Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [15.06.1978] one night


[15.06.1978] one night

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ONE NIGHT


самый открытейший из всех открытых эпизодов

https://i.imgur.com/xESzb2z.gif

Участники:
все желающие и сочувствующие

Дата и время:
ночью 15 июня 1978

Место:
Хогсмид-Хогвартс-окрестности и не только

Сюжет:

Выпускная Ночь Хогвартса запомнилась жителям страны как «видовая чистка». Сформированное в подполье движение радикально настроенных масс в течение трёх суток вело подготовку по поиску и отлову заражённых ликантропией волшебников всех возрастов. Как стало известно по итогам анатомической экспертизы, самой младшей жертве было всего 9 лет. Выловив в общей сложности 50 человек, часть из которых являлась оборотнями лишь по слухам и домыслам активистов, людей обезоружили, отобрав волшебные палочки и, подвергнув чарам оцепенения, заживо сожгли в лесной делянке, сразу за Визжащей Хижиной. Именно отмечавшие выпускной ученики Хогвартса первыми увидели разгоравшееся пламя с астрономической башни замка. Прибывшие на место отряды Департамента Катастроф, ДОМП и целителей Мунго уже ничем не могли помочь — им оставалось только констатировать массовое убийство и собрать возможные следы, способные вывести на организаторов этой чудовищной акции.
«Зверью животная смерть» — эти слова были вырезаны на одном из близрастущих деревьев, что стало отправной точкой в установлении мотива преступления.

+9

2

В Хогсмид пришлось переехать по настоянию дочери Ирмы. А что? У отца случился инфаркт, мать за глаза она считала немолодой уже дамой - и Присцилла была об этом в курсе, поправ ради семейного благополучия свою чисто женскую гордость. А дочь в школе библиотекарем уже добрых шесть лет работала, в Хогсмид ей было забегать сподручнее. Денег у них хватило на повидавший виды домик на окраине Хогсмида. Рядом, конечно, была Визжащая хижина, но после тридцати лет по драконьим питомникам и сорока с лишним лет сна под аккомпанемент мужниного храпа, миссис Пинс не боялась, что какой-то вой ее может разбудить. "Да пусть хоть Кровавый барон туда переедет, мой крепкий сон ничто не нарушит", - бахвалилась Присцилла.

Обживать новое место было не то чтобы трудно: периодически Прис заглядывала в "Три метлы" за сливочным пивом и потрепаться с двумя школьными подругами, одна из которых жила тоже в Хогсмиде. По выходным миссис Пинс ухаживала за садиком из двух яблонь по углам и старательно разбивала многоярусный цветник на узкой полоске земли под окном, по будням старательно выгуливала старого шишугу Тео, спасая его от проявлений дружбы низзла Карла.

Сегодня они легли пораньше. Новая работа, которой не было еще и недели, ее тревожила и выматывала. Слишком проходное место, слишком много новых деталей - но она справится. В архиве, в конце концов, было чудовищно скучно.

Посреди ночи Прис проснулась от истерического лая Тео, который махал свернутым влево последним хвостом и рвался прочь из хозяйской спальни. Карл тоже вел себя странно, не мяукая, а будто ноя в унисон с шишугой. Оба бросались то к окнам, то к двери. Низзл, заметив, что хозяйка проснулась, прыгнул на кровать, неловко затормозив о живот неизменно храпящего мужа. Прис сунула ноги в тапочки и подошла к окну, к которому метались ее питомцы. Из приоткрытой створки тянуло дымом и каким-то очень странным запахом чего-то давно и безвозвратно сгоревшего, и Прис нахмурилась - в Хогсмиде всегда было спокойно, кому понадобилось что-то жечь посреди ночь? А, школьный выпускной...

Зверье не унималось, и Прис пнула мужа. - Я выйду на крыльцо, посмотрю, что там такое. - Муж, не просыпаясь, согласился, и Прис, завернувшись в махровый халат, захватила палочку и вышла на улицу, подсвечивая себе под ноги Люмосом, чтобы не споткнуться о своих же беснующихся животных. - Ну-ну, - приговаривала она, без особой спешки меняя домашние тапочки на садовые туфли. За открытой дверью дымом уже не попахивало, а прилично воняло. Прис повернула голову в ту сторону, откуда дул ветер, и обомлела - за Визжащей хижиной горел пожар. Натурально, пожар!

Привыкшая к ЧП и огню миссис Пинс помчала туда, напрочь забыв про неприглядный внешний вид. А вдруг на дома перекинется? Люди же живут рядом. По пути она немедленно выпустила пару красных искр в небо, вызывая группу быстрого реагирования СБНИМ. Во-первых, пускай разбираются, а во-вторых, непонятно же, что происходит. По мере приближения - а миссис Пинс хоть и была не юна, проблемами с опорно-двигательным не страдала, к счастью - Прис поняла, что пламя вот-вот перекинется еще на соседнее дерево, а от него рукой подать и до хижины, и еще до одного дома, в котором будто бы тоже никто не жил (точно она не знала).

- Exstinguo! - ткнула она в ближайший к домам кусок пламени, который немедленно погас, разорвав стену огня и обезопасив ближайшие деревья и дома. - Да что ж такое делается, - огонь стоял стеной, и сквозь пламя Прис выхватывала какие-то темные ... мешки (?), лежащие на земле. Да вот запах еще смущал. Какой-то смутно знакомый, но уж слишком душный, густой, удушающий будто. Она могла бы еще поднапрячься и потушить пламя, но очевидно то был поджог, а значит характер пламени тоже был уликой. Так что пусть на это смотрят специалисты. Прис выпустила в небо еще две синие - вызвать следователей, две зеленые - по аврорские души - вспышки. Она была готова писать отчеты за ложный вызов, но ей казалось, что ничего ложного тут нет. В Хогсмиде посреди ночи пожар. И даже если это устроили какие-нибудь альтернативно одаренные выпускники, пусть отвечают за свои шуточки. В конце концов это жилая деревня, а огонь вам не игрушки. Позади послышались первые хлопки аппарации, Прис оглянулась и подняла руки, показав, что она не опасна и что вызывала сотрудников собственно она же. Хотя кто бы мог заподозрить с первого взгляда преступницу в ней - в хрупкой женщине, закутавшейся в халат и туфлях на босу ногу.

***
Каждая вторая физиономия из прибывших ей была знакома. Кто-то окликал ее по имени, затем мчался ближе к - очевидно - месту преступления. Когда взялись за тушение пожаров, Прис помогла с одной стороны, так что пламя погасло быстро. А вот то, что выхватили лучи от фонариков ее коллег, забыть она уже не сможет.
Ее - все-таки формально гражданскую — быстро отвели в сторону, где они и стояла, понимая, что к ней скоро должны подойти за показаниями. Сколько таких отчетов она подшила? Бесчисленное множество. Но этот, к счастью, запишут с ее слов, больше ничего не нужно.

Когда пламя погасло и над их головами окончательно сомкнулась темнота, коллеги зажгли люминофоры, кто-то подвесил светящиеся шары над площадкой. Бесформенные коряги, которые она не могла разобрать за стеной огня, еще дымились. Кто-то сказал, что это трупы - и картинка, которая упорно не хотела сходиться в голове Прис, сошлась принудительно. Трупы, трупы... Она не бралась сказать сколько - видела штук двадцать, но в темноте вдалеке не разберешь. Ей казалось - много. Она не понимала, что они тут делают. И трупы, и живые.

Новость огорошила пыльным мешком по голове, и впервые за десятки лет Прис потеряла дар речи. Ее кто-то поддержал, когда она схватилась за грудь, тяжело дыша, кто-то набросил ей на плечи плед лимонного цвета. Территорию уже оцепляли, немногочисленные встревоженные жители Хогсмида нещадно отправлялись по домам. Сотрудники вызывали подмогу, и миссис Пинс понемногу набирала в легкие воздух - который весь, весь! был забит запахом сгоревшего мяса. Как будто кто-то забыл на огне ростбиф. Как будто кто-то забыл как жить...

В свете ближайшего шара Прис видела мертвеца. Ей думалось, что это был мужчина - слишком крупной была фигура, но ни волос, ни кожи, ни одежды на нем не осталось. Руки, вытянутые вдоль корпуса, напоминали ей детские шутки с обездвиживающим - они такими в Дуэльном клубе еще перебрасывались. Она медленно перевела взгляд на другой труп поодаль, затем еще на один. Безликие, одинаковые. Без имени и без родственников - пока не опознают по каким-нибудь кольцам да побрякушкам, которые дай Мерлин не расплавились.

От ступора Присцилла забыла собственное имя и дорогу домой. Она не понимала, что делает здесь, что делают вокруг нее эти люди, почему они помнят ее имя, на которое она привычно кивала - а она не может его повторить. Миссис Пинс моргала, уставившись на бывшую голову бывшего человека, даже не представляя, сколько времени прошло. Она опустилась на траву, не заметив, что лужайка под ней была прилично вытоптана, и тихо заскулила себе под нос. Осознание приходило вспышками.

Магия

*Periculum (невербально, трижды, выделено жирным)
Вызывает сноп цветных искр из палочки. Цвет искр зависит от намерения мага. Используется как сигнальное заклятье для экстренного вызова (две зеленых вспышки — вызов аврората, две красных — группы быстрого реагирования СБНИМ, две синих — следственной группы СБНИМ, две белых — группы охотников на опасных магических тварей, две желтых — бригады экстренной колдомедицинской помощи), в таком случае латинское название цвета нужно включить в формулу заклинания.

Exstinguo (лат. exstinguo — “тушить пламя”)
Более мощная версия чар, тушащих пламя, способно мгновенно погасить огонь. Используется драконологами.

[nick]Priscilla Pince[/nick][status]главный кусь на районе[/status][icon]https://i.imgur.com/863jEtX.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/7wtculN.gif
Draco dormiens nunquam titillandus, если еще не поняли.[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="https://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76&p=2">Присцилла Пинс </a> </div> <div class="lztit"><center> 61 год; R | 1935, N</center></div> <div class="lzinfo">полукровна <br>секретарь зам.главы ДОМП А.Муди <br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

  little cookie monster

https://i.imgur.com/4sbOicd.gif

+11

3

[nick]Amalthea Flume[/nick][status]Mrs. sweet tooth[/status][icon]https://i.pinimg.com/736x/19/32/4e/19324e3203d668aa9132cc1167a7c95a--lesley-nicol-downton-abbey-cast.jpg [/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Амалтея Флюм </a> </div> <div class="lztit"><center> 65 лет; H|1931, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровная <br>продавщица в "Сладком Королевстве" <br><br></div> </li>[/info]

Семь лет назад Амалтея Флюм жила в пригороде графства Чешир, вела небольшое хозяйство и продавала на местном волшебном рынке всего понемногу: овощи, корешки растений, плоды своего рукоделия... Решение сорваться с насиженного места и перебраться в Хогсмид далось ей тяжело, но сыну нужна была помощь. Десять долгих лет назад Амброзиус решил открыть в волшебной деревушке кондитерскую, которую назвал "Сладкое Королевство", её милый мальчик, потомственный Хаффлпаффец, всегда был фантазёром, любившим витать в облаках. И это его качество пригодилось как нельзя лучше. Казалось, Амброзиус безошибочно угадывал, какие сладости порадуют прибегающих в Хогсмид из школы ребятишек, и Амалтея была жутко горда сыном, расплываясь в улыбке всякий раз, когда Амброзиус появлялся на пороге её скромного домика. А потом в жизни сына появилась Агнесс, чудесная девочка, рыжая, как Амалтея, и такая же радушная. Когда у пары родился Аврелий, первый внук Амалтеи, жизнь стала походить на один из рождественских пряничных домиков в витрине "Сладкого Королевства", такая же сверкающая и сладкая. Поначалу молодые справлялись сами, но магазинчик требовал внимания от них обоих, и всё чаще Амалтея приезжала погостить, помочь Агнесс с малышом - на день, на неделю, на месяц... В конце концов, она переехала в дом сына и невестки окончательно.

Поначалу женщине было неуютно, но её присутствие как нельзя лучше сказалось на семейном бизнесе. Рецепты Амалтеи в исполнении Амброзиуса обретали новую жизнь, и не было лучшей награды, чем видеть вспыхивающие радостным нетерпением лица маленьких покупателей. Медовые ириски Амалтеи и вовсе стали известным на весь Хогвартс хитом! Даже сам Дамблдор порой делал исключение и брал их вместо любимых лимонных долек. Сейчас Амалтея реже стояла за прилавком, оставляя дело молодым, но неизменно первой пробовала новинки "Сладкого Королевства" и всю себя посвящала заботе о девятилетнем Аврелии. Времена были тяжелые, но здесь, в Хогсмиде, они чувствовали себя в безопасности. До некоторых пор. После Кровавого Рождества, конечно, беззаботности у местных жителей поубавилось, и они уже не так охотно позволяли детям бегать по улице и окрестностям, да и двери начали запирать при первых сумерках.

Сегодня перед сном Амалтея тщательно заперла их на все замки, она это хорошо помнила. Амброзиус и Агнесс отправились в Лондон за сырьём для сладостей (готовившиеся к выпускному школьники скупили почти всю лавку), и остались ночевать там. Амалтея и Аврелий, рано загнанный домой и потому хмурый, поужинали, посидели немного каждый за своей книгой и отправились спать. Разбудили женщину запахи и голоса. Из приоткрытого окна тянуло дымом костра, а интонации, доносившиеся с улицы, были далеки от праздничных. Амалтея резко села в постели, нащупывая на прикроватной тумбочке очки.
- Мерлин всемилостивый... - пробормотала она, ощущая в дымной пелене что-то ещё. Аромат не просто огня, но чего-то, что на этом огне... Готовили? Жгли? Прижавшись к стеклу, Амалтея выглянула в окно, но в летней темноте разглядела немного. Лишь тёмную груду чего-то под фонарём, и от одной мысли о том, что несколько часов назад там ничего подобного не наблюдалось, в горле встал ком. Поднявшись с кровати, женщина поспешила к спальне Аврелия, проверить, не разбудила ли его суета, а приоткрыв тихонько дверь, вскрикнула уже в голос. Спальня внука была пуста, а открытое окно шевелило покачивающейся ставней!
- Аврелий!! - на всякий случай Амалтея нагнулась, заглянув под кровать, затем распахнула дверцу шкафа - внук пропал, и это был не первый раз, когда он удирал в неположенное время. При отце он бы побоялся, но, оставшись вдвоём с бабушкой, мог рискнуть пошалить. Дрожащими руками Амалтея набросила на плечи вязаную серую шаль и выбежала на улицу, подняв над собой палочку с горящим на кончике огоньком.
- Аврелий! Где ты? Аврелий! - стоило ей выбежать с участка на главную улицу, как её обступили люди в строгих, "по-министерски", как называла это Агнесс, сшитых мантиях:
- Мы просим Вас вернуться в дом и оставаться... - начали было люди, лиц которых Амалтея, пребывавшая в панике, не запомнила. Но попробуйте сдержать бабушку, потерявшую внука! С неожиданной для себя силой Амалтея выдернула собственное плечо из рук кого-то, пытавшегося проявить назойливое участие, и рыкнула, как охраняющая яйцо дракониха:
- Не раньше, чем я найду своего внука! - с другой стороны улицы к ней кто-то приближался. Сначала напрягшись, Амалтея выдохнула с облегчением, узнав соседку из "новичков", Присциллу Пинс.

- Присцилла! - кинулась женщина к ней навстречу, не забывая то и дело водить палочкой из стороны в сторону, подсвечивая окрестности:
- Ты не видела Аврелия? Я проснулась... Окно... Открыто - от непривычно быстрой ходьбы Амалтею начала терзать одышка, но это было не самым страшным. В очередной раз махнув палочкой, Амалтея наконец поняла, что за груда темнела под фонарём, и в ужасе закрыла руками рот:
- Только не... - только не снова. Не второе Кровавое Рождество, не что-либо ещё, не менее, судя по пейзажу, ужасное. Только не рядом с её семьёй. И что скажет Амброзиус, когда вернётся? Как она могла потерять Аврелия в такой день?
- У меня пропал внук! Мальчик, девять лет, рыжие волосы! Помогите кто-нибудь! - с отчаянным криком Амалтея вцепляется в рукав одной из "министерских" мантий, от которых минутой ранее настойчиво пыталась вырваться.

+8

4

[nick]Emran Khan[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/302822.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=875#p75449">Эмран Хан </a> </div> <div class="lztit"><center> 21 год; G 1974|MM</center></div> <div class="lzinfo">полукровный <br>хит-визард, патрульный<br></div> </li>[/info][status]boy-at-arms[/status]


Аппер-Фледжли, Западный Йоркшир, 14-го июня, около 15:00
,

Все еще висящее высоко над головой июньское солнце припекало, а тесно упакованный в плотную, форменную мантию хит-визарда Эмран откровенно плавился, но даже и не подумал о том, чтобы расстегнуть хотя бы одну из пуговиц. Страж порядка должен был внушать уважением всем своим видом, он должен был чист, опрятен и застегнут до самого подбородка. Жаль, его напарник придерживался ровно противоположенного мнения, и мало того, что ничуть не стыдился расхаживать в полурастегнутой мантии, но так в целях утоления жажды успел пропустить по пинте светлого в каждом из двух пролегающих по их маршруту пабов. И видимо надо было еще радоваться, что пабов на пути у них пока более не попадалось, одни лишь полу нависающие над каменной мостовой двух и трех этажные жилые дома.
Эмран важно вышагивал по самой середине улицы, а Адам лениво плелся в тени по ближе к домам и постоянно ерзал. Будь он сейчас не настолько удручен не серьезности с которой Адам относился к их обязанностям старжей закона и порядка, Эмран быть может даже сейчас поинтересовался, что именно так беспокоит напарника. Но Адам, не важно, что практически два раза старше, сейчас находился в его личном списке проштрафившихся, а следовательно Эмран молчал. Тем более, если молчать, было куда проще представлять, как вот сейчас он, совсем не давно как принявший присягу хит-визард Эмран Хан совершает нечто героическое. Варианты того, чего он мог бы совершить менялись от для к дню. Иногда он чутко отреагировав на тревожный, женский вскрик предотвращал уличный грабеж и ловил за руку давно находящегося в розыске вора-рецидивиста. Порой он не жалея ни сил, ни времени  продолжал поиски потерявшегося ребенка и, конечно, преуспевал там и тогда, когда все остальные его коллеги уже давно опустили руки. В воображаемых стычках он внушал ужас и уважения у всевозможного криминального сброда и те стихали лишь при одном его проявление, а те редкие, кто все же решались бросать ему вызов, тут же жалели. Сегодня воображение увело его в чуть более романтическую стезю и спасенная им от облезлого, но от того лишь еще более жуткого оборотня девушка, вот-вот должна была разойтись благодарностью к своему спасителю, когда всю, так живо нарисовавшуюся в его голове сцену испортил Адам своим, - Я отлить.
Эмран проводил исчезнувшего в подворотне напарника недовольным взглядом и остановился. Ну и что, что по предписанию им не следовало выпускать друг друга из взгляда, смотреть как этот, этот… слово, как так просилась на язык Эмрана ни в коем случае не одобрила бы его матушка, а отец.. нет, лучше было такое не говорить, даже мысленно, потому-что именно тем он и отличался от всяких адамов, он мог не поддаваться сиюминутным желаниям и..
Из подворотни раздалось громкое, искаженное эхом каменной постройки, - Стоять! Хит-визарды!
Эмран бросился вперед и практически тут же нарвался на выпущенную кем-то магическую стрелу. Удар в плечо развернул его на четверть разворота, а в следующий момент, кто-то хватил его за рукав и резко рванул к стене. Адам.., это был Адам, с опозданием осознал Эмран, когда мимо них пролетела красная вспышка очередного заклинания. Адам ответил алым лучом Ступефая. Где-то в глубине двора что-то брякнуло, а еще кто-то выругался, после чего раздался характерный хлопок аппарации.
Адам прохрипел нечто, после чего Эмрана скорее всего выставили бы из дома, и оглянулся на напарника.
- Ты в порядке? - просыпел старший из хитов. Эмран попытался обдумать вопрос. Плечо, из которого чужеродным телом торчала стрела, а вместе с ним и вся левая рука онемела, но вроде даже еще двигалась, ладонь была заляпана чем-то мокрым и Эмран попытался ее отереть о мундир. Мокрота оказалась кровью. Начальник будет ругаться на грязную мантию, подумал Эмран.
- Эмран, мне надо пойти проверить двор, - где-то на краю сознания снова раздался голос Адама. Эмран кивнул. Надо, значит надо, Эмран и не думал возражать.
- Ты подмогу вызывать сможешь?
Эмран перевел взгляд на правую руку в которой оказывается все это время сжимал палочку, а ведь он даже не помнил в какой момент успел ее выдернуть из чехла. Он чуть подвинул рукой, правая рука слушалась куда лучше левой, он кивнул напарнику. Если надо, он вызовет, точно вызовет.
Адам исчез в ярко белом полукруге света, Эмран сосредоточился.
Над Аппер-Фледжли взвылись две ярко алые вспышки.

Post Scriptum

Быть может я еще напишу вторую часть, но на случай, если кто-то захочет подхватить эту тему.
Речь идет о моменте, когда патруль хитов натыкается на попытку похищения и ввязываются в бой. По итогам, у нас один раненный молодой хит, один оглушенный похититель, при котором найдется порт-ключ, одна жертва без сознания и еще один преступник, скрывшийся с места происшествия и предупредивший остальных, что грядет атас, что в итоге приведет к поспешному пожарищу позже ночью.

Отредактировано Alastor Moody (2021-11-02 23:06:07)

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+9

5

[indent] Большая часть деревьев горит, выделяя при этом температуру около тысячи восьмисот градусов*. Для сгорания человеческого тела достаточно порядка полутора тысяч, и кажется, что условия идеальны, но это не так.
[indent] Важно учесть достаточно много факторов.
[indent] Вторгнуться в процесс и внести в него коррективы способно многое - начиная от влажности воздуха  в момент поджога и заканчивая тем, сколько бдительных людей не спит в ту ночь, чтобы заметить огонь в отдалении и успеть ему помешать. Скорость и сила ветра, качество пород дерева, момент запала и эффект, который хочется от него произвести - больше огня, больше дыма, выше температура или ярче искры?
[indent] Пожары - это искусство, в котором мне хочется добиться совершенства.
[indent] Огонь - это стихия, в которой мне нравится чувствовать себя саламандрой.
[indent] Вообще-то подобными вещами приятнее заниматься для удовольствия, но меня попросил посодействовать брат, а мамочка всегда говорила, что нам надо помогать друг другу. В конце концов, он всегда прикрывал мое хобби, и кто я такой, чтобы мешать ему демонстрировать его ненависть. Ненависть ведь отчасти тоже похожа на огонь. Ей также можно упиваться, а еще её сложно контролировать и сдерживать. Ей можно красиво управлять.
[indent] Если вдуматься, то все это было лишь вопросом времени - когда брат решит убивать оборотней. Или когда я захочу что-нибудь поджечь.
[indent] Зато теперь я - профессионал среди невежд. Со своими знаниями я возвышаюсь среди черни, обуянной хаотичным движением челяди, у которой план строится на голых эмоциях и каких-то истеричных выкриках. Это иронично, что я - их главный запальщик - среди прочих остаюсь до поры самым хладнокровным. Только ближе к полуночи пальцы покалывает привычный зуд предвкушения, но, в целом, это никак не соотносится с температурой моих внутренних жидкостей. Они подогреваются иначе.
[indent] Если бы меня спрашивали и просили подобрать идеальные для исполнения условия, я бы выбрал другой день, но я понимаю, как остальным важен не столько сам процесс, сколько его символичность. Гореть должны не просто оборотни, гореть должно само место, где все это началось. Опять же, не фактически началось, а фигурально. Понятно, что оборотни были проблемой всегда - у брата есть по этому поводу статьи, письма и теории, в них изложенные, - но сейчас, после двадцать третьего декабря: “с ними уж слишком сюсюкаются”.
[indent] “Это - демонстрация того, как все должны были поступить сразу утром в Сочельник”.
[indent] Не мои слова, но не лишенные логики. Сложно не согласиться, что огонь убирает все проблемы, и чтобы лишний раз доказать это, а еще для привлечения внимания, должно гореть вблизи Хогсмида.
[indent] Гореть должно тогда и там, когда и где будет достаточно свидетелей, чтобы никто не мог скрыть правду о пожаре.
[indent] Мое искусство увидят многие. Возможно, колдографии успеют появиться в газетах.
[indent] Волнительно.
[indent] Полы и стены внутри хижины я хорошо смазал топленым свиным салом. Это не добавило бы огню эстетства, но брат сказал, что точно не должно остаться свидетелей, а жир хорошо дымит, и даже если мою картину испортят раньше срока, то будет больше шансов, что все внутри задохнутся. Из человеческих тел, к слову, получаются плохие угли, они поглощают много тепла, но куда меньше его отдают, поэтому проходится упрашивать тех, кто укладывает, переносит, перемещает, заводит и затаскивает будущий материал внутрь хижины, не устраивать их слишком плотно. Между ними должен быть воздух, чтобы они быстрее загорались. А еще надо не забыть облить их маслом. И не потратить все масло только на них, потому что нужно оставить еще на пропитку тряпок, которые нужно успеть поместить между бревнами хижины снаружи, чтобы обеспечить хороший розжиг.
[indent] Очень много дел. Очень много нюансов, которые никто не ценит и не понимает.
[indent] Меня торопят те, кто стоит на стреме. Мне приходится доверять другим людям выполнять часть работы за себя. Это нервирует, и я боюсь, что что-то может пойти не так.
[indent] Конечно, все пойдет не так, когда за спиной только и слышишь, что: “Быстрее-быстрее”.
[indent] Хлопает задвижка на двери. Слышно, как ее запечатывают заклинанием.
[indent] Это такой знак мне. Знак, после которого меня отпускает.
[indent] Нет больше ни дрожи в руках и глупой обиды на тех, кто меня торопил.
[indent] Внутри разливается тепло и умиротворение.
[indent] Я тихо шепчу: “Incendio”, - будто в ночи зову любимую.
[indent] И она приходит.
[indent] По маслу в стыках между бревен, стремительно раскрашивая пространство вокруг хижины желтым светом несется волна жара. Сами бревна занимаются менее охотно, но поддаются обреченно и скоро пламя ползет по ним вверх, забирается под черепичную крышу.
[indent] Мне снова талдычут в ухо: “Быстрее-быстрее”, - и в этот раз это значит, что я не увижу свое творение целиком.
[indent] Надеюсь, газетчики успеют сделать красивые колдографии.


* - градусы Фаренгейта, потому что Великобритания

[nick]the arsonist [/nick][status]fire happens fast[/status][icon]https://i.imgur.com/0FmqOWS.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">unknown </a> </div> <div class="lztit"><center> unknown</center></div> <div class="lzinfo">unknown <br>unknown <br></div> </li>[/info]

+10

6

disclaimer: лонгрид совместно с дамой сердца.

------

[indent] — Там твой гриффиндорец ходит по коридорам. Кажется, ищет тебя.
[indent] Оставаться в гостиной было ошибкой. Ясно, как белый день, хотя в этих подземельях навсегда застряла глубокая ночь, что прятаться в своем змеином логове, которое в выпускной обещало стать натуральным проходным двором, было тем еще удовольствием.
[indent] — Он не мой.
[indent] Последовала попытка хмыкнуть, как можно более выразительно.
[indent] — Ну, конечно.
[indent] Ладно, уроки по саркастичным хмыкам на будущее стоило брать у этого парня. Он с пятого курса, на него у Мии еще было время, в отличие от некоторых, припершихся зачем-то к дверям в гостиной.
[indent] — Он, кстати, вряд ли уйдет.
[indent] Конечно, он не ушел бы. Гриффиндорское упрямство, как пить дать, и не капли понимания, что если от тебя сбегают с последнего танца, то это вот вообще не повод идти следом.
[indent] — Ладно, придется выгнать.
[indent] Мия пожала плечами, нехотя стащила ноги с дивана, на котором лежала, бездумно лицезрея потолок, и с выдохом пошла к двери. Коридор в подземельях освещался факелами, тени от которых ползли в стороны, и изгибались причудливо, привычно, но все равно немного жутковато.
[indent] Арвин, например, выглядел в таком освещении ненормально старым. Будто бы на самом деле выпустился из школы много лет назад, успел повидать всякое дерьмо, а теперь вернулся грустным призраком с запавшими глазами и обострившимися скулами.
[indent] Фу, жуть какая-то.
[indent] Миа сложила руки на груди.
[indent] — Чего тебе?
[indent] Арвин схватил ртом воздух. Он собирался сказать, что не совсем то имел в виду, когда говорил, что от ножевых по статистике умирают чаще, чем от тоски, но потом понял, что вообще-то, он ровно это и имел в виду. Что он не имел в виду, хотя всегда держал в уме, так это то, что Миа была очень красивая, когда вот так складывала руки на груди и сдвигала брови. Было в ней что-то суровое, похожее на профессора Макго, но при этом с каким-то таким мягким изломом в чертах лица, какой всегда рисовали в комиксах девушкам супергероев. Арвин так часто рассматривал те лица, что знал эти черты безошибочно — даже думал всегда, что если жизнь что-то выбирает как-то специально, то вот такие, как Миа, точно встречаются недаром, а зачем-то. Вот только, как и многие другие мысли, эта оставалась у Арвина недодуманной, потому что на смену ей тут же приходили другие. Ну вроде того, например, почему Почти Безголовый Ник только почти безголовый, спорят ли домовики на школьной кухне, что и как будут готовить, тырят ли они продукты в укромные закрома, кто меняет подковы кентаврам в Запретном лесу или у них нет подков и все вот это прочее.
[indent] — Я... ну... я хотел извиниться. Вообще, — решил не отпираться Арвин, глядя Мии прямо в глаза, — я собирался сказать, что не имел в виду то, что сказал. Но я имел в виду то, что сказал. Просто... ну... Не только это? Пойдем, пожалуйста, куда-нибудь со мной? Это же последний такой вечер...
[indent] Все красивые слова, которые Брюс Уэйн мог бы сказать Женщине-Кошке, Питер Паркер — Мэри Джейн Уотсон, а Капитан Америка — Пэгги Картер, как-то улетучились у Арвина из головы, зато осталась какая-то хрень, которую мама смотрела по телику вечерами, страшно умиляясь тому, как Он уговаривал Ее остаться. Но получалось как-то не очень, если честно. По крайней мере, Миа вот счастливой совсем не выглядела, да и не чувствовала себя таковой.
[indent] Признание в том, что без Арвина она тут загнется, выпаленное в сердцах на последнем танце на его выпускном, теперь ей казалось совершенно глупым и вовсе не потому, что не соответствовало статистике, а скорее потому, что она очень крупно промахнулась с ожиданиями. С самим тем обстоятельством, что от кого-то что-то стоит ожидать.
[indent] Она находилась в стране, где пропадали без вести Министры, оборотни нападали на деревни, а поезда шли под откос, явно вопреки желаниям большинства, а она придумала у себя в голове, что Арвин внезапно ответит то, что ей хотелось услышать. Что-нибудь вроде: «Я буду писать тебе каждый день и иногда приезжать в гости».
[indent] Арвин.
[indent] У которого мозги не думали дальше желания причинять добро, размахивая полами аврорской мантии, как его любимые супергерои — плащами.
[indent] Глупо?
[indent] Глупо.
[indent] Он даже припершись сейчас к ней под двери умудрился с ходу брякнуть чушь, от которой пришлось немедленно закатить глаза. Чтобы просушить выступившие в них слезы.
[indent] — Последний вечер, значит?
[indent] Миа хмыкнула и покачала головой. Она вообще-то уже упросила родителей, чтобы не забирали ее на летние каникулы из страны, но если это был последний вечер... Она вздохнула так, будто собиралась выпалить этому дурацкому гриффиндорцу все, что думает, но замерла на выдохе с округлившимися глазами и приоткрытым ртом.
[indent] Языки пламени от факелов качнулись в стороны, тени стали еще глубже и медленно, проступая из уплотнившегося воздуха, шелестя своей кровавой мантией прямо за спиной у Арвина проступил, взирая на них сверху вниз Барон.
[indent] К нему Миа, несмотря на шесть лет в этих стенах и подземельях тоже никак не могла привыкнуть. Она, наконец, выдохнула и стиснув руку гриффиндорца похолодевшей своей потянула его к лестнице вверх.
[indent] — Ладно, пойдем.
[indent] — Да? Фух! Ура, — выдохнул Арвин, крепко сжимая холодную ладонь Мии в своей. И тут что-то слегка сжало его ладонь. Как будто просто холодок пробежал, мазнув от затылка, куда-то с неприкрытой мантией полоски кожи, по спине вниз, к свободной ладони. Арвин замер и обернулся, но никого не увидел. И ничего не увидел. Вообще. Ничего, кроме темного коридора, по которому были разбросаны круги света от подсвечников. И свет в конце тоннеля — выход из подземелья. Почему-то очень захотелось заторопиться. Арвин даже вспомнил, как по первости в школе всегда ускорял шаг. Но тогда он был мелкий, и от ощущения, что где-то здесь везде была магия, волоски на руках вставали вот примерно так же, как сейчас. А теперь он уже был выпускник. И таскался по замку семь лет. Семь! Это вообще мог быть сквозняк. Подземелье же.
[indent] И все-таки Арвин ускорил шаг. Ну так, на всякий случай. Он смотрел на каникулах достаточно киношек, чтобы знать, что ничем хорошим холодок от шеи до руки не заканчивался. И вот сейчас на них должна была выпасть какая-то фигня, которая обязательно убьет Мию (он же говорил ей, что по статистике от тоски умирают реже всего, да?), а потом — его. Но не раньше, чем он отмучается угрызениями совести и толкнет речь о том, что всегда представлял, как они купят дом, заведут ребенка и проживут долго и счастливо... ну, долго и счастливо и проживут.
[indent] Подземелья закончились как будто бы вдруг: их просто вынесло в холл, и холодок вынесло вслед за ними. Арвин обернулся к Мии, шаря взглядом по ее лицу и не зная, за что зацепиться. Очень хотелось сказать что-то правильное, как в кино. Потому что в кино Он всегда знал, что нужно сказать Ей. И даже на самый заковыристый вопрос у Него был ответ.
[indent] — Слушай, — начал Арвин, потому что в кино часто начинали с этого. «Listen», проникновенно говорил Он, глядя Ей в глаза, а потом как покорял Ее сердце с разбега одной меткой и емкой фразой, как... В полумраке подземелий, все еще лежавшем у Мии на спине и делившем ее на две части, темную и светлую, Арвину вдруг показалось, что черты ее лица исказились. И воздух вокруг нее, у Мии за спиной, стал гуще и плотнее, а потом из него проступило уродливое, полупрозрачное лицо. Арвин округлил глаза и едва сдержался, чтобы не отступить на шаг назад.
[indent] — Сзади! — вместо этого воскликнул он.
[indent] Голос его прозвучал так, что не обернуться по этому приказу казалось невозможным уже физически, и Миа обернулась, взглядом почти в упор встречая пустые глазницы Барона. Выглядело это так, будто те две зияющие пустоты пытаются рассмотреть что-то прямо внутри нее самой, и будто все, что они умудрялись там увидеть, моментально покрывалось ледяной коркой и цепенело. Ей очень хотелось сглотнуть, отшатнуться, хотя бы вздохнуть, но ничего не получалось. За шесть лет обитания здесь, она так и не привыкла к факультетскому привидению, а сейчас, столкнувшись с ним так близко и так внезапно, будто откатилась во времени назад и стала снова маленькой девочкой. Слишком смуглой среди прочих первоклассников, слишком чужой и ни к чему не готовой.
[indent] Те мгновения, которые потребовались Барону, чтобы позвякивая своими цепями, проплыть мимо, казались ей полными отчаяния еще и потому, что впереди был долгий год, в который, не исключено, предстояло вот так же продолжать встречаться с их Слизернинским призраком убийцы, с Пивзом и его навозными бомбами, с этим тыквоголовым Эшвардом и его подколами и понимать, что как сейчас за руку ее никто держать уже не будет.
[indent] Конечно, было посильно нацепить на себя гримасу безразличия и не снимать целый год, но эта перспектива бесила не меньше чем сам Хогвартс, как таковой.
[indent] Она резко обернулась и обняла Арвина, который, видимо, все еще не понимал, почему она тут собралась сдохнуть за год.
[indent] — Пойдем куда-нибудь на улицу, а?
[indent] — П-пойдем, — не то облегченно, не то испуганно выдохнул Арвин, хотя выдохнул он на самом деле, конечно, потому что Миа вдруг крепко прижалась к нему, как в киношках, когда Он сказал То, а не фигню, как всегда. И, видимо, в человека все же был вшит какой-то романтический инстинкт, потому что руки вокруг Мии Арвин сомкнул раньше, чем успел подумать об этом и решить, что все это категорически лишнее, и она совсем не имела этого в виду, просто испугалась, потому что кто бы не испугался, если прямо за тобой стоит Кровавый Барон.
[indent] Миа редко была так близко и при этом не выпендривалась. Арвину, наверное, даже понравилось бы, потому что от нее вкусно пахло, и тепло от того места, где была ее голова, как-то приятно разливалось по всему телу и согревало что-то вроде души, наверное, тоже. Арвин даже хотел что-то об этом сказать, но пока сочинял, Барон звякнул цепями, разрушая момент, Миа нетерпеливо потянула его за руку, и Арвин даже не успел подумать, что он очень медленно думал.
[indent] В итоге, правда, они пошли не на улицу. А стоило бы. Хоть раз каждый известный Арвину герой так думал о чем-нибудь: а стоило бы. А стоило бы пойти во двор, а не в Астрономическую башню. А стоило бы получше учить маггловедение и не полагаться на то, что ты немножко очень сильно от магглов. А стоило бы не поражать воображение Мии статистикой, а просто сказать ей как есть: я буду очень скучать тоже, но никто из нас не умрет, потому что по статистике от тоски умирают меньше, чем от ножевых ранений. Но, так как Арвин еще даже не знал, что в этот вечер ему предстоит повзрослеть махом и от не очень приятных событий, а не от того, что он поцеловал девчонку, которую любил, как Питер Паркер — Мэри Джейн, он не задумался ни об одном «стоило бы». Хотя стоило бы, конечно. Хотя бы когда они поднимались по винтовой лестнице.
[indent] — Я вроде до сих пор его слышу, — почему-то шепотом сказал Арвин, уже взявшись за ручку в виде кольца. — Звякает.
[indent] Барон был где-то внизу, но звяканье его цепей разносилось по гулкому пространству башни и забиралось Арвину в голову так, что казалось, что это они с Мией чем-то звякают. Вообще, стоило хотя бы вспомнить, что всегда, когда герои поднимаются наверх чего-нибудь, полные надежд, кто-нибудь умирает, но все полезные жизненные уроки, выученные Арвином из киношек, как-то разом улетучивались из его головы, когда рядом была Она.
[indent] — Угу, — она отозвалась невнятным эхом на фразу про звякание Барона, потому что здесь его уже почти не было слышно и скорее ветер, по-летнему теплый задувал в стрельчатые арки, шелестел в волосах миролюбиво и шептал что-то умиротворяюще наивное. Например, о том, что Арвин, конечно, дурак, но без него все равно будет грустно. Грустно даже от того факта, что не будет никакой возможности не услышать то, что она и без того слышать не хотела. И что рядом не будет человека, который совершенно точно не скажет ей ничего из того, что ей хотелось бы, чтобы он сказал.
[indent] Наверно, тогда Миа поняла, что надо брать ситуацию в свои руки. На ее решимости будто бы благоприятно сказалась недавняя пробежка по коридорам до Астрономической башни от самого жуткого из всех замковых призраков, и, по старой привычке, Филча, миссис Норрис и всего педагогического состава заодно. В Хогвартсе приходилось прилагать неправдоподобно много усилий, чтобы побыть просто наедине с кем-то, и эти усилия как-то тоже не хотелось оставлять потраченными впустую.
[indent] В том огромном островке нестабильности, который из себя сейчас представляла и жизнь их жизнь, и на котором двое подростков находились, даже то, что Арвин Хокинс — был самым невозможным идиотом из всех, кого Миа встречала, — было достаточно успокаивающим своей фундаментальностью фактом.
[indent] На ставшем чуть ближе небом здесь, в самой высокой точке Хогвартса, уже высыпали звезды и подойдя к самым перилам, Миа решительно посмотрела на Арвина и положила руки ему на плечи.
[indent] — Ты — невыносимый дурак, — призналась она ему честно, и это было только первой из тех вещей, в которых она собиралась признаться. — Ты умеешь максимально быстро и качественно испортить почти любой момент, Арвин Хокинс.
[indent] Арвин набрал воздуха в грудь, чтобы спорить, но выдохнул весь воздух, как сдувшийся воздушный шарик. Вообще-то, он не первый раз слышал, что он может максимально быстро и качественно испортить любой момент. Это ему даже проф Макго как-то сказала, когда разрешила пересдать трансфигурацию. Но с Мией портить момент было очень неприятно, и все слова, которые запоздало пришли Арвину в голову, теперь теснились у него в горле комом, готовые вот-вот сорваться с губ, но...
[indent] Миа тоже набрала в грудь побольше воздуха, потому что с обязательной частью, которая вроде как объясняла все ее обиды этим вечером, но которая отнюдь не являлась основной, было покончено. Было понятно, что Арвин точно никогда не скажет ничего из того, что она хотела бы услышать.  [indent] Значит должна была сказать она.
[indent] — Но мне все равно будет безумно тебя не хватать весь следующий год. Поэтому я тебя сейчас поцелую, а ты постарайся хотя бы просто ничего не говорить...
[indent] И Миа решительно подвинула свое лицо ближе к его, совершенно не подозревая, что теперь настала ее очередь что-то портить.
[indent] Просто ничего не говорить было совсем не просто. Вообще-то, даже очень сложно. Хотелось сказать Мии, что она такая красивая, такая замечательная, что ему тоже будет ее не хватать весь год, что он будет приезжать в Хогсмид на выходные, как только сможет, что на каникулы они могут быть в Лондоне, наверное, что он вроде бы в нее влюбился, хотя почему вроде бы, вовсе и не вроде бы, а точно... О! И надо еще ее обнять, вот так, как в кино, и рукой затылок придержать, пока они будут целоваться, но так уже делать поздно, потому что вот ее лицо почти у его лица, вот она уже почти коснулась его губами, вот... Все внутри у Арвина натянулось от волнения и предвкушения туго-туго, и руки вокруг Мииной талии он все-таки чуть-чуть сжал, и глаза закрыл...
[indent] — Там горит что-то, — ей зачем-то перед первым своим поцелуем приспичило открыть глаза. Наверно, чтобы посмотреть, как глупо выглядит Арвин, но вместо этого в темном пейзаже внизу получилось рассмотреть яркое и становящуюся все ярче пятно. — Нет, серьезно, смотри!
[indent] Арвин открыл глаза и уткнулся взглядом во встревоженное лицо Мии. Что? Он ничего не гово... ЧТО?! Арвин обернулся и замер, зачем-то машинально прижимая к себе Мию, потому что внизу, вроде где-то в Хогсмиде, на фоне темного неба, темного леса и темных домов зажегся огонек, который совсем не был похож на какой-нибудь костер, который во дворе развели летней ночью. Вообще-то, СОВСЕМ не был похож.
[indent] Было странно, страннооченьстраннодумайбыстреепочемутак, что никто не спешил к огню.
[indent] Внутри у Арвина будто что-то щелкнуло, и он потянул Мию за руку за собой, к двери.
[indent] — Его никто не тушит! — крикнул Арвин, уже дернув за ручку. Он обернулся к Мии и повторил, потому что казалось очень важным это повторить, по-другому ведь он все равно никак не мог объяснить то, что скреблось внутри неясным беспокойством. — Его никто не тушит!
[indent] Кровавый Барон, вероятно, все еще гремящий своими цепями где-то на ступенях, ведущих в башню, их больше не беспокоил. Почему-то не особо беспокоило и то, что они шлялись ночью после отбоя, на что Арвину, конечно, было все равно, а вот для Мии могло означать старт нового учебного года с отработки. В ее голове только на секундочку мелькнула мысль, что если они привлекут к себе внимание сейчас, то ее последний курс будет полон слухов и мерзости на тему того, что она делала с магглорожденным этой ночью, но как всегда непойми как выраженный, но очень правильный довод Арвина о том, что никто не тушит огонь перекрыл и это.
[indent] Миа пыталась вспомнить, какая из учительских спален будет ближайшей, пыталась понять, какая должна быть последовательность действий в такой ситуации, когда по логике школьной жизни полагалось сообщать все старостам и преподавателям, но совершенно непонятно было, где их всех искать этой не совсем похожей на рядовые ночью, в этом огромном замке, с путающимися лестницами и полными сюрпризов коридорами.
[indent] Сердце ее, уже не от присутствия рядом Арвина, а от той беготни, которую они устроили, едва не прыгая через ступеньки, колотилось бешено, в груди успело заколоть, в ушах шумело так, словно гул пожара уже добрался до них, и вместе с этим дискомфортом успелось подуматься, что там, внизу, в Хогсмиде, справятся и без внимания двоих подростков, нарушавших школьные правила. И ведь все равно было непонятно, куда правильно будет побежать и кому первым рассказать, о случившемся, но ее гриффиндорец, будто вознамерившись доказать еще раз, что Шляпа не ошиблась, так рвался вперед, что, не рассчитывая, что у него был какой-то план, Миа продолжала бежать и, едва они оказались в основной части замка, крикнула:
[indent] — ПОЖАР!
[indent] Какой-то портрет со стены неодобрительно на нее цыкнул, наверняка вырванный из какого-то очень хорошего сна о чем-то очень и еще прижизненно приятном, но Мию это не остановило:
[indent] — ПОЖАР В ХОГСМИДЕ!
[indent] Строго говоря, не совсем в нем, но на детали у них вряд ли было время, и было бесконечно глупо просто кричать и будить замок, но все старосты, учителя и даже Филч с его глупой кошкой, как назло куда-то подевались. Что, наверное, можно было смело расценить как знак свыше: возвращайтесь, прекратите орать, взрослые сами разберутся. И вот тут Арвин как раз и видел самую большую проблему — взрослые всегда говорили, что сами разберутся. Волшебники-взрослые, магглы-взрослые, все взрослые. Вот только разбираться у них выходило чаще всего не очень, и ответов у них было гораздо меньше, чем им казалось, поэтому взрослые с их «разборками» вызывали легкое недоверие. А еще — он же теперь и сам взрослый. Почти (почти!) стажер аврората. Почти будущий глава ДОМП.
[indent] — Надо к Макго! — решил Арвин, и дернул Мию за руку в сторону коридора, ведущего в Большой Зал. Глупо же было думать, что проф Макго будет затворничать у себя в кабинете на выпускном.
[indent] — ПОЖАР! — все равно кричал Арвин вместе с Мией, потому что в глубине души надеялся, что хотя бы взрослые на портретах воспримут их всерьез, но все равно самому себе казался ужасно маленьким.
[indent] Они были как две крохотные песчинки в большом каменном мешке, которые могли кричать что угодно и делать что угодно, все равно их предупреждений никто не услышит, пока кто-нибудь из «взрослых» не почувствует запах гари.

Отредактировано Arvin Hawkins (2021-11-07 12:58:27)

+9

7

Лютный переулок. позднее утро 15-го июня.

В первый раз его разбудил какой-то жуткий, буквально вгрызающийся в виски ржавым шурупом, скрип. Мужчина застонал и попытался зарыться лицом глубже в подушку, но даже столь мизерная попытка к движению тут же отозвалась всепоглощающим голово.., а точнее мирокружением, что Сметли тут же снова замер. Мир и кровать на которой он лежал еще какое-то время продолжали его сворачивать или выворачивать наизнанку, и казалось его вот-вот вырвет прям там. Не вырвало, разбушевавшийся мир вокруг постепенно успокаивался,  а вместо этого на первый план выступило бешеное дребезжание сердца в груди. Ничего, угомониться, в первой чтоли, подумал Сметли снова провалилась в липкий сон.

[nick]Alexander Smethley[/nick][status]one of many[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/209617.jpg[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Александр «Лекс» Сметли </a> </div> <div class="lztit"><center> 41; H 1955</center></div> <div class="lzinfo"> <br> игрок и выпивоха, подмастерье в "Лавке Древностей" <br><br></div> </li>[/info]

Во второй раз его разбудил тычок в бок. Сметли отозвался возмущенным мычанием, но тычок повторился в еще более нетерпеливой форме, а потом к нему добавилось еще и нудящее, царапающее виски, - Вставай, тебе пора уже проваливать.
Сметли разлепил глаза с твердым намерением ответить нечто хлесткое и внушительное, но его взгляд наткнулся на равнодушно повернутую к нему женскую спину. Женщина.. Ди, Джози или может быть Дейзи поспешно наводила марафет, но приметив в отражении зеркала движение за своей спиной, даже не поворачиваясь бросила, - Давай, поднимайся, Лекс, ты ведь не хочешь, чтобы тебе в этом помог Джаред. Он и так сегодня не в духе.
Сметли захотелось возразить, сказать Ди.., Джози, ну, пусть будет все таки Дейзи, что он с этим самым Джаредом сделает, если тот сунется, но слова вместе с языком успели распухнуть и прилипнуть к небу. Сметли перевернулся на живот, ближе к все еще продолжающей что-то не то пудрить, не то выщипывать на лице. Не найдя в себе силы ни на что другое, Сметли принялся лениво наблюдать.
Наконец закончив с красотой или как оно у них там называлось, Дейзи..,или все же Джози, протянулась через туалетный столик, схватила лежавшую на его краю миниатюрную, вышитую бисером сумочку и достала от туда миниатюрный флакончик из темно синего стекла. Откупорив его, Ди степенным, давно выверенным жестом отмерила три капли жидкости в стоящую на столике кружку и снова убрала флакон в сумочку.
Заприметивший возможность чем-то прополоскать горло Сметли протянул к кружке руку, но тут же болезненно получил какой-то тряпкой по пальцам.
- Когти убери, - недовольно проскрежетала Джози.
- Пить хочу, - промычал Сметли, недовольно собираясь в клубок, а затем осторожно, чтобы не слишком мутило разворачиваясь и опуская ноги через край кровати.
- Ты вроде как прекрасно знаешь, где у нас находиться бар, - ответил его безжалостный, женский голос.
Сметли заскрипел зубами и попытался встать.
Долго, очень долго он натягивал штаны. Затем ботинки, хорошо носки и рубашка и так были на нем. Сунул за пояс палочку и уже собирался уходить, как о нем снова вспомнила Дейзи.
- А мантию что, мне оставишь на память, герой-любовник?
Сметли пробурчал под носом что-то очень неподобающее дамы.
- Тебе повезло, что сегодня я немного туга на ухо, Лекси, - Ди проводила его еще одной ехидной репликой.
- Да пошла ты.., - просипел мужчина, когда за ним слишком громко захлопнулась дверь комнатушки.
Сметли медленно сполз на первый этаж заведение и на последних силах вплыл в помещение бара. Он упал на первый попавшийся барный стул и опустил гудящую словно медный таз голову на барную стойку. Дующий непонятно от куда сквозняк знобил тело, но у Сметли совершенно не было сил двигаться.
Чьи-то руки поставили перед ним бокал с чем-то пузыряшимся и дымящим. Сметли поднял залытые кровью глаза.
- Есть тоже будешь? - почти с тем же ехидством в голосе, хотя может быть Сметли оно лишь только казалось, поинтересовался бармен.
Сметли прикинул собственное самочувствие, а особенно то чувство, что не то урчало, не то неприятно посасывало в районе желудка и неопределенно пожал плечами.
- Пей, - прогундосил бармен, - я посмотрю, что можно стрясти с Мод.
Сметли поежился и протянул руку к бокалу. Рука мелко подрагивала, но это его волновало мало, надо было лишь как-то пересилить рвотный позыв и сделать первый глоток местного варева.
Когда бармен вернулся с тарелкой полной чего-то жирного и аппетитного, Сметли уже чувствовал себе значительно лучше. Дымящийся бокал сделал свою волшебное дело и теперь он снова был человеком.
- Пинточку светлого еще не нальешь, - почти-что бодро поинтересовался у бармена Сметли.
- Половину, - смерив постояльца скептическим взглядом, смилостивился бармен, - и ты должен закончить до того, как Джаред выползет из офиса.
- Ты мой спаситель, - преисполненный обожания пролепетал Сметли, когда перед ним появился вожделенный напиток, но бармен уже поспешил к другому концу стойки, где как раз расположились две из девиц Джареда.
- Сорок два человека, ты представляешь. Живьем. Говорят крик было слышно даже в Астрономической башне, - где-то к середине завтрака до Сметли долетел обрывок разговора на том конце стойки.
- Это ужасно, - раздался несколько экзальтированный ответ.
-  Давно было пора,- вставил свои три кната басок бармена, - распустили этих тварей своими разговорами о правах и пособиях. Что следующее, прикажут нам всем по домам закрываться каждое полнолуние, чтобы только не ущемлять свободу уродов этих.
- Дик, так же дети были. Школьники. Это все у них перед глазами…
- Мод слышала, что двое, те, кто забили тревогу, сгорели пытаясь хоть кого-то спасти.
- Чушь какая,
- взвился Дик, - не было там никаких детей, они уже все по домам разьехались
- Были, я по радио слышала,
- возразил самый первый голос, - Выпускной у них был, все туда побежали…
Сметли не выдержал, - Эй, вы о чем?
Троица на том конце дружно повернула к нему голову.
- Ты что не слышал еще? - таким тоном, словно Сметли свалился к ним с Марса, уточнил Дик.
- В Хогсмиде, ночью пожар был. Сорок трех человек сожгли.
- Не человек, оборотней, - снова встрял Дик.

Сметли брел по Лютному без какой либо определенной цели , в глаза светило слишком яркое солнце, а голова после вчерашнего никак не хотела проясняться. Мысли то и дело возвращались к услышанному в «Хвосте кентавра». Распускать сопли по оборотням он точно не собирался. Поделом им, тут Сметли был полностью солидарен с Диком. Нормальному человеку не прожить толком, а давай только налоги отстегивай, то на пособия, то на зелья всяким выродкам. Пусть сами зарабатывают, коли им все это так необходимо, и держаться от нормальных людей по дальше. А лучше пусть проваливают в леса свои, там им и место. Жлобы…
Вскипевшая внутри ярость внезапно всколыхнуло нечто осевшее на краю памяти.
«Внимательное лицо напротив него и льющееся через край возмущение Сметли. Он был зол, до бесячки прогневанный. Да, что этот старик вообще себе возомнил со своими претензиями, помалкивал бы лучше, а то ему. Сметли ничего не стоило пойти и донести на него в службу контроля. Полное внимания лицо склонилось ближе к Сметли и о чем-то спрашивало. Оно обращалось к нему по полному имени. Александр. Ровно так как следовало обращаться к уважаемому члену общества. Лицо хотело знать, какой интерес у службы контроля может быть к старику Фробишеру. Сметли пробрало на ржач. Самый что ни есть прямой, все еще не в силах унять веселье, сообщил он своему собеседнику. Оборотень он, вот какой, да еще не регистрированный.»
Сметли передернуло. Всплывший из недр забвения осколок памяти неприятно засосал под ложечкой. Что-то мерзкое внезапно поселилось в желудке и никак не желало его покидать. Да ничего, ну, мало ли чего он там наговорил прошлой ночью.., или не прошлой.., какой сегодня вообще был день, Сметли нервно уставился в палящее над головой солнце.
Ноги сами отнесли его к магазину-мастерской дяди. «Лавка древностей» все еще стояла на своем месте, целехонькая и невредимая. Сметли облегченно вздохнул, даже присвистнул так легко ему стало на душе, но почти тут же его взгляд споткнулся о висевшую на двери табличку - «Закрыто».
Ну, подумаешь, попытался себя успокоить мужчина, старик в кой-то веки решил поспать по дольше. Или заказ у него срочный, такое тоже бывало. Для полнейшего успокоения надо было лишь убедиться в этом лично. Пройдя узким, практически не видным со стороны улицы  проходам между домами, мужчина оказался на заваленном всевозможным хламом, заднем дворике. Сметли прошел к задней двери мастерской и схватился за дверной молоток, но дверь под его касанием, бесшумно поддалась и раскрылась. Сметли уставился в тонувший в мраке коридор.
«Они куда-то шли. Сметли, чувак с внимательным лицом и еще кто-то. Внимательное лицо расспрашивало о Фробишере, а Сметли охотно делился. Они вроде как шли к мастерской. Его новые друзья хотели непременно познакомиться с мастером-артефактологом. Ночной час Сметли ничуть не смущал, дядя зачастую работал допоздна»
Мужчина осторожно просунул голову внутрь дома.
- Дядя! - позвал он, но дом молча проглотил его зов и не ответил даже эхом.
- Дядя Тим, ты дома? - позвал он уже тише. Полное отсутствие звуков внутри, почему-то давило на нервы и заставляло перейти чуть ли на шепот.
Сметли осторожно двинулся вглубь дома. Ничего. Все на своих местах, только полнейшая тишина, даже его собственные шаги казались бесшумными. Он добрался до ведущей на второй этаж винтовой лестнице, под его башмаком что-то хрустнуло. Сметли опустил взгляд.
Очки в тонкой рамочке, которые дядя использовал работая.
«Очки сползшие на самый кончик дядиного носа и смешно скосившиеся на бок. Резкий рывок или удар, перед взглядом Сметли мелькает смазанный образ перепуганного, старческого лица. Очки соскальзывают с носа и падают им куда-то в ноги. Внимательное лицо, хлопает Сметли по плечу и сует ему в руки горсть серебряных монет, говорит что-то о том, что Сметли заслужил это отпраздновать. Сметли сует деньги в карман и самодовольно ржет.»
Что сталось с дядей, он отчего-то никак не может, и схватившись за голову, медленно сползает по стенке на пол мастерской.

P.S.

Начало посвящается Томашу Кафке, пусть даже мне никогда не дотянуться до его уровня поэзии похмелья))))

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-11-08 01:42:18)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+7


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [15.06.1978] one night


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно