Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [26.12.1977] Покажите, пожалуйста, как пройти в галерею?


[26.12.1977] Покажите, пожалуйста, как пройти в галерею?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Покажите, пожалуйста, как пройти в галерею?


Закрытый эпизод

https://i.ibb.co/YDL5KqD/ezgif-2-ea8bf47c3499.gifhttps://i.ibb.co/S504X7F/smile-posing.gif

Участники: Marilyn Welch, Philipp Marcilhac

Дата и время: 26.12.1977, вечер

Место: родовое поместье Трембли под Парижем

Сюжет: Бал - волнительное мероприятие, особенно когда кого-то подталкивают к замужеству, кого-то к женитьбе, а в ком-то бродит желчь вперемешку с вином.

Отредактировано Marilyn Welch (2021-12-13 23:04:18)

+2

2

Бал в рождественскую неделю — это прекрасно. Дамы в шикарных нарядах, их кавалеры сдержаннее, но по-своему праздничны. В зале горят огни, все украшено в тему торжества, в воздухе царит запах хвои, легкого мороза и терпких духов. Для молодой ведьмы, вроде Мери, подобные выходы в свет были не первыми, а значит мандраж легкий, как перед праздником полным волшебства. Она чувствовала себя уверенно, предвкушала веселье и радость, а главное отпуск в компании Катарины Жанвье. Обычно она старалась проводить праздники в компании семьи, но этот год выдался насыщенным на события, тетушке Лилит пришлось вернуться в Британию к семье. Мама старалась поддержать тетушку по-сестрински принимая посильное участие по возможности, к сожалению, от их стараний зависело мало. Праздник в этом году выходил с грустной ноткой, по этой причине Велч хотела сбежать куда-нибудь. Приглашение от близкой подруги пришлось, кстати.
Дни с Катрин, её семьей пролетали незаметно. Буквально только вчера приехала, а уже надлежит готовиться к балу, пускай Кати в этом плане была намного мягче и спокойнее чем тетушка, но горела огнем произвести фурор своим появлением. Как и положено чистокровной девице, она готовилась пышно и с размахом. Готовила она и Мери, которая послушна принимала все советы и решения. Редкий выход в свет без присутствия под боком родни немного сбивал с толку, но Жанвье крепко брала под свое крыло.
В назначенное время, пройдя через каминную сеть чета Жанвье с Мери, оказались в отчем доме Катарины. Гостей встречал мистер Трембли с супругой. Встреча вышла теплая, Велч искренне радовалась встречи со старыми знакомыми и тепло спрашивала о делах, передавала материнские поздравления и наказы.
Дальше небольшая официальная часть, во время которой Мери негромко переговаривалась с Катрин осматриваясь вокруг. Для британки волшебницы здесь много незнакомого люда, поэтому она вслушивалась в краткий экскурс от подруги. 
Вечер протекал ровно так, как рассчитывала девушка. Все проходило идеально. Непринужденное веселье, подобные приемы привычны и понятные, муштра тетушки не проходит бесследно. Настало время кавалерам приглашать дам на танец. Катарин закружил её муж, в то время как Велч пригласил на танец малознакомый маг симпатичной наружности. Мысленно вспоминая его, говорила ли о нем Катарина (а подруга успела половину народа осветить, как всех упомнить), она приняла приглашение. Его движения были плавны, вел хорошо – танцевать с ним было одним удовольствием. После её вернули туда, откуда взяли, и с любезностями откланялись, быть может кавалер хотел продолжить общения, но уж точно не Мери.  Его она так и не вспомнила.

Вновь общение с подругой и её мужем, щебетание о ребенке, легкие вопросы, когда соберется сама Мери, но на последнее лишь улыбалась, качая головой. Уж точно не в ближайшее время, но не пристало так отвечать в обществе, поэтому поспешно отпивала из бокала и переводила тему. Вечер плавно тек, а время бежало незаметно, следом шел еще один круг, кажется, прежний кавалер хотел опять пригласить, весьма упорно, но его успел опередить Жиль – муж Катарины. Последняя кружилась по залу в паре со своим кузеном Филиппом, о чем-то оживленно беседуя. Кажется, неудачливому кавалеру не понравилось оставаться позади, но придавать этому большого значения волшебница не стала. Танец с Жилем был более бодрый и веселый, его шутки заставляли улыбаться и не смотреть в сторону тех, кому они были адресованы. Удавалось с трудом.

Третий танец вечера был уже с Филиппом, которого, наверняка, науськивала Катрин. Вот про него подруга твердила больше всего. Кстати, а первый кавалер опять остался в пролете, и теперь на его лице отчетливо читалась крайняя степень недовольства. Бросив недоуменный взгляд на мага, Мери продолжила танцевать с Марсийак, но на душе становилось не спокойно. Обычно с ней подобного не случалось, и как реагировать, на это знала лишь смутно. Наверное, стоило вернуться к подруге и не создавать конфликтных ситуаций, хотя она вела себя более чем пристойно.

Закончив танец, Филипп проводил её обратно к кузине, а Велч, озираясь, заметила поблизости раскрасневшегося, явно поддавшего смутьяна и чуть не споткнулась о подол платья. Сумев сдержать равновесие, лишь чуть сильнее сжав пальцы на руке кавалера, слабо ему улыбнулась и обронила: - Благодарю за прекрасный танец, - но, понимая, что подобное должен был сказать именно он, смущенно сжала губы. Вечер постепенно расклеивался, а доставлять окружающим неудобства не хотелось.

- Да, вы сегодня нарасхват, ик, мадмуазель Велч, - от него несло алкоголем, щеки и нос покраснели, а недобрый взгляд скользим по волшебнице.
- Прошу прощения… - негодование возгорелось в душе, ведь интонация неприятеля явно говорила о подтексте, хотя могло и показаться, пьяный французский различать тяжело. – Вам стоит немного передохнуть, мне кажется, - максимально холодно и корректно послала его, стараясь копировать поведение тетушки. До неё было еще далеко.
- Да что вы говорите, - он растягивал тонкие губы в неприятной улыбкой, отчего Мери инстинктивно морщилась, - а мне, кажется, это вам стоит сделать перерыв от резвой смены кавалеров…

Отредактировано Marilyn Welch (2022-01-23 17:18:25)

+3

3

Когда ты собственными руками способен лепить миры, на вид порой неотличимые от настоящих, каким становится твоё собственное восприятие реальности? Теряются ли различия между иллюзорным и явным, стирается ли их значение, или же напротив, ты становишься тонким инструментом, улавливающим любую фальшь, и можешь любую иллюзию вскрыть точно устрицу узким ножом, и ни одна над тобой не властна?
И то, - Филипп ведёт Мэрилин в танце через зал, - золотой, изумрудный, зеркальный, ворох конфетти, сноп пузырьков игристого, - и другое, - улыбается исключительно учтиво, беседу ведёт безупречно светскую.
Ах, ну что тут уметь, он обучен вести беседы, язык - вот его главный инструмент, его щит и его меч, но и не произнося ни слова Филипп умеет говорить. Молчать тоже умеет.
Танцевать он, разумеется, тоже умеет.
Что умеет она - вот вопрос, но отчаянно, душно его не интересующий. Он пытается себя заинтересовать - не выходит. И такая во всём этом усталость, такая тягучая, блестящая боль, ресницы да волосы склеила, дорогой костюм заляпала, танцует и чувствует этот запах - такой сладкий, медовый, это же запах её туалетной воды?
Или тут всё провоняло этим тяжёлым духом. Цветы, волосы дам, их платья, и снова цветы, и цветы, мерлиновы похороны. По-хо-ро-ны.
А ему не хочется ложиться в землю, и в цветы ложиться не хочется, ему вообще не хочется лежать, ему по нраву стоять и с высоты своего роста видеть. Видеть всё, что нужно, а что не нужно - не видеть, и это удобно. Мэрилин Уэлч невысокая, лёгкая, смазанная точно бабочка, которую ненароком зажали в руке. Филиппу хочется всё время с ладоней стряхнуть перламутр чешуек с её крылышек. Он не испытывает омерзения, не испытывает неприязни, она ему даже нравится. Но ведь это ещё один крючок с леской, чтоб привязать его к рукам кукольников.
- Благодарю за прекрасный танец.
Шевельнув бровью, он сдержанно улыбается, сминая в ладони, уведённой за спину, конфузливое смущение. Это ведь должен был сказать он, а сказала она, обоим теперь неловко. Впрочем, ему - уже нет.
Филипп передёргивает плечами, стряхивает конфуз на пол, давит каблуком. Он раздумывает уже над тем, чтобы уйти, ведь обязательная программа выполнена: со всеми, с кем надо, побеседовал, с той, с которой обязали, потанцевал, с другими - парочкой, - тоже танцевал, и поулыбался, и отпустил несколько замечаний, которые непременно захочется кому-нибудь препарировать и ворошить, и пожалуйста, займитесь, займитесь делом.
Но почти уже уходит, когда появляется тот, кто вызовет омерзение. Вот спустя буквально минуту, но пока это досада, взъерошившая его отстранённую усталость против шерсти.
Да, вы сегодня нарасхват, ик, мадмуазель Велч.
Тяжёлый медвяный дух праздника не пропускает в себя пары алкоголя, и они стелются поверх, и мажут Филиппу лицо, хоть он прилично выше раздражающего кавалера Уэлч.
Просто ещё один неуверенный в себе бедолага, которому в простом и привычном течении вечера, в поведении девушки, не заинтересованной ни в одном из своих кавалеров, увиделось обидное.
Ну ох, ой. Как так.
Прошу прощения… Вам стоит немного передохнуть, мне кажется, - Уэлч пытается избавиться от него самостоятельно.
Филипп возводит взгляд к потолку, поправляя манжеты. Внешне он всё ещё праздно-спокоен и просматривается дно глаз, но там, внутри, уже закипает.
А закипает он быстро на самом-то деле.
Вот, посмотрите.
- Да что вы говорите, а мне, кажется, это вам стоит сделать перерыв от резвой смены кавалеров…
- А мне кажется, тебе стоит выйти, Лефевр, вот в эту дверь, - произносит Филипп негромко и ровно, вырастая между Уэлч и незадачливым её поклонником, бегло облизывает губы, стремясь избавиться от послевкусия чужой фамилии, и склоняется к нему, чтобы говорить точно в ухо и быть уверенным, что услышан, - Там, снаружи, прохладный и чистый воздух, а у тебя от лилий и роз кружится голова.
Лефевр открывает рот, пошатнувшись, и, разумеется, сейчас будет возражать.
- Голова кружится, - скрежещет Филипп, чья усталость переродилась в ярость почти мгновенно, - и эта собственная черта раздражения лишь добавляет.
Ему и самому делается жарко и хочется выйти на террасу, но это будет означать дуэль, а для дуэлей он слишком циничен.
- Так кружится, Лефевр, оторвётся сейчас.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/213/288444.jpg[/icon][nick]Philipp Marcilhac[/nick][status]les grandes personnes c'est fatiguant[/status][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/">Филипп Эммеран Марсийяк</a> </div> <div class="lztit"><center> 29 лет; K'67, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>сотрудник посольства Магической Франции<br></div> </li>[/info]

+4

4

Велч нервно дергает плечом силясь сбросить двусмысленные намеки с себя. В чем уверена точно - она вела себя более чем корректно сегодня, не давая никому повода для лишних мыслей. Ей просто повезло попасть на перебравшего дурака, не понимающего отказы. Особенно обидно, что это её выход в свет, без покровительства тети, лишь в компании подруги и её семьи. Она наивно полагала, что все пройдет гладко, но видимо этот мужчина чувствовал слабость жертвы, вот и пронзал дурными словами, словно когтями.
Последнее изречение заставило удивленно замереть и приоткрыть рот, хотелось высказаться уже без приличий, швырнув ему в лицо, что-нибудь о его безобразном поведении и откровенном пьянстве. Она не успела, к счастью. Перед ней, словно стена, вырос кавалер прошлого танца и отделил её от неприятеля. Поступок обескуражил, не обращая внимания на него после танца, Мери считала, что Филипп уже ушел по своим делам дальше, но нет. Он весьма мило пришел на выручку девице в беде, так считала волшебница, пока он не открыл рот.
Они определенно знали друг друга, уж с незнакомцами так не общаются. Явно не приятели, судя по происходящему, они должны не слишком любить друг друга. С каждым предложением нажим француза усиливался, а по покрасневшему лицу Лефевра шли багровые пятна. Стой она чуть дальше наверняка - ничего бы не услышала, но она стояла рядом и могла во всей красе оценить куда катится неприятный разговор.
- Филипп, - крайне осторожно Мери кладет свои пальцы на его предплечье, отвлекая от зарвавшегося пьяницы, - не откажете ли вы мне, показать галерею мистера Трембли? Слышала в ней находятся множество редчайших картин Лео Тома. Думаю, - она сделала ударение и небольшой шаг назад, убирая руку от мужчины, - всем стоит сделать перерыв в от танцев.
Ей не хочется проводить время с Филиппом больше положенного. Он наверняка прекрасный мужчина, но её планы были совсем в ином направлении. Ощущение праздника меркло, ровно, как и блеск в её глазах медленно стух. Переведя взгляд на Катарину, заметила, что подруга в крайней степени разгневанно что-то шепчет мужу, а тот успокаивающе поглаживает её по кисти. Не доставить неудобств не вышло. Крайне досадно, Велч меньше всего хотела портить подруге отдых. Это её первый бал после беременности и рождения ребенка, но пока все не фатально. Стоит лишь уйти подальше с глаз этого пьяницы, как он сможет переключиться на кого-то еще или будет попросту выпровожен за неподобающее поведение. Трембли радушный хозяин, но строго чтит правила.
Галерея сама всплывает в памяти, когда-то давно, в гостях она её уже посещала, но будет рада обновить знания и посмотреть на новинки. Там ей будет привычно и комфортно, а дальше уже можно будет мягко разойтись с Марсийяком, прекращая предоставлять тому неудобства. В книгах, на подобные выпад мужчин, девушка должна вылить тонну благодарности, похлопать ресницами, а оставшись наедине признаться в чувствах. Велч же хотелось самой уйти подальше и переждать бурю. Без подтекста и литературных изысканий.
Оставалось надеяться, что он не откажется и уделит немного времени еще.

+4

5

Его рука превращается в дерево. Нет, разумеется, это не какая-то там заскорузлая ветка в шершавой коре и убогих пожухших листьях... это благородное дерево, хорошо отшлифованное, покрытое лаком, отполированное. Рука деревенеет. Это впечатление так внезапно, остро и отчётливо, что он едва успевает обрубить рождающуюся иллюзию: более чем неуместно. Более чем.
Одеревенение медленно ползёт через локоть к плечу, Филипп скашивает взгляд направо и видит её.
Это её пальцы. Да, оттуда идёт эта дикая омертвелость.
Гнев в нём вскидывается волной, опаляя брызгами трепещущие ноздри, губы сжимаются в нить: он ненавидит, ненавидит, когда его прерывают. Но можно было бы с прискорбием заключить, что годы муштры прошли даром, а мозгов у молодого Марсийяка никогда не было, если б он сейчас поддался эмоциям. Кипень оседает, не явив себя придушенному позолоченной сладостью похоронному миру. Нить расцветает вежливой улыбкой.
Да... Да, разумеется, мисс Уэлч, — кто хорошо знал Филиппа, мог бы уловить тень сдерживаемых эмоций в усилившемся французском акценте.
Но здесь никто не знает его хорошо. Никто здесь его не знает.
Разве это не прекрасно?
Бросив в Лефевра короткий, но тяжёлый взгляд, убеждающий поискать себе какую-нибудь другую цель на сегодняшний вечер, — Филипп посоветовал бы стакан воды и постель, — он подставляет Уэлч свой все ещё деревянный локоть.
Лестница утопает в цветах. Здесь запах так интенсивен, что у него самого кружится голова, поэтому Филипп поднимается осторожно и медленно, отчётливо ощущая сквозь подошвы туфель пружинящую мягкость устилающего ступеньки ковра. Или не поэтому. Чудится, будто он плывёт сквозь вязкое перламутровое марево. Хочется на террасу, глотнуть воздуха.
Чёртовы цветы.
Кажется, он произносит это вслух. Кажется?
К счастью, второй этаж ими почти не украшен, вся садовая пышность посвящена приёму. К чему тратить быстро увядающие, да и к тому же весьма дорогие украшения на те места, где их, скорее всего, никто не  увидит? В пустой расточительности Трембли замечен не был. Вон и племянником не собирался... разбрасываться. Люди — тоже ресурсы, а родственники, тем паче неглупые, и подавно... вот матерью Филиппа не так мудро распорядились, и поглядите на результат... это все мягкосердечие. Отныне никакого мягкосердечия.
Никакого мягкосердечия.
Филипп стоит в арочном проёме, открывающем первый зал галереи. Свет приглушен: картины не очень его любят, а зрителей здесь нынче нет.
Не было.
Элегантный взмах палочки пробуждает светильники, дремавшие в ожидании. Те разгораются плавно, — это не ради комфорта зрителей, это ради картин. Хорошо ещё, здесь портретов нет: они противно ворчат, если их потревожить вечером.
Но Тома писал пейзажи.
Филипп молчит: экскурсовод из него посредственный, он мало что помнит из жизни Тома, хотя некоторые произведения ему нравятся. Вот этот пруд, заросший кувшинками так, что воды не видно: кручавый зелёный ковёр, влажный и сочный, с рассыпанными по нему цветами: тугими шариками бутонов на толстых стеблях, звёздами распустившихся венчиков. Лишь в нескольких местах просвечивает вода. Она черна.
Восхитительно, гнилостно, вязко черна. В такой воде хочется утопить... иногда — утонуть.
Любите Тома? — спрашивает он, взглядом приглашая Уэлч оценить пейзаж, задает вопрос больше из вежливости, нежели из интереса.

[nick]Philipp Marcilhac[/nick][status]les grandes personnes c'est fatiguant[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/213/288444.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/">Филипп Эммеран Марсийяк</a> </div> <div class="lztit"><center> 29 лет; K'67, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>сотрудник посольства Магической Франции<br></div> </li>[/info]

+3

6

[indent] Филипп принимает её предложение, отчего ведьма медленно успокаивается. Она взволнована всей ситуацией и чувствует вину перед своим негаданным защитником. Беря его под руку ощущает напряжённость в теле, путаясь в догадках. Может в его планы не входило ё защищать и уж точно сопровождать подальше от людских глаз, отчего он недоволен теперь прогулкой. А может его слишком возбудил перепалка с пьяным наглецом, который зарвался и потерялся всякий стыд. Потерять контроль над собой в высшем свете равно расписаться в собственном бессилии и потерять много очков в обществе, состоящим из условностей и правил. Мери не удивится, если после подобной выходки мистер Трембли не допустит его в дом еще долго, пока он не проявит разумность и не загладит вину. Это все потом, далекое будущее, которое столь же туманно, как и прогулка под руку с Филиппом.
[indent] - Слишком душно, - делает вид, что не слышит его ругательства, Велч привычно отвечает [поправляет] поддерживая разговор. Она благодарна ему, поэтому не хочет становиться большей обузой чем есть сейчас. Не видя в нем желания говорить прямо сейчас - замолкает, свободой рукой поддерживая платье, ступает по мягкому ковру, не желая оступится ко всему прочему. Ей и самой тяжело дышать в пышном великолепии и разнообразии происходящего. Мери выпила лишь один бокал, предпочитая трезвую рассудительность, поэтому её голова начинала звенеть вовсе не от алкоголя, а от обвитый птичьим ворохом, кружащим вокруг. Цветы лишь дополняли, подчеркивая потерянную часть вечера. Оставалось уповать, что её тетушка не найдет в действиях Мери ничего предрассудительного.
[indent] Второй этаж тише. В нем теряются яркие краски, они растворяются, словно разделяя два этажа на разные миры. Буйство красок, запахов и людей остаётся внизу, за невидимой чертой, что прозрачно пролегает, незримо для ведьмы. Впервые за долгое время дышит спокойнее, свободнее, несмотря на шнуровку корсета.  Полы её юбок не шуршат, касаясь пола, отчего нет лишнего шума. Их шаги утопают в ковре не раздражая слух. Наступает переломный момент спокойствия и уединенности.
[indent] Обычно в такие моменты женщин бросает в жар от близкого присутствия мужчины. Она читала такое, знала, но вопреки всему не чувствовала Благодарность и мягкое, тонкое расположение к спасителю – да, но не более. Она не вовлекала его в разговоры, не пыталась узнать о причинах напряженности, оставаясь посторонней, случайно знакомой, далекой подругой кузины. Не более.
[indent] Факелы зажигаются, давая медленно прочувствовать великолепие полотен, хранящимся в галерее. Тонкая работах художника требует осторожного внимания. Свет не должен быть дневным на постоянной основе, иначе полотна блекнут и картины теряют краски. Она не слышит ворчания и понимает, что портретов здесь нет, быть может дальше? Изображения людей её страсть, но тревожить в вечернее время суток – дурной тон.
[indent] – Тома как никто чувствует магия цвета и деталей. Многие говорят, что его работы теряют краски из-за похожей цветовой гаммы, но я так не считаю. – Мери готова говорить о живописи все свое свободное время. – Он способен передать глубину воды, ощущения ветра на лугу или шелест листвы, не прибегая к резким мелким мазкам, как любят другие. -  Её взгляд приковывается к полотну, которое с интересом рассматривал Филипп. – Он может показать двоякую картину, нужно лишь уметь смотреть. А любовь к деталям? – Невольно протягивает пальцы к работе, но не касается, оставляя прослойку воздуха. – За толщей красок скрыт удивительный мир. Ох, простите, я вас заболтала. - Сбрасывая с себя привычное наваждение, расправляет плечи и отступает назад, не мешая любоваться.

+3

7

Как хорошо.
Он даже жалеет на мгновение о том, что не прихватил с подноса одного из расторопных эльфов, обслуживавших приём, бокал чего-нибудь покрепче игристого вина. Филипп не очень-то любит игры, те, что ведутся по чужим правилам. Горькой насмешкой судьбы принадлежит он миру, в котором вынужден именно играть, именно по чужим правилам, практически постоянно.
А здесь хорошо. Тихо. Присутствие Уэлч нисколько не тяготит его, он вообще почти не ощущает этого её присутствия. Она скользит по поверхности вечера подобно водомерке. Нарисованная водомерка мелькает меж кувшинок на полотне Тома, прикосновение её лапок к темной воде оставляет невесомый след, мгновенно затягивающийся. Филипп не специалист по живому миру пресных водоёмов, он даже речную рыбу не ест, но почти уверен, что водомерки так себя не ведут.
Водомерки так себя не ведут.
- Многие говорят, что его работы теряют краски из-за похожей цветовой гаммы, но я так не считаю.
Её слова уводят его в иллюзию куда верней, неотвратимей и... незаметней, чем её прикосновения. Художник в самом деле был хорош в том, что создал, и сумел вдохнуть жизнь в краски, избегая гиперреализма. Магия, казалось, сохранится в полотне, даже если лишить его привычной волшебникам ирреальной способности двигаться. Жизнь движется там, внутри, скованная изысканной тяжёлой рамой, охватившей картину строгим прямоугольником.
Филипп не умеет рисовать, конечно, - или писать, простите, - и в живописи не разбирается. Но вот видеть умеет, видеть многое из того, что ускользает от взглядов большинства. А что видит, умеет и осязать. Но пока что он сдержан. Он собран. И больше думает о рюмке коньяку, чем о кувшинках Тома, но кувшинки очень ему нравятся. Их влажный, солоновато-сладкий прозрачный дух уже щекочет ноздри.
- За толщей красок? - повторяет он, вопроса в его голосе мало, кажется, больше подчёркнутого английского интонирования, - а что там, в этой воде? - щурится он, делая шаг к полотну одновременно с тем, как Уэлч делает шаг назад, - Что там обитает? 
Как насчёт подводных чудовищ, притаившихся в тени? Ах, какая там, должно быть, дивная тень, тень и прохлада.
- ...простите, я вас заболтала.
- О нет, продолжайте, - говорит он почти покровительственно и, спохватившись, пытается смягчить тон тёплой улыбкой.
Но с тёплыми улыбками у Марсийяка тоже не очень все здорово.
- Продолжайте... Я опасался, что экскурсовод из меня не ахти, но вы и сами прекрасно справляетесь.
С сотрясением воздуха... и с тем, что внутри у него шевелится, вовсе не нужное здесь и не уместное здесь.
Лучше в следующий зал, к портретам... пока кувшинки не пошли плести узоры по стенам.
Филипп разворачивается на каблуках, едва не задев девушку плечом, лицом к другой картине. Здесь луг.
Луга нравятся ему меньше озёр и болот, смотреть на луг будет, пожалуй, не так опасно. Рядом с лугом такой же луг, но поверх нет ложится, мерцая, туманная дымка, придавленная уходящим в ночь зноем, воспоминанием о нем. Как в таких лугах пахнет? Но не смог бы описать, но воспоминание уже здесь. Сено и медовое разнотравье полынно-лавандового холодного обволакивающего тона.

[nick]Philipp Marcilhac[/nick][status]les grandes personnes c'est fatiguant[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/213/288444.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/">Филипп Эммеран Марсийяк</a> </div> <div class="lztit"><center> 29 лет; K'67, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>сотрудник посольства Магической Франции<br></div> </li>[/info]

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [26.12.1977] Покажите, пожалуйста, как пройти в галерею?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно