Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [19.06.1978] extracurricular class


[19.06.1978] extracurricular class

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

EXTRACURRICULAR CLASS


Закрытый (но подглядывать можно)

https://i.imgur.com/wh7wV0s.png

Участники: Альбус Дамблдор, Лорд Волдеморт

Дата и время: 19 июня 1978

Место: лес за домом Боунса, где происходит основное столкновение ОФ и ПС

Сюжет: Разговор на повышенных тонах без применения вербального метода коммуникации. В программе: факиры, заклинатели змей, ритуалистика по-гриффиндорски (от папки Марлин), трепет лимонных долек, торжественный звон крестражей и хор мальчиков-с-Зайчиком на соседней поляне.

PS: за красоту спасибо Фенриру

+12

2

За окном директорской башни мягко стелилась июньская ночь. В небе одна за другой зажигались звезды. Замок спал, тревожным, дерганным сном, в который то и дело проскальзывали уродливые тени очередной трагедии. Бессмысленных смертей, боли, слез и потерь.
Дамблдор встал изза письменного стола и подошел к распахнутому окну. Хогдсмид напоминал о своем существовании одинокими огоньками. Альбус отчего-то был неспособен избавится от уверенности, что один из них принадлежал брату. Аберфорт никак не мог себе простить заклинание улетевшее мимо в Рождество и стоившее укус оборотня девятилетней Бобби Дрейфус. А сейчас Бобби и вовсе не стало и Аберфорт взвалил на свои плечи еще и вину за это. Увещевать или утешать его было бесполезно, Аберфорт от этого становился лишь смурнее, а в его глазах зажигались слишком знакомые, темные огоньки. В их возрасте тыкать в друг друга палочками было бы верхом нелепости, затем он оставлял Аберфорта справляться с его горем самостоятельно и заходил лишь передать новости из ордена и убедится, что брат не погряз в пучину тоски безвозвратно.
После Аберфорта и Бобби, мысли автоматически завернули к Тому. Можно было, конечно, винить в демонстративным сжигании людей каких-то там фанатиков-борцов против оборотней, но как и в Рождество, само действие, его организация и локация казались выбранными слишком нарочно. Словно кто-то, где-то стремился не столько свергнуть существующую в Магической Британии власть, но продемонстрировать свою вседозволенность и даже пренебрежение к нему лично. Зачем еще было столь целенаправленно бить по школьникам и Хогвартсу в целом? Пойти в открытую атаку сил и уверенности при этом у нападавшего не хватало, а воображения для того, чтобы подгадить исподтишка более чем. Злопамятный, мнительный мальчишка, готовый сжечь мир вокруг лишь бы доказать, что он лучше, умнее, могущественнее. Слепец.
Дамблдор вернулся в комнату, где его взгляд скользнул к омуту памяти. Сейчас он ему был не нужен, краткое, мимолетное рукопожатие в министерских коридорах, вжатый в ладонь стеклянный флакончик, тщательно закупоренные в нем чужие воспоминания, все это запечатлелось в памяти даже слишком хорошо. Это то, что ты не понимаешь и никогда не поймешь, Том. Ты упиваешься своей властью, своем всесилием и даже не замечаешь, как рушишь основу на которой стоишь. Число твоих приверженцев быть может еще продолжит расти, но число это не единственное, чем измеряется сила, страх не способ укрепить лояльность и верность, а мне всего лишь остается, что решить, как воспользоватся твоим подарком лучше всего.
Он хотел заказать у домовиков чай и вернутся к работе, но провидение, будто считав его прежние мысли, решило иначе. Мелко завибрировала прикрепленная к поле мантии деревянная подвеска в виде дубового листика.
«Они здесь»
Ловушка у дома Боунса работала, к нему заявились гости, а среди этих гостей, как верил Дамблдор, должен найтись и один особенно ценный. Темный Лорд собственной персоной. Та самая обида, та самая мстительность, которая гнала его к показушной жестокости над совершенно невинными и никак не причастными к их отношениям людьми, сейчас должна была гнать Тома и к домику Эдгара, не оценившего по достоинству дарованную их величеством привилегию вступить в узкий круг приближенных. Предательство было личным, а значит и плата за него должна была быть такой же. Дамблдор в это верил и на это рассчитывал, по этому у ловушки у одинокого лесного домика был и еще один уровень. Для избранных.
- Фоукс, - негромко позвал старый волшебник и когда феникс опустился ему на руку, аппарировал.
Они оказались в лесу где-то за домиком Эдгара. Феникс тут же разжал когти и поднялся в небо, осмотреться, его примеру последовал и Дамблдор. По левую руку, сквозь  стволы деревьев виднелась лесная дорога, где-то спереди должен был находится дом,а по правую руку простиралась лесная чаща. В отличие от окрестностей Хогвартса, небо над лесом было покрыто тучами и слегка моросило, а стучащие по листьве капли маскировали звуки. Только на миг, ибо почти тут же слегка качнулась земля под ногами и где-то по ту сторону домика ухнул взрыв, к чему тут же присоединился отблеск огня, сперва лишь слегка очертивший треугольный контур домика, а потом и вовсе обрисовавший его характерными фигурными линиями адского пламени. Глупцы. И явно не под прямым контролем Тома, тот бы не рисковал потерей личной сатисфакции, но был ли он вообще тут?
Дамблдор взмахнул палочкой и прошептал, - Cor tenebris revelare.
Волна магии растеклось от него по подлеску во все стороны, оно уходило все дальше и дальше, мелкой рябью вернулась от куда-то слева, еще один отклик пришел как будто бы сверху, но ничего достаточно мощного, чтобы это мог быть Том и Дамблдор уже начал подозревать, что просчитался, что злость Тома на предательство все же оказалась недостаточно сильной. Внезапно чары натолкнулись на огромную преграду, резко отразились от нее и вернулись к источнику покалывающим на кончиках пальцах студеным эхом. Тут, все же, змееныш, не у дома, но все же тут. Дамблдор мягко улыбнулся в бороду. Значит,сработала и вторая ловушка.
Он начал обходить дом, держась ближе к дороге, но когда крыша здания вспыхнула еще одним, куда более мощным ударом адского пламени, они почти не удержался, чтобы не свернуть туда. Но нет, свои знали что делали, они справятся. Если потерять веру в это, то зачем было вообще их втягивать.
Ближе к озеру, когда горящий уже вовсю дом остался сбоку и даже чуть сзади, через кусты к нему повалил удушливый дым. Волшебник отмахнулся от него палочкой и дымовая завеса перед ним раскрылась, открывая вид на прячущееся среди леса озеро.
Где-то по ту сторону невидимой Дамблдору поляны, засверкали заклинания и волшебник чуть приподнял палочку, в надежде, что быть может различит кого-то из нападающих и сможет хоть немного, но облегчить участь своим.

+7

3

+

любовь не имеет срока давности, профессор ❤

Том глубоко втянул сумеречный июньский воздух, чувствуя как его прохлада разошлась по глотке первыми искрами будущего пожара. Адское пламя, узнаваемое с первых всполохов, озарило лесную глушь. Тонкие губы Риддла растянулись в улыбке, пожалуй, куда более откровенной, чем все те, что ему приходилось время от времени демонстрировать в соответствиями с требованиями социума. Грохот взрыва ещё гулял в лесных коридорах над озером, когда его остатки без следа поглотил густой ядовитый дым, когнитивные способности автора которого вступали в диссонанс с прикладной силой заклинания. Подготовка к обороне была очевидной, а вот чья сторона лишила обзора и воздуха всю локацию - оставалось загадкой. В любом случае, шаг был авантюрный, а следовательно и решения обещали быть интригующими. Риддл отвернулся - его мало интересовали клубы чёрного яда, коль скоро это не смердело догорающее тело Эдварда Боунса. На данной ярмарке талантов смотрины носили второстепенный характер, а вот хозяин вражеского шатра заставлял зрачки Тома расширяться при одной мысли о нем. Предвкушение. Липкое и волнительное, будто попытка заглянуть в рождественский свёрток, желая обнаружить долгожданный подарок… Он знал об этом лишь из книг, но был абсолютно уверен в схожести ощущений. Том был достаточно хорошим мальчиком, чтобы добиться желаемого. Тем более, что его подарок в данной ситуации уместнее вписывался в категорию «обязательных приложений». Старый спаситель, бездонный хранитель тайн и бессменный ориентир поколений - столько амплуа в себе мог сочетать разве что деревянный сортир за догорающим домом Боунса.
И Дамблдор.
Разумеется, он был здесь. Не мог не быть.
Мысль о том, что седовласый старик по-прежнему мнит себя ответственным за тех скачущих на противоположном берегу озера сопляков, часть из которых наверняка едва успели снять гриффиндорские шарфы, вызывала привычное недоумение: ВсеОтец, ВсеДержатель, готовый вымазать в чужой крови свои знамёна благих намерений, лишь бы они алели ярче да призывали больше таких же малолетних дурней, у которых центр справедливости необратимо сбит со школьных лет стараниями ВсеяДиректора.
О том, что сопротивление могло носить аврорский значок не было и речи - подобного рода мероприятия господин Крауч привык продувать с апломбом и фанфарами, чтобы после как следует разнести в «Пророке» несовершенный механизм Министерства во главе с подгнившей рыбой. Интересно было бы послушать его риторику сейчас, благо что министерское кресло не только открывает многие двери, но и закрывает особенно рьяные рты.
Задымление на том берегу стало таять, и пламя тут же взвилось к небесам, разрастаясь в дикого зверя, клокочущего яростью и пожирающего на своём пути всё сущее. Том выдохнул и прикрыл глаза - тонкий слух улавливал многое: он различал выкрики знакомых заклинаний, искаженные чарами голоса и хруст ветвей, вероломно стоптанных десятками ног. Кого-то несдержимо рвало. Этого хаоса не заглушал даже рёв Адского жара, не на шутку разошедшегося в ночи.
И все же, несмотря за приватный характер текущей встречи, нельзя было исключить появления отряда ДОМП - Риддл был уверен, что сигнальными чарами, равно как и другими барьерами, озаботились обе стороны. Что-то невесомое коснулось его, легко и непринужденно, будто один из рыжих сполохов огня отразился в зеркале озера - Том открыл глаза. Это не «звенелка» и даже не что-то похитрее. Он отлично знал, кому принадлежат эти слепо шарящие меж деревьев пальцы, зондирующие местность на предмет совершенно определённой материи. Наползающие на прибрежные кусты обрывки тёмного дыма распались без следа, обнажив едва различимый для человеческого глаза источник беспокойства. Огненная безна на том берегу теряла контроль, норовя пожрать собственного создателя. Дом рухнул, похоронив под собой горстку волшебников: своих или чужих - какая, по сути, разница, если цель вот-вот будет достигнута? Глаза Риддла поймали беснующийся отблеск спятившего пламени: Эдгар Боунс умрёт сегодня, и совершенно неважно, сколько голов придётся сложить для этого. Пешки и генералы - всех в кучу, в шаге от победы любая жертва теряет цену.
Узловатые пальцы Тома сильнее сжали палочку, кончик которой теперь был направлен точно в спину того-кто-не-нуждался-в-представлениях.
⁃ Avada Kedavra.
Четко и внятно. Зелёный луч взрезал сумерки моментальной вспышкой, едва заметной с той стороны озера, но куда более очевидной тому, кто искал компании на этом берегу. И, наконец, нашел.

+6

4

Кутающая все пелена магии словно приглушает звуки сражения у него за спиной. Но ему не надо видеть, не слышать, чтобы знать. Вскрики людей, вспышки заклинаний и всепоглощающее зарево адского пламени, он все это видел уже столько раз, что давно сбился со счету. Едкий дым и пепел над лесом, в поле или по среди разрушенного города. Падающие и снова встающие фигурки людей. Те, кто встать уже никогда не сможет. Усталость, злоба, страх, отчаянье, упрямство, боль, смерть и превыше всего одиночество.
Столько сгубленных жизней. Столько не прожитых часов. Столько погасших улыбок. Столько всего потерянного в пепле и руинах.
Никогда больше, так они, выжившие и прожившее это безумство, обманывали сами себя. Нет, верили. Им тогда была нужна эта надежда, это обещание лучшего мира, чтобы не остаться среди пепла и руинах навсегда.
И вот снова мир заволакивало дымом, снова падали и вставали фигурки, обрывались и рушились жизни, молодые и старые.
Никогда больше.., какими же наивными они тогда были. Еще вчера. Позавчера…
Он не мог знать, чем закончится сражение у лесного домика. Быть может горстке собранных им волшебников, которых кое-где так гордо кликали Орденом, удастся сразить пришедших по душу Эдгара Боунса людей в масках-черепах. Хотелось бы верить, но словно из небытия перед его взором возникали скептические лица Урхарта и Грюма. Обшарпанные в битвах, они правомерно считали, что отряд из школьного учителя, обливитатора и сборщика налогов едва ли можно счесть полномерной боевой единицей. Послал ли он их сегодня на верную смерть? Присоединится ли лицо Минервы, Эдгара и Карадока к лицу Маркуса, отца Марлин, и бесконечному число тех, кого ему пришлось похоронить в той другой войне? А Фрэнк, мальчишке бы собственный ресторан открывать, а не ловить преступников. Странно, но Доркас среди них стояла особняком, и грозила кошмаром скорее наяву, чем посмертно.
Том, ой, Том, не ужели это все стоит той цели, которую ты преследуешь?
Неужели ты не замечаешь, как рушишь все то, ради чего вообще стоит жить?
Ему хотелось верить, что эти вопросы еще имеют значения. Что где-то, когда-то Том еще сможет их расслышать. Или это он просто снова обманывал сам себя. Как тогда очень много лет назад, когда в такое же лето как это, в которое встретил Геллерта Гриндевальда. Как когда годы спустя, все почему-то ждал, что мир очнется от навеянного старым другом-недругом наваждение своими собственными силами. Как когда, стоя посреди разрушенного города, убеждал себя, что никогда больше.
Он уже свое отвоевал, на той другой войне. Он уже посылал на смерть столь многих, а фигурки все падали, вставали и снова падали. Мир все кутался в пепел. Они так ничему и не научились.
Выпущенная им магия рассыпалась о мощь того другого, не понимающего настоящей цены жизни. Ни чужой и ни своей.
Том, ой, Том…
Едва ли Риддл мог не заметить попытки его отыскать, но его самоуверенности хватало, чтобы проигнорировать тоненькие, лишь едва ощутимые нити магии, что их все еще связывало сквозь пространство, а теперь старик наплетал на них новые, сперва иллюзия воплощения, а затем чары невидимости. Плотно, еще плотнее, еще и еще, так чтобы вставшая по среди темного леса фигура была ничем не отличима от самого.
Нити магии жалобно дребезжали, но держались. Тьма сгущалась, сжималась и сжималась, впитывая в себя все окружающее, пока не превратилась в крошечную точку где-то у между лопаток.
Над головой предупреждающее вскрикнул Фоукс и мир взорвался зеленой вспышкой.
Авада прошла через чары воплощения, выдав обман, но старик все равно не удержался, позволяя иллюзии себя драматично вскинуть руки и опасть, рассеявшись лишь от воображаемого удара о землю. 
- Том, дорогой, - завершив представление, обратился к своему «гостью» Дамблдор, - неужели ты начал опасаться глянуть мне прямо в глаза?

+5


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [19.06.1978] extracurricular class


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно