Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » Family Portrait [Хогсмид 20.04.1979]


Family Portrait [Хогсмид 20.04.1979]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Family Portrait


закрытый

--

Участники: Беллатрикс и Сириус

Дата и время: апрель 1979 года, ночь

Место: Хогсмид

Сюжет:

Комкая в руках письмо от той, что никогда не писала.
-Привет, Беллс.

Отредактировано Sirius Black (2020-05-27 13:17:16)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+3

2

Memento mori

Это письмо весьма искусно зачаровано. Едва Сириус коснется его, пергамент с бодреньким «Привет, малыш...» превратится в фиал с всего лишь одной серебристой нитью. При чтении её в Думосбросе поверх услышится текст, начитанный голосом Беллатрикс, который собственно и является содержанием письма, с лёгкой отсылкой на визуально-мемориальный ряд из собственной головы.
Поместье Сигнуса Блэка, площадка для подвижных игр, начало 70-х.
Или раньше?

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/347646.gif

Мне хочется тебя...
Позлить, кузен Сириус.
Просто надавать тебе рокеткой по ебалу, но... ах, простите, в нашем же доме говорят - по лицу. Чтобы стереть это аутирующее скукой выражение.
Как здесь может быть скучно?!
Как здесь может быть отвратительно?
Как?!
Мне вот очень весело!
Даже забавно...
Бадминтон далеко не квиддич, но тоже вполне себе забористая игра. Мелькают коленки из под юбки, блестят узкие щиколотки, белеют носочки. Какие идеальные дети. Прелесть для наблюдателя. Точеные профили, мраморные скулы, Древнейшие и Благороднейшие задницы волшебного мира. Мы. Такими ты нас помнишь?
А ты был хорош, не пропустил ни одну подачу.
- Я видела письма твоей матушки! - кричу ещё звонким голоском, в котором нет хрипотцы моих любимых вишневых сигарил. Сколько мне тут? Двадцать? Семнадцать? А тебе?
Бац!
- Шар стремительно летит в ответ.
Я выгляжу младше, ты же наоборот быстро пошел в рост и в своё малолетство выглядел вполне детиной.
- В потайном ящике её трюмо!
Еще ответ!
Сильный. Тебе не нравятся мои слова, сейчас я уже вижу, что ты точно целился мне в голову, проказник. Рыцарь львиное сердце, насмешкой судьбы родившийся в логове змей.
- И они были все адресованы мужчине!
Почему для меня это было важно? Сейчас бы пропустила мимо ушей, не обратила бы внимание.
- Угадаешь его имя?

Не знаю, почему выпало именно это воспоминание, мне хотелось тебя сконфузить или позлить. Извини, малыш, по-другому мне до сих пор не привлечь мужского внимания. Хоть я уже не Блэк и ношу совершенно другую фамилию.
Малыш...
Ты ненавидел, когда я тебя так называла. Мамина надежда, папина гордость... и - зависть моя.
Где ты сейчас, под каким мостом? Интересно. Или же мистер Поттер старший выделил тебе отдельную кроватку? Я давно подозревала, что он любит маленьких мальчиков.
Сколько отвалил тебе дядя?
Хватит ли на жизнь?
Или на пачку сигарет, чтоб не было все уж так уж плохо на сегодняшний день....
О, изгнание Альфарда - это... была просто песня, поздравляю с фурором! Жаль, ты не видел, какой цирк случился тогда в доме. Говорят, твоя мать никогда не была столько красивой и столь безобразной, как в этой истерике. Она сама сделала это - выжгла братца с семейного Древа. Теперь вас минус три. Это в нашем поколении, не считая почивших.
Даже жаль, что не могу отправить тебе этого воспоминания, сама я его не видела. Сожалею.
      Была занята.
            Сильно занята.
В этих занятиях я иногда теряю себя.

А чем ты решил заняться, малыш?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-05-27 16:40:14)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+5

3

Беллатрикс Лестрейндж.
Теперь. Теперь она Лестрейндж.
Хотя нет, она навсегда Блэк, как и все они.
Как и Андромеда.
Этого не отнять.
Темной крови, бегущей в жилах.
Стук в окно поздним вечером, ему всегда было интересно, как эти чертовы совы находят людей, которые не хотели бы, чтобы их нашли
Он не любил сов. Перья, грязь и вечно мешают спать ночью.
Вот и теперь.
Сириус выбирается из постели. Наверное, сейчас часа два или время подбирается к трем. На улице темно, словно заклинанием накрыло небо.
Времена сейчас темные.
Слишком темные.
Страхи выскакивают наружу, прячутся по закоулкам, пугают несчастных магглов. Слишком темно, слишком мрачно.
Слишком.
Сова нетерпеливо бьет клювом по стеклу пока Блэк пересекает комнату, шлепая по дощатому полу босыми ногами. Ей не терпится улететь, а ему вернуться в постель, так что они квиты.
Сириус один. Он всегда один. А этот чертов особняк слишком большой для него одного, даже домовые эльфы не спасают от гнетущего одиночества.
Сова кажется ему смутно знакомой, когда он открывает окно и птица залетает в комнату, проводя крылом по его щеке и принося с собой прохладу апрельской ночи.
Ветер приятно холодит кожу, на ней появляются мурашки, когда молодой человек протягивает руку и отвязывает от лапки птицы пергамент.
-Подожди. – Говорит он ей, чувствуя смутную тревогу.
Мало кто стал бы писать ему ночью. Сохатый воспользовался бы зеркалом, Люпин объявился на пороге, что частенько случалось, а Питеру просто незачем ему писать.
Беатрис примчалась бы сама, но в случае если бы что-то случилось, а ничего такого не было. Небольшая рядовая стычка с Пожирателями, у них такое через день. Даже ни одной серьезной раны. Сириус потирает плечо, куда попало заклинание, кажется это был муж Беллы или его брат.
Сова тихо ухает и легонько кусает Блэка за палец.
-Назойливая птица.
Слишком знакомый почерк. Пальцы касаются строчек и тут же слышится ее голос.
Он замирает.
Беллс.
Это воспоминание, одно на двоих. Сколько у них таких? Было.
Сириус помнит, словно вчера. Солнце играет в темных волосах Беллы, точно таких же, как и у него. Если смешать их, то не почувствуешь разницу, она стоит напротив него в легком платье. Рукава его рубашки закатаны до локтей, она жмет в плечах и Сириус бесится. Вальбурга тоже недовольна, все мантии едва доходят ему до колена.
Его движения поэтому скованные, ему неудобно. Он расстегивает несколько верхних пуговиц, чтобы ослабить давление на плечи.
Девушка изящно замахивается и делает идеальную подачу, но Бродяга берет ее просто и непринужденно. Она улыбается, пытаясь вывести его из равновесия звонким голоском. Сириус не отвечает, лишь сильнее отбивает мяч.
После сета они встречаются, чтобы пожать друг другу руки. Он стискивает ее ладонь, чуть сильнее, чем нужно.
-Не суй нос куда не следует, Беллс.
Советует он, а в ответ слышит лишь хохот.
Ей всегда удавалось вывести его из себя.
Вот и теперь.
Она не забыла, что он терпеть не может этого «малыш».
Он пробегает глазами по пергаменту один раз, снова.
Зачем ты мне пишешь, Беллс?
Сова нетерпеливо перебирает лапками по краю стола, около которого стоит Блэк.
Он переводит взгляд на птицу, с сожалением отрывая его от письма.
-Да, сейчас.
Берет пергамент и царапает всего несколько слов, привязывает к лапке совы и еще долго смотрит, как крошечная точка растворяется на горизонте.
Сириус стоит у окна, позволяя ветру играть с его волосами. На его губах застыло слишком много вопросом. Он поводит плечами и уходит вглубь комнаты, еще через пару минут хлопает дверь его спальни, а зачем мягкие лапы касаются гравия на подъездной дорожке.

Через час он сидит в Кабаньей голове. На часах, что тикают в углу почти три часа ночи.
Подумаешь.
Какая другая женщина могла бы вытащить его из постели в такое время?
Он усмехается своим мыслям и оглядывает зал. Здесь почти никого. Большинство посетителей ушли несколько часов назад, некоторые поднялись наверх и заснули беспробудным сном.
Остались только такие же, как и он сам. Одиночки.
Всего несколько человек.
Сколько он уже здесь?
Двадцать минут? Сорок?
Перед ним бутылка с огневиски и стакан. Он смотрит на него, касается длинными пальцами, иногда делает несколько глотков и ставит обратно.
Здесь можно просидеть до самого рассвета. Всем в сущности наплевать чем ты и с кем занимаешься, лишь бы в кармане звенели монеты. В этом недостатка у Блэка нет.
Он рассматривает запозднившихся клиентов и просто ждет. Вообще не уверенный, что она придет.
Да и с чего бы вдруг?
На часах три часа ночи.
Дверь в бар отворяется и Сириус вскидывает голову.
В его записке было всего несколько слов: «Кабанья голова. Через час».
Он никогда не был мастером слога.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+6

4

Кровь, благородная, чистейшая словно слеза младенца, уже четверть часа ненасытным, мигренным дятлом долбит мне в висок и мешает уснуть.
Ненавижу такие ночи. Одинокие, болезненные - холодные.

Тук-тук
       Тук-тук...

Гул в голове перерастает в натуральный барабан наяву, и я поднимаюсь на кровати. Сегодня одна, благоверный лежит в лазарете-спальне в соседнем крыле. Старшего из братьев Лестрейнджей зацепила какая-то проказа, и ему нужно отлежаться под зельями. Наш колдомедик из Ставки всегда знал, что делает, поэтому я спокойна за Рудольфуса, хоть и удивлена его спонтанной грации тролля — это надо же было так подставиться! Несмотря на то, что и он зацепил врага не хиленьким таким Режущим, сам неудачно встал дубиной под атакующее заклинание врага.
Ну как врага... кому-то врага, а кому-то и родственника.
По силуэту далеко не каждого орденца можно распознать, но у меня была большая практика, длинною в жизнь. Я узнаю тебя даже под обороткой, Сириус, узнаю под делюминационными чарами и под тысячами масок, какие бы ты не надел.
Поэтому я отправила это письмо, и вот...

- Низзлова птица.  - хмуро приветствую пернатого почтальона и машинальным жестом открываю витражное окно, чтобы впустить её.
Со светлого апрельского неба мерно падает снег, в его ровном шёпоте слышится что-то первобытно-простое и вечное. В милях к Западу на третьем этаже особняка отца я бы распахнула окно и, закрыв глаза, вдохнула холодный влажный воздух, но здесь, на околдованной всеми защитными чарами спальне Лестрейндж-Холла, я лишь делаю небольшой глоток воздуха, зажимая себе рот, чтобы не закричать. От негодования, ненависти, ярости и какой-то старой, припыленной временем непонятной обиды, что родом из детства.
Ты не заставил себя ждать.
Я, впрочем, тоже не хочу.

На улице меня встречает непроглядная ночь и тусклый свет из грязного паба, прекрасный фон для моей тысячи оттенков серого. Я не особо скрываюсь, не одеваю никаких магических масок, но капюшон плотной однотонной мантии скрывает лицо до самого рта. Сейчас готова увидеть Сириуса потрепанным жизнью, спивающимся и загнивающим в собственном эго, но нет. Передо мною всё тот же кузен, каким он был три года назад, разве что стал выше, щетинист и шире в плечах. Он сидит один за дальним столиком, как раз за компанией одного знакомого мне прохвоста, лидера низшей боевой ячейки Пожирателей, что представляла собой просто сборище разного сброда и головорезов, которые только стремятся получить метку и продвинуться вперед "по службе". Не прямые мои подчиненные, но безусловно знают меня. Узнали и сейчас. Я не собираюсь разговаривать, и лишь задержавшись у стола, делаю ему знак немедленно убраться со своими ребятами вон.
Паб пустеет на глазах.
Я присаживаюсь рядом, в своей привычной, лениво-расслабленной манере, которая в любой момент может сжаться словно пружина и трансформироваться в атаку. Вместо приветствия, я замечаю, что...

- Неплохая ответочка. - без прямого вступления начинаю о ранении Рудольфуса. - Мне пришлось целый час зализывать ему эту рану перед тем, как сдать Целителю.
Фигурально, конечно же, но имея кринитически-минимальные знания в колдомедицине, но недурные в зельеварении, мне тут пришлось попотеть.

- Что же теперь...? - мой голос тих, насторожен и ровен, но в этом натянутом начале читается не только прямой вопрос с подтекстом "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", но косвенный - что дальше будет с нами?

Здесь нет место манерам, мы вообще никогда не говорили о них, и даже это его старое "Не суй нос куда не следует, Беллс", видимо, единственное, что можно посчитать хоть какой-то претензией по поводу поведения.
Нам - плевать.
Всегда было...
Реакция общества, окружающих - разве мы жили и живем для них?
Тебе была уготована корона главы Древнего магического рода, но ты растоптал эту возможность, вытерев подошвы ботинок Dr. Martens о фамильный долг, мне же было суждено простоять всю жизнь подле состоятельного волшебника, руководить его домом и время от времени раздвигать перед ним ноги.
Но мы оба возвысили себя в ином качестве.

Я считаю - нам повезло.

- ...и что, ты мне даже не нальешь?

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+6

5

Он молча смотрел, как она подходит. Капюшон надвинут на глаза, но ее ни с кем не спутать. Эта ленивая грация, скользящая в каждом скупом движении. Когда-то он наслаждался ей.
Ему было сколько? Тринадцать?
Когда-то он часами смотрел на нее на семейных ужинах. Возможно, только благодаря этому перенося их. И воспитанию Вальбурги, конечно.
Зачем ты здесь, Беллс?
У него не было ответа. Как и на вопрос зачем здесь он.
Сколько они не общались? Лет пять, может больше.
Он видел ее, часто. Во время стычек с Пожирателями, она всегда была рядом с мужем. Сириус узнавал ее под маской, скрытой под мантией – это не имело значение.
Он знал ее походку, движение, ту секунду задержки, когда она вскидывает палочку.
Он слишком хорошо знал ее, возможно, лучше чем следовало.
И избегал. Ему не хотелось бы встретить ее в битве, направить в нее заклинание. Или хотелось?
Что ты здесь делаешь, Беллс?
Он не видит ее лицо, но почти уверен что оно выражает.
Она тоже его видит. Тут же, как только открывает дверь, хотя он сидит в самом дальнем и темном углу бара. Сириус смотрит на нее жадно.
Что же ты хочешь?
Что он хочет ему тоже неведомо.
Но одно он знает точно – стоило ей написать и он выпрыгнул из постели в три часа ночи.
Смешно.
Ты смешон, Блэк.
Он жадно смотрит на нее, слишком, пожалуй. Она не спешит, движения медленные, размерянные, останавливается перед столиком, за которым сидят кучка парней не сильно старше самого Бродяги. Они тут же вытягиваются по струнке, Сириус усмехается. А потом стройно идут к выходу. Теперь кроме них остается только какой-то мужчина в углу, что даже головы не поднимает.
Белла опускается на стул, рядом, а не напротив.
Блэк чуть поворачивает голову, дергая уголком губ в едва наметившейся улыбке. Он чуть касается пальцами ее капюшона и он с тихим шорохом спадает вниз. Ее волосы блестят в тусклом свете свечей.
-Мне от него тоже досталось. – В тон ей отвечает Блэк и дергает плечом. – Не хочешь помочь?
В его голосе ни капли сарказма, им обоим хорошо известно, что колдомедицина не самая его сильная сторона. Он наскоро стянул края раны и заклеил ее обычным маггловским пластырем. Кажется, после трансформации кровь снова начала немного сочиться. Футболка прилипла к куртке.
Ничего хорошего.
Впрочем, он не думает, что кузина станет делать для него что-то подобное. Чтобы Беллатрикс залечивала его раны, да скорее солнце встанет на закате и наступит мир во всем мире.
Он усмехается. Невесело.
Ее вопрос повисает в воздухе, его буквально ножом можно резать.
Он смотрит на ее профиль.
Точенный, как и у всех Блэков.
Что отрицать ее красота всегда у него дыхание перехватывала.
Ничего не изменилось.
И не изменится, пусть пройдет хоть десять лет. Не важно.
Сириусу хочется протянуть руку и коснуться ее волос, пропустить между прядями пальцы, убедиться, что они такие, как он помнит.
Но его рука продолжает лежать на столе, словно и не было никакого мимолетного желания.
Вот только оно не мимолетное, он все еще думает об этом.
Белла никогда не спрашивает ничего просто так, все ее фразы бьют всегда по самому больному. Она пожалуй, слишком серьезна для той, кто ночью прислал ему письмо с воспоминаем.
И слишком тиха.
Непривычно.
Он молчит. Ничего не отвечает. Да и что он может ей сказать?
Однажды он больше не сумеет ее избегать и им придется встретиться на поле боя, где правых и виноватых нет, а так же нет любви, дружбы и высокой морали. В схватке все просто – или ты будешь быстрее, или ты будешь мертв.
Сириус порой думал об этом. Что он сделает окажись лицом к лицу не с ее мужем иди любым другим Пожирателем Смерти, а с ней.
С его Беллс.
Это больше не так, но было когда-то.
Бродяга кивает и двигает к ней свой стакан, откупоривает бутылку и щедро наливает туда виски. Они оба смотря как янтарная жидкость стекает по его стенкам.
Блэк не хочет вставать, разрушать манящее и такое хрупкое равновесие, он пользуется манящими чарами, лениво наблюдая, как через весь зал к ним летит пустой стакан.
Не слишком чистый, если честно.
Но они же не за чистотой сюда пришли.
А зачем?
Сириус наливает и во второй стакан, давая ей возможность выбора.
Она берет тот, из которого пил он.
Забавно.
Раньше она постоянно так делала. Сириус улыбается, своей обычной мальчишеской улыбкой, что всегда была его визитной карточкой.

Очередной прием в Блэк-холле, на площади Гриммо не так много места, чтобы могли собраться все Блэки, поэтому они делают это в особняке Сигнуса. Он не против, хотя Вальбурга, конечно, по своему обыкновению, его не спросила.
Она распоряжается всеми домами Блэков, как своими. Невероятное самомнение, Бродяга всегда уважал ее за это.
В этот раз они с Друэллой постарались на славу. Прием шикарный, словно Рождество и Дни Рождения в один день.
Живые цветы, фрукты, шампанское в высоких бокалах.
Сириус терпеть не может шампанское, поэтому стоит с бокалом вина, обтирая плечами стену.
Вальбурга кидает на него уничтожительные взгляды, но сделать ничего не может. Сегодня он пошел у нее на поводу и даже надел рубашку вместо обыкновенной футболки с изображением магловской группы, чьими плакатами была обклеена его комната.
Правда это же Сириус, он все равно делает так, как ему удобно. Галстук, заботливо Вальбургой подобранный под цвет его глаз он проигнорировал и рукава закатал, а еще побриться забыл. Но все равно выглядел очень прилично, даже больше, судя по взглядам, что бросали на него девушки, стоящие неподалеку.
Но тут появилась Белла, она спустилась сверху, притягивая к себе внимание всех вокруг. Блестящее облегающее платье выгодно подчеркивало фигуру и цвет волос. Она направилась прямиком к нему, судя по виду очень недовольная, теребя обручальное кольцо на своем пальце.
Встав перед Сириусом она прошипела, что все идиоты. Он был согласен.
Затем ее рука накрыла его пальцы, держащие бокал и она сделала глоток, облизывая губы.
Вино было хорошим.
На горизонте показался Рудольфус, Белла закатила глаза и утянула Сириуса за рукав в альков, попутно цепляя со стола бутылку.
Интересно, она помнила этот вечер?

-Что ты хочешь, Беллс? Зачем мы здесь? - Сириус всегда был прямолинеен.

Отредактировано Sirius Black (2020-05-27 23:32:43)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+8

6

Медленно разворачиваюсь, смаргиваю - утвердительно, едва заметно втягиваю щеки, рассматривая... тусклый свет магических свечей играет на наших лицах, искажая и без того острые черты. Фамильные. Ты стал ещё большим Блэком, чем все надеялись.
Конечно тебе досталось - я знаю за кем замужем, и у меня есть парочка зелий с собой, но их я просто молчаливо оставлю тебе, не акцентируя более.
Убивающее молчание, которое должно было меня раздражать, скорее только сглаживает напряженную обстановку и успокаивает. Янтарная жидкость в бокале, но виски совершенно не женский напиток, и я, по правде сказать, никогда не любила Огденское. Тем не менее - обычно его и пью. Но он не часто говорит за меня, я бы сказала - практически никогда.

- Дальше будет только хуже.
Факт.
Спокойно, размеренно... на дворе 79-й, и эта война уже вошла в свой апогей. Будет хуже, жестче, кровавей и стремительней, Милорд зацепился за какую-то новую цель и раздает заклятия, не щадя даже Ближний круг.
Не предупреждаю, не рассказываю ни о чем.
Впрочем - и не спрашиваю тоже. Что мне твои огненные птицы, если я сама живу в тисках хищных змей?

Все идиоты...
Да, я прекрасно помню тот вечер, и какое фееричное поражение понесла моя первая вербовка, - твоя вербовка, и единственная просьба моего жениха, - как мне были рикошетом возвращены все мои примеры, доводы, убеждения в искаженном, обсмеянном виде. «Ты же Блэк...» - кричала тогда я, ратуя на наше родство, наше общее единство, наследие - в самых последних изломах моей речи, подкрепленной изысканным вином, что дало мне силы наступать снова и снова. Нет, ты бы никогда не встал подле меня, а я ведь так хотела! Почему я этого тогда не видела, почему настаивала, хотела убедить?
Дура.
И экзальтированная, причем.
«Ты же Блэк» - с молящим предыханием, касаясь пальцев и длинных фаланг, натягивающих до белизны и без того бледную кожу, звон разбитого бокала, бриллианты прозрачного стекла. «Ты же Блэк» - в каждом ударе моей остывающей надежды. Время беседы приравнивалось к количеству багряной жидкости в бутылке, но ты стоял на своём. «Блэк» в каждом твоем движении, в каждой клетке тела и невозможность сказать тебе пресловутое «Почему?», что навеки застряло комом в моем горле.

Я - совершенная сила Тёмного Лорда, а ты совсем ещё молодой, но с такой же дикой, отчаянной кровью. Во мне нет ненависти к тебе, нет внутренней боли, и я не чувствую необходимости читать тебе нотации, когда мы просто сидим здесь, ночью, в грязном пабе. Тот Сириус, которого я помнила — дерзкий и яркий мальчишка, такой родной и близкий, воплотился в этом Сириусе — повзрослевшем, искусственно состаренным войной. Я узнаю тебя заново и...

- Хочу запомнить нас. Такими.
Это звучит как прощание, и я впервые чувствует себя потерянной, по сути не знаю, что должна чувствовать на самом деле, просто выдыхаю. Да, я написала это письмо, но что поделать, если воспоминания диктуют мне один путь, а настоящие желания - абсолютно противоположный? В этом было всё — и прощение и немеющая, приносящая отчаянное удовольствие победа.

- Погадаем, кузен? Как в детстве?
На крови. Возможно, в последний раз...

Разбрасываю по столу старые карты, - кисти рук напрягаются сами, доверяя себя инерции, и вздрагивают поочередно, - карты всегда говорили нам правду. Только вот без жертвы, они, мерзавки, не скажут и слова. Обычно мы кололи пальцы, сгрызали ногти, кожу у кутикулы, чтобы не заметили родители, ведь наши режущие заклинания порою были настолько сильны, что мелкой жертвой в виде одной капли крови мы бы точно не ограничились.

- Поможешь мне?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-05-29 22:10:45)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+7

7

Молчание затянулось, звенела, словно натянутая тетива.
Вот только у них она никогда не порвется. Все между ними было слишком.
Слишком остро, слишком явно.
Слишком.
Они сидели касаясь друг друга плечами, как когда-то давно, улыбаясь друг другу, коротко, почти воровато.
Слишком.
Вот и теперь.
Ее плечо в мантию затянуто, словно принадлежность чему-то темному. Чему-то, что Сириусу больше не принадлежит.
Они же Блэки.
Кровь их черная и густая, словно смола.
Сириус прячет улыбку, его щетина уже давно перестала  расти клоками и теперь покрывала подбородок и щеки.
Он поскреб ее пальцами, опустошая стакан.
Блэков учили пить с юности, как еще можно высидеть все эти длинные приемы, когда собеседники настолько скучны, что хочется биться головой об стол.
Их плечи соприкасались, было в этом что-то почти интимное. Словно они были заговорщиками, двое против целого мира.
Вот только это было совсем не так.
И были они не против мира, а против друг друга.
Сириус всегда оставался самим собой, до идеалов и догм семьи ему дела не было. Он был тем, кто есть.
Гриффиндорцем. Львом среди змей.
И свое знамя он нес гордо, не задумываясь о его чистоте, как и Белла свое.
Никогда не выходит так, как изначально задумывалось. Возможно, Бродяга, не хотел уходить и тот разговор с Вальбургой последним был не должен.
А возможно, он просто хотел чтобы его остановили, схватили за руку и заставили вернутся.
Порой самое сложное – это не уйти, а именно вернуться.
Хотя бы попытались.
Но упрямством Сириус пошел в мать, она не пожелала остановить его или не хотела, а он не пожелал останавливаться.
Послушать.
Беллу он тогда тоже не слушал.
Кажется, что это было давно.

Он лениво смотрит, как ее грудная клетка вздымается под лифом блестящего платья, она тяжело дышит. Слишком увлечена своими идеями. Признаться, Сириус едва слушает.
Беллс всегда была стремительной, брала своим напором. Она словно ураган, от нее нельзя скрыться.
Она всегда была такой и никогда не изменится.
Он на это надеялся.
Очень.
Вместо того, чтобы слушать ее пламенные речи Блэк думал о том, что она сама похожа на змейку в этом, почти не оставляющем места для фантазии, платье.
Он прикладывается к бутылке, прямо к горлышку, на нем еще вкус ее помады. Сочный. Он делает глоток и его собеседница не мгновение замолкает.
На дворе поздний октябрь, они еще оба не знают, что совсем скоро Сириус покинет отчий дом и Блэков.
Перестанет быть частью того, чего всегда невольно был.
Он облизывает губы кончиком языка, собирая рубиновые капли, Белла смотрит на него слишком долго, наверное.
Бродяга улыбается.
Она все так же может двумя фразам довести его до исступления. Только не в это раз.
-Я уже говорил. – Он на мгновение сжимает ее пальцы, когда передает ей бутылку. – Что не буду в этом учавствовать.
Теперь злится она. Глаза Беллс пылают, как два угля, прожигая его насквозь.
Мерлин, а ведь ему это нравится. Всегда нравилось.
Дикая страсть, скрытая под маской хороших манер.
«Ты же Блэк».
Говорит она и Сириус смеется, словно это может что-то решить.
Это ничего не может решить. Ни тогда, ни сейчас.

Он притягивает к себе бокалы, наполняя их еще раз. Она не любит виски.
Это уже не имеет значения.
С тех пор, как они пили вино в полутемном алькове прошло слишком много времени. Не земных лет, другого времени.
Магглы говорят: много воды утекло.
А еще крови.
Много.
Она все же отвечает, хоть надежды на это у него не было.
Губы произносят раньше, чем он успевает подумать:
-Зачем?
И поворачивается к ней всем корпусом, смотря прямо в глаза. Без ужимок или гримас.
Помнишь, Беллс, когда-то мы были такими?
Настоящими.
Пока война, смерть и реки крови не вмешались в их жизнь, разбросав по разные стороны.
Молчание затягивается.
Глаза в глаза, она отводит взгляд первой.
Обычно он проигрывал в этой игре, на стол раскидывает карты. Детская забава. Он помнит.
Она просит у него помощи.
Бродяга долго смотрит, а затем кивает, извлекая из кармана куртки свою волшебную палочку.
Он расстегивает рукав, оголяя предплечье, у нее на этом месте метка, Сириус сжимает зубы.
Они могут долго делать вид, что не враги, однако это не так.
Но это все потом. Не сейчас.
Легкое касание палочки и из разреза на коже идет кровь. Ее уже столько вытекло, что больше не жалко.
Темной, древней.
Он протягивает ей руку и Беллс окунает в нее пальцы.

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+5

8

Молчание есть самое верное выражение презрения.
Всегда было, но до нас. Мы дописали ему свои собственные интонации, погрузив в омут недомолвок, ощущений и эфира. Наше молчание навсегда с нами и оно вне времени, не исчисляется секундами, минутами, месяцами - разве оно вообще может затянуться? Мои самые лучшие интонации ты видел в нашем совместном, плечо к плечу, молчании - вне фамильной ненависти к этому миру, а только в тихом и молчаливом созерцании его постепенного краха.
В детстве, сначала ты молчал, потому что вдруг придумал причину обидеться... Потом неловко нарушал его. А потом, когда уже всё уже забывалось, мы просто забывали язык, на котором понимали друг друга.
Молчали вдвоем.

- Зачем?

Разве это вопрос ко мне?

Гадание превращает эти немые минуты в игру, и я ловлю каждое движение, каждое мимолетное значение, какое поведают мне карты. Наша кровь смешивается алой акварелью невероятных для этого плесневелого места полутонов, и если бы мы поклялись в чем-нибудь и разломили хлеб над стаканом, то я уверена - такая клятва засчиталась бы! Однако Блэкам всегда дороже было просто своё слово. Мне хватает одного пореза на запястье, чтобы карты остались довольны, хотя их гостю, - это тебе, - конечно, следует постараться ублажить их.
И ты не жалеешь себя.
Нам выпадает знакомое.

- Королева мечей. Рыцарь жезлов. Прямое положение...

Нас приветствуют наши карты в самом простом раскладе на двоих и на будущее. Я склоняю голову, чтобы произнести вопрос, прошу о том, чтобы будущее казалось лучше, чем есть.
Но тщетно.

- Башня. Тоже прямое...

Ты никогда особо не верил Таро, когда я чувствовала их всеми фибрами души и кожи, когда многогранность толкования захватывала меня волной неистового интереса, и я понимала, что тону, просто падаю в них. Пришлось учиться, месяц, другой, третий - понимать, когда карты смеются над тобой, когда они говорят прямо, а когда намекают на двойное значение. Ведь здесь не так страшна сама карта, как её толкование.
Башня, драккл задери... Азкабан.

У меня сейчас сотни, миллионы причин уйти, бросив это дело и дерзко рассмеявшись в лицо, как сделали бы многие Блэки на встрече с Изгнанником, но... Но мне нужна только одна веская, чтобы остаться. Наши руки сплетены тонкими нитями алого, и я оглашаю свой вердикт.
           
- Тюрьма. Жаль. А я так надеялась на Смерть.
Практически не пью, лишь пригубляю Огденское, ведь карты, как и женщины, сильно пьяных не любят. Не то, чтобы мне захорошело всего от одного стакана, но я знаю, что ещё буду ощущать вкус огневиски на своих губах.
Иначе бы не пришла.

- Ты спрашиваешь, зачем? Затем что дементоры, Сириус - они любят горестные воспоминания, боль и отчаяние.
Уверена, они с радостью заберут тебя на ваш иллюзорный двенадцатый дом на Гриммо-плэйс, где тетка будет вечно отсчитывать тебя по мелочам, ставя в пример младшего брата, но куда же попаду я? В какой ментальной ловушке этих темных тварей я окажусь, как будет порабощено моё сознание? Первыми неделями брака или вечным 76-м в моей голове, когда я узнала о твоём побеге?

- Нам надо сохранить светлые.
Янтарная жидкость исчезает из стакана, и я чувствую горечь во рту, но только напитка ли?
После каждого такого толкования мне так трудно снова обрести веру.
А ведь по сути, нужна снова только одна - самая сильная.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-06-15 23:16:14)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+6

9

Ее пальцы окунаются в его кровь, вязкую, густую.
Черную, как и его имя.
Что мы здесь делаем , Беллс?
В пабе, где кроме них больше никого, где тусклый свет свечей делает тени по углам почти живыми.
Зачем?
Ему бы встать и уйти, навсегда забыть о ней. О той, что когда-то занимал все его юношеские мысли.
Он тайком смотрел на ее, прижавшись лбом о дверной косяк, когда ему было лет десять.
Потом жадно ловил ее взгляд в школе, когда сидел в рядах первокурсников в большом зале, ожидая распределения. Он бы мог занять место рядом с ней за столом Слизерина. Свое законное место рядом с ней. По правую руку.
Но вместо этого.
-Гриффиндор.
Он выбрал другой путь. И теперь они были противниками, врагами.
Сириус мог бы пройти другой путь и быть рядом с ней. Как и раньше. На приемах, слушая глупые речи какого-нибудь аристократического идиота и обмениваясь взглядами. На балах, ведя ее за руку к центру зала под взгляды всех, а в особенности ее мужа.
Вальбурга бы поджимала губы, но ничего не говорила.
Они были Блэками, почти что королями.
Им все дозволено.
Он мог бы.
Но выбрал иное.
Они теперь была по разные стороны в этой войне. Где не будет победителей, где все проиграют.
Ее пальцы, испачканные в его крови. Он смотрит, как она капает с них.
Черная, древняя. Точно такая же, как у нее самой.
Возможно, Вальбурга лишила его наследства, вычеркнула из семьи. Но этого она отнять у него не могла.
Его крови.
Он хмыкает, когда Беллатрикс достает карты.
В некоторых вещах она так и осталась той девчонкой из его воспоминаний, пусть даже теперь на ее предплечье красуется Темная метка.
Он рассматривает ее пока она сосредоточено рассматривает карты. Как делал это всегда, как только научился это делать. Беззастенчиво.
Он в своем праве.
Едва сдерживаясь, чтобы не поднять безвольно опущенную руку и не коснуться ее лица. Провести пальцами по линии челюсти, к подбородку.
Мерлин, я так скучал по тебе.
Только Сириус больше не ребенок.
И права на это у него не осталось.
Он только смотрит.
Жадно отпечатывая ее образ на радужке глаз.
Только смотрит.
Она так привычно склоняет голову вбок. Бродяга улыбается.
Он не смотрит на карты, ему до них нет дела.
Блэк делает это чтобы она осталась, еще хоть ненадолго.
Пусть за это придется заплатить. Немалую цену.
Плевать.
Останься, Беллс. Я даже позволю совать тебе свой аристократический нос в мои дела. Останься.
Ей сейчас важнее карты. Она смотрит на них, а он на нее.
Это знакомо, правда?
Сейчас их разделяют не война и стороны, что они заняли, а всего лишь карты. Разноцветные картонки.
Всего лишь.
Она верит им.
Он нет.
Сириус почти не обращает внимания на ее слова, они для него ничего не значат. Лишь бы ее голосом.
Рыцарь кубков? Какое ему дело.
Говори, Беллс.
Останься.

Их жизни связаны, она так всегда говорила. Верила своим картам, что вели ее и подсказывали.
Их жизни тесно переплелись, но не соединились. Их кровь, их черная кровь, соединенная в едино.
Голос Беллы звучит глухо, Сириус откидывается на спинку стула, на его лице легкая улыбка.
-Желаешь мне смерти?
Негромко говорит он и разжимает ладонь, кровь начинает течь быстрее.
Древняя.
Заляпывая дешёвый и грязный стол.
Ей здесь не место.
Но он смотрит на нее. Жадно, долго.
Она здесь, с ним. Пришла, потому что хотела этого. Сама.
Это же она ему написала.
Сквозь столько лет. Поманила лишь словом и он побежал, как послушный щенок. А думал, что перерос это.
Глупец.
Бродяга сжимает губы, на его лице истинно Блэковское выражение, он усмехается ее словам.
Тюрьма.
Ему нет дела.
-Ты же знаешь, я в это не верю.
Я делаю это ради тебя, Беллс.
Они же волшебники. Им подвластны стихии.
Даже человеческая воля.
Ее интонации меняются, голос звучит жестко, почти жестоко. Она стращает его, правда?
Сириус лишь пожимает плечами.
-У меня много воспоминаний, хватит с лихвой.
Например, как пахнут твои волосы.
Ей здесь не место, но она не уходит.
И совсем не так отвечает на его вопрос. Ее голос снова меняется.
Он накрывает ее руку своей, кажется, она чуть дергается, застигнутая им врасплох.
Ее слова хлесткие.
У них, возможно, больше не будет светлых.
Возможно, больше не будет никаких «нас».

Отредактировано Sirius Black (2020-07-03 19:00:34)

Подпись автора


Фарли
https://64.media.tumblr.com/fea02e9a369bac2bda61fcae0ecd9a86/tumblr_inline_nxsh3v36bQ1tdgr1p_400.gifv https://64.media.tumblr.com/6d76d1f9c0fe8f60ff9e68c5ce4785c1/tumblr_inline_nxsh2qFgxL1tdgr1p_400.gifv

+5

10

Ещё долго можно рассматривать этот расклад, спрашивая и гадая, но я уже увидела главное, поймала самое очевидное, я знаю, что дальше будут просто намеки и смысловые насмешки от карт, и мы потеряем лишь время за этим столом... разве что только одна, последняя, привлекает мое внимание, но я молчу, словно какая-то внутренняя немота внезапно сковывает мой голос.
Одна за другой Таро складываются в высокую стопку на краю стола в ожидании, что их ещё раз попросят раскрыться.
Однако...

- Не сегодня, нет. - в ответ на твой вопрос.
Мне не нужен сейчас этот мир за вычетом тебя, но я вовсе не отрицаю такого расклада. Идет война, и фигуры офицеров падают с обоих сторон.
А кто-нибудь из нашей семьи был ли вообще когда-нибудь искренен в подобном вопросе? По одной из семейных легенд, Блэки вели свою линию от самой Морганы, что наградила их прекрасным здоровьем, силой и долгой жизнью, поэтому в древности Блэков развелось слишком много. В борьбе за вековое наследие, родилась ироничная шутка, что если ты за жизнь не прикончил ни одного родственника, то жизнь прожита зря. Она и дала жизнь пафосному утверждению, что только Блэк может убить Блэка... И пусть лжет общий голос невежд, утверждающих, будто «самое лучшее – умереть своей смертью». Чужой смертью никто не умирает - и каждый из Блэков умер своей собственной.

- Но кто, Сириус? - последний взгляд на карты, я резко сжимаю твою ладонь, прижимаясь вплотную. Реальность ускользает от меня в глубоком, жадном поцелуе. Последняя карта сказала, что с нами случится лишь то, что мы можем выдержать, и секунды беспощадно уходят с трепетом дрожащих ресниц и этом обжигающем послевкусии дешевого виски. Один, два, три... я не могу надышаться тобой, а время так жестоко, что я снова пропускаю лучшие ходы, поглощая и напирая снова, не давая возможности прекратить. Здесь всё — и прощение, и немеющая, приносящая отчаянное удовольствие боль, кажется, я прикусываю тебе губу.
Можешь сделать попытку отстраниться, но она безусловно падет перед моим вторым нападением. Попробуй толкни меня, но лучше... Просто не двигайся.
Умоляю.

- ...кто, если не я? - на грани слышимости, на пол звука до первородной мысли, что вскрывается лишь заклятием Legilimens.

наше будущее гораздо больнее осколочной раны на виске. Больнее поражения. От него хочется закричать в голос, только чтобы не чувствовать, только чтобы заглушить боль во вспоротых ржавым ножом зарубцевавшихся ранах. Призывать тебя к какому-бы то ни было ответу было бы дурным тоном. Всё это случится в будущем, которое запрёт нас одним поворотом ржавого ключа, и в полном забвении за стальными прутьями, искрящимися магией охранных барьеров, мы снова ощутим то одиночество, что по тоске сравнится разве что с нашим фамильным, возрождая старых призраков прошлого в нашем сознании.
Долго ли мы так просидим....?
Не веришь, да?

Я желаю тебе смерти на выбор - ты же не будешь свержен шальной Авадой какого-нибудь новичка Пожирателя или падешь от магической хвори? Умоляю... Скорее уж в алкогольном угаре. Но не такую смерть ты бы выбрал, верно?
А какую?

Неожиданную, да...
                  - и я бы тоже.

Что мы здесь делаем?
Прощаемся, дорогой, даже если я всё равно скажу, что...

- Не прощаюсь.

...тем и останусь англичанкой до мозга костей.
Которая уходит, не сказав ни слова.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2020-07-25 13:47:35)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+5


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » Family Portrait [Хогсмид 20.04.1979]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно