Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [сентябрь 1966] Un'break my heart


[сентябрь 1966] Un'break my heart

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

UN'BREAK MY HEART


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/523726.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/618003.gif

Участники: Э + М Эйвери

Дата и время: сентябрь 1966 года

Место: Лондон - Истборн

Сюжет: Когда дети отправляются в школу, у родителей может случиться второй медовый месяц. Если повезёт.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info][status]аристократ, джентльмен, скотина[/status]

Отредактировано Aedan Avery (2021-11-06 11:59:23)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+2

2

[indent] Отпускать сына оказалось сложнее, чем Магдалина ожидала. Пока он стоял весь из себя такой деловой и сосредоточенный с большим чемоданом, еще не переодетый в форму, но все равно - во всем специально по случаю такого важного дня новом и уже очень по-джентльменски солидном, она все равно видела его еще слишком маленьким мальчиком. Будто вопреки осознанию его возраста, в голове её продолжала биться мысль, что это все происходит совсем несвоевременно, и что он мог бы еще чуть-чуть позаниматься дома с репетиторами, под её ненавязчивым, как ей казалось, присмотром, если бы не проклятые британские традиции.
[indent] Если бы не его отец и не его со всех сторон подчищенная и прилизанная политическая карьера, которая обязывала эти традиции сохранять и всенепременно демонстрировать свое раболепное перед ними почтение. На платформе сновали репортеры, готовящиеся написать заметки о старте нового учебного года в Хогвартс. Магдалина чувствовала как подле её семьи взрываются с характерными хлопками вспышки колдокамер и, подозревая что может попасть в объектив одной из них, миролюбиво, нежно и пристойно улыбалась, чувствуя в горле ком таких размеров, что с трудом получалось говорить.
[indent] - Отправишь мне сову завтра утром? - Спрашивала она у Эрлинга, прилагая немалые усилия, чтобы не сграбастать его в охапку и не прижать крепко к себе, будто они  расстаются на вечность, а не до Рождества. Такое поведение было, пожалуй, непозволительно в этой стране, если твоя фамилия числилась в списке священных, и наследника этой элитарной привилегии надлежало отправлять в школу, где он мог бы пройти по стопам своего отца, сдержанно и пристойно. Эрлинг вел себя надлежащим образом, отвечал ей и Эйдану весьма деловито, хотя в нем чувствовалось это легкое возбуждение перед неизвестным, которое заставляло его едва заметно мяться на месте так, будто он уже хотел забежать внутрь, отнюдь не разделяя маминой тоски перед расставанием.
[indent] Паровоз выдохнул сизый дым из своей топки, ухнув с шипением и свистом, возвещая скорое отправление, и сын скрылся в дверях вагона. Магдалина, как полагалось, все с той же улыбкой положила руку на локоть супругу, позволив разве что пальцам сжаться чуть сильнее. Ей не очень хотелось демонстрировать таким образом перед Эйданом свою слабость и свое отчаяние, но если бы она не держалась за него, то у нее и вовсе существовал риск рухнуть на платформу. Они простояли до самого отправления поезда, который умчал на север огромный кусок её сердца, а после чинно отправились вместе с другими родителями на выход с платформы.
[indent] По злой иронии судьбы им предстояло отдалиться от Эрлинга еще дальше. Эйдан получил отпуск от Министерских дел и чета Эйвери намеревалась провести его на юге - в своем очаровательном и уютном летнем домике в Истборне.
[indent] При том, что несколько дней назад Эйдан снова “допоздна задержался на работе”, Магдалина не испытывала никакого желания оставаться с ним наедине в тесном особнячке всего на восемь спален и искренне опасалась своей реакции на какое-нибудь случайно произнесенное им слово, и тяжело предощущала возможность нового скандала, который был бы совсем некстати к ее тоскливому и угнетенному состоянию. Увы, они были не на той ступени социальной иерархии, чтобы позволить себе резко менять свои планы без уважительной на то причины, а потому, когда Эйдан активировал их порт-ключ, дважды перевернув песочные часики, она всего-навсего позволила себе стереть с лица деланную улыбку.
[indent] Она что-то невпопад отвечала Эйдану в тот момент, когда они только прибыли на место, совершенно упустив из внимания, о чем он спрашивал. Потом легко поддалась, когда муж помог ей снять мантию, но непроизвольно напряглась, когда ей показалось, что он задержал руки на плечах дольше, чем следовало.
[indent] - Я устала и хотела бы прилечь, если не возражаешь, - голос прозвучал, пожалуй, резковато, и Магдалина внезапно испугалась, что это может быть истрактовано как намек на ссору, для которой пока не было никаких сил, и уточнила на выдохе.
[indent] - Для меня сегодня очень трудный день.
[indent] Как всегда, когда она хотела расслабиться, она потянулась к волосам, чтобы освободить их из плена шпилек и распустить по плечам. Так Маг всегда чувствовала себя немного свободнее. Ровно настолько, насколько это было допустимо с фамилией Эйвери.

+2

3

[indent]Эрлинг был счастлив и взбудоражен, хотя вне дома, и особенно на забитой людьми платформе, старался не показывать этого слишком явно, чтобы сойти за достойного молодого джентльмена, знающего о жизни всё и даже чуточку больше. Образ, однако, несколько сбоил из-за оживлённого, любопытного взгляда, впитывающего всё новое, и отчасти лихорадочного блеска в глазах, выдававшего истинную степень энтузиазма юного наследника рода Эйвери, отправляющегося в школу в свой самый первый раз.
[indent]Эйдан довольно смутно припоминал себя в его возрасте, но точно помнил это ощущение эйфории от того, что надолго отправлялся подальше от родительского дома, в новый мир, манящий свободой и широкими перспективами — в первую очередь, конечно, для развлечений, но на учёбу он тоже был в принципе согласен. По остаточному принципу. Его сын, как ему казалось, мало чем отличался от него в этом контексте. Через это наверняка проходили если и не все, то очень многие дети на пороге поступления в школу, и Эйдан не видел смысла беспокоиться о том, что ему самому казалось нормальным.
[indent]А вот Магдалина переживала. Конечно, любая хорошая мать будет переживать из-за необходимости отправить куда-то ребёнка одного на несколько месяцев, но Маг, помимо всего прочего, была из тех матерей, которые склонны всё делать чрезмерно: чрезмерно опекать своих детей, чрезмерно о них заботиться и волноваться обо всём, с ними связанном, тоже чрезмерно. Не исключено, что это касалось не только собственных детей, но на примере Эрлинга склонности Магдалины пока проявлялись особенно ярко. С точки зрения Эйдана, ей не помешало бы вдохнуть, выдохнуть и начать смотреть на вещи проще. Хотя, справедливости ради, следовало признать, что на людях миссис Эйвери держалась безукоризненно, несмотря на все свои треволнения. Тем не менее, он выбрал момент, чтобы склониться к уху супруги.
[indent]— Ему одиннадцать, Маг. С ним ничего не случится. — Эйдан сказал это и хмыкнул: в школе не может не случаться ничего — на то она и школа. — Во всяком случае, ничего страшного, — уточнил он. Вообще-то, тоже спорное утверждение, но бомба два раза в одну воронку не падает, а в Риддла благополучно вляпался он сам. Второго такого Эрлинг в Хогвартсе не найдёт, уж в этом-то точно можно было не сомневаться.
[indent]Их сын уже сел в поезд, а они с Магдалиной продолжали стоять на платформе до самого отправления и даже дольше, пока дымящий паровоз не скрылся из виду, увозя Эрлинга в школу, в которой когда-то учился каждый из них. Можно было уйти и раньше, но законы приличий требовали соблюдения определённого ритуала, а Маг, кажется, слегка подвисла в своём печальном оцепенении под маской благопристойной материнской улыбки. Эйдан дал ей приличествующее время и увёл с платформы, когда оно вышло.
[indent]К разговорам Магдалина, по всей видимости, была не расположена. Когда Эйдан обращался к супруге, она отвечала рассеянно и словно наугад, и в какой-то момент это начало вызывать у него зарождающееся глухое раздражение, которому он, впрочем, постарался не давать воли в надежде, что его благоверная всё же возьмёт себя в руки. Очевидно, ей для этого нужно было чуть больше времени. Или не чуть.
[indent]Они уже успели переместиться в Истборн, а Маг так и не пришла в себя. Больше того: она решила послать его ко всем хвосторогам и, вероятно, провести вечер в скорби по выпорхнувшему из родового гнезда сыну. А потом следующий вечер. И все остальные дни и вечера до тех пор, пока они снова не вернутся в Лондон, где она продолжит запираться от него у себя в комнатах. Какая замечательная перспектива семейной жизни для родителей, которые наконец-то получили возможность держаться более открыто, не опасаясь нанести своему наследнику психологическую травму.
[indent]— Я вижу, — согласился Эйдан. Этот день в самом деле давался Магдалине нелегко. Впрочем, не только этот день. Можно ли ещё было как-то это исправить?
[indent]— Разумеется, не возражаю, я же не изверг, — чуть улыбнулся Эйдан, отправляя мантию жены на вешалку, и следом переместил туда же свою. — Но, если позволишь, я бы прилёг вместе с тобой.
[indent]Разумеется, они оба знали, чего стоят эти церемонные «если не возражаешь» и «если позволишь», но элементарную вежливость пока никто не отменял. Даже в браке.
[indent]— Обещаю, что не буду тебя слишком напрягать, — прибавил Эйдан, чтобы немного смягчить настойчивость предшествовавшего пассажа. В конце концов, он делал это не назло жене, а исключительно потому, что не горел желанием оставлять её одну киснуть в надуманных печалях. Ну, и ещё потому, что не хотел оставаться один сам.

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+2

4

[indent] Вместе с волосами на плечи упали все тридцать четыре года, которые Магдалина успела прожить на этом свете. Упали тяжелой ношей, которая к этому времени должна была успеть стать надежным фундаментом, но вместо этого оказалась зыбким плывуном.
[indent] Еще пока они с Эрлингом ходили по лавкам в Косом, выбирая ему учебники, перья, пергаменты - все самое лучшее, только лучшее для её мальчика - о том, что скоро земля под ногами пошатнется, можно было позабыть, но чем ближе было первое сентября, тем менее прочно Магдалина стояла на ногах, и все заработанное ей за годы, нажитое и привычное, все, что дарило радость, теперь причиняло боль.
[indent] Она не знала, как объяснить этой Эйдану, чтобы он не счел все какой-то очередной надуманной чушью его глупенькой принцессы, которая по-правде уже давно выросла. Как и её проблемы, которые точно стали взрослее вместе с ней, а заодно объемнее и неразрешимее.
[indent] Магдалина была бы не против не отлипать от мужа весь этот его отпуск, как уже бывало раньше, но ей казалось, что если сейчас они лягут в постель вместе, то обязательно займутся любовью, которая, как обычно, затмит все её горе, но только временно и только с тем, чтобы потом стало еще хуже. Так всегда бывало, когда Эйдан выходными ночевал в её спальне и по утрам щекотал шею дыханием, и никак не давал подняться своими поцелуями, а потом начинал пропадать всю неделю на работе. Хотелось бы верить, что на ней, хотя временами не получалось, и это неверие тянуло Магдалину вниз вместе с перспективами невеселого, одинокого будущего. Тянуло все глубже и все безысходнее, каждый вечер, когда Эрлинг уже ложился спать, а Эйдана еще не было, и стены в особняке, стоило на них погаснуть светильникам и свечам, давили на Маг сверху всей своей громадой, нависали как скалы и угрожали раздавить. Теперь такое состояние угрожало стать постоянным, прерываясь лишь на краткие перерывы праздников и каникул.
[indent] Больше всего на свете Магдалина не понимала именно этого состояния - одиночества. В Дворце Западного Ветра всегда кто-то был, Реверте жили большой семьей и часто принимали гостей, тогда как в Эйвери-мэнор кроме трех человек оставались только эльфы и портреты, и не хотелось даже думать, кто из них раньше способен свести одинокую женщину с ума. Эйдан, должно быть, этого не понимал. В конце концов, насколько Магдалина могла судить из разговоров с почившей свекровью, он до поры рос достаточно одиноким и самодостаточным ребенком.
[indent] Она подошла к нему и мягко поцеловала в щеку, заранее извиняясь за то, что скажет что-то, что ему не понравится.
[indent] - Мне кажется, мне надо побыть одной, - она заглянула ему в глаза, стараясь прочитать в них, понял ли её муж, но почему-то увидела не участие, а скорее что-то выдаваемое за него. Почему-то ей казалось, что несмотря на навязываемую близость Эйдан продолжал быть от нее бесконечно далеко. Так далеко, что в груди начало болеть и говорить стало сложнее, хотя, пожалуй, необходимее.
[indent] - Понимаешь, я все эти годы жила только вами двумя, а теперь вы оба будто исчезаете для меня, - Магдалина отошла от супруга, повернулась к нему спиной и вытащив из-за пояса на платье волшебную палочку, призвала к себе стакан с водой. У нее начинала от нервов кружиться голова и правда хотелось прилечь тем сильнее, чем дольше и откровеннее она говорила.
[indent] - Эрлинг вернется только к Рождеству, ты вечно допоздна торчишь на работе, - маленький глоток, взятый вместо паузы, позволил проглотить другое болезненное предположение, которое она упорно гнала от себя - предположение о том, на работе ли пропадал её благоверный, учитывая те, прошлые случаи. Пока ей не хотелось думать еще и об этом, хотя становилось уже понятно, что однажды и эти сомнения поглотят ее изнутри, если только одиночество не сделает это раньше.
[indent] Если она не придумает, как с ним разобраться.
[indent] Магдалина очень устало посмотрела на Эйдана и постаралась ему улыбнуться.
[indent] - Я не знаю, как мне жить дальше. Мне, наверно, надо об этом подумать и попробовать во всем разобраться.
[indent] Это почему-то начинало звучать как извинение, хотя, наверно, если муж действительно хотел провести с ней отпуск, а не просто соблюдал формальности светской жизни, то именно извинением это и было.

+2

5

[indent]Чего-то в этом роде Эйдан и ожидал — потому и взял отпуск в начале осени. К слову, он предполагал, что всё могло оказаться ещё хуже: сейчас Магдалина по крайней мере сделала шаг ему навстречу — она говорила откровенно, хотя одновременно с этим отталкивала его. Или, скорее, думала, что отталкивает. Эйдан же, напротив, обрадовался. Диалог лучше глухого молчания как в международной дипломатии, так и в отношениях с женой.
[indent]Маг, очевидно, была расстроена отъездом Эрлинга, причём переживала это расставание до того болезненно, что ей не хватало сил скрывать свои эмоции перед мужем, хотя она пыталась. Собственно, Эйдан вообще не понимал, зачем ей что-то от него скрывать — он и так уже знал свою благоверную со всех сторон и, как ему казалось, понимал её достаточно хорошо, чтобы предположить, какой сомнительной логикой она руководствовалась. Нельзя грустить, потому что тогда он будет считать её слабой. Или истеричкой, делающей из мухи слона. Или всё вместе. Ну, так что с того? Как будто он не знал, что женился на маленьком эмоциональном вулкане с повышенной склонностью к капризам. К тому же, Маг не всегда была такой. Эйдан замечал, как искренне она старалась соответствовать всем канонам жизни британской аристократии. Она даже научилась пить чай, который ненавидела всей душой — и всё равно отчего-то переживала так, как будто, стоило ей проявить признаки печали, как он посмотрит на неё, словно на пришельца из космоса, оглушит, перевяжет алой лентой и отправит обратно, к родителям, с запиской «заберите это обратно».
[indent]Магдалина поцеловала его в щёку, и Эйдан увидел в этом робкую просьбу проявить понимание к её «причудам». Затевать ссору она сейчас явно не хотела, и это было просто замечательно, потому что вместо обвинений на повышенных тонах Эйдан услышал развёрнутые объяснения — довольно сумбурные, надо сказать — но, как ни странно, понятные.
[indent]— Ты сама себе противоречишь, — как можно мягче, без упрёка сказал он, одной рукой приобняв жену за талию и притянув её поближе к себе. — Я понимаю, почему ты расстроена. Эрлинг уехал, без него в мэноре стало пусто. До этого времени он был чуть ли не всей твоей жизнью, а сейчас он уехал, и тебе стало нечем себя занять, поэтому ты пребываешь в смятении, чувствуешь себя подавленной, и тебе грустно. Видишь, я всё знаю.
[indent]Эйдан провёл рукой по волосам Магдалины, отодвигая тяжёлые пряди назад.
[indent]— Наш мальчик вырос, всё поменялось, и кажется, что ничего уже никогда не будет, как прежде, а часть жизни резко оборвалась и перестала существовать. Что теперь делать и как жить дальше? Да, тут есть над чем поразмыслить. Но знаешь что? Тебе не нужно разбираться с этим одной. Я тебе помогу, — он потянулся к жене и легко коснулся губами её лба. — Ведь я сейчас здесь, с тобой. И я никуда не исчезаю. Идём.
[indent]Эйдан потянул Маг за собой, но не в спальню, а в гостиную. Там он опустился на кушетку напротив панорамного окна с видом на парк и увлёк супругу следом.
[indent]— Давай просто побудем немного вдвоём. Посидим вместе, поговорим, подумаем, что делать дальше.
[indent]Всё это были предложения, которые у Магдалины оставался шанс отвергнуть, однако Эйдан нарочно избегал вопросительных интонаций: вопросов его измучившей себя переживаниями супруге хватало и без него. Не стоило обременять её дополнительными сомнениями и избыточной вариативностью действий — куда больше ей сейчас нужно было, чтобы кто-то снял с неё груз неопределённости и наметил надёжный путь через мрачное болото, которое она уже наверняка нарисовала в своём воображении. Продолжая уговаривать супругу, Эйдан ненавязчиво помог ей полулёжа устроиться в его объятьях на кушетке, забравшись на неё с ногами.
[indent]Когда они просто отдыхали вот так, в обнимку, и напряжённое тело Магдалины постепенно расслаблялось в его руках, Эйдану хотелось касаться её кожи, ласкать и гладить её, целовать волосы. Он вспоминал их лучшие времена, когда они только поженились и лежали, утомлённые после секса, но счастливые и довольные друг другом. Влюблённые. Этого было уже не вернуть, но разве они не могли хотя бы попробовать создать что-то новое, не хуже?
[indent]— Я догадывался, что так будет, — сказал Эйдан, неторопливо перебирая пальцами пряди волос жены. — Потому и взял отпуск сейчас. Не хотел, чтобы ты чувствовала себя одинокой, — он поцеловал её в висок и мягко коснулся подбородка, направляя лицо супруги так, чтобы поймать её взгляд. — Ты не одна, Маг. Я рядом. Поговори со мной.

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+2

6

[indent] Магдалина расслабилась окончательно в тот момент, когда Эйдан сказал, что взял отпуск ради нее. Это было приятно и, в каком-то смысле, даже интимно - он подумал о ее чувствах и попробовал представить её мысли, возможно даже отслеживал её реакции, например, в то время, пока она вместе с Эрлингом, дожидаясь главу их маленького семейства вечерами, листала новенькие учебники за первый курс и старательно делала вид, что радуется их наличию. Или тогда, когда она помогала собирать вещи в большой чемодан с поклажей до самого Рождества. Или когда, с трудом сдерживая дрожь в голосе, командовала Тиссифоне приготовить особенный завтрак этим утром, за несколько часов до того, как они отправились на вокзал.
[indent] Ей казалось, что с той нечастой периодичностью, с которой они с супругом пересекались в последнее время, с тем потоком ссор, в который, даже при этой не-частоте встреч, они умудрялись временами превращать вечера друг друга, такая наблюдательность и такое понимание были уже невозможны. Что они должны были просто со временем перерасти все это трепетное ощущение друг друга и приобрести какую-то толстокожесть. Все же они были уже не так молоды, да и обычаи этой страны предполагали чуть большую отстраненность между членами одной семьи.
[indent] Наверно, поэтому Магдалина временами, после скандалов вокруг измен Эйдана чувствовала стыд - ей казалось неправильным, что она до сих пор столько испытывает по отношению к мужу, и так плохо воспринимает себя без него, и так болезненно предощущащает пустоту, которая должна была неизбежно случиться в Эйвери-мэноре теперь, после отъезда Эрлинга. К тому же Маг так и не укоренилась в Британии никак иначе, как через двоих своих самых любимых мужчин, и вряд ли могла поделиться ощущением своего одиночества с кем-то, кого она с определенной натяжкой могла назвать подругами.
[indent] Все они - остальные женщины её круга - её скорее раздражали. Они жаловались на мужей, а не на их отсутствие в своей жизни, и были утомлены постоянным пребыванием с детьми. У них у всех водились какие-то свои интересы в этой стране и до брака, и брак эти интересы так или иначе, но пресекал, и Магдалина их не понимала, да и не хотела понимать. Особенно не тогда, когда Эйдан умиротворяюще прижимал ее к себе, гладил волосы, невесомо касался виска губами и все знал. Конечно же, он все знал.
[indent] - Я такая предсказуемая, да?
[indent] Маг улыбнулась, уложив голову ему на плечо и позволив себе постоять так немного - опершись пусть не на самую надежную опору из тех, что была у нее в жизни, но на ту единственную, на которую хотела опираться. Возможно, приятнее этого было действительно только лежать с мужем рядом. Пусть и просто так. Просто созерцая сад за оконом, пока пальцы едва весомо скользили по коже на его ладонях.
[indent] - Я говорю с тобой. Я не могу не думать, о том, что этот отпуск кончится буквально через пару недель, и ты снова начнешь пропадать… Пусть даже на своей работе, - она сопроводила эту фразу ощутимым вздохом. Эта тема была тонкой, почти болезненной и в любой момент могла вильнуть туда, куда Магдалине ступать не хотелось. По крайней мере, не хотелось сегодня, когда и без мыслей о том, кто еще засыпает в объятьях Эйдана, ей было плохо. Подушечка её указательного пальца скользила по костяшкам на ладони у мужа, каждый раз после подъема проваливаясь во впадинку, но упрямо взбираясь обратно наверх. Поэтому после мыслей о любовницах, Маг подумала снова о любви, и раз уж она все равно смотрела в лицо супругу, просто невозможным было не потянуться к нему ближе, и не поцеловать коротко в уголок губ, прежде чем вернуться обратно, к невесомым ласкам и, пожалуй, не совсем серьезным поводам для грусти. Вроде тех, что из-за стремительной карьеры у ее мужа стало меньше свободного времени.
[indent] - Помнишь, как было здорово, когда мы только поженились. Ты тогда даже сбегал в обед домой, чтобы заняться со мной любовью. Мне иногда до сих пор неловко проходить перед портретом твоей матери, признаюсь…
[indent] Магдалина улыбнулась своим мыслям и ощутила, как слегка потеплели щеки от воспоминаний. Первые месяцы жизни в Эйвери-мэнор она бы могла назвать даже утомительными, если бы они не были бы такими счастливыми. Почему она раньше их не вспоминала? И по какой-такой несправедливости выходило, что ей приходилось изобретать что-то новое, вместо того, чтобы окунуться в старое? Она чуть потянулась у Эйдана в объятьях, якобы устраиваясь поудобнее, и продолжила беседу, но уже чуть сворачивая в сторону от её печального русла.
[indent] - Чем вообще занимаются женщины, если не воспитывают детей? Миллисент, я слышала, вроде бы открывает благотворительный фонд. Я же тоже, наверно, в чем-то талантлива, м?

+1

7

[indent]Того состояния, когда супруги окончательно перестают доверять друг другу, они ещё не достигли: Эйдан уверился в этом, когда почувствовал, как Магдалина расслабилась, прижавшись к нему. Разумеется, после того случая с детективом она не переставала подозревать его в изменах и не упускала возможности об этом намекнуть — довольно прямолинейно, на вкус Эйдана, особенно когда намёки переходили в обвинения, а обвинения перерастали в скандалы, — но эти вспышки систематически сменялись затишьями, а они всё ещё могли разговаривать друг с другом и чувствовать, когда нужны друг другу.
[indent]Впрочем, некоторые моменты было нетрудно просчитать и чисто логически — как реакцию Маг на отъезд Эрлинга в школу, например. Поэтому, когда она спросила о своей предсказуемости, Эйдан только улыбнулся и поцеловал её скулу.
[indent]— Ты всё лето была сама не своя, и чем ближе к сентябрю, тем больше это становилось заметно. Для меня, во всяком случае, — прибавил он, пресекая в зародыше поток совершенно лишних сейчас тревог о том, что могли заметить бывавшие у них дома гости или те, чьим гостеприимством они порой пользовались. — К тому же, я и сам думал о том, что без Эрлинга в особняке станет значительно тише. А ещё о том, как мы будем проводить выходные, когда наш сын уедет набираться знаний и набивать первые шишки себе и сверстникам.
[indent]Вообще-то, «проводить выходные» — это было сказано слишком громко, потому что сама формулировка, казалось, требовала стабильности, регулярности и незыблемости, а Эйдан вовсе не подразумевал все и каждые выходные, потому что в его жизни, помимо семьи, было немало других важных или увлекательных аспектов. Однако это не мешало ему представлять, что, когда Эрлинг отправится в школу, они смогут быть с Магдалиной вместе как и где захотят, в любой момент, не беспокоясь о том, что сын может увидеть что-то лишнее. Совсем как в первое время после свадьбы. Их отношения с тех пор, конечно, претерпели определённые изменения — но почему бы не попробовать воскресить столь прекрасную их часть? Магдалина, кажется, совсем об этом не думала. Или не считала это возможным. Так или иначе, Эйдан собирался направить её мысли в правильное русло — потому они и были сейчас вдвоём в Истборне. Он провёл подушечками пальцев по руке жены от плеча к локтю и на пару мгновений уткнулся носом в её волосы.
[indent]— Посмотри на это с другой стороны. Всё имение в нашем распоряжении, не нужно приглядывать за Эрлингом, пока это делают учителя в школе, и мы с тобой можем заниматься, чем захотим. И плевать на портреты, — Эйдан с мягкой улыбкой посмотрел на жену. — Это тоже будет здорово. Почти как тогда, когда мы только поженились. Только немного по-новому.
[indent]Проскользнувший в потоке речи Маг вздох Эйдан, естественно, предпочёл не заметить, потому что слишком хорошо понимал, что за ним скрывалось. Ссориться ему сейчас не хотелось, равно как и его чувствительной принцессе. Куда приятнее было вместе посмеяться, вспоминая собственные бесчинства на виду у почивших мастодонтов британской аристократии, вплоть до его родителей. Отец их, впрочем, не осуждал — в этом Эйдан был уверен. Насчёт всех остальных — могли бы и отвернуться, если им так противно. А не отвернулись — пусть завидуют.
[indent]Зато Магдалина сама обратилась к воспоминаниям об их лучших временах, и эти воспоминания вызвали у неё улыбку. Хороший знак — равно как и попытка подумать о том, чем занимаются женщины их круга, временно избавленные от необходимости делать вид, что воспитывают своих детей.
[indent]— Ну, некоторые пытаются сделать новых детей, которых можно будет воспитывать, — хмыкнул Эйдан, поглаживая супругу и удерживая её в объятьях. — Но у тебя, без сомнения, есть масса других талантов. Например, настоящий дар придумывать себе проблемы, пилить меня и строить домовиков, — он тихо рассмеялся и поцеловал Маг в губы. — И ещё я думаю, что ты прекрасная мать. Я серьёзно.
[indent]Лучший способ сделать так, чтобы твоя жена не беспокоилась из-за того, что слишком много беспокоится — подвести под её тревожность красивую мотивационную базу. К тому же, разве это не было правдой, и Магдалина переживала о разлуке с сыном не из любви к нему? В этом смысле, возможно, было не худшей идеей подумать о том, чтобы обзавестись ещё одним ребёнком: и Маг будет, чем заняться и на кого обратить свою неисчерпаемую эмоциональность, и ещё один наследник роду Эйвери не повредит — мало ли, каких только неожиданностей не случается в жизни. Но настаивать Эйдан не хотел. Если бы он попросил её сейчас, его подтаявшая от внимания снегурочка могла и согласиться, но это отнюдь не означало, что назавтра она не обвинит его в том, что он указывает ей, что делать. Так что пусть лучше придёт к такому решению сама.
[indent]Эйдан мягко отвёл волосы Магдалины в сторону и коснулся губами её шеи. Он вдруг подумал о том, что его благоверная может расстроиться, если он попытается свести её роль к исключительно биологической, а упоминание о портрете матери натолкнуло его на внезапную (и, главное, ни к чему не обязывающую) идею.
[indent]— Кстати, у нас в кладовых до сих пор пылится уйма картин из твоего приданого. Может, подыщешь им достойное место, когда мы вернёмся в Лондон? Стен у нас предостаточно, — мимоходом предложил Эйдан, больше внимания уделяя шее супруги, чем собственным словам.

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

8

[indent] Сложнее всего становилось, когда Эйдан начинал целовать её шею, пересекая при том границу между ненавязчивой демонстрацией внимания и настойчивостью, намекавшей на нечто большее. На нечто большее, чем они в принципе были друг для друга, больше чем супруги, больше чем родители чудесного сына, чем мистер и миссис Эйвери, чем любовники или в принципе все те слова и определения, которые только могли придумать для обозначения их связи люди в своих нелепых языках.
[indent] Когда Эйдан целовал её шею, Магдалина понимала и вспоминала, что на самом деле предназначена ему, потому немудрено, что где-то на кромке следов от прикосновений Его губ к коже началась когда-то их любовь. Началась так стремительно, наивно и неотвратимо, как могло быть только с ними двумя. Так, что стоило вспоминать об этих чувствах почаще, чтобы не дать вечной рутине захлестнуть себя.
[indent] Маг не могла быть одинокой. После того, как Эйдан приехал однажды в гости в их дворец на юге Испании, они уже не могли существовать отдельно друг от друга, и ни отъезд сына, ни долгие задержки мужа на работе, ни даже его все чаще всплывающие связи с другими женщинами, не могли этого изменить. Она иногда забывала об этом, как и о своей едва ли не болезненной зависимости от своего несносного англичанина, но всякий раз, когда он напоминал ей, внутри, сдавливая сердце, будто надувался пузырь, наполненный не то нежностью, не то нестерпимым желанием поглотить Эйдана, раствориться в нем, стать с ним одним целым.
[indent] Магдалина чуть слышно застонала и чуть громче выдохнула, когда мурашки разбежались от легких прикосновений там, где ощущалось, как бьется кровь под кожей, и стало немного обидно, что муж не оставляет ей даже шанса погрустить и одним только своим присутствием раз за разом напоминает, насколько несущественно в этом мире все, кроме простого факта - они есть друг у друга.
[indent] - И ты не будешь возражать, если я перевешу всю твою родню? Они будут возмущаться куда больше, чем когда мы занимались любовью перед их взглядами, - она, по правде, думала уже совсем о другом, если слово “думать” здесь было вообще уместно. За прикрытыми веками чувства звучали глубже и глуше, и воздух затекал в легкие, моментально разогревался в них и обжигал, и не принося при том ни миллиграмма кислорода.
[indent] Маг не выдержала в какой-то момент терпеть эту сладкую пытку. Она обхватила руками голову Эйдана, чтобы оторвать его от себя, перекинув ногу через его бедра, извернулась, устроилась на нем сверху и приблизила свое лицо вплотную, буравя хорошо знакомые черты взглядом так, будто хотела врасти им в них.
[indent] Вдохи и выдохи стали совсем поверхностными и короткими, а одежда - тесной, как случалось всегда, уже долгие долгие годы их совместной жизни. Всякий раз, когда Эйдан напоминал, а Магдалина вспоминала, что такое возможно.
[indent] У тебя глаза невероятные. Почему ты всегда смотришь на меня так, будто смеешься? Будто знаешь обо мне чуть больше, чем знаю я сама? - Хотелось спросить ей, но пальцы замерли на чужих висках, прежде чем медленно забраться в волосы.
[indent] Почему ты лучше меня знаешь, что мне надо чувствовать?
[indent] Она потянулась губами к губам. Все предыдущие поцелуи сегодня были слишком короткими, слишком невинными. В них был привкус собственного эгоизма, переживаний за сына, скорой разлуки с ним, грядущего одиночества. Они даже и поцелуями не могли считаться сами по себе - в них не доставало искренности, только поводы отвлечь и отвести в сторону грустные мысли и неприятные разговоры. От них не сжималось сердце и не разгоралась кожа. В отличие от…
[indent] За что мне так спокойнее, когда ты рядом?
[indent] Она снова не озвучила свои мысли вслух, только прислонилась лбом ко лбу Эйдана, когда контакт их губ оказался разорван, будто не хотела терять ни мгновения и ни миллиметра между ними. Глаза открывать Магдалина тоже не спешила, только, судорожно сглотнув, поинтересовалась будто бы между делом.
[indent] - Ты говорил, что все имение в нашем распоряжении, кажется?
[indent] В этой гостиной, к счастью, не было портретов, которые могли бы их осудить и рисковали быть за это перевешенными. Только парк за большим окном - молчаливый и удобный свидетель.

Отредактировано Magdalena Avery (2021-12-23 20:03:46)

+4

9

[indent]Нельзя сказать, чтобы Эйдан это планировал. Во всяком случае, не так сразу. Ему казалось, что понадобится больше времени, чтобы Маг оттаяла и вынырнула из своей пучины материнской тоски, вызванной первой продолжительной разлукой с сыном. Но что-то между ними по-прежнему продолжало жить — что-то хорошее, вдохновляющее и согревающее своим теплом — и сейчас оно так вовремя просыпалось, подкрадывалось к ним из ласковой темноты, обволакивало и заставляло вспомнить, какими счастливыми они были когда-то. И что мешало им быть такими же теперь?
[indent]Магдалина отозвалась на его прикосновения куда активнее и ярче, чем Эйдан предполагал или даже надеялся. Может быть, подействовала перемена обстановки; может быть, свою позитивную роль сыграл короткий доверительный разговор между ними, каких не случалось уже давно, — казавшаяся уже практически разорванной и истончившейся ниточка, связывавшая их, вдруг снова начала укрепляться и обретать плотность. Впрочем, почему же «вдруг»? Всё это не было случайностью: Эйдан планомерно и старательно подводил супругу к такому исходу, заранее всё обдумав и просчитав. Однако он ошибся. Магдалина реагировала на его внимание гораздо более чутко и охотно, чем ожидал Эйдан. Она всё ещё любила его, несмотря ни на что, и сейчас особенно остро нуждалась в нём — а он так удачно был к этому готов и вовремя оказался рядом.
[indent]— Не трогай папу, — подумав мгновение, откликнулся Эйдан на вопрос жены. — Остальных перевешивай, куда захочешь. Того, кто будет возмущаться громче всех, спрячем в чулан.
[indent]Потому что Магдалина права: возмущаться они будут — особенно если лишатся своего увлекательного сериала о двух молодых представителях их древнего рода. Да и дракклы с ними. Чтить предков и подстраивать свою жизнь под прихоти запылившихся портретов — это абсолютно разные вещи.
[indent]Идея «просто полежать и поговорить» увенчалась успехом лишь отчасти: поговорить им удалось, а с остальным всё вышло так, словно они на дюжину лет вернулись в прошлое. В те времена они оба были ненасытны, и их вовсе не тревожило мнение замшелой когорты праотцов, неодобрительно взиравших на них из тяжёлых рам портретов. Говоря откровенно, Эйдана оно не волновало и теперь. Уловив готовность Маг перейти в наступление, он улыбнулся и подался ей навстречу. Его ладони нашли хорошо знакомые изгибы тела, их взгляды встретились, говоря друг другу что-то куда более важное и глубокое, чем могли выразить слова, губы сомкнулись. Потом они долго смотрели друг на друга, и, поигрывая прядями её волос, падавших ему на лицо, Эйдан думал о том, как немного, в сущности, нужно для счастья его жене, и как нетрудно дать ей то, чего она хочет. Это было даже приятно: вновь почувствовать себя любимым собственной супругой, как будто последних лет тринадцати не было вовсе — или словно они прошли совсем не так, как на самом деле. Лучше. Эйдан и не надеялся на такой успех, но сейчас ощущал себя окрылённым и готовым свернуть горы — даже снова выйти на арену с быком, если потребуется.
[indent]— Именно так, — подтвердил он, сдерживая довольную улыбку. — И никто и ничто не в силах нам помешать, — Эйдан поцеловал Магдалину снова, привлекая её к себе, зарываясь пальцами в густые тёмные волосы на затылке. После этого он приподнялся на локтях и обратил на супругу взгляд, который можно было одновременно счесть как ласково-насмешливым, так и поддразнивающим.
[indent]— Мы с тобой опять начали не с того, — констатировал Эйдан. — Хотя нам всегда было наплевать на условности, — он усмехнулся, вспоминая их первую особенную встречу в тени жасминовых кустов, нарушавшую все возможые правила приличия. — И всё же, в этот раз у меня для тебя кое-что есть.
[indent]Эйдан дотянулся до волшебной палочки и с помощью магии призвал к себе небольшую вещицу, которая оказалась помещавшимся в ладони футляром красного бархата.
[indent]— Я бы встал на одно колено, но ты сидишь на мне верхом, — ухмыльнулся он и уже в открытом виде протянул обтянутую тканью коробочку Магдалине, демонстрируя украшенное крупным рубином кольцо.

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

10

[indent] У них не всегда в последнее время получалось так легко и так гладко подстроиться друг под друга. Магдалина с возрастом научилась грустить упрямее и дольше, могла случайно в произвольный момент вспомнить о любой из измен, в которых успела уличить мужа, или накрутить себя вокруг той, о существовании которой только догадывалась. Иногда любая, самая невинная ласка Эйдана заставляла её непроизвольно задуматься - так же ли он прикасался к другим? Так же ли он целовал других? Любил ли путаться пальцами в волосах других женщин, как путался в её? Манил ли их тем же дурманящим ощущением вседозволенности, которое довеском шло к его спокойствию и уверенности?
[indent] Мысли о посторонних и лишних, которые, как и она, были с её мужем, иногда будто отдаляли Магдалину от него, но, наверно, тем первым сентября, когда физически оформился её величайший страх - страх разлуки с сыном - переживаний и расстройств оказалось достаточно, чтобы призраки доказанных и недоказанных любовниц временно перестали беспокоить. В голове у Маг в какой-то момент стало восхитительно пусто, как бывает после долгих, изматывающих рыданий. И точно так же как после них, любое проявление заботы и внимания воспринималось ярче, не говоря уже о страсти.
[indent] Не хотелось думать, что она может доставаться кому-то еще. Что кто-то еще может получать такое же одобрение, и кому-то еще Эйдан может также улыбаться, отдавая в распоряжение целый дом. И это не-желание временно оказалось сильнее всех прочих эмоций.
[indent] - Это хорошо, - только и успела отозваться Магдалина прежде чем её увлек следующий поцелуй - не менее дурманящий и пылкий, чем предыдущий, но куда более деятельный для нее. Пока Эйдан придерживал её голову, она на ощупь пальцами искала пуговицы его рубашки, расстегивая одну за другой: uno, dos, tres…
[indent] После этого, как ей казалось, все должно было происходить спонтанно, интуитивно и необратимо. Казалось, что еще сколько-то они просуществуют без разговоров, если не считать за оные короткие, сбивчивые просьбы быть ближе, теснее, поддатливей.
[indent] То, что Эйдан под ней зашевелился как-то не так, как она ожидала, что он предпочел пуститься пусть в шуточные, но все же обвинения в их обоюдной непоследовательности, что зачем-то потянулся за своей волшебной палочкой, заставило Магдалину немного отодвинуться от него, слегка нахмурившись, и даже подтянуть поползший вниз край декольте у платья. Что такое припас для нее муж, что это не могло подождать еще с полчаса?
[indent] Коробочка красного бархата в его руке, правда, слегка разгладила суровую складку, прорезавшуюся было промеж бровей у Маг, а вид его содержимого заставил простить мужа окончательно. Хотя пока не на словах. Куда-то ведь надо было деть всколыхнувшееся на пару секунд негодование. Вместо благодарности Эйдану Эйвери от супруги в первую секунду достался очередной каприз, пусть и не совсем серьезный, и вряд ли сочетающийся с блеском её заслезившихся от счастья глаз. Кольцо в коробке было прекрасно и само по себе, и как символ, и, главное, как еще одно доказательство того, что о ней и только о ней заботятся по-особенному, и будут заботиться, несмотря на все эмоции и нестабильность.
[indent] - И что, неудобная поза помешает тебе надеть мне его на палец? - Магдалина, приподнялась, якобы грозно нависнув над супругом, решительно убрала упавшие на лицо пряди волос, тем самым не преминув лишний раз продемонстрировать ключицы и шею.  - Мне встать и отойти?
[indent] Она сделала движение бедрами, явно не собираясь подниматься, но чтобы удостовериться, что в ближайшее время мужу точно не захочется, чтобы она уходила. Рубин в завитках золотой вязи идеально сел на фаланге, кольцо напоминало одновременно и желтый песок арены, и алую кровь на нем, но, главное, что Эйвери, действительно, были чертовски непоследовательны - решить устроить себе еще одну помолвку после стольких лет законного брака?
[indent] Магдалина отставила руку с украшением в сторону, любуясь, потом, припадая к мужу, отвела её пальцами прядку с его лба, и, уже почти касаясь его губ губами, прошептала.
[indent] - Я люблю тебя, Эйдан. Мне иногда чертовски страшно от того, как хорошо ты меня знаешь, мне больно всякий раз, когда мне кажется, что ты можешь отдалиться от меня, но, я клянусь, что только ты можешь сделать меня счастливой.
[indent] Какие-то условности ведь были доступны и им, а помолвка, пусть и повторная, была таким удачным поводом для признаний и клятв.
[indent] - Пообещай, что я всегда буду для тебя особенной.

+1

11

[indent]Эйдана порой по-настоящему поражал их брак с Магдалиной. Не оттого, как стремительно и ярко они к нему пришли — тут всё было понятно: они были молоды, честолюбивы, красивы и своенравны и шли на поводу у своих желаний, так удачно совпадавших с прагматическими расчётами. Эйдан, во всяком случае, и спустя годы продолжал считать эту партию во многих смыслах идеальной. Удивляло то, что даже по прошествии многих лет, когда они узнали друг друга гораздо лучше и набили шишек, неизбежных в столкновениях и борьбе двух эгоизмов, а обоюдная влюблённость поистёрлась и утратила прежний блеск, они с Магдалиной каким-то восхитительным образом оставались привязаны друг к другу. Даже выматывать друг другу нервы у них получалось поразительно успешно, но при всём при том огонь их семейного очага никогда не угасал до конца. Что-то там всё-таки было, в той искре, вспыхнувшей между ними под жарким небом Гранады, — что-то особенное, связавшее их вместе и не отпускавшее друг от друга.
[indent]Иногда они как будто нарочно старались об этом забыть, но раз за разом неизменно возвращались к тому, с чего начали, — с жажды обладания, которая никогда не удовлетворялась полностью и то и дело требовала новых вливаний. Впрочем, время от времени эта жажда приобретала причудливые для их брака формы, которые у людей нормальных обычно считаются нормой. Например, желание сделать своей второй половинке что-то приятное. Конечно, не все при этом руководствуются стремлением получить в итоге что-то приятное для самого себя, но это уже детали. И потом, как разница, если результат всё равно один? Сейчас Эйдан получил возможность не без удовольствия проследить за тем, как его обожаемая супруга привстаёт в позу капризной принцессы, потому что он посмел прервать ход её формирующихся на ходу планов, а она не сразу успела разобраться, по какой причине. И тем приятнее было наблюдать за тем, как меняется лицо Магдалины по мере осознания происходящего. Это уже само по себе стоило того, но Маг не была бы собой, если бы не продлила естественную реакцию и не превратила её в игру, — как кошка, не допрыгнувшая до цели и шмякнувшаяся на пол между софой и комодом, но старательно делающая вид, что всё так и было задумано.
[indent]Эйдан смотрел на супругу, не скрывая улыбки, залегшей в уголках губ, и, когда она решила устроить ему свой маленький спектакль, угрожая отдалиться, притворно вздохнул, глухо щёлкнув закрывшейся в его руке бархатной коробочкой.
[indent]— И угораздило же меня жениться на принцессе, — хмыкнул Эйдан, уже раскрывая футляр снова, чтобы всё-таки извлечь из него кольцо. — Вашу руку, моя капризная леди.
[indent]В любой игре важно знать меру, чтобы она не вышла из берегов и не заполнила собой реальность. Такие выплёскивания через край редко заканчиваются хорошо. Как бы там ни было, в этот раз (пока) обошлось: кольцо село идеально, и Магдалина отвела руку в сторону, чтобы полюбоваться отблесками каминного пламени в тёмном рубине.
[indent]— Нравится? — спросил Эйдан. Он видел, что нравится, — не только само кольцо, но и факт его получения — но почему бы не напроситься на более выраженное проявление эмоций от собственной жены? И он получил, что хотел. Под властью момента или нет, Маг говорила искренне, это было заметно по её глазам. Она открыто признавалась и в любви к нему, и в своей беззащитности перед ним, потому что, если он мог сделать её счастливой, то и сделать несчастной мог тем более. Вероятно, оба они это понимали. Но сейчас у них был хороший день, один из тех, когда касаться старых ран не полагается и во всех смыслах правильно вместо этого касаться друг друга. Эйдан едва успел довольно улыбнуться на слова Магдалины, когда их губы соприкоснулись, утопив невысказанный ответ в глубоком поцелуе.
[indent]— Ты и есть особенная. И всегда будешь, — негромко заверил он жену мгновения спустя, то совсем легко, то с нажимом ведя ладонями по знакомым изгибам её тела и проникая под подол платья, любуясь ею и привлекая к себе до тех пор, пока не почувствовал, что занял удобную исходную позицию. Тогда Эйдан крепко обхватил супругу и на миг приподнялся вместе с ней, чтобы поменяться с Маг местами и подмять её под себя.
[indent]— Я люблю тебя, Магдалина Эйвери. И даже не мечтай от меня избавиться, потому что я тебя никому не отдам.

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

12

[indent] Оказаться снизу было обидно, но только чуть-чуть. Обидно не серьезно, а скорее потому, что все произошло слишком неожиданно, что поглаживания, от которых Магдалина совсем расслабилась и обмякла, оказались будто бы обманным маневром для отвлечения внимания. Ну и еще потому, что Эйдан никак не хотел отдавать ей в руки пусть даже такую, пусть совсем маленькую власть над собой, и в попытках все контролировать готов был типично для себя хоть и на шуточную, но все-таки подлость.
[indent] Эта крохотная обида, вместе с куда большим замешательством от резкой перемены положений, вероятно, отчетливо проступила у Маг на лице - наедине с мужем она в принципе хуже контролировала и свои эмоции, и их внешние проявления хуже, а тут еще и вероломность самого действа застала ее врасплох. Вероломность, конечно, не неприятная - вес Эйдана на себе ей чувствовать всегда нравилось, - но все же несколько обескураживающая. Маг ведь казалось, что ему и так было хорошо, а выходило будто бы не совсем. Будто бы пусть такого, мелкого дурачества, но ему не хватало.
[indent] И вот от этого тоже было обидно. Чуть-чуть. Ровно настолько, чтобы искрой мелькнула и потухла мысль о том, что мелочей, которых Эйдану с ней не хватает, может быть куда больше.
[indent] Эта мысль не задержалась надолго в памяти у Маг, оставив после себя только едва заметный след, почти неуловимый среди понимания того, что чудесный день Эйвери после обновленной помолвки только начался, что такими темпами он будет изнурительным и долгим, а, главное, только первым в череде аналогично и вероятно счастливых дней.
[indent] Вероятно - потому что кроме резкой перемены ритма тягучих и размеренных ласк, который надо было теперь отстраивать заново, Эйдан умудрился сказать еще кое-что, что потревожило некую особенную, тревожную и давно натянутую струну внутри Маг.
[indent] Он бы её никогда не отдал - это было понятно, тем паче, что и она сама, еще давно, взяв себе звезды над Гранадой в свидетели, не то клялась, не то угрожала своему еще даже не совсем жениху, что никогда его больше не оставит, и слово это намеревалась сдержать. Куда сложнее давалось ощущение, что в словах теперь уже супруга, несмотря на признания в любви и едва ли не маниакальное желание обладать ею целиком, “особенная” отнюдь не равнялось “единственная”.
[indent] Пока еще между ними после смены положений в пространстве висело это легкое, самую малость обиженное замешательство, и счет расстегиваемых пуговиц на рубашке не дошел до четырех, а подол платья еще не был поднят достаточно аморально, пока в постепенном нагнетании сладкой истомы сама собой образовалась пауза, а лицо Эйдана нависало так близко, заслоняя целый мир, говорить оказалось внезапно просто. И, внезапно, серьезно.
[indent] Магдалина наощупь нашла уже сотворенную ей прореху в краях рубашки, скользнула ладонью под ткань, так что новенький перстень царапнул рубином её воротник изнутри, погладила горячую, суховатую кожу на шее у мужа. 
[indent] - Конечно, ты меня не отдашь. Просто найдешь себе кого-то еще кроме меня…
[indent] Ей еще не совсем стало от этого грустно, но как и в те моменты, когда она ощущала, что вот-вот сможет приоткрыть завесу будущего, она чувствовала как балансирует на некой подвижной, неустойчивой грани, готовясь свалиться то в одну, то в другую сторону, надолго потеряв из виду первую. Грани, которая отделяла их с мужем беззаботные, полные едва ли не юношеской страсти каникулы, от той грусти, которой полнились пустые вечера в Эйвери-мэноре, когда Эрлинг уже спал, а его отец все еще задерживался на работе. Или “задерживался”.
[indent] Будто привыкнув за последнее время с особым мазохизмом достраивать и домысливать реальность, которая скрывалась за этими опозданиями супруга, Маг уверенно сделала шаг в худшую сторону их отношений. Пока такой же робкий и крохотный, как и недавняя обида.
[indent] - Я не смогу тебя с кем-то делить, Эйдан. Не сейчас, когда у меня исчезла возможность не замечать чего-то, отвлекаясь на сына.
[indent] Поднимая эту тему, она не стремилась и не старалась переводить её в те формы, в которых иногда заканчивались подобные разговоры. Никаких намеков на повышенные тона и битую посуду. В конце концов, её тело, ощущая над собой приятную и привычную тяжесть, все еще млело, и слишком много успело случиться проявлений любви до, но Маг все равно захотелось побыть чуточку откровеннее и выдать, вероятно, последнее свое предупреждение своей бедовой, но накрепко к себе привязавшей второй половине.

+1

13

[indent]Магдалина, как уже не впервые замечал Эйдан, обладала удивительным талантом всё портить, даже когда всё складывалось хорошо. Ей почему-то не удавалось просто в полной мере наслаждаться моментом — обязательно нужно было подумать о чём-нибудь плохом, о том, что гипотетически может произойти (а может и нет) и омрачить их безоблачное счастье. При этом настоящий источник угроз она, как любой нормальный человек, распознавала не всегда, зато находила ворох других, непонятных Эйдану проблем. Положа руку на сердце, даже в тех случаях, когда Маг угадывала возможные неприятности, потому что для них имелся вполне конкретный прецедент, Эйдан продолжал считать, что его супруга делает из мухи слона. Ну, переспит он пару раз с блондинкой из экономического — что такого страшного из-за этого случится? Да она даже ничего не узнает: он уже понял, что надо быть аккуратнее, и не даст ей шанса что-нибудь заподозрить. Однако какой толк во всех этих усилиях, если она подозревает его уже заранее? Он ощутил, как где-то внутри начинает ворочаться и поднимать голову раздражение, и это было верным признаком коллапса, которого на сегодня и на всю ближайшую неделю в планах Эйдана не стояло. Поэтому, поймав эту зарождающуюся комету за хвост, он не дал ей разгореться и отбросил обратно, в тёмные глубины космоса неизлившихся чувств.
[indent]— Маг, пожалуйста, давай не будем об этом. Этот вечер слишком хорош для таких разговоров, — он потянулся к жене и дразняще коснулся губами участка кожи под мочкой её ушка. — Я понимаю, что давал тебе поводы для беспокойства чаше, чем мне самому того хотелось бы, но давай оставим это в прошлом. Не хочу, чтобы эти тени омрачали наше настоящее. Мы с тобой здесь вдвоём, и больше между нами никому не место, пусть хоть весь мир катится к Гриндевальду. Как тогда, в первый раз… и после корриды. Помнишь? Да я бы ни за что не вышел на арену к быку ни ради одной женщины в мире. Кроме тебя.
[indent]Эйдан плёл кружево слов, перемежая их ласкающими поглаживаниями и раззадоривающими поцелуями, искусно балансируя на грани между правдой и ложью, следуя по этому опасному пути, как по узкой тропе через топь. Он мог бы заверить Магдалину, что никогда и ни за что не посмотрит больше ни на одну женщину, кроме неё, но женщины тонко чувствуют ложь, когда дело касается отношений. Эйдан понял это уже давно и с тех пор взял себе за правило говорить только те слова, которые могут прозвучать убедительно, — то есть, те, в которые верит он сам. После некоторой практики это оказалось не так уж и трудно, и даже если его жена (или другая женщина) понимала, что он едва ли способен измениться, он, во всяком случае, успевал сказать ей что-то приятное, не давая при этом повода упрекнуть его во лжи. В конце концов, в своих желаниях Эйдан всегда был искренен, а что касается остального — что поделать, человек слаб, и он не исключение. Остаётся лишь понять, простить и расстаться друзьями. Только с Магдалиной он расставаться не мог и не хотел. В конце концов, он сам её выбрал. И не только из-за состояния её родителей.
[indent]— Пусть этот день будет для нас новым началом, — Эйдан посмотрел на обожаемую супругу с улыбкой в уголках губ и поймал её руку с новым колечком в свою. — Согласна ли ты быть моей женой, в горе и в радости, в богатстве и роскоши, и далее по тексту?
[indent]Если уж он подарил ей кольцо и столько раз за вечер вспомнил о том, как всё начиналось, нужно было довести дело до конца. Магдалина, конечно, могла закапризничать — она всё же знала его дольше других женщин и, как это свойственно испанкам, сама отличалась повышенной импульсивностью, поэтому Эйдан был морально готов к такому повороту. Что ж, если что-то пойдёт не так — он хотя бы попытался.

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

14

[indent] Эйдан не хотел ссориться точно также, как не хотела этого сама Маг. Это было ощутимо по той паузе, которая возникла между ее заявлением и его очередным поцелуем. Это читалось в дорожке, которую его дыхание рисовало на ее шее, пока он продолжал расписывать ей её неповторимость. Это было приятно и немного щекотно. Было уютно ощущать его вес и руки на себе. Все это казалось таким близким, что до настоящей близости добраться теперь было проще простого, потеряв голову, потеряв себя, положив себя на алтарь их общего «мы», но только стоило ли, если этого «мы», на самом деле, уже могло не существовать.
[indent] Магдалине было тридцать четыре.
[indent] Магдалине Эйвери - тринадцать. Они с Эйданом недавно отметили очередную годовщину, и такое прекрасное внешне создание - их брак - было не сильно старше и не сильно крепче их сына. В отличие от Эрлинга, то, что принято было объединять в словосочетание «супруги Эйвери», могло разрушить любое случайное слово, вроде того, что сейчас обронила Маг, или действие, вроде тех, что совершал за ее спиной Эйдан.
[indent] Ей было тридцать четыре самой по себе. Эти годы не состояли только из бытия примерной и восторженной жены, опыт простирался дольше и дальше, и в тех невероятных, восхитительных нежностях, которые говорил муж, она при всем желании не могла расслышать только то, что слышала, когда его только встретила. Она уже не была такой наивной и все-таки не оставалась желанной единственной, хотя ещё, как ей казалось, могла попробовать быть счастливой. Для этого, по сути, ей даже не надо было ничего делать. Скорее, наоборот, надо было именно не делать.
[indent] Не думать. Не фантазировать. Не представлять, что Эйдан говорит другим женщинам, когда остаётся с ними наедине, и не сражал ли он ради кого-то из них ни быка, так василиска, гиппогрифа или ещё какую-нибудь тварь. Не дарил ли кому-то кольца с изумрудами, топазами, сапфирами.
[indent] Такое бездействие давалось Маг непросто и поцелуи мужа понемногу превращались в красные оттиски ее ногтей на его плечах и шее. Быстро тающие бороздки легких царапин чертили ниже по его груди и животу, пока она, отчаянно подаваясь навстречу, возобновляла свой моцион с пуговицами.
[indent]Cuatro. Cinco. Seis.
[indent] Иногда, когда они занимались любовью, после поздних возвращений Эйдана домой, Магдалине хотелось голыми руками распороть ему живот, разбить клетку рёбер и вытащить лживое сердце, но она не могла бы этого сделать, потому что знала, что ни одно другое не будет биться с ее собственным в унисон. Он причинял ей самую большую боль из всех, какие она могла только испытать, теперь она помнила об этом всегда, но пока это не перевешивало тот факт, что они были друг другу мужем и женой. Были ещё задолго до того, как встретили друг друга, и независимо от того, сколько бы ни звучали между ними брачные клятвы.
[indent] Эйдан вспомнил о последних неожиданно уместно, но даже его дурашливая поправка о роскоши не могла исправить ставший отчаянно-серьезным настрой его жены и отогнать надвинувшуюся ей на лоб мрачную тучу недоверия. Маг придержала голову мужа рукой так, чтобы он не вздумал отвлекать ее поцелуями и не отвёл взгляд, и произнесла с той же уверенностью, с которой когда-то отдавалась едва знакомому гостю их дома в ночь перед корридой:
[indent] - Hasta que la muerte nos separe.
[indent] Как и тогда Магдалина решила, что ей все равно, что будет дальше, и отогнала от себя ощущение того, что за этой уверенностью неизбежно придут тяжелые последствия. Ей было тридцать четыре, но она все ещё не разучилась раз за разом поступать не так, будто каждый шаг по жизни был шагом с обрыва. После очередного поцелуя, обещавшего, что наутро ей понадобится заживляющая мазь для губ, Маг отстранилась, оттолкнув от себя Эйдана буквально на пару секунд.
[indent] - Позволь мне…
[indent] Ей нужна была ее палочка и ровно одна формула, чтобы сделать их брачные клятвы действительно правдивыми и материальными, как тогда, в саду отцовского дворца.
[indent] - Creare Jasminum.
[indent] Дерево выскользнуло из пальцев, покатившими по ковру под кушетку, но это было уже не важно. Обхватив бедра Эйдана ногами, Магдалина пяткой пыталась стянуть вниз его брюки, одновременно расстегивая пуговицу на них. Вокруг, прямо из пола, вырастали недолговечные, но точь-в-точь повторявшие прошлое кусты жасмина, распространявшие вокруг аромат их с Эйданом молодости и испанского юга.
[indent] - Я хочу стонать сегодня твоё имя так, чтобы завтра мне было больно говорить, - вытолкнула из себя очередное признание Маг. От этой боли у неё в саквояже тоже нашлось бы средство. В отличие от ее одержимости Эйданом.

+2

15

[indent]«Пока смерть не разлучит нас». До чего странные, нелепые слова. Эйдан не планировал умирать — во всяком случае, не в ближайшие десять, двадцать, тридцать или даже сорок лет. Он вообще предпочитал не думать о смерти, потому что, когда она наступит, будет уже решительно всё равно, а пока, в жизни, места ей нет и не должно быть. Он никогда не интересовался тем, что по этому поводу думает Магдалина, но она сама, бывало, выдавала какой-нибудь пассаж, недвусмысленно намекавший на то, что в её драматичных фантазиях смерть присутствовала с завидным постоянством. В основном в качестве элемента декораций к очередной мрачной сцене, которые она мастерски выстраивала в своём воображении. Так, по крайней мере, считал Эдан.
[indent]Равно как он не помышлял о смерти, в его мыслях не находилось места и для возможной разлуки с Маг. Сочетавшись однажды узами законного брака со своей испанской принцессой, Эйдан по умолчанию предполагал, что это навсегда. Он сильно сомневался, что его обожаемая заноза сможет довести его до желания дать ей пинка и отправить обратно, к родителям, и притом не перестаравшись до того, чтобы он не убил её в порыве гнева. С тех пор как они выбрали друг друга, Магдалина стала единственной женщиной, которую Эйдан подпустил к себе по-настоящему близко, однако это была палка о двух концах. Она стала его семьёй, его половинкой, матерью его сына. Она не могла больше принадлежать ни одному другому мужчине, кроме него. Никогда. Поэтому Эйдан никогда всерьёз не рассматривал возможность развода. К тому же, развод — это разделение имущества. Дрязги, хлопоты, много возни и грязи, а в итоге — почти неизбежное отчуждение значительных капиталов и недвижимости. Безрассудно идти на подобный шаг, когда ты так удачно женился, — даже если рассуждать об этом абстрактно, что Эйдан полагал пустой тратой времени.
[indent]К тому же, помимо всего прочего, он действительно любил Магдалину, как только возможно любить свою жену по прошествии первого десятка лет вместе и с учётом их характеров. Они просто были вместе слишком долго, чтобы не растерять пьянящего ощущения новизны, но зато в их отношениях присутствовало нечто иное — совершенно особый градус доверия, надёжности и стабильности в том, что касалось позиции их семьи относительно всего остального мира. Возможно, эта связь могла бы быть ещё крепче, если бы Магдалина не воспринимала так всерьёз его случайные увлечения, однако этого им было уже не проверить. А если так, то, с точки зрения Эйдана, не стоило лишний раз об этом думать и уж тем более говорить. В особенности когда вокруг расцветали цветы жасмина.
[indent]Когда Маг по-испански закончила брачную клятву, Эйдан, поддавшись её настойчивому прикосновению, посмотрел ей в глаза — серьёзно, как того требовал момент, как того хотела она. Он даже подумал, что в этом нарочно инициированном им самим символическом акте повторения обетов есть что-то жизнеспособное, настоящее. Что-то, что могло сделать их жизнь лучше.
[indent]— Ты очень много значишь для меня, Маг. Правда.
[indent]Она не всегда верила в это, но, несмотря ни на что, это действительно было так. Эйдан скрепил старую новую клятву глубоким чувственным поцелуем и приподнял Магдалину, прижимая её к себе. Опираясь на один локоть, он наощупь нашёл застёжку на платье жены, ловкими, привычными движениями расстегнул молнию; придержав супругу за поясницу, заставил её прогнуться ему навстречу, чтобы стянуть платье вниз; потом с её помощью избавился от одежды сам. Жасмин, пусть недолговечный и созданный с помощью магии, создавал иллюзию перемещения в прошлое — в те времена, когда они едва знали друг друга, но уже были искренне влюблены. Как и тогда, Эйдан покрывал поцелуями шею и грудь Маг, скользя ладонями по её разгорячённому телу. Только тогда они скрывались в кустах жасмина от посторонних глаз, а теперь имели полное право никого не опасаться и ни от кого не таиться. Даже их сын только что отправился в школу чародейства и волшебства, поэтому больше не мог внезапно ворваться в комнату в самый неподходящий момент — и в этом тоже были свои плюсы.
[indent]— Знаешь, о чём я подумал? — расплывшись в улыбке, шепнул Эйдан супруге на ухо и нарочно пощекотал дыханием её шею. — Мы ведь и в самом деле можем делать, что только пожелаем. Хочешь чего-нибудь особенного?
[indent]Определённо, таких вопросов он не задавал жене уже очень давно. Сегодняшний день подходил для этого как нельзя лучше.
Женуль, аттракцион неслыханной щедрости

[status]аристократ, джентльмен, скотина[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/89/947137.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=428">Эйдан Эйвери</a> </div> <div class="lztit"><center> 39 лет; S |1945, DE</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>глава Международного бюро магического законодательства <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

16

[indent] Как это часто бывало рядом с Эйданом, все лишнее, смущающее, пугающее, болезненное исчезало у Маг из головы и отпускало по мере того, как опадала на пол одежда, а контакт тел становился ближе друг к другу. Иногда ей казалось это неправильным. Неправильным было, что разбегающееся под кожей электричество и наливающийся приятной тяжестью низ живота становились важнее, чем мысли о том, как там Эрлинг один в поезде, и как придется жить потом, когда две недели пройдут и придется вернуться ближе к Лондону. Неправильным было, что поцелуи мужа, все более и более настойчивые, вскоре вообще не позволяли думать ни о чем, кроме них, и теряли значение и теснота кушетки, и то слегка извращенное обстоятельство, что перед огромным панорамным окном их любовь была как бы на виду перед всем миром.
[indent] Все существо Магдалины концентрировалось где-то на поверхности кожи, волнуясь и притягиваясь к тем её участкам, которых касались руки и губы Эйдана. Она будто плавилась под ним, растекалась под ним, хотела его и быть с ним тем больше, чем больше он её дразнил, и чем явственнее запах жасмина пропитывал пространство гостиной. Возбуждение накатывало лавиной, накрывало, требуя уже утонуть в нем, но Эйдан внезапно решил, что им не повредит еще немного разговоров, оторвался в какой-то момент от шеи Маг, дыханием вызвав мурашки на коже, а самим фактом пусть небольшого, но промедления - легкое раздражение. 
[indent] И сколь бы интригующим не было его предложение, Магдалина уже была не в состоянии воспринять его, отреагировать или, тем более, обернуть в свою пользу. Кроме того, что ей казалось, что большая часть экспериментов в их постели уже состоялась едва ли не за первые полгода знакомства, сейчас она уже озвучила свое пожелание и не понимала, почему муж не спешит его исполнять.
[indent] Её как правило почти лишенный акцента английский больше не держался, будто само умение Маг владеть этим языком напрямую зависело от того, была ли она способна поддерживать хотя бы образ британской сдержанности. На его место заступала певучая экспрессия испанского говора, резковатого и нетерпеливого, наверно больше подходящего ей, пока она лежала под мужем раскрытая, распаленная, с блестящими от возбуждения глазами.
[indent] - Эйдан, maldito sea! Cейчас я особенно хочу, чтобы ты уже меня трахнул!
[indent] Она прошипела раздраженно, поймала краем взгляда показавшуюся ей хищной и довольной улыбку мужа, крепче сжала его бедра своими, подкрепляя слова действиями, заставила привалиться к себе плотнее, чувствуя, как его вес создает тесноту в груди, так удачно резонирующую с наконец наступившей теснотой между ног.
[indent] Магдалина застонала, потом вскрикнула, задохнулась в охвативших её ощущениях, таких привычных, но будто бы все равно новых. Будто что-то между ними двумя изменило кольцо на пальце или тот второй шанс, который они сами себе организовали в этот второй медовый месяц.
[indent] Несмотря на их возвращение к прошлому, повторить все точь-в-точь, конечно, не получалось, несмотря на все те восхитительные ощущения, которые дарила близость. Кое-что все равно поменялось и в самих супругах Эйвери, и в том, как они занимались любовью. Чуть меньше стало наивности и чуть больше откровенности, а еще доверия, смелости и какого-то странного ощущения недосказанности, нехватки чего-то, до чего, казалось, они могли еще дотянуться, хотя бы как пара, которая, несмотря на прожитые вместе годы, сохранила еще былую страсть по отношению друг к другу.
[indent] Внезапная мысль пришла Маг в голову, как вспышка, не пройдя никаких анализов и не успев перевариться. Ей просто чего-то не хватало, отголоском звучала фраза о "чем-то особенном" и подумалось, что в сравнении с самым первым их разом запаху жасмина не хватает тонкой нотки возможной смерти. Бледный череп со змеей руке мужа смотрел на Магдалину пустыми глазницами будто бы с вызовом к её смелости и границам её доверия. Перехватив запястье прямо под раздвоенным языком змеи она притянула ладонь Эйдана себе на шею и вместе с очередным стоном выдавила из себя:
[indent] - Придуши меня…

+1

17

[indent]Магдалина, проведшая школьные годы в Хогвартсе и прожившая после этого в Британии уже больше двенадцати лет, по уровню владения языком вполне могла сойти за местную аристократку, которая время от времени вплетает в свою речь южный акцент — так сказать нарочно, чтобы подчеркнуть своё благородное испанское происхождение. Однако в минуты особого эмоционального — а в их случае, и физического — возбуждения давно привитые нормы произношения слетали, словно пух с одуванчика под направленным потоком воздуха. Эйдан находил это привлекательным. Ему нравилось, когда Маг теряла контроль и самообладание, когда она переставала сознательно втискиваться в какие-либо рамки и становилась полностью собой, со всем чарующим обаянием чистой страсти, не сдерживаемой никакими устоями или нормами.
[indent]Сейчас, когда жена в нетерпении перешла на испанский (наверное, ещё бы и ножкой топнула, если бы пребывала в вертикальном положении), по губам Эйдана расплылась довольная ухмылка, и он без всяких предупреждений подался ей навстречу — как она и хотела, и, может быть, более напористо, чем можно было ожидать сразу после отступления на короткий разговор. Эйдан чувствовал Магдалину везде, рядом и вокруг себя, в трепете разгорячённого тела и тонком аромате жасмина, дразнящем, как попытка поймать уходящий сон, — и не этим ли они занимались сейчас, стремясь вдохнуть вторую жизнь в свой брак и снова перенестись к тому, с чего всё начиналось? В сущности, это уже не имело значения: эти мгновения были реальны, наполнены близостью, доверием, жаждой слиться друг с другом и испытать в этом единении столько счастья, сколько получится взять.
[indent]Брать Эйдан всегда умел лучше, чем отдавать, но в сексе эти понятия тесно переплетались между собой, а энергия перетекала из одного тела в другое, наполняя их обоих предвкушением большого взрыва. Когда Магдалина, коснувшись и направляя его руку, сказала, чего ей не хватает, Эйдан ни на миг не усомнился в своих дальнейших действиях, хотя и не ожидал от супруги такой просьбы. Его ладонь легла ей на шею, в первое мгновение будто лаская и только примеряясь к новому положению, но во второе уже уверенно и властно сдавила горло с такой безжалостной чёткостью, будто это происходило между ними не первый и не второй раз. Такая хрупкая, нежная, уязвимая жизнь билась теперь в его руке, откликаясь на нажим отчётливой пульсацией крови и вызывая у Эйдана знакомое ему, ни с чем не сравнимое ощущение абсолютной власти над чужой жизнью и смертью. Это было настолько пьянящее, восхитительное чувство, что в те минуты он не мог даже думать, зачем это понадобилось самой Маг, потому что был слишком увлечён собственной страстью на грани одержимости, безграничным контролем над всем её естеством и властью, которую он давал. Следом пришло и другое ощущение — полное доверие, с которым Магдалина отдавалась ему вся без остатка, не побоявшись даже лишиться воздуха, положившись на его добрую волю, сознательность и чёрт знает что ещё, что должно было своевременно дать ей разрешение дышать.
[indent]Эйдан разжал руку точно вовремя, когда тело Маг ещё не забилось в панических конвульсиях, но замешанный на инстинкте самосохранения страх уже промелькнул в её глазах, стремительно повышая накал эмоций и обостряя чувства, как трамплин приближая её к точке максимальной высоты головокружительного прыжка. Он и сам чувствовал нечто схожее, но с другого полюса — сводящее с ума ощущение обладания, подстёгивавшее его внутреннего зверя, гнавшее его на запах крови за заветной добычей. Это была настоящая охота, безумная, безудержная гонка, настолько яркая, что вспышка телесного наслаждения, казалось, ослепила его сознание. А самым удивительным было то, что теперь, покрывая тело жены лихорадочными, горячими поцелуями, Эйдан был твёрдо уверен: эта власть над её жизнью, которую Магдалина доверила ему не только символически, но и вполне реально, останется с ним навсегда.
[indent]— Ты лучшая женщина на свете, Маг, — сообщил он ей хриплым шёпотом сквозь ещё не восстановившееся, сбивчивое дыхание. — И ты всегда будешь моей.
[indent]И Эйдан сам не мог бы сказать, было ли это обещанием или угрозой.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

18

[indent] Золото в глазах Эйдана поблескивало как-то по-особенному и, обволакивая обжигающим расплавом всю грудь, заполняя собой каждый сосуд и клеточку, будто разливалось по Маг изнутри. Ей одновременно было и очень хорошо с мужем, и страшно. И слишком много образов успели мелькнуть в голове на фоне взрывающихся в ней же фейерверков. И тяжело было не впиться ногтями в сжимавшую её горло руку, подавая знак отпустить, и не бояться, что их маленькая, но опасная, равно как и их союз, игра может закончится ничем.
[indent] Пока одна часть сознания голосила, что Эйдан может её убить, что череп со змеей на его руке могут заставить его это сделать, другая укоряла, что если Магдалина сейчаст сдастся - значит недостаточно любит его и их.
[indent] Плавленное золото в груди стало жарче, чем разогретый на солнце песок арены. Чтобы не податься порывам отстраниться, приходилось кое-как цепляться за шероховатую ткань обивки под собой. Она уже царапала взмокшую от ритмичных, интенсивных движений кожу, но Маг едва это чувствовала. Её с лихвой хватало других ощущений. Таких, от которых все равно было даже - убьет её Эйдан сейчас или нет.
[indent] Когда-то он все равно будет должен, - где-то среди прочего бреда проскочило у нее перед глазами за секунду до того, как их заволокло абсолютной темнотой, прежде чем выдернуть резко наружу одновременно от раскатившейся до самых кончиков пальцев волны удовольствия и ворвавшегося в легкие воздуха. Ощущения были ошеломляющими и яркими до того, что свело икры и еще долго после все тело сотрясала нехотя утихающая от поцелуев Эйдана дрожь.
[indent] От его признания или от всех прочих чувств, в глазах скопились слезы, и очень хотелось ответить, что он тоже самый лучший, и что, несмотря ни на что, Магдалина знает, что он всегда вернется к ней, но вместо всех звуков получилось издать только сдавленный полустон-полухрип, от которого почему-то стало еще немного стыдно. Еще тяжелые руки неловко и как-то неорганизованно скользили по голой спине мужа, никак не успокаиваясь, будто он мог внезапно исчезнуть из-под них. Одной ногой Магдалина продолжала цепляться за его бедро, и лежала так еще долго, пока все это тягучее, сладостное ошеломление не стало ее понемногу отпускать, вместе с ароматом жасмина, исчезающим из комнаты заодно с недолговременными, созданными магией кустарниками вокруг.
[indent] Потом Маг отчего-то стало немного неловко, будто случившееся между ними было куда интимнее и важнее чем многое из того, что случалось раньше, и было как-то неловко подступиться к разговору о произошедшем, хотя и огибать его, разумеется, такого огромного исполина, было никак нельзя.
[indent] - Тебе понравилось?
[indent] Указательный палец успел намотать на самый кончик прядь коротких волос, и смотреть на эту, очередную связь себя с Эйданом было пока не в пример проще, чем ему в глаза, но Магдалина сделала над собой усилие, все же встретившись с его уже не таким обжигающим, но все еще прекрасным золотом радужки.
[indent] - Мне - очень, - слова давались постепенно все проще, хотя горло будто все еще что-то царапало изнутри и любое движение головы отзывалось немного болезненными ощущениями в шее, но от этих молчаливых напоминаний о том, что все случившееся было взаправду, только больше хотелось прятать глаза и глупо и совсем несолидно возрасту улыбаться. Они были оба такими взрослыми и серьезными. Такими состоятельными и чопорными аристократами для всех и уже проводили сына в школу, знали друг друга второй десяток лет, а все еще сумасбродно бросались в эксперименты.
[indent] - Хотя в какой-то момент было немного страшно. И, Салаза-ар, - Магдалина издала еще один тихий стон на неприятные ощущение, которые сопровождали фразу чуть более продолжительную, чем в два слова, - как же жжет теперь кожу. Посмотри, - она, насколько позволяло положение, вытянула шею, чтобы улучшить мужу обзор, - следы остались? Я ведь как назло не упаковывала ни одного платья с высоким воротом. Теперь, если мы решим куда-то пойти, придется помучиться перед зеркалом. Ну, спасибо, любимый…
[indent] Закончив свою долгую речь поддельным расстройством с плохо скрываемым смешком, Маг в не менее поддельном гневе с легким нажимом ткнула Эйдана в плечо кулачком.
[indent] С другой стороны, они ведь могли и никуда не ходить. Письмо от Эрлинга из школы сова должна была принести прямо ей в руки, а этот дом, сколь бы маленьким не казался, был достаточно вместителен для двоих, сумевших без всякой магии превратить тесную кушетку в ложе для новобрачных.

+2

19

[indent]Они лежали на тесной для двоих кушетке, очень близко друг к другу, перед большим панорамным окном, выходившим в сад. На улице уже темнело, и даже приглушённого освещения комнаты, должно быть, было достаточно для того, чтобы снаружи она выглядела, как огромная витрина. Эйдана это не беспокоило: там никого не было. А если бы и был, его бы это не смутило. Плевать он хотел, кто и что может подумать. Это их жизнь — его и Маг — и как они проводят время наедине, никого не касается. Кроме них двоих, разумеется.
[indent]Напряжение отступало мягкими волнами. Эйдан всё более расслабленно поглаживал Маг по волосам, прикрыв глаза, в то время как перед его внутренним взором раз за разом повторялись особо яркие моменты их новоявленной близости. Стоило бы спросить обожаемую супругу, как она чувствует себя после всего, но Эйдану не хотелось с этим торопиться. В конце концов, Магдалина сама попросила его. Возможно, теперь она об этом пожалела…
[indent]Вопрос жены прозвучал для Эйдана неожиданно — настолько, что он едва не рассмеялся: как такое могло не понравиться ему? Но для столь активных проявлений эмоций он был сейчас слишком расслаблен, а потому только улыбнулся и поцеловал Магдалину в волосы.
[indent]— Нет, — ответил он. А чего она ожидала?
[indent]— Это было… — Великолепно? Восхитительно? Незабываемо? — …именно то, чего мне не хватало.
[indent]Понимание этого пришло так же внезапно, как и сам вопрос супруги. В его жизни было много секса, и насильственных смертей в ней тоже было немало. Но ещё никогда одно и другое не подступало так близко друг к другу и не сливалось, многократно усиливаясь резонансом, создаваемым сопряжением любви и смерти. Как оказалось, для того чтобы приобрести этот опыт, никому даже необязательно было умирать по-настоящему: главное — поверить в саму возможность смерти. Сегодня у них это получилось.
[indent]— Правда? — Эйдан даже приподнялся на локте, чтобы взглянуть на Маг. В том, что этот эксперимент пришёлся по вкусу ей, у него имелись основания сомневаться. С другой стороны — что если ей тоже этого не хватало? Может, надо было сделать так уже давно, не дожидаясь приглашения? — Тебе правда понравилось?
[indent]Эйдан не видел для Магдалины смысла лгать — скорее, предполагал, что её отношение к случившемуся, равно как и собственные впечатления, могли меняться от момента к моменту. Впрочем, в том, что её ощущения оказались смешанными, она тоже призналась сразу. Интересно, легко ли ей это далось?
[indent]— Это и должно быть страшно, иначе какой в этом смысл? — Эйдан коснулся губами обнажённого плеча супруги. — Было больно?
[indent]Судя по всему, теперь точно было. Когда Маг немного повернулась, чтобы он оценил масштабы последствий, Эйдан увидел на её коже довольно выразительные красные следы, уже начинавшие постепенно менять цвет. И они явно планировали там задержаться.
[indent]— Да, — честно сказал он. — Прости, я не рассчитал.
[indent]Рассчитал, и очень хорошо. Магдалина ведь знала его, должна же она была понимать. Эйдан хулигански улыбнулся.
[indent]— Зато ты всё ещё жива. По-моему, это несомненный плюс: смогу придушить тебя как минимум ещё раз. Как-нибудь потом, — всё это звучало легко и полушутливо, но в действительности вполне реально отражало его намерения. — А сейчас давай поищем аптечку, она точно где-то тут была.
[indent]Неохотно простившись с кушеткой, ставшей им плацдармом для увлекательного эксперимента, Эйдан помог подняться и Магдалине и потянул её за собой в душ. Саквояж с зельями они прихватили с собой по пути. Постояв вместе под освежающими и одновременно успокаивающими потоками воды и смыв друг с друга жар разделённой на двоих страсти, они выбрались из душа, и Эйдан, накинув на плечи объёмный халат, занялся поисками подходящей мази среди их «отпускных» запасов. Пока они приезжали сюда с Эрлингом, необходимость в средствах первой помощи не иссякала: дети постоянно умудряются набить себе шишек даже там, где этого меньше всего ждёшь.
[indent]— Нашёл, — вернувшись к жене с инкрустированной перламутром баночкой, Эйдан зачерпнул немного мази, дождался, пока Маг соберёт рассыпавшиеся по плечам волосы, и принялся аккуратно, очень осторожно и бережно, наносить целебную субстанцию на пострадавшие участки кожи. В этом тоже было что-то приятное, странным образом родственное с совершенно контрастными, на первый взгляд, прикосновениями там, на кушетке, среди недолговечных цветов жасмина. Поэтому, когда у Эйдана возникло желание поцеловать Маг между лопаток, он не стал себе в этом отказывать.
[indent]— Всё-таки, мы с тобой извращенцы, — усмехнувшись, заметил он, снова возвращаясь к шее супруги, чтобы уделить должное внимание каждому нуждавшемуся в этом сантиметру кожи. — Нет, даже не так. Самая большая извращенка из нас двоих — ты. Потому что вышла замуж за такое чудовище.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+3

20

[indent] Меньше, чем их неудобное, тесноватое ложе, покидать хотелось разве что объятья Эйдана, в которых больше не было жутко, а было скорее тепло и уютно, будто они оказывались единственно логичным местом для нахождения Магдалины. Будто само ее рождение произошло для того, чтобы она в них очутилась.
[indent] Она бы не отказалась еще потерпеть боль в горле и на коже шеи, чтобы хотя бы еще чуточку лениво поваляться рядом, перекидывась несерьезными, но едва ли на сто процентов безобидными остротами в адрес друг друга. Не отказалась бы продлить это умиротворение, как и утренний сон, еще на десять, ну хотя бы на пять минуточек, но её драгоценный в том числе своим здравомыслием супруг был, пусть временами раздражающе, но прав - аптечку стоило поискать, чтобы потом своевременно предупредить последствия. Это было здраво, серьезно, осмотрительно, и Магдалина временами просто ненавидела, когда приходилось так себя вести.
[indent] Поднималась на ноги она еще более неохотно чем муж, сопроводив это свое действие тягостным вздохом, и первые шаги босыми ногами по паркету и коврам делала так, будто ей было шесть лет и мать вела её на занятие по танцам, оторвав от игр с куклами. Потом Маг правда показалось забавным, что они вдвоем могут, действительно никого не таясь, ходить голышом по дому. В голове даже проскочила какая-то не совсем четкая аналогия с Адамом и Евой, которым будто бы разрешили вернуться обратно в рай, но скоро все мысли смыло шумом воды из лейки душа и вытеснило той нежной заботой, которой Эйдан окружил Маг, будто соперничая с льющимися сверху струями за право прикоснуться к каждой клетке её кожи.
[indent] Магдалина млела с ним рядом. Ей все еще было немного устало и лениво, и пребывание в вертикальном положении казалось ей терпимым разве что потому, что она то и дело льнула в нем к мужу, не столько опираясь, сколько просто не желая отдаляться ни на дюйм.
[indent] - Мне кажется, у меня до сих пор ноги немного подкашиваются, - мечтательно улыбнувшись и поймав губами одну из стекающих по коже его шеи струек, призналась она перед тем, как они почти справились, чтобы покинуть приятный водный плен и ненадолго отойти друг от друга. Ненадолго и только для того, чтобы Эйдан смог снова о ней позаботиться - осторожно, нежно, деликатно. Так, как только он один умел. Так, как Маг уже успела забыть, замотавшись во всей их временами спорной семейной рутине. Как бы ни страшно казалось признать это, но отъезд Эрлинга пошел им обоим на пользу. По крайней мере, Магдалина успела не просто вспомнить, как много значит для нее Эйдан, она успела это ощутить физически и эмоционально. Пошленькая фраза: “Созданы друг для друга”, - при всей своей избитости и сентиментальности все-таки была про них. Мало бы кто из мужчин смог так долго терпеть характер Магдалины. Вряд ли бы нашлось много женщин, которые, узнай они Эйдана так, как знала его жена, не побежали бы от него прочь. Она же всего-навсего считала его своим чудовищем и вряд ли считала это таким уж извращением, в котором он её попрекал, пусть и отчасти несерьезно.
[indent] Предпочтя, в отличие от мужа халату широкое полотенце в качестве, не стоило сомневаться, временной одежды, Маг прикрыла глаза, едва не урча от контраста мягких прикосновений пальцев с мазью к болезненным гематомам на коже, и вместо того, чтобы парировать обвинение, ответила на него с вызовом.
[indent] - Может быть это делает меня еще большим чудовищем, чем ты? Я же не просто вышла за тебя замуж, я угрожала, что убью всех, кто помешает мне быть с тобой, помнишь?
[indent] Она помнила это, как вчера, будто только вчера сидела лохматая, с запутавшимися в волосах травинками на Эйдане верхом и, игнорируя болезненные на тот момент ощущения между ног, клялась чужаку в том, что сделает его счастливым. Было даже интересно, получилось ли у нее, если учесть, что между ними происходило порой всякое…
[indent] - Ты не жалеешь, что тогда пошел на поводу у моих капризов?
[indent] Наверно, интересоваться сейчас было поздно, да и недостаточно честно, если учесть, что в них обоих еще говорили гормоны и приятное удовлетворение от пережитого. Наверно, такие вопросы стоило задавать тогда, когда у неё не получалось убаюкать плачущего Эрлинга, или когда они ругались из-за позднего возвращения Эйдана домой. Тогда, когда все было не так хорошо, как внезапно стало сегодня, но Магдалина позволила себе это маленькое жульничество. Ей было приятно думать, что муж все-так с ней счастлив.
[indent] Она перехватила его ладонь, когда та закончила наносить заживляющую мазь на её шею, и притянула к губам, чтобы поцеловать то место, где под тонкой прослойкой кожи ощущался пульс.
[indent] -  А тебе хочется еще чего-нибудь “особенного”? Может, не сейчас, но… У нас ведь еще две недели впереди.

+1

21

[indent]Эйдану нравилось, когда Маг была такой — нежной, расслабленной и хрупкой, не придумывающей себе проблем и не отвлекающейся на лишние заботы, сосредоточенной исключительно на себе самой — и на нём, конечно же. Может быть, они бы никогда не утратили этого, если бы проводили больше времени вместе — если бы у него не было министерства и Тома, если бы её не так отвлекал новорожденный Эрлинг — словом, если бы они существовали в какой-то другой, невозможной реальности, в которой не было бы места ничему, кроме них двоих. Как жаль, что у них изначально не было никаких шансов сохранить ту гармонию, с которой всё начиналось.
[indent]— Угрожала, — миролюбиво и самую чуточку насмешливо согласился Эйдан, мимоходом поцеловав Маг в макушку. — Но угрожать и убивать — немного разные вещи. Посмотрим правде в глаза: с последним я пока справляюсь лучше. Так что не пытайся отнять у меня заслуженный статус главного чудовища в нашей семье, я буду за него бороться.
[indent]Было хорошо остаться вот так, вдвоём, разговаривать и шутить о вещах, о которых нормальные люди не шутят, чувствовать друг друга так, словно не было этой дюжины с лишним проведённых вместе лет, за которые они всякое успели пережить. Эйдан понятия не имел, сколько продлится эта идиллия и дотянут ли они хотя бы до конца отпуска, но он умел наслаждаться моментом. Жизнь и без того слишком коротка, чтобы тратить редкие приятные мгновения на переживания о том, что ещё даже не произошло.
[indent]— Никто не помешает тебе быть со мной. Ты же моя жена, — спокойно напомнил Эйдан и сам приподнял и сдвинул в сторону волосы Маг, чтобы обработать очередной нуждавшийся в этом участок кожи. — Если только твой невыносимый характер…
[indent]Паузу он выдержал, но ничем не сдерживаемая широкая улыбка расползлась по губам.
[indent]— Ну ладно, наши невыносимые характеры. Даже не знаю, как мы до сих пор друг друга не поубивали. Может быть, это любовь, м? — промурлыкал Эйдан и ненадолго прижал Магдалину к себе. Несмотря на наверняка саднившее горло, её тянуло на разговоры, а ему, в кои-то веки, ровным счётом некуда было торопиться. Эйдан тихо усмехнулся.
[indent]— Это вопрос с подвохом?
[indent]Его жена, помимо того, что становилась, в зависимости от настроения и внешних обстоятельств, то принцессой, то ядовитой мантикорой, как ни странно, была ещё и женщиной, а женщин он знал. В их словах почти всегда есть двойное дно и потаённый смысл, и они почему-то считают, что мужчина должен угадать тот, второй, даже если сами они ещё не успели об этом подумать. Например, задавая сейчас этот простой вопрос о том, чего хочет он, Маг могла задней мыслью надеяться вовсе не на ответ, а на то, что он сам пойдёт ей навстречу и поинтересуется её желаниями. И это только для примера.
[indent]С другой стороны, именно с Магдалиной у Эйдана бывали порой моменты редких по нынешней жизни откровений, когда они говорили друг с другом прямо и не держа камня за пазухой. В общем-то, после хорошего секса такое случалось особенно часто. Сегодня секс у них был отличный: помимо чувственной стороны, он помог восстановить почти утраченное ощущение близости и на другом, психологическом уровне. Этот новый баланс был, конечно, хрупким, и Эйдан знал, как легко и быстро маятник может качнуться обратно. Но это потом — а пока у них всё было хорошо, и ему это нравилось. Нравилось настолько, что он решил не искать подвохов и дать Магдалине честный ответ. Эйдан наклонился к уху супруги так близко, что коснулся лицом её ещё влажных после душа волос.
[indent]— Я хочу завязать тебе глаза, а лучше — использовать магию, чтобы ты не могла подглядывать — и одновременно лишить тебя слуха, чтобы оставшиеся ощущения стали особенно яркими. И на время избавить тебя от возможности говорить, чтобы ты ни о чём не могла попросить и была вынуждена полностью довериться мне, — прошептал Эйдан и коснулся губами кожи возле мочки уха Маг, там, куда не было необходимости наносить заживляющую мазь. Потом он отстранился, но только для того, чтобы посмотреть на жену, и не отступил в сторону, а лишь чуть сместился относительно неё, так что теперь они стояли друг напротив друга, почти вплотную. Этого «почти» Эйдану было мало, поэтому он обхватил супругу обеими руками и сцепил пальцы в замок у неё на пояснице. Халат на нём был распахнут, а полотенце, в которое завернулась Магдалина, создавало лишь незначительную преграду, и Эйдан чувствовал манящее тепло мягких и упругих изгибов её тела.
[indent]— А чего хочешь ты? — спросил он, глядя на Маг с блуждающей по губам улыбкой, откровенно любуясь сейчас собственной женой. Просто удивительно. Бывает же и такое.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/54189.gif

+1

22

[indent] Удивительным было то, что после тринадцати лет вместе и всем времени, которое они с Эйданом провели за изучением тел друг друга и совершенствовании умения доставлять друг другу удовольствие, Магдалина еще могла смущаться и краснеть. Был ли тому виной пережитый только что опыт или та забота, которой теперь окружил её муж, его вкрадчивый, щекочущий тонкую кожу за ухом шепот, или собственное воображение, в красках представлявшее то, что было озвучено, - сказать было сложно, но в какой-то момент Маг обнаружила, что уже прикусила губу, прикрыла глаза и стала дышать поверхностнее и будто бы тише. Она чувствовала как к щекам приливает краска, стоило только представить, как в полной темноте и тишине по коже будут скользит губы и руки Эйдана, как беспомощность будет граничить с ощущением, что о ней заботятся и, сколько бы ни мучили, но все же хотят сделать приятное. Как ей снова будет страшно, но этот страх будет скорее будоражить, чем волновать и подчеркнет все, что и без того будет ощущаться ярким и незабываемым.
[indent] Такого с ней, да и с ними не было давно. При Эрлинге Маг не могла позволить себе потерять контроль и пустить все на самотек, ей вечно казалось, что он еще слишком маленький и ему в любой момент может понадобиться его помощь. Случалось, что когда сын начинал плакать, ей приходилось спешно покидать объятья Эйдана, и она бы даже думать тогда не могла о том, чтобы полностью расслабиться и отдаться чувствам, не то, чтобы стать настолько уязвимой, насколько ей предлагал это сделать муж. Потом она тащила за собой это ощущение напряженности дальше сквозь года, но, видимо, только затем, чтобы отбросить его в эти дивные сентябрьские каникулы и только немного гореть щеками, представляя, что еще Эйдан может с ней сделать.
[indent] - Ну конечно ты в любой момент будешь пытаться заставить меня замолчать, - чтобы умерить разыгравшееся воображение, Маг попыталась воспользоваться маленькой шпилькой в адрес своего потерявшего всякий стыд чудовища, но сделала это вяло и только покраснела еще больше, когда он прижал её к себе. Сквозь полотенце она прекрасно чувствовала его состояние и, кажется, описываемые в деталях желания будоражили не только её.
[indent] Магдалина улыбнулась в ответ на улыбку Эйдана, живо представляя себе план маленькой мести за потревоженное, пусть и приятно, ощущение покоя. Не в её привычках было тушить пожары - у нее куда лучше получалось подливать масла в огонь.
[indent] - Впрочем, то, что ты предлагаешь, звучит более, чем заманчиво. Только я бы еще посоветовала зафиксировать мне руки. Ты же знаешь, я иногда слишком многое им позволяю, - её улыбка стала еще шире, хотя в следующий момент Магдалине пришлось самую малость отодвинуться от Эйдана. Не сильно - буквально на дюйм. И только для того, чтобы скользнуть ладонью по твердому животу и ниже, будто очень важно было еще и тактильно убедиться, что их разговоры о желаниях друг друга представляют более чем живой интерес для её супруга. Теперь была очередь Магдалины мягко шептать Эйдану в ухо, одной рукой обвив сильные плечи, пока другая недвусмысленно поглаживала его, вовсю пользуясь тем, как удачно были распахнуты полы халата.
[indent] - И ты же знаешь, чудовище. Я всегда хочу очень многого. Мне хочется, чтобы ты был очень нежным со мной. Хочется, чтобы когда-нибудь взял меня силой. Хочется когда-нибудь устроиться на тебе сверху и сделать так, чтобы ты забыл все слова, кроме моего имени, и хочется однажды проснуться с твоей головой у себя между ног. Мне хочется, чтобы мы хотя бы ненадолго стали такими же безумными, как в молодости, Эйдан. А еще, - Магдалина отодвинулась, чтобы посмотреть мужу в глаза и тихо хмыкнула, - я бы не отказалась добраться до ужина, но для этого, кажется, надо кое-что закончить здесь.
[indent] Её взгляд скользнул ниже, в пространство между их телами, и следом за ним она опустилась на колени. Конечно, у нее чуть-чуть побаливало горло и губы от множественных поцелуев, но ради своего такого внимательного и такого уступчивого чудовища она могла немного потерпеть дискомфорт. Тем более, что они оба как-то справлялись терпеть невыносимые характеры друг друга. Наверно, это и в самом деле была любовь.

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [сентябрь 1966] Un'break my heart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно