Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » [19.07.1985] Family values


[19.07.1985] Family values

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

FAMILY VALUES


закрытый эпизод

https://i.yapx.ru/PGfXI.gif

Участники: Вальбурга Блэк, Лили Блэк (Эванс), Сириус Блэк

Дата и время: 19.07.1985, полдень

Место: дом Блэков на площади Гриммо.

Сюжет:
Мы навеки связаны с теми, кто с нами одной крови. И пусть мы не выбираем своих родных, связь с ними может стать великой силой. Или глубочайшим разочарованием.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2

2

Сириус покрепче перехватил сонную, а от того тяжелую дочь, но даже не подняла головы, когда он трансгрессировал. В этом кто-то мог найти что-то радостное и удобное, он же находил печальное.
Насколько четырех летний ребенок привык к подобным путешествиям, что даже не открыл глаза, когда ее маленькое тельце привычно сжалось на несколько секунд. Он отодвинул темные темные волосы с ее щечки и погладил ее костяшками пальцев, она что-то только невнятно пробормотала и еще сильнее обвила его шею руками.
Сегодня она была феей. Не той, о которой привыкли думать волшебники и в частности сам Блэк, а самом что ненастоящий феей из магловского мультика, который она так любила — про мальчика, что умеет летать и никогда не стареет. Кто знает почему она решила, что быть феей намного интереснее, чем волшебницей — никто не знал, но ни Сириус, ни Лили не возражали выбору дочери. На ее счет можно было не волноваться, еще в колыбели спонтанная магия вырывалась из нее бурными волнами и ей было прекрасно известно, что в одиннадцать лет ей купят палочку и она поедет в школу чародейства и Волшебства Хогвартс.
По крайне мере, такой был план. Правда, говоря ей это родители переглядывались между собой, потому что не знали что и как будет, но очень хотели этого для своей малышки.
А она хотела был феей.
Поэтому ее прекрасные радужные крылья постоянно щекотали ему нос и царапали щеку.
Все это были пустяки.
Хуже было то, что Капелле, а по домашнему Пеле, как называл ее обычно Блэк, снова придется спать не в своей кроватке. С момента ее рождения он уже потерял счет домам, где они жили. Девочка меняла окружение так часто, что привыкла ни к кому не привязываться. У нее не было друзей среди детей, они были ей неинтересны, большую часть времени она проводила с маленьким лопоухим домовиком, который любил ее не меньше, чем она его. Да и родители были спокойны на ее счет, у Тика были четкие инструкции, что нужно делать, если девочке будет угрожать опасность.
И как бы Бродяге было не противно думать об этом, он всеми силами пытался защитить свою дочь и не мог этого сделать.
Еще до ее рождения, до того момента как он узнал о ней, задолго до того, как ее полюбил было произнесено пророчество, относительно их будущего ребенка. Они даже не знали кто это будет мальчик или девочка, в пророчестве этого не упоминалось. Просто было сказано, что от их союза появится на счет настолько сильный волшебник, что встав на Темную сторону переплюнет по деяниям самого Волдеморта.
Охоту на малышку начали еще до ее рождения.
Сириусу и Лили пришлось скрываться, даже ненадолго перебраться максимально далеко от туманного Лондона, где собственно и родилась Капелла, под жарким солнцем Тосканы. Сириус был первым, кто взял на руки малышку, что беспокойно ерзала в своих простынях, именно он и дал ей имя. Звездное, как и полагалось в семье Блэк, а именно этой девочке предстояло унаследовать все, что Блэки заимели за долгие и долгие годы.
Он назвал ее именем звезды. Самой яркой звезды в созвездие Возничего.
Она и стала его маленькой звездочкой. С ее появлением жизнь Бродяги поменялась на сто восемьдесят градусов. Он и сам изменился. Теперь его волновало благополучие не только названной миссис Блэк, но больше всего крохотной девочки, что в первые минуты своей жизни вцепилась в крохотными пальчиками в его палец и не желала отпускать.
Да и он с огромной неохотой расставался с ней.
Иногда она спала, зарывшись личиком в теплую шерсть большого черного пса, Сириусу было комфортно в любом обличие, но Капелла словно разделяла их и порой высказывала желание идти гулять с папой именно в анимагической форме, Лили на это только пожимала плечами. Они вообще не были строгими родителями или просто девчушка научилась очень быстро вить из них веревки.
Сириус даже начал петь, что никогда не случалось с ним раньше и Лили с удивлением осознала, что у ее мужа очень приятный бархатный тембр голоса и отличный слух. Но все это доставалось только дочери.
Малышка была одновременно весьма самостоятельной в свои неполные четыре года и очень нежной и нуждающейся в опеке.
Сейчас она мирно дремала на плече у Сириуса, периодически морща носик от полуденного солнца, что неожиданно светило ей прямо в глаза через густую листву.
Они очутились в самом центре Лондона, среди маггловского района, который почти не изменился за все года, что Бродяга провел вне отчего дома.
Только кое-где на фасадах облупилась краска да деревья стали немного выше.
Блэк протянул руку Лили и сжал ее, ощущая холод ее обручального кольца, стиснутого между его пальцев, за все это время она так и не захотела поменять его и это все еще было то самое кольцо, что он наколдовал в библиотеке дома дядюшки Альфарда.
-Не думал, что вновь окажусь здесь. - Негромко пробормотал Сириус, задирая голову и смотря на поблескивающие крыши домов. На них появились какие-то трубы, новые многочисленные антенны и еще черт знает что, но то, на что сейчас смотрел мужчина осталось неизменным.
Для магглов дом никогда не существовал, они не могли увидеть, услышать или осязать его, только пожимали плечами, что какой-то чудак перепутал нумерацию домов и сразу после дома номер одиннадцать шел дом с номером тринадцать.
-Мой отец наложил на него все защитные чары, которые только вообще существуют.
Сириус неопределенно пожал плечами, словно не зная как к этому относиться и девочка на его плече заерзала и тихонько захныкала, она сейчас должна была мирно спать в своей кровати, как любой ребенок в послеобеденное время, а вместо этого пыталась спрятаться на плече у отца от слишком жаркого для Лондона солнца, даже в это время года.
Застывшие волшебники молча наблюдали, как между домами одиннадцать и тринадцать как будто втискается еще дом, расталкивая соседние, на Сириуса увиденное не производило никакого впечатления, кроме крайней степени брезгливости, когда к их ногам спустились изношенные ступеньки, истоптанные исключительно чистокровными волшебниками, ведуще к черной двери без каких-либо замков и ручек. Но Лили видела это впервые и, кажется, была немного поражена.
Бродяга кинул на нее быстрый оценивающий взгляд и тут же отвернулся, не смотря на то, что у них была дочь и их жизнь предполагала полное доверие — он так и не смог перейти невидимую черту, никогда не рассказывая о своей семье.
Дом на площади Гриммо был последним местом, куда бы он хотел попасть, но это, возможно, было единственным безопасным местом для его дочери.
А ее безопасность всегда была приоритетнее всего.
Сириус собирался сжать зубы и потерпеть, но он не думал, что воспоминания о днях былой юности возникнут прямо на пороге. Блэк погладил девочку по спине и сделал шаг вперед, он просто протянул руку и коснулся потрескавшейся от времени поверхности, тут же раздался тихий щелчок и с противным скрипом она отворилась, пропуская путников в темноту длинного коридора.
Бродяга передал ребенка Лили и достал свою волшебную палочку, кончик который тут же загорелся от невербального заклятья. Он мог ожидать от этого дома всего, поэтому предпочел перестраховаться. 
Вальбурга вполне могла наложить какое-нибудь темное заклинание, чтобы обезопасить его от воров и перекупщиков типа Флетчера.
Пыльный воздух в темном коридоре зазвенел, стоило лишь Сириусу переступить порог. Кровная магия действовала всегда и без сбоев, он кожей ощущал заклинания, что были наложены на это здание, что не делал никогда прежде.
Он обернулся на мгновение, чтобы сделать Лили предостерегающий жесть рукой и двинулся вглубь коридора.

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/2e4fe7889a8fda979919fe96bd10cb93/tumblr_inline_nxsgng0YRW1tdgr1p_400.gif

+4

3

Солнце ярко светило над их головами, когда они все вместе трансгрессировали в Лондон. Долгое время они старались избегать этого города. Лили и сейчас была не в восторге от идеи вернуться сюда, но понимала, что сейчас это был самый безопасный и приемлемый вариант в сложившихся условиях.
Она посмотрела на свою дочь на руках у Сириуса и украдкой вздохнула. Ей всего четыре года, но на ее долю уже выпало достаточно непростых моментов. Ей всего четыре и она хочет быть феей, а на неё готовы охотиться многие волшебники. И так было ещё до рождения малышки.
Пророчество, которое было произнесено незадолго до появления девочки на свет гласило, что она станет угрозой для магического мира и не только, особенно если встанет на темную сторону. Это переполошило многих. Дамблдор и его сторонники считали, что ребёнок не должен появиться на свет, Тёмные же волшебники считали, что это их шанс усилить свою мощь и мечтали заполучить ребёнка себе. И похоже только Лили и Сириус мечтали только о том, чтобы их оставили в покое.
Все время с того момента как Эванс поделилась с Блэком, что они уже мишень для многих было для них сложным. Им пришлось выдержать осуждение со стороны многих знакомых и друзей, недовольство Дамблдора, попытки Пожирателей перетянуть их на свою сторону, попытки заставить принять их условия… В конце-концов стало понятно, что в Лондоне им не будет покоя и Лилс с Сириусом переезжали с места на место, хоть с каждым месяцем для Эванс это становилось все труднее. Но она упрямо не желала возвращаться домой, думая лишь о безопасности ребёнка.
Капелла появилась на свет в Тоскане, куда Сириус и Лили приехали совсем ненадолго, прежде, чем двинуться во Францию. Но планам было суждено встать на паузу из-за рождения дочери. Несмотря ни на какие угрозы и опасности вокруг, Лилс была безумно рада появлению малышки. Равно как и Сириус, кто первый взял дочь на руки и дал ей прекрасное звездное имя в традициях семьи Блэк. Лили не возражала. Она очень ее ждала и ещё в день, когда только узнала, что у неё будет ребёнок, пообещала себе, что он ни в чем не будет нуждаться и она защитит его от всех бед. И Лили старалась, очень старалась, но каждый раз думала, что этого недостаточно. Каждый раз переезжая с места на место она испытывала угрызения совести, что Капелла не знает нормального уютного дома, который не поменяется через несколько месяцев на какой-то другой. Лилс пару раз высказывала свои опасения и переживания по этому поводу Блэку.
Месяца шли и становилось ясно почему так беспокоились маги. Хоть Капелла была совсем маленькой, но ее магия уже витала вокруг и порой вырывалась очень сильными всплесками. Правда, совсем недавно Лили обнаружила, что ее дочь уже неплохо умеет справляться со своей силой.
Капелле очень нравился мультик о Питере Пэне, который она увидела в одном из очередных их домов по телевизору. И в один из дней она решила повторить за своим любимым героем и его подругой-феей - тоже полетать. На радостный крик «Мама, смотри, я летаю!» Лили вошла в комнату, где была дочь и едва не поседела, увидев хохочущую Капеллу, мягко парящую в воздухе и медленно опускающуюся на ковёр. Девочка, видимо, спрыгнула с высокого шкафа (ещё одна загадка как она туда забралась?) и на момент появления в комнате Лилс, та плавно опускалась вниз.
Лили, никогда и ничего до этого не запрещавшая Капелле, на этот раз сказала никогда так больше не делать, если рядом нет мамы или папы.
Эванс вспомнила себя в детстве, что она так же парила в воздухе, спрыгивая с качель, что могла заставить цветок распуститься… Но это было в шесть лет, а не в неполные четыре года. Магия Капеллы росла с каждым днём и девочка уже начинала понимать, что может делать какие-то «фокусы». И уже с нетерпением ждала своих одиннадцати лет, когда ей можно будет иметь палочку и поехать в чудесный Хогвартс… Для Лили это тоже была мечта: чтобы Капелла, несмотря ни на что поехала в школу как любой нормальный ребёнок.
Полеты, слава Мерлину, больше не повторялись, но девочка все равно представляла себя феей и недавно получила даже самый настоящий наряд феи, в котором она и спала сейчас на руках у Сириуса. Крылья феи царапали щеку Блэка и Лили украдкой улыбалась, глядя на то, как он периодически морщится, но больше переживает за то, чтобы не разбудить свою дочь.
Сириус вообще оказался замечательным отцом. Казалось, что Лили полюбила его за это время ещё больше, видя его отношение к дочери. И пусть Лилс не сомневалась в том, что он будет отличным папой, но некоторые скрытые таланты Блэка вызывали в ней неподдельное удивление. Так, например, оказалось, что он прекрасно поёт, но свои вокальные способности Сириус посвящал только Капелле. Превращаться в огромного пса он тоже готов был только по капризу дочери, Лили же никогда не удавалось так часто видеть анимагическую форму Блэка ранее. Она только пожимала плечами, когда девочка хотела, чтобы папа сегодня гулял с ними в виде «чёрного пёсика».
С появлением Капеллы вся их жизнь разделилась на до и после. Лили, несмотря на то, что порой было очень непросто, но уже не представляла как они жили без этой милой девчушки раньше? Как кому-то могло прийти в голову, что она угроза и ее нужно устранить? Лилс безумно ее любила и готова была отдать что угодно, только чтобы ее Пеллу никто и пальцем не тронул. И чтобы она была счастлива… А любому ребёнку для счастья с возрастом нужны уже не только родители, но и другие дети, сверстники, чтобы было с кем играть. Девочка уже привыкла к постоянной смене мест жительства и не успевала привыкнуть к людям на новом месте. Она играла в основном со стареньким Тиком. Домовик души не чаял в своей маленькой мисс, но все же это не была единственная подходящая компания для ребёнка. Капелле нужны были друзья, место, где она сможет жить без постоянных переездов и чувствовать себя спокойно.
В итоге такое место было найдено, хоть Лили спросила Сириуса точно ли этот вариант самый лучший. Он ответил, что да и девушка его послушалась.
Теперь они стояли в центре Лондона, на одной из небольших площадей, перед домом Блэков. Тем самым, откуда когда-то сбежал Сириус. Лили никогда не расспрашивала его о деталях и о том как это произошло и почему. Она не знала подробностей его взаимоотношений в семье, не хотела бередить его раны. Лилс знала, что это болезненный разговор и если он захочет, то начнёт его сам. Но за все эти годы Блэк так ничего и не рассказал пока что.
Она сжала его руку в ответ, когда Сириус поднял голову, глядя на то, как 12-й дом появляется медленно между номерами 11 и 13. Это было…впечатляюще. Лилс никогда здесь не была и поэтому чуть ошеломленно наблюдала за домом Блэков.
Камень на ее кольце чуть царапнул палец от того как Блэк сильно стиснул ее руку. Лили так и не согласилась на другое кольцо. Именно это было дорого ее сердцу как память об очень важном дне для них обоих, для неё в частности.
-Не думал, что вновь окажусь здесь. - в голосе Блэка звучала тяжесть.
-Ты уверен, что это самый лучший вариант? - мягко спросила Лили, обеспокоенно глянув на дочь, что захныкала и заёрзала на руках отца. Девушка погладила девочку по чёрным кудрям и поцеловала в макушку, и та немного затихла, отвернувшись от попадающих на ее личико лучей солнца.
-Мой отец наложил на него все защитные чары, которые вообще существуют.
Лили теперь понимала почему именно это место выбрал Сириус, даже несмотря на то, что дом был ему не мил. Он ставил безопасность дочери на первое место, а безопаснее места, магия которого завязана на магии крови, ещё и столь древней, просто не найти.
-Это чувствуется.. - тихо сказала девушка, подходя ближе к порогу дома. Магия звенела в воздухе. Возможно ранее Лили бы этого не ощутила, но являясь теперь членом семейства она чувствовала эту магию, возможно не так сильно как Сириус или даже Капелла, но чувствовала.
Блэк дотронулся старинной двери кончиками пальцев и та распахнулась со скрипом, приглашая войти. Внутри было темно и пахло пылью. Сириус передал Капеллу Лили и она аккуратно прижала к себе дочь, поглаживая ее по спине. Длинные темные ресницы девочки затрепетали и она снова чуть поморщила носик, сходство Пеллы с Сириусом в этом момент было просто поразительным. Лилс иногда шутила, что создала копию Блэка, только в женской версии, а Сириус говорил, что дочь копия Лили, а не его. Но факт был в том, что Капелла была слишком очаровательная и взяла все самое лучшее у родителей. Для своих четырёх лет девочка уже была очень красивой, характерной и довольно самостоятельной, но при этом требовалось недюжинное терпение, чтобы оберегать эту малышку и не задавить ее стремление к самостоятельному познанию мира. Ей нужна была свобода, а это было возможно лишь только там, где она была бы под максимальной защитой. Эту защиту мог дать ей дом Блэков и магия крови, что текла по ее венам.
В доме стояла тишина, Сириус шагнул внутрь, подняв повыше волшебную палочку. Лилс нащупала рукой свою и тоже сжала ее в ладони, на всякий случай. Пелла зевнула и Лили снова крепче прижала ее к себе, стараясь не нарушить сон дочки.
Блэк сделал несколько шагов и затем обернулся к Лили, которая только шагнула за порог. Он предостерегающе махнул ей рукой и девушка остановилась. Теперь она ещё отчётливее ощущала защиту этого дома. Капелла, видимо, тоже что-то почувствовала и заерзала на руках у Лили, но тем не менее не проснулась, а только обхватила ручонками мать за шею.
-Сириус? - Лилс тихо позвала замершего на несколько шагов дальше мужа. - Все в порядке?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+3

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/592822.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/907386.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/997520.gif[/sign]

***

Портрет (англ. Portrait) — в волшебном мире нарисованная магом-художником магическая картина. Как правило, но не обязательно, портрет изображает реально жившего человека и сохраняет основные черты его личности, характера и прижизненных привычек.
***
Некоторые волшебные портреты значительно больше взаимодействуют с миром живых. Традиционно, портреты директоров и директрис Хогвартса рисуются ещё до их смерти. Когда портрет завершается, директор или директриса хранят его под замком в шкафу, регулярно посещая его (если сам того желает), чтобы учить его действовать и вести себя подобно ему, а также чтобы передать все полезные воспоминания и частички знаний, которыми портреты смогут затем поделиться спустя века с их преемниками в кабинете.
***
HP_WIKI

[indent] Этот июльский день не по-английски жаркий и нестерпимо беспощадный в своей настойчивости принести лето всем и везде: лучи солнца пытаются прорваться сквозь плотные гардины в каждую комнату двенадцатого дома на Гриммо плэйс. И иногда у них даже получается. Зря, сегодня здесь не ждут солнца, ведь всё, что осталось от этого дома - это память и вовсе не счастливая.
[indent] Хранительница этой памяти, госпожа Вальбурга Блэк складывает руки на груди и медленно вздыхает. Огромный портрет, стоящий напротив неё в тяжелой, резной раме, спустя пару секунд вдруг повторяет эти движения, но как-то быстро, надрывисто и нервно. Непохоже. А ведь мадам Блэк с рождения не делала резких движений, и далее остерегалась - считала это не аристократичным. На своей памяти она могла вспомнить только одно - у старого родового гобелена, что висел в гостиной этажом ниже. Когда-то давно, около десяти лет назад, миссис Блэк феерично расписалась здесь в отказе от собственного первенца, в решении, что далось ей годами боли и словесных сражений с несносным мальчишкой, которые она проигрывала раз за разом. И раз за разом снова начинала вновь. Зачем? Был ли в этом толк? Сейчас уже не важно...
[indent] Сейчас важно то, что магия искусно написанного портрета слушалась её из рук вон плохо, однако, скорее всего, тому была всего одна причина - мадам Блэк ещё не отбыла в лучший из миров, как писала пресса, а продолжала свершать свои деяния мирские - во благо и вопреки. О, что это были за похороны, пышные, с пеплом сожжения того, чего нет. По официальной версии, Вальбурга Элладора Блэк и её внучатая племянница, наследница рода Лестрейндж, погибли при перемещении мощным порт-ключом из Англии в Америку. Благородная дама на руках с малышкой, такая страшная трагедия, столько слез, не описать.
[indent] Однако, на удивление и наперекор всяческому здравому смыслу, мадам Блэк сейчас в Лондоне. У неё остались незавершенные дела, очень сложная магия иллюзий над своими и не очень гобеленами, и в частности эта дама на портрете. Написанная словно королева, в оттенках черно-золотого, с гербовыми баргестами с обоих краев картины, эта Вальбурга сидела в кресле перед витражным окном, утопая ногами в горностаевом меху. Черные твари ластились к её рукам, однако весь портрет дарил впечатления чего-то величественного и зловещего, нежели несли дань тёплой памяти о представительницы Второй ветви Блэков, что по замужеству стала одной из самых известных и противоречивых для общественности женщин Ветви Старшей.

- Она совершенно не похожа на меня: лицом как-то моложе, но с сединой. Ну не бред ли? - миссис Блэк лениво фыркала на результат работы, на что только посмеивался её ныне покойный супруг, мистер Орион Блэк. Его портрет был намного скромнее.

[indent] Уже не миссис, а вдова Блэк обходит портрет вокруг и повторяет несколько фраз, характерных для неё при той, прежней жизни. А так же ну совершенно не характерных - так, для галочки и сюрприза. В целом, она уже бьётся с этим шедевром уже не первый день, в целом вообще начала задолго до решения уйти с общественной арены светского общества Британии, просто тут уже поджимает ситуация, время и сам факт говорит о том, что это их последняя встреча. Оригинала и портрета.
[indent] Портрет, разумеется, краше, пафоснее, но величественней ли? Напичканный родовыми символами он совершенно не несет нужной живой энергетики. Вообще никакой нет.
[indent] - Кричер. Сейчас мы поместим этот портрет на стену в главном холле. Заклятием Вечного Приклеивания. - указания даны ровным тоном, четкие и спокойные. - И потом ты соберешь мне последний чемодан и навеки забудешь обо мне. Ты никому не расскажешь об этой встречи. Или желай одежду или храни дом до последнего своего вздоха. - ответ эльфа однозначный. Аутентичный. Кивнув на это, волшебница спускается вниз по лестнице, и её силуэт отражается в высоких декоративных зеркалах, он стал резче, угловатее, возраст постепенно иссушает навеки Блэк, добавляя и в без того скуластое лицо все новые острые грани. Решение фиктивно уйти из жизни, забрав с собой дочь Беллатрикс и Рудольфуса далось Вальбурге нелегко, напротив, преодолевая чувство вины, она долго шла к тому, чтобы считать это возмездием и искуплением семьи Лестрейндж перед родом Блэк - за все те страдания, что они им принесли. Рейнард был тотально должен, и по большей части лично ей, Вальбурге: за помощь с Беллатрикс, за вхождение её в род Лестрейджей и за работу над теми гранями характера, которые Лестрейнджи сами взрастили в ней, но которые бы помешали миссис Лестрейндж выносить им наследников. Но не Рейнардом единым, ведь сама Беллатрикс должна была Вальбурге за Регулуса - за то, что не уберегла, хоть и обещала, за то, что затащила в тот Омут* тёмной магии, в котором он и сгинул навеки. За то, что просто избалованная мерзавка, думающая только о себе. Дочерью будешь и платить.
[indent] - И не реви. - что сказано уже Кричеру, хотя могло бы и...
[indent] Родовая магия дома слушается экс-хозяйку под стать её портрету, и хотя родовым чарам индифферентно на похоронный театр, они ждут, трепещут пред истинным Наследником, а не перед Королевой-матерью. Ей роль здесь уже несущественна. Заклятие Приклеивания удается, но не сразу.
[indent] - Ну что за нечисть явилась в этот дом? - и под стать этой фразе Вальбурга слышит сигнальные чары. Вот это поворот! Она выхватывает палочку, и без промедления нападает. Она уже и так мертва для всех - что с неё взять? И ей совершенно не нужны свидетели её внезапного воскрешения.
[indent] - Avada Kedavra!
[indent] Понятное дело, мимо, отражено физическим препятствием - наконец-то кому-то пригодилась эта страшная подставка для зонтиков. Однако когда из мрака холла выходит знакомая когда-то фигура, - не говори, не говори его имя, забудь, забудь! - у Вальбурги с губ слетает разве что...
[indent] - Ты что бессмертный?
[indent] А я?
[indent] Во мгле коридора видится ещё одна фигура, и брови Вальбурги замирают в удивленном жесте непонимания. Не хватило смелости явиться одному?
[indent] - Всё очень не в порядке. Что вы забыли в моём доме, вы, осквернители крови и предатели рода?!

[indent] *фигура речи. Вальбурга канонично не знает, где именно и как пропал Регулус. Эльф же канонично молчит.

Отредактировано Walburga Black (2022-04-23 19:45:34)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+4

5

Конечно, теплого приема он в этом доме не ожидал. Никогда. Это было явно не то место, от которого он ждал хоть чего-то хорошего. Но пришлось смириться, вернуться туда, куда он поклялся больше никогда не возвращаться. Где его не ждали.
Сириус сжал челюсть и сделал шаг вперед, в знакомую темноту коридора. Здесь даже пахло точно так же, как он запомнил. На его лице остро выделялись скулы, губы были сомкнуты в одну тонкую линию.
Он ненавидел это место всей душой, рассчитывал, что больше никогда не перешагнет порог этого чертового дома. Но ради Капеллы стоило хотя бы попытаться.
Он на секунду замер, услышав за спиной тихий вопрос Лилс и еще один звук, это и спасло его от зеленой вспышки смертельного проклятья,  что летело с последней скрипучей ступени старой лестницы.
Реакция не подвела, он славился ей еще на квиддичном поле, а потом она ни раз спасала его. Вот и сейчас, он носком ботинка стукнул по уродливой подставке для зонтов, что всегда была им ненавистна и невербальной приманил ее к себе, именно в эту подставку и ударила Авада Кедавра. Сириус не размышляя ни секунды тут же накидывает на себя и жену куполом защитные чары, но это и не требуется. Нападавший, а точнее нападавшая больше не применяла магию, в то время как защитные чары вопили пуще прежнего. Дом готовился защищать Наследника рода от кого бы там ни было, пусть даже это была та, что властвовала в нем долгие десятилетия. 
Он делает шаг вперед, прямо в круг света, что так удачно льется из гостиной, даже удивительно, что шторы оказались не плотно закрыты, как это было обычно, чтобы не видеть то, что твориться на маггловской улице, с которой они только что вошли и не тратить магию на изменение пейзажа за окном. Он удовлетворен тем, как меняется ее лицо и опускается палочка, когда она видит его. Конечно, узнает его она раньше. Все такие он плоть от плоти и кровь от крови ее, как бы она этого не хотела.
-Как и ты. - В тон отвечает Бродяга и слегка опускает палочку, защитные чары дома все еще трепыхаются, гудят, звенят. Он слегка напрягается, чтобы заглушить их. Все же ему не привычна эта магия. Слишком сильная и полноправная, чем когда-либо раньше. Раньше он был всего лишь Наследником да и то, вычеркнутым из семейного древа, из семьи и жизнь. Теперь он тот, кем никогда не желал являться — глава рода, спасибо Регулусу, что решил так рано закончить свою эфимерную жизнь.
Несколько долгих минут ничего не происходит, они просто смотрят друг на друга, молча. Сириус столько раз представлял эту встречу, прокручивал в голове, что он скажет и что она ответит. Вел долгие диалоги сам с собой, спорил, злился. А теперь смотрел на нее сверху вниз и не знал, что сказать.
Он никогда не верил в ее смерть. Не желал верить. Не мог представить себе, что не успел сказать всего то, что копилось в его душе долгие годы. Не мог заставить себя думать, что ее больше нет на земле. Пусть он никогда был ей не нужен, но мысль, что она что-то делает, читает или спит, просто ходит по этой земле — грела его сердце.
Он не был на похоронах. Не смог заставить себя приехать, да и не хотел подвергать девочек опасности. Но главное — не хотел утвердиться в том, что ее больше не было.
А теперь она стояла перед ним почти точно такая, как он и запомнил.
В аккуратной прическе добавилось седых волос, на лице появились тонкие морщины, повторяющие привычную мимику ее лица, глаза потускнели, но кое-что все же осталось неизменным. Ее стать, строгий взгляд, прямая спина и величаво сложенные руки.
Он бы мог сказать, что скучал по ней, если бы позволил себе такую слабость.
Но вместо этого Сириус привычным движением расправил плечи и повел ими, словно рубашка с закатанными до локтя рукавами, стала ему вдруг мала.
Он опустил палочку, даже не заметив, что все это время держал ее на уровне груди и обернулся.
Лили тихо замерла сзади, не произнося ни слова, даже почти не дыша, по ее глазам он видел, что она напугана и чертовски зла и предполагал, что за буря ожидает его вскоре. Нервы у них обоих была не к черту, но все это потом. Сейчас миссис Блэк прижимала к себе дочь, что смотрела на Сириуса огромными испуганными глазами. Стоило ему обернуться, она протянула руки Блэк тут же подхватил девочку на руку, та прижалась к нему крепко-крепко и выдохнула короткое:
-Папа.
Маленькое тельце тут же расслабилось, успокоенное его заботой.
Сириус погладил ее по спине и Капелла улыбнулась, сзади как ему показалось, раздался сдавленный вздох. Он обернулся, Вальбурга так и не сдвинулась с места, ее портрет на стене застыл в той же позе, мужчина хмыкнул, уловив сходство. Оно не было очевидным и не бросалось в глаза, но когда они стояли рядом казалось разительным.
Он поймал руку жены и переплел их пальцы.
-Лили, не думаю, что ты будешь рада знакомству с моей оказывается живой и вполне здравствующей матушкой. - Он говорил это почти весело, но обе присутствующие в коридоре женщины знали его достаточно хорошо, чтобы уловить скрытые горькие нотки в голосе. Он хмыкнул и посмотрел жене в глаза. Они потемнели, но все же были полны решимости.
Для Капеллы это было лучшим. А они оба готовы были сделать все для ее безопасности.
Девочка вновь заерзала на его руках, оцарапав щеку жестким крылом и это словно вернуло его в реальность.
Он поравнялся с матерью, перехватывая ребенка поудобнее, та продолжала стоять на нижней ступеньке лестницы.
-Если позволишь, то я бы хотел уложить дочь, ей давно пора спать.
Это было сказано буднично и почти обыкновенно, но глаза Сириуса блеснули с вызовом. Вальбурга посторонилась пропуская ее и Лили, которую он крепко держал за руку.
Они в полной тишине поднялись наверх и Сириус привычно ногой толкнул дверь комнаты, в тот месте было бесчисленное количество следов от ботинок, которые кто-то по какой-то причине не смог стереть или не захотел. Он не стал думать об этом и прошел в комнату. Такую знакомую, сердце защемило. Здесь было в точности все так же, как и много лет назад, когда он навсегда покинул этот дом. Блэк ради этого постарался. Плакаты маггловских музыкальных групп были перемешаны со красно-золотыми знаменами Гриффиндора, фотографиями почти обнаженных красоток, верхом на мотоциклах. В углу стояла всеми забытая бас-гитара и усилитель.
Блэк с непроницаемым выражением лица взмахнул палочкой и пробормотал очищающее заклятье, поверхности тут же засияли чистотой. Лили поколдовала над кроватью и Сириус опустил туда дочь, которая тут же свернулась в клубочек и засопела.
Все же перемещения были тяжелым бременем для маленького ребенка. Она щелкнула пальчиками и около нее оказался домовик, он лег рядом с девочкой и накрыл ее одеялком, что буквально наколдовал из воздуха.
-Она сама призвала его, даже через барьер. - Усмехнулся Блэк, привычным движением откидывая волосы ото лба. С возрастом длинна его волос значительно уменьшилась, но все же не пришла к классической норме, которую всегда требовала от него мать.
-Нам нужно спуститься.

Отредактировано Sirius Black (2022-06-20 01:05:43)

Подпись автора


-
https://64.media.tumblr.com/2e4fe7889a8fda979919fe96bd10cb93/tumblr_inline_nxsgng0YRW1tdgr1p_400.gif

+2

6

Если бы не хорошая реакция Сириуса и ее самой, то Лили бы не могла даже представить, что может произойти. Времени думать попросту не было, когда на них летела зеленая вспышка откуда-то из темноты, а вокруг вопили сигнальные чары. Единственное, что успела сделать Лилс, так это одним быстрым движением палочки накинуть щит на себя и Сириуса, благо, что он успел сделать то же самое, удивительным образом ещё и умудрившись подставкой для зонтов вооружиться. Зелёные всполохи рассыпались вокруг, пока Лили прижимала крепко дочь к груди, загородив ее так, чтобы даже малейшая искра не коснулась и волоса на голове Капеллы. Чары продолжали вопить, но никаких заклинаний больше не летело над их головами.
Лилс нерешительно выпрямилась, но не перестала крепко обнимать ребёнка. На ступенях лестница стояла Вальбурга собственной персоной и девушка замерла, не понимая как такое может быть, когда Сириус точно знал, что его мать мертва. Что происходит вообще? Как это возможно? Или все новости, что до них дошли это всего лишь слухи и сплетни?
Лили не знала мать Сириуса лично, никогда ее не видела, но по рассказам Блэка не могла понять эту женщину. Женщину, что так легко вычеркнула своего сына из жизни, из семьи, даже не попытавшись понять. Женщину, которой было все равно на то, погиб ли ее сын или нет во время страшной бойни с оборотнями в Хогсмиде. И женщину, которая сейчас чуть было не убила их всех!
В груди у Лилс мгновенно закипел жгучий гнев, который ей было очень сложно сдержать, но обвившие шею маленькие ручонки дочери и вопросительное «Мама?» заставило ее затолкать это чувство поглубже и ласково погладить Капеллу по голове, поцеловав в макушку.
Все хорошо, моя милая, все хорошо. Я здесь, папа здесь, не бойся… — Лили улыбнулась девочке, а вот взгляд, брошенный следом на Вальбургу мог заменить сотню смертельных заклятий, если бы можно было убивать этим самым взглядом.
Капелла прижалась крепче к Лили, но страх ещё не отступил. Когда Сириус повернулся к ним, то дочь тут же протянула к нему руки и обняв его уже совсем успокоилась. Лили смогла тоже выдохнуть спокойнее, напряжение немного ушло, словно бы и ее Блэк прижал к себе как и Капеллу. Вальбурга за спиной Сириуса резко втянула воздух в себя, что заставило Лили снова сжать палочку в руке, но ничего не произошло. Блэк только перехватил ее руку и крепко сжал, переплетая их пальцы. Девушка встала рядом с ним и теперь напрямую смотрела на его мать. Зелёные глаза метали молнии, она даже не знала, что правильно ответить. Скрытая горечь Сириуса в его голосе больно резанула Лили  по сердцу. Одно дело знать, что мать мертва, другое — снова встретиться со страхами, отречением и нелюбовью родного человека. Лилс посмотрела на Блэка, который коротко бросил взгляд на лестницу, давая понять, что им нужно подняться наверх. Она кивнула, затем ответив Вальбурге и Сириусу одновременно:
Возможно потом я и буду рада, но точно не сейчас. — Лили поджала губы и они с Блэком прошли мимо застывшей на месте волшебницы, что казалось, выглядела слишком ошарашенной, чтобы возразить им. Тем более Сириус даже не оставил ей выбора, спокойно сказав, что Капеллу пора уложить спать. За этим крылась угроза, что пусть только Вальбурга попробует помешать… Лили знала, что не будет раздумывать, если та вдруг попытается снова навредить кому-то из них.
Они прошли наверх, в комнату Сириуса. Лили никогда ее не видела, но сразу же это поняла по сияющим красно-золотым цветам Гриффиндора и по давно позабытой гитаре. На плакаты с пышногрудыми девицами она старалась не смотреть. Странно, что в этой комнате ничего не попытались переделать, даже пыль здесь была словно с того самого побега Сириуса.
Блэк взмахнул палочкой и вся грязь исчезла. Лили убрала все неподобающие плакаты и затем устроила кровать для дочери поудобнее, наколдовав там привычные ей игрушки и постель. Но все равно Капелла посчитала нужным призвать преданного ей домовика, который наколдовал ее любимое одеяльце. Лилс усмехнулась, отвечая Сириусу:
Умение командовать и сделать по своему  это у неё в тебя.
Она наклонилась, погладив уже сладко засопевшую малышку по щеке и поцеловала ее, стараясь не разбудить.
Не спускай с неё глаз. — строго велела она домовику, тот почтительно опустил глаза и кивнул.
Конечно, миссис Блэк.
Потом повернулась к Блэку, взгляд ее тут же стал жестким.
Да, нам нужно спуститься. Только держи меня крепко за руку, иначе я могу сорваться. Она чуть не убила Капеллу!
Она чуть нас не убила!

Лили не злилась на него, она готова была уничтожить любую угрозу дочери, а таковой угрозой сейчас являлась родная бабушка. Какой-то абсурд… Голос Лили смягчился, как и ее злой взгляд.
Ты уверен, что здесь ей будет безопасно?  Рядом с твоей матерью? — она склонила голову набок, а потом вздохнула и обняла Сириуса. — Я так надеялась, что нам больше не придётся бояться за Капеллу…
Постояв так с несколько минут, желая, чтоб они длились вечность, Лили очнулась и крепче сжала руку Сириуса.
Ладно, пойдём. Познакомишь меня с твоей мамой поближе. — Лилс быстро поцеловала мужа и расправила плечи, будто готовясь к какой-то битве и они направились вниз.
Увидев Вальбургу внизу, девушка сдержанно кивнула ей и мельком глянув на Сириуса, представилась, хотя наверное в этом и не было острой необходимости:
Я Лили. Не могу сказать пока, что рада знакомству, но рада, что новости о вашей кончине оказались ложными. — вряд ли и этому она была сильно рада, но какой бы ни была Вальбурга, она все же оставалась матерью для Сириуса. И Лили видела и знала, что ему было больно узнать о ее смерти. А все, что причиняло боль ему, отражалось болью и на ней. Так что неожиданно воскресшая мать была в любом случае Сириусу облегчением.
Лилс настороженно окинула Вальбургу взглядом, постоянно гадая, что за мысли могут быть в голове у этой женщины…

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » [19.07.1985] Family values


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно