Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [15.06.1978] Будет ласковый дождь...


[15.06.1978] Будет ласковый дождь...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

БУДЕТ ЛАСКОВЫЙ ДОЖДЬ...


Закрытый на ключ эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/17/t959323.jpg

Участники: Эмма Фарли, Милисент Бэгнольд

Дата и время: 15 июня, утро

Место: Косая Аллея, Фонд "Бонифациус"

Сюжет:
Будут сладкими ливни, будет запах полей,
И полёт с гордым свистом беспечных стрижей;
И лягушки в пруду будут славить ночлег,
И деревья в цветы окунутся, как в снег;
Свой малиновка красный наденет убор,
Запоёт, опустившись на низкий забор;
И никто, ни один, знать не будет о том,
Что случилась война, и что было потом.
Не заметят деревья и птицы вокруг,
Если станет золой человечество вдруг,
И весна, встав под утро на горло зимы,
Вряд ли сможет понять, что исчезли все мы.

Подпись автора

Фонд "Бонифациус"
Почта благотворительного фонда "Бонифациус"

+1

2

После бессонной ночи мысли путались. И полноценному осознанию происходящего это, честно говоря, никак не помогало.
Пламя. Оборотни. Бобби. Крики. Пайпер.
Пайпер.
Что там делала Пайпер?
Эмма не плакала. Сначала ее уставший разум просто отказывался мириться с происходящим. Принимать это за действительность. Это же вполне могло быть просто сном. Страшным кошмаром. Ошибкой следствия. Чьей-то жестокой шуткой, в конце концов.
А потом стало поздно. Когда волшебница увидела как плачут тетя и бабушка, она поняла что дать волю слезам она уже не может. На лицах деда, мистера Стоуна и кузена застыли скорбные маски лишенные эмоций. Они все видели смерть куда ближе чем она. Но так близко и так страшно им, пожалуй, было впервые.
А Эмма пыталась понять, почему этот кошмар приходит в ее семью опять. И почему с каждым разом ей становится все страшнее.

Решение прийти в фонд было обдуманным. Можно было послать сову и сообщить о внеплановом и бессрочном отпуске, не вдаваясь в объяснения, Миллисент бы поняла (или смирилась). Но все эти события задевали фонд не менее болезненно (а может даже и более) чем семью Эммы. Оставить его просто так, отбросив все мысли у Эммы не получилось.
Она толкнула входную дверь на крылечке, которая уже была не заперта и выдавала наличие ее непосредственного руководства на рабочем месте. Хотелось привычно пожелать доброго утра и улыбнуться. Но уж что-что, а это утро невозможно было назвать добрым. Скорее страшным. Или подобрать к нему еще море иных эпитетов, с пугающими по смыслу оттенками.
- Здравствуйте, миссис Бэгнольд - отчеканила Эмма, встретившись взглядом с бледной женщиной. Миллисент показалась ей еще бледнее обычного - Я... Я даже не знаю с чего начать. - честно призналась она - будете чай?
Миллисент Бэгнольд была не из тех людей, кто не выпускает тебя из своих цепких пальцев, пока не вытрясет всю информацию до последней крупицы. Но, возможно, именно сейчас это бы пошло на пользу им обеим. Ей, Эмме так много нужно было рассказать о вчерашнем дне, прежде чем они перейдут непосредственно к делам фонда. И именно эта необходимость пугала ее сильнее всего.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+4

3

Подъем был ранним и страшным. То, что разбудило её, было настолько травмирующим, корежащим, таким жутким, что Милисент уже через четверть часа не помнила, кто принес весть. Журналист? И она что? Что-то сказала ему?
Стоя сейчас посреди кабинета, Милисент Бэгнольд попыталась восстановить в памяти минута за минутой, что же с ней сегодня произошло от пробуждения до этого момента. Это оказалось нетрудно, если бы дело было только в последовательном мысленном перечислении событий. Но невероятно трудно, больно, обжигающе - эмоционально.
Да, точно, это был журналист. Они даже были знакомы ранее и неплохо сотрудничали. И, черт, ей повезло, что именно этот парень прибыл к ней первым, вероятно, опередив остальных совсем не намного. Она была так ошарашена вопросом, что пригласила его войти. Не потому, что растерялась. Потому что он знал то, чего не знала она. Прогонять неразумно.
Через минуту она узнала, то, что знал он, а он узнал, что ей сейчас совершенно нечего сказать и нужно идти. После чего они одновременно вышли в двери. Для большей синхронности Милисент цепко держала парня за рукав. А поскольку вышла и аппарировала в Фонд она в домашней брючной паре, в которой вчера и уснула, то собственно, в этом она сейчас и была. Так, это сошлось….
Было очень-очень раннее утро, и было по-летнему светло. И, даже, кажется, тепло. Милисент казалось, что её сковало холодом. Но то был страх. Он сказал - там сотня трупов, и все оборотни. Сотня… и все… Да у неё под опекой не наберется сотни оборотней! Она поднялась по ступенькам, вошла в здание, в коридор, в кабинет. Она сняла печати с сейфа и открыла картотеку. Десятки карточек. Имена, адреса, коротко - суть затруднений. Почти у всех одно и то же: нужна работа! Нужно место в этой жизни, под этим солнцем. И еще немного человеческого отношения. Разве это много? С этим она могла им помочь. Милисент смотрела на карточки и пыталась осознать - они что, все мертвы?
Этот день начался для Милисент рано. К тому времени, когда они обычно открывали Фонд, она уже успела переговорить со многими людьми, написать десятки записок, получить ответы на них и на устные вопросы, переданные через помощников: жив, жив, не знаем, где, не можем найти со вчера… Не ответил Йен и еще несколько человек.
А он-то куда запропастился в такое время? Может, он поспешил туда? Мысль о том, что он мог оказаться среди погибших, Милисент отказывалась рассматривать вообще. Он не мог.
Когда в кабинет вошла Эмма, такая бледная, несчастная и решительная, Милисент как раз отослала своих помощников по очередным поручениям. На короткое время тут станет тихо. И если бы дело было в чае, Милисент, конечно, отказалась бы. Да какой чай, столько работы! Но дело было не в нем, а в том, что эта беда… все это… так жестоко ворвалось в их жизнь, так все перевернуло, так обесценило, что им просто обязательно нужно сейчас зацепиться за что-то привычное, чтоб окончательно не сойти с ума и не потеряться. И чай - это был сейчас их щит и их крепость.
Милисент поглядела на девушку спокойно и чуть продолжительнее, чем обычно. И ответила уверенным, хоть и негромким голосом.
-Да, Эмма, давай начнем с чая. Я буду заваривать, а ты - рассказывать. Или ты - заваривать и рассказывать. Кто?

Подпись автора

Фонд "Бонифациус"
Почта благотворительного фонда "Бонифациус"

+2

4

События прошедшего дня врезались в память с ноющей болью. но если бы Эмме предложили забыть все происходящее - она бы серьёзно задумалась. Можно забыть причиненное тебе зло, но от этого его не станет меньше в этом мире.
Гнетущее предчувствие было у девушки, когда накануне она отправляла Миллисент записку о том, что Бобби Дрейфус пропала. И хотя все они приложили максимум усилия для ее поисков, каждый хотел верить, что малышка проста заигралась или, на худой конец, заблудилась в лесу. С каждым часом тревожность добровольцев нарастала, а когда к делу подключился ДОМП, некоторые начали предполагать самое худшее.
Но даже у них не хватило воображения, что бы представить себе, насколько кошмарной окажется реальность.

- Я - коротко кивнула Эмма и шагнула к столику, где располагались чайные принадлежности. Чай был обычным делом в стенах Бонифациуса, только сама Эмма заваривала его несколько раз на дню для самой себя. А были еще другие сотрудники, Миллисент и множество посетителей, чей визит в эти стены затягивался.  Сделать чай волшебница могла с завязанными глазами и одной рукой.
Привычные действия успокаивали. Эмма взяла две чашки, отмерила заварку для чайника и наблюдала как закипает вода. Пожалуй, она бы предпочла помолчать еще немного, но в сложившейся ситуации это было лишним. Чем быстрее она начнет, тем быстрее они решат что же делать дальше. Фонду. Им.
- Бобби не пришла на обед и тогда миссис Дрейфус пошла искать, думая, что она заигралась у кого-то в гостях или на улице. Мы искали ее три часа без всякого результата, после чего обратились в ДОМП. Тогда мы еще не понимали что происходит, мы думали что возможно она заблудилась в лесу. Они задали нам несколько вопросов и сказали что мы свободны, а миссис Дрейфус осталась с ними, к ней было много вопросов. Мы продолжили поиски своими силами, но ничего не нашли. время шло, а новостей все не было. Зато появились новости о других пропавших людях.
Эмме не хотелось посвящать Миллисент во все детали с пропажей Пайпер прямо сейчас. Это мешало ей сосредоточиться на сути происходящего кошмара.
- Когда в Хогсмиде раздались крики "Пожар!" мы подозревали, что случилось что-то плохое, но как же далеки мы были от истины. Там было не меньше тридцати человек, миссис Бэгнольд. Я не знаю сколько всего, но много, очень много. Среди них Бобби и моя двоюродная сестра, Пайпер Стоун.
Что там делала Пайпер? Эмма до сих пор не знала ответа на этот вопрос. Ей казалось дикой мысль, что кто-то мог заподозрить в Пайпер оборотня.
- Мы не знаем как она там оказалась. Может быть она увидела преступников и они решили избавиться от свидетеля. Или что-то еще.
А что еще? Что могло стать причиной, что бы эти чудовища схватили школьницу, почти ребенка? Впрочем, Эмма уже знала, что для них не было разницы.
- Я думала, что ничего кошмарнее Рождества уже не увижу в этой жизни. - тихо добавила девушка.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3

5

Милисент поднялась с места и стоя, прислонившись бедром к столу, наблюдала за уверенными движениями Эммы. Не контролировала, смотрела так же, как люди смотрят на воду или огонь. Только на живые, перетекающие одно в другое, движения. Не огонь, хватит им этого…
О пропаже девочки она знала, еще вчера Эмма прислала ей записку, и Милисент как только смогла, направила к ним на помощь своего сотрудника. Не то чтоб здесь было мало работы. Просто пропажа ребенка - это то, от чего невозможно отмахнуться, невозможно просто кивнуть и - “ну ищите, ищите”. Помочь хоть чем-то, хотя бы так. И потому она знала - поиски вчера успехом не увенчались, продолжились, дело не осталось на общественных началах, там работали хиты. При всем желании она не могла бы сделать больше. Если бы не все случившееся, первым вопросом сегодня утром у неё было бы, нашли ли девочку. Но - Мерлин… она забыла! Из-за всего, с чего началось, чем продолжилось, от того, что продолжало происходить сейчас, вчерашний день напрочь стерся из её памяти.
Она медленно кивнула: да, она знает. Девочка. Значит, её не нашли… Хотя Эмма, занятая приготовлением чая, конечно, вряд ли могла видеть её.
А потом она кивнула снова и медленнее: значит, нашли…

Помолчала еще. Когда она была совсем юной, как сейчас Эмма… как Пайпер, и даже как малышка Бобби, её знали как девочку с богатым воображением и взрывным характером. За те десятилетия, что миновали после школы, характер пришлось здорово укротить. А воображение - оно уже почти без надобности. Милисент и так знает, что происходит с живыми людьми, если из них сложить костер. Знает, как это больно, и не имеет никаких иллюзий на этот счет. И - да, после  всех этих лет работы с чужими несчастьями, даже просто после своих собственных сорока лет жизни, похоронив дедушек, бабушек и обоих родителей, похоронив мужа, наконец, она отлично знает смерть в лицо. Её дыхание слишком явственно ощущает она на своей коже. Им всем было больно перед смертью. Боль - это последнее, что было в их жизни. Боль и ужас.
И эти боль и ужас они были сейчас внутри Милисент. И это было нельзя! Потому что  она не умеет жить с сильными чувствами, не умеет с ними справляться, они всегда её побеждают. Все глупости в своей жизни она сделала из-за чувств. А сейчас совсем нельзя чтоб глупости, сейчас - это сегодня, завтра, все ближайшее время. И еще сейчас - это для Эммы. Ей надо быть сильной для Эммы.
Ей снова надо быть сильной… Будто когда-то кто-то сможет однажды разрешить ей обратное!
-Догадки, версии и поиск истины - это работа следствия, - проговорила совсем не так уверенно и твердо, как собиралась, как надо было. Слезы с из глаз просто сморгнула, стирать их рукой - признавать, что они есть. -  А мы можем лишь оплакать тех, кого любили. И помочь найти тех, кто это сотворил.
Кажется, она справилась. Не с ситуацией, с чувствами. На самом деле, толку в слезах нет, это она знает точно. Но люди плачут от боли, выплакивают свой ужас перед будущим, боль, вину, кричат от горя, это нормально. Для неё это крик в пустоту. Для неё жизнь продолжается с плана: помочь найти. И дальше - сделать так, чтоб не повторилось.
Подошла ближе. Неловко, потому что совсем не научилась этого делать за все свои сорок с лишним лет, кончиками пальцев тронула Эмму за плечико.
-Чем я могу помочь тебе сейчас? Я очень хочу.

Отредактировано Millisent Bagnold (2022-01-06 21:04:11)

Подпись автора

Фонд "Бонифациус"
Почта благотворительного фонда "Бонифациус"

+3

6

Чайник весело закипел, совершенно не под стать моменту. Но на какие-то доли секунды это наполнило ситуацию смыслом. что бы не случилось - пейте чай. От него может стать лучше и уж точно никогда не станет хуже. Кипяток мощной струей запрыгнул в заварочный чайник, всполошив чаинки, которые тот час же окрасили воду в коричневый цвет. Эмма захлопнула крышечку заварника и расставив чашки на блюдца ждала когда напиток дойдет до нужной кондиции. Ждала сложив руки на коленях и отложив палочку на край стола.
- Спасибо, миссис Бэгнольд, но я думаю что сейчас нам полноценно может помочь только время. И, разумеется, следствие.
Ей казалось, что за прошедшие сутки даже тембр ее собственного голоса изменился. По крайней мере теперь ее собственные слова казались ей какими-то чужими. Звучащими глухо и безжизненно.
А что касается следствия... Все возлагали на него большие надежды, а сама Эмма ощущала себя растерянной. Они наверняка понесут суровое наказание (она слышала, что уже начались аресты причастных к трагедии), но ведь это не вернет Пайпер и Бобби. Не вернет еще больше двадцати человек. Или тридцати? Или кто-то говорил о пятидесяти? Неизбежно сравнивая события прошлой ночи с событиями Рождества, девушка ловила себя на мысли, что воспринимала происходящие совершенно иначе и пока не могла найти этому объяснения.
- Думаю, что сейчас нам лучше подумать как помочь фонду. У меня нет сомнений в том, что скоро мы узнаем о себе много нового из прессы. Не говоря уже о том, что теперь количество тех, кому нужна наша помощь увеличилась еще в несколько раз, по сравнению с Рождеством. Похоже работы у волонтеров будет с избытком.
Внезапно в памяти всплыла история с отцом Хани. Человеком, который не хотел принимать эту самую помощь, тем более от общества, которое его презирало. И даже более того, было готово разорвать на куски и сжечь. Но не был одинок: у него была дочь, готовая отстаивать его интересы. Но сколько их таких еще, до кого никому нет дела, пока не запылает костер из человеческих жизней.
Но даже тогда проще закрыть глаза и делать вид, что это тебя не касается.
- Вы собираетесь давать комментарии журналистам, миссис Бэгнольд?

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3

7

Девочка говорила верные слова, но верила ли в них на самом деле? Она вот, Милисент Бэгнольд, не очень сейчас в это верила. Следствие может найти и наказать виновных. Даже если не сразу. Однажды - найдет, а суд накажет. Но помочь… Этого следствие не может. Время притупит боль - да. Но сейчас казалось - все время мира бессильно. Сейчас оно было не союзником.
Ей когда-то, после смерти Генри, очень помогло просто выплакаться. Один раз, горько, громко, пряча лицо и бессвязные  бессмысленные слова на груди его друга, впрочем, она не знает точно, как анатомически называется то, куда она плакала. То был крик в пустоту, не ожидая ответа от высших сил, Небес и мира. Ей было потом очень стыдно за эти минуты слабости. Но её тайна была сохранена, и типа как бы ничего не было, значит, все в порядке. И она сама не спрашивала, каких моральных сил стоило это другу, который, между прочим, тоже потерял Генри.
Так что оказаться сейчас на его месте Милисент сейчас не смогла бы сама, да и Эмма - точно не готова сейчас бесконтрольно лить слезы. Не в тех они отношениях, не та ситуация. А вообще, похоже да, людям это помогает…
Она взглянула на часы - сколько у них может быть времени? Добровольцы обошли ближайшие дома и принесли вести от лондонских подопечных, теперь какое-то время им понадобится, чтоб добраться до дальних адресов и все выяснить там. Туда они посылались уже по двое, Милисент совершенно не готова была рисковать помощниками, тем более, добровольными. Но часы - какой ответ могли они дать? К ним в любой момент мог прийти кто угодно. Еще добровольцы, родные жертв, журналисты, сотрудники ДОМП. Вряд ли они успеют выпить то, что заваривает сейчас Эмма.
- Пресса сейчас волнует меня куда меньше, чем текущие дела. Наша первая задача - выяснить, сколько и кто из связанных с нами волшебников пострадал. Даже приблизительный список очень поможет в опознании. Следующая задача будет – понять, связаны ли с нами преступники. Если наш список и список жертв будет пересекаться…
Эти слова и эти мысли давались тяжело, но Милисент не могла не думать об этом. Она все-таки села на стул, где обычно садились посетители, и почувствовала, что уже несколько часов на ногах. А впереди еще часы и часы работы. Или дни…
-Мы были осторожны с информацией. И подозревать кого-то, не исключая себя, мне не хочется. Но если преступники как-то взяли списки у нас, обманом или иным способом… - Рука у лба. Голова кругом от этих навязчивых мыслей. -...это выяснится. И тоже должно помочь следствию. И, как ты думаешь, что я могу сейчас сказать журналистам? Чтоб оставили нас в покое и дали спокойно заниматься своими делами? Это ведь надо будет сказать вежливо, понимаешь, да?

Подпись автора

Фонд "Бонифациус"
Почта благотворительного фонда "Бонифациус"

+3

8

Миссис Бэгнольд оставалась собой совершенно в любой ситуации. И пусть знакомы они с Эммой были едва ли полгода, потребовалось не слишком много времени что бы сделать соответствующие выводы. Так и сейчас она оставалась той же непреклонной, не сгибающей под гнетом обстоятельств, готовой бросить всю себя во имя дела. Благо дел у них было хоть отбавляй. Медленно соображая, волшебница прикидывала сколько всего им предстоит сделать в ближайшие дни. Кажется ее первоначальные оценки были очень и очень скромными. Впрочем мысли о работе и ее объёмах помогали сконцентрироваться. Точно так же, как это было зимой, когда после ареста Миллисент Эмма осталась практически одна, плохо соображая что ей делать.
- Сейчас пресса будет жаждать сенсаций. Боюсь представить, сколько интересного они разроют относительно трагедии и причастных к ней. Семьям жертв тоже достанется, тут я даже не сомневаюсь.
От этой мысли на глаза навернулись слезы, которые Эмма сглотнула волевым усилием. Достанется и дяде с тетей и остальным. Но больше всего девушка беспокоилась за Дрейфусов. Ей страшно было представить, в каком состоянии находится мать бедной Бобби. И сколько еще ей придется выслушать на тему того, что она не уберегла свою дочь. Хотя разве можно было кого-то уберечь об звериной злобы?
Подошедший чай отлично помог смочить саднившее горло что бы она могла продолжить.
- Последние сутки здорово подкосили мою веру в людей, миссис Бэгнольд. Наверняка найдется хоть один, кто придет к нашей двери не за парой вежливых дежурных строк. Впрочем, возможно я тороплю события и пытаюсь начать решать проблемы, которые еще даже не случились.
Но мыслями Эмма уже погрузилась в анализ возможной утечки из фонда. Исключать такую вероятность на данном этапе было бы непрофессионально. Хотя, если выяснится что это так, у мисс Фарли были серьезные основания считать, что их с Миллисент закопают прямо здесь. И хорошо если закопают. последние тренды предлагали сжигать живем. Эта мысль как жвачка опутывала мысли и никак не девала полностью вырвать ее из своего сознания.
- Я подниму все данные по нашим подопечным и свяжусь с секретарем миссис Деметры Чан на тему последних событий в приюте. Возможно у них есть пропавшие среди штата или кто-то из родни воспитанников не выходит на связь.
Им предстоит услышать еще немало дурных вестей до заката.
- Миссис Бэгнольд, быть может нам попробовать привлечь прессу? Пригласим их к сотрудничеству и попросим поделиться информацией о погибших. Уж кто-то, а они уже наверняка уже разузнали больше, чем мы с вами. ДОМП вряд ли сообщит нам какие-то данные до официального заявления.
Еще один глоток и чашка опустела уже наполовину.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+2

9

Как она и думала, чай отлично возвращает в реальность, как бы неприглядна и полна забот она ни была. Несколько глотков чая, и Милисент сообразила, что домашний костюм - это совсем не то, в чем она готова встретить журналистов. Надо будет попросить в Пастушьей Сумке, в комнатах наверху мантию. Или даже запасной рабочий костюм. Там было несколько комплектов на разный случай.
Несколько глотков пустого чая - и она поняла, что не завтракала. Когда бы? И Эмма, наверняка, тоже. И не хочет. И наверняка откажется, если ей предложить…
Впрочем, Милисент сама о завтраке думала словом “надо”, а не словом “хочется”.
И тут же снова забыла.
-Да, ты права… - Милисент нахмурилась и отодвинула чашку. Не потому что достаточно чая. Потому что слишком много мыслей. - Мы должны защитить своих.
Но - как? Если сразу отрезать любую возможность разговора резким и уверенным “комментарии преждевременны”, хищники и правда кинуться на добычу послабее. Но, даже если найти верные слова, они и так туда кинутся, газет и газетчиков в этом мире слишком много. Ох, где же носит этого Йена, когда он так нужен? Ему так хорошо удается придумывать такие штуки! Впрочем, он наверняка там, где сейчас нужнее, так что давай сама, сама…
Конечно, не совсем сама. Как ни расстроена Эмма, как ни выбита из колеи, а дело ей сейчас по-видимому, все-так нужнее покоя. Мечется, ищет, нащупывает стержень. Боевую задачу, как шутил Генри. Хотя, так подумать - не очень-то он и шутил.
-Мы, конечно, можем заявить о защите интересов пострадавших семей… Но как бы мы не подали этим им идею первыми.
Милисент задумчиво намотала на палец тонкий светлый локон с виска. Намотала и подергала, будто это в самом деле помогло бы.
-Можем подключить добровольцев из числа тех, у кого достаточно сил и влияния.
Поначалу она хотела вовсе отмести идеи Эммы, а её внимание перенаправить, но подумав, поняла, что в её словах было не зерно, а прямо-таки целый орех здравого смысла. Вот только разгрызть его сейчас им по силам ли? Милисент помолчала еще немного, все накручивая на палец прядь.
- Эмма, милая, ты все-таки хочешь сама ввязаться в следствие. Не нужно создавать второй поток. Мы свяжемся с миссис Чан и узнаем, как у них обстановка. Но трогать далекую родню детей не станем, не наша компетенция. И дергать следствие по поводу приюта тоже не будем. Понимаешь, Эмма, безопасность приюта проверяли совсем недавно. И проверят снова. Он на контроле.
Хорошенько рассудив, Милисент не стала сообщать Эмме, что  приют проверяли как раз в связи с тем, что ожидали какую-то пакость в ближайшее время. Как же горько, наверное, было бы девочке услышать, что из-за досадной ошибки внимание было направлено не туда.
-Но пригласить прессу… ты же имела в виду “разумных ответственных журналистов”, правда? Даже я знаю нескольких таких. Надо обдумать эту мысль. Мисс О’Доннел, мисс Ллэйрд… нам надо набросать список. И сообразить, что же все-таки им сказать.  Где носит этого Йена, когда он так нужен тут? Ты не видела его в Хогсмиде? Ну вдруг, мельком.

Подпись автора

Фонд "Бонифациус"
Почта благотворительного фонда "Бонифациус"

+3

10

Эмме снова и снова казалось, что все ее попытки взять себя в руки терпят неудачу. Если дома она не хотела демонстрировать градус своего потрясения близким, то здесь девушку уже не беспокоило то, что это могут заметить. Мерлин с ними, ничем хуже сплетен это обернуться не могло, а поводов для последних нынче было в избытке. Она злилась на себя, что оказалась не такой твердой, как думала. Не такой собранной и не такой целеустремленной. Эмма не любила быть беспомощной.
Мысль о том, что в следствие можно ввязаться раньше почему-то не приходила ей в голову. Воспитанная дедушкой-охотником, она привыкла думать, что для такого ответственного дела, как расследование массового убийства, в министерстве есть специально обученные люди с опытом, умеющие выходить на след, находить улики, а так же просто складывать два и два. Но эти специальные люди все-таки были людьми. Штат ДОМП не был бесконечен, и со дня Рождества им вряд ли приходило в голову сидеть сложа руки. Так почему бы не помочь им в деле, в котором всего они заинтересованы, так или иначе. Впрочем, если этим мог заняться приют, пусть занимается приют. Она найдет чем заняться.
Но, как успела заметить волшебница, допивая обжигающий чай из чашки до самого дна, мысли миссис Бэгнольд сейчас лежали в какой-то плоскости, отличной от ее собственной. Говоря об одном и том же они не совсем друг друга понимали. Или не понимали вовсе.
- Нет, я имела ввиду всех неразумных, безответственных и тех кто готов пролезть без мыла в любую щель, в надежде разнюхать что-нибудь сенсационное.
Мисс О'Донелл в этом деле была бесполезна и вообще звалась журналистом лишь потому что ей хватало средств содержать собственное издание. Она поднимала правильные темы и говорила правильные вещи, но все это было приправлено такой нездоровой порцией свойственного молодой женщине идеализма, что все ее статьи Эмме хотелось запить чаем в большим количеством лимона. Мисс Лэйрд могла оказаться чуть более полезна, объяви она сбор информации и своем эфире. Но был вопрос, готова ли она обрабатывать ее, или просто весь ворох сердобольных оккупирует эфир, стремясь сообщить хоть что-то?
- Потому что пока мы с вами сидим и пьем чай, все эти люди уже узнали огромное количество информации и далеко не вся она влезет на первые полосы утренних газет. Подавим на жалость - она сглотнула подступивший к горлу ком, почувствовав, как то снова сводит судорогой - попросим их поделиться с нами информацией, которая может помочь пострадавшим.
Сказать "погибшим" у мисс Фарли не повернулся язык. Впрочем погибшим уже ничем нельзя было помочь. А вот их близким и следствию - еще очень даже.
Эмма не рассчитывала, что среди профессиональной прессы будут альтруисты, готовые выложить все бесплатно. Но во-первых, была готова послушать, чем обменяются друг с другом пришедшие (а это было неизбежно), во-вторых была не против и поторговаться за что-нибудь значимое, посулив не только слова благодарности в награду.
Она долила себе в чашку еще чаю.
- Нет, не видела. Вы посылали его к нам? Если нет, то не вижу особых причин, почему он мог там оказаться. В поисках, за редким исключением, участвовали местные и сотрудники ДОМП.

Подпись автора

"Чтобы управлять людьми, нужна голова: для игры в шахматы мало одного добросердечия."
Никола де Шамфор

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [15.06.1978] Будет ласковый дождь...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно