хогсмиде оставил в душе Марлин тягостные ощущения. После Уоррингтона, Рождества, снова Уоррингтона и взрыва в Опере она уже не приходила от подобного в ужас. Не возникало и возмущения от того, что такие люди существуют. Было просто тяжело и бесконечно грустно. От осознания: неважно, на какой стороне находятся люди, в конечном итоге, все они способны на страшные зверства, будучи при этом убежденными в полной своей правоте.

Марлин не потеряла никого из близких в этом пожаре, хотя и успела встревожиться о судьбе Шена. Но Шен был в порядке. И больше никто из друзей или родственников в этом кошмаре не пострадал. Персонально девушку куда сильнее зацепила реакция Эшлинг на произошедшее, чем само произошедшее. Наверное, потому что это было куда ближе и за счет этой близости ощущалось куда острее, чем гибель тридцати людей на одном массовом костре. Поэтому всю работу, которую ей поручали, она выполняла спокойно, старательно, без внутренних метаний и стенаний.

...До тех пор, пока не увидела списки опознанных. А среди них, одной из первых, Пайпер Стоун. Девочку, младше себя на два года и с другого факультета, но которую помнила в лицо и про которую знала, что она - родственница Эммы. Еще, уже просто случайно, знала, что ее хватились и заявили в аврорат о пропаже незадолго до начала пожара, поздно вечером после того, когда она не пришла на выпускной. И вот после этого история стала ощущаться куда "ближе к телу", чем за сутки до этого.

Где-то полдня Марлин мучалась сомнениями: пытаться ли связаться с Эммой и если пытаться, то как и когда? Послать сову с соболезнованиями? Нет, слишком формально. Они этих писем на целую совятню получат. Если письмо не будет сопровождаться ничем более действенным, это будет просто бесполезное письмо. Зайти к ней на работу? Если она вообще на работе. А если там, то Марлин ее просто отвлекать будет. Зайти домой? Она знала, где живет Эмма, хотя и почти не общалась с ней в последние два года. Такая разная жизнь, что не до встреч с подружками. Она с Барбарой-то за пределами аврората общалась только в дни рождения. Но это теперь добавляло неловкости и сложностей. Общались бы они регулярно, вломиться к ней домой было бы проще. С другой стороны, это все равно казалось самым приемлемым вариантом, хотя и подразумевало встречу с бабушкой и дедушкой Эммы, которые, вероятно, были еще больше убиты горем, чем Эмма, и которых Марлин фактически не знала.

В общем, как только в аврорате закончились занятия и положенная стажеру работа, девушка, прихватив с собой немножко смелости и фисташково-малиновый пирог, направилась к дому Ройсов. Смелости, потому что без нее вообще никуда. Пирог, потому что по поведению мамы помнила, что та всякого, у кого хватало решимости прийти лично выразить соболезнования, усаживала за стол и поила чаем, даже если в доме почти не было еды. А в первые дни было до чего угодно, только не до этого. Возможно, Ройсы и Эмма были другими людьми, но, в конце концов, пироги одним только фактом своего существования еще никому вреда не приносили. Так что Марлин решила, что и тут он не будет совсем уж лишним. Вламываться безо всего, только с соболезнованиями, представлялось еще более неудачным решением.

"Ну, три-четыре. И нечего бояться. Боишься - не надо было вовсе приходить", - подбодрила себя Марлин, оказавшись перед входной дверью дома Ройсов, и постучала дверным молотком.

+4

4

Сидя на кухне в одиночестве Эмма ощутила, как грусть в ней сменяется тяжелой волной раздражения. В какое-то мгновение раздражать начало буквально все. Даже потрагивающий на плите чайник. Он слишком бодро и весело гудел.
Это стало знаком, что необходимо взять себя в руки уже сейчас. Потому что потом это будет сделать намного сложнее. Глубоко вздохнув трижды, она поднялась на второй этаж и поинтересовалась у бабушки и дедушки, не нужно ли им что-нибудь. Агата Ройс спала, ее супруг восседал в кресле подле ее кровати с книгой в руках, но Эмма подметила, что его пустой взгляд скользил куда-то между ее страниц. Чай она оставила только деду. Холодный чай - самая бесполезная вещь на свете, а заварить свежий она всегда успеет.
Джейкоб Ройс проводил внучку долгим взглядом, возможно пытаясь убедиться, что она действительно человек. Не тень и не призрак. А когда дверь закрылась, снова уставился куда-то меж страниц книги.
Стук в дверь застал Эмму на верхней ступени лестницы. От неожиданности девушка вздрогнула, но ничуть не удивилась. Им еще долго принимать в этих стенах гостей по столь печальному поводу. Хуже, пожалуй, было только Стоунам. Но их горе Эмма не могла оценить даже примерно. Каково это, потерять двух детей за полгода?
Неспеша она спустилась с лестницы и достигла двери. Еще одно мгновение и дверь отворилась, являя девушке знакомый силуэт.
Эмма бы назвала эту встречу довольно неожиданной. Она ждала увидеть на пороге соседей, друзей семьи, сотрудников ДОМП, которым снова потребовалось уточнить какие-то вопросы, журналистов. Но никак не старую школьную знакомую, контакты с которой по окончанию Хогвартса были удручающе скудными.
- Марлин? Здравствуй.
Запоздавшим было осознание того, что старая подруга могла оказаться здесь не по своей воле и вообще не случайно. Это два года назад она была рыжей занудой с Гриффиндора, теперь она была стажером Маккинон в аврорате. И этот факт заставил волшебницу задуматься.
- В любом другом случае я бы сказала, что рада тебя видеть но, пожалуй, сейчас твой визит меня пугает. Все в порядке?

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+4

5

Дверь Марлин открыли достаточно быстро. И - Слава Мерлину! - это оказалась сама Эмма, а не ее бабушка или дедушка. Тогда бы точно пришлось начинать с того, кто она такая, потому что родственники Эммы могли ее и не помнить, с формальных соболезнований, продолжить "а можно ли поговорить с Эммой?" и далее по списку. И не то чтобы Марлин не справилась бы, но это получался такой неловкий, неприятный набор положенного и правильного поведения, которого хотелось избежать. Но избежать его с практически незнакомыми людьми представлялось нереальным. Правила и нормы были прекрасным подспорьем именно в таких ситуациях, но Марлин они все равно не нравились. Ей после смерти папы не то чтобы было неприятно слушать одно и то же на разные мотивы. Да что там, было даже немножко приятно, что у отца было столько коллег и друзей, которым хотя бы в какой-то маленькой степени папа был небезразличен, но утомительно, изматывающе... Они должны это сказать - она должна это выслушать и поблагодарить. До Ройсов, вероятно, соболезнующие еще не успели дойти в огромном количестве. Слишком мало времени прошло, не все еще знают о случившемся. И Марлин не очень хотела стать первой в череде однообразных и утомительных визитеров.

- Привет, - поздоровалась она в ответ и запоздало сообразила, что в свете всех событий и ее профессии ее появление и правда может выглядеть неоднозначно.

Вот уж чего Марлин вовсе не хотела - это Эмму напугать. Но хорошо, хоть не в форме явилась. И вот она - обратная сторона благородной профессии. Времена такие, что первым делом даже от стажера ожидают, что он принесет какие-то дурные вести.

- Да-да, - поспешно заверила девушка Эмму. - Все в порядке, насколько оно может быть с учетом произошедшего. Я тут не в профессиональном качестве. Я просто...

Она покосилась на корзинку с пирогом, а потом снова посмотрела на Эмму. Та выглядела, как показалось Марлин, усталой, что совершенно не было удивительным. Насколько расстроенной - тут сложно было сказать. По Марлин, пожалуй, почти два года назад тоже было сложно что-то сказать со стороны. А ведь у нее умер еще более близкий человек, чем у Эммы. Хотя, конечно, она имела весьма смутное представление о том, насколько бывшая однокурсница была близка с кузиной. В конечном итоге, Марлин решила просто не ломать голову над степенью убитости Эммы. Станет ясно по ходу разговора, если тот продолжится.

- У меня тут соболезнования, как правило, ничем не полезные. И пирог. Не уверена, насчет его полезности, но он хотя бы вкусный. Я проверяла, - продолжила она и протянула Эмме корзинку. - Мне его тебе просто оставить и уйти или я могу напроситься вместе с ним внутрь?

+4

6

Заверения Марлин о том, что ее визит не связан с ее работой, Эмму немного успокоили. Хотя видит Мерлин, сейчас она была готова услышать все что угодно, не испытав при этому куда большего потрясения. Девушка пребывала в уверенности, что хуже быть уже попросту не может, изрядно провоцируя этим фактом судьбу.
- Пожалуй, это самая радостная весть за последние дни. Никогда не думала, что буду так радоваться отсутствию новостей - поделилась волшебница. Распахнув дверь шире, она вышла на крыльцо, увитое с одной из сторон девичьим виноградом. В руках у нее оказалась корзинка, чье содержимое было прикрыто салфеткой. Под ней обнаружился и сам пирог, завернутый в промасленную бумагу.
- Как ты относишься к тому, что бы немного прогуляться? - Закончив рассматривать свой "улов", девушка поправила край салфетки, прикрывая им лакомство - Ты не была у нас прежде, но я бы хотела отложить этот визит на другой раз. Здесь уже перебывало с избытком визитеров и не думаю что этот поток прекратился.
И далеко не всех лично Эмма была рада видеть. Но этот дом не принадлежал ей и не ей было устанавливать здесь свои правила. По крайней мере столько категорично и при подобных обстоятельствах.
- Подожди меня пару минут - девушка бережно вернула корзинку Марлин и отправилась в кухню, где раздобыла еще пару салфеток, перелила только что заваренный чай в зачарованную флягу и, под конец, прихватила еще пару стаканов, завернув их в старый выпуск "Ежедневного пророка", выуженный из огромной стопки макулатуры в шкафчике.
Все эти сокровища она бережно сгрузила в корзинку (не позабыв переложить пирог наверх), после чего забрала и старой подруги инвентарь для импровизированного пикника.
- Пойдем туда, - она махнула рукой в сторону холма, по которому прогуливалась часом ранее - оттуда открывается отличный вид на окрестности.
Она прикрыла за собой дверь и обе девушки зашагали по тропинке, которая изгибаясь уводила их влево от домов через небольшой луг. Пару минут длилось молчание, пока Эмма собиралась с мыслями.
- Очень хочется сказать, что я в порядке, но, наверное, то не совсем так.  Спасибо, что зашла, мне не хватало повода немного проветриться. Но не знаю, насколько с моей стороны было вежливо тащить тебя на прогулку. Сейчас у вас наверняка полно работы и мне слабо представляется, что вы не валитесь с ног. Но там, на холме, можно будет присесть.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+4

7

- Хорошо отношусь, - согласно кивнула Марлин. - Если тебе так удобнее.

Меньше всего ей хотелось причинить Эмме какой-то дополнительный дискомфорт своим появлением. Горе все проживают по-разному. И нет какого-то правильного или неправильного способа это делать. У Марлин была возможность убедиться в этом на примере членов своей семьи. Они были дружными, всегда поддерживали друг друга, но каждый переживал смерть сына, отца, мужа по-своему. Мама, как казалось Марлин временами, и не пережила ее до конца. И Марлин, как бы ни хотела что-то изменить в лучшую сторону, сделать маму более счастливой, обладала очень скромными возможностями повлиять на это. А уж о семье Ройсов она и вовсе ничего не знала толком. Только с Эммой была знакома относительно близко, насколько позволяли разные факультеты и не слишком схожие - за исключением квиддича - интересы.

Так что она послушно дождалась, пока приятельница вернется - с флягой, стаканчиками и салфетками, а затем так же без возражений, взяв ее под руку, пошла туда, куда та ее повела.

- Я думаю, что мне тоже невредно размяться, - отозвалась она, когда Эмма снова заговорила. - Часть ночи на пятнадцатое я провела в деревне со своей группой, но дальше работа все больше кабинетная была. На что-то физически утомительное, вроде поимки преступников, меня пока все равно не берут. Да и, вообще, стажеров стараются не загонять именно работой, потому что мы еще не полноценные авроры.

Конечно, во время таких форс-мажоров их привлекали активнее, но все, касавшееся сверхурочных, - только рамках действительно острой необходимости. Как в ночь, когда случился пожар. Марлин надеялась, что на третьем году обучения, все несколько изменится. Но ее мечты о более активном участии в жизни аврората точно были не тем, чем с Эммой стоило делиться сейчас. Марлин пока не поняла, нужно Эмме обсудить случившееся или, наоборот, хотя бы на время отвлечься от него. Но много болтать о себе все равно было бы неправильно.

- Как твои бабушка с дедушкой после произошедшего? - спросила она, потому что про себя Эмма вскользь, но хотя бы что-то сказала.

Ее дедушка и бабушка смерть сына пережили достойно, если говорить о внешних проявлениях и поведении на похоронах и позднее, но тяжело внутренне, хотя дедушка показывал это значительно меньше, чем бабушка. Но оно и понятно. Мужчины, тем более - авроры, не плачут. Марлин всегда это казалось несправедливым требованием окружающих к ним - и их к самим себе. Но, так же, как и с горем мамы, она очень мало что могла изменить в том, что составляло основу характера деда.

Вероятно, и Эмме она мало чем могла помочь. Оставалось надеяться, что факт присутствия и прогулки уже играет некую положительную или хотя бы неотрицательную роль.

+3

8

Казалось бы, как можно было разминуться в ночь на 15-е в крохотном Хогсмиде. Но в ту злополучную ночь Эмма точно не видела Марлин. Видимо в суматохе дел ты мало обращаешь внимание на то, что происходит совсем рядом. Наверное так было с Бобби. Или с Пайпер. Чью пропажу никто не заметил, пока не стало слишком поздно.
Отделаться от навязчивых мыслей пока не получалось. Работа помогала лишь от части, равно как и забота о семье. Но стоило отвлечься и хоть немного рассредоточиться, как они снова одолевали. И дело было даже не в том, что все разговоры вокруг сводились к одному. Разговоры можно было не слушать, совладать со своим разумом оказалось на порядок сложнее.
- Как Гриффиндорка, ты всегда стремишься спасти мир и, наверное, очень расстраиваешься, когда тебе не дают сделать этого прямо сейчас. - Эмма улыбнулась - Хотя возможно я перепутала вас с Кирой.
Харт тоже была где-то там, в подразделении хит-визардов. Эмма подозревала, что не все члены семьи были рады этому ее стремлению причинять добро и наносить справедливость, впрочем она вообще знала мало людей, где мнения поколений на сей счет совпадали. К слову ее собственная семья к таким точно не относилась.
- Держатся изо всех сил, каждый по своему, конечно. Бабушка плачет, дедушка - кремень. Он в свою бытность охотником и не такое повидал. Но ему тоже тяжело, хоть он и не показывает виду, а это страшнее чем бурное проявление эмоций. Чего я совсем не представляю, так это каково сейчас тете и мистеру Стоуну. Потерять двух детей за полгода. Никак не могу поверить, что в жизни бывают настолько безжалостные совпадения.
Но жизнь продолжалась, об этом она не уставала напоминать себе, держа за руку Марлин, слушая тихое позвякивание стаканов в корзинке или шорох трав под ногами. ПЕтляя тропинка взбиралась по пологой стороне холма к его плоской вершине, где лежало несколько старых корявых стволов, которые давно облюбовала местная молодежь для посиделок.
- Старожилы говорят, что раньше здесь, на холме, обитали фейри. Но собирающаяся ночами молодежь Хогсмида вела себя так громко, что, в конце концов, они были вынуждены переселиться в другое место, поспокойнее. Не знаю правда ли это, но вид отсюда и правда открывается чудесный.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3

9

- Я зимой несколько раз по глупости и неопытности сильно вляпалась. С тех пор желания спасать мир, не глядя по сторонам, у меня ощутимо поубавилось, - вздохнув, ответила Марлин.

Всяких героических глупостей в голове, вроде того, как здорово было бы умереть за правое дело, в голове у Марлин, к счастью, никогда не водилось. Ее как-то иначе в этом плане воспитывали. Ей важно было оказаться полезной, нужной, служить светлому и правому делу, быть достойной того, чтобы служить ему - но доказывать свое право на жизнь утроенным героизмом, нет, этого в ней не было. Она еще помнила, как напугала Эшлинг, услышавшую в словах своей стажерки самоубийственные мотивы, неосторожной формулировкой. Но нет, от подобного она была всегда далека. Неосторожности и неопытности в поведении Марлин хватало, но неосознанной. И только до того момента, как она поняла, что ее поступки способны задеть других. Вплоть до того, что она-то выживет, а погибнет кто-то другой. Нет, этого позволять точно было нельзя.

- А Кира побойчее меня будет. Возможно, у нее спасать мир получается эффективнее. И сожалений, может, от невозможности это сделать, у нее больше. Хотя не знаю, - пробормотала Марлин. - Но, в общем, я просто смирилась с тем, что не все сразу.

Сказано это было без зависти или сожалений, что она не такая, как Кира. За прошедшее время принять то, что она - другая, но что вот у такой "другой" в аврорате тоже может начать получаться, просто в своей манере, у Марлин очень даже получилось. Даже отчаянное желание всем все доказать стало меньше. Его заменил более здравый и хладнокровный прагматизм. Или, может, это отношения с Кингсли так на нее действовали. Уравновешивающе и успокаивающе. В любом случае, результат Марлин пока вполне устраивал. Но вряд ли Эмме было это все интересно сейчас.

- Я тоже не представляю, - вздохнула девушка на слова приятельницы. - Не хочу даже думать о том, что было бы с мамой, если бы она потеряла меня или Тобби, а уж тем более - обоих. Жизнь иногда бывает очень жестокой и несправедливой.

Марлин во всем старалась видеть какой-то смысл, смотреть на все с положительной стороны. Но порой приходилось признать: у плохих вещей нет логики или глубокого значения, и не всегда они, по итогу, делают чью-то жизнь лучше в долгосрочной перспективе. Плохие вещи просто случаются. Точка. И очень жаль тех, с кем они случаются. Ее папа хотя бы погиб, делая важное дело. Смерть кузена Эммы в этом смысле тоже не была бессмысленна. А Пайпер... Больно и лишено всякого смысла.

- Мне кажется, что если бы тут обитали фейри, покинуть холм пришлось бы нахальной молодежи, но не коварному волшебному народу. Я слышала, что это очень непростые ребята. И иногда мне кажется, что моя наставница в дальнем родстве с ними, - позволив себе тихо хихикнуть, раз уж Эмма сама сменила тему, заметила Марлин и присела на одно из поваленных деревьев. - А вид и правда замечательный.

+2

10

Мысль о Стоунах была болезненна и для самой Эммы. Сейчас она как никогда нуждалась в матери, что бы разрешить для себя эту ситуацию: отношения с тетей хоть и не были формальным, сложно было назвать крайне близкими. Дядя же и вовсе всегда казался ей очень деловым и основательным человеком, который не терпел когда лезли в его дела. И уж тем более - в душу. Оставался только кузен, но и тот разрывался между работой и утешением родителей и каждый раз, когда Эмма была почти готова поговорить с ним, она отступала с мыслью, что сейчас у него есть более важные дела.
- Но ты все еще готова его спасать, а это многое говорит о тебе и твоей натуре. И о том, что ты сделала правильный выбор относительно своего будущего. И как бы грустно это не звучало, я полагаю, в ближайшее время у тебя будет еще много возможностей оказаться полезной.
Эмма помнила, что отец Марлин была аврором и, кажется, погиб на одном из заданий, как и Алистер. Наверняка это сыграло свою роль в стремлении Марлин стать аврором, то волшебница не сомневалась в том, что это была лишь одна из причин. Если была вовсе.
Они уселись на старых стволах, местами вытертых до древесины и искромсанных лезвиями карманных ножей. Поставив корзинку у ног, Эмма вытащила флягу, разлила по кружкам горячий чай и разломала пирог пополам, протянув Марлин лакомство, завернутое в салфетку. Немного подумав, девушка выудила из рукава мантии палочку и трансфигурировала корзинку в небольшой столик, куда можно было поставить стаканы. Конечно можно было пить чай прямо на земле, но Эмма подозревала, что бабушка бы пришла в ужас от подобной мысли.
- С другой стороны, откуда же столько легенд о том как волшебникам и даже простым магглам удавалось обхитрить фейри? Наверняка далеко не все они вымысел и враки. Как знать, может они каждый день заколачивали в холм железные гвозди, покуда волшебный народец не предпочел убраться восвояси, нежели иметь дело с такими ненормальными? Думаю предложи мне кто-нибудь провернуть подобное пару-тройку лет назад, я бы наверняка согласилась. Хотя я и сейчас готова поддержать какую-нибудь глупость. Так что тут ты не одинока.
Она глотнула горячего чаю. И хотя здесь, под лучами солнца было тепло, девушка почувствовала, что согревается. Наверное дело было не только в чае.
- Знаешь, я не очень верю в справедливость как ее рисуют, но верю, что в конечном итоге все мы справимся. - Она подняла стакан и легонько стукнула им стакан Марлин.
Если выживем. Это было самое важное уточнение на сегодня.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3

11

- Я с детства не представляла себя ни в каком другом месте, кроме аврората, - пожав плечами, чуть улыбнулась Марлин. - Это семейное дело. Хотелось его продолжить. Если бы у меня явно отсутствовали склонности к этому, ну, может быть, я бы и размышляла о каких-то других вариантах. Но боевые заклинания у меня всегда шли хорошо. И то, что папа с дедушкой рассказывали о работе в аврорате, не вызывало у меня страха или неприятия. Так что...

Это уже потом выяснилось, что в аврорате все люди разные, что не все такие, как дед и папа, что она по натуре мягче и добрее, чем ожидается от стажеров большинством людей. Но и тогда, осознав это, Марлин не жалела о сделанном выборе. Боялась, что ее выгонят, что она не справится, что опозорит память отца, расстроит дедушку... Но эти все мысли приводили только выводам, что надо стараться больше и лучше, а не к желанию уйти. А теперь и это выровнялось будто бы. Или она просто незаметно для себя выросла и стала иначе воспринимать окружающий мир и свои задачи в нем.

- Я думаю, что у фейри ровно столько же легенд о том, как им удавалось оставить людей с носом, - рассмеялась она, продолжая поддерживать смену темы. - А вот кто из них говорит правду... Может быть, и все? Но мне все-таки кажется, что не так-то легко обмануть фейри. На это способны единицы.

Она снова улыбнулась и тихонько стукнула стаканчик Эммы в ответ.

- Конечно, справимся. Разве у нас есть выбор?

Не отдавать же их мир Пожирателям или ненормальным, которые мстят всем подрдя, ничего вокруг себя не видя? Нет. Это совершенно недопустимо!

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [16.06.1978] Привет! Ты как?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно