Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [04.12.1975] Fire on fire


[04.12.1975] Fire on fire

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

FIRE ON FIRE


Закрытый эпизод

https://i.imgur.com/7Cw4BBf.gif

Участники:
Alice & Frank Longbottom

Дата и время:
4 декабря 1975, около 7 вечера

Место:
Теперь уже дом Лонгботтомов

Сюжет:
Когда есть бар, в котором не наливают, появляется жгучее желание напиться.
Nevertheless, together we're winners

Подпись автора

  little cookie monster

https://i.imgur.com/4sbOicd.gif

+3

2

Жениться в ноябре, как признавался Фрэнк самому себе, было дурной затеей. Холодно, сыро, ливень, сменяющийся липким мокрым снегом, и даже его сияющей физиономии как будто бы не хватало, чтобы подбодрить всех, кто был вокруг него. Но медлить было нельзя - зная Алису, у которой возражений было больше, чем у среднестатистических родителей, чьи дети поступают в Аврорат, раз решили, пора было жениться. Для Фрэнка решение не было поспешным, сырым или необдуманным. Он думал, готовился и даже присмотрел домик на окраине Портсмута, который мог себе позволить. Не тащить же Алису, очевидно привыкшую к чуть другой обстановке, жить в конуру в Косом переулке. И точно не просить денег у ее родителей. Никогда. Ни при каких условиях. Нельзя.

А еще нельзя будить Алису раньше полудня в выходной, нельзя подкрадываться к ней со спины. Нельзя - больше нельзя - работать с ней в одной группе. Запретов с момента свадьбы появилось неожиданно много, но Фрэнк не то чтобы был против. Совсем напротив. Если можно было найти более искренне счастливого человека, чем он, в промозглом ноябре 75-го, то стоило бы постараться. Ему нравились ее рассеянное внимание и домашняя открытость, редкие улыбки и привычные жесты, заспанный вид и записки, которыми они обменивались, когда смены не совпадали.

Сегодня - удивительное дело! - совпали выходные. Фрэнк закончил смену вчера в полночь, Алиса вернулась к восьми утра и, выспавшись до пятичасового чая, ожила. Лонгботтом, в смысле Фрэнк, перестал тихо шуршать, развешивая рубашки в шкафу, и приступил к более активным действиям по наведению порядка дома. Он подозревал, что Лонгботтом, в смысле Алиса, вряд ли обрадуется, если он начнет греметь кастрюлями и двигать шкафы, пока она спит. В этом был весь Фрэнк - в заботе по мелочам.

К тому же в их мини-домике все еще царствовали коробки и чемоданы. Фрэнк старался все раскладывать по возможности, но разбирать даже по одной коробке в день было невозможно, пока работаешь. 8 часов на работу, 8 - на сон и всего-то восемь на жизнь. А у него вообще-то дома завелась молодая жена, как неловко пошутил кто-то из коллег. Все ждало выходных. Лонгботтом разбирал коробки, развязывал пакеты и пытался вместить все их с виду не огромное имущество в скромные по габаритам шкафы. А потом выяснил, что налипший мокрый снег продавил черепицу кровли и туда теперь задувало снег, который немедленно таял, сочился по балкам в сторону кухни и сразу после обеда капнул хозяину этого бедлама на макушку. Вызвать домовика (одного на три дома, включая дедово родовое поместьице) не удалось, видать, занят был, так что и крышу пришлось латать своими силами. С выдумкой и, главное, очень тихо, чтобы не разбудить Алису.

Короче говоря, за приготовление ужина Фрэнк принялся только к семи часам. Поздно, конечно, но Алисе сойдет за обед, а ему кусок мяса и на сонник можно. Пока ножи чистили овощи, Фрэнк обмыл кусок говяжьей вырезки под краном и положил на доску. Оглянулся на жену, иронически прикидывая аппетиты, и приступил к разделке мяса на средние брусочки. "Не мельчите", - эхом отзывались в голове наставления из поварской книги.

- А если отвлечься от работы, куда девалось раньше все твое свободное время? - уточнил Фрэнк после некоторой паузы, подумав, что неплохо бы при случае наточить ножи, а то еще решат какие-нибудь гости, что хозяина в доме нет. - Я раньше по выходным пропадал у деда в теплицах, там всегда хватает дел. Потом даже записывался на танцклассы, чтобы не терять сноровку. И на координацию отлично влияет. Кстати, - отвлекшись, Фрэнк взмахнул ножом, как будто забыв, что в руках не волшебная палочка. - дед просил передать, что корни ириса золотого уже можно забирать для зелья, они достаточно подсушены. Как у тебя с зельем, ну, твоим зельем, еще есть запасы? - Лонгботтом знал про расстройство очень немного и как-то очевидно тушевался, чтобы расспросить в деталях. И ведь никому не расскажешь, а профессиональной литературы по колдомедицине у него нигде особенно не водилось.

Подпись автора

  little cookie monster

https://i.imgur.com/4sbOicd.gif

+3

3

Денег Флинты все равно дали.
Во-первых, были необыкновенно счастливы, что их своевольная и самодостаточная до скрежета зубов дочь все-таки умудрилась выйти замуж. И даже не за полукровку какого-нибудь или отбитого на всю голову хита (кто еще сможет вытерпеть её характер больше десяти минут?), а за вполне приличного мага из хорошей семьи и, что важнее всего, с безупречной родословной. Успех - как ни посмотри.
Во-вторых, так принято было в сообществе чистокровных, давать за дочерями приданое. Истоки этой традиции уходили своими корнями в переделы влияния между знатными домами, заключениями политических, военных и экономических союзов. Вся мишура со временем отвалилась, как отсыревшая штукатурка в маленьком домике в Портсмуте, но традиция осталась, а значит должна поддерживаться.
В-третьих, ну сколько эти авроры зарабатывают-то?
Даже Алиса этого не знала. Галеоны мирно капали на её счёт в Гринготтс, за все время её работы она туда не наведывалась проверить сколько насобиралось. Бряцать монетами в карманах это не про неё: неудобно, да и приметно, вдруг ей понадобится следить за кем-то: будет красться за подозреваемым в тёмном переулке, а у неё в кошельке золото клац-клац-клац – ну очень профессионально. Чековая книжка – вот решение, если покупала что-то большое оформляла чек на отцовский счёт, если по мелочи – на свой. Она не задумывалась о таких вещах просто потому, что никогда не испытывала недостатка в средствах и не знала, что это такое.
Ну теперь узнала.
Деньги у неё есть, но воспользоваться ими – проблема. Фрэнк в этом вопросе проявлял завидное упрямство, сравнимое разве что с её собственным. Ну хоть против её личных накоплений ничего не имел, и на том спасибо.
Дом в Портсмуте, продуваемый всеми ветрами, а ветров здесь много, на побережье-то, был тем не менее стараниями Лонгботтома, который Фрэнк, наполнен необъяснимым уютом. Несмотря на раскиданные везде вещи и горы из коробок и чемоданов. А может и благодаря им.
Так что Алиса, вернувшись с работы, завалилась в горяченный душ, после которого пар двадцать минут выветривался из ванной, а потом в постель спать, не чувствуя никакого дискомфорта. У неё случались эпизоды, когда она по нескольку дней не могла уснуть, но сейчас не тот случай. Супруг следящий, чтобы она не пропускала приём зелий исключал их возможность.
Ближе к вечеру Алиса выбралась из своей берлоги, спустилась вниз, на кухню к Фрэнку. Аппетитные запахи вопреки обыкновению ещё не заполняли маленькое помещение. Что-то он задержался с ужином, в животе у волшебницы недовольно бурчит.
Она сидит за столом, забравшись с ногами на стул и наблюдает за волшебством, которое творит Фрэнк на кухне. Перед ней чашка чая и Алиса во всю зевает, склонившись над ней.
- На работу вне аврората, - отвечает Алиса, - на встречи с друзьями.
На свидания, - но об этом она предпочитает умолчать.
- В танцклассе меня точно замечено не было. Ты же знаешь у меня кроме работы и семьи почти ничего не было. – Дует на чай, чтобы немного остудить. – Передай ему спасибо, завтра зайду заберу.
Он говорит об этом как бы скользь, не заостряя ни своего ни её внимания, но от Алисы, даже сонной не ускользает лёгкое напряжение в супруге. Это она с болезнью живёт уже несколько лет, а для Фрэнка это все внове.
- Запаса ещё на две недели, а с ирисами будет и того больше, не беспокойся я далеко не сразу слетаю с катушек, даже если не принимаю лекарство. Тебе может помочь с ужином? – Она кивает в сторону овощей. Оба знают, что Фрэнк её к еде не подпустит, но спросить можно, для вида. Вот помощь с разбором коробок она ведь не предлагает, а то он, чего доброго, ещё согласится.
- Нет, серьёзно? Танцы? – прыскает Алиса, когда приторможённый сонливостью разум наконец переварил эту информацию.

+4

4

Шефский нож был, конечно, выдающимся. Фрэнк купил себе набор самозатачивающихся ножей с третьей зарплаты и до сих пор не изменял выбору. Строго говоря, изменять какому бы то ни было выбору было не про Фрэнка. Мясо поперек волокон резалось легко и без усилий, да и можно было бы зачаровать ножи, чтобы резали сами, но Лонгботтом справедливо считал, что так он окончательно обленится и превратится в диванного увальня. И так все виды мгновенных перемещений расхолаживали ужасно.

Алиса, впрочем, и на разделываемое сырое мясо смотрела очевидно голодным взглядом. - На тарелке у шкафа, кстати, - про между прочим заметил Фрэнк, вынимая глубокую сковороду, повидавшую виды и от того особенно хорошую (царапать ножом дно на его кухне было просто некому!), - лопающиеся сырные шарики. Из колонки автора "Заколдуй свой сыр", - мужчина доверительно наклонился над доской и заговорщически хмыкнул. - Не знаю, что получилось, так что будем ставить на тебе эксперименты, - сковорода на плите нагрелась почти моментально, Фрэнк щедро плеснул на нее оливкового масла, подождал, пока оно чуть прогрелось, и размашисто смахнул с доски все кубики мяса. Мясо немедленно зашкворчало, Лонгботтом улыбнулся первым сероватым полосочкам обжарки и вернулся к разделочному столу.

- Да что тут помогать, - пожал плечами Фрэнк. - Но готовиться будет еще час, так что ты лучше перекуси что-нибудь, - задумался, помедлил. - А заколдуй посуду, пожалуйста, пусть моется, - в раковине обитали доска, пара мисок, венчик и тарелки. Щетка для посуды, казалось, нервничала всякий раз, когда видела возвышающуюся из раковины гору, и потому нетерпеливо подрагивала. Пока мясо шипело, Фрэнк пару раз возвращался к нему, чтобы перемешать, пока мелкие ножи резали морковь на кубики, а лук на перо. С луком он все-таки предпочитал не связываться: если разделка мяса доставляла садисткое удовольствие одним своим видом, плотностью куска и его податливой консистенцией, то овощи были чем-то таким обыденным, таким простым и тривиальным, что Фрэнк мог управлять ими издалека. Он сунул руки под воду, вытер их об полотенце и отошел от стола. Мясу нужно было дать хорошенько обжариться, на это уходило время.

- А ты думала! - Лонгботтом весь подтянулся и выпрямился. - Венский вальс, два-три, испанский, два-три, - на каждый такт он подходил все ближе к столу, где сидела Алиса, - фигурный, Людовика XV-го. А еще котильоны, мазурки и конский бранль, - на последнем слове развернулся через левое плечо, кивнул головой и топнул поочередно ногами три раза. - Но самый популярный танец - это, конечно, полька-тройка. Один кавалер, две дамы. За вечной нехваткой танцующих партнеров, сама понимаешь, на редкость удобный вариант, - Фрэнк убрал левую руку за спину, а правую предложил ... жене. Супруге. Спутнице жизни? Боевой подруге, прости, Мерлин?! Нет, Алисе. Просто его Алисе. - Позвольте пригласить вас на танец.

Они танцевали на свадьбе. Не так давно, чтобы не помнить, но все-таки не вчера, чтобы не забывать. А Фрэнку нравилось. И пусть в своих домашних в шотландскую клеточку штанах и футболке с длинным рукавом он выглядел совершенно не по последней бальной моде, это не мешало ему получать удовольствие от того, что он наконец-таки дома. Как мечтал, в полном смысле этого слова.

- А когда начнешь съезжать с катушек, я это быстро замечу? - ему казалось, что Алиса была готова говорить о себе и своем состоянии, а Фрэнк не хотел превращать это в допрос, в котором будет мяться сам же, подбирая адекватные слова и выражения. А так в его голове прекрасно умещались и готовка, и танцы, и беседы о важном одновременно.

Подпись автора

  little cookie monster

https://i.imgur.com/4sbOicd.gif

+4

5

Алиса вот не стеснялась прикинуться увальнем с дивана и поваляться, укрывшись лепестками из неги и лени. Правда делала это аж целых пять минут в год. Огонь, плещущийся в её венах, не позволял ей слишком долго оставаться на месте, за исключением тех малоприятных для воспоминаний эпизодов, когда её глушили лошадиными дозами зелий, пока подбирали лекарство и необходимый ей объем.
Вот и сейчас разум постепенно высвобождается из перин сонливости и цепляет детали окружающей действительности: шотландскую клетку на домашней одежде Фрэнка, перестук мелких ножей, крошащих овощи на соседнем столе, сгущающуюся вечернюю темноту за окном и восхитительный, до недовольного бурчания в животе, аромат поджаривающихся на сковороде кусочков мяса.
К поступившей информации о сырных шариках её разум полностью очухался, встрепенулся точно птица, попавшая под дождь, и направил стопы Алисы к шкафу, у которого располагалась вожделенная тарелка с закусками.
Взмахом волшебной палочки волшебница пустила в своеобразный пляс щётку для мытья посуды и та, будто только этого и ждала принялась с жадной настойчивостью скрести тарелки, приборы и прочую кухонную утварь, названий которой Алиса даже не знала до близкого знакомства с Фрэнком. Зато теперь… нет проблем с выбором подарков для любимого мужа, форме для выпечки он радуется куда больше, чем какой-нибудь пафосной побрякушке, которые принято дарить супругам в её круге.
Главное сделать вид в магазине или оформляя заказ совиной почтой, будто она покупает это для себя. Как и выписывает «Ведьмополитен», ради кулинарной колонки. Для себя. В каком-то смысле так и есть, ест все приготовленные по этим рецептам и в этой посуде блюда – Алиса в основном.
Повезло, что её метаболизм сжигает все калории напрочь, иначе в дверь она входила бы уже боком от обилия вкусностей, которыми её балует Фрэнк.
Лонгботтом зависает над тарелкой полной небольших золотистых колобков, пальцами подхватывает ближайший и отправляет в рот.
- Ммм, - блаженно тянет женщина и зажмуривается от удовольствия. Надкусывает хрустящую корочку и на языке разливается сливочность сырной начинки. – Боги великие, это очень вкусно. Знала бы я раньше, что ты так готовишь, давно вышла бы замуж, - смеётся Алиса, закинув следующую порцию вкуснятины. – А вообще, когда состаримся и выйдем в тираж – можем открыть ресторан. Ты будешь шефом, а я буду не мешать тебе.
Лонгботтом хрустит очередным сырным шариков, сделавшись очевидно добрее и довольнее.
- Тебя, что, в детстве не заставляли учиться всем этим танцам? Я думала это для всех одинаково напрочь отбивает охоту танцевать во взрослой жизни, кроме тех случаев, когда это «надо».
На свадьбе, например, когда куча гостей пялится на тебя в расчёте вот-вот умильно вздохнуть, радуясь за молодую пару.
Она не отказывает себе в удовольствии съесть ещё один шарик, основательно проредив их популяцию на тарелке и облизывает пальцы, прежде чем протянуть руку Фрэнка и принять его приглашение.
- С удовольствием. – С ним даже танцы не кажутся обязаловкой. – Надеюсь только не польку-тройку, а то третьим участником придётся взять низзла, а он вряд ли будет доволен. Хотя я бы на твои выступления не отказалась посмотреть.
Она кладёт свободную руку на плечо мужа, приближается, не заботясь о сохранении приличествующего расстояния между партнёрами для танцев. Они дома, в конце концов, наедине.
- Ты заметишь, - говорит Алиса, поглаживая большим пальцем Фрэнка по шее. – Ты же аврор и внимателен к деталям, и как бы хорошо ты ни делал вид, что не видел ммм «знаков», думаю ты давно понял, что со мной что-то не так. Иногда. Главное, чтобы не успел заметить никакой другой аврор кроме тебя, иначе я лишусь своей работы.

+3

6

Он очень быстро к ней привык.

Еще до того, как Алиса пришла все пять стадий принятия Фрэнка в качестве своего суженого и благоверного, Лонгботтом в своей голове обустроил дом и быт, продумал вечера и выходные. Почему-то не обратил внимания на ту мелочь, что им придется разойтись в разные опергруппы, но какая в сущности разница. Да еще вот упустил тот момент, когда Алиса из "слушай, Флинт, какого черта ты лезла на рожон, мы же могли бы подождать подкрепление" превратилась в "твоя решимость меня обескураживает, но я буду рад, если ты будешь иногда поглядывать за спину, а то четвертый раз за месяц в медблоке - и на меня уйдет весь запас обезболивающего зелья". Служебный роман, выросший из стопроцентного доверия, оказался чем-то настолько логичным, что теперь Фрэнк и не мог подумать, что обстоятельства могли сложиться иначе. И пусть есть ... недомогание, но это же лишь особенность, за которой нужно приглядывать. У любого человека есть свои особенности.

- Нет уж, изволь мешать обязательно. Это часть моего вдохновения, - кивнул Фрэнк и махнул рукой, чтобы специальная лопатка, зачарованная на его движения, перевернула мясо на сковороде. Если бы он, закончив карьеру, мог отправиться дослуживать не в архив, а в свой маленький ресторанчик, для него бы это было воплощением самой смелой мечты. Дело осталось за малым - закончить карьеру способным еще готовить. Пока Фрэнк не загадывал так далеко - все-таки в неспокойное время они жили. Так что он чувствовал ее прикосновения и в душе потихоньку таял, как мороженое на солнце. Ну разве ж не чудо - вот так проводить выходные?

- Никакой польки-тройки, начнем с простенького венского вальса, чтобы у тебя от восторга не закружилась голова, - Фрэнк подхватил Алису крепко чуть ниже лопатки и слегка покачался на месте, улавливая в голове ритм вальса. Раз-два-три, раз-два-три... Забота партнерши - улыбаться, держать спину, спокойно дышать и вовремя переступать. Партнер же думает о том, чтобы никто ни с кем не столкнулся и танец вообще состоялся. Их кухня позволила сделать три па, Фрэнк вовремя затормозил и, подхватив Алису за талию правой рукой, переставил ее подальше от коробки с той кухонной утварью, что он еще не успел разобрать. - Ты прелесть, - она подтянул правую ручку Алисы к губам и легко коснулся губами кончиков пальцев в благодарность. - А танцевать я всегда любил. По крайней мере мне всегда были ужасно рады, потому что танцевать милым девочкам приходилось не с манекеном или своей учительницей. А когда тебе рады - ничего отрицательного ты в танцах не видишь.

Неприлично близкое расстояние для вальса было совершенно приличным для объятий. - Вот ты сейчас меня объявишь профнепригодным. Почти не замечал. Списывал на эйфорию, подавленность и весенние радости. Не вдавался в детали, от чего вас, девчонок, так задорно плющит. А потом, знаешь, сосредоточился только на тебе. Больше никто не будет, а то я им нос откушу, - Фрэнк стиснул жену в объятиях. Если захочет, может даже попробовать отбиться. Если обойдется в этот раз без самообороны и рукопашной, - а то Алиса может - выйдет даже вполне по-семейному мило.

Ножи звякнули о стол - значит, овощи уже были порезаны. Мясо уже давненько шкворчало на сковороде, и Фрэнк с сожалением отпустил жену. - Мы так с тобой без ужина останемся, - хмыкнул он, развернувшись к плите. К мясу отправились нарезанные шампиньоны, лук и морковь, Фрэнк убавил огонь и нашарил в ящике крышку. Скоро пригодится.

- Скажи, а есть ли что-то, что тебя провоцирует? И нет, не ранние подъемы и пустой тюбик с зубной пастой, что-то существенное? - Лонгботтом из-за плеча бросил вопросительный взгляд на Алису и зачаровал ножи порезать картофель кубиками. В прошлый раз было соломкой, ему не понравилось. Слишком быстро развалилось и разварилось.

Подпись автора

  little cookie monster

https://i.imgur.com/4sbOicd.gif

+2

7

Алиса смеётся. Только Фрэнк умеет так умилительно и как будто на полном серьёзе просить ему мешать. Она уже и забыла, когда чувствовала себя до того спокойно и свободно как с ним, в этом доме, в этой жизни за закрытыми дверями, где они не представители своих семейств, не авроры, не друзья такого-то или такой-то, а просто Алиса и Фрэнк. Захотелось обнять его. И если бы Фрэнк не сделал это первым в качестве подготовки к танцу в их крохотной кухне, это сделала бы она.
Вечно мчащаяся куда-то вперёд притормозила ради него. Точнее он, в каком-то смысле заставил её притормозить, но сейчас волшебница только рада этому. Ради того, кто называет вас своим вдохновением, не то, что притормозить, остановиться можно. Наверное. Во всяком случае она попробует.
Алиса особо не задумывалась над своим будущим, долгие годы она жила своей работой, коллегами, преступниками, бесконечными недооформленными делами, начальством, авроратом в целом и исподволь думала, что так будет всегда.
Будет мчаться первой в бой, влезать в самые безнадёжные драки и да, ДА!, из-за неё будут подставляться коллеги и жаловаться потом на это, но она ведь никогда и никого не просила идти за ней. Если кто-то идёт – это его личные трудности.
Если этот кто-то не Фрэнк, с его просьбами быть осторожнее и поглядывать за спину. Эту проблему разрешил Аластор, выпроводив Алису в другую оперативную группу в соответствии с внутренними правилами аврората, но все равно она слегка поумерила пыл.
Невольно, но все-таки начала задумываться о черте того будущего, в котором у них возможно будет и вожделенный Фрэнком ресторанчик, а чтобы это будущее имело место быть – не помешало бы до него дожить.
- У меня от восторга кружится голова из-за тебя, - признается Алиса во время танца. С ней как с партнёршей у Фрэнка не возникло бы проблем, она дрессирована, извините, но лучшего слова не подобрать, на танцы не хуже, чем на нападение и защиту в магической дуэли. С мужем даже вальсирование не кажется обременительным, напротив, приятным, блондинка потанцевала бы ещё, если бы не рискующий подгореть ужин.
Она возвращается к тарелке с сырными шариками, закидывается ещё одним без страха, что перебьёт аппетит, но остальные оставляет для Фрэнка. Заботливая жена, видели?
Лонгботтом отмахивается от профнепригодности мужа.
- Ты был влюблён, - усмехается она, - а влюблённые видят лишь то, что им хочется.
Во всем аврорате не найдётся второго такого Фрэнка, другие скорее увидят даже то, чего нет. Бен Поттер тот же, готов обвинить Алису во всех смертных грехах и не упустил бы случая доложить, если заметит что-то неладной с женой его лучшего друга.
Она мрачнеет, присаживается за стол и привычно скрещивает руки на груди в попытке отгородиться, закрыться от неприятной темы. Но это же Фрэнк, её муж и ему жить с этим. Она недолго молчит, затем вздыхает, словно набираясь решимости.
- Когда погибает целая оперативная группа и все винят в этом тебя. Это провоцирует. Тогда это случилось в первый раз. Рудольфус говорит – манифестация
, - она медленно проговаривает плохо знакомое слово. – Повезло, что меня отстранили и никто не видел, что со мной творилось.
И тебе я не расскажу, можешь не спрашивать.
- Мелочи меня не трогают, может если умрёт кто-то близкий, не знаю, зелья должны справиться, и я не планирую прекращать их принимать. Разве что… - Алиса осекается, говорить о детях с Фрэнком чревато, а то будет как со щенками, котятами, лягушками и прочим. – В общем, твоя задача, Фрэнк, не умереть раньше меня, иначе, клянусь Мерлином, я сама тебя убью. А, хорошо бы ещё держать твоего друга Поттера от меня подальше, как долго я выдержу его гадкий характер неизвестно.

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [04.12.1975] Fire on fire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно