Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » vinegar & salt


vinegar & salt

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

VINEGAR & SALT


закрытый эпизод

https://i.imgur.com/tUj3Sih.jpg
https://i.imgur.com/2mNXWoV.jpg

Участники: Alethea Belby & Anatole Rosier

Дата и время: 12 марта 1982

Место: госпиталь Св.Мунго, кабинет управляющего

Сюжет:
Фонд Чарльза Поттера арестован вместе с ним, и обескровленными, раздавленными оказываются все, кто связывал с ним свои самые глубокие чаяния. Элития, ошеломлённая произошедшим, измотанная допросами, до отчаяния доведённая открывающимися новыми перспективами, делает попытку получить дополнительное финансирование из активов госпиталя.
И оказывается вызвана на ковёр к начальству. Не к тому, что рядом с ней спасает жизни, как она посвятил себя помощи. К другому, к чужому, из холодного мира цифр и формул, рентабельностей и бюджетов.
Что ему нужно?

+3

2

Это был дом, а теперь - безжалостный зеркальный лабиринт. Не смотрят в глаза, но отовсюду взгляды, не говорят напрямик, но вслед, в спину нашептывают, склонив друг к другу головы, и шепотки вливаются в нарочито уверенную поступь шагов. Тянут непривычной тяжестью к концу рабочего дня, укладываются на расправленные плечи пыльной душной шалью, цепляются липкой паутиной, которую Элития вечерами соскребает в ванной, с остервенением растирая кожу жесткой щеткой.
- Все наладится,- привычно вслух Сизиф произносит ей и без того известное. Не потому, что в ней не уверен, а потому что произнесенное вслух это обещание сделать все возможное,- вот увидишь, дело пары недель и им надоест. Нам ведь не впервой быть объектами сплетен.
- Кого в наши дни удивишь адюльтером. На повестке дня новая животрепещущая тема,- слабо улыбается Элития, отпивая из чашки ароматный чай. Элизабет составляет дивные купажи, не доверяя чайным лавкам и продавцам. "Гадание на чаинках - мой хлеб"- смеется, когда ей выказывают восторг богатством вкуса и аромата.
- Зато адюльтер - долгоиграющая концепция. История Пожирателей слишком предсказуемо обрывается на Азкабане. Никакой интриги,- Сизиф осторожно подхватывает шутку, ведет разговор, уводит в сторону от болезненной темы. Как не быть ему благодарной, как не испытывать эту благодарность за каждый момент, когда он оказывался рядом? Элития отстраненно думает о том, что все могло быть иначе, повстречайся они с Сизифом раньше, чем это случилось на самом деле.
Позволяет себе так думать всего несколько мгновений, наблюдая, как ложатся на бумагу выписанные его рукой фразы и с какой непринужденной скоростью скользит перо.
Есть прекрасные вещи, которые менять - только портить, пусть даже мысленно.
- Не скажи,- она со вздохом отставляет чашку и массирует виски,- Кто-то ведь не пойман, кто-то избежит наказания. Такой простор для подозрительности, наветов, доносов на ближнего своего, - морщится неосознанно, как от горечи случайно попавшего на язык чайного листа,- ладно. Работа сама себя не сделает, верно? Нужно приводить в порядок...что еще можно привести в порядок.
Ладонь Белби ободряющей тяжестью ложится на плечо прежде, чем она покидает его кабинет. Путь через зеркальный лабиринт на четыре этажа вниз  под защитой этого оберега уже не кажется таким скверным.

Но вереница дней не перестает отдавать затхлым, искаженным, неправильным. Элития убеждает себя терпеть, приручает память, где хранятся ее маленькие секреты держаться на плаву. Приходящие с детьми матери не смотрят косо в девяти случаях из десяти - здоровье малышей им важнее кривотолков, к тому же имя Белби не полоскали на страницах прессы. Маленькие пациенты и вовсе выше взрослых бед, светлее и чище.
Где справедливость в том, что болезни их не щадят?
Где хваленная справедливость, когда потяжелевшими возвращаются те, кто прежде ушел своими ногами, а она ощущает себя мастером, лишенным привычных инструментов?
У Элитии отвратительный конец недели, кипы просмотренных бумаг, ворох отправленных служебных записок в попытке сотворить из воздуха жизненно важные детали, и несколько крайне запущенных случаев, требующих постоянного наблюдения. Она чувствует себя опустошенной к моменту,  когда после обеда на ее столе оказывается официальный пергамент с элегантным почерком начертанной просьбой посетить кабинет управляющего госпиталем в любое удобное время до окончания рабочего дня, но не позднее семнадцати часов тридцати минут.
- Кто-то же должен неукоснительно соблюдать рабочий график в нашем заповеднике трудоголиков,- Элития сцеживает тревогу в яд слов, обращенных к потолку, и решает, что нет смысла оттягивать неизбежное.
Тревога ускоряет пульс, точно тело куда лучше нее осведомлено о предмете будущего разговора. Белби с усталой обреченностью прокручивает возможные варианты, пока следует погруженными в послеобеденный сон больничными коридорами до кабинета управляющего. Кто-то из подопечных повредил госпитальное имущество баснословной стоимости? От количества расходуемых пеленок до небес взлетели счета за магическую чистку и обеззараживание? Детские диагностические простыни стоят в полтора раза дороже взрослых, почему бы вам не использовать взрослые?
Какого черта, миссис Белби, вам понадобились списанные артефакты для поддержки дыхания? - самый неприятный из вопросов, который она надеется не услышать.
- Не заняты, мистер Розье? - получив разрешение войти, Элития опускается в жесткое кресло с низкой спинкой и отстраненно наблюдает, как хозяин кабинета заканчивает работу с бумагами. Подпись размашистая, выверенная, такую не начертаешь в спешке. Человек, в полной мере осознающий свою значимость. Это легко читается во всем, от удобного кресла до идеально настроеных погодных чар, в безупречном виде, от кончика пера ручной работы до безукоризненно повязаного галстука. А у Белби чернила на кончиках пальцев, а из кармана форменной лаймовой мантии приталенного кроя выглядывает зачарованная игрушка нюхлера, которую она забыла оставить в кабинете, и которая, подобно своему живому собрату из мира магических тварей, уже навострилась на блестящую цепочку настольной лампы управляющего и вот-вот даст из кармана дёру.

[nick]Alethea Belby[/nick][status]Ты - моя вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/214/211858.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Элития Белби </a> </div> <div class="lztit"><center> 36 лет; H | 63 | N</center></div> <div class="lzinfo"> чистокровная<br>целитель - педиатр в госпитале Св. Мунго<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Meredith Battlefield (2021-10-13 02:25:14)

Подпись автора

напарник-умница <3

+2

3

Время — река.
Отдайся течению, плыви, не забывай лишь держать голову над водой. Отдайся и плыви.
Всё вливается в реку, всё растворяется в ней. Любую занозу, осколки, застрявшие в ране, которую никому никогда уже не очистить, любые сомнения, любую боль примет река, всё растворит, позволь ей течь, позволь себе плыть.
Розье не повторяет про себя мантру, не держит себя железно в потоке, но в минуты, когда ничто не вздыбливается внезапно изнутри, вынуждая трепыхаться, бороться с течением, что неизменно приводит к тому, что водоросли спутывают лодыжки, злые волны брызжут в лицо, дно тянет вниз, заставляя захлёбываться, и тёмные круги удушья разрисовывают затейливо мир, он умеет плыть и не думать.
Вернее, он думает, разумеется. Деятельный, хорошо структурированный рассудок никогда не замирает. У него всегда есть дела, календарь на тысячу лет вперёд забит — главное не вспоминать о том, что это бессмысленно.
Всё бессмысленно.
Не заняты, мистер Розье? — Элития Белби входит в кабинет, как всходят на эшафот.
И в жёсткое кресло против его стола садится, как садятся на трон.
Очаровательно.
Она невозможно красива, но Розье это давно известно, нет нужды отмечать заново каждый раз. В конце концов, её красота ничего не значит.
Очень многое ничего не значит из того, что занимает её жизнь. Из того, что отмечает изысканные черты печатью усталости и затаённой, задавленной, неизличимой внутренней обречённости. Розье хорошо знает, как она, обречённость эта, читается в лицах: в своём собственном ежедневно лицезреет, взглянув в зеркало.
Миссис Белби, — вежливо, сухо улыбается он, поставив подпись в документе и отложив перо.
Складывает руки перед собой в замок.
Многие порываются поименовать её «мисс», разумеется, но он хорошо их всех помнит, знает о них достаточно, чтобы с выверенной точностью выстраивать диалоги. А большего не знает — и узнать не стремится. У каждого спрятана в глубине зрачков бездна, Розье достаточно своей, вполне достаточно. Он в своей бездне нет-нет да тонет, и выбираться с каждым разом всё сложней, и к чему ему все эти чужие бездны.
Просто не смотри, не заглядывай в глубину.
Плыви. Отдайся течению.
- Рад, что вы нашли время ко мне заглянуть,у вас, безусловно, куда больше дел, чем у меня.
Куда больше дел, по-настоящему важных. Вы здесь все мир меняете.
А я — просто складываю и вычитаю.
И я, разумеется, не способен осознать, что, вычитая из числа число, — здесь, — могу ненароком вычесть из мира жизнь. И даже не одну.

Я ознакомился с вашей заявкой... — произносит Розье, придвигая к себе стопку документов, безошибочно быстро находит нужные и, вытащив, кладёт перед собой на стол, — С вашими заявками, — поправляет себя подчёркнуто.
Пробегает глазами заново, одну, вторую. Третью.
Прежде, чем я завизирую их, миссис Белби, хотелось бы, чтобы вы озвучили мне свои аргументы в пользу дополнительного финансирования. Сами понимаете, — ещё одна дежурная улыбка, чуть теплее предыдущей, — Казённые формулировки официального языка нередко искажают суть ситуации. За сухими цифрами стоят серьёзные вопросы, так что мне бы хотелось услышать от вас живое описание обстоятельств, вынудивших подавать запросы. Нисколько не сомневаюсь в том, что они весомы. Для чего, например, вашему отделению списанные артефакты для поддержки дыхания?

[icon]https://i.imgur.com/PziO59z.png[/icon][nick]Anatole Rosier[/nick][status]existence is pain[/status][info]<div class="lzname"> <a href="tayalive.rolfor.me">Анатоль Розье</a> </div> <div class="lztit"><center>52 года; S'44, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>Управляющий в госпитале Св. Мунго<br>[/info]

+2

4

Анатоль Розье в полном соответствии с занимаемой должностью похож на счёты. Дорогие, из благородных пород дерева или кости редкой магической твари, но без излишеств в виде встроенных чар. Выверенные округлые движения, аккуратно подобранные фразы, отстраненный взгляд. Идеальный...инструмент. Элития почти слышит тусклое и сухое "щёлк-щёлк-щёлк", пока он задаёт вопросы,  и даже улыбка на губах управляющего не исправляет дела - деревянные бусины счётов теплеют от прикосновения рук, ничего нет удивительного, что Розье на это способен тоже. В её присутствии теплели и не такие.
Элития склоняет голову к плечу, борясь с изнеможением и нежеланием объясняться, и начинает подбирать слова. Грудью отстаивать каждую запятую в требованиях к начальству - это по душе мадам Блишвик, даже грудь у нее для этого соответствующая,  а Белби который год кряду не возьмёт в толк, почему это вообще требуется. Почему это требуется объяснять теперь, когда только ленивый не судачит о том, какую змею пригрел у себя на груди госпиталь, да ещё брал у нее деньги, и что змее досталось по заслугам.
- Змее досталось, только от яда отчего-то гибнут другие,- Элития с силой сжимает пальцы в замок, считает до полудюжины и успокаивается. Надолго ли.
- Мистер Розье,- начинает, но не успевает проговорить ни одной из заготовленных фраз. Игрушечный нюхлер, примерившись наконец, в ловком прыжке из ее кармана оказывается на столе управляющего и повисает на цепочке настольной лампы. Инерция играет со зверьком злую шутку и он раскачивается точно маятник, то зажигая свет, то гася его, пища при этом во всю жадность. Цепочка слишком похожа на позолоченную, чтобы нахалёнок мог отказаться от добычи.
- Простите. Детям он нравится, но манерам игрушку не научишь,- Элития не может сдержать смеха, когда нюхлер, почуяв опасность от руки Розье,  спасается бегством по столу. Выверенные стопки заявок мгновенно оказываются злодейски спутанны, но Белби сочувствовать управляющему всерьез не станет. Ей впервые с начала недели весело и хорошо, это кажется неприличным почти, но и что ж. Минута смеха из выделенных ей тридцати не должна стоить дорого.
Жаль, что к теме визита всё же нужно вернуться. Розье на своем посту не первый год и в потребностях отделений осведомлен. Нужно только слегка освежить его память, ничего, на первый взгляд, сложного.
- Я не стану утомлять вас медицинскими подробностями без особой необходимости, мистер Розье,- сдержанная улыбка, говорящая, что она вполне ценит, как управляющий госпиталя занят. Ему наверняка не до лекций,- у меня наблюдаются несколько детей, страдающих от погребинного изнурения. Их трудно излечить, на это могут уйти годы и справиться с болезнью удается одному из пяти. Время от времени их состояние ухудшается до невозможности дышать самостоятельно, обычно это случается по ночам и может привести к трагедии. Дети попадают в госпиталь, но это месяцы вдали от родных, а со временем и дольше. Если ребенок не выздоравливает, однажды он сможет дышать только с чужой помощью. Артефакты, поддерживающие дыхание, стоят дорого, как и услуги частных целителей.
Она говорит, не отводит взгляда от Розье, но не видит его. Видит измученную мать малыша Андре, для которой каждый сикль на счету, а болезнь сына - гром среди ясного неба. А у Белби нет для нее ничего обнадёживающего. Несколько лет они все вместе продержатся, а дальше? Пугающая неизвестность. Если Андре не выздоровеет, то кто сможет ему помочь?
- Списанные же ещё прослужат, я справлялась у артефактеров на этот счёт. Их списывают задолго до того, как они приходят в полную негодность, таковы правила.
Такой артефакт и целитель, приходящий по необходимости, чтобы проверить ребенка - и у него будет детство, и будет шанс.
Если не на выздоровление, то на достойный уход.
- Это можно оформить, как дневной стационар. Или как отдельную выездную бригаду. Нa всё это требуется финансирование.
Элития смотрит в темные глаза управляющего и не может понять достаточно ли веский для него аргумент она привела. Ей не смахнуть со стола счёты, это она понимает. Любой идеалистический порыв должен быть оплачен. Раньше с этим не возникало вопросов, но раньше Поттер не числился арестантом.
Ее берет невольная дрожь омерзения и бессилия. Элития ежится, как будто от озноба, но в кабинете Розье всё ещё идеальная температура и не на что жаловаться. Стенать о несправедливости мира она здесь, конечно, не станет.

[nick]Alethea Belby[/nick][status]Ты - моя вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/214/211858.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Элития Белби </a> </div> <div class="lztit"><center> 36 лет; H | 63 | N</center></div> <div class="lzinfo"> чистокровная<br>целитель - педиатр в госпитале Св. Мунго<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Meredith Battlefield (2021-10-13 02:24:55)

Подпись автора

напарник-умница <3

+2

5

Какая забавная игрушка. Почему бы всем целителям в Мунго не носить с собой на приём к управляющему такого вот нюхлера? Разрядить обстановку, напомнить управляющему — что он всё ещё человек и всё ещё немыслимым образом жив, напомнить себе — что пришли не на эшафот и не в пыточную камеру. Мы ведь все здесь одно дело делаем.
И я же здесь ради вас.
Вон, у мадам Блишвик спросите.

Нюхлер раскачивается на цепочке настольной лампы точно лесной дикарь на лиане. Розье подхватывает его точным расслабленным жестом... то есть, он был намерен подхватить, но игрушка оказалась куда более прыткой, чем он мог предположить, и успешно спаслась бегством, спрыгнув на стол без изящества, но зато с заразительным задором. На мгновение у Розье из головы вылетает и цель визита Белби, и само её присутствие, и тем более числа в документах, которые с лёгкой лапы нюхлера оказываются перепутаны, и вопросы, связанные с этими числами. Привстав с кресла и не обращая внимания на то, что несколько пергаментных листов уже падают на пол сухими осенними птицами, пытается поймать зверушку с непривычным, давно оставившим его существо азартом. Он одерживает победу, выдвинув ящик стола и смахнув туда улепётывающего нюхлера. Ящик задвигает и удовлетворённо откидывается на спинку кресла, не запыхавшийся, но сверх обыкновенного улыбчивый.
Нарушитель побудет под арестом, миссис Белби, — поясняет он, похлопав ладонью по фасаду ящика, — пока мы с вами не окончим разговор. Он очень мил, но я рискую получить такую путаницу в документах, что мне её придётся разгребать до конца рабочего дня.
А моё время стоит дорого. Вы же понимаете.
Ему вовсе не хочется нырять в её бездну, он цепляется за свою улыбку, за нюхлера, что забавно возится в ящике, — там, к счастью, только писчая бумага и несколько перьев, и чёрт с ними, — цепляется с отчаянием утопающего, но выпускает из пальцев быстро: невозможно улыбаться, выслушивая это всё.
Но использование списанного артефакта, это ведь риск, — произносит он, поднимая на Белби внимательный взгляд, снова переплетая пальцы в замок, — Вы говорите, что их списывают задолго до того, как они придут в полную негодность, но ведь срок их использования не зря установлен именно так. Значит, один из них может работать хуже, работать неправильно, может начать... барахлить в самый неподходящий момент. А использующие их больные, имея такой артефакт в использовании, навряд ли обладают достаточно хорошими навыками артефакторов, чтоб распознать угрозу, наличие артефакта ослабляет их бдительность. Выдавая людям такие артефакты, вы не оказываете им... медвежью услугу, миссис Белби? Не лучше ли выдать... новые?
Он умолкает и смотрит на неё долго, ощущая, как впиваются ногти в кожу тыльной стороны ладоней.
Это что он сейчас сказал?
Что он предложил?
Он звал её, чтоб проверить необходимость затрат, на которые она вынуждает госпиталь, умерить их по возможности, а теперь — что? Предлагает потратить побольше?
Как вы справлялись с этой проблемой прежде, миссис Белби? Я не припоминаю подобных запросов за последний год. Прежней партии списанных хватило надолго?

[nick]Anatole Rosier[/nick][status]existence is pain[/status][icon]https://i.imgur.com/PziO59z.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="tayalive.rolfor.me">Анатоль Розье</a> </div> <div class="lztit"><center>52 года; S'44, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>Управляющий в госпитале Св. Мунго<br>[/info]

+2

6

Она могла ожидать от точно скроенного до последнего шва Розье сухой строгости, неудовольствия и даже небольшой отповеди - ещё бы, неучтенная переменная бессовестно ворвалась в мир упорядоченных цифр, попыталась испортить бумаги, заставила господина управляющего потратить впустую целую минуту его драгоценного времени. Ну а вдруг Белби допустила этот беспорядок нарочно? Элитии доводилось встречаться с начальством подобного рода и никакого удовольствия эти встречи ей не приносили. Не говоря уже о возможных осложнениях: с кабинетной крысы высокого ранга станется завернуть твое прошение просто с досады.
Но происходит нечто неуловимое - и строгие канцелярские счёты на ее глазах превращаются в зачарованные "пятнашки", таящие на деревянных гранях странный завораживающий узор, подвластный только рукам, но не магии. Сдвигай их, меняй местами, пытайся сложить цельную картину, а она только спутывается сильнее, заманивает увлечься. Розье движется с грациозной лёгкостью, темные глаза вспыхивают азартным блеском и охота его, кажется, забавляет; нюхлер уворачивается от ловкой ладони, пытается скрыться за массивным пресс-папье, но оказывается в ловушке и схвачен. Он ещё скребётся и возмущённо пищит из ящика, требуя освобождения, а Элития, улыбаясь, не отводит взгляда, дивясь неожиданному для нее преображению Розье и пытаясь увязать метаморфозы с обликом, ей уже известным. Искренняя, задорная улыбка управляющего, признаться, сбивает с толку.
Впрочем, ненадолго. Да, ее рассказ сотрёт улыбку даже с самого непринужденного лица. И это только одна из десятка трагических историй, усугубившихся с арестом Поттера.
- Среди родителей наших пациентов быстро не остаётся наивных и беззаботных, мистер Розье,- произносит Элития тихо, но веско. Усталость, отступившая было, вновь укладывает тяжёлые когтистые лапы на плечи. Она чувствует, как изнеможение ее вдавливает в жесткое кресло. Хочется потянуться, размять шею, податься вперёд - и уронить лицо в ладони. Она не позволяет себе ничего из этого.
- Они всегда настороже, и порой лучше знают, что делать с их детьми, чем целители, не имевшие опыта обращения с такими пациентами. Я уверена - они справятся с тем, что намерена им предложить...
Она не уверена в том, что предлагает ей Розье. Кажется, он не меньше ее ошеломлён высказанным вслух. Лёгкая, едва уловимая растерянность топит прохладную деловитость и Элитии приходит к выводу, что управляющий не из тех людей, кто играет в маскарад, примеряя одну личину за другой. Как пар и лёд - всего лишь разные состояния одной и той же воды, так и рачительный хозяйственник и задорный охотник на нюхлеров - просто две его интригующие грани.
- Я полагала, что госпиталю не до трат сверх бюджета,- прерывает затянувшееся было молчание первой, но строгий управляющий, приходя в себя, вновь перехватывает вожжи у растерявшегося.
Невидимые, они скорее ее пришпоривают, чем держат в узде самого Розье, ведь ей в этом приятном кaбинете рaзом делaется тошно.
- Вы не можете не знать...- ведь правда не может, не верится в то, что фонд Поттера ускользнул из-под цепкого внимания управляющего госпиталем. К чему тогда этот вопрос? - И если вы шутите, то крайне неудачно, мистер Розье.
Она смахивает с плеч лапы усталости и стискивает подлокотники кресла, выпрямляясь. В памяти услужливо всплывают обрывки гулявших по госпиталю слухов, от которых Элития, увязшая в расследовании аврората, старалась держаться подальше. А ведь поговаривали, что это управляющий донес - простите, предоставил информацию представителям закона, как честный гражданин,- на Поттера. Не потому ли задаётся вопросом, что вслед за аврорами подозревает и ее в нечестной игре?
- Все верно. Много лет эту проблему решaл фонд мистера Поттера, а не госпиталь,- ей все ещё мерзко, Мерлин. Когда же удастся изжить это гадкое чувство, соскрести корку намертво въевшейся грязи с рук? Элития, не отводя взгляда от Розье, не повышает голоса, но фразы вырезает с острыми гранями,- После его ареста все счета оказались заморожены, в том числе и средства фонда. Вы не знали, не слышaли об этом?
Дa ведь об этом треплятся нa кaждом этaже. Не зaметить можно только если сознaтельно зaткнуть уши.

[nick]Alethea Belby[/nick][status]Ты - моя вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/214/211858.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Элития Белби </a> </div> <div class="lztit"><center> 36 лет; H | 63 | N</center></div> <div class="lzinfo"> чистокровная<br>целитель - педиатр в госпитале Св. Мунго<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

напарник-умница <3

+1

7

Вы не можете не знать...
Чёртов Поттер.
В самом деле, как не знать. Убийца и преступник курировал фонд помощи детям. Какая... ирония?
Какой цинизм.
А теперь фонд обезглавлен и арестован. Перед законом все равны, и машине его нет дела до того, кому помогал фонд, принадлежащий Пожирателю Смерти. Счета заморожены. Этот лёд не растопить душещипательными историями.
Элитии неприятно: эту эмоцию она скрыть не может, тень отвращения искажает правильные черты. А может быть, она и не хочет скрывать.
Розье понимает, что неприязнь её вызывает мысль о том, кем оказался Поттер, но кажется отчего-то, что это он, Розье так ей отвратителен.
И если вы шутите, то крайне неудачно, мистер Розье.
Я уточняю, миссис Белби. Не имеет значения, что мне известно из других источников, сейчас я беседую с вами. Захочу послушать сплетни или иные истории про... мистера Поттера, — приглашу кого-нибудь другого.
Нюхлер в ящике притих, и повисшая в воздухе тишина лишена всякого подобия жизни. Розье хочется вернуть нюхлера. Раскрутить маховик времени, возвратиться в недавний момент, в то прошлое, где ему легко было улыбаться, и улыбалась женщина напротив него. Возвратиться и попробовать сказать что-то другое. Но никакое прошлое вернуть нельзя. Как канули в небытие прошедшие годы, так и минуты одна за другой срываются в ничто.
Чёртов Поттер. Чёртов фонд.
Впервые Розье задумывается о фонде как об организации совершенно реальной, об организации, оказывающей помощь. Настоящую помощь настоящим людям. До сих пор он воспринимал этот фонд как очередную игрушку Поттера, всего лишь деталь, аксессуар для полноты его образа благородного светского льва. Когда-то фонд ассоциировался с добротой Дореи... Но уже очень давно Розье не думал о том, что этот фонд может быть кому-то необходим. Не в качестве аксессуара. Но как средство выжить, иметь надежду на завтра.
Это же... Это же просто... Деньги.
Всего лишь деньги.

Итак, — Розье прочищает горло, опуская глаза на свои руки, — Госпиталь удовлетворит ваши запросы, однако это мера временная, необходимо что-то делать с фондом. Возможно, найти другой. Или найти человека, заинтересованного в роли мецената. Сейчас, после войны, многие стараются укрепить репутацию, подмоченную нежелательными связями. Вы... вы уже обдумывали эти перспективы, миссис Белби?
Собственные деньги Розье вдруг впервые в жизни чувствует как помеху, тяжёлые слои глины илистого дна, поймавшие в ловушку увязшие ступни и норовящие утянуть под воду. Он сам, Розье, — мог ли взять на себя обязательства фонда Чарльза перед детьми, которым он помогал? Вот, где скрывалась самая горькая ирония.
Розье помыслить не мог о том, чтобы прикасаться к тому, чем владел Поттер. К тому, что было с ним связано, вызывало ассоциации с ним у окружающих. Всю жизнь Розье намеренно дистанцировался от этого гриффиндорца. А теперь, отправив его за решётку, хочет взять под крыло его фонд?
Возможно... Возможно, это было бы справедливо.
Дети не виноваты...

Но он должен признать, что, думая о фонде, заботится не о детях, — они ни с кем из них не знаком.
Он думает об этой женщине, скрывающей в хрупких руках огромную силу. Женщине, сидящей напротив него.

[nick]Anatole Rosier[/nick][status]existence is pain[/status][icon]https://i.imgur.com/PziO59z.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="tayalive.rolfor.me">Анатоль Розье</a> </div> <div class="lztit"><center>52 года; S'44, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>Управляющий в госпитале Св. Мунго<br>[/info]

+1

8

- Захочу послушать сплетни или иные истории про... мистера Поттера, — приглашу кого-нибудь другого.
- Поговорите с отражением в зеркале? - бросает Белби раздраженно и, осекшись, вспыхнув, замолкает. Отворачивается от Розье, прикрывая глаза и с силой стискивая запястье,  начинает перебирать кольца цепочки браслета, мысленно их пересчитывая, ощупывая каждое звено, ощущая под пальцами шершавый рельеф. Раз, два, три, застежка, четыре...
Пауза затягивается на шее петлей аркана, но Элития не стремится ее нарушить. Что на нее нашло, зачем? Мерлин, это выглядит так, как будто она защищает Поттера, а ведь ее коробит от одного предположения, что это так. Им не стоило...не стоит разжигать конфликт на пустом месте, тем более ни она, ни Розье в этом не заинтересованы. Судя по всему управляющий приходит к сходным выводам и тоже сдается на милость наступившей тишине. Даже игрушечный нюхлер перестает метаться по своей импровизированной тюрьме, ожидая, кто из его пленителей очнется от неловкости первым.
Анатоль с собой справляется лучше. Элития  -не справляется, нет.
Она слишком измотана и слишком глубоким отпечатком осталось в ее памяти аврорское дознание, чтобы быть спокойной, выслушивая мысли управляющего. Белби не замечает, как оказывается на ногах, точно сквозь толщу ледяной душащей воды до нее доносится собственный надтреснутый голос:
- Нет, никогда больше. Ни в коем случае!
Она рассекает тишину своим телом, режет воздух быстрыми шагами по кабинету Розье, стремясь выплыть из омута чувств, в который внезапно провалилась. Места недостаточно, а ее душат слова и мысли, гремящей волной с едкой кипенью вздыбившиеся в сознании. Мысли и почти разочарование:
- Вы не слышите, как это звучит? Это звучит отвратительно! Дети - не прачечная, чтобы отстирывать грязное белье до девственной чистоты. "Укрепить репутацию", "нежелательные связи", о, хватит, хватит с нас одного Поттера! Хватит этого показного, лицемерия достаточно!
Лицо Розье, когда Элития, забывшись, упирается ладонями в его стол и склоняется ближе, далеко от равнодушия, и от гнева. Не застывшее, нет, оно притягивает ее взгляд, фокусирует мысли, и вдруг ей становится вновь стыдно за свою вспышку, за несдержанность, которой она от себя не могла ожидать и потому допустила.
- Простите,- шепчет, отступая от стола, вновь опускаясь в кресло и все же уронив горящее лицо в ладони. Как глупо, как же все это глупо.
- Я должна объясниться,-  желание объясниться выкручивает Белби руки, вскрывает ее острым ножом и разворачивает пестрой лентой. Ей не по душе такая открытость, но она распахнута и осыпалась по кабинету ворохом разноцветных лоскутов, и не может мгновенно все их подхватить и убрать из-под изучающего взгляда Розье Лоскуты мыслей и чувств носятся в воздухе; Элития продолжает говорить, отняв ладони от лица и не своя взгляда с управляющего:
- Понимаете, люди, с которыми я работаю...они на самой грани отчаяния.  Обстоятельства складываются так, что они готовы цепляться за любую возможность. Они готовы на все ради здоровья своих детей.,- как на все был готов Дамокл, в погоне за своим желанием исцелиться не обращавший внимания на такие мелочи, как чистота рук, протягивавших ему галлеоны. Воспоминание о муже болезненным спазмом сводит ладони и Элития, забывшись, трет побелевшие пальцы:
- Они уязвимы и я не хочу....не хочу, чтобы кто-то прикрывался ими. Использовал их уязвимость. "Обелял свою репутацию", паразитируя их горе. Мерлин, мне тошно даже думать об этом, мистер Розье. О том, что в любой момент аврорат может вновь заморозить счета фонда, вновь оставить их без поддержки, а то и начать допрашивать, таскать по застенкам только потому, что мы не сможем гарантировать, что средства фонда получены из надежных, ничем не скомпрометировавших себя источников. Их просто нет. Каждая хоть сколько-нибудь влиятельная семья в Британии может оказаться не чиста на руку. Как это проверишь?
Это что, слезы? Только не это.
Элития судорожно выдыхает, жмурится, смаргивая нежеланную влагу с ресниц. Слова истерзали ее изнутри, пока рвались на свободу и теперь ей больно даже дышать, не то, что продолжать говорить, развивая свои мысли, каждая из который отчаяние предыдущей. Остается искать вынужденное положение, в котором легче переждать эту злую клыкастую боль. Боль от бессилия.
-Я думала, да. Думала привлечь прессу. Благотворительные сборы для конкретных детей. С камуфлори по шерстинке на плащ, но это витрина, где дети будут выставлены...напоказ. И от этого тоже тошно.

[nick]Alethea Belby[/nick][status]Ты - моя вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/214/211858.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Элития Белби </a> </div> <div class="lztit"><center> 36 лет; H | 63 | N</center></div> <div class="lzinfo"> чистокровная<br>целитель - педиатр в госпитале Св. Мунго<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

напарник-умница <3

+1

9

Поговорите с отражением в зеркале? — бросает Белби, будто тяжёлый камень бросает в пруд, и Розье чувствует, как в ответ вздыбливается горечь со дна.
С тяжёлым всплеском пруд принимает камень, бегут круги. Вспыхнув, Белби замолкает. Розье, вспыхнув, молчит. Затягивается пауза, которую Белби сосредоточенно, нервно режет на мелкие кусочки щёлкающим шелестом пересчитываемых пальцами звеньев браслета. Розье наблюдает за ней, выжидая, пока умерит бег взбунтовавшееся сердце, пока осядет, стечёт краска с лица, пока успокоится водная гладь.
Ему удаётся привести себя в равновесие. Но его слова оказываются ответным броском камня. Он сам этого не ожидал, и взирает на подскочившую целительницу со слабым недоумением и нарастающим интересом. Это так внезапно, так болезненно, так остро напомнило ему о Дорее: спокойствие её чудилось незыблемым, она сохраняла невозмутимость в самых неожиданных, сложных, даже опасных ситуациях, она сохраняла трезвость рассудка там, где другие паниковали, сходили с ума от страха или не помнили себя от гнева. Но иногда Дорея взрывалась в ответ на что-нибудь по виду незначительное. Её задевало то, о чём он и помыслить не мог как о чём-то, что может задеть.
И вот этот голос, как он звучит: приглушённо, надтреснуто, будто бы не выдавая бушующей в глубине стихии. Тоже совершенно как у Дореи.
Проклятье.
Она добра — как Дорея, — и проницательна, — как Дорея, — она и красива, столь же красива, как и Дорея. Но то, что в ней привлекает его, то, что он ощутил прямо сейчас ещё более явственно и рельефно, — это вовсе не напоминания о Дорее, вовсе нет. В ней есть что-то родственное ему самому.
Мерлин, какая глупость думать об этом сейчас, как неуместно — всё это сейчас чувствовать, и ещё неуместнее — прямо сейчас это пытаться анализировать.
Он ничего с собой поделать не может.
И в глубине души понимает, что и не хочет.
Простите, — шепчет она, отступает от стола, падает в кресло и прячет лицо в изящных ладонях.
Будто бы ей стыдно. Будто это она сделала глупость.
Но глупостью сейчас занимается он.
Вы не должны извиняться, — произносит Розье, и это звучит так сухо, что на языке оставляет горечь, заставляя его поморщиться.
Я должна объясниться.
Нет, вы не должны, — он молчит, хотя видит, что ей неприятна, мучительна откровенность с ним. Продолжая её прерывать, он сделает только хуже, — здесь знание людей его точно не подводит. Слёзы, блеснувшие в её взгляде подобно острой стальной грани, ещё глубже и больней бередят взбаламученное его нутро.
Я... — сдавленно, глухо начинает он и делает паузу, пытаясь собрать в нечто внятное разрозненные мысли.
Не следовало бы говорить ей об этом прямо сейчас. Идея свежая, неожиданная, она требует взвешенного обдумывания, прежде чем будет озвучена. Он должен как следует всё проанализировать. Это слишком серьёзно, чтобы, очертя голову, нестись во весь опор: впереди может ожидать пропасть, о которой он не знает. Когда узнает, может быть уже слишком поздно.
Но её растерянность, измученность, её отчаяние, её слёзы вынуждают его говорить. Говорить прямо сейчас.
Я мог бы взять это на себя.

[nick]Anatole Rosier[/nick][status]existence is pain[/status][icon]https://i.imgur.com/PziO59z.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="tayalive.rolfor.me">Анатоль Розье</a> </div> <div class="lztit"><center>52 года; S'44, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>Управляющий в госпитале Св. Мунго<br>[/info]

+1

10

Разрушительная волна скатывается с берега медленно и неохотно. Она оставляет за собой смятые чувства, обломки прежней невозмутимости, тащит на глубину вдребезги разбитые фразы, звучавшие так убедительно, так точно, пусть и исполненные горечи. Элитии, устало откинувшейся в кресле для посетителей, кажется теперь, что всё ею сказанное было ошибкой. Не следовало давать воли чувствам, не следовало так явственно обрисовывать свои переживания. Они - чувства - не сделали всю глубину отчаяния больных детей и их родителей более доступной для понимания, едва ли достоверно перенесли их в мир, где над всем властвуют непреложные законы расходов и прибыли. Она опасается, что своей откровенностью лишь навредила делу - мало кто из мужчин столь непредвзят, чтобы подписать эмоциональность в смету со знаком плюс, а не минус. Они скорее спишут все на любовь женщин к преувеличению. Или ещё хуже - обзовут попыткой манипуляции.
- Я...- пытается, наконец, прервать затянувшуюся тишину Элития, подняв взгляд на управляющего. Осколки фраз кружат, кружат в потоках иссякаюших сил и стремятся укрыться в глубине, откуда она не станет вновь являть их миру. "Думаю, нам стоит вернуться к обсуждению позже" или "Не буду отнимать у вас времени, мистер Розье" - вежливый и лаконичный способ закончить этот мучительный разговор. Но их попытка нарушить тишину обоюдная, два местоимения неловко сталкиваются и повисают в воздухе друг напротив друга, как и их взгляды. Элития со вздохом кивает, приглашая Анатоля продолжить мысль.
И замирает, услышав его предложение. Странное, неожиданное, вызывающее подспудно смешанное горькое чувство: облегчение мешается с недоверием, усталость с желанием рассмеяться от разочарования, ведь она только - только сказала, что не может доверять в этом вопросе теперь никому из имеющих власть в этой стране. Никому из чистокровных.
И все же может быть ей удастся отыскать выход?
Элития сплетает онемевшие пальцы в замок, пристраивая на них подбородок и обдумывает слова управляющего. Что она знает о нем? О, далеко не так много, как было бы теперь полезно. Если верить слухам, то Анатоль Розье весьма состоятелен. Если доверять главному источнику достоверной информации в госпитале, а именно мадам Блишвик - состоятелен и холост, не имеет наследников и в порочащих связях не замечен. Впрочем, в последнем никто не мог бы обвинить и Чарльза Поттера - до момента, когда все его маски не оказались сорваны и растоптаны. Вновь рисковать и ступать на тонкий лёд хотелось бы испытывая большую уверенность, что Элития может позволить себе теперь.
И все же...
- Мой вопрос может показаться вам бестактным, мистер Розье ,- но ей нужно задать его, чтобы развеять сомнения в чистоте его намерений. Чтобы хотя бы на несколько шагов приблизиться к доверию, утраченному из-за Чарльза,- но я попрошу вас ответить прежде, чем мы вновь коснемся темы фонда. Верны ли слухи, что информацию, позволившую арестовать Поттера, передали аврорату вы?
Остаётся надеяться, что управляющий не сочтет ее вопрос проявлением нездорового любопытства, а желание основывать свои суждения на слухах глупостью.
- Поймите меня правильно. С тех пор, как погибла Дорея дела фонда во многих аспектах определяют мою жизнь. Для меня это не лёгкое увлечение и не элемент престижа, это дело, которому я готова посвятить всю себя. История с Поттером - мерзкая, грязная и вновь попасть в то же болото было бы прискорбно. Мы мало знаем друг о друге, мистер Розье. Я хотела бы доверять вам и верить в чистоту ваших намерений. Позвольте мне убедить себя - хотя бы таким образом.

[nick]Alethea Belby[/nick][status]Ты - моя вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/214/211858.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Элития Белби </a> </div> <div class="lztit"><center> 36 лет; H | 63 | N</center></div> <div class="lzinfo"> чистокровная<br>целитель - педиатр в госпитале Св. Мунго<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

напарник-умница <3

+2

11

Наблюдая за ее реакцией, Розье как будто удерживается за неё, отгораживаясь от зажужжавших в черепе мелких суетных пугливых мыслей... мыслишек. Что такое он только что сказал? Слова что птицы, улетели - теперь не поймать, не произнести обратно. Сказал - как в омут шагнул, но с каких пор Розье пугают омуты? Он на дне глубокого омута в песок зарылся, но не лежать же там вечно, не умирать же, право, когда где-то далеко, высоко, только затеплилась жизнь, пробился сквозь зелёную толщу солнечный луч, дробя подводное царство золотыми прожилками витражей.
Элития не набрасывается на его предложение изголодавшимся по воде путником - она замирает ящерицей в тени камня. Недоверие и усталость ложатся вуалью поверх её тонких черт, пока она сплетает в замок бледные пальцы, пристраивает на них точёный подбородок.
Она не доверяет ему. Разве странно, что ему это - тоже нравится? Ему, старому бобылю, закостеневшему в своём вынужденном, самостоятельно навязанном себе одиночестве, тоже нужно время, чтобы вытянуться, вылезти, всплыть, дотянуться до своих поспешных слов, до принятого уже решения. Розье благодарен Элитии за её молчание, позволяющее ему перевести дух, за чудесную, необъяснимую родственность её, зеркальность, ощущение которой никуда не пропадает - напротив, укрепляется, разглаживаясь тяжелеющей ровностью нетревожной воды.
Он знает, какой вопрос она задаст, потому никак не может счесть его бестактным. Он задавал бы такой же.
- Верны ли слухи, что информацию, позволившую арестовать Поттера, передали аврорату вы?
Розье отвечает не сразу, не успевает и измениться в лице - изучающем, внимательном, побледневшем, - и даёт ей возможность и повод продолжить.
Но ему не нужны её объяснения.
А впрочем, нужны.
От них становится странно спокойнее, точно тёплая вода касается его рук, пахнет озёрной тинистой свежестью. Когда звучит имя Дореи, произнесённое голосом Элитии, он ощущает тонкий укол в сердце и ещё - как будто видит, как слетает с Элитии органзой невесомый покров схожести её с его застарелой болью, что бередила рану и в то же время манила его.
- Эти слухи верны, миссис Белби, - отвечает он, выпрямляясь в кресле, - Впрочем, не совсем. У меня не было никакой информации. Я всего лишь предложил им проверить Поттера. Честно говоря, я сам не ожидал, что проверка даст вот такой вот... результат. Но также должен признать, что я не испытываю сожаления о случившемся.
Он умолкает в задумчивости, отводя глаза, думая об истинных причинах, побудивших его "сдать" Поттера - и об истинных причинах, побудивших предложить Элитии свою помощь. Не следует говорить ей ни о первом, ни о втором, но мучительно остро желание быть искренним и настоящим.
- Преступления должны быть наказаны, и отношения мои с Чарльзом к делу отношения не имеют. Моё желание помочь вам искренне, можете не сомневаться, я вообще редко берусь за то, что мне претит, а искать престижа или дополнительного дохода не стал бы - мне это ни к чему, - пожимает он плечами, поднимая глаза, - я не нуждаюсь и в прикрытии, в общем моя персона до оскомины скучна.

[nick]Anatole Rosier[/nick][status]existence is pain[/status][icon]https://i.imgur.com/PziO59z.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="tayalive.rolfor.me">Анатоль Розье</a> </div> <div class="lztit"><center>52 года; S'44, N</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br>Управляющий в госпитале Св. Мунго<br>[/info]

+2

12

Успокаивается, разглаживается водная гладь и зеркало ее поверхности позволяет взгляду нырять глубоко, чудится, что до самого дна. Хотя это, конечно, иллюзия - дно все ещё далеко, там темно и прохладно, там таиться может все, что угодно: и прозрачные зубастые твари, и склизский ил и обломки штормом разметанных кораблей, и кости тех, кто утонул в этих водах. Не страшно - думается Элитии, пока она слушает исповедь Анатоля, пока мало-помалу ее отпускает владевшее ею напряжение,- я не намерена нырять туда, к самому дну.
Мысль о том, чтобы позволить любым водам хоть раз ещё сомкнуться над ее головой, вызывает мурашки по коже и лёгкую тошноту близкой паники, которую она унимает, прикрыв глаза и дыша размерено и медленно. Вот ведь...так, верно, будет теперь всегда, раз не истерлось за прошедшие годы?
Ей не нужно касаться дна, что таит в себе Анатоль Розье, ей пока вполне достаточно того, что просматривается с ее надёжного плота, скользящего по невозмутимой глади этого озера. Для партнёров по делу может и не потребоваться знать больше. Партнёры зачастую общаются друг с другом на языке отчётов и распоряжений.
Пока ей не интересно, - Элития, открыв глаза, медленно кивает в ответ на слова Розье, показывая, что слушает,- не интересно, что за отношения связывают Анатоля и Чарльза, откуда бы мужчина мог бы предположить, будто Элития придает им значение, полагает весомым аргументом. Для нее единственно важным остаётся то, что Поттер оказался Пожирателем Смерти, а Розье с ними не по пути. Для чувств Элитии, для памяти об отце и ярости от того, что детей сделали щитом для прогнившей репутации, сейчас этого достаточно, для обескровленного фонда это главное - прочее не имеет значения.
- Преступления должны быть наказаны,- соглашается с грустной улыбкой,- только в нашем странно искаженном мире за чужие прегрешения нередко расплачиваются и те, кто безвинен. Я ни в коем случае не говорю, что сделанные добрые дела должны оправдывать или искупать причиненное зло или что следует щадить преступника, если под под его опекой те, кто не справиться с жизнью сам. Но я за то, что в каждом таком случае нужно избегать опасности причинить ещё большее зло. Если мы наказываем преступника, то количество зла в мире должно уменьшаться, а не наоборот.
Она тихо смеётся, прикрывая ладонью глаза и качает головой:
- Это ужасно, но я кажусь себе сейчас донельзя наивной. Возможно вам тоже, мистер Розье. Но это от облегчения. Я шла сюда опасаясь любых ваших слов. Мои опасения оказались излишними.
В коридор за дверью бурной рекой вливается шум шагов, многоголосье людского половодья, скрип колес, отрывистые распоряжения. Элитии кажется, будто она вынырнула на поверхность и только теперь стала различать привычные звуки суеты госпиталя, которые наверняка никуда не исчезали на время их с Анатолием разговора. Нужно возвращаться на рабочее место и она поднимается с неудобного кресла, легко и пружинисто.
- Пусть мне кажется, что вы изрядно преувеличиваете свою заурядность, мистер Розье,- она всё ещё улыбается, принимая из рук управляющего вызволенного из заточения плюшевого беглеца-нюхлера,- Не могу не отметить, что как никогда рада возможности предаться скуке. За последние сумасшедшие месяцы я научилась это ценить.

[nick]Alethea Belby[/nick][status]Ты - моя вода[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/214/211858.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="ссылка на анкету">Элития Белби </a> </div> <div class="lztit"><center> 36 лет; H | 63 | N</center></div> <div class="lzinfo"> чистокровная<br>целитель - педиатр в госпитале Св. Мунго<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Meredith Battlefield (2021-12-11 23:38:12)

Подпись автора

напарник-умница <3

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Архив альтернативы » vinegar & salt


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно