Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [08.06.1978] О вкусах и моде светских львиц не спорят


[08.06.1978] О вкусах и моде светских львиц не спорят

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

О ВКУСАХ И МОДЕ СВЕТСКИХ ЛЬВИЦ НЕ СПОРЯТ


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/231/t129856.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/231/t548202.gif

Участники: Eloise Travers, Honey

Дата и время: 08.06.1978, примерно 18:30

Место: Банкетный зал ресторана "Очарование вейлы" в Косом переулке.

Сюжет: Благотворительный вечер устраиваемый "Ведьмополитен". Все полученные средства пойдут на помощь малоимущим семьям. Во всяком случае, так гласят пригласительные билеты. Большой банкетный зал наполнен благородными дамами спешащими развеять скуку и устроить азартные гонки "кто даст больше".

Отредактировано Honey (2021-10-16 19:39:07)

Подпись автора

av от папочки <3

+6

2

Их с Чарльзом благотворительный приём в честь подопечных фонда был всего лишь неделю назад. И Элли бы ни за что не нырнула в мутные воды светского болота так быстро, если бы не неприятный эпизод с участием миссис Медоуз. Чарльзу пришлось вмешиваться, чтобы спасти невесту из щекотливого положения, в которое та угодила из-за собственных эмпатии и ревности. Элоиза всё ещё чувствовала себя виноватой, хотя тему обсудили и «проехали» после её обещаний держать себя в руках и больше никогда не подставлять ни себя, ни Чарльза, тем более, из-за столь недостойной особы, как мисс Чедвик.

На сегодняшний вечер от «Ведьмополитена» они собирались пойти вместе, приглашение Чарльз получил уже давно, и событие в его календаре значилось. Но со вчерашнего дня его постоянных пациентов словно кто-то сглазил. Сначала обострилась подагра у джентльмена из Суррея, и Чарльз провёл у него много времени, пытаясь купировать болевой приступ, потому что привычные зелья помогали хуже обычного. А сегодня днём Барбара, подопечная фонда, восьмилетняя малышка с хрупкими костями, умудрилась упасть с собственной кровати и, кажется, одним переломом там не ограничилось…
- Элли, прости, но с вечером «Ведьмополитена» не получится. Если я сейчас иду к Барбаре, работать в лаборатории придётся вечером, иначе вся вторая фаза исследования фестралу под хвост… - девушка любовалась даже тем, как её жених усталым жестом запустил пятерню в волосы. И в любое другое время необходимость пропустить светский вечер её бы не расстроила. Куда больше Элоизе нравилось быть дома с Чарльзом, спокойно ужинать, уделять время друг другу, подниматься в спальню.

- Ничего страшного! Я схожу одна, ты сам говорил, это всего на пару часов. Малышке Барбаре помощь нужнее – и всё же ей хотелось реабилитироваться за прошлую неделю и доказать, что она может быть настоящей светской дамой, такой, как была Дорея. Чарльзу вовсе не обязательно везде за ней присматривать, и за Барбару девушка волновалась по-настоящему. Отклонив предложение Чарльза отправить приглашение кому-то из секретарей фонда, Элли провожает жениха и поднимается наверх, собираться к вечеру. Она знала, какие суммы Чарльз обычно жертвует, и никаких трудностей не предвиделось. Особо колдовать над внешним видом Элоиза не стала, оставшись верной себе: классического силуэта изумрдное платье с длинными шифоновыми рукавами, рыжие волосы распущены, от виска к виску опоясаны косой, из украшений – помолвочное кольцо с сапфиром и аккуратные бриллиантовые серьги в виде цветков.

Ресторан «Очарование вейлы» встречает девушку шикарной, даже слишком шикарной для благотворительного вечера обстановкой. Дамы разодеты так, словно дорогой наряд – единственный способ помочь малоимущим семьям, и Элли даже начинает чувствовать себя слегка неуместно, хотя и знает, что взгляды местных дам не ошибутся в оценке её дорогого кольца и хорошего кроя платья. Она берёт с подноса приветственный бокал шампанского, собираясь по привычке весь вечер «тянуть» одну порцию, и углубляется внутрь зала, ближе к сцене. В приглашении обещали живую музыку и что-то вроде благотворительного аукциона… Хорошо бы на нём разыграли что-то полезное, типа чайного сервиза или качественного шишужьего ошейника.

Но не успевает Элоиза достичь своей цели, как толпа взрывается шепотками и восклицаниями, приходя в волнение, как море. Причина беспокойства ступает в том же направлении, от входа к сцене. Неторопливо, давая возможность всем собравшимся разглядеть её роскошный наряд. Колдунья возраста «за сорок», худощавая, с забранными в высокую прическу черными волосами, одета в черное бархатное платье и роскошную алую накидку. Накидка с объёмными наплечниками вся сверкает и переливается на свету, и сначала Элли кажется, что она расшита чем-то вроде пайеток, но когда женщина подходит поближе, девушка от возмущения едва не роняет бокал.

«Драконья кожа!» твёрдой отличнице по УЗМС не составляет большого труда узнать материал. Просто обычно в Британии продавали одежду из «местных» пород – валлийского зелёного или черного гебридского. Из их кожи шили защитные перчатки для зельеваров или квиддичных вратарей. Реже – возмутительные по разумению мисс Трэверс куртки и ботинки. Дама же где-то раздобыла кожу китайского огненного шара и использовала её в варварском масштабе на совершенно бесполезную вещь. Элоизе, считавшей, что драконы заслуживают к себе уважительного и гуманного отношения, сложно было принять даже пару перчаток, хранившихся в лаборатории Чарльза. Но для её жениха руки – ценный инструмент, и зелья, созданные этими руками, спасают множество жизней. В таком случае перчатки из драконьей кожи ещё как-то оправданы, однако колдунья едва ли собиралась отправиться из ресторана на спасение жизней. Выход эффектный, ничего не скажешь, но разве оно того стоит? Хоть немного? Чешуя на накидке слишком яркая, слишком сверкающая, чтобы принадлежать старым или уже почившим особям. Наверняка она получила материал от браконьеров!

Элли крепко сжимает ножку бокала и закусывает нижнюю губу, чувствуя, как глаза начинает пощипывать закипающая влага. Пригвождённая к месту праведным негодованием, она не замечает, как колдунья, то и дело кивая кому-то из гостей, приближается к ней. И расценивает её ступор по-своему. Скользит по классическому, но такому банальному (в сравнении с алой-то накидкой!) платьицу едва ли не сочувствующим взглядом, и интересуется покровительственным тоном:
- Вас так впечатлила моя накидка? – преданность и любовь к магическим существам оказываются сильнее самоконтроля. Не успев вспомнить о том, что обещала Чарльзу держать себя в руках, Элоиза вспыхивает спичкой:
- Нет! То есть, да… Это же ужасно! – возглас от избытка эмоций получается громче, чем рассчитывала мисс Трэверс. Окружающая их публика на мгновение превращается в огромного, жужжащего шмеля, а затем повисает неестественная, тревожная тишина.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

3

Раз. Два. Три.
Пришлось считать в уме. Считать долго, пока недовольство и желание высказаться не покинуло. А в чем дело? А вот в чем...
- Черт! Агнесс заболела, придется тебе её заменить на приеме "Ведьмополитена", - начальник недовольно насупил брови и посмотрел на меня. - Материал по вечеру должен быть готов к завтрашнему утру.
Четыре. Пять. Шесть.
- Придется поработать и заменить Агнесс на время больничного, так что пока она не выйдет дневные эфиры на тебе. Если хорошо справишься, за этот месяц получишь прибавку. - Он великодушно погладил свою бородку и уткнулся в бумаги. Разговор был окончен.
- Поняла, сделаю все возможное! - Вопреки настроению натянула самую широкую улыбку и с воодушевление пошла прочь из кабинета.
Семь. Восемь. Девять.
Если хоть один дурак сейчас встанет на пути у неё - ему точно не жить. Даже клыки зачесались, настолько ей хотелось рвать и метать. "- Если эта мандрагора, с землей вместо мозгов, не поправится к двадцатому числу - мне хана. Провести эфир в полнолуние интересная возможность, но боюсь после мне придется искать новую работу. А рекомендации с прошлой будут... весьма удручающими. "
Десять.
Дойдя до туалета с приклеенной счастливой улыбочкой, она поспешила закрыть за собой дверь на засов и оперлась руками о раковину. Хани впадала в ярость. Мало того, что у неё шли под откос собственные планы, так еще и совсем мало времени до приема, а одеться... придется дорого. Хотя её понятие о дороговизне вещей радикально отличалось от тех, кто придет туда в качестве гостей. Посмотревшись на свое отражение в зеркале и то, как улыбка медленно превращается в гримасу, испортившую бы самое красиво лицо, Хортон с силой сжимает раковину. Так дело не пойдет.

Понеслась домой, там перетрясла весь свой гардероб. Повздыхала и решила надеть платье, которое единственное могло сойти за пристойный наряд. Да, она считалась практически прислугой, но прислугой, на которую будут обращать внимание! И чем лучше она будет выглядеть, тем охотнее ей дадут интервью или просто заговорят. Решив, успокоится и перестать думать деструктивно, Хани прошлась по комнате. Прикинула что к чему и пошла краситься. Легкий светлый макияж придаст свежести, а это платье сделает даже чуть моложе. В итоге получится неплохой образ, который сможет сработать. А если волосы поднять наверх в элегантную вечернюю прическу, которая граничит с деловым стилем - выйдет идеально.
В итоге выбор пал на платье изумрудного цвета, подчеркивающее глаза, а также узкую талию. С едва заметным намеком на вырез и длиной до пола. Вполне светский наряд, хотя Хани не обманывалась. Она идет в логово пираний, которые ценники вешают только в путь. Платье дополнила аккуратными черными туфлями, которые хорошо подходили практически под все наряды и черной небольшой сумкой в тон обуви. Украшений было минимум: серьги серебряные, да подвеска комплектом.
Отражение в зеркале обаятельно улыбалось, но внутри Хани клокотала ярость, которая так и не улеглась. Если на этом приеме не случится ничего интересного - она лично сегодня же ночью пойдет кого-нибудь жрать. И это не пустые слова.

Аппорировав неподалеку от ресторана, Хани проверила боевую готовность. Прыткое перо и зачарованный блокнот, взятые из редакции на время, были с собой, приглашение в сумке, одета нормально. Выдохнув и миленько похлопав себя по щекам изображая девичью робость, Хортон двинулась ко входу. Прошла без проблем, благо во время сборов ничего не забыла, хотя могла, грешным делом. Зайдя в зал, прошла немного дальше в сторону, чтобы не загораживать проход и осмотрелась. Мда... Как бы ни старалась, с её кошельком в эти стены не вписаться никак. Пора подбивать Фенрира на грабеж с разбоем. Может хоть так денег заработать сумеют.
Дежурно улыбаясь, обращалась уже к знакомым лицам. Вела с кем-то беседу на предмет последних выставочных образцов ядовитых бегоний или о выборах в председатели престижного книжного клуба, и слабо понимала проблемы этих женщин. Их реально эта хрень парила. Благо она читала все сводки газет и была в курсе их трагичных событий жизни. Даже некрологи читала, правда последние с интересом. Там хоть посмеяться можно, а в остальном мрак.
- О вы правы, они необычайно прекрасны. А что вы думаете по поводу этого вечера? - выслушав маловразумительный и не интересный ответ, с загадочным видом покивала и чуть наклонившись к даме, с одной серьгой дороже чем весь её дом, прошептала, - слышала на аукционе сегодня обещают выставить действительно необычные вещи. Мадам Ридж заявила, что будет охотится за одним конкретным лотом, -  заговорщицки интонацией выделила последние слова и подмигнула.
- Неужели вы говорите о том самом? - Женщина широко приоткрыла глаза и картинно прикрыла рот ладошкой в изумлении, я с видом знатока загадочно кивнула.
Их прервали. В зал вплыла дракониха... В смысле главный редактор "Ведьмополитен" - Юстейсия Таунсенд. А дракониха не просто так, её шлейф был расшит драконьми чешуйками алого цвета. Это значило, что на ней не просто дом Хани, а в принципе весь её район вместе с жителями, да и доплатить сверху придется. Будь она чуть более подвержена эмоциям, уже бы скрежетала от зависти (не к чешуе, к деньгам), но смогла сдержаться. А вот прыткое перо, работавшее все это время продолжало делать пометки в блокноте. Уж если ничего интересного не будет, то это платье определенно вызовет много интересных споров. Жирная пометка.
Откланявшись от любезных дам, которые уже забыли про неё и жужжали о приходе редактора, пробиралась вперед, чтобы хоть поближе постоять. Вдруг что услышит, благо слух оборотней был хорош. Тяжеловато идти, но навыки и скорость не пропить, поэтому медленно, но верно Хортон продвигалась. Она почти приблизилась на желаемое расстояние как услышала чей-то возглас. Тон был далек от радостного. Кто-то решил выписать себе смертный приговор вне очереди?
Вытянув шею, Хани сделала шокированное выражение лица, как и у всех окружающих. Кажется... Это Трэверс, будущая миссис Поттер, которая переехала к мужу еще до свадьбы. Весьма пикантный момент, но все меркло по сравнению с её ответом Юстейсии. Назревает скандал. Внутри Хани впервые за вечер возликовала.
- Вот как? Ужасно, хм... - миссис Тунсенд окидывала девицу настолько ледяным взглядом полным ехидного злорадства, что вокруг реально похолодало. Тишина была гробовая. - Что же, позвольте узнать, вас так огорчило в моем наряде? - Вопреки взгляду голос мягкий, словно жалеющий тон добавляет комичность ситуации. Прыткое перо работало без передышки.

Отредактировано Honey (2021-10-17 01:05:53)

Подпись автора

av от папочки <3

+2

4

Имя Юстейсии Таунсенд Элоизе незнакомо. В свет девушка выходила не так уж часто, и активно начала посещать мероприятия после помолвки с Чарльзом, чтобы стать жениху достойной опорой хотя бы на этом поприще. До этого выходы Элли ограничивались парой-тройкой посещений обязательных ежегодных вечеров (Хэллоуин, Рождество) с родителями и старшим братом. Не относилась будущая миссис Поттер и к фанатам моды, предпочитая одежду классическую, без ярких маркеров принадлежности к тому или иному модному сезону. Положа руку на сердце, Элоиза предпочитала «Ведьмин досуг» «Ведьмополитену», потому что в более простом, ориентированном на домохозяек «досуге», попадалось больше полезных с её точки зрения советов по кулинарии, садоводству и декору дома. Некоторые материалы «Ведьмополитена» тоже были интересны, но большая часть статей (относящихся к моде или к отношениям между полами) заставляли Элли краснеть и непонимающе моргать.

В общем, никакого трепета перед Юстейсией Таунсенд девушка не испытывала. Со своей позиции принадлежности к одной из «сакральных» семей, Элоиза, несмотря на нелюбовь к светскому обществу, в принципе не испытывала в нём робости. И ледяной взгляд колдуньи в красной мантии встречает ответным прямым взглядом голубых глаз. Если бы разговор был на личные темы, Элли бы, скорее всего, попыталась привычно избежать конфликта и просто растворилась бы в толпе. Но речь шла о том, чтобы не позволить (если повезёт) этой помешанной на моде дамочке нанести вред ещё кому-то из волшебных созданий. Вдруг, в следующий раз ей захочется боа из перьев громовеста или нижнеё бельё с начесом из шерсти демимаски? Может, кроме Элоизы некому объяснить ей, как это плохо? Она должно хотя бы попытаться!
- Это ведь кожа Китайского Огненного Шара, я не ошибаюсь? – вопрос скорее риторический, Элли прекрасно знает, что не ошибается. К сожалению. Кожа дракона куда лучше смотрелась бы на драконе.
- Огненный шар, он же дракон-лев – единственный из восточных видов. У этих драконов прочные социальные связи, в отличие от других видов, они могут делить территорию с одним или двумя сородичами, образовывают своеобразные семьи. Скорлупа их яиц, к сожалению, используется для редких зелий и высоко ценится китайскими зельеварами, что делает вид интересным для браконьеров. Мне кажется, одного этого уже достаточно, чтобы не подвергать их угрозе ещё и ради добычи шкуры – Элоиза по привычке тараторит, говорит быстро, как на уроках по уходу за магическими существами, когда выдавалась возможность ответить (удавалось не всегда, потому что после ответов Элли другим ученикам отвечать было уже нечего). Тон девочки-отличницы контрастирует с напряженной обстановкой, сгустившейся в зале, но собравшиеся не спешат разойтись и заняться другими беседами. Напротив, сохраняя максимально бесстрастный вид, подходят поближе, чтобы не упустить ни слова из разгорающегося скандала. Шутка ли – маленький шустрый сниджет против клыкастой драконихи. Элоиза же, окрылённая важностью своей миссии по просвещению в сфере волшебных существ, не замечает ничего, кроме стоящей напротив колдуньи, брови которой поднялись так высоко, что сравнялись уже с прической:

- Одно дело, когда из драконьей кожи делают защитную одежду, без которой будет затруднена работа, например, зельеваров. И совсем другое – обычную накидку, чтобы выглядеть эффектно на мероприятии. Зачем вам здесь, в ресторане, такой материал? Вы не будете стоять возле горячего котла и вряд ли кто-то собирается на вас напасть. В таком случае, надевать накидку из драконьей кожи – всё равно, что пить кровь единорога, чтобы избавиться от насморка – не теряя запала, завершает Элли свою обличительную речь, немало вдохновлённую примерами из жизни жениха. Если и это не вразумит спятившую модницу, у неё в арсенале ещё рассказ о браконьерах и ужасных заклинаниях и ловушках, которыми они пользуются. Нет, она помнит, что тема вечера – малоимущие семьи, но ведь драконы тоже в беде. И вообще, на цену этой накидки можно было бы помочь десятку таких семей, благотворительствовать в такой одежде как-то… Лицемерно? Впрочем, эту идею Элоиза не озвучивает, благополучие животных заботит её куда больше чужих моральных качеств.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+1

5

Храброй водицы глотнула девица. Прыткое перо Ханни с бешенной скоростью стенографировало происходящее. Атмосфера ощутимо изменилась. Еще полчаса назад здесь слышался смех, приглушенные беседы, звон бокалов и щебетание дамочек, а сейчас... Никто не опускался до шепота. Словно сработало негласное правило: говорят только конфликтующие ведьмы. И тут было на что посмотреть.
В одном углу ринга молодая, уже схоронившая первого мужа Элоиза Треверс, а в другом тяжеловес, съевший не одну подобную девицу. Юстейсия Таунсенд слыла законодательницей моды, её заполучить на прием была та еще задачка, для тех, кто не достаточно богат или вращается не в её круге интересов. Только главным оставалось одно - она главный редактор самого популярного дамского журнала. Слухов о том, чем она добилась своего места было много, как и о любой успешной женщине, но правда ли?
Оборотница едва сдерживала хищный оскал наблюдая за потасовкой. Она не вмешивалась, зная ценность подобных моментов. За два года работы набралась достаточно опыта, чтобы не лезть вперед. Это всегда чревато последствиями. Остальные тоже это знали, самые умные подслушивали незаметно, поглупее в открытую пялились. Хани тоже пялилась, но это её работа, в отличии от змеиного клубка вокруг, питающегося сплетнями и чужими поражениями. Именно поэтому она никогда не подпускала подруг к себе слишком близко. Каждая из милых улыбок может таить в себе дьявольский план, Хани судила по себе.
В отличии от разгорячившейся Элоизы, Юстейсия была спокойна словно ледяная королева. В её глазах плескалась усмешка, а уголки губ были приподняты в вежливой внимающей улыбки. Идеальное следование этикета, ни одной попытки перебить или отстоять себя. Сама Хани слыша слова о "защите вымирающих видов" про себя хмыкала. Не помнила она случая, где бы эта девица хоть раз вступилась за оборотней. Хотя они же не красивые дракошки, которые отлично пойдут на накидку. В этом мире выживал сильнейший. Если оборотень, дракон или любой другой падет — это его проблемы, значит он оказался слишком слаб.  Какой следующий пункт программы? Может защита маглов от террора магов?
А ведь сколько раз на невинных человечков нападали или использовали магию в "благих целях". Память стирали, к примеру. Все заклинания, которые идут с припиской "ни в коем случае не применять на маглах" появилась не просто так. До этого опытным путем было доказано помутнение рассудка или летальный исход. Давайте развернем агитационную программу в защиту! Что дальше, мисс-миссис-кактебятамтеперьвеличать Трэверс?
А может поговорим об эльфах-домовиках, которые прислуживает денно и ночно богатым гражданам? Без собственной воли, находясь в рабстве и не зная другой участи. Где же ваша поддержка этим бедняжкам или ваши слезки проливаются только над кем-то конкретным?
Очевидно, что её потуги не возымели над Ханной никакого эффекта. Она готова сама плеснуть ядом в сторону Элоизы, но нет... Она милый репортер, который просто оказался поблизости. Поэтому слушала она её монолог с жалостливым лицом полным удивления.
- Мы женщины, - она обращалась ко всей публике вокруг чуть приподняв бокал в руках, - издавна славимся своими жертвами ради красоты. - Свободной рукой провела по шкуре убиенного дракоши. - Мы абсолютно правы, любезная мисс Трэверс, - козырнув своим знанием с кем говорит, вернула взгляд на девушку, - Китайский Огненный Шар. Более того, совсем молодая особь, - её практически непроницаемое лицом сменилось на печальное, - вы упомянули прочные социальные связи и оказались правы. Этого детеныша дракона нашел азиатский фонд защиты животных. Он был один и крайне слаб, несмотря на помощь специалистов не сумел прожить долго. Простите, я не сильна в драконьих болезнях, - она почти по-девичьи улыбнулась уголками губ признавая, что такая несокрушимая глыба может чего-то не знать. - Когда он погиб я была в своей поездке по Азии, читательницы журнала об этом знают, - она кивнула с улыбкой толпе, которая позволила себе зашептаться, - так вот увидев его... Мое сердце дрогнуло. Оставить его на прозябание в вечном использовании... Такое прекрасное создание должно сверкать, должно нести о себе память. Я решила сделать накидку из его кожи не из красоты, хотя кривить душой не буду - она прекрасна, а из памяти, что тронула мое сердце.
Дальше была пауза, в которую женщина сделала небольшой глоток. Осмотрела зал и негромко вздохнула.
- Позвольте я дам вам один совет, - взгляд голубых глаз вновь вернулся к Трэверс, - вы еще молоды и ваше стремление защиты животных похвально, но в следующий раз будьте благоразумнее. Все не так очевидно, как кажется. - Она легко склонила голову вниз обозначая, что их приватная беседа у всех на виду закончилась.
"- Назвала дурой," - констатировала мысленно Ханни. Пока все наблюдали за этой перепалкой, она не двигалась и все запоминала. Зато, когда начало движение, стала незаметно подбираться к своей жертве.

Подпись автора

av от папочки <3

+1

6

Не то чтобы Элоиза сильно верила в успех своей проповеди (увы, дам из высшего света она знала лучше, чем ей бы хотелось), но она не могла не попытаться и надеялась, что в глазах женщины в накидке затеплится если не сожаление, то хотя бы какое-то понимание, сочувствие к существу, слишком древнему, волшебному и прекрасному, чтобы шить из него дурацкую одежду. Во взгляде собеседницы, к сожалению, не оживает ничего. Даже резонного негодования, которое она наверняка должна испытывать, когда столь юная особа лезет к ней с лекциями. Когда женщина начинает, наконец, говорить, её речь обращена скорее в зал, на окружившую их публику, чем на Элли.

Рыжеволосая колдунья слегка краснеет, когда «накидка» обращается к ней по имени, отчего-то видя в этом знак, не сулящий ничего хорошего, и как минимум грозящий ещё одним объяснением с Чарльзом по поводу своего поведения в свете. Впрочем, от следующих слов дамы Элоиза забывает о грозящей головомойке и сжимает кулачки так, что даже веснушки на коже бледнеют. Совсем молодая особь! Дракончик был малышом, вот, почему чешуя такая яркая. И эта гадина нарочно ей это говорит, понимая, что защитницу прав животных эта информация очень уязвит. Окружающие сочувственно качают головами, кто-то из особо впечатлительных женщин даже ахает вполголоса, должно быть, представляя себе муки маленького дракона, но Элоиза на этот дешевый спектакль не купится. Она кожей чувствует исходящую от ведьмы холодную завуалированную насмешку. Вся её выдержка уходит на то, чтобы не топнуть ногой, обутой в практичные классические туфельки на низком каблуке, и не закричать «врунья!». Элли, лучшая ученица своего выпуска по УЗМС, прочитавшая все книги о волшебных существах в домашней библиотеке и библиотеке Чарльза, без труда бы отличила шкуру, снятую с животного, умершего от болезни. Драконы болеют, как маги – из них уходят силы и магия, и это не может не сказаться на внешнем виде. Если бы маленький дракончик болел и правда был таким слабым, как утверждает колдунья, шкура почти наверняка была бы тусклая, тонкая, с неравномерным окрасом. Здесь же «донором» была здоровая особь, вполне вероятно, что молодая, и это – единственная капля правды в жалостливом рассказе.

Скорее всего, единственная неудача малыша заключалась в том, что он попался в поле зрения браконьеров, на встречу с которыми колдунья и ездила в свою поездку по Азии. Либо встретилась с ними случайно и не смогла устоять перед выгодным предложением, Чарльз как-то обмолвился дома, что всё редкое или запрещенное в Британии проще всего достать в азиатских странах.
- О, ну в таком случае… - голос Элли подрагивает, рискуя то ли раздраженно взлететь вверх, то ли оборваться слезами, но она всё же берёт себя в руки и заканчивает фразу:
- … надеюсь, Вы получите вознаграждение, соответствующее Вашему поступку. Подобная жертвенность не должна оставаться безответной – судя по взгляду голубых глаз, обычно мирную Элли устроило бы вознаграждение, например, в размере рояля, пробивающего потолок точно над головой жесткосердной ведьмы. Но приходится признать, что раунд проигран: легенда собеседницы встречена окружающими с куда большим пониманием, чем пламенный рассказ Элоизы о драконах, а прилюдно обвинить женщину во лжи, не имея никаких доказательств кроме теоретических знаний, означает устроить скандал совсем другого масштаба и навлечь неприятности и на Чарльза тоже.

- Хорошего вечера – поджав губы, Элли отходит в первом попавшемся направлении, уже понимая, что сама от этого вечера не получит ни малейшего удовольствия. Отбудет «протокольные» пару часов, отправится домой и спросит Чарльза, кто сегодня был прав, хотя сама в этом нисколько не сомневается.
- Простите – когда на её пути появляется девушка, стройная, темноволосая, тоже в изумрудном длинном платье в пол, Элоиза сначала решает, что особа намеревалась пройти мимо неё и притормаживает, чтобы посторониться. Но девушка не отходит, и, кажется, заинтересована в общении именно с ней. Может, она из поклонниц дамы в накидке? И тоже хочет дать Элли какой-нибудь ценный совет? Или озабочена судьбой драконов, и хоть у кого-то тут получится найти понимание?
- Мы знакомы? Извините, если Вам пришлось… Выслушать наш разговор – они стоят недалеко от места «столкновения» и шансы, что девушка осталась не в курсе, практически нулевые. Элоизе же кажется, что после того, как особа в накидке царственно отчалила, взглядов и шушуканий стало лишь больше. Словно колдунья своим присутствием замораживала всё вокруг, а теперь люди дали волю эмоциям, смакуя происшедшее.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+1

7

Вранье – настоящее искусство. Хороший врун должен быть эрудирован и подкован в самых различных вопросах или умело отыгрывать удивление и принятие новых фактов. Так, как сейчас это делала Хани. В душе ей абсолютно плевать на бедных дракончиков, её звериная сущность не отказалась бы обглодать их косточки и пожевать мясца. Выйдет жестковато, но опыт.. неоценимый.
Врун прекрасный оратор, отличный актер и сын маминой подруги в одном лице. Никто не сможет утешить и поддержать лучше прожжённого лжеца, никто не вставит кинжал ровно меж лопаточек, под нужным углом, в нежную девичью кожу. Сказочников любит мир.
Успех главного редактора «Ведьмополитен» не только в деньгах и успехе… Она идеальна по нынешним меркам и стандартам красоты, а её идеальные манеры впору выносить на доску почета. Погодите… она еще и сопереживает бедным зверятам? Срочно орден! Два! Хани знала, чего пыталась добиться Элоиза, она видела, как молодая дамочка бездарно проигрывает и не может разыграть карты, даже с хорошим номиналом. У неё не хватало опыта словесных перепалок и противостояния. А у её противницы их было столько, что почти Поттер, ей даже на закуску не сгодится. Разные весовые категории.
А еще Хани знала, что сейчас не добраться до ледяной королевы, нужно подождать немного, когда сладость легкой победы прочно утвердится в голове, а в желудке будет плескаться несколько бокалов прекрасного алкогольного напитка. Тогда можно сделать попытку, но шанс один и с маленьким критичным процентом.  Ведьма знала – трудности закаляют, а хороший материал сам себя не напишет.
Элоиза Трэверс – вот лучший кандидат для пробы пера. Оборотница не решила в какую сторону повернет статью и давала маленькой леди шанс на обеление своей репутации. Хотя, если в разговоре разводчик шишуг прольет свет на что-нибудь еще интересное… Хани ему будет безмерно благодарна.
- Ох, это вы меня простите, - открытой стороной ладони указала на летящее рядом прыткое перо с блокнотом. – Я Ханна Хортон, из «Магического радио», - ведьма не переходила сразу к интервью давая возможность чуть сбавить накал страсти и подумать головой. На горячке болтают многое и обычно это не столь стояще… в отличии от гадостей, рассказанных на холодную голову.
В руках Хани крутила бокал с вином и бросала легкие, сочувственные, взгляды в сторону собеседницы. Вокруг жужжал улей, эта новость на ближайшую неделю будет хитом. Интересно, во что она разрастется к концу недели? Обрастет новыми подробностями, пикантными и не очень, раскроется с новых сторон и будет передаваться через «сломанный магловский телефон». Элоизочка еще не знает какую кашу заварила в высоком обществе. Еще пара таких выступлений и самые именитые, ей могут отказать в приемах или входе в дом. С одной стороны, мелочь… но эти условности и составляют высшее общество. Без помпезности, интриг и слухов – они просто стайка богачей без дела слоняющиеся вокруг. 
- Меня заинтересовали ваши знания о магических созданиях. Не каждый бы смог определить вид дракона, да еще и возраст. Это впечатляет, - вполне честный комплимент без лести и преувеличения. Хани не смогла бы определить. Она занималась мазологией, но её интересовал один конкретный вид существ. – Вы не откажитесь поговорить со мной на эту тему?
Перо меж тем приостановило бешенную запись и лишь изредка делала пометки. Ханна излучала от себя энергию понимающей волшебницы, которая не спешит вставать ни на чью сторону, но хочет знать больше. Трэверс сможет выболтать все что желает, а видимо у неё язык без привязи… а значит найдутся и точки соприкосновения для разговора. На летающем неподалеку подносе с бокалами, Хани выхватила один и весьма изящно передала раскрасневшейся дамочке. – Пригубите, может вечер уже и не исправить, но вы не покажете слабость остальным, - понизив голос, прошептала весьма уверенно. Хотя в положении Элоизы оставалось только дать волю слезам.

Отредактировано Honey (2021-10-30 15:58:53)

Подпись автора

av от папочки <3

+1

8

- Ханна Хортон – повторяет Элли, чтобы отложить в памяти имя новой знакомой, и улыбается чуть увереннее:
- Я Элли Трэверс, рада знакомству. Должно быть, работать на магическом радио очень интересно. Я иногда его слушаю – Ханна Хортон выглядит милой, Элоиза глядит на неё, как и на колдунью в красной накидке, прямо и бесхитростно, распахнув голубые глаза. Девушка не кривит душой, она правда иногда слушает магическое радио, когда возится на кухне. Скорее фоном, программы не всегда вызывают у неё интерес, но пару раз в эфире оказывались магозоологи и драконологи, и тогда будущая миссис Поттер слушала очень внимательно. Почему бы и не помочь Ханне? Элли всегда было жалко тех, кто был вынужден посещать светские общества по долгу службы – всё же, она сама выросла на такого рода мероприятиях и была хоть и странной, но «своей», очень больно её не укусят. Другое дело – чужаки, вынужденные здесь присутствовать. Наверное, это удовольствие ниже среднего, раз уж самой Элоизе здесь далеко не всегда весело или хотя бы приятно находиться.
- Спасибо – щеки девушки трогает лёгкий румянец, как всякий раз, когда она слышит, что хорошо в чем-то разбирается. Для Элли это непривычно, есть всего две темы, относительно которых она уверена в правдивости комплиментов: готовка и знания о волшебных существах. Ей приятно слышать, что девушка с радио их оценила. Наверное, она тоже интересуется драконами. А может, даже шишугами. И, конечно, Элоиза готова поговорить о животных, она готова говорить о них сутками.

- С удовольствием побеседую о драконах, и вообще о волшебных существах. Я, правда, не драконолог, просто увлекаюсь темой. Но скоро я буду заводчицей шишуг! Уже получила лицензию и разрешение на регистрацию питомника – эта тема намного приятнее мыслей о лживой жестокой колдунье в драконьей накидке, и лицо Элли словно освещается изнутри, когда она с нескрываемой гордостью говорит о лицензии. Может, разговор с Ханной будет хорошей возможностью прорекламировать свой будущий питомник? И заложить фундамент ещё для одной встречи, когда Элоиза сможет поделиться первыми результатами своей деятельности заводчицы.
- Ох, я… - протянутый бокал Элли принимает на автопилоте, но смущается. Она уже брала на входе один бокал, и даже успела сделать пару глотков, но, кажется, оставила его где-то, и сама этого не заметила, ослеплённая возмущение при виде накидки из Огненного Шара. Так что, с одной стороны, Элоиза ещё не выпила свою «норму» в один бокал на вечер, с другой, не то, чтобы ей хотелось шампанского. Она никогда не любила привычку пить во время светских приёмов, и цедила весь вечер одну порцию для галочки. Единственным человеком, способным «раскачать» Элли на пару бокалов шампанского или вина, и даже заставить получить от них удовольствие, был Чарльз. В его обществе всё сразу становилось восхитительным.

- Если честно, я совсем не умею пить, меня от алкоголя клонит в сон… – признаётся девушка своей новой знакомой, но аргумент про «не показать» слабость видится вполне резонным. Наверняка, все ждут, что странная Трэверс без поддержки жениха или брата расплачется и постарается поскорее убраться домой. Но как раз этого Элоиза, разозлённая беспардонной ложью, которую проглотила вся местная тусовка, сегодня не хочет. Она собирается упрямо отбыть здесь ещё пару часов и только потом вернуться, чтобы Чарльз не подумал, будто без него его невеста сразу же во что-то впутается и даже пары часов не продержится в обществе. Ей нужно этому научиться, такие «миссии» вскоре станут регулярными, если Элли хочет поддерживать имидж своего будущего супруга и его фонд.
- … но вы правы, не хочу показаться слабой. Где нам будет удобнее побеседовать? – отпив крохотный глоток из врученного ей бокала, спрашивает Элоиза.

Отредактировано Eloise Travers (2021-10-31 14:37:52)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+1

9

Ханна подмечает и широко распахнутые глазки, и девичье личико, никак не тянущее на реальный возраст, и готовность пообщаться. Перо вновь начинает строчить, передышка окончена. Движения перышка сейчас мягкие, а буквы, если кто решит заглянуть в блокнот, округлые и мелкие. Такой почерк труднее прочитать, если не всматриваться слишком долго. Очень легко перепутать части алфавита, особенно если добавить легкий наклон влево. Посягатель на тайну журналиста, будет остановлен до момента, когда хоть что-то поймет. Бывали случаи в практике… девушки готовы рьяно отстаивать свою честь. Но последние не касалось Трэверс. Той на свою честь было плевать, но вот драконы… за них готова бороться до последнего вздоха. Последнего вздоха соперницы.
Не верила Хани в чистые и искренние эмоции. Частично да, наверняка ей нравится вся зоошиза и права крылатых, но в остальном… Этот бунтарский дух, наигранное представление: «смотрите, я как маленькая девочка, возьмите меня на ручки», явно не давали очков Элоизе. Нравится девица или нет, но материал сам себя не соберет, поэтому Хани приподнимает уголки губ в вежливой улыбке и проговаривает:
- Взаимно, - прикладывает к груди открытую ладонь выражая почтение и уважение. Подбородок чуть склоняет вниз, но не слишком, не спеша слишком принизить себя в глазах собеседницы. Внешне Хани излучает внимание и вовлеченность в грядущий разговор. Чуть чаще моргает подкрашенными ресницами, поспешнее оглядывается в поисках уютного уголка, хотя уже давно знает куда отвести милую даму. Легкие реверансы в сторону своего юного возраста, действительно юного, а не как у некоторых наигранного. – Правда? Скажите мне, вам как женщине было сложнее, нежели на вашем месте был бы мужчина? – С самым невинным видом задает весьма провокационный вопрос, но достаточно уместный. Он балансировал на тонкой нити между отстаиванием прав женщин и безобидным интересом для галочки. Огромной роли Трэверс и её ответ в этой теме не играет, но вот отвлечь её мысли от недавней потасовки – самое то.
Несмотря на собственное жеманство и кокетство, собеседница таки делает первый глоток из бокала. Успех, хотя если бы разревелась… было б еще краше. Хани боковым зрением отмечает тех, кто толчется неподалеку и уверено делают вид, что не подслушивают. Настолько уверенно, что уже две дамочки схватились за одну закуску, а третья вместо того, чтобы поставить стакан на стол умудрилась его опрокинуть. Хани сдержалась и не заржала в голос, но уголок губ, который могла открыта видеть собеседница, дернулся. 
- Предлагаю пройти вон туда, - указала пальчиками в левую сторону, где располагались уютные кушетки для тех, кому пора сделать перерыв. Несколько из них были свободны. – Довольно уютно и тише, нежели в центре зала, - с легким, но ощутимым подтекстом произнесла Хани понижая тон. В отличии от почтиПоттер, ей легко закроют вход в приличные заведения, если она скажет что-нибудь не так. Для тех, в ком не течет священная кровь, мир достаточно несправедлив. Так Хани думала раньше, до того момента как обрела силу, превосходящую понимание любого волшебника. – Скажите мне, как давно вы начали увлекаться темой магических созданий, в частности их проблематикой. Не сочтите за дерзость, - сделала вид, что пытается подобрать слова, глаза опустила в пол, - но в вас явно чувствуется искренняя забота о тех, кто не может за себя постоять сам, - за ящерицами переростками, которые не могут сожрать обидчиков. В итоге дойдя до кушетки, жестом пригласила присесть даму выше статусом и только после нее, опустилась рядом сама. Внимательно смотря, чтобы расстояние меж ними было весьма условным, но не переходящим приличия. Вновьнаграни. – Может у вас есть яркое воспоминание, запавшее в душу, на похожу тему? Быть может первые питомцы или посещение заповедников.

Отредактировано Honey (2021-11-06 23:57:40)

Подпись автора

av от папочки <3

+3

10

Перо Ханны начинает что-то быстрым темпом строчить в блокноте, но это Элли не смущает, она часто видела такие перья у работавших на приёмах репортёров – тяжело ведь одновременно общаться с людьми и писать. Если постоянно отвлекаться на пергамент, не получится никакой доверительной беседы, а тема у них очень важная.
- Сложнее? – растерянно моргает Элоиза, заволновавшись, что не в полной мере поняла первый вопрос. Почему ей должно было быть сложнее? Потому что мужчине страшнее делать замечания? Или потому, что женщины обычно предпочитают другой стиль общения с мужчинами? Хотя Элли сложно себе представить мужчину на месте вредной колдуньи (мужчин, озабоченных красотой своей накидки для званого вечера гораздо меньше, чем женщин), в одном она уверена точно: её реакция осталась бы неизменной, когда речь идёт о сохранности волшебных существ, пол оппонента совершенно не важен.

- Нет, не думаю. Любой человек должен понимать свою ответственность перед волшебными существами. И иногда люди даже не понимают, что делают что-то… не совсем правильное, если им об этом не сказать. Я считаю, такие вещи нужно говорить, чтобы люди могли задуматься и изменить своё поведение, неважно, мужчины или женщины – находится Элоиза с достойным на её взгляд ответом. Она идёт вместе с Ханной к уютно выглядящим кушетками в отдалении, подумав, что репортёрша права – там будет удобно и достаточно далеко, чтобы окружающие не «грели уши». Элли и так их невольно достаточно развлекла, а толпа и не думает редеть, находя себе новые неотложные занятия неподалёку от мисс Трэверс, добровольно нацепившей на себя сегодня метафорическую мишень.

На кушетку Элоиза усаживается, привычным изящным жестом поправив юбку платья, чтобы не помялась, и даже не заметив, что новая знакомая дожидается сначала, пока усядет она. При всей своей приветливости и общительности, некоторых светских условностей Элли не замечает, подсознательно считая их, въевшихся в подкорку с детства, некоей безусловной нормой. Другого мира Элоиза никогда не знала и в том, что касается манер и поведения, была достаточно консервативной.
- Пожалуй, я увлекаюсь волшебными существами, сколько себя помню. Прочитала все книги о них сначала в нашей домашней библиотеке, а потом в Хогвартсе… - начинает Элли, оседлав любимого «конька» с завидным энтузиазмом. Редко ей встречаются люди, готовые об этом слушать, и уж тем более – расспрашивать. Ей приятны слова Ханны, откликающиеся лёгким румянцем на щеках – заботиться о ком-то девушка действительно любит, и волшебные существа зачастую оказываются куда более благодарными за заботу, чем люди.

- Наши с братом родители не одобряют питомцев дома, так что в детстве мне оставалось о них только читать. Первый питомец, собственная сова, появилась у меня перед отъездом в Хогвартс, и я ждала этого чуть ли не с большим волнением, чем покупки волшебной палочки. На самом деле, я всегда мечтала о шишуге, потому что сова большую часть времени проводит в совятне, а не с хозяином… Но очень полюбила своего сычика. А в школе записалась в клуб по уходу за магическими существами, и уход за ними стал моим любимым предметом. Однажды мы с другом даже ухаживали за жеребёнком единорога, оставшимся в лесу без мамы! Назвали его Актеоном – лицо Элоизы при воспоминаниях об Актеоне, перенесённом через стену, отделяющую Запретный Лес от школы (впрочем, об этом лучше не рассказывать), освещается изнутри, а улыбка становится ещё более широкой и радостной.

- Я считаю, все маги должны понимать, что волшебные существа – не просто животные, а ценнейшее воплощение магии вокруг нас. Многие из них разумны не меньше нас и заслуживают таких же прав, как и люди. Многие даже древнее нас. Они не источник ингредиентов для зелий или кожи для нарядов, а личности со своим характером и потребностями, которые мы должны уважать, чтобы жить в гармонии, чтобы наши дети увидели мир таким, каким его видели мы, а не читали о вымерших видах в книгах… Браконьерство – одно из самых ужасных явлений в нашем обществе. Ореол обитания многих видов и так сокращается из-за магглов – чирикает Элли восторженной пташкой, и по этому чириканью понятно, что численность волшебных существ волнует её гораздо больше, чем численность тех же магглов, которые сами за себя постоять определённо могут и могли бы (как и маги, впрочем) проявлять большее уважение к природе и её обитателям. Например, Элоиза знала, что они вырубают леса, и это большая проблема для лукотрусов, о которых магглы даже не подозревают.

- Самое яркое воспоминание – покупка моей шишуги, Меропы, чуть меньше двух лет назад. Шишуги восхитительны – ориентированы на хозяина, активны, прекрасные компаньоны, хорошо ладят с детьми. Меропа помогла мне взбодриться в очень сложное для меня время, поэтому я решила открыть свой питомник, и жених меня сильно поддерживает – его вера в меня помогла мне сдать экзамен и получить лицензию, а скоро будет готов и шишужник в нашем саду, так что в ближайший год, я надеюсь, кто-то обретёт верных друзей с приставкой моего питомника. Хочу назвать его «Млечный Путь» - окрылённая вежливым вниманием собеседницы, Элоиза наконец делает паузу, чтобы вдохнуть немного воздуха, и сама не замечает, как вместо отсутствующей сейчас воды делает ещё глоток из прихваченного на кушетку бокала шампанского. Впрочем, Ханна не задаёт никаких потенциально неловких вопросов, и Элли совершенно расслабляется, качаясь на волнах приятной ей беседы.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

11

Хани начинала раздражаться. Вся восторженная помпезность Трэверс нервировала. Эта девочка наиграется со своими зверьками и лет через пять найдет новую отдушину, а животные останутся на попечение служанок. И в этом случаи им даже повезет. Волшебница отмечала упорство собеседницы, с которым она прет напролом. Не отступаясь от образа девочки на выданье. Хотя и дураку будет понятно, что вопрос поднятый ранее касался патриархального строя, в котором женщины обязаны оглядываться на мужчин. Будь то мужья, отцы или братья. Главы семейств задавали тон окружающим, а она словно и не видела ничего этого. Продолжала щебетать о своих дракончиках. 
- У вас очень интересная позиция. Словно кричите миру остановиться и просите подышать свежим воздухом. Остановиться, оглядеться на все деяния и найти внутреннюю гармонию, - воодушевленно смотрела в потолок с мечтательной улыбкой, - вы не пробовали устраивать благотворительные вечера в поддержку животных? Насколько я знаю, - смущенно отвела взгляд от потолка и пригубила немного из своего бокала, - после ужасной войны и той неразберихи, что царила долгое время, многие фонды защиты потерпели серьезные финансовые потери. Я ни в коем случае не принуждаю вас, - поспешно округлила глаза, якобы только поняв, о чем говорит и как это воспримут те, что уже сидели на соседних диванчиках. Ведь услышь они отказ защитницы животных прямо сейчас — это сильнее подпортит репутацию Трэверс, а даже у такой... прибабахнутой должна быть капля мозгов. - Скорее хотела предложить вам задумать об основании собственного фонда, где вы сможете помочь тем, кому посчитаете нужным и в должной манере, - сгладила острые углы Хани и сделала еще один глоток.
А дальше уши можно было связывать в трубочку, начался долгий и нудный рассказ о любви к животным. Излюбленный прием всех девочек, правда журналистка сама подняла эту тему и уже корила себя за это. Держа лицо перед собеседницей, кивает в нужных моментах, а на случае с детенышем единорога прикрывает ладошкой рот. Сколько тут правды - точно не известно, весьма приукрашено выглядит и оторвано от действительности, но Хортон округляет глаза, на щечках от улыбки появляются маленькие ямочки.
- Жаль во время моего обучения ничего подобного не происходило, - покачала головой раздумывая насколько вкусным мог быть единорог, - но я тоже увлекалась уходом за магическими существами. Меня привлекали фестралы... Столь необычные существа, таинственные и прекрасные. - А вот фестралов Хани действительно любила, хоть и видела пока только в книгах. Столь необычны и таинственны, прикрытые от мира собственной магией... упоительно.
Элоиза про жениха отзывалась так искренне, можно поверить, что и правда любит. Ханна начала подозревать её... похоже образ наигранной девочки не совсем образ. Смерть первого мужа так сильно дала по мозгам? Не может же женщина пережить трагедию, дожить почти до тридцати лет и оставаться такой... тошнотворно позитивной. Хотя, все однобоко. Вот маглы, по её мнению, заслуживали внимания намного меньше, чем хвостатые собаки! Как удивительно видеть одновременно намеренную жестокость и детскую непосредственность в глазах девицы. Интересно, а её в Мунго обследовали? Вдруг в черепной коробке дамочки прячутся соплохвосты особо крупного калибра.
- Отрадно слышать... Вы с таким трепетом и любовью говорите о мистере Поттере, - по девичьи залилась краской и неловко поджала пальчики, - ему очень повезло со своей невестой, - конечно, он тоже долго не проживет. Ханна начала догадываться, почему Элоиз так быстро оказалась вдовой. Надо перепроверить некролог на тему самоубийства. - А как вы относитесь к необходимым ингредиентам для зелий? Я не о ерунде и глупостях в виде смены облика или омоложения, - поспешно добавила и бокалом прочертила черту, - а о колдомедицинских зельях, необходимых для лечения. Это уже не праздная необходимость, на мой взгляд...

Подпись автора

av от папочки <3

+2

12

Элли заливается краской от удовольствия и смущения. Признаться, она не думала о своём интересе к волшебным существам, как о некоей «позиции», просто старалась донести до людей то, что считала важным и правильным сама. В конце концов, они живут в общем мире, и с животными не в виде накидок этот мир гораздо лучше.
- Мой первый супруг, к сожалению, не разделял мой интерес, а сейчас… Пока я не думала об этом, потому что только начала осваиваться с делами фонда Чарльза, помощь детям тоже очень важна. Но как только я освоюсь… Знаете, это прекрасная идея. Спасибо Вам за неё. Можно узнавать у заповедников, нуждаются ли они в чем-то, и устраивать вечера по сбору средств. Не уверена, что смогла бы сама управлять целым фондом, но любая помощь будет кстати. Времена действительно сложные – веснушчатое личико Элоизы оживает, и, кажется, она готова записать сообразительную репортёршу чуть ли не в подруги, за так своевременно поданную идею. Шишужник это здорово, но из шишуг никто не пытается сделать накидку, а вот драконы оказались в зоне риска. Обязательно нужно спросить Чарльза, что она может сделать и для драконов. Или единорогов. Или тех же фестралов, опять спасибо Ханне за идею.

- Фестралы удивительные. Я начала видеть их не так давно, но в лесу в Суррее, неподалёку от нашего семейного поместья, живёт небольшая колония фестралов – сияние, исходящее от девушки, слегка затухает. Впервые она увидела фестралов после возвращения из Австрии, когда потеряла Меропу. Сложно сказать, считается ли смерть нерождённого ребёнка в полной мере смертью, но для Элоизы, бесспорно, считалась, и разделила жизнь на «до» и «после». Может быть, в этом всё дело, в факте глубокого потрясения. До возвращения из Австрии Элли и не подозревала, как близко к их дому порой подходили крылатые странные лошади. Впрочем, в Лощине редко бывало шумно, наверное, они ощущали даже некоторое родство с её обитателями.
- Ох, это мне повезло с Чарльзом. Он – самое прекрасное, что со мной случалось – девушка бросает быстрый, полный восторга и нежности взгляд, на своё дорогое во всех смыслах кольцо с сапфиром и бриллиантами. Если отбросить в сторону условности типа тех, что для них обоих это второй брак, и Чарльз с детства наблюдал Элоизу в статусе колдомедика и друга семьи… Они самая обычная, нормальная пара. Любящая, мечтающая создать настоящую семью. И более понимающего, поддерживающего, надёжного мужчины, чем Чарльз, найти невозможно. Элли до сих пор не верится, что самый настоящий прекрасный рыцарь мог выбрать её, странную и неловкую.

- Без колдомедицинских зелий обществу не обойтись, и во многих из них содержатся животные ингредиенты. Я как-то говорила об этом с Чарльзом… Мы сошлись во мнении, что главное в этом вопросе – умеренность. Не брать у природы больше, чем нужно непосредственно для исцеления. Не пересекать черту, не трогать лишнего. Например, одно дело – когти дракона, восполняемый ресурс, они отрастут, и чешую драконы меняют. Волосами из гривы единорог тоже может поделиться… А вот пить его кровь ни в коем случае нельзя. Или разводить животных, чтобы умертвить их ради зелий. Чтобы жить в согласии с природой, нужно уважать баланс, и тогда она сама с готовностью поделится. Люди в своей жадности зачастую не видят границ, так и появляются браконьеры. Но когда Чарльз варит зелья для своих пациентов или ребятишек из фонда, я знаю, что ингредиенты были получены максимально этичным путём – чирикает вдохновенно Элоиза, не подозревающая о делах своего жениха на черном рынке. Впрочем, если бы и подозревала, то нашла бы оправдание. Сильнее её любви к животным в этом мире лишь одно чувство – любовь, всепоглощающая и слепая на оба глаза, к Чарльзу Поттеру.
- А для какой передачи вы собираете материал? Я бы потом с удовольствием послушала или прочитала – вспоминает вдруг Элли о вопросе, который должна была бы по-хорошему задать первым, но благополучно забыла, получив возможность заговорить о животных. Голубые глаза с детским настойчивым любопытством впиваются в лицо собеседницы.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

13

Хани немного жила на этом свете. Зато за жизнь поведала много разного дерьма. И это не только об обращении в волка, скорее последнее лучшее, что было в этом грязном мире. И вот таких воодушевленных дурочек пришлось повстречать не раз. Обычно у них жизнь имела только два сценария: в первом живут всю жизнь в своих розовых мечтах и их носят на руках, во втором их очки разбивают максимально жестоким образом. И ей подсказывала интуиция, нет, она попросту хотела, чтобы и очки этой Элоизы разлетелись нам маленькие кусочки. Она должна прочувствовать всю боль и разочарование от своих глупых мыслей.
- Ох, ну что вы... Все ради животных, - прикладывает к груди открытую ладонь и мечтательно прикрывает глаза, - они нуждаются в нашей поддержке. Рада подать вам эту идею, надеюсь, она принесет плоды.
Да нихрена подобного. Плевать на драконов и прочую летающую гадость. Если они слабы и не могут дать отпор - это их вина. Каждый в этом мире добивается всего сам, это чистокровным легко, с их огромными счетами в банках и полной безопасностью. Некоторые из таких чистокровных очень любят устраивать охоту на сородичей Хани. Только подумать, что Британию делят на куски несколько семей, которые за столько лет существование приходятся друг другу родственниками, но продолжают заключать браки только меж собой. Словно отборные кабели и суки на выставке: измерят, покрутят, проверят зубы, и блестит ли шерстка, знание команд и умение слушаться "хозяев". А Пожиратели, ратующие за укрепление этих традиций не способны ни на что другое. Они породистые псины, рвущие жилы ради сохранения своих скрепов и моральных устоев. Ради призрачной надежды оказаться на верхушке пищевой цепи.
- Прошу простить, иногда я забываю какова цена раскрытия их... - сжала пальчиками фужер и отвела взгляд, не решаясь встретиться с Элоизой взглядом, - тайны. Соболезную. - Обводит взглядом зал и ищет вторую виновницу конфликта, но та пока плавает в иных водах. Поэтому возвращается к Элоизе. Невольно задумалась, в какой момент обрела чёрствость и яд, неужели последствия оборота? Нет, не его. Хани всегда была склонна завидовать тем, кто выше, кто смог всего добиться, просто родившись на счет. Ей, девочке из бедного квартала, всегда было обидно, несправедливо! Только Ханна выросла, её детское неприятие вполне заслуженно переросло в ненависть. В особенности из-за необходимости иметь под боком союзников вроде Пожирателей смерти. Все знают, что как только одержат победу - пустят всех оборотней в расход. Это даже не обсуждается, настолько очевидно, что в пору выть на луну не только в полнолуние. Фенрир же позаботится о плане?
- Вы так влюблены в него, словно светитесь изнутри. Такое не часто можно встретить в высшем обществе. Вы давно познакомились? - Этот Поттер настолько счастливый обладатель "невесты", что ему впору посочувствовать. О нем Ханна знала не многое, особо не натыкалась на статьи в журналах и газетах, а на приемах и подавно. Птицы высокого полета, с такими просто так разговор не завести. Хотя, видя, кого он выбрал в жены, можно предположить, что с головой у него явные проблемы. Большие такие.
- Очень разумно, - покачала головой, отмечая, что в этой голове еще не все потеряно, а то бывают фанатики... они даже мясо не едят, - я с этим согласна. Зачем захламлять мир очередными диковинками, зачем копить зелья, срок использования которых скоротечен. Наверное, так люди пытаются обезопасить своих близких. - Умение не накапливать барахло пришло к ней с первым знакомством со стаей. Она быстро поняла несколько вещей: это кошмар, ужасно неудобно и грязно, а еще нужно уметь хранить вокруг себя только полезное. Хотя тут вступала в полемику её любовь к искусству, которая шептала накопить денег на одну из статуэток известного заграничного скульптура. - О, на самом деле после вашей речи, я подумала положить редактору на стол несколько статей. Он в любом случае потребует от меня написать отчет о сегодняшнем вечере, - максимально неловко опускает взгляд, - а вы сами понимаете, просто изложение фактов никому не понравится. А как бы я не хотела вам помочь, вероятнее всего, редактор решит встать на сторону мадам Таунсенд... А так смогу поднять важную тему и перевести внимание людей на неё. Но... ничего не могу вам обещать. Я работаю только недавно и не могу указывать, что пускать в эфиры. - Неловко поежилась, показывая, что беззащитна перед суровым начальством и крайне сожалеет. На самом деле ей было пофиг. Даже веселее написать про их разборки, добавив немного своих преувеличений и пары шуточек. - Вот если мне позволят... постараюсь взять еще несколько интервью от активистов защиты магических созданий и подготовить полноценную работу... Но пока это только планы.

Отредактировано Honey (2021-11-11 12:12:51)

Подпись автора

av от папочки <3

+2

14

- Ничего страшного – со спокойной улыбкой реагирует колдунья. Будучи молодой вдовой, она в своё время приучилась принимать соболезнования с приличествующей моменту вежливой полуулыбкой. Соболезновали чаще всего насчет Дамиана, но Элоизе так было даже проще. Смерть первого мужа её не волновала, и принимать соболезнования было проще. Прятаться, как за ширмой, не давая людям прикоснуться к тому, что было действительно больно и до сих пор вызывало закипающие в глазах слёзы, а не вежливую, предписанную обществом реакцию. К смерти Меропы. Элли старается не оставаться надолго мыслями на этой теме даже наедине с собой, и уж тем более сейчас, в обществе журналистки. Тем более, тема, которую предлагает Ханна, гораздо приятнее, и вот лёгкое замешательство Элоизы снова сменяется восторженным воодушевлением.

- Можно сказать, Чарльз знает меня с рождения – смущается Элли. Ничего страшного, что она рассказывает – Ханна всё равно узнает эту историю у любого в этом зале, если захочет, и рыжеволосая колдунья уже смирилась с тем, что о них ещё будут какое-то время сплетничать. Уж лучше она поделится сама, хотя рассказывать ей всё ещё неловко, будто они в самом деле сделали нечто предосудительное.
- Он лучший друг моего отца ещё со школьных лет, и был нашим семейным колдомедиком ещё до моего рождения. Когда я вернулась домой из Австрии после исчезновения первого супруга, Чарльз поддерживал меня больше всех. А потом овдовел и он, и… Жизнь бывает непредсказуемее любого романа – в таком изложении эта история звучит вполне себе гладко и невинно, жизнь действительно порой выкидывает занимательные коленца. О собственном восхищении Чарльзом, сопровождающим всю её жизнь, Элоиза умалчивает, чтобы не придавать рассказу нотку маниакальности. А то журналисты любят такие истории и запросто их раздувают… Нестрашно, если что-то напишут не так про неё, но за репутацию Чарльза девушка очень переживает.

- Да, вы верно поняли мою мысль о захламлении – на рассказе о Чарльзе Элли тоже не задерживается надолго, переходя на более безопасное и привычное поле, с которого они с Ханной шагнули в сторону совсем немного:
- То же самое и с одеждой. Одно дело – защитные перчатки зельевара, которые нужны ему, чтобы сварить полезное зелье, и совсем другое – куртки, ботинки и накидки «для красоты», просто потому, что кому-то понравилась чужая кожа – Элоиза поджимает губы неодобрительно, снова намекая, конечно, на свою сегодняшнюю оппонентку, но развивать тему о том, что дама – банальная врушка, здесь, в отсутствии доказательств, развивать не рискует. Хватит и слов журналистки о том, что главный редактор примет сторону той разодетой колдуньи. Конечно, ему ведь нужнее скандал и тираж… Ничего, Элли переживёт и Чарльз, конечно, поймёт, что она не могла остаться в стороне. Но девушке хочется, чтобы свет увидела и другая статья. Та, которая может действительно оказаться полезной, и, если хоть один человек, прочитав её, задумается и пересмотрит свои взгляды, для Элоизы это уже будет победой.
- Знаете, у меня, конечно, тоже нет больших связей и вряд ли меня кто-то послушает… Но у Чарльза есть – нет, Элли не хвастается связями жениха, она торопливо пробирается к идее, захватившей её мысли:
- Даже если Ваш начальник не захочет публиковать статью, если вы её напишите и пришлёте, я попрошу Чарльза и наверняка он придумает, где её можно напечатать. И выход на активистов, если понадобится, у меня есть. Я общаюсь с заводчиками шишуг, а те с другими любителями волшебных созданий, найти контакты не будет проблемой – заключает Элоиза радостно, надеясь, что смогла помочь Ханне, заинтересованной в освещении полезной темы. Девушку, наверное, саму раздражает писать о глупых светских новостях и болтаться на этом скучном вечере, когда её работа позволяет влиять на мнение людей по-настоящему. Элли вот точно не может остаться в стороне, если появляется шанс этому посодействовать.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

15

Как интересно. На каком этапе "поддержки" бедная жена Поттера покинула мир? Если ей отказывала память, она была еще довольно молодой колдуньей. Маги живут дольше маглов и могут лечить множество болезней. Отчего же сникла миссис Поттер? Удобно, что пока жена умирала, её благоверный выказывал утешение молодой вдове. Просто трагикомедия. Ханна не собиралась замуж, не в ближайшее время. У неё борьба за права мохнатых животинок, а это требует все свободное время и силы. Не понять кому-то постороннему её особенности и почему скрывает свой статус "боборотня".
- Похоже на сказку, два любящих сердца прошли тяжелый путь и нашли друг друга, - вопреки настоящим эмоциям восхищается. В глазах загорается неподдельный блеск, делает небольшой глоток шампанского. - Я еще никогда не испытывала ничего похожего, но у вас во взгляде столько огня и радости при упоминании о нем. Отрадно. - Перевела взгляд на перо, которое усиленно строчило, пока его хозяйка изображала из себя недольвицу светского разлива. - Не откроете секрет, а как вы поняли, что он тот самый? - Это было до того как получила ключ к его постели и сейфе в банке? Хани не верила в эту резкую историю любви. Она либо ничего не знает сама, либо умело разыгрывает дурочку. Во втором все больше сомневалась Хани, не зная как реагировать на столь откровенную узколобость.
- Общество привыкло использовать старые порядки... Они весьма варварские, - шепчет практически одними губами и глянувшись замолкает. Эта девочка еще не знает, что с ней сделают эти добрые животинки... быть у них разум, уже давно бы разорвали и маглов, и волшебников. Миром правят те, кто сильнее. Это простая истина, неважно кто будет во главе цепочки, все под ним будут страдать. Идеи гуманизма дохлый путь. Он приведет лишь к вырождению.
А вот то, что предложила в последствии глупая ведьма... было весьма интересным. Нет, писать о зверушках бедных всю жизнь ей не хотелось, но выйти через её женишка на правильных людей — отличный шанс продвинуться по карьерной лестнице. Нужно быть умной и не спешить, выдержать паузу, написать лучшее из возможного и уже тогда отправить ей идеальный вариант. А после останется лишь ждать. Шанс небольшой, но он был.
Хани как воздух нужны связи в правильных кругах, где она сможет продвигать свои идеи без подозрений и острого снобизма. Последний будет всегда, но, если есть возможность его сгладить и пойти легким путем - от такого не откажется.
- Ох, вы думаете это возможно? - От волнения голос дрогнул, а глаза заблестели. Выдавить слезу сейчас не выйдет, но создать видимость растроганности - вполне. - Вы даже не представляете, насколько это мне может помочь. Я уже давно писала разные статьи, но из-за малого опыта и семьи далекой от сливок общества мне нередко отказывали. Я буду вам благодарна за такой шанс, - пускай думает, что спасает бедняжку от тяжкой судьбы. Пускай верит в свою уникальную полезность - плевать. Главное получить желаемое. Хани не чуралась любых способов для достижения своих целей.

Подпись автора

av от папочки <3

+3

16

Элли разве что не искрится от удовольствия. О двух темах она может разглагольствовать бесконечно: о волшебных тварях и о том, как прекрасен Чарльз. Пожалуй, тема их любви ей тоже приятна, хоть девушка и смущается и не хотела бы делать её основной темой статьи. Если бы многие издания уже не написали о них в колонках светских сплетен «со своей колокольни», то Элоиза бы, конечно, не стала рассказывать журналистке свою точку зрения, ведь хвастаться нехорошо и надо быть скромной… Но ведь нет ничего плохого в том, чтобы донести до людей, как дело обстоит на самом деле, правда? Тем более, Ханна задаёт интересные вопросы, заставляющие и саму Элоизу заглянуть вглубь себя:
- Хм… Пожалуй… Я никогда не испытывала рядом ни с одним мужчиной то, что испытываю с Чарльзом. Одним своим присутствием он делает мою жизнь лучше – улыбается девушка. Нет, конечно, она не радуется тому, что Дорея Поттер не смогла перебороть драконью оспу… Но ведь её вины в этом нет. А жизнь самой Элли с тех пор, как она переехала в поместье жениха, стала действительно похожа на сказку: Чарльз был заботливым, щедрым, нежным, надёжным. И даже маленькие нюансы типа принесённого непреложного обета нисколько не охладили чувства потерявшей голову Элоизы. Но более подробные рассказы наверняка будут для Ханны излишними, так что Элли возвращается к более насущному для них обеих обсуждению статьи.

- Не буду обещать со стопроцентной гарантией… - чуть смущается девушка, боясь обнадёжить молодую журналистку зряшной надеждой. Но ведь опубликовать статью о бережном отношении к братьям нашим меньшим – благое дело, Чарльз наверняка не откажется помочь молодой невесте в такой малости, зная, как для неё это важно. Нет, Элли не собирается манипулировать женихом, она всегда всё честно ему рассказывает и объясняет, с чем соотнесена та или иная просьба. Но окончательное решение остаётся за ним, и с волей Чарльза Элоиза не спорит.
- …но я сделаю всё, от меня зависящее. Я знаю, как может быть важен даже крохотный шанс, не волнуйтесь – нечасто Элли приходится задумываться о дверях, которые распахивает её фамилия, и сейчас, когда Ханна напоминает ей об этом, девушка чувствует себя слегка смущенно. Она не оправдывается, говоря, что к весомой фамилии часто прилагаются не самые приятные обязательства (типа её первого брака), в это мало кто верит, но, если принадлежность Элоизы к священному списку может помочь волшебным существам, и сопереживающей им журналистке – это было бы здорово, какая-никакая польза.

- Я поговорю с Чарльзом сразу, как представится возможность, а со своими знакомыми заводчиками, когда смогу показать им хотя бы черновой материал. Присылайте статью на этот адрес, когда она будет готова… - Элли быстро диктует перу адрес поместья Поттер в графстве Суррей:
- …и посмотрим, что можно будет сделать – заканчивает девушка на оптимистичной ноте, крайне довольная собой, а потом кидает быстрый взгляд на часы, висящие неподалёку. Она уже провела здесь достаточно времени, чтобы по протоколу её уход выглядел вежливо:
- Материала Вам достаточно, или хотите задать ещё какие-то вопросы? Я просто не планировала задерживаться здесь надолго – а после стычки с колдуньей в алой накидке желания стало ещё меньше. Элоиза даже довольна, что провела вечер в компании журналистки, потому что перемещаться по залу с равнодушным видом под тяжестью любопытствующих взглядов и шепотков, ей было бы тяжело. А так вроде и поприсутствовала, и осталась в стороне от потерявшего всю свою привлекательность мероприятия.
- Знаете, Ханна, я рада нашему знакомству. Не так часто встречаю людей, понимающих всю важность бережного и человечного отношения к волшебным существам – добавляет вдруг Элли, глядя на новую знакомую. Мисс Хортон, пожалуй, повезло пообщаться с Элоизой без Чарльза, который куда более критично и внимательно относится к новым знакомствам. В том числе невесты, легко принимающей всё за чистую монету.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

17

- И правда, словно сказка, - ворковала волшебница над этой побитой молью историей любви.  Элоиза так святилось, наверняка действительно любит, а вот в любовь Поттера верилось меньше. Взрослый мужчина, после смерти жены сразу бросается в брак с молодой девушкой, пускай и успевшей овдоветь, даже свободы не глотнул, не тряхнул стариной. Подозрительно как есть! Как пить дать, скрывает от дурочки все самое интересное, а она и рада верить в приторную любовь до гроба и вселенское счастье.
Невкусно. Надо будет понаблюдать за этой парочкой еще. Наверняка у таких может вскоре всплыть грязное бельишко, не бывает все так ровно и без скандалов. Увы, чистокровные слишком сильно блюли за сохранностью своей личной жизни и скелеты в шкафу привязывали. Для пущей надёжности.
- Ох, я благодарна вам за сам шанс, - покачала головой, растроганно улыбаясь. Конечно, она постарается, осталось написать статью так, чтобы она понравилась этой рыжей курице и не вызывала много вопросов у Поттера. Наверняка у последнего мозгов поболее, чем у юной невесты, а значит будет максимально избирателен и придирчив. Хотя какая разница? Есть шанс, нужно пользоваться и не обращать внимания на розовые сопли. Реальность сурова, а дурочка, сидящая напротив может стать неплохой разменной монетой для карьеры. – Приму любой ответ мистера Поттера, наверняка он примет верное решение.
Примет или нет, но контакт с Элоизой останется. Слабенький, тоненький, но настоящий. Сейчас у неё меньше возможностей, но выйдя вновь замуж – влияние окажется больше. Особенно если перестанет вести себя как идиотка на остальных светских приемах. С последним ей явно нужно завязать навсегда, иначе позора навлечет на себя массу. В это неспокойно время очень просто стать шутом, в среде голубых кровей всегда требуются те, кто будут развлекать публику. Осознает ли насколько подставляет своего жениха или думает, что все и дальше будет сходить с рук? Впрочем, это её первая ошибка, о которой знает Хани, все может быть не так плохо.
- Записала, - прыткое перо записало адрес, жирно выделив его подчеркнутой линией. – Обязательно займусь ей в ближайшее время, я даже придумала основные тезисы. – Отпила из бокала остатки своего шампанского и оставила его на небольшом столике, стоящим рядом с диванчиком. Она уже получила максимум из этого разговора, стоило поторапливаться и взять интервью у остальных очевидцах шоу, а если и повезет у самой ледяной королевы. На лице Элоизы тоже читалось желание закруглить все дела, взгляд её искал часы. – Нет, пока мне достаточно, думаю если что-то понадобиться – я отправлю совой письмо. Надеюсь, вы простите мне эту дерзость? – Скромно улыбнулась, с легкой смешинкой. А затем услышала то, над чем мысленно засмеялась. Безудержно, сдерживаться стало труднее. – О, мне тоже радостно. Не многие в высшем обществе действительно заботятся о природе и животных, даже когда жалуют крупные средства в фонды. Желаю вам приятного вечера и спешу откланяться. – Приподнялась и кивнув, обратила свое внимание на тол с закусками и на канареек, стоящих группкой рядом с ним. Вот её очередные жертвы.

Подпись автора

av от папочки <3

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [08.06.1978] О вкусах и моде светских львиц не спорят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно